Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1697]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2664]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4831]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2399]
Все люди [15194]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14517]
Альтернатива [9057]
СЛЭШ и НЦ [9087]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4403]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июнь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

По-разному, но об одном
Сборник мини-переводов по разным фандомам

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Одиночка
Эдвард Каллен – одиночка, изгой. Он ненавидит всех, включая самого себя. Он не является хорошим человеком. Так почему же меня так тянет к нему? И откуда это сумасшедшее чувство, что он чувствует то же самое?

Хозяин леса
Ещё двенадцатилетней девочкой Белла смогла пробраться по Большому лесу до таинственного замка. Не менее таинственный охранник замка предупредил, что люди смогут в него войти, когда вернётся хозяин.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11736
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Soulmatter / Все дело в душе. Глава 10. Словно солнце

2020-9-20
16
0
Глава 10. СЛОВНО СОЛНЦЕ.

Я пытался спрятаться от тебя, но не вышло.
Я пытался лгать тебе, но не вышло.
Когда ты рядом со мной, ты словно солнце
Я чувствую, что ты – это солнце.
(«Like the Sun» by Ryan Dan)


Сентябрь 2103

Запечатление исчезло. Исчезло. Как это вообще возможно? И что самое главное – как это влияет на него?
После всех этих лет, которые он провел, накрепко связанный с Несси…
Как он сумеет со всем этим справиться? А как с этим справится Несси?
Все усилия, что я прилагала, пытаясь держать свои эмоции под контролем, оказались тщетными, когда я увидела всю бурю чувств, так открыто отражавшихся на его лице.
От его совершенно потерянного вида у меня перехватило дыхание.
Голос подвел меня, и все, что я смогла сделать, это обнять его так крепко, как смогла.

И еще Эдвард… Неужели он не мог просто оставить Джейкоба в покое, пусть ненадолго? Но вместо того, чтобы проявить хоть каплю понимания, он беспокоился лишь о том, как бы запечатление не обратилось на меня.
Почему из целого списка проблем, с которыми нам сейчас надо разобраться, он зациклился именно на этой безумной идее?
Если бы такова была судьба, это произошло бы сто лет назад!
Невыносимый мужчина!
Глубоко вздохнув, я откинула одеяла.
– Да к черту! – я вытерла слезы и спустила ноги с кровати. И вот опять. Слезы, этот удушающий ком в горле, распухший нос и невозможность нормально дышать, не шмыгая поминутно носом.
– Белла, любовь моя, оставайся в постели, – настойчиво окликнул меня Эдвард, заторопившись к кровати.
– Не надо, – я предостерегающе вскинула руку. – Дай мне встать на ноги, бога ради.
– Прости, что я вел себя как распоследний ревнивец, любимая. Я не хотел тебя огорчать, – его озабоченный голос казался таким мягким и таким прекрасным, что мне стало неловко за свою вспышку раздражения. После стольких лет оцепенения, каждый звук, каждое прикосновение вызывали целый шквал эмоций.
На глаза снова навернулись слезы.
– Я просто гиперчувствительная развалина, Эдвард!

Его прохладные пальцы коснулись моего плеча, и по телу пробежала дрожь.
– Ложись обратно в кровать, а я разогрею тебе еду. Тебе правда нужно постараться поесть.
Еда. Я даже не чувствовала голода, а может, просто забыла это ощущение.
Мой рассудок был заточен на совершенно другие инстинкты, чтобы напоминать, что мне нужна пища. У меня все болело так, что я даже не могла понять, что именно. Кроме пульсирующей боли в голове – ее трудно было не заметить.
Но хуже всего было то, что я никак не могла сфокусировать взгляд.
Все словно таяло в дымке, в которой время от времени вспышками проносились воспоминания.

…Вот я примеряю очки бабушки Свон. И ничего в них не вижу...
– Я не могу видеть! – раздраженно воскликнула я. Словно весь мир давил мне на плечи, выбивал воздух из легких, стискивал сердце, желудок, каждую клетку моего тела. Откуда это все? Почему я чувствую себя такой подавленной?
Тому нет никаких причин. Совершенно никаких.
– Белла, любимая, чем тебе помочь?
– Используй лекарство и обними меня, наконец, – выдавила я, и тут же испуганно зажала ладонью рот. Как бы сильно мне ни хотелось ощутить объятия Эдварда, я пока не позволяла ему этого.
В отличие от прошлого теперь холод его кожи пробирал меня до самых костей.

– Прости, – со вздохом извинилась я.
Лишь одна вещь становилась мне совершенно ясна.
Я думала, что потеряв свои возросшие умственные способности и вампирскую чувствительность, человеком я не смогу ощутить и доли того, что ощущала, будучи вампиром. Но все оказалось совсем наоборот.
Вернувшись в свою человеческую оболочку, я поняла, что чувствительность ничего не стоит, если нет живого человеческого тела, способного реагировать на импульсы. Мое сердце бешено колотилось, ладони потели, щеки краснели – и конца этому не было видно.
– Должен сказать, мне этого не хватало, – голос Эдварда вывел меня из размышлений, и я подняла на него глаза.
– Чего? Того, как я ем? – я подняла перед собой вилку с лазаньей и попыталась сфокусировать взгляд.
– Она на тебя не нападет и не укусит, – сказал он, заметив мои «гляделки» с едой. – Но может остыть.
– Что? – переспросила я, не в силах сконцентрироваться на его словах.
– Ты так смотришь на нее, – он с улыбкой кивнул на мою еду, – будто боишься.
– В глазах плывет, – сообщила я и решительно сунула вилку в рот.

Когда лазанья оказалась у меня во рту, я не смогла сдержать глубокий стон удовлетворения. Ощущение было просто неописуемым – мягкий, солоновато-сладкий вкус, нежный соус… Мой рот мгновенно наполнился слюной.
Встретившись глазами с Эдвардом, я густо покраснела.
– Извини, – пробормотала я с набитым ртом.
Он коснулся пальцами моей порозовевшей щеки.
– Этого… – тихо произнес он. – Этого мне не хватало.
– Надеюсь, ты не имеешь в виду аппетитный запах моей крови, да? – он рассмеялся, но так же внезапно насупился, и улыбка на его лице сменилась натянутой маской.
– Что? – нервно сглотнула я.
– Мне жаль это говорить, но ты пахнешь, как мокрая собака.
К моему счастью, во рту у меня уже не был еды, иначе я бы просто подавилась.
– Что?

Эдвард поднял руки в примиряющем жесте.
– Не очень сильно, но заметно. Пока все, не считая Карлайла, Джейкоба, Эмбри и меня, думают, что это из-за того, что Джейкоб не славится умением держать руки при себе, – он снова видимо напрягся.
– Но дело в другом… – он всмотрелся в меня, раздумывая, как лучше сказать то, что у него на уме. – Твоя кровь по-прежнему осталась твоей, но она немного изменилась. Улучшенная регенерация, похоже, не единственный бонус.
Боюсь теперь, любимая, ты всегда будешь немного пахнуть.

Я пахла волками? Как…
– Но ведь это не была настоящая кровь оборотня? Она была воссоздана, клонирована…
– Не волнуйся об этом. Став человеком, я не смогу это почувствовать.
Я не смогла сдержать улыбку и, отставив тарелку в сторону, придвинулась ближе к нему.
– И ты не сможешь читать мысли, – заметила я. Эдвард замолк, но затем предпочел просто пожать плечами.
– Не думаю, что само по себе это станет проблемой. Хотя поначалу будет раздражать. Но я знаю, что скучать по этому умению я точно не буду. По крайней мере, надеюсь на это, – он казался по-настоящему задумчивым.
– Когда ты это сделаешь? – с любопытством спросила я.

Эдвард перевел взгляд на часы, висевшие рядом с кроватью, и мои глаза расширились.
– Я уже переговорил с Карлайлом и Эмбри, – он поплотнее завернул меня в одеяло, прежде чем прижать к себе. Я была слишком удивлена, чтобы запротестовать, но барьер из одеяла между мной и его ледяной кожей помогал.
Он потерся кончиком носа о мою щеку. – Нет лучшего времени, чем сейчас, верно?
Он коснулся моей щеки губами, и по телу пробежала дрожь. Сердце затрепетало в груди, и это наполнило меня невыразимой радостью.
Его руки осторожно сжались на моей талии.
– Этот звук словно музыка в моих ушах, любовь моя, – его голос ласкал меня, и глаза закрылись сами собой, пока его прохладные губы совершали путешествие от моего лица к шее.
Рядом раздалось выразительное покашливание, и я оцепенела от неожиданности.

– Пора очистить помещение, – едва сдерживая возбуждение, проговорил Эмбри. – Ну-ка, быстро! Ты можешь забрать Беллу домой, пока мы тут приберем и все устроим. Карлайл говорит, она достаточно здорова, чтобы ее можно было выписывать, хотя нужно следить за возможным появлением признаков психической нестабильности, – он подмигнул мне.
– Психической нестабильности? Бред! Мой разум ясен, как никогда.
– Само собой. Разве я мог помыслить иное? – язвительно усмехнулся Эмбри.

Эдвард все еще держал меня закутанной в кокон в своих руках, так что я предпочла угрожающе прищуриться на Эмбри.
– Уж постарайтесь, чтобы он остался жив после всех ваших манипуляций, или я нашпигую вольфрамом твою задницу.
– Мммм, эксцентрично… Мне нравится! – он сверкнул в мою сторону похабной улыбочкой, и я лишь закатила глаза в ответ. Выводя меня из комнаты, Эдвард негромко хмыкнул. Я бросила на него вопросительный взгляд.
– Он хороший человек, – начал он. – Но вот что странно: будь это Джейкоб, я бы уже спустил с него шкуру за такие шутки. А насчет Эмбри я спокоен – я знаю, что он делает это, чтобы позабавиться.
– Джейк не стал бы так шутить, он предпочитает действовать, – шутливо парировала я и тут же осеклась, поняв, как двусмысленно это прозвучало. Эдвард оцепенел на полпути. – Прости, действительно дурацкая шутка, – поморщилась я.

Он с видимым усилием взял себя в руки и пошел быстрее.
– Чем скорее ты окажешься дома, тем лучше, – напряженно заметил он.
Я закусила губу. Ну что я за идиотка? Кто меня за язык тянул?
А ведь мне не свойственно быть насколько бесчувственной и выпаливать первое, что придет мне в голову.
– Кстати… – голос Эдварда вывел меня из задумчивости, и, подняв голову, я увидела наш дом. Из его окон лился мягкий свет, вспарывая тьму зимней ночи и рассыпаясь на снегу мириадами искр. Даже потеряв свою прежнюю сверхъестественную остроту зрения, я не могла не насладиться всей красотой этой картины, и сердце наполнилось теплотой. Как бы там ни был, это мой дом, и – впервые за долгое время – я была счастлива вернуться сюда.
Я выжидающе взглянула на Эдварда, потянувшегося к ручке двери. – Мы пытались обуздать Элис, но ты ее знаешь…
Я напряглась. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… мысленно взмолилась я, пока он открывал дверь.

И тут же раздался многоголосый вопль:
– Добро пожаловать домой!
Я уставилась на людей, встречающих нас в гостиной с радостными улыбками на лицах. На меня вихрем налетела Несси и обхватила руками.
Я обняла ее в ответ так крепко, как только могла.
– Я скучала по тебе, – прошептала я, и мои глаза снова наполнились слезами. Засмеявшись, она отстранилась и, вытерев полоски слез с моего лица, прижала к нему ладонь.
В мое неподготовленное сознание хлынул поток образов такой силы, что мне потребовалось все мое самообладание, чтобы удержаться на ногах.
Впрочем мне помог Эдвард, крепко обхватывающий мою талию.

Несси продемонстрировала мне мою трансформацию, и к моменту, когда все закончилось, голова у меня просто раскалывалась, но я все равно была рада увидеть это.
– Спасибо, – борясь со слезами, пробормотала я и снова прижала ее к себе.
– Мне кажется, человечность тебе больше к лицу, – прошептала она и, стиснув в своих руках в последний раз, отпустила, дав, наконец, дорогу бьющей кипучей энергией Элис.
– Знаю, ты не любишь подарки… – она начала нараспев и ненавязчиво махнула в сторону кучи коробок, которыми был завален наш кофейный столик.
– Элис, не стоило!
– Да брось! Сейчас зима, и на улице жуткий холод. Тебе это пригодится, – взяв со стола маленькую коробочку, она протянула ее мне. – Это от Эсме и Карлайла.
Я вопросительно приподняла бровь и, развязав ленточку, вытащила из коробки очаровательный и невероятно мягкий бежевый кашемировый шарф. Благослови господь Эсме – он знал, что я предпочитаю нейтральные цвета. Впрочем, это было не все. Под шарфом я обнаружила подходящие к нему варежки и берет.
– Спасибо, Эсме! – я крепко обняла женщину.
– Пожалуйста, дорогая, – мягко прижала меня к себе Эсме.

Когда все коробки были открыты, и я получила свою порцию объятий от каждого в комнате, у меня был собран полный зимний гардероб. По моим стандартам, по крайней мере. Элис настояла на том, чтобы мы отправились по магазинам, когда Эдвард достаточно окрепнет, чтобы покинуть дом.
Происходящее казалось нереальным. Такими темпами может статься, что уже это Рождество мы проведем сидя за тяжелым тиковым столом Эсме, поедая ветчину и потягивая яичный коктейль.
Моя голова начала кружиться от переизбытка чувств и мыслей.
Я осела на диван, а Элис все продолжала кружить вокруг меня с одеялами и тучей вопросов.
– Элис… – тихо взмолилась я. – Пожалуйста... Я понимаю, что ты взволнована, но у меня такое чувство, что я скоро упаду с обморок. Тебе правда не стоит так носиться со мной. Я в порядке.
Розали, многозначительно хмыкнув, присела рядом со мной.

– Я ей говорила, но ее мозг размером с горошину, так что она забыла. Или ей наплевать, – последние слова она выразительно прошипела Элис, которая сделала наконец паузу и оскорблено поджала губы.
– Лучше мозг с горошину, чем совершенная пустота, – чирикнула она в ответ.
Розали с оскорбленным фырканьем ретировалась на кухню, где Эсме рассовывала еду в холодильнике и морозильнике.
– Это было жестоко, – укоризненно сказала я.
– Роуз справится, – отмахнулась Элис и окинула меня скептическим взглядом. – Может, примешь аспирин? Похоже, тебе больно.
Я похлопала себя по животу.
– Немного побаливает после лазаньи, – ответила я. – Со мной все будет хорошо, Элис. Спасибо тебе, но перестань волноваться.

Похоже, придется поберечься. Моему организму понадобится время на перестройку. Все-таки он был выключен почти целое столетие.
Улучшенная регенерация или нет – но я быстро поняла, что прежде чем все встанет на свои места, мне придется пережить немало встрясок.
Как физических, так и эмоциональных.
– Чаю? – настойчиво спросила Элис.
Я улыбнулась ей. Она слишком мила. Чересчур настойчива, но она старается ради меня.
– Было бы здорово. Спасибо, Элис! – откликнулась я, когда она уже выходила из команты.

Рядом клубком свернулась Несси.
– Ты такая мягкая и теплая, – удовлетворенно вздохнула она, положив голову мне на плечо. – Но не такая теплая, как Джейкоб.
Она замолчала, и мою голову снова наводнили мысли о Джейкобе и Несси.
– Ты в порядке? – спросила я ее.
– Уже лучше, – она пожала плечами. – Но я волнуюсь за Джейкоба. Что-то его беспокоит, я же вижу.
Я закусила губу.
– Почему бы тебе не сходить к нему – проверить, в порядке ли он?
– Сходишь со мной? – Несси села и ее глаза возбужденно заблестели. – Обновишь зимнюю одежду, подышишь свежим воздухом…
– Не думаю, что это хорошая идея, милая, – оборвала ее я, отводя глаза.
– Мам, – тихо сказала она, – нам все равно скоро уходить, в этом нет ничего странного. Так в чем проблема?
– Нет никаких проблем. Я просто думаю, лучше немного подождать.
Несси не казалась убежденной, но все же шутливо ткнула меня в ребра:
– Ты ужасно врешь.
– Одна чашка чаю – как заказывали, – передо мной оказалась Элис и протянула мне чашку, которую я приняла с благодарностью.
– Я положила туда немного меда вместо сахара, – сказала она, прежде чем снова исчезнуть на кухне.

Я сделала осторожный глоток, и от ощущения меда на своем языке испытала просто невероятное блаженство – не говоря о том, как он насыщал меня теплом.
– Ты слишком сильно восторгаешься чашкой чая, – с улыбкой поддразнила меня Несси.
– Неужели мне нельзя? – улыбнулась я в ответ и снова сделала глоток.
– Вам с папой надо отправиться в Калифорнию, или еще куда, – вдруг заметила Несси, снова положив голову мне на плечо. – Вам обоим не помешает отпуск.
– И загар! – крикнула из кухни Элис.
– Я любила солнце, – внезапно вспомнила я. – Это неплохая идея.

Не то чтобы вампиром я не могла находиться на солнце, но сама мысль о том, чтобы испытать его тепло на своей человеческой коже…
Я совсем забыла, каково это.
– Вот дерьмо! – внезапно кружка выскользнула из моих пальцев, и Несси едва успела подхватить ее, в то время как я согнулась пополам, обхватив живот, и в следующую секунду побежала в ванную.
Тридцать минут спустя я, с угрюмым выражением лица, вернулась в гостиную.
– Как я рада, что наша дочь наполовину человек, – заметила я, взглянув на озабоченное лицо Эдварда. – Иначе в нашем доме не было бы туалета.
Несси расхохоталась.
– Ты в порядке, любовь моя? – тихо спросил Эдвард.
– Да. Фантастика. Спасибо, – сухо ответила я.
– Извини, мам, – выдавила Несси сквозь смех. – Но ты бы видела свое лицо.
Усмехнувшись, я снова села на диван, но отрицательно покачала головой, когда Несси протянула мне мою кружку с чаем.
– Давай избежим повторения. Кроме того, он уже остыл, а мне бы хотелось наслаждаться им хотя бы на его входящем маршруте.

В животе было не просто неспокойно. Откровенно говоря, он чертовски болел. Никакой больше лазаньи. Я не знала, отчего это – от специй или от помидоров. Вероятно, и от того, и от другого. Нужно будет поговорить об этом с Карлайлом.
Если бы не этот кавардак в голове, может, я смогла бы разобраться сама. Я была совершенно растеряна, не считая очевидного: мой организм не ожидал такого после векового бездействия.

Один за другим они начали уходить, возвращаясь в мою лабораторию.
Пришло время, и через несколько часов Эдвард станет человеком, а я даже не могла до конца осмыслить, что это на самом деле значит.
Сможет ли он с этим справиться? Каким будет его первое желание?
Он так многого так долго был лишен, что сейчас ему придется справляться с новыми давно позабытыми инстинктами и желаниями, например, еда – определенно не лазанья – и сон.
Что будет ему сниться? Интересно, помнил ли он свою семью?
Будут ли его терзать воспоминания о том, как он покинул этот мир?
Остался ли вирус инфлюэнца в его теле или обновленная кровь уничтожила его?

– Белла? – тихий голос Эдварда у меня над ухом напугал меня.
– Эдвард!
Он хмыкнул.
– Прости, не хотел тебя пугать, – он улыбнулся моей любимой кривоватой усмешкой, и я сразу расслабилась.
– Все в порядке.
Он взял мои ладони в свои руки и поднес к губам.
– Мне пора идти, – тихо сказал он, и я не упустила нотки нервозности в его голосе. – Я так люблю тебя и не могу дождаться, когда снова смогу держать тебя в своих руках. Я так скучаю…
– О, прекрати, – выдавила я, бросаясь ему на шею. Снова слезы? – Оставь речь на потом, я не могу справляться с этими эмоциями, Эдвард, прошу, – попросила я, прижимаясь к нему.

Как он будет пахнуть? Какой вкус будет у его кожи?
Как только эта мысль проскользнула в мой мозг, я, недолго думая, атаковала его шею, лаская губами его прохладную кожу. Он ощутимо напрягся и отстранил меня, игнорируя мое бессвязное протестующее бормотание.
– Белла, – серьезным тоном произнес он с ощутимым напряжением в голосе. – Будь осторожна.
– Я не хочу быть осторожной, не хочу, чтобы ты был осторожным! Поцелуй меня! – потребовала я. На его лице отразилась мука. Я знала, что это бесчувственно и эгоистично. Должно быть, он годами ждал, когда я открыто выражу ему свою любовь, и вот, когда он не может ответить мне, не сдерживая себя, я решила потребовать свое.
– Пожалуйста, – простонал он. – Не надо сейчас.
Он сделал глубокий вдох.
– Поцелуй меня, – повторила я, более отчаянно в этот раз.

Это последний раз, когда я могу ощутить его прежним. Я хотела помнить его таким – все мое нутро просто вопило об этом. Даже если я не могла точно вспомнить, каким он был на вкус, мое тело и мои губы могли. – Пожалуйста…
Это было жестоко и расчетливо, но я должна была.
Мне нужно было, чтобы он меня поцеловал. С раздраженным шипением он притянул меня к себе и осторожно коснулся моих губ своими.
Сердце бешено затрепыхалось в груди, когда его прохладное дыхание коснулось моего лица; от прилива крови слово иголками закололо кожу, голова начала кружиться. Его поцелуй был таким осторожным, таким сдержанным, что я нетерпеливо простонала.
Прижавшись к нему, как можно теснее, я впилась поцелуем в его губы, пытаясь раздвинуть языком преграду. Он снова напрягся, и с его горле заклокотал низкий стон.

– Белла, – хрипло проговорил он. – Это слишком… слишком опасно, – он мягко оттолкнул меня, и я обмякла, признав свое поражение.
– Прости, – сказала я, откинувшись на спинку дивана.
Он хмыкнул.
– Терпение, любимая.
– Знаю, знаю. Не понимаю, что на меня нашло. Это очень эгоистично с моей стороны. Я снова гормональный подросток, можешь себе представить?

Эдвард неохотно поднялся и, наклонившись, поцеловал меня в лоб.
Я вздохнула, в последний раз насладившись его запахом. Когда он повернулся и направился к двери, боль в моей груди лишила меня всякой способности говорить, сказать хоть что-нибудь в ответ на его «я люблю тебя».
Когда он ушел, я ощутила лишь абсолютную пустоту, и страх холодной рукой сжал мое сердце. Боже, я на грани приступа паники.
Я чувствовала, как истерика норовит завладеть моим разумом.
Дыхание сбилось, и легкое покалывание во всем моем теле указывало на перенасыщение кислородом. Скатившись с дивана, я рванула на кухню.
Они все ушли, даже Несси. Я обещала догнать их, мне нужно было побыть одной. Больше не нужно, это точно. Горло судорожно сжималось, колени дрожали.
Так, это определенно нехорошо…

***


Телефон выпал из ослабевшей руки и заскользил по плиткам.
– Черт… – выдавила я между нервными прерывистыми вздохами. Я что, умираю?
Так, ты не умираешь. Прекрати это.
– Любимая, неужели даже минуту…
– Не могу дышать, – прохрипела я.
– Успокойся, Белла. Глубокие медленные вдохи… – остальное прошло мимо меня, когда телефон снова выпал из руки и на этот раз раскололся. Я не могла дышать. Или могла, но не получала достаточно кислорода? Или наоборот слишком много?

Что если что-то пошло совершенно не так, и Эдвард потерял душу навсегда?
Нет. Этого не может быть. Он был слишком добрым, слишком великодушным, слишком милым. Слишком идеальным.
Не может быть, чтобы у него не было души.
Он должен был быть связан с ней, должен был.
Без Эдварда жизнь не будет прежней. Без Эдварда не будет меня.
Голова кружилась, мысли путались, и я никак не могла взять их под контроль.
Я должна идти за ним. Я не могу оставаться здесь ни секундой дольше.
Я неловко поднялась с пола, пытаясь силой воли заставить ноги двигаться, как положено. Добравшись до двери, я рывком распахнула ее навстречу зимнему холоду, который тут же принялся вгрызаться в мое тело, прикрытое лишь джинсами и футболкой. Запнувшись, я упала в снег.

– Господи, Белла! Какого черта ты делаешь?
Земля ушла у меня из-под ног, и вместо холода окутал жар.
– Джейкоб! Поставь меня на ноги! Я должна идти за Эдвардом, я должна остановить его. Отпусти меня! – я изо всех сил боролась с ним, успев заметить его ошарашенный взгляд и открытый в удивлении рот.
– Ты заболеешь, – пробормотал он и внес меня, лягающуюся и сыплющую ругательствами, в дом. Ярость пульсировала в моих венах с такой неожиданной силой, что я даже не заметила, что могу дышать свободно.
– А Карлайл-то не шутил, – сам себе заметил Джейкоб, пытаясь перехватить мои руки. – Белла, серьезно, прекрати. Ты поранишь себя.
Он уложил меня на диван, на секунду оставив попытки удержать мои руки, забросил свою ногу на мои бедра и, стиснув запястья, надежно зафиксировал под собой.
– Черт возьми, Белла! Что на тебя нашло?
Он практически сидел на мне верхом, опершись одной ногой в пол, пока я тщетно пыталась вырвать свои руки из его захвата. В итоге сдавшись, он прижал их к моим бокам.
– Джейкоб Блэк! Слезь с меня или я разрешу Элис оторвать тебе голову!
Он лишь хохотнул в ответ.
– Элис меня к тебе и прислала, – ответил он, насмешливо глядя на меня сверху вниз.

Шквал эмоций затих так же внезапно, как и начался. Элис увидела меня и прислала Джейкоба. Все будет хорошо.
Только сейчас до меня дошло, насколько неприемлемо то положение, в котором мы находимся. Жар от тела Джейкоба легко проходил через преграды моей одежды, растекаясь от моих бедер к кончикам пальцев, и к своему удивлению, я ощутила, как по всему телу пробежала дрожь.
– Джейкоб… – мой голос задрожал. – Пожалуйста, отпусти меня. Извини, я не знаю, что на меня нашло. Я… это гормоны, трансформация… – я сама слышала свое неловкое бормотание, – это все оказалось для меня слишком…. Пожалуйста?
Джейкоб отпустил мои руки и встал с дивана. Только тогда я заметила, что он без рубашки, и отвела глаза, не желая встречаться с его чересчур пристальным взглядом.
– Я спал, и у меня не было времени подумать о рубашке, – пояснил он, заметив мой дискомфорт, связанный с его появлением в полуобнаженном виде. – Элис сказала, ты не можешь дышать и я должен мчаться к тебе, как можно скорее. Радуйся, что я вспомнил о штанах.
Подняв на него глаза, я увидела, что он широко ухмыляется. Мой взгляд невольно упал на его штаны, а затем я снова уставилась в пол.
– Или будешь жаловаться? – насмешливо добавил он.

Я вскинула голову, уставившись на его самодовольное лицо. Джейкоб всегда отличался прямотой, но такой двусмысленный посыл был для него чем-то новым. Или, пожалуй, новым для моих ушей. Это совершенно выбило меня из колеи. Я не представляла, что сказать и как на это реагировать. Мне пришлось напомнить себе, что хотя он выглядел, как прежде, ментально он был мужчиной, а не мальчиком-подростком. Да и я не была девочкой, несмотря на гормональную бурю, бушевавшую сейчас в моем теле. Меня не должно удивлять, что за прошедшие годы он изменился. Что меня действительно удивило, став настоящим шоком, так это моя реакция на него. Я была смущена.
Не только предательством собственного тела, но и тем, как я повела себя.

– Ну, – я с трудом нашла в себе силы прервать неловкое молчание, – теперь я в порядке, и мне очень жаль, что я так сорвалась.
Я по-прежнему ощущала легкое головокружением, но от прежней паники не осталось и следа. Я лишь немного нервничала, думая об Эдварде. Мне нужно идти.
– Ты выглядишь не очень хорошо, – Джейкоб присел на диван, на этот раз стараясь держать дистанцию. Опершись локтями на колени, он критически осмотрел меня. – Тебе нужна сухая одежда, – он кивнул на мою промокшую от снега футболку. Джинсы тоже промокли, особенно на коленях.
– Ну давай же, Беллз. Иди переоденься, и я уйду, если хочешь.
– Нет, все в порядке. Дай мне минуту.
Мне не хотелось оставаться одной.
Джейкоб покачал головой, на его губах играла легкая улыбка.
– Ты безнадежна, – он поднялся и стал мягко подталкивать меня по коридору.
– Ты куда? – встревожилась я.
– Найду рубашку, пока ты будешь переодеваться, – ответил он, и я тут же успокоилась. – Я вернусь прежде чем ты успеешь заскучать.
Подмигнув на прощание, он ретировался.

Я стала торопливо переодеваться, запнувшись по пути бессчетное количество раз. Шагнув за порог второй раз за этот вечер – на этот раз в купленных Элис пальто и теплых ботинках, защищающих от холода – я заметила Джейкоба, рысцой спускавшегося с холма. Я прищурилась, чтобы лучше его видеть. Не то чтобы мне нужно было убедиться, что это действительно он, но мне хотелось видеть его глаза. Мне казалось, что он беззастенчиво пялится на меня.
– Привет, – кивнул он, оказавшись рядом со мной. – Ну давай доставим тебя к твоему почти-что-бывшему-кровососу.
Бок о бок мы направились к лесу, я изо всех сил старалась поспевать за его размашистым шагом.
– Я хотел спросить… И сейчас, похоже, самый подходящий момент… – Джейкоб сделал глубокий вдох, – что это за «отношения на расстоянии»?
Я сбилась с шагу, едва не запнувшись, но Джейкоб успел перехватить меня, прежде чем я упала. Я подняла к нему лицо, к своему раздражению, поняв, что в полумраке не могу хорошо видеть его глаза.

Речь об этом зашла после моего небольшого срыва, произошедшего сразу после пробуждения. Уже долгое время дверь «Джейкоб» - как я ее называла – была крепко заперта, а теперь она снова распахнулась настежь.
Нечего и говорить – я сорвалась.
Эдвард пытался утешить меня, в то время как я причитала, что меня надо пристрелить. Впрочем, я взяла себя в руки и положила конец этой жалости к себе. Снова иметь эмоции – это здорово, то уж точно не этот иррациональный мелодраматизм, к которому эти эмоции приводили.
– Неважно, – после секундного раздумья ответила я. – Я не хочу, чтобы ты куда-то уходил, Джейкоб. Но если для тебя так будет легче, я пойму.
– И когда это я искал легких путей, Беллз?
– Этого ответа я и боялась, – вздохнула я.

Мы двинулись дальше, и рука Джейкоба – такая теплая и знакомая – вдруг легко сжала мою, и я удивленно подумала, как после всего через что мы все прошли, я могу так сильно любить его?
Ответ пришел сразу: он был частью меня, а я была часть его. И так будет всегда. Пусть и не так, как этого хочет он. Я лишь надеялась, что прошедшее столетие научило меня относиться к своему лучшему другу с большим пониманием и осторожностью.
Никакой двери «Джейкоб» больше не будет, решила я. Что за глупость, пытаться запихнуть все противоречивые чувства, с которыми я трусила встретиться лицом к лицу, в маленькую комнатку и заколотить дверь.

– Так что, ты… ты не собираешься предложить какие-то идиотские отношения на расстоянии? Уж если я смог сжиться с кучкой вампиров, я смогу жить и рядом с тобой, – он обвел меня рукой, – такой краснеющей и путающейся в собственных ногах.
Я не смогла сдержать смех.
– Нет, не собираюсь. Просто чтобы доставить тебе удовольствие поиздеваться надо мной.
– Ну конечно, зачем еще мне здесь ошиваться?
– Удиви меня, – усмехнулась я.
– Плюс мы заключили договор. Ты должна мне целую жизнь служения – отношения на расстоянии в это не вписываются.
У меня болезненно сжалось сердце.
– О, Джейк…

Он пробежал пальцем по щеке, поймав сбежавшую слезу.
– Идем. Это самая слезливая фраза, которую я когда-либо говорил, Беллз, так что хоть ты не раскисай.
– А может, мне нравится, – оборонительно ответила я, надеясь скрыть эмоции.
– Хммм, надо будет поговорить с Эмбри, спросить, куда он дел моего лучшего друга. Ты клон.
– Что ж, тогда я соскочила с крючка, – фыркнула я.
– Отличная попытка, – насмешливо прищурился Джейкоб. – Всегда ищешь отговорку, чтобы сбежать от меня. Типичная Белла.
Я нахмурилась. Уголок его рта подергивался, когда он пытался сдержать улыбку.
– Ты специально выводишь меня из себя? – я пыталась казаться серьезной, что, стоит признать, давалось нелегко.
– Я? – воззрился на меня Джейкоб с видом оскорбленного достоинства. – За кого ты меня принимаешь?
– За большого задиру, вот за кого, – оставаться серьезной становилось все сложнее, и Джейкоб расхохотался, глядя на мое, без сомнения, глупое выражении лица.

Неожиданно он сгреб меня в охапку и прижал к себе с такой силой, что я едва могла дышать.
– Черт возьми, я скучал по тебе, Белла, – прошептал он, уткнувшись мне в макушку.
– Джейкоб… – выдавила я.
Он хохотнул и отпустил меня, снова взяв за руку.
– Хрупкий человечек.
– Да, я такая, – с гордостью сказала я. – Так что осторожнее. Теперь мне придется присматривать за этим телом, чтобы дожить до дня, когда у Розали появятся детишки.
Джейкоб снова впал в задумчивость.

– Знаешь, с Эмметом в роли папочки и Блонди в роли мамочки… Мне стоит остаться хотя бы ради этого. Они продолбают этих детей на хрен!
– Джейкоб Блэк! Следи за языком!
– Серьезно, Беллз, детям нужны любовь и внимание, а она слишком поглощена своим отражением, чтобы… – я ощутимо ткнула его локтем в бок. – Ладно, ладно. Извини, – усмехнулся он.
– То-то. Роуз любит Несси и присматривала за ней больше, чем мы все вместе взятые. Так что веди себя хорошо.
– Знаю. И все-таки она мне не нравится, – Джейкоб пожал плечами, и мне казалось, я знала причину. – Кто черта помянет – он тут как тут. В нашем случае – она.
– Мы вас ждали, – Розали шагнула нам навстречу, и только тогда я поняла, что мы пришли. Она скользнула взглядом по нашим сплетенным рукам.

Я не собиралась отпускать его, но, к моему удивлению, Джейкоб сам убрал руку и сунул ее в карман.
– Вперед, Беллз. Если я тебе понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти.
Я даже не успела ничего сказать, как он развернулся, оставив меня в замешательстве смотреть на его удаляющуюся спину.
– Пахнет так, будто рядом псарня, – скривилась Розали, и я нахмурилась.
– Вы двое ведете себя, как дети, – обвиняющее произнесла я.
– Говорят, общаясь с ребенком, надо опускаться до его уровня, – словно между делом заметила она.
Я закатила глаза.
– Сначала ты сравнила его с псом, а теперь он уже ребенок?
Розали фыркнула, повернувшись к двери:
– Ну, может, он щенок.
– Достаточно, Роуз. Прошу тебя.
– Да, да… Идем в дом, прежде чем Элис сведет всех с ума.
– Что с ней? – я удивленно приподняла бровь.
– Она вся на нервах. Джасперу непросто ее успокаивать.
– Она что-то увидела? – насторожилась я.
– Она не может ничего видеть, Белла, – раздраженно ответила Роуз. – Мне действительно нужно напоминать тебе, что все вокруг провоняло дворняжками.

Оу…
Не знаю почему, но я откуда-то знала, что все в моей жизни вот-вот встанет с ног на голову. Я чувствовала это, и опасения лишь усилились, когда я вошла в комнату, где Эдвард в ожидании сидел на кровати.
Мне понадобилось все мое самообладание, чтобы подавить их.
– Эдвард, – тихо сказала я, подойдя к нему. – Прости, что я так долго. Я… – и оборвав саму себя, я кинулась ему на шею.
– Шшш… Все в порядке, любимая. Не волнуйся за меня. А вот Элис похоже, не помешает немного моральной поддержки, – многозначительно сказал он, когда девушка вошла в комнату.
– Белла! – воскликнула Элис. Я отпустила Эдварда, бросившего на меня еще один многозначительный взгляд, словно произнося «я же говорил». Элис действительно выглядела выбитой из колеи.

– Ты ничего не видишь? – спросила я, не в силах полностью подчинить себе свои страхи.
– Это очень трудно сделать, когда мы окружены волками, – она признала свое поражение, но в ее словах не было той желчи, что сквозила в каждом упоминании оборотней Рози.
– Уверена, все будет хорошо, – сказала я, хотя сама не до конца верила в собственные слова и не могла отделаться от страха, клубком засевшего где-то в солнечном сплетении.
Я молилась, чтобы эта тяжесть в животе была вызвана лазаньей, хотя сама понимала, что это не так.
И тут, словно зная, что я хочу с ним поговорить, рядом со мной оказался Карлайл, вошедший в комнату вместе с Эмбри.

– Эдвард сказал, что ты ела лазанью. Мне не удалось поговорить с тобой на эту тему, но с едой тебе некоторое время стоит быть поосторожнее. Твоей пищеварительной системе предстоит перестроиться под новый режим питания, так что пока стоит воздержаться от острой и кислой пищи. Я дам тебе список продуктов, которых тебе лучше будет придерживаться в ближайшее время, – он повернулся к Эдварду. – К тебе это тоже относится, когда ты очнешься.
– К черту это. Первое, что я съем, будет огромная пицца с пепперони, чесноком и тонной сыра, – отозвался Эмметт. – В одиночку.
– Спорю, я смогу осилить двойную порцию, – похвастался Эмбри.
– А сможешь осилить без выделения токсичных отходов? – подначил его Эмметт.
– На твоем месте я бы больше беспокоился о том, чтобы не попортить тот персидский ковер под обеденным столом Эсме
– Знаешь, что… – Эммет шагнул вперед и протянул Эмбри руку. – Спорим!
Они пожали руки.

– А теперь можем мы стереть это мрачное и унылое выражение с лица моего брата? Он таскал его последние две сотни лет, пора ему расслабиться.
– Да не стоит ему так уж расслабляться. Или Белле придется ночевать на улице, пока дом будет на карантине.
Оба мужчины расхохотались.
– Может хватит? – я глянула на Эмбри, поморщившись в отвращении. – Некоторые темы должны оставаться священными.
– Никогда не слышал, чтобы слово «священный» использовалось применимо к дерьму, – он пожал плечами.
Я снова поморщилась.
– Спасибо за пояснения. Мне их так не хватало.
– Всегда пожалуйста, милая, – ухмыльнулся Эмбри. – Любой каприз для моего верного партнера.
– Ой уж…

Эмбри поднял руки, сдаваясь, и, посерьезнев, принялся обсуждать с Эмметом необходимые детали. Он согласился помочь удерживать Эдварда, пока Карлайл будет вводить иглы. Я при этом не присутствовала. Какая то часть меня по-прежнему оставалась трусливой девчонкой, и я не могла видеть агонии Эдварда.
Но как только самая неприятная часть была позади, я вернулась в комнату с Элис, которая была необычно молчаливой.
По-настоящему меня беспокоило то, что она не могла поднять на меня глаза, пока проходила трансформация.

Минуты бежали одна за другой, сочась сквозь пальцы и сваливаясь грудами часов. Я была совершенно обессилена тревогами этого бесконечного дня. Был четвертый час утра, а Эдвард никак не просыпался. Все мои силы уходили на то, чтобы держать глаза открытыми.
Жизнь в Эдварде мало-помалу входила в свои права. Его кожа медленно насыщалась цветом, переходя от прозрачной бледности к матовой телесности с легкой смуглостью.
Я робко коснулась его руки, наслаждаясь непривычным теплом. Я наклонилась к нему, подавив приступ головокружения. Он казался таким умиротворенным. На его скулах и носу проявилась россыпь веснушек. Я не смогла сдержать улыбки.
– Эдвард, – негромко прошептала я, – у тебя очаровательнейшие веснушки.
Я продолжала изучать его лицо, когда он внезапно пошевелился. Мой резкий удивленный вдох привлек внимание Карлайла и Элис, и они быстро подошли ко мне.

– Думаю, он приходит в себя, – прошептала я, ощущая смесь возбуждения и страха.
Элис по неподвижности и мраморной бледности могла соперничать со статуей, и у меня закралось подозрение, что она что-то от меня скрывает.
Она по-прежнему отказывалась встречаться со мной взглядом, а я продолжала изучать ее странную маску полнейшей сосредоточенности на деле.
Продолжая поглаживать руку Эдварда, я бросала на Элис испытующие взгляды, гадая, когда же она сдастся и все мне расскажет.

– Он очнется с минуты на минуту, – объявил Карлайл, вырвав меня из тягостных размышлений. – Похоже, все в порядке. У нас неплохие шансы на то, что все обойдется без осложнений, и ты не успеешь заметить, как он будет на ногах, – он улыбнулся мне своей мягкой сочувственной улыбкой.
Почему меня не отпускало ощущение, что что-то не так? Голова продолжала кружиться, и я предпочла сесть обратно в кресло, прежде чем свалюсь на пол.
Я пыталась, правда, пыталась побороть усталость, и для меня стало полнейшей неожиданностью, что моргнув тяжелыми веками в очередной раз, я просто не смогла их поднять. Я плыла, словно парящее облако, окутанное теплом.

Когда я наконец проснулась, перед моими глазами оказалась пустая кровать. Вскочив, я развернулась, чтобы позвать Эдварда, и крик замер на моих губах, когда я встретилась с взглядом его пронзительных зеленых глаз.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/112-38475-1
Категория: Наши переводы | Добавил: Manamana (14.08.2020) | Автор: Перевёл Голди
Просмотров: 210 | Комментарии: 6 | Теги: продолжение саги, Team Jacob


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 6
1
5 Танюш8883   (17.08.2020 11:18) [Материал]
Как я и думала, многое они не предусмотрели. Например, дисбактериоз кишечника. Эдвард ожил, это хорошо. Но какие изменения произошли в нем только предстоит узнать. Спасибо за главу)

1
3 робокашка   (15.08.2020 08:18) [Материал]
А я так вижу, что Белла пытается "усидеть на двух стульях" dry
А Трансформированный Эдвард сейчас откроет рот и скажет: "Я ничего не помню...давай познакомимся..." tongue

0
4 Manamana   (15.08.2020 09:50) [Материал]
Белла ведет себя по канону, короче говоря! biggrin

0
2 Manamana   (14.08.2020 15:59) [Материал]
Спасибо за отзыв! Я в этой истории на стороне Джейка, он действительно отлично прописан автором, которая была Team Jacob.
Мы уже пересекли экватор истории сегодня - так что скоро все прояснится wink

1
6 AliseLir   (22.08.2020 22:37) [Материал]
О, жду-не дождусь smile

1
1 AliseLir   (14.08.2020 14:43) [Материал]
Ооо
Я в полном восторге. Когда погружаюсь в переживания Беллы, все кажется таким запутанным и сложным. Ощущение, что им придётся разбираться с этим вечность. И это напряжение, нарастающее к концу главы. Я до последнего ожидала какого-то подвоха (все ещё жду, если честно), но, по крайней мере, с Эдвардом все удалось. Это, конечно, вызывает бурю положительных эмоций.
Кстати, возможно, что я просто забыла, но мне кажется, никто особо не обсуждал отношение самого Эдварда к этой процедуре. Принято считать, что он не очень хорошо относится к своей вампирской сущности, но ведь не все так однозначно. Вообще, я заметила, что в этой истории ему уделяется гораздо меньше внимания, даже по сравнению с Джейкобом. Ни в коем случае не ставлю это в минус - понятно, что автор расставляет акценты согласно собственному видению. Но думается мне, что это возвращение человечности в каком-то смысле только все усложнит, и каждому герою придется разбираться со своими тараканами самостоятельно.
Большое спасибо за главу happy







Материалы с подобными тегами: