Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1697]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2664]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4831]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2399]
Все люди [15194]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14517]
Альтернатива [9057]
СЛЭШ и НЦ [9087]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4403]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июнь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Любовь слаще предательства
Эдвард не жил вместе с Карлайлом и не знает, что можно пить не только человеческую кровь. Он ведет кардинально иной образ жизни. Как же он поступит, встретив Беллу?

Мужчина слова
Собираешься на свадьбу друга – накануне тебя кидает парень.
Знакомишься с горячим красавцем – он затевает опасную игру.
Эдвард однажды поймет, во что вляпался. Ведь Белла намеренно сводит его с ума своим поведением. И ее мучает один вопрос: действительно ли Эдвард мужчина своего слова? Или все можно переиграть и прийти к своему хэппи-энду?
Два человека. Одна цель. Кто сдастся ...

Отражение тебя
Любовь прошла? Исчезла куда-то… но Белла не торопится расставаться с Эдвардом, силясь понять себя и свои чувства… Как оказалось, не все так просто.

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что на сайте привлекает вас больше всего?
1. Тут лучший отечественный фанфикшен
2. Тут самые захватывающие переводы
3. Тут высокий уровень грамотности
4. Тут самые адекватные новости
5. Тут самые преданные друзья
6. Тут много интересных конкурсов
7. Тут много кружков/клубов по интересам
Всего ответов: 525
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Soulmatter / Все дело в душе. Глава 11. Рулетка революции

2020-9-19
16
0
ГЛАВА 11. РУЛЕТКА РЕВОЛЮЦИИ

Всем нравится идея побить все карты
В игре со слабым противником.
Но то, что ты видишь - совсем не то, что ты получишь.
Все играют в рулетку революции.
(Poets of the Fall)


Сентябрь 2103

Мое тело застыло, словно парализованное, отказываясь пошевелиться, как бы сильно я этого ни желала. И пока я стояла, совершенно обездвиженная, на губах Эдварда появилась эта знакомая кривоватая усмешка, которую я так любила, и он шагнул ко мне.
– Эдвард… – собственный шепот словно снял с меня чары, и я бросилась ему на шею.
Он подхватил меня, пошатнувшись от силы моего толчка, но устоял на ногах, стиснув меня в теплом объятии.
– Белла! – в его смехе слышалось удивление, смешанное с облегчением. – Полегче, любимая. Я теперь не настолько твердо стою на ногах, как раньше.
– О, Эдвард! – слезы жгли мои глаза, но я крепко зажмурилась, стараясь всеми силами удержать их. – Ты теплый! – выпалила я, не в силах больше удерживать под контролем эмоции, распирающие меня изнутри.
Это было чем-то совершенно новым, незнакомым, но столь восхитительным.

Он теснее прижал меня к себе.
– Невероятно… – выдохнул он и потерся кончиком носа о мою щеку. – Мне не хватит слов, чтобы передать весь этот момент… – прошептал он.
Меня осенило, что это первый раз, когда он может быть по-настоящему близок ко мне в моем человеческом обличии, не сдерживая себя. Сердце вскипело от радости за него. Я открыла глаза и встретилась с ним взглядом. Изумрудная зелень его глаз напомнила мне о том, как Карлайл отзывался о глазах матери Эдварда – какими прекрасными они были.
– Твои глаза… – ком в горле помешал мне сказать что-то еще.
Он лишь улыбнулся, приблизил свое лицо к моему и сердце сделало кульбит, когда его теплые, мягкие губы нежно коснулись моей щеки.
– Изабелла Мари Каллен, я хотел бы Вас поцеловать, если вы не против, – мягко спросил он, но от жгучего нетерпения в его глазах я потеряла дар речи, закивав вместо этого с таким воодушевлением, что он не смог сдержать смешок.
– Я люблю тебя, – прошептал Эдвард.

Когда он поцеловал меня, я ощутила себя героиней старого фильма 50-х годов, находящейся в полной власти мужчины, которому до смерти надоело ждать, и он нетерпеливо впивается в губы своей возлюбленной. Дело было не только в том, что он, вероятно, давно мечтал поцеловать меня так, пока я была человеком, но и в том, как давно я не отвечала ему с такой неконтролируемой страстью, что все мое тело пело, как струна.

– Снимите комнату, – за спиной послышался голос.
– Отвали! – парировала я, хотя смешок был готов вырваться из моего горла. – Комната у нас уже есть, и ты ввалился в нее без приглашения.
Эмбри пожал плечами и, подняв руки в примирительном жесте, направился к двери. Затем повернувшись и в притворном смущении прикрыв ладонью глаза, бросил:
– Вообще-то я пришел сказать, что Розали хочет тебя видеть.
– Скажи, что мир не вращается вокруг нее, – ответил Эдвард, не дав мне открыть рот. Я легонько хлопнула его по плечу.
– Полагаю, он вращается вокруг тебя? – я игриво приподняла бровь.
– Собственно говоря… - хрипло протянул он, снова склоняясь к моим губам.
- Пойду, достану для вас одну из этих табличек «Не беспокоить», - рассмеялся Эмбри, закрывая за собой дверь.
– Так, мы переезжаем, – серьезно произнес Эдвард, прижавшись своим лбом к моему. – Нас постоянно кто-то перебивает в самый неподходящий момент.
Мои глаза расширились в удивлении, и, отстранившись, я изучающее всмотрелась в его лицо. Он серьезно, или шутит?
– Ты серьезно? – неуверенно спросила я.
Он медленно кивнул.
– Да, я хочу начать новую жизнь с тобой, Белла, а мы не сможем это сделать, когда к нам заваливаются все кому не лень.

– Я не особо возражаю, – честно ответила я. Я и правда не возражала. Когда-то было именно так, но, возможно, я просто никогда всерьез не задумывалась об этом. Я знала, что у нас есть и собственный дом, так как нам хотелось немного личного пространства, хотя и не могла вспомнить, почему.
– И мы не можем заводить здесь детей, – он обвел руками комнату. – Так далеко от больниц, школ, общества… – он говорил с таким воодушевлением, что оно перебороло внезапный приступ паники.
Детей?
– Я…
– Не удивляйся так, любимая, – хмыкнул Эдвард.
– Н-но я действительно удивлена.
Откуда это все?
– Ты только что очнулся и уже решил, что пора переехать, а теперь ты говоришь, что хочешь д-д… – господи Иисусе. – Детей!
Его улыбка разбивала мое сердце.
– Нет, любимая. До рождения Несси я страстно желал этого, дальше же я просто хотел еще. Я провел столетие, мечтая о семье. А потом нашел самую чудесную женщину на свете, и она смогла подарить мне это. Время не меняет моих желаний, Белла.
– Она? – спросила я с нарочитым возмущением, вырываясь из его рук. Мне сейчас очень нужна была дистанция, и играть недотрогу было лучше, чем смотреть, как горят его глаза, когда он говорит о… детях!

Мне тут ближайшие несколько недель предстоит давиться детскими пюре, а он предлагает добавить в уравнение еще одного поедателя пюре. Нет, я была не против детей. Я хотела детей. Но… сейчас?
Комната начала кружиться, и я ощутила первые признаки надвигающегося приступа паники.
– Любимая, ты в порядке? – его брови озабочено сдвинулись, пока я безмолвно пялилась на его лицо. Он взял меня за руку и мягко усадил на кровать.
– Да, – кивнула я. – Я в порядке. Несколько ошарашена, но в порядке, не волнуйся.
Я не в порядке. Это слишком. Слишком серьезно и слишком скоро. Не то, чтобы это было чем-то невообразимым, но я ожидала – чего?

Конечно, Эдвард хотел еще детей. Это было вполне ожидаемо, и с чего ему бояться высказать это? Он был взволнован, само собой, и пока мой мозг психовал по малейшему поводу, его, вероятно, радостно обозревал все возможности, которые дарила новообретенная жизнь.
Я его жена, а он… он из эпохи, когда семья была фокусом всего общества. Я умная женщина, и это не должно меня удивлять. И не должно шокировать.
Разве он не показывал мне раньше, насколько важны для него такие вещи, когда настаивал на браке?

– Не обязательно делать это сейчас. Или даже через год. Белла, – он мягко взял мои руки в свои, – у нас впереди целая жизнь, и я никуда не спешу. Прости меня, наверное, это оказалось для тебя слишком.
Нет. Да. Слишком – и не слишком. Он и должен переживать тот же всплеск гормонов, как и я. Я сделала глубокий вдох, пытаясь взять эмоции под контроль.
– Я понимаю, Эдвард, правда, понимаю. Да, я немного ошеломлена… - немного?! – но это ничего. Я тоже этого хочу, но не сейчас. И не в ближайшем будущем. Нам еще столько всего предстоит, – я обхватила ладонью его щеку. – Давай разбираться со всем по очереди? Как насчет того, чтобы начать подыскивать хороший городок, или новый дом, или университет, или… или что-то еще в этом роде?
Этот ответ, похоже, его более чем устроил, и он одарил меня ослепительной улыбкой.

В моем животе нервы скрутились жгутом при мысли о переезде отсюда, но в то же время я не могла не ощущать легкого возбуждения от этой мысли. Я могу с этим справиться. А с детьми придется подождать до того момента, когда я перестану задыхаться при упоминании этого слова.
При первой же возможности надо запастись контрацептивами. Я не была уверена, что таблетки будут хорошей идеей при моих бушующих гормонах, так что остановимся на менее инвазивном методе. И тут до меня дошло, что Эдвард никогда не пользовался презервативом. Насколько я знала, их в то время не было, а если и были, то обсуждение явно относилось к табу.
Когда мои мысли обратились в этом направлении, щеки невольно порозовели, отчего Эдвард окинул меня любопытным взглядом.
– О чем ты думаешь? – спросил он, когда наши глаза встретились.
– Эммм…
Уголок его губ изогнулся в улыбке, мое сердце снова зачастило, и когда я не ответила, он лишь окинул меня оценивающим взглядом с ног до головы, словно догадавшись о ходе моих мыслей. Впрочем, я вспомнила, что больше он не может слышать биение моего сердца.
– Да, – вздохнул он, коснувшись пальцем моей заалевшей щеки, – мне придется снова всему учиться.
Я не была уверена, что он под этим подразумевал, но его рука начала так же нежно поглаживать мою шею, и у меня перехватило дыхание.
– Эдвард… – едва смогла проговорить я, и голос дрогнул.
– Да, любовь моя? – его взгляд удерживал мой, не давая отвести глаза, и мне не нужны были иные подсказки, чтобы понять, что было у него на уме.
– Знаешь… – начала я, но слова оказались похороненными под его губами, прижатыми к моим, языком, скользнувшим в мой рот, когда он уложил меня на кровать, поглаживая кончиками пальцев кожу под моей рубашкой.

Из головы моментально вылетели все мысли. Его столь нетипичное поведение застало меня врасплох, но я с готовностью погрузилась в наслаждение, в котором плавились все мои чувствительные нервные окончания. Но слишком скоро он отстранился и, прерывисто дыша, навис надо мной.
– Вероятно, неподходящее место… – извиняющимся тоном проговорил он, и я заметила, как покраснели кончики его ушей. Я невольно рассмеялась, заставив его покраснеть еще больше.
– О, Эдвард, – выдавила я между смешками. – Прости, я не хотела, просто…
– Все в порядке, любимая, – усмехнулся он в ответ.

Внезапно раздался стук в дверь. Эдвард окликнул гостя, и в комнату вошел Карлайл. Окинув нас взглядом, он улыбнулся.
– Я хотел взять анализ крови, чтобы убедиться, что все в порядке, – сказал он, и Эдвард неловко заерзал. Я бросила на него удивленный взгляд. Он что, боится игл?
– Ни слова, – приказал он, приподняв уголок губ, указывая на то, что его это не беспокоит. Или может, он не хотел себя выдавать?

Я и сама никогда не была любительницей крови, хотя мне и не хотелось выяснять, было ли мое отвращение к ней окончательно побеждено столетием, проведенным в образе вампира. Меньше всего мне хотелось это выяснять сейчас. Чмокнув Эдварда в щеку, я сказала, что отправлюсь приготовить нам поесть. Карлайл посоветовал зайти по пути в кабинет и прихватить список допустимых продуктов, который он для нас приготовил.

Пока я пробегала список глазами, Эмбри не сводил с меня изучающего взгляда. Некоторые ингредиенты списка заставили меня недовольно поморщиться, но в целом меня радовала перспектива приготовить нам с Эдвардом первый настоящий ужин.
– Как ты себя чувствуешь? – вдруг спросил Эмбри, когда я направилась к двери. Его вопрос озадачил меня и, собравшись отделаться стандартным «в порядке», я внезапно поняла, насколько легко и свободно себя чувствую.

– Я чувствую себя превосходно, – счастливо объявила я. – Намного лучше, чем утром. Тогда моя голова постоянно кружилась, – я подозрительно взглянула на него, заметив его задумчивое выражение. – А почему ты спрашиваешь?

Поколебавшись некоторое время, он все же ответил.
– В тебе что-то изменилось. Я ощущаю иные вибрации. И спрашиваю, потому что по сравнению с вчерашним днем разница очень существенна.
– Вибрации? – растеряно переспросила я.
Скрестив руки на груди, он уселся на край стола.
– Да, вибрации. Твоя энергия, – он выжидательно уставился на меня, оценивая мою реакцию так, будто ждал, что я на это скажу.
– Хм… – я не знала, что должна ответить, и задумалась обо всем, что могло взывать во мне какие-то перемены. – Ну, Эдвард стал человеком, все обошлось без осложнений. Этого уже достаточно, чтобы у меня гора с плеч упала. Ты это имеешь в виду?
– Не знаю, - он пожал плечами. – Я просто ощущаю перемены, даже если не понимаю, чем они вызваны. Впрочем, это хорошо, так что не надо на меня дуться, – он закончил разговор привычной усмешкой.
– Я не дуюсь, – начала защищаться я, хотя губы начали растягиваться в ответной улыбке.
– Вот об этом я и говорю, прямо об этом.
Я рассмеялась.
– Просто так вышло, – я пожала плечами, – Или ты хочешь сказать, улыбка мне не идет?
Задавая этот вопрос, я вспомнила, что так и было. По крайней мере, раньше. Так мне казалось.
– Иди, приготовь пюре, пока малыш не начал плакать.

При упоминании о детях моя улыбка исчезла, это навеяло воспоминания об Эдварде, желающем расширить нашу семью. У нас уже есть ребенок. У нас есть Несси.
Чего мне действительно хотелось, так это вернуться к учебе. Получить диплом, поступить в колледж. Улыбка снова вернулась на мое лицо, и я пылко поцеловала Эмбри в щеку.
– Спасибо тебе! – искренне сказала я и вышла из комнаты, оставив Эмбри ошарашено смотреть мне вслед.

Он был прав. Что-то изменилось. Мне хотелось бы сказать, что дело было в Эдварде, но в глубине души я знала, что это не так.
Я не могла толком ухватить эту мысль и предпочла отмахнуться от нее, хотя бы сегодня.
Мне было по-настоящему хорошо, и нет других причин.
Приподнятое настроение не покидало меня и по пути домой.
Когда я, наконец, добралась до дома, я изрядно устала, но и это не остановило меня. Сбросив обувь и пальто, я направилась в кухню и устроила ревизию полкам и шкафчикам.

В холодильнике обнаружилась рыба и, пока она размораживалась в микроволновке, я принялась за чистку картошки. После инцидента с лазаньей Эсме пополнила запасы необходимых продуктов, и я мысленно напомнила себе поблагодарить ее при встрече.
Рыба, сдобренная молоком и мелко нарезанным укропом, уже была в духовке, а я искала, в чем бы сделать пюре, когда послышался голос Джейкоба.

– Белла? – вопросительно окликнул он с порога.
– На кухне! – крикнула я в ответ и отвлеклась от поисков, чтобы поприветствовать его взглядом. Широко улыбнувшись ему, я снова стала шарить по шкафчикам.
– Пытаюсь найти миксер, но… – я добралась до глубин шкафчика и издала победный крик. – Вот он! Ой, нет… черт!..

Выскользнувшая из шкафчика миска приземлилась прямо на мою ногу.
Вытащив, наконец, миксер, я с победным видом поставила его на стол.

– Сегодня, мой друг, мы тебя опробуем, – торжественно объявила я и принялась отдирать наклейку, подняв, наконец, глаза на все еще не проронившего ни слова Джейкоба. Понаблюдав за его озадаченным лицом, я вернулась к миксеру.

– Ну да, я немного взволнована готовкой, – пожав плечами, улыбнулась я. – Если бы я знала, что ты придешь, я бы напрягла тебя готовкой пюре.
Я сузила глаза. Меня вдруг напрягло его нехарактерное молчание.

– Что-то не так?
– Ммм… нет… – его голос казался хриплым и непослушным своему владельцу.
– Я просто… Приятно видеть тебя такой… – молчание, – такой счастливой… – тон его голоса выдавал то, что это еще мягко сказано.
– О-о-о, Джейк… – вытерев руки о передник, обнаруженный в ходе моего рейда по шкафам, я обошла стол и обняла его за талию. Он напрягся, пусть всего на секунду, а затем его дыхание защекотало мою макушку, когда он обнял меня в ответ.
– Эй, я скучала по тебе, – прошептала я в его рубашку. Это действительно было так. Я не понимала, как скучала по нему, пока не ощутила, как его руки прижали меня к себе.
Я была почти уверена, что он едва слышно выругался, но была слишком увлечена звуком его бешено колотящегося сердца. Повисло молчание, и он нервно сглотнул.
– Я тоже скучал по тебе, милая, – едва слышно произнес он.
– Что такое? – спросила я в теплый кокон его рук.
– Просто… я просто хотел тебя проведать.
Поскольку он, очевидно, не собирался выпускать меня из рук, я подняла голову, чтобы заглянуть в его лицо. Поначалу он отказывался смотреть на меня. Замерев, глядел в одну точку, служащую ему невидимым якорем, тогда, прижав ладонь к его лицу, я заставила его посмотреть на меня, и тут же поняла причину его упорного нежелания встречаться со мной взглядом. В его глазах блестели едва сдерживаемые слезы.
– Джейкоб, – в моем горле встал ком, – что случилось?
На его полных губах играла задумчивая улыбка, и он лишь покачал головой, словно не мог поверить своим ушам.
– Ты же знаешь, что я люблю тебя, да?
Я кивнула, забыв, как дышать.
– Да. И я тоже люблю тебя, Джейк. Ты же знаешь, просто я…
Он мягко положил пальцы на мои губы.
– И ты знаешь, что больше всего на свете я хочу, чтобы ты была счастлива?
На этот раз я просто кивнула.
– Что бы это ни значило, – он снова сглотнул и продолжил голосом, хрипловатым от напряжения. – Я всегда буду стремиться к этому. У тебя всегда есть я – каждую секунду, когда бы я тебе ни понадобился. Ты мой лучший друг, Беллз.

Я сморгнула слезы, от которых у меня плыло перед глазами, и он мягко обхватил мое лицо ладонями.
Вся гамма чувств, пылающих в его тепло-карих глазах, прожигала меня насквозь, и я могла лишь стоять, не шелохнувшись, ожидая, когда он найдет в моих глазах то, что так отчаянно ищет.
Он наклонился и нежно коснулся губами моего лба.
Конечно, я солгала бы себе, отрицая, что какая-то часть меня была разочарована, ведь я любила его куда больше, чем должна была.
Но иногда жизнь оказывается совсем не так проста, как хотелось бы.
Сейчас я ощущала лишь тепло и умиротворение в капкане его рук.
Нам не нужны были слова, чтобы знать о чувствах друг друга, и я могла лишь надеяться, что со временем мы найдем дорогу к тому, что у нас когда-то было.

– Ты мой самый лучший друг, Джейкоб, – сказала я, когда, наконец, нашла в себе силы заговорить. Его бровь изогнулась.
- Да, – усмехнулся он. – Знаю.
Подмигнув мне, он выпустил меня из рук и направился к столу.
– Итак, тебе нужна помощь? – спросил он с полным отсутствием энтузиазма, что невольно заставило меня рассмеяться.
В этот момент раздался визгливый писк таймера плиты, и, поморщившись, я потянулась, чтобы выключить его.
– Можешь вытащить рыбу из духовки, – предложила я. – А я пока как следует взобью это пюре.
– Без проблем, – он шагнул к плите, пока я взялась за миксер.

Готовка заняла бы вполовину меньше времени, не будь здесь Джейкоба.
Мы чересчур увлеклись беседой о тех блюдах, которыми я смогу полакомиться через несколько недель.
Джейкоб признался, что не может удержаться от соблазна добавить в пищу Розали карри или паприку, а когда я рассказала, какой эффект пряная лазанья имела на меня, он замолчал. И наивно было полагать, что от отвращения.
Скорее он обдумывал все возможности заставить ее страдать.

– Шутки о блондинках уже приелись, – попытался оправдаться он, наткнувшись на мой осуждающий взгляд. – Нужно подыскать что-то еще.
– Как насчет того, чтобы простить ее? Джейкоб уставился на меня с таким искренним непониманием, будто я говорила на китайском.
– А какой в этом интерес?
– О, ну не знаю. Я просто подумала, что пора бы забыть о вашей вражде, как считаешь? – предложила я, упаковывая контейнеры с едой в рюкзак.
– И разрушить все веселье? Нет уж! Кроме того, – он с хитрой усмешкой наклонился ко мне через стол, – она втайне любит это. Это наша фишка, понимаешь ли. Плюс для Блонди любое внимание – уже что-то.
– Ты бредишь.
Он задумчиво поджал губы.
– Ага, бывает.

– Обещаешь вести себя хорошо? – спросила я, забрасывая рюкзак на плечо, и он смерил меня подозрительным взглядом.
– А что? Будешь мне угрожать? – уголок его губ снова пополз вверх.
– Эмм… нет. Я хотела предложить тебе пойти со мной, но если ты не способен вести себя как приличный член цивилизованного общества, тогда… – пожав плечами, я направилась к двери.
– А с какой стати? Не вижу тут и следа цивилизации, Беллз. А ты?
– Определенно не в этот момент, – подмигнула ему я.
– Ха, тоже мне, комик!
– Учусь у профессионалов.
– Ну, хоть чему-то ты научилась, – извернувшись, я пнула его по ноге.
– Моя девочка! – улыбнулся он сверху вниз, и, хмыкнув, я стала натягивать пальто.

***


По пути к лаборатории мы с Джейкобом не прекращали дружескую перепалку.
Мне вспомнились слова Эдварда о переезде, и сердце кольнула грусть.
Я не могла не задуматься о том, куда отправится Джейкоб и как часто я смогу его видеть.
Когда я взглянула переезд с этой точки зрения, живот ощутимо скрутило дурное предчувствие.
Все это время мы жили так близко, но не могли проводить время вот так, как сейчас, легко и весело, но – я напомнила себе – у нас будет возможность наверстать упущенное.
То, что мы не будем жить рядом, не означает, что мы потеряем связь друг с другом.

Я всеми силами боролась с тем, чтобы держать язык за зубами, но, все же, не сдержалась:
– Эдвард хочет, чтобы мы переехали.
Джейкоб сбился с шага, но быстро взял себя в руки.
– Его можно понять. Тут трудно побыть наедине, – ровным голосом заметил он. – Куда вы поедете?
– Не знаю, – ответила я. – Честно говоря, я не вижу необходимости переезжать, но это… Это не совсем подходящее место, если мы хотим вернуться в мир живых, – неловко закончила я.
По какой-то причине я не находила в себе сил сказать Джейкобу о другом желании высказанном Эдвардом. Это было бы нечестно – для нас обоих.

– И еще я хочу пойти в колледж, – быстро добавила я, прежде чем станет ясно, что я что-то скрываю.
Впрочем, зная Джейкоба, можно с уверенностью сказать, что, скорее всего, он об этом уже догадался. От него ничего не скроешь.
– Но я хочу остаться на Аляске. Мне здесь нравится.
Мне действительно здесь нравилось. Впрочем, нам надо было подождать; мы не могли никуда уехать, прежде чем я собственными глазами не увижу, что трансформация Розали прошла успешно.

– Аляска довольно большой штат. Что насчет Анкориджа? Там неплохой колледж.
– Откуда ты знаешь? – я бросила на него удивленный взгляд.
Он пожал плечами:
– У меня свое дело, Белла. Я же не сижу безвылазно на одном месте.
Мои щеки порозовели.
– Ах да, прости. Конечно, – само собой, я помнила об этом, но с каждым часом проведенным в человеческом облике я все больше убеждалась в том, насколько мало внимания я уделяла людям, которые были со мной рядом.
– Как твоя работа?
Мне было по-настоящему интересно. Когда я спрашивала об этом в последний раз? Я не могла вспомнить. Я не помнила очень многих вещей, особенно тех, что касались повседневной жизни.
– Дел невпроворот, но я улучу минутку, чтобы убедиться, что ты доберешься до своего бункера, и тебя не съедят медведи, – ответил он с широкой ухмылкой.
– Сомневаюсь, что сюда рискнут забрести медведи, но все равно спасибо, – улыбнулась я в ответ, и тут мне в голову пришло еще кое-что. – Ой!
Джейкоб испуганно замер.

– Белла? – на его лице было написано беспокойство.
– Ты починил мой пикап! – воскликнула я, бросаясь ему на шею. Когда мысли и эмоции перестанут швырять мое сознание из одной стороны в другую? Джейкоб сгреб меня в охапку, и я кожей ощутила рокотание смеха в его груди.
– Господи, Беллз, ты меня до смерти напугала!
– Извини, – пробормотала я, устало отметив про себя, что из глаз снова потекли слезы. – Спасибо тебе, Джейк! Это здорово. Нужно его опробовать как-нибудь, – я выпустила его из рук.
– Знал, что тебе понравится.
– Очевидно, я сама не знала… Мне очень, очень жаль, прости меня за все. Я знаю, что поминутно извиняюсь, и мне пора бы заткнуться, но я говорю это всерьез, Джейк. Я все улажу между нами, и тем самым, – я прижала ладонь к сердцу, – я торжественно клянусь, что стану лучшим другом, о котором оборотень только может мечтать.
– Вот обязательно тебе было вставлять эту часть про оборотня, да?
– Ну да, это налагает дополнительные обязательства, знаешь ли, с которыми не каждый сможет справиться, – я подмигнула в ответ на его усмешку.
И тут, словно желая подтвердить мои слова, он подхватил меня на руки и размашистым шагом двинулся дальше.
– Джейк!
– Стоит доставить тебя твоему муженьку раньше, чем он начнет формировать поисковую группу, – он пожал плечами и прижал меня к себе чуть теснее, чем следовало. И конечно, мне это понравилось чуть больше, чем следовало.
Будто именно здесь, в его руках, мне было самое место. И думать в этом направлении тоже не следовало.
– Джейк… – начала я, не представляя, как сформулировать то, что хотела сказать. Но ведь он мой лучший друг. Он заслуживал того, чтобы услышать это.
– Да? – отозвался он.

Мой взгляд начал рассеянно блуждать по окружающему нас лесу.
Темная кора деревьев, яркая зелень замшелых сучьев на искристой белизне снега…
– Знаешь, я никогда не была ярким приверженцем брака, – начала я. – В основном, из-за Чарли и Рене, но не только. Мне кажется, в половине случаев люди женятся лишь потому, что это тот логический шаг, которого все от них ожидают. Вроде это часть какой-то игры, подсовываемой обществом: повесить на стену милый семейный портрет, чтобы было, что показывать внукам. Но дело в том, Джейк, что брак – это обещание. Обещание, которое ты даешь не только перед богом, но и перед своей семьей, - чтить и любить человека, пока вас не разлучит смерть.

Его шаг замедлился, но он молчал, продолжая слушать меня.
– Ты можешь злиться на меня, потому что знаешь, что я люблю тебя, не меньше, чем я люблю Эдварда, но, Джейк, я дала слово, я обещала. И может, я была неправа, может, у меня ничего не выйдет – черт возьми, может, я была слишком молода, чтобы понимать, что делаю! – но, в конце концов, я подошла к алтарю, произнесла свою клятву и пообещала любить и чтить его, пока смерть не разлучит нас. Я не могу просто уйти. Я должна попытаться. А самая печальная часть в том, что за этот век где-то по пути я потерялась и так никогда и не сделала того, что обещала.

Теперь Джейкоб остановился, и я медленно повернула голову, чтобы заглянуть в его лицо. Его выражение однозначно дало понять, чего ему стоит сейчас держать себя в руках; он до скрежета зубов сжимал челюсти, не давая себе сказать то, что рвалось с его языка.
Он как всегда боролся с чем-то или с кем-то, и это было чертовски несправедливо.
Я не знала, какое будущее ждет каждого из нас. Я даже не совсем понимала, что представляет собой мое прошлое. Я не могла вспомнить и половины, но то, что я помнила, заставило меня внутренне содрогнуться при мысли о том, что я позволила себе упустить.
Я должна была быть счастлива, но я не могла даже вспомнить, что чувствовала, и могла ли вообще отделять одно от другого.

– Беллз… – глухо сказал Джейкоб, пока я незаметно вытирала рукавом мокрые ресницы.
– Я действительно была мертва, Джейк, но сейчас я жива. Я здесь, я чувствую и люблю, и мне больно при мысли, что ты так боролся за меня – как и Эдвард, – пока я… просто плыла по течению. Я не хочу быть одной из тех людей, которые затевают это все ради портрета на стене, Джейк, не хочу. Я лучше всего этого, я могу лучше, и так и сделаю.
– Белла, милая, я понимаю. Ты не обязана что-то мне объяснять, потому что я и так все понимаю. Понимаю. Только… – он сглотнул, – будь счастлива, хорошо? Это все, чего я хочу. Если для тебя это значит быть с ним, пусть будет так. Я просто…. не могу видеть, когда тебе больно, Беллз, просто не могу. Это убивает меня.
Я обхватила его шею и сжала его в объятиях изо всех сил, которые только могла в себе найти.
– Будет лучше, Джейк. Однажды все станет лучше, – тепло прошептала я в его шею.

Однажды мне больше не будет больно. Однажды.
То, как мы любим друг друга, обретет смысл. Так будет. Так должно быть.
Я просто не знала, как и когда это будет. Но будет.

– Я хочу, чтобы ты тоже был счастлив, правда.
– Я так люблю тебя, Белла, я… черт… - я ощутила, как он усилием воли заставил себя проглотить остальные слова.
Казалось, это для меня слишком. Будь сильной, мысленно приказала я себе, и попыталась заглянуть в его глаза, но он по-прежнему прижимал меня к себе, не позволяя сделать это.

– Дай мне минуту, Беллз, ладно… я просто… – по его телу пробежала дрожь, – господи… все хорошо…
– Джейк, – мягко позвала я.
Он сделал глубокий вдох:
– Да, я в порядке, – дрожащим голосом ответил он и несколько ослабил хватку.
Я неуверенно отстранилась, изучая его странное выражение.
– Точно?
– Ага.
Я вопросительно приподняла брови, но он ответил мне неуверенной улыбкой.
– И ты еще утверждаешь, что я не умею врать.
– Так и есть, – подтвердил он.
Я закатила глаза.
– Ну и ладно. Но я знаю, что ты врешь, – недовольно заметила я.
– Не-а.
– Упрямец!
– А ты нет?
– Не упрямее тебя.
– Ну конечно.
– Подумаешь…

Он усмехнулся уголком губ и двинулся дальше.
– Итак, Блонди следующая?
– Розали, – поправила я.
– Конечно, конечно...
Я вздохнула.
– Возможно. Наверное. А что?
– Да так, – он неопределенно пожал плечами.
– Конечно, конечно, – язвительно повторила я, скрестив руки с выражением капризного ребенка.
– Да брось, Беллз, капризы не идут женщинам твоего возраста.
– Я только что очнулась после столетия, проведенного в замороженном состоянии, у меня бушуют гормоны, как у подростка, я голодная, а ты удерживаешь мировое лидерство по обиде – так что мне можно.
– Не могу бороться с образом раскапризничавшейся двухлетки, но – как скажешь, милая…

Я ткнула его кулаком в плечо.
- И это мне говорит тот, кто строил планы методично травить Розали специями.
– Это называется сравнять счет.
– Это называется травля.
Джейкоб издал драматичный вздох.
– Ломаешь весь кайф. Скоро мне останется лишь гоняться за собственным хвостом.
Я не смогла сдержать смешка.
– Хотела бы взглянуть на это!
– А мы однажды спорили на этот счет с Квилом и Эмбри. Мы были в дозоре, когда… – он оборвал себя. – В общем, нам стало скучно, и Квил предложил пари – не спрашивай, как мы к этому пришли. Он заявил, что несмотря на то, что мы с Эмбри куда лучше контролируем свою волчью сущность, он может, – Джейкоб сам не смог удержаться от смеха, – погоняться за собственным хвостом, а потом пробежать по прямой. Полная чушь, сказали мы, и ему пришлось доказывать свои слова. Ну ладно, он принялся кружиться и кружиться, – он снова рассмеялся. – В итоге, у него закружилась голова, он сшиб нас с Эмбри с ног, а когда пришло время бежать по прямой, он не смог сделать и пары шагов, обратился в человека и заблевал всю поляну.

Я уставилась на его смеющееся лицо.
– Да брось, Беллз,– ухмыльнулся Джейкоб. – Я мог бы рассказать тебе кучу идиотских историй о Квиле. Эта еще одна из самых милых.
– Начинаю сомневаться в своем желании видеть это своими глазами, – вынесла вердикт я, что заставило его снова рассмеяться. – Хотя представлять ваши дурачества с Эмбри очень забавно, – я не смогла удержаться от улыбки.
– Что ж, твоя остановка. Сейчас я гляну, сколько набежало по счетчику, и… – я легко чмокнула его в щеку - … а впрочем, и так сойдет.
– Спасибо, – сказала я, когда он мягко поставил меня на ноги. – Было приятно поговорить, Джейк.
– Ага. И если тебе опять захочется поговорить, просто… даже не думай колебаться, ладно?
Я кивнула.
– Ты тоже, – серьезно добавила я. – Мне лучше зайти внутрь.

– Передавай привет Блонди и скажи, что я наготове, – подмигнул Джейкоб.
– Мне кажется, ты тайно запал на нее, серьезно. Это уже просто очевидно.
– Само собой. Это жгучая любовь-ненависть. Рада, что ты так хорошо приняла это, я ожидал вспышки ревности, но… – он пожал плечами. – Я бы пригласил тебя на свадьбу, но там просто не найдется места. Ты только представь: она, я, ее зеркало, мое эго…. Нет. Жаль, конечно, милая, но это не сработает.

Ну как можно оставаться с ним серьезной?
– Это пугает, Джейкоб, правда, – я снова рассмеялась.
– Не настолько пугающе, как образ, возникший в моей голове, – он передернулся. – Это так неправильно…
– Даже знать не хочу, – категорично высказалась я.
– Само собой, – выдохнул он. – Я и не планировал делиться этим, – он несколько взял себя в руки. – Ну, беги. Ты знаешь, где меня найти.

Улыбка все еще витала на моих губах, когда я вошла в комнату, но, к моему удивлению, она оказалась пустой.
– Эдвард? – окликнула я, направляясь к своему кабинету. Карлайл и Эдвард подняли на меня глаза, когда я вошла в комнату. Розали сидела на диване и напряженно вчитывалась в какие-то бумаги.
– Привет, Роуз, – я поставила сумку на пол и присела рядом с ней.
– Чем раньше мы с этим разберемся, тем лучше, – поморщилась она, втянув носом воздух.

– Согласна, – вздохнула я. То, как они прохаживались по поводу запаха друг друга, уже начинало надоедать.
– Как Эммет? – спросила я, расстегивая сумку и вручая подошедшему Эдварду контейнеры с едой. – Он готов?
– Не затыкается обо всех идиотских вещах, которые сделает и съест после превращения. Кто, бога ради, будет так восторгаться едой, от которой часами не слезешь с унитаза? – ее красивое лицо исказила брезгливая гримаса.
– Эммет, – констатировал Эдвард очевидное.
– Но он же знает, что ему это во вред, так почему…
- Потому что это Эммет, – подхватила я. – И не мешай ему. Он пожалеет после первого же куска, поверь мне.
– На твоем месте я не был бы так в этом уверен. Эммет был настроен весьма решительно, – заметил Эдвард, засовывая пюре в микроволновку.
– А где он? – просила я.
– Охотится с Джаспером, – ответила Розали, переворачивая страницу.
– А Эмбри?
– Ушел поесть, – сказал Эдвард, усаживаясь рядом со мной. – Сказал, вернется через час, чтобы помочь с Розали, – он с улыбкой накрыл мою ладонь своей.
– А что насчет тебя? Готов попробовать что-то съесть?
– Он готов. Я слышала, как у него урчало в животе, – раздраженно сказала Розали.
– И правда, хотя есть мне и не хочется, – хмыкнул Эдвард.
– Конечно, не хочется, – несколько резко ответила она. – Последние две сотни лет ты жил на несколько иной диете.

– Она нервничает, – заметил до этого молчащий Карлайл, обратив на Розали свой мягкий взгляд, когда та фыркнула, закатив глаза.
– И хочет есть.
Карлайл бросил на нее сочувственный взгляд.
– Тебе нельзя сейчас охотиться, Розали. Когда твой желудок заработает, ты почувствуешь тошноту. Может начаться рвота, а это вызовет дополнительные трудности, пока бы будешь без сознания.
Раздался писк микроволновки, и я поднялась к ней, чтобы вынуть пюре и поставить на его место рыбу.

– Поешь, когда проснешься, – сказала я Розали, продемонстрировав ей контейнер с едой. – Картошечка! ням-ням! – подмигнула я.
– Убери отсюда это ужасающее нечто, – поморщилась она, и я не удержалась от смеха.
– Прости, Роуз. Все будет в порядке. Ты будешь в порядке, – пообещала я.
– Да, да… – рассеянно ответила она и направилась прочь из комнаты. – Сообщите мне, когда они вернутся, – окликнула она из коридора.

– Бедная Розали, – вздохнула я. – Надеюсь, Эммет не слишком ее достал.
– Ты говоришь, будто о какой-то надежде еще может идти речь, любимая. Эммет – большой ребенок, смакующий каждую возможность позлить ее. Так что оставь всякую надежду, – Эдвард коснулся губами моего виска.
– Я думала, для того и предназначена надежда – для безнадежных случаев и отчаянных времен? Понятие «безнадежность» было придумано для Розали и Джейкоба, которые не могут перестать ругаться по поводу запаха друг друга. Вот тут точно не на что надеяться. Они слишком страстно ненавидят друг друга.

– Это как посмотреть, я полагаю, – задумчиво заметил он и приблизился к полкам, которые ломились от книг, скопившихся у меня за годы работы. – Тебе следует продолжить все это, любимая. Твоя миссия завершена, но у тебя просто талант к этому.
Я встала рядом с ним, пробегаясь пальцами по корешкам книг. Чтобы прочесть этот девятисот страничный медицинский справочник, мне потребовалось всего несколько дней, а сейчас я едва могла вспомнить, о чем он.
– Может быть, – я пожала плечами.
Я хотела учиться, но пока не продумала, чему именно
– А ты? Чему бы ты хотел учиться? – рассеянно спросила я, раздумывая о том, чем бы я хотела заниматься в жизни.
– Музыка, – тут же ответил он. – В Анкоридже есть неплохая программа. И хороший колледж, если ты захочешь.
Я улыбнулась.
– Джейкоб тоже говорил о нем.

Подняв глаза, я встретилась с вопросительным взглядом зеленых глаз Эдварда.
– Он составил мне компанию по пути сюда, – пояснила я. – Я упомянула, что хотела бы продолжить учебу, и он рассказал об анкориджском колледже. Может, – я заколебалась, пытаясь угадать реакцию Эдварда, – может, нам подыскать себе местечко в Анкоридже?
– Потому что этого хочешь ты, или потому что это предложил он? – несколько напряженно спросил Эдвард, и я задумалась, может, мне вообще не открывать рот?
– С чего мне основывать свой выбор на том, что говорит Джейкоб? Конечно, его слова натолкнули меня на мысли, но ты сам только что заговорил об этом колледже. А если там есть и музыкальная программа, … почему бы и нет?

Его нахмуренное лицо разгладилось, и он улыбнулся.
– Прости, любовь моя. Анкоридж – неплохое место для начала. А теперь, как насчет попробовать твою рыбу?
– Это не шедевр кулинарного искусства, но хотя бы нам не придется бороться за унитаз, – я закусила губу, стараясь не рассмеяться, когда он вопросительно приподнял бровь. – Прости, это на меня так действует переизбыток дошкольного юмора, которым насыщены все последние разговоры.
– Не то слово, – было все, что он сказал.

Во время еды – неторопливой и осторожной – мы решили исследовать Анкоридж и его окрестности. Оказалось, это не только удивительно красивый город, вольготно раскинувшийся в горах, но и очень чистый и тихий – что оказалось важным критерием для Эдварда.
Я никогда не думала о том, чтобы поселиться в крупном городе, и не задавалась вопросом, чисто там или нет.
Я как раз заканчивала распечатывать формуляры для поступления в Университет Аляски, когда в комнату вошли Эмбри, Розали и Эммет.
Если Розали нервничала раньше, то сейчас она была просто на грани паники, что делало совершенно невозможным контактировать с ней.
Эммет, с другой стороны, был в полном восторге, что лишь еще больше бесило Розали.
Я пыталась успокоить ее, но затем настало время игл, и я пожалела о своем намерении присутствовать при этом.
К моему удивлению, больше всего меня шокировала не кровь, а крики Розали.
Эмбри как всегда сохранял полную невозмутимость и ободряюще подмигнул мне, когда она затихла.

Мы все остались в комнате, а затем к нам присоединились Эсме, Эллис и Джаспер, и мы все стали ждать, пока Розали придет в себя.
Бессмертие приукрашает черты человека, но Розали с ее природной красотой это и не требовалось.
Как только ток ее крови и воздух в легких прогнали пепельную бледность ее лица, я была вынуждена признать, что холодная красота вампира не шла ни в какое сравнение с теплой притягательностью молодой женщины.
Эммет, казалось, ощутил то же самое, и Джасперу пришлось помогать Карлайлу и Эмбри выводить его из комнаты.

– Теперь он на собственной шкуре испытает все трудности, через которые тебе пришлось пройти, – сказала Эллис Эдварду, который не смог сдержать понимающей усмешки.
– Сомневаюсь, Эллис. Скорее всего, он использует это как возможность для новых неуместных шуток.
– Если вспомнит, – заметил Карлайл, возвращаясь в комнату. – Ему теперь лекарство нужнее, чем когда-либо.
– Настолько плохо? – шепотом спросила я, нервно оглянувшись на дверь.

– Терпение не является его сильной стороной, любимая, – сказал Эдвард, обнимая меня за плечи. – И хотя я понимаю, через что ему приходится сейчас проходить, Карлайл прав. Я не помню ни навязчивого своего влечения, ни агрессии. Думаю, эта часть нашего сознания активируется только тягой крови.
– То есть, тебя больше не влечет ко мне? – игриво поинтересовалась я.
– Это не одно и то же, – серьезно ответил он. – Мне больше не больно находиться рядом с тобой. Теперь все так, как и должно быть: невероятно приятно.
– Я рада, – я коснулась губами его подбородка, а затем потянулась к уху и шепнула: – Потому что я планирую быть еще ближе…

– У кое-кого здесь еще остался супер-слух, – напомнила Эллис. Я подскочила от неожиданности, и мое лицо залил густой румянец.
– Извини, – я закусила губу.
Эдвард прочистил горло.
– Да, кстати, я был бы не прочь вздремнуть. А ты? – он повернулся ко мне, и выражение его глаз просто не оставляло мне выбора.

Черт. Ну и где круглосуточная аптека, когда она так нужна?


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/112-38475-1
Категория: Наши переводы | Добавил: Manamana (23.08.2020) | Автор: Перевёл Голди
Просмотров: 191 | Комментарии: 3 | Теги: продолжение саги, Team Jacob


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 3
0
3 Танюш8883   (25.08.2020 05:14) [Материал]
Что-то я сильно сомневаюсь в самоконтроле Эммета. За то Эдвард с Беллой намерены сполна насладиться новыми возможностями. Спасибо за главу)

1
1 робокашка   (23.08.2020 21:31) [Материал]
crazy crazy Смешно!
Я думала, что чувства Беллы к Эдварду изменятся, уже изменились, приятно в этом ошибиться.

0
2 Manamana   (23.08.2020 23:11) [Материал]
Ну, у них столько новизны в отношениях , они опять, как молодожёны. Так что Джейк со своими чувствами совсем некстати.







Материалы с подобными тегами: