Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1697]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2664]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4831]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2399]
Все люди [15195]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14519]
Альтернатива [9057]
СЛЭШ и НЦ [9088]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4403]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июнь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Только вдвоем
Элис и Джаспер отправляются в романтическое путешествие на Аляску.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Bonne Foi
Эдвард обращен в 1918 году и покинут своим создателем. Он питается человеческой кровью, не зная другого пути... Пока однажды не встречает первокурсницу Беллу Свон, ночь с которой изменит все.

Прекрасное время для развлечений
Элизабет хочет всего лишь немного развлечься..

Секрет заброшенного поместья
С момента победы над Волдемортом минуло десять мирных для Англии лет. Отправленный по приговору суда в изгнание Драко Малфой возвращается домой. Однако стоило ему ступить на родную землю, как начинают происходить странные события, воскрешающие призраков далекого прошлого…

Dark child
Что если Белла, только на половину человек...

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Фанфики каких фандомов вас интересуют больше всего?
1. Сумеречная сага
2. Гарри поттер
3. Другие
4. Дневники вампира
5. Голодные игры
6. Академия вампиров
7. Сверхъестественное
8. Игра престолов
9. Гостья
Всего ответов: 574
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 26
Гостей: 17
Пользователей: 9
sofamochilina, Girlка, CHOCOLAD, Medik94, Bubble_Trable, zadortomsk, Nysna, Miss_Flower, sofiaalimova72


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Soulmatter / Все дело в душе. Глава 13. После бури

2020-9-22
16
0
ГЛАВА 13. ПОСЛЕ БУРИ.

…и теперь я цепляюсь за то, что знал.
Когда-то я видел разницу между правдой и ложью,
Но теперь ее нет…. Потому и держусь,
Потому и держусь изо всех сил за то, во что верил когда-то
(Mumford&Sons)


Апрель 2105

- Эдвард, - повторила я, – я с тобой разговариваю.
Он поднял взгляд от тарелки, где громоздилась замысловатая конструкция, сооруженная из гороха и маленьких морковок, которые я отваривала специально для него.
– Да? – ответил он с явно слышимым «я-и-в-первый-раз-тебя-услышал-но-мне-дико-скучна-тема-генетики-так-что-может-хватит?»
Во мне начало закипать раздражение, но я силой подавила его, сменив милой улыбкой.
- А ты знал, - начала я - что горох, который ты сейчас ешь, точнее, его прародителей, изучал один человек – бывший, по сути, монахом – Грегор Иоганн Мендель?
- Нет, не знал, – рассеянно отозвался Эдвард, подталкивая ножом укатившуюся горошину на свое место в создаваемом им шедевре.
Я склонилась к нему.
– В общем, этот парень, Мендель, был пионером в своем деле. И его работа, основанная на наблюдении за физическими свойствами гороха, - Эдвард слегка напрягся, но не оторвался от тарелки, - …за тем, как они передавались, из поколения в поколение, легла в основу современных генетических исследований.
Снова повисло молчание. Тихо закипая, я ждала, пока он посмотрит на меня. Он, наконец, смог водрузить три горошины друг на друга и посмотрел на меня с торжествующей улыбкой.

И меня понесло…
– Да перестанешь ты играть со своим чертовым горохом! Господи боже!
– Я слушал, – возмущенно заявил он. – Клянусь, я просто… - он замолчал, переводя взгляд с гороха на меня. Я выжидательно смотрела на него. – Я кинестетик*
– Что это, блять, такое? – раздраженно оттолкнув стул, я встала из-за стола. – Знаешь, Эдвард… впрочем, не бери в голову. Как я могла отвлечь тебя от твоего шедевра? – я ураганом выскочила из кухни и взлетела по лестнице, быстрее, чем мои разногласия с гравитацией мне обычно позволяли. Да, это по-детски, но я просто зверела, когда он не прикладывал ни малейших усилий, чтобы выслушать меня. И у него еще хватало наглости восторгаться своим «гороховым чудом»! Невероятно…
Изабелла Мари, пожурила я себя. Хватит.

Мои учебники лежали на столе, где я их и оставила, прежде чем пойти готовить. Была пятница, что значило, вечер я проведу за учебниками, а Эдвард – в джаз-клубе в центре Анкориджа. Он играл на рояле в группе, с которой познакомился во время своей учебы. Эдвард, как и планировал, обучался музыке, я же предпочла науку, в основном, генетику – как и планировала.

Как и предложил Джейкоб.
После того, как он попросил меня отправиться в Анкоридж много месяцев назад, я осталась лишь на два дня, чтобы упаковать вещи. Большую часть мы с Эдвардом уже перевезли, что-то отправилось на съемный склад, что-то – в магазины секонд-хенда, и совсем немногое украсило наш новый дом.
Мы оба согласились с тем, что лучше начать все с чистого листа, во всех смыслах слова.

Первые несколько месяцев после моего приезда в Анкоридж выдались достаточно напряженными. Каким-то образом я перешла от «я хочу новой жизни, пожалуйста, дай мне такую возможность» к статусу девятнадцатилетней студентки колледжа, живущей с мужем в доме, слишком большом для двоих, и не понимающей, как это вообще произошло.
Я потеряла контроль над своей жизнью, но была решительно настроена вернуть его. Конечно, это будет непросто, но я была готова сражаться.

Я была дико раздражена сейчас и не имела ни малейшего желания читать о решетке Пеннета** или моногибридном скрещивании***, но знала, что это именно то, что мне сейчас не помешает. Когда раздражение утихнет, я смогу спокойно погрузиться в чтение, и это будет не зря. Так всегда бывало, когда я не позволяла эмоциям взять над собой верх. Эти чувства, сталкивающиеся внутри меня, были похожи на борьбу доминантных и рецессивных генов. То, что один слабее другого, не значит, что он не важен, не нужен, или не проявит себя в самый неожиданный момент.
Так что я послала эмоции к черту и села за лэптоп, ощущая затаенное предвкушение и искреннее желание учиться.

Но, несмотря на благие намерения, сосредоточиться у меня не получилось. Когда Эдвард крикнул снизу, что уходит, я скользнула к окну и, осторожно отодвинув край занавески, выглянула через щелочку. Сегодня мне пришлось одолжить его машину, пока моя находилась в ремонте, и, хотя я была уверена, что поправила зеркала и сиденье под его рост, я надеялась, что ошибаюсь. Мне хотелось позлить и его немного. Мои надежды оправдались, и едва сев в машину, Эдвард выскочил из нее, потирая ушибленное о приборную доску колено. Он повернулся к окну, и я одарила его широкой ухмылкой. Понимаю, это было ребячеством, но когда он лишь угрюмо нахмурился в ответ, я игриво помахала ему ручкой.
Ты слишком зажат, милый, это поможет тебе расслабиться.

Попытки учиться на сегодня были исчерпаны, и, прихватив сотовый, я решила совершить рейд на холодильник в поисках моего нового лекарства от стресса: замороженного йогурта с черникой. Решив не мелочиться, я прихватила весь контейнер – трудные времена требуют трудных решений – и уселась на диван, завернувшись в плед. Несмотря на то, что за окном был уже апрель, было жутко холодно. Таковы прелести Аляски, в очередной раз напомнила я себе.

- Девять-один-один, что у вас случилось?
Я закатила глаза, поплотнее прижав трубку к уху.
- Нифево, – пробормотала я с полным ртом йогурта. – Все по-старому. Как у вас дела?
- Черт, лазанья в духовке, подожди…. Кто-нибудь уберет отсюда этого чертового кота, пока он не съел пирог Мэг? – заорала Розали.
Ей что-то ответили, но я не смогла понять, кто это был.
- … да я скоро рехнусь с вами!
- О, Рози, животные просто выражают свою любовь и признательность единственным способом, который им известен.
- Ненавижу кошек, – она снова отвлеклась на то, чтобы ответить кому-то, находящемуся в комнате. – Да, ненавижу…. Очень смешно, ты выбрал не ту профессию. Какая жалость! Лови!
Раздался истеричный кошачий мяв, сопровождаемый смехом Розали.
– Извини, - фыркнула она. – Я бросила в Джейкоба котом, и бедное животное впало в панику.
- Чей это кот? – спросила я, не в силах сдержать улыбку, представив себе эту картину.
- Племянницы Мэг, и эта тварь изгадила тут все на свете, – ответила Розали. – Мы несколько часов убили на этот торт, а чертова кошка сиганула на стол и слизала с него едва ли не все взбитые сливки. Гадость какая!
- Но коты милые!
- О, ты теперь кошатница?
- Нет, - фыркнула я. – Но коты все равно милые.
- Когда улепетывают от пса, несомненно, - задумчиво согласилась она. И что-то мне подсказывало, что речь идет не о настоящей собаке. – Итак… - вернулась она ко мне. – Что нового в мире генетики?

Я не смогла сдержать разраженного хмыканья.
- Потенциал для эволюции существует всегда, но не все особи желают его развивать, – ответила я максимально деликатно.
- Мозг мужчины безнадежно застрял в каменном веке, - признала она. Я согласно захихикала
- Я соскучилась, когда ты заглянешь в город?
- Дай-ка посмотреть, – пока она просматривала свой ежедневник, я отправила в рот очередную ложку своего анти-стресс-лакомства. – Тебе везет! В среду у нас с Ли запланирована встреча с клиентами в городе.
Ли? Прекрасно.

- В какое время? Моя учебная группа собирается в шесть, но возможно, мне удастся освободиться после занятий, часа в два.
- Черт, встреча назначена на час…. А что насчет ланча? Сколько у тебя времени?
- Час максимум.
- «У Арнольда» в 11.30? Я могу сделать заказ заранее, чтобы нас сразу обслужили.
- Ты просто спасительница!
- Стараюсь, - даже по телефону я слышала, как она улыбается. – Слушай, мне пора бежать. У Мэг день рождения, и Ли просто с ума сходит. У нее какое-то непреходящее отвращение к кухне, а я даже не начала накрывать на стол…. А ну прочь! – судя по звукам, на том конце провода развязалась нешуточная битва за пирог с котом. Или с Эмбри, что тоже было весьма вероятно.
- Пока, Рози! – со смехом попрощалась я.
- Пока, милая!

За прошедшее время мы с Розали сблизились еще больше.
Она стала мне сестрой, которой я буду держаться до последнего дня.
И боже, как мне хотелось сейчас быть там, с ними. Со всеми ними.
Я скучала по дружеским перепалкам, по тому, как Розали отчитывает Эммета, в чем, впрочем, нет ничего удивительного. Он ведет себя, как ребенок, 99% времени.
И черт, мне не хватало Эмбри и его философских теорий, какими бы дикими они ни были.
И Джейкоба. Моего Джейкоба, прошептал тихий голосок внутри, который я тут же подавила. Не мой, не Несси, ничей – только свой собственный или той, кому он сам решит принадлежать. И да, я хотела, чтобы он был моим, но это невозможно – ни здесь, ни там. Я замужем, и не за ним.

Остальная часть семьи, кроме Розали и Эммета, живущих в маленьком городке под названием Хоуп, расселилась в пригороде Анкориджа.
Элис с Джаспером, который по-прежнему страдал от демонов своего прошлого, хотя и шел на поправку, учились в Университете Аляски, и я встречалась с ними едва ли не каждый день, частенько забегая к ним по пути домой.
Карлайл и Эсме два месяца назад решили обновить свои свадебные клятвы.
Это была очень скромная церемония, но на ней были все наши.
Даже Джейкоб, Ли и Эмбри не смогли пропустить такое событие.
Эмбри жил недалеко от Хоуп, рядом с Джейкобом и Ли, которые вместе с Сэмом и Розали управляли автомастерской.

Для меня стало настоящим шоком узнать, что Сэм все еще здесь.
Он отказался рисковать жизнью Эмили и детей и отказаться от жизни волка.
Часть меня не переставала гадать, результат ли это запечатления или урон, нанесенный стае Квилетов семьей Калленов и мной лично, оказался слишком велик. Учитывая настороженность, с которой Сэм общался с нами, ответ лежал где-то посередине.
Девять лет назад он перестал обращаться, и ему пришлось пройти через три года сущего ада.
Джейкоб как-то немного коснулся этой темы и намекнул, что, по словам Сэма, превращение в волка первый раз просто детский лепет по сравнению с полным отказом от обращений.
Возможно, это было связано с его глубоко въевшимся недоверием к Калленам, поскольку Сет, встретивший милую девушку и много лет как завязавший с жизнью оборотня, обошелся без лишней внутренней борьбы.

А может, дело было в его альфа-статусе. Джейкоб предпочел не распространяться на эту тему. Быть может, он сам подумывал об этом.
У меня тревожно сжималось сердце, и я молилась, чтобы ни один вампир больше не ступил на земли Форкса или Ла Пуш.
Может, следовало дать решительный бой Вольтури и истребить их всех до единого. Я не думала, что кто-то из других вампиров решит объявиться в Форксе, но Вольтури по-прежнему беспокоили меня.
Это то самое смутное опасение «а что если…», с которым я не могла справиться, как бы сильно того ни желала. Похоже, с некоторыми вещами нужно просто смириться и принять тот факт, что они находятся вне моего контроля.
Например, как я каждый день учусь справляться с растущей пустотой внутри.
Ничто не помогало, но я не собиралась сдаваться.
Как я сказала Джейкобу много, так много месяцев назад: я могу стать лучше, быть лучше. И с каждым днем, с каждой неделей моя решимость крепнет.
Я жива и теперь понимаю – лучше поздно, чем никогда, – что мечтала спасти не только Розали, но и себя.

Забавно, как легко лгать самим себе.
И ведь нам никогда не бывает стыдно за эту ложь, как бывает стыдно за ложь другим. Почему?
Я не знала ответа на этот вопрос и, возможно, никогда не смогу его найти, но теперь я стараюсь всегда быть честной с самой собой. Это включает признание одной очень серьезной иллюзии, в которой я всегда умела себя убедить: я знаю, что делаю.
Как может восемнадцатилетняя девушка с нулевым жизненным опытом быть так в этом уверена?
И что еще хуже, о чем я только, черт возьми, думала? Я вообще думала?
Но все попытки вспомнить свою жизнь в Форксе с Чарли приносили лишь смутные образы, которые я не могла ухватить.
Я видела лишь призрак той девушки, которой я когда-то была.
И мальчишку с солнечной улыбкой и теплыми объятиями.
Иногда я видела пляж или гараж, ощущала терпкий запах водорослей, сырого дерева, машинного масла…

Я опустила глаза на контейнер расплывшегося йогурта.
В голове по-прежнему царила сумятица.
Я вздохнула и поднялась с дивана, чтобы сунуть его в холодильник, пока он совсем не растаял.
Пройдя на кухню, я заметила, что Эдвард оставил грязную тарелку на столе.
Как обычно. Неужели так трудно сполоснуть ее и сунуть в посудомойку?
И почему меня это так бесит? Потому что он постоянно это делает.
Как и забывает поставить молоко в холодильник после завтрака.
Или засовывает грязную одежду в корзину прямо так, как снял ее с себя, наизнанку. Черт, да забудь ты! Постаравшись подавить раздражение, я прибралась на кухне и снова села за учебники.

Я была целиком и полностью погружена в тонкости генной науки, когда меня отвлек тихий стук в дверь. Подняв голову, я встретилась взглядом с вошедшим Эдвардом.
- Я могу войти?
- Конечно, - я отложила книгу. – Как все прошло?
Он весь засветился от удовольствия и шагнул ко мне.
- Отлично! – радостно поделился он. – Соло Томаса было просто потрясающим, зрители просто онемели.
Томас был саксофонистом, о чем вы бы ни за то не догадались, встретив его впервые. Он был не только довольно низкорослым, но и тощим, как щепка.
Всякий раз, когда я слышала его игру, мне казалось невероятным, что он может извлекать из инструмента такие мощные звуки.

- Может, мне заглянуть к вам в следующий раз. Я давно не слышала вашу игру, - предложила я, но вместо ожидаемого энтузиазма получила достаточно равнодушный ответ.
- Белла, я знаю, что ты не любишь джаз. Не обязательно приходить только ради меня.
Я вопросительно приподняла бровь.
- Может, стоит попробовать еще раз, прежде чем окончательно махнуть на меня рукой, - заметила я игривым тоном, который показался натянутым даже мне самой.
Эдвард слегка приподнял брови и оперся на стол, скрестив лодыжки.
- Хорошо, если ты этого хочешь.

Не особенно, но мне показалось любопытным это отсутствие энтузиазма. Пока я медлила с ответом, его взгляд, блуждавший по комнате, остановился на моей книге.
- Удалось поучиться сегодня или проболтали с Рози весь вечер?
На моих губах заиграла легкая улыбка.
- Мы поговорили с Рози, но недолго. Она была занята приготовлением праздничного ужина для дня рождения Мэг. Ты помнишь ее?
Мы дважды побывали в Хоупе, и я находила этот городок самым очаровательным местом на земле, не считая Ла Пуш.
Эти воспоминания наполнили меня необъяснимой тоской и желанием снова вырваться в эти места.

- Ах да, шумная девица с очень колоритным языком, - припомнил Эдвард, даже не утруждая себя попытками скрыть свое недовольство. Ну вот, опять та же песня.
Пора сменить тему.
- Ну, это не столь важно, полагаю… - прикусив губу, я мысленно обругала себя. Какого черта я постоянно с ним соглашаюсь? Господи, горбатого могила исправит, горько подумала я. Так, Белла, успокойся.
Тем временем Эдвард взял со стола карандаш и принялся вертеть его в пальцах, выжидательно глядя на меня.
- Почему тебе нужно постоянно вертеть что-то в руках? – я отобрала у него карандаш. Хм, а ведь он постоянно так делает. Любопытно.
- Я тебе говорил, - просто ответил он, словно это сразу все объясняло. Заметив мое озадаченное выражение, Эдвард рассмеялся.
- Что?
- И кто у нас невнимательно слушает? – с легкой насмешкой поинтересовался он.
- А да, ты «кинестетик», - вспомнила я. – А как это связано с тем, что ты постоянно играешься с ручками и карандашами?
- Говоря простым языком: обучение через действие.
- Ах так, - я поняла, что любопытство берет надо мной верх. – Так значит, ты меня слушал?
- Ну, и да, и нет. Я знаю, что ты говорила о горохе, - ответил он с застенчивой улыбкой.
- Неудивительно, ты же с ними играл на протяжении всего разговора, - улыбнулась я. – Так ты узнал об этом в то время, пока был вампиром?

Эдвард хмыкнул.
- На самом деле, нет. Я узнал об этом от девушки в моем классе английского.
Она изучает основы начального образования, - пояснил он, но что-то в его глазах изменилось. – Мы как-то пообедали вместе, и она рассказала о своем занятии, где они изучали разные типы личности и то, как развить потенциал людей в зависимости от их особенностей обучения. Я объясню…
Я недовольно поджала губы, когда он потянулся к моему маркеру.
- …есть три категории, - не замечая моего недовольства, продолжал Эдвард. – визуалы, аудиалы, те, кто быстрее запоминает через чтение и письмо, и кинестетики, или… Как она их назвала?.. – он сжал переносицу. – а! тактильно обучающиеся. Причем объект, который они держат в руках, не обязательно должен относиться к теме обучения. Само действие подает мозгу сигнал, что вы заняты делом, и он включается на полную силу, помогая кинестетикам запоминать информацию, - закончил он с победоносной улыбкой.
Мило.

- Что ж, здорово, что хоть кого-то ты в состоянии слушать, - сухо ответила я, заставив его оцепенеть и бросить на меня пораженный взгляд.
- О нет. Нет, Белла, даже не думай. Наши проблемы никак не связаны с Лорен.
Имя на его губах звучало, как пощечина, и я встала на дыбы.
- Ах Лорен? Теперь это Лорен? – я поднялась из-за стола, выхватив маркер из его рук. – И что ты имеешь в виду под «нашими проблемами»? Ты считаешь, что у нас проблемы? Какого черта?
Дыши, Белла, дыши!

- На самом деле, считаю, - спокойно ответил Эдвард с таким превосходством в голосе, что я скрипнула зубами. – Посмотри на нас: мы вечно ругаемся из-за какой-то чепухи. И посмотри на себя…
- На меня? – едва не завизжала я от бешенства. – Это не я обедаю с Лорен!
Я чувствовала, как мое лицо буквально горит от унижения.
- О, Белла… - снисходительно протянул он. – Разве я один тут провожу время с представителями противоположного пола? В твоей группе полно парней, а сколько раз я слышал «Джонас сказал то-то» или «представляешь, что сделал Стивен»?
И не будем забывать о часах, которые ты проводишь, перебрасываясь смс-ками или болтая по телефону с Джейкобом.
Так что даже не смей намекать на то, что я изменяю тебе, Белла. Не смей, - тяжело выдохнув, он снова сел на край стола и покачал головой. Внезапно он показался мне страшно потерянным.

- Я… мы почти не разговариваем в последнее время, - заметил он.
- Господи, Эдвард, я стараюсь! Постоянно! Но ты… ты просто не слушаешь! Поэтому…
Поэтому я так много времени провожу, разговаривая с другими, хотелось сказать мне, но слезы жгли мне глаза.
- Прости… - прошептала я и, закрыв лицо руками, устало опустилась в кресло. Что с нами случилось?
- Пожалуйста, перестань постоянно извиняться, - мягко приказал он. И я прекрасно понимала, что это не было упреком, но сегодня, похоже, был не мой день.
- Но мне жаль! – взорвалась я, вскакивая с кресла. – Боже!
Я выбежала из комнаты. Я просто не могла там больше оставаться. Если я останусь, этому не будет конца.

Пройдя через одну из многочисленных комнат нашего дома, я спустилась вниз.
На кой черт нам гостевая спальня?
Мало кто оставался у нас ночевать за то время, что мы живем в этом доме.
И что хорошего в патио, в которое мы ввалили просто неприличную сумму, если мы никого не приглашаем на барбекю? Или огромный телевизор?
Или диски с фильмами? Они бы до сих пор валялись нераспакованными, если бы я не пересмотрела их все долгими ночами, которые он проводил, играя на гитаре или рояле, или сочиняя музыку на своем суперсовременном компьютере.

Мы действительно многим увлекались и с пользой проводили время… но не вместе. Мы очень редко были по-настоящему вместе.
«Ты должна лучше стараться, Белла», - настойчиво подсказал внутренний голос. «Позвони Элис, пригласи их завтра на ужин, или почему бы не съездить на озеро? Вам всем понравилось там в прошлый раз». Я держалась изо всех сил, чтобы не закричать.
Было поздно и холодно, я чертовски устала, но знала, что не смогу заснуть, так что я просто вынула из корзины для грязной одежды спортивные штаны и байку – смогу надеть их еще раз, ничего страшного, – прихватила телефон, хэндс-фри и направилась к двери. Музыка и небольшая прогулка помогут мне проветрить голову.

К тому времени, когда я вернулась, раздражение улеглось.
Поднявшись наверх, я обнаружила, что Эдвард спал с раскрытой книгой на груди. Аккуратно подняв ее, я вложила закладку, положила книгу на ночной столик и выключила свет.
- Спокойной ночи, Эдвард, - прошептала я и, скользнув рядом, закуталась в одеяло.
- М-м… басы потише… а теперь играем… - ответил Эдвард невнятным бормотанием и захрапел.
Зарывшись лицом в подушку, я не знала, плакать мне или смеяться.

***


Следующим утром Эдвард удивил меня завтраком в постель. За кофе я предложила ему пригласить Элис и Джаспера на ужин. Криво улыбнувшись, он сказал, что это прекрасная идея, и я радостно обняла его, прежде чем поспешить к телефону.
Элис как всегда с восторгом приняла эту идею, и вскоре, чуть раньше назначенного, они оказались у нас на пороге. Эдвард и Джаспер исчезли в подвале, чтобы обсудить бог-знает-что, а мы с Элис занялись ужином.
- Ты сегодня в хорошем настроении, - заметила Элис, и я довольно улыбнулась ей.
- Это так, - счастливо ответила я, стараясь не срезать кожу со своего пальца, вместо картофелины. – Я рада возможности провести с тобой время, хотя и вижусь с тобой почти каждый день. Но вы так редко бываете у нас. Здорово хоть немного оживить этот дом… - я осеклась на полуслове.

«Черт, Белла, вот надо тебе было…» Я закусила губу и виновато взглянула на Элис. Она приподняла бровь, и я вздохнула.
- Прости, Элис… Розали будет в городе во вторник! Ты должна присоединиться к нам.
Раньше мы с Элис были близки. Гораздо ближе, чем сейчас.
Мы часто видели друг друга, много говорили, и Элис, вся такая Элис, была все той же веселой болтушкой, но меня не оставляло ощущение, что мы пляшем вокруг невидимого горшка, ожидая, кто первый озвучит неприглядную истину.
Знать бы только, какую.
Сейчас, впрочем, она сияла.

- Когда вы встречаетесь?
- В 11.30, в кафе «У Арнольда». Мне еще нужно успеть на занятия, так что, сама понимаешь, придется ужаться во времени.
- Рассчитывайте и на мою компанию! – прощебетала она.
- Здорово!
- А когда-то было настоящим достижением вытащить тебя из дома, - поддразнила меня Элис.
Я широко улыбнулась.
- Люди меняются.
- Обстоятельства меняются, - не согласилась она.
- Может, и то, и другое?
Она рассеянно повела изящными плечиками.
- Может и так.

Я положила нож на стол и, вытерев руки полотенцем, приподняла ее лицо, заставив посмотреть на меня.
– Элис, - тихо спросила я, - что случилось?
Она покачала головой, а затем подняла на меня свои проницательные отливающие темной сталью глаза.
- Ты знала, что группе Эдварда предложили прослушивание в клубе «BlueNote» в Нью-Йорке?
То, как она подчеркнула название, подсказало мне, что это известное место. Более того, это звучало так, будто она обвиняет меня… в чем? Что я не отпускаю Эдварда?
- Нет… Нет, я не знала, - со вздохом признала я. Элис закатила глаза с выражением «какая-же-ты-глупая» и всплеснула руками:
- Он отказывается ехать! Считает, что неправильно будет оставлять тебя здесь. Будто ты ребенок, которому нужна нянька!
Я окаменела, а затем бросала на нее строгий взгляд.
- Когда-то вы оба так считали.
Так и было. Элис даже похитила меня, чтобы убедиться, что я не устрою апокалипсис. Я постаралась отбросить это воспоминание, и снова обратилась к Элис.
- Не обращай внимания, пока я могу лишь сказать, что не имела об этом ни малейшего представления, но я поговорю с ним. Конечно, ему стоит поехать.

Он не слушал меня и не говорил со мной, но оказывался покидать меня и на день. Почему? Потому что считал это своим долгом или потому что я была ходячей катастрофой?
Да я буду запинаться о каждый камень на всем пути до своей могилы, так что вряд ли он что-то изменит. Да и повод был идиотский.
В любом случае я ни за что не позволю ему упустить такой шанс из-за меня.
Нью-Йорк? Это же прямой путь в Бродвею, черт возьми! Что за невозможный человек!
Я дождалась, пока Джаспер и Элис уйдут, прежде чем поднять эту тему.
Когда стол был чист, а посуда загружена в посудомойку, я направилась в гостиную, где обнаружила его согнувшимся над роялем и торопливо записывающего, вероятно, слова новой песни.
Услышав шаги, он оторвался от бумаги и вопросительно посмотрел на меня.

- Привет, - улыбнулась я и, присев рядом, осторожно тронула клавиши. Я ощущала на себе его любопытный взгляд и пыталась подобрать слова.
- Это то, чего ты хочешь, да? Я хочу сказать, ты изучаешь музыку, играешь в группе каждые выходные… - я взглянула на него и увидела воодушевление в его глазах.
- Да, Белла, ты знаешь это.
Я кивнула, довольная полученным ответом.
- Тогда почему ты сдерживаешь себя?
Сначала он выглядел совершенно озадаченным, а затем я увидела, как он мысленно сложил дважды два, и его лицо озарило понимание.
- Элис… - простонал он, а я ухмыльнулась. – И зачем я сказал ей? Белла, я…
- Эдвард, - мягко перебила его я. – Все в порядке… Нет-нет, - я подняла руку, останавливая его протесты. – В порядке Эдвард. И я хочу, чтобы ты поехал. Это прекрасная возможность. Не волнуйся обо мне. У меня есть Элис, и в случае чего Рози приедет составить мне компанию. Ты же знаешь, я буду в порядке.
- Но моя обяза…
- Нет, Эдвард, - твердо пресекла я. – Это не так. Твоя обязанность взять все от каждой возможности, которая встречается на твоем пути. У тебя больше нет вечной жизни, и ты не можешь ограничивать себя из-за меня. Я тебе не позволю. Я поеду с тобой, если это потребуется. Но ты едешь.
Эдвард хмыкнул.
- Ты очаровательна, когда так решительно настроена.
- А ты просто выводишь из себя, когда цепляешься за выдуманные самим собой «принципы». Я поверить не могу, что ты собирался упустить такую возможность, - я постаралась укорить его так мягко, как только могла.
- Что я могу сказать…. Ты же меня знаешь, Белла.
Я вздохнула.
- Знаю. Ты просто безнадежен. Пожалуйста, скажи мне, что едешь, или я… - я беспомощно огляделась в поисках подходящего оружия, - …я врежу тебе по голове чем-нибудь тяжелым, пока до тебя не дойдет.
- Это не потребуется, - усмехнулся он, и в его глазах заплясали смешинки. – По правде говоря, Белла, я нисколько не сомневаюсь, что с тобой все будет в порядке.
Он сел рядом со мной.
- Я знаю, что ты не беспомощна.
- Что тогда? – спросила я, пока он с задумчивой улыбкой пропускал между пальцами пряди моих волос.
- Мы и так почти не бываем вместе, - ответил он. – Я боюсь, что мой отъезд еще больше отдалит нас.
Я шлепнула себя ладонью по лбу.
- Эдвард, видит бог, я сейчас…
- Тише, любимая, не покалечь себя, - усмехнулся он.
- Очень смешно.

- Прости, - извинился он. – А теперь послушай, я действительно хотел поехать, но иногда приходится чем-то жертвовать, поэтому я и не хотел говорить тебе. Я знал, что ты настоишь на том, чтобы я поехал. Ты жертвуешь для меня слишком многим, и я должен поступить также.
- О, Эдвард, - я покачала головой, - но не этим, даже не думай.
Глядя в его глаза, я видела, как он на самом деле боится того, что может сделать с нами расстояние. Как я могла убедить его, если втайне боялась этого тоже?
Я не имела ни малейшего понятия.
- Мне нужно ехать через две недели, а у тебя, я знаю, экзамены. Я думал о том, чтобы взять тебя с собой, но знал, что ничего не выйдет.
Мои глаза загорелись.
- Именно! – воскликнула я. – Это не жертва, которую я приношу, это мое образование, мое будущее. А музыка – твое. Это никакая не жертва, Эдвард. Если кто и должен жертвовать – то только я. Я должна отпустить тебя в погоню за своей мечтой. Единственный вопрос… это надолго?
- Всего на пару дней, - признался он с мальчишеской улыбкой.
- Господи, Эдвард! Мы переживем! Не глупи.
Хмыкнув, он потянулся поцеловать меня в лоб.
- Хорошо. Я поеду.

Я еле подавила желание вскочить и спеть «аллилуйя, возьми свет». Пришлось ограничиться улыбкой.
- Отлично. И в следующий раз, пожалуйста, говори со мной.
- Да, конечно, - рассеянно ответил он, но его лицо сияло, и я не смогла удержаться от того, чтобы провести пальцами по его щеке.
- Нет такой жертвы, которая стоила бы твоего счастья, - тихо сказала я, и что-то внутри меня сжалось, но я постаралась отмахнуться от этого чувства и встала из-за рояля. – Ладно, меня ждет решетка Пеннета.
- Решетка Пеннета? – озадаченно нахмурился Эдвард.
- Да, это диаграмма, - ответила я, решив обойтись без пространных объяснений, зная, что они ему неинтересны. Но он удивил меня, спросив немного застенчиво:
- А для чего она?
- Ну… я могу показать, если хочешь, - осторожно предложила я.
- После Вас, - Эдвард галантно махнул в сторону лестницы.
- Ладно, - широко усмехнулась я.

Как только мы вошли в мой кабинет, я открыла блокнот на чистой странице и принялась быстро набрасывать пример, иллюстрирующий мои объяснения.
Эдвард заглядывал мне через плечо, и я периодически поглядывала на него, чтобы убедиться, что не заговорила его до смерти.
Хотя, казалось, он внимательно слушает, на его лице застыло задумчивое выражение.
- Так Несси получила карие глаза, поскольку они были доминантным признаком, но если ты взглянешь сюда, - я указала кончиком карандаша на диаграмму, - есть вероятность, что другие наши дети унаследуют твои зеленые глаза.
- А да, - хмыкнув, согласился он странным тоном. – Но не сейчас…
- Что? – я недоуменно взглянула на него и могла поклясться, что он выглядел почти неловко.
- Дети, - нерешительно пояснил он. – Мы договорились подождать. В смысле… ты учишься, я учусь… - он взъерошил волосы.
- О чем ты говоришь? – я не могла прекратить глупо пялиться на него. – Господи, Эдвард, это был просто пример, - я покачала головой. – Очевидно, что я не имела в виду сейчас, - когда он не ответил, я полностью развернулась к нему. – Почему ты так странно ведешь себя.
Он пожал плечами и неловко начал:
- Я…
Я сузила глаза.
- Ты решил, я имею в виду сейчас.
- Нет.
- Л-ладно…
- Я сделаю кофе. Будешь?
- Эм-м… конечно, но… - я продолжила озадаченно смотреть ему вслед, когда он направился к двери. И что это сейчас было, спросила я себя, глядя на тускло освещенный холл. Я собралась пойти вслед на Эдвардом, но тут завибрировал лежащий на столе телефон. Я взглянула на экран.
Джейк…

Примечания переводчика:

*Кинестетик – человек, воспринимающий информацию и осознающий действительность преимущественно через тактильный контакт.
**Решетка Пеннета – таблица, предложенная английским генетиком Реджинальдом Пеннетом (1875– 1967) в качестве инструмента для определения сочетаемости родительских генотипов. Вдоль одной стороны квадрата расположены женские гаметы, вдоль другой – мужские. Это позволяет легче и нагляднее представить генотипы, получаемые при скрещивании родительских гамет.
***Моногибридное скрещивание – скрещивание форм, отличающихся друг от друга по одной паре альтернативных признаков.

***


Мои губы тронула легкая улыбка, и я ответила на вызов.
- Привет, незнакомец, - я картинно понизила голос, и Джейк фыркнул в ответ.
- Да, да…. Понимаю, вот так теперь и будет? Никаких тебе «Привет, Джейк, я соскучилась…». Теперь только…. - делано возмутился он и, откашлявшись, добавил в голос хрипотцы, пародируя меня – и надо сказать, гораздо привлекательнее, - «Привет, незна….»
Он выругался, и на том конце послышался невнятный шорох.
- Джейк?
- Да, я здесь. Собирался позвонить тебе вчера вечером, но вот….
- Джейк, все в порядке. Рози сказала, что вы праздновали день рождения Мэг. Вот черт, пожелай ей от меня всего самого лучшего, ладно? Забыла сказать об этом Розали.
- Без проблем.
- Как поживает кот?
- Кот?
- Которого Розали пыталась убить, - я не смогла сдержать смех.
- А, да… Тиддлз*?
- Т-тидлз? – я с трудом подавила желание рассмеяться. – Имя она не упоминала. Серьезно… Тиддлз?
Даже по телефону я почувствовала, что он пожал плечами.
- Все вопросы к Джейми. У нее природный талант одаривать всех и каждого странными именами.
Джейми, Джейми…. Где я это слы….? О!
- Племянница Мэг, да?
- Ага. Напивается она влет, причем совершенно этого не понимает, что делает общение с ней вдвойне веселее. Прошлой ночью мне пришлось тащить ее домой, и когда я уже подумал, что все самое трудное позади, она заблевала мои ботинки, – хмыкнул Джейкоб. – Я все еще жду не дождусь, когда увижу тебя пьяной, Беллз. О, это будет бесподобно!
- Ха, и не надейся! Раньше ад замерзнет, - поклялась я, что вызвало у него лишь легкий смешок.
- Это ты сейчас так говоришь. Подожди немного, - заверил он. – Ты еще не ходила по вечеринкам? Ты же в колледже. Ой, постой, а школу ты окончила?
- Нет, я еще в садике, и папочка говорит, что алкоголь – большая бяка, которая заставляет хороших маленьких девочек делать плохие вещи.

Секундное молчание, а затем:
- Да-а?
- Ага.
- Например, какие?..
- Ну, не знаю, - я пожала плечами, – например, решить, что отличной идеей будет залезть на дерево голой.
На той стороне линии послышался странный шум, за которым последовало сдавленное:
- Черт, - голос Джейкоба зазвучал, словно издалека. – Все в порядке, просто временное нарушение моторных функций.
- А? Джейк?
- Дай мне секунду, Белз… вот дерьмо… да бляха!..
Я нахмурилась.
- Ты уронил телефон?
- Да, он будто мылом намазан, - подтвердил он. – И панель отлетела, не могу найти…. А вот! – я убрала телефон он уха, пока оттуда раздавались только скрежет и пощелкивание.
- Беллз?
Я снова поднесла телефон к уху.
- Ситуация под контролем?
- Нет ничего, с чем я не мог бы справиться, - самодовольно ответил Джейкоб, и я усмехнулась.
- А по звукам было похоже, что не мог.
После секундной паузы Джейкоб рассмеялся.
- И когда ты обзавелась чувством юмора, милая?
- А это низко! – фыркнула я.
- Не-е, тем более, я не сказал, что это была хорошая шутка.
- Ты засмеялся, - напомнила я.
- Потому что это она была ужасной? – предложил он.
- Да как ты смеешь! – ужаснулась я.
- Знаю, знаю… Я просто чудо, не правда ли?
- Боже… - простонала я. – И где только умещается твое огромное эго?
- Аляска большая.
- Ну-ну, - я закатила глаза. – Скоро тебе придется учить русский.
- Мне нравится твой сарказм, - хмыкнул Джейкоб.

- Спасибо, - усмехнулась я. – Как ваш бизнес? Роуз говорила, что они с Леей заглянут в город на днях, чтобы встретиться с клиентами.
- Да, получилось довольно спонтанно, если честно. Ты же знаешь, мы занимаемся общим ремонтом, это порядка 50% нашего дохода…
- Пятьдесят? Вы стали меньше заниматься восстановлением машин?
- Да, вроде того, - после минутной паузы ответил Джейкоб. – Мне уже не хватает времени со всеми этими клиентами…. Кто бы мог подумать, в таком-то крошечном местечке.
Я по голосу слышала, что он усмехается.
- Так что с этой внезапной встречей?
- А да, ты не поверишь, - в его голосе звучало настоящее воодушевление. – Ты же помнишь «Индию», да?
- Конечно, это же твоя детка.
- В общем, сын одного из клиентов нашел нужные мне детали и связался со мной. Кстати, он думает, что я Джейк-младший, - хмыкнул он. – В общем, он получил в наследство фирму своего отца и решил превратить ее в нечто вроде музея раритетных авто, поэтому и интересовался, занимаюсь ли я реставрацией, как «отец». Для пробы они прислал мне кое-что винтажное, чтобы оценить, на что я способен. Увидев результат, он просто описался от восторга и теперь хочет, чтобы я занялся восстановлением всех машин для его музея.
- Блин, Джейк, это же здорово!
- Милая, тебе пора обновить лексикон, - застонал он. – «Блин»? Серьезно? Тебе перевалило за сотню.
- Кому какое дело до моего лексикона? – отмахнулась я. – Тебе стоит…
- Скажи «блять».
- Что?
- Просто скажи это.
- Нет.
- Да.
- Нет!
- Давай же.
- Джейк! – рассмеялась я. – Ни за что!
- Я дам тебе поводить «Индию».
- Нет, Джейк, я не… стой, что? Ты серьезно?
Молчание.
- Так я и думала.
- Да брось, Беллз, это просто слово.
- Если это просто слово, почему ты так настаиваешь, чтобы я сказала именно это «просто слово».
- Не знаю, я парень и очевидно я подросток, и мне нравится слово «блять».
Не выдержав, я расхохоталась.

- Что? – немного раздраженно спросил он, но я могла лишь всхлипывать от смеха. – Боже, Белла, возьми себя в руки.
- Боже… Я не могу дышать…
- Я тут не при чем, - парировал он, но я слышала, что он улыбается. Своей широкой радостной улыбкой. – Детка, ты что, обкурилась? Сначала сарказм, теперь вот это…
- Прекрати!
Он сдавленно фыркнул.
- Ты прекрати! Милая, ты заставляешь меня смеяться без какого-либо повода. Ты плохо на меня влияешь.
Я вытерла мокрые от смеха ресницы.
- Я? Это ты тут требуешь, чтобы я сказала «блять».
Джейкоба сорвало. Я просто видела, что он просто согнулся от хохота.
- Ой, бля… - спохватилась я.
Джейкоб начал подвывать.
- Да еб… Джейкоб! – я попыталась взять себя в руки. – Мне нужно идти, правда. Иначе я описаюсь. Серьезно.
- О господи, спасибо…
- Пожалуйста.
- По крайней мере, ты это сказала.
- Что?
- Бля, да я не про то, что ты хочешь писать. Ты иногда такая тугая.
- Ты мошенничал!
- Конечно, конечно…. Как скажешь, милая. Беги. Теперь твоя очередь звонить.
- Ага, до скорого, Джейк.

Мы всегда звонили друг другу по очереди, вот уже больше года это было своего рода традицией. Бросив трубку, я помчалась в туалет, не будучи полностью уверенной, что успею достичь цели, прежде чем обмочу штаны.
Когда я спустилась по лестнице, Эдвард встретил меня за столом с двумя кружками кофе. Я поблагодарила его улыбкой.
- Прости, что так сбежал… - начал он, но я лишь покачала головой.
- Все нормально, Эдвард, не волнуйся об этом.
Он улыбнулся мне, но улыбка не коснулась его глаз, не как было когда-то.
Я смотрела на него, и воспоминание о том, каким он был и каким стал сейчас, само всплыло в моей голове и так же быстро схлынуло.
Разве это не должно удивлять?
Когда последний раз мое сердце заходилось от избытка чувств?
Давно нет никакой слабости в коленках, прерывистого дыхания, ощущения, что пол вот-вот уйдет из-под ног. Все просто… ушло.
- Ты в порядке, Белла? – обеспокоенно спросил Эдвард.
- Да, - мягко ответила я. – В порядке.
Повернувшись, я направилась в свой кабинет, решив позаниматься еще час перед сном. Конечно, дело растянулось на два часа, но меня это не удивило. В какой-то момент я стала просто одержима учебой. Теперь я пыталась немого себя контролировать, хотя стоит признать – с переменным успехом. Но со временем я разберусь и с этим.

Воскресенье не было отмечено какими-либо стоящими упоминания событиями, и вот новая учебная неделя.
Я погрузилась в обычную рутину: учеба, спортзал – если я не была слишком вымотана.
Я пересекалась с Элис, прежде чем вернуться домой, чтобы заниматься, готовить, убирать, снова заниматься, изредка ходить на прогулку, после которой я сразу отправлялась спать.
Утром начинался новый день, и все начиналось сначала.
Ничего удивительного, что я так хорошо училась: не считая моей учебной группы, я ни с кем не общалась.
Я пока сама не определилась, беспокоиться ли по этому поводу, но временное решение было простым: если я не могла прийти к решению, значит, у меня появились сомнения, а это в свою очередь означало, что что-то меняется.
Я менялась. Раньше уединенность меня не беспокоила. По крайней мере, я не могла этого припомнить.
В 11.25 Элис уже ждала меня перед вывеской «У Арнольда».
Она по-прежнему не избавилась от своего неудержимого подпрыгивания на месте, свидетельствующего о радостном возбуждении, и я едва удержалась от того, чтобы закатить глаза. Лучше скачущая, как мячик, Элис, чем надувшаяся Элис, решила я.
- Белла!
- Боже, Элис, мы виделись вчера! – рассмеявшись, напомнила я и потянулась, чтобы обнять ее. – Ты настолько рада меня видеть?
- Да! Я не видела Розали… - она замолчала, пытаясь произвести в уме подсчеты, пока я открывала дверь в кафе, - … очень долго! – сдалась она и вошла следом.

«У Арнольда» всегда было очень уютно. Это был милый семейный ресторанчик – небольшой, но очень популярный, и мы не сразу заметили Розали в людном зале. Только когда она встала у столика, размещенного практически в центре зала, я перевела на нее взгляд. И вот тут никакие силы не смогли бы удержать меня от закатывания глаз.
Само собой, если уж Розали выходила в свет, то она хотела, чтобы ее заметили. И ее замечали. Стоило ей появиться в комнате, все взгляды сразу устремлялись к ней. Интересно, все эти люди, провожающие ее восхищенными взглядами, могут себе представить, что большую часть времени она копается в моторах, покрытая маслом и грязью. По ней трудно было судить.
- Белла, детка!
Я мысленно застонала, но улыбнулась ей.
- Рози!
Я любила ее, но это обращение – «детка» - всегда несколько коробило меня. Обхватив мое лицо ладонями, она пылко расцеловала мои щеки.
- О, ты только взгляни на себя! Какие формы! Ну-ка, повернись… - я послушно повернулась вокруг своей оси, надеясь, что мое лицо отчетливо передает мессидж «боже, дай мне сил пройти через это». Она тихо присвистнула, довольная эффектом.
- Да прекрати ты уже! – взмолилась я, даже зная, что она права.
Я и сама заметила, что уже не выгляжу как суповой набор.
Но в этом нет ничего удивительного. Помня, какой тоненькой я была до обращения… В момент моей смерти я была иссушена до костей, и хотя трансформация помогла мне излечиться, она не могла вернуть мне то, что я потеряла.
Я осталась бы тощей, как палка, до конца моих дней.
- И не собираюсь прекращать, - проинформировала она меня. – Ты дивно выглядишь.
- Брось, - шикнула я, - мы можем уже присесть? На нас уже пялятся, если ты не заметила.
Розали сверкнула белозубой улыбкой.
- В этом весь смысл, дурочка. Боже, Белла, насладись заслуженным вниманием, хоть раз, а?
- Насладилась, спасибо, - сухо заметила я, - как раз после того, как ты на нас это самое внимание и обратила.

Тут Элис решила положить конец моему ворчанию и, шикнув на меня, обняла Розали, энтузиазма у которой поубавилось. Они никогда не были особо близки, но Элис настойчиво дружила со всеми, нисколько не интересуясь, хотят они этого или нет.
Я заказала салат из морепродуктов и брускетту с помидорами, а вот Розали удивила меня большой порцией салата с курицей и не одной, не двумя, а тремя брускеттами с авокадо и оливками. И большой порцией бананового молочного коктейля.
- Ты случайно не беременна? – шутливо спросила я, и Розали замерла, пораженно глядя на меня.
- Что?
Автоматически по старой привычке мы повернулись к Элис, которая тихо захихикала.
- Не смотрите на меня. Теперь все в руках будущего.
- Но ты же по-прежнему видишь разные вещи, да? – немного нервно спросила Розали.
Элис огорченно поникла.
- Иногда, но… не так, как раньше. Половина того, что я вижу вообще не имеет никакого смысла, кроме того… - поджав губы, она выпрямилась, - я бы не смогла ничего увидеть, пока ты окружена обо…
- Элис! – хором прошипели мы с Розали.
- Прекрасно, - надулась Элис.

Я была так рада видеть Розали и как всегда пожалела, что она живет так далеко.
Но она просто расцвела, иначе и не скажешь, и успехи в ремонте машин были не единственной причиной.
Когда она не копалась в моторах, то вместе с Джейкобом оживляла досуг местных ребятишек.
Их приезд в Хоуп и открытие бизнеса по ремонту стало большим событием в маленьком уединенном городке, где детям особо нечем было заняться.
Но усилиями Розали и Леи местный общественный центр просто бил кипучей энергией.
Я по-прежнему не могла поверить, что эти двое так поладили, но обе любили детей и, полагаю, это и заложило основу для их дружбы.

Кроме того, Розали проводила занятия по йоге для местных женщин.
В ней сохранился тот внутренний стержень, который не уставал меня поражать и который в свое время делал ее таким мощным – и невероятно стервозным, что уж отрицать, – вампиром.
Для Розали быть окруженной людьми было так же естественно, как дышать.
Ей было суждено стать большим, чем она когда-то была, ведь если задуматься хорошенько – быть вампиром не так весело, как кажется романтичным барышням.
- Боже, кажется, я объелась, - простонала Розали, откинувшись на спинку стула. – Но, черт, это была великолепно.

Заметив мой взгляд, брошенный на пустые тарелки, стоящие перед ней, она весело подмигнула мне.
- Похоже, жизнь с Джейкобом и его шайкой на тебя влияет, - предложила я свою версию, и ее глаза расширились в комическом ужасе.
- Да ты видела, сколько они жрут? – возмущенно спросила она.
Я коротко кивнула и сделала глоток кофе.
- И ты их нагоняешь, - не удержалась я от поддразнивания.
Похлопав себя по животу, Розали покачала головой.
- Нет, не думаю… Эмбри хуже всех, и слово этикет за столом ему вообще не знакомо. Такая же свинья, как и Эммет.
Мы прыснули со смеху.
- Я на минутку, - отсмеявшись, сказала я, поднимаясь со стула. – Мне нужно в дамскую комнату.

По пути в туалет я гадала, что творится с Элис.
Обычно она болтает безумолку, но сегодня она была пугающе молчалива.
Взглянув на экран сотового, я поторопилась: через пятнадцать минут я должна была быть на кампусе. К счастью, это было недалеко, но меня все же мучали опасения, что я опоздаю. К столу я вернулась в самый разгар ожесточенного спора.
- Да хватит уже, Элис, это не твое дело! – огрызнулась Розали, пока я ошарашенно переводила взгляд между ними.
- Эй, что здесь происходит? – спросила я, поглядывая то на раскрасневшееся лицо Розали, то на хмурое выражение Элис. – Может, мы… продолжим этот спор снаружи? – заметила я, взглянув на круглолицего мужчину в деловом костюме, поглядывающего на наш столик с явным неодобрением.
- Я не собираюсь ничего продолжать, - практически зарычала Розали, резко вставая из-за стола. – И тебе лучше держать это при себе, Элис, или, клянусь, я… - она поджала губы, оборвав себя на полуслове. – Просто не лезь не в свое дело, ладно?
Элис пренебрежительно фыркнула.
- Я просто пытаюсь помочь, - кисло заметила она, и Розали резко вздохнула, словно кто-то отвесил ей пощечину.
- Господи! – воскликнула она, наклоняясь над столом. – Но ты не помогаешь. Мы живые люди, Элис, и наши жизни – не твоя игровая площадка!

С этими словами она, выпрямившись, бросила на стол несколько купюр и повернулась ко мне:
- Прости, милая, но если я сейчас не уйду – за свои действия я не отвечаю, а мне бы хотелось иметь возможность возвращаться в этот ресторан. Они охуенно готовят брускетту.
Со стороны столика с пожилыми дамами донесся шокированный выдох и что-то похожее на «скатертью дорожка».
Я пораженно смотрела вслед удаляющейся Розали, а когда она вылетела из ресторана, повернулась к Элис, все еще не в силах сказать ни слова. Я не только никогда не слышала, чтобы Розали ругалась, но и никогда не видела ее в такой ярости.
Элис неловко поерзала в кресле.
- Может, она и правда беременна, - легким тоном предположила она, взмахнув чашкой в сторону двери, за которой скрылась Розали. – Брось, присядь и допей свой кофе, Белла.
Медленно сев за стол, я потянулась к чашке.
- И что это было? – я выжидающе взглянула на Элис, которая на это лишь неопределенно повела плечом.
- Элис… - предостерегающим тоном начала я, - Ты знаешь, как я ненавижу секреты. Выкладывай, - потребовала я.
Она закатила глаза.
- Прекрасно, но ты сама просила.
Значит у нас плохие новости. Я ощутила, как где-то в желудке возник ком.
- Ты знала, что Джейкоб и Джейми ходили на свидание?

Секунда, две…. Только после трехсекундной паузы мне удалось отвесить себе мысленный пинок под задницу. А почему бы Джейкобу не ходить на свидания?
Это нормально. И это то, что делают нормальные люди. Они ходят на свидания. Встречаются с людьми…
- Нет, не знала, - старательно ровным голосом ответила я. Джейми действительно милая девушка. Не то чтобы мое мнение о Джейми имело значение, просто… Это не мое дело.
- Это хорошо, - рассеянно добавила я, не замечая, что Элис внимательно рассматривает мое лицо. Это его дело, и, конечно, я хочу, чтобы он был счастлив. Если он этого хочет, то и я хочу того же. Он заслужил.
Так хотя бы один из нас будет счастлив…. Что-то екнуло у меня внутри при этой мысли, но я предпочла проигнорировать это ощущение.
- Не понимаю, что так расстроило Розали, - озадаченно заметила я.
Лицо Элис засияло, будто кто-то щелкнул выключателем.
- Знаю! Потому что не я должна была говорить тебе это, а Джейкоб, что – я уверена – он и сделает, ведь вы всегда были такими хорошими друзьями, - она сделала глоток кофе, - даже спустя все это время.
Почему он мне не сказал? Он не обязан докладывать тебе обо всем, что происходит в его жизни, заметила я себе. Он не обязан перед тобой отчитываться.
Но мы же… мы лучшие друзья. Да, и лучшие друзья радуются друг за друга и поддерживают любой выбор, который делает друга счастливым. Потому что это его жизнь, на которую ты не имеешь ни малейшего права претендовать.
Заткнись! Хватит с меня этих внутренних споров о Джейкобе, я давно с ними завязала. Теперь я понимала, почему Розали не хотела, чтобы Элис что-то мне говорила: она прекрасно знала мою склонность погружаться в себя, снова и снова прокручивая засевшую у меня в голове мысль. Но это позади. Правда, позади.

- Уверена, он скажет мне, когда будет о чем говорить, - рассудительно ответила я и, выдавив улыбку, поднялась из-за стола. – А теперь мне пора возвращаться, иначе у меня будут неприятности.
- Уверена, в этом нет ничего такого. Она постоянно поблизости, так что очень удобно пригласить ее куда-нибудь. Скорее всего, они просто друзья, - сочувственно произнесла Элис, проигнорировав мой неловкий ответ. Я замерла, разглядывая ее миловидное личико. Что-то определенно было не так, и если бы я не знала ее долгие годы, я бы решила, что она нарочно пытается довести меня до грани.
- Элис, - несмотря на все усилия, голос предательски дрогнул, и я ощутила, как в уголках глаз закипают злые слезы. – Эдвард мой муж… и это все… Эта беседа окончена.
Схватив сумку, я направилась оплатить счет.
- Я плачу за всех, - я протянула карточку официантке, изо всех сил стараясь держать себя в руках.
Женщина, которой на вид было около сорока, бросила быстрый взгляд на наш столик, за которым еще сидела Элис, и, проведя карточку через терминал, протянула мне чек:
- Вам у нас понравилось, мисс?
- Да, у вас замечательные брускетты, - кивнула я, мысленно выругавшись последними словами, когда по щеке сбежала непрошенная слеза. Расписавшись на чеке, я подождала, пока она вернет мне карточку и копию чека.
- В следующий раз попробуйте фокаччо, за них стоит умереть, - подмигнула она. Поблагодарив ее, я рванула к выходу, быстрее, чем казалось бы уместным.

Мне хотелось кричать. Хотелось броситься на землю и закатить истерику, достойную двухлетки в магазине игрушек. Очень, очень хотелось! Но вместо этого я резко открыла дверцу своего автомобиля и швырнула сумку на заднее сиденье, запоздало поморщившись от резкого звука, когда она ударила по лежащему там лэптопу.
- Блять, - прошипела я и, захлопнув за собой дверцу, изо всех сил сжала руль обеими руками. Джейк был бы рад это услышать. Все, этого мне хватило….
Уронив голову на руль, я разрыдалась. Зачем? Ну зачем ей было говорить это?
Я замужем за Эдвардом, и неважно встречается Джейкоб с кем-то или нет, и как важна для него эта девушка. Это не имеет ко мне никакого отношения.
Это его жизнь, черт возьми! Не мне судить, и не Элис вмешиваться. Это дело Джейкоба, черт, Джейкоба!
По пути в кампус я почти убила свою коробку передач своими резкими злыми маневрами, но это стало желанным выходом раздражения, и даже если я угробила машину, мне хватит денег до конца жизни, чтобы купить новую. Так что какого хрена? Хоть раз в жизни порадуюсь тому, что так неприлично богата.
Я не буду об этом беспокоиться, не буду ныть, а просто буду благодарна за эту благословенную возможность не париться насчет машины.

К моменту, когда я перешагнула через порог своего класса, я была уже совершенно спокойна, а мой маленький нервный срыв – забыт. Как и бестактное поведение Элис. Пока забыты.
Следующие две недели пролетели незаметно. Я по-прежнему встречалась с Элис каждый день после учебы, не упоминая о событиях «У Арнольда».
Мы с Эдвардом пригласили их с Розали в гости и наконец «обновили» патио, приготовив барбекю. Для отдыха на свежем воздухе было уже прохладно, но, кутаясь в теплые свитера, мы чувствовали себя очень уютно.
В четверг Эдвард уехал в Нью-Йорк и не вернется до вечера понедельника.
Мы договорились созваниваться, но ни один из нас не предпринял и попытки сделать это до субботы. Мы даже не потрудились придумать себе оправдания.
Вечер воскресенья я встретила за просмотром романтической комедии в компании Розали, которая приехала, чтобы сообщить о своей беременности.
На середине рассказа она расплакалась в моих объятиях, сказав, что напугана до смерти, но безмерно счастлива.

Я же чувствовала себя виноватой. Конечно, я рада за нее, к тому же она настояла, чтобы я стала крестной ребенка. Но… со мной нет Эдварда, спорящего, играющего с горохом, когда я пытаюсь говорить, разбрасывающего повсюду свои носки….

Пусть это мелко и не столь значительно, но мне не нужно было беспокоиться об этом сейчас. Я сама по себе и как бы ужасно я себя не чувствовала, признаваясь в этом… мне просто хорошо.

Примечание переводчика:
Тидлз* - от англ. To tiddle – детск. «ходить пи-пи».


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/112-38475-1
Категория: Наши переводы | Добавил: Manamana (08.09.2020) | Автор: Перевёл Голди
Просмотров: 218 | Комментарии: 4 | Теги: продолжение саги, Team Jacob


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 4
1
3 Танюш8883   (10.09.2020 13:31) [Материал]
Симптомы к сожалению очень знакомы. С этого момента Белла просто теряет время и силы на изживший себя брак. Бывают конечно отважные борцы, умеющие раздуть погасшие угли, но надо ли это делать. Спасибо за главу)

0
4 Manamana   (10.09.2020 17:32) [Материал]
Раздувать огонь? Не знаю, надо ли. Иногда после долгих лет брака страсть сменяется мирным ровным теплом - и это неплохо. Но если тебя бесит , как он хрустит тостами по утрам и читает газету - это уже сигнал к расставанию! biggrin

1
1 робокашка   (09.09.2020 16:23) [Материал]
чересчур переполнена стала их человеческая жизнь, и интересы разные, и общего стало маловато, и живут Белла с Эдвардом вместе по привычке, скорее как брат с сестрой...

0
2 Manamana   (10.09.2020 11:55) [Материал]
Спасибо , что читаете! Да, ситуация довольно типичная - полтора года обычной человеческой жизни - и им уже совсем неинтересно вдвоем. sad







Материалы с подобными тегами: