Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1616]
Из жизни актеров [1603]
Мини-фанфики [2388]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4590]
Продолжение по Сумеречной саге [1259]
Стихи [2337]
Все люди [14605]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14004]
Альтернатива [8924]
СЛЭШ и НЦ [8481]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4032]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 сентября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

На игле
После детской психологической травмы прошло много времени, но Изабелла так и не сумела вернуться к прежней жизни. Доза, подвалы, трупы, кровь – единственное, что знает она. Эван – человек, который испортил ей жизнь – спустя 4 года начинает жалеть о своём поступке. Конечно, ведь он сумел избавиться от своей зависимости, и теперь, парень старается поставить Беллу на путь истинный.

Вампирский уголок
Каждый из вас, дорогие читатели, просматривая ли или иную серию, иногда размышлял о том, что в сценарий можно было бы кое-что добавить.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Быть сладкоежкой не страшно
История о минусах кулинарных шоу, больших животах и особенных видах десертов.
Гермиона/Драко; мини; Юмор, Любовный роман

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Изменить прошлое
Их встреча была уготована самой судьбой. Прошлое определило их страшное будущее. Смогут ли они изменить прошлое ради будущего?



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. Жизнь
2. The Rover
3. Миссия: Черный список
4. Звездная карта
5. Королева пустыни
Всего ответов: 220
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Уроки любви и русского языка

2017-9-24
47
0
Название: Уроки любви и русского языка
Название фан-дома: Произведение Джуд Деверо "Мне просто любопытно" (издавалось в сборниках "Дар любви" и "Душа любви"). Серия "Таггерты"

Автор: -
Бета: +
Жанр: любовный роман
Рейтинг: R
Персонажи: -
Саммари: Стивен Берг полностью соответствовал моему представлению о том, как должен выглядеть руководитель – строгий и жёсткий. Светлые волосы были идеально уложены в идеальную прическу. О представительном виде его костюма и говорить не приходилось. Да его белье наверняка стоило дороже всей моей одежды. Туфли я рассмотреть не могла, зато прекрасно уловила блеск серебряных запонок и дорогих часов на запястье. Под пристальным тяжелым взглядом синих глаз хотелось подобострастно упасть на колени, признаваясь во всех грехах. Вместо этого я еще шире улыбнулась. Да, вот такая у меня нелогичная защитная реакция.




США, Вирджиния-Бич (штат Виргиния), июль, 1995

Сжав зубы, я тащила свой чемодан и мечтала быть на его месте. Вот так же предательски отбросить все четыре колесика, и чтобы меня носили на руках. Осознание, что этому не сбыться никогда или хотя бы в ближайшее время, добавляло зеленой тоски в и без того тусклое настроение.

Дорога вымотала. Хотя нет, не дорога. Ощущение темной дыры, куда сваливался по кусочкам мой оптимистичный настрой. Предыдущая неделя далась тяжело, и все чаще посещала мысль, чем я думала, уезжая в Америку на заработки. Если в родной стране я была никому не нужным специалистом без достойных связей, то тут и подавно. А всему были виной счастливо-романтические воспоминания Ивана Ивановича — соседа и по совместительству учителя английского в нашей школе — о своей стране. Маленькой девочкой я заслушивалась его рассказами. Вообще-то соседа звали Джон, как и его отца, но, женившись на русской, он быстро понял неблагозвучность варианта «Джон Джонович». Хотя сейчас я осознавала, почему он так восхищался Америкой. Потому что давно тут не был. Дело было не в том, что страна или люди в ней сильно изменились за десять лет, хотя я не исключала и этого. Просто время стирало плохие воспоминания.

Привыкнув хотя бы в мечтах быть оптимисткой, выглядывая из глубокой финансовой ямы, я позволяла себе представлять, как заработаю если не миллионы, то хотя бы тысячи, и перевезу маму с Дэном сюда, в красивую квартиру, с видом на океан.
Сегодня я видела этот океан и постаралась убедить себя, что его берега слишком захламлены мусором и чайками, чтобы любоваться на него. Бесполезно.

Поправив на плече рюкзак, я перекинула чемодан во вторую, еще недостаточно уставшую руку и мысленно вопросила придем ли мы когда-нибудь, или эта менеджер Келли поставила себе задачу измотать меня до смерти.
Когда она указала на дверь, я уже была уверена, что она хотела меня убить.
— Вам сюда, — прощебетала она. Иначе речь этой девушки я не могла назвать. Она именно чирикала на английском языке, улыбаясь шире, чем я хотела бы это видеть.
Поблагодарив в меру сил, оставшихся на вежливость, я не смогла улыбнуться и в половину возможностей моей сопровождающей. Как только Келли пошла обратно, мое лицо стало снова устало-хмурым.

Я постучалась и, не дождавшись ответа, толкнула дверь. Сначала просунула голову, осматриваясь по сторонам, а потом затащила чемодан и плюхнула его с облегчением на диван. Приемная была пуста. Чего-то такого и следовало ожидать, потому что это должно было стать моим рабочим местом. Я осмотрелась, подмечая комфортную, с намеком на старину мебель. Несколько стульев у стены, шкафы со стеклянными дверцами и стол с большой столешницей, на которой лежали аккуратные стопки бумаг. На стоящий тут же компьютер я посмотрела с настороженностью: не то чтобы я дружила с этой адской машиной. Вернее, слишком много приходилось проводить за ней времени, потом щурясь от мерцания монитора. В комнате не было ничего индивидуального: никаких именных кружек с потеками кофе, небрежно брошенных вещей или документов. Даже ни одного кактуса на подоконнике. Полностью обезличенное помещение.

Я зевнула, прикрывая рот ладошкой. Жутко хотелось спать, потому что выезжать мне пришлось рано, а спать в дороге я не могла себе позволить, научившись не доверять местному населению. Чем быстрее я представлюсь своему непосредственному начальнику, тем скорее мои мечты о кровати и, возможно, горячей ванне сбудутся.

Я решительно шагнула к следующей двери, но вовремя заметила свое отражение в зеркале с резной рамой между двух окон. Да, так не стоит появляться перед будущим начальством. Поправила дорожную бежевую рубашку-поло, немного поразмышляла, не застегнуть ли пуговицы под горло, или наоборот, но потом оставила как есть. Расправила несуществующие складки на джинсах, заново зачесала густые волосы, рассыпавшиеся по плечам, в хвост. И признала, что лучше уже не получится. На меня из зеркала смотрела в меру симпатичная русоволосая кареглазая девушка с немного усталым взглядом. Но кто на это обратит внимание за формами, которыми природа меня не обделила. Я старательно растянула губы в счастливой улыбке. Ох, тише, Кэт, а то начальник подумает, что ты хочешь его съесть. Или продемонстрировать все успехи хорошего ухода за зубами. Скорректировав улыбку до в меру счастливой и естественной, я прошла к двери из темного дерева с табличкой, на которой было написано имя моего будущего начальника. «Стивен Берг», прочитала я, перед тем как постучаться, чтобы убедиться — направление выбрано верное.
Услышав приглушенное «войдите», я выдохнула, поправила на плече цветастый дорожный рюкзак и толкнула дверь.

Итак, улыбаемся и машем.

— Добрый день, — самой милой из возможных интонаций произнесла я. Аж зубы едва не свело от напитавшей фразу сладости.

Хотя это не помогло разбавить выражение кислого лимона на лице сидящего за столом мужчины. Черт, похоже мой «последний шанс» просто забился в угол и медленно, но основательно намыливал веревку. Одетый по-деловому, в аккуратно завязанном галстуке, Стивен Берг полностью соответствовал моему представлению о том, как должен выглядеть руководитель – строгий и жёсткий. Светлые волосы были идеально уложены в идеальную прическу. О представительном виде его костюма и говорить не приходилось. Да его белье наверняка стоило дороже всей моей одежды. Туфли я рассмотреть не могла, зато прекрасно уловила блеск серебряных запонок и дорогих часов на запястье. Под пристальным тяжелым взглядом синих глаз хотелось подобострастно упасть на колени, признаваясь во всех грехах. Вместо этого я еще шире улыбнулась. Да, вот такая у меня нелогичная защитная реакция.

— Вы кто? — холодно уточнил мой будущий начальник. Настоящий Айсберг. Мистер Ледышка. Его глубокий баритон портил ледяной тон.
— Я — ваша помощница, — честно призналась я, продолжая старательно улыбаться. — Кэтрин.
Я уже привыкла представляться, коверкая на английский манер имя Катя. И не говорить фамилии, на произнесении которой американский нетренированный язык завязывался в узел.
— Моя помощница должна знать дресс-код, потому что она — лицо компании. — Он особенно брезгливо осмотрел расстегнутые пуговицы моей рубашки. Хотя и по плотно сидящим потертым джинсам прошелся взглядом.
Вот как? От удивления я с неродного английского перешла на более многогранный русский.
— А что, у лица компании не должно быть тела или хотя бы груди? Разве недостаточно широкой лошадиной улыбки? — Я продолжала так же улыбаться, показывая едва ли не все тридцать два зуба. Что еще оставалось перед увольнением? С этим человеком мы вряд ли сработаемся.
— Впредь на работе прошу говорить лишь на английском, — мой несостоявшийся начальник нахмурился.
О как? А почему же при собеседовании по телефону так интересовались моим знанием русского языка?
— Вам столь нелюбим великий и могучий? — не удержалась я, с трудом сдерживая сарказм на уровне вероятного удивления, не смотря на то, что говорила на русском.
Под хмурым взглядом все-таки будущего начальника я предпочла вспомнить язык саксов.
— Все, поняла, — покорно подняла я руки. — В первый рабочий день приду в настоящей лошадиной сбруе. Тьфу, простите, в официальном скафандре.
— И без вот этих шуточек, — уточнил шеф.
— И без вот этих шуточек, — согласно кивнула я, вновь переходя на русский: — Повторяться я не люблю, так что шуточки будут новые.

За спиной раздалось некультурное фырканье. Черт, это точно не я! Я постаралась не обрести косоглазия, одним глазом пытаясь преданно смотреть на будущего начальника, другим заглянуть, кто же там спрятался на кресле у двери. Не получилось и пришлось все-таки повернуться, проявляя вежливость. Внешний вид этого мужчины говорил, что не стоило его игнорировать. С мистером Ледышкой они казались противоположностями. Скрывавшийся у двери был темноволосым и кареглазым. А еще мощным. Он свободно расположился в кресле королевского размера, казавшимся по сравнению с мужчиной небольшим стульчиком. И, стоило признать, такой тип мне нравился больше. Значит, и опасаться этого пока незнакомца стоило тоже больше. Я была категорически против служебных романов. А еще этот индивид искренне улыбался, с любопытством рассматривая меня. Интересно, это потому что он понимал все что я говорю или не понимал?

— Извините, я вас не заметила, — кивнула я. Судя по дорогой одежде, обуви и аксессуарам, это было не последнее лицо компании. — Добрый день.
— Он становится все добрее, — кивнул мужчина и встал, сразу становясь выше меня едва ли не на голову. Его русский был достаточно понятным, но чувствовалось, что это не родной язык. — Пойдемте, объясню ваши обязанности.
Ой. Я перепутала своего будущего начальника?!
— А разве не он должен, — кивнула я в сторону сидящего за столом.
— Он завтра довесит, — уверил мужчина, приобнимая меня за талию, чтобы вывести наружу.
— Мак! — строгий окрик все-таки мистера Берга заставил меня ровнее выпрямить спину, чтобы не соприкасаться с горячей мужской рукой, уже согревавшей ткань моей рубашки. Я поспешила пройти вперед, уменьшая этот нежелательный контакт.
— Да не волнуйся, не попорчу я твою девочку, — уверил этот Мак, закрывая за нами дверь.

Уф. В просторах приемной я легко и ненавязчиво освободилась от «гостеприимной» руки на моей талии. Хотя Мак и не сопротивлялся. Лишь усмехнулся и открыл для меня дверь теперь уже приемной. Подхватив свой чемодан, я пошла, куда показывали.

— Так что там о моих обязанностях? — перевела я разговор на рабочую тему.
— В них входит вот так же подначивать Стива по-русски, — Мак шел рядом со мной по коридору, заложив руки за спину. А я проклинала эту чертову эмансипацию и тащила свой чемодан.
— И как же это вяжется с лицом компании? — настороженно уточнила я, сдувая с лица выбившуюся прядь волос. — Вроде как мне было приказано искоренить родной язык.
— А ты вот так же, ненавязчиво и вроде бы случайно, — усмехнулся мой собеседник. — Когда я выбирал тебя, мне показалось, что ты достаточная язва.
— Милый комплимент, — хмыкнула я, не обидевшись, так как Мак был не первым человеком, который говорил мне подобное. И, надеюсь, не последним.
— В общем, твоя задача — заинтересовать Стива, чтобы он захотел выучить русский, — тем временем продолжил мой собеседник. — По-настоящему захотел.
— А что, обычный репетитор не может с этим справиться? — что-то мне не нравилось подначивать этого супер-строгого мистера Ледышку. Хотя кого я обманывала. Слишком нравилось, чтобы поверить в реальность такого счастья.
— Обычный репетитор за месяц добился лишь «мьенья зовьют Стьив», — забавно коверкая пояснил Мак. — А Стив должен был уже вчера свободно говорить на русском. Иначе в его жизни наступят ба-а-альшие перемены. Но стандартные способы не подошли.
— И вы решили шоковой терапией? Следующим пунктом будет забросить без одежды и документов в центр Сибири?
— Ха, я запомню на будущее. — Казалось, он реально ставил мысленную пометку. —Но я ставлю на то, что столь язвительная особа достаточно его раздразнит, чтобы он захотел понимать, что она говорит. Стив вообще не слишком высоко ценит женский ум. Хотя любит женское тело.
— Что-то я не заметила этого с его «дресс-кодом», — мой голос был полон сомнения.
— Так для того и дресс-код. Чтобы не отвлекало. Ты заметила, что он не встал от стола поприветствовать. Как думаешь, почему?
Я на миг задумалась, представляя вероятные возможности. А когда поняла намек, мои губы приняли форму буквы «о». Глаза не стали от них отставать.

— Да ладно… — протянула я.
— Я Стива хорошо знаю. К тому же, со своего места рассмотрел, что у тебя все на месте.
Под быстрым взглядом Мака захотелось как минимум застегнуть пуговички рубашки. Прям под горло. И натянуть ее до колена.
— А как же ваши запреты сексуальных домогательств на работе? – хрипло уточнила я.
— А я здесь не работаю. — усмехнулся Мак. — Но официально все строго, так что не волнуйся. Хотя если что, суд мы выиграем, — в голосе моего собеседника прорезались стальные ноты, что я даже посмотрела убедиться, не заговорил ли это мистер Ледышка. Нет, это был все тот же Мак, только губы теперь его сжались плотнее, а от сурового взгляда хотелось поежиться.
М-да, что-то я расслабилась.
— Каковы доплаты за дополнительные обязанности? — тут же перешла я на деловой тон. — Они не были обозначены в примере договора, который вы присылали по факсу.
— А ты мне нравишься, — Мак снова рассмеялся, но теперь я знала, каким он мог быть. — Если бы я не обещал Стиву не отвлекать тебя от работы… — Он обжег меня взглядом, а потом обхватил мою руку вместе с чемоданной ручкой: — Давай помогу.

Я сдержала порыв проявить независимость, зато проявила чудеса гибкости, вытаскивая свою руку из хватки Мака так, чтобы он не упустил чемодан. Все-таки не все так плохо тут с эмансипацией.
— Итак, доплаты… — протянул мой собеседник, ведя меня дальше, а мне просто хотелось улыбаться, что руки мои не вытягиваются до колена. — Если к концу лета научишь Стива хотя бы понимать базовую речь и говорить несколько стандартных фраз, то я заплачу тебе сто тысяч.
— Рублей?
— Мы же в Америке.

В голове заработал мысленный калькулятор, постепенно округляя и мои глаза под формы нулей, образовавшихся при расчете. Вот это да! Издеваться над собственным начальством и при этом получить такие бабки?! Где тут скрытая камера? Или собака зарыта. Или я та самая собака и уже попала в рай.
— Только у меня условие, — предпочла я «прикрыть тылы».
Мак кивнул, что готов выслушать, становясь серьезнее, но в глазах плясали откровенные бесенята.
— Стивен Берг не будет иметь права меня уволить или внести хоть строчку в мои рекомендации.
Там и так хватает всякой дряни обо мне.
— Легко, — кивнул Мак. — Сейчас мы с тобой подпишем договор, так что Стив не будет иметь никаких прав на своего помощника. Кроме рабочих. Это было моей обязанностью — найти ему хорошего учителя. Заходи, — он толкнул одну из дверей, и мы оказались в шикарном конференц-зале, обшитом светлыми деревянными панелями. На столе уже лежал готовый договор.

На мои вопросы по некоторым сомнительным пунктам, Таггерт отвечал с ленивой улыбкой. Особенно меня заинтересовало, что я должна УЧИТЬ мистера «дресс-код» русскому. Во-первых, я ни за что на свете не хотела становиться учителем. Хватит с нашей семьи и маминой самоотверженности, сгубившей свою жизнь на стезе русского языка и литературы, пытаясь вбить в гранитно-непробиваемые головы некоторых детей основы грамматики и любви к прекрасному. Во-вторых, я откровенно не умела быть терпеливой. В-третьих, смотрим пункт первый и подкрепляем его вторым.
Мак уверил, что Стиву не нужны уроки языка как таковые, ибо на это есть профессионалы, которые уже не справились. Мое дело — провокация.
В конце концов договор был подписан, и то, как улыбнулся при этом Мак, заставило меня подумать, что я все-таки что-то упустила.

Мистер Таггерт проявил вежливость, передав меня буквально с рук на руки вместе с моим чемоданом, следующему звену в этом слаженно работающем оздоровительно-развлекательном комплексе. Перед тем как уйти, Мак успел поймать мою руку и поцеловать. Теплые и сухие губы коснулись моей кожи, вызывая оцепенение и недоумение. Мак искренне рассмеялся, когда с таким же выражением лица я непонятно зачем вытерла руку о бок.
— Еще увидимся, Кэт. Построже давай со Стивом, — напутствовал он, перед тем как уйти.

Администратор, которому передал меня Мак, была женщиной. Поэтому нести чемодан снова пришлось мне самой. Комендантом оказалась тоже женщина. Так что я была счастлива, оказавшись в небольшой комнате, в которой мне предстояло жить три месяца. Это место казалось мне просто божественным лишь потому, что тут был душ и кровать.
Выслушивая правила поведения, я заворожено кивала, видя перед собой лишь стеклянную дверцу душевой кабинки.
Убедившись в моей интеллектуальной несостоятельности, комендант наконец оставила меня наедине с горячей водой и кроватью. Вот оно счастье.

***

Будильник я поставила пораньше, чтобы максимально ответственно подойти к первому рабочему дню на мистера «дресс-код». Одежду я приготовила еще вчера, воспользовавшись местной комнатой кастелянш. Перед выходом я посмотрела на себя в зеркало, висевшее прямо на двери. Кремовая блузка сидела отлично. Ткань не просвечивала, хотя благодаря приталенному крою подчеркивала что и где надо. Темно-синяя юбка чуть ниже колена, но небольшие разрезы по бокам при ходьбе открывали ямочки под коленками. Телесного цвета чулки и темные туфли на невысоком каблуке завершали образ «лица компании». Если это не удовлетворит потребности мистера «дресс-код», завтра приду в мешке с прорезями, чтобы не мешать лицу выглядеть достойно. Я как раз видела подходящий в прачечной.

Пришлось немного поплутать по коридорам — вчера меня по ним водили улыбчивая Келли и не менее отвлекающий Мак Таггерт, поэтому дорогу я помнила смутно. Однако вежливый идеально одетый персонал, снующий то тут то там, помог сориентироваться.
Войдя в приемную, я с удивлением увидела в нем прелестную девушку. Даже остановилась и задумалась выйти и осмотреться — в ту ли дверь я попала.
— Здравствуйте, вы, наверное, Кэтрин? — девушка встала из-за стола секретаря и протянула мне руку.

Я подумала, что для рукопожатия, но оказалось — протянуть мне папку, в которой было расписание мистера Берга. Я быстро глянула и задумалась, что у Стива должен быть двойник, чтобы все это успеть за день. Я так же начала сожалеть, что у меня не было сестры близнеца, когда Лиззи — бывший секретарь, закончила перечисление моих обязанностей.
Наверное, именно поэтому милая Лиззи сбегала с этого рабочего места. Других причин я не видела. Лицо у девушки было очень приятным, голос тоже вызывал расположение с первых звуков, одета она была элегантно и не броско, густые волосы собраны в строгий пучок. Фигура отличная, без намеков на будущий декрет. Чем же был недоволен мистер «дресс-код»?

— Лиззи, принеси кофе, — неожиданно раздалось над ухом, когда бывший секретарь показывала мне нужную документацию на компьютере. Я вздрогнула и непроизвольно вытянулась по струнке.
— Расслабься, — усмехнулась Лиззи. — Это на работе он такой, а вообще Стиви милый.
Она нажала кнопку на мини-атс и ответила в микрофон, что все сейчас будет.
— Милый? — мои брови спрятались где-то под челкой. Я по-настоящему засомневалась, что верно понимаю английский язык. Меньше всего с именем моего начальника вязалось такое определение.
— Наши родители дружат и знаю его с детства. Не было более доброго и отзывчивого мальчика.

Мое воображение сдалось в попытке представить Стивена Берга в виде пухлого милого ребенка. Скорей всего, он сразу родился в деловом костюме и «Ролексом» на руке. И с подозрением посмотрел на маму — соответствует ли ее костюм дресс-коду.

Лиззи объяснила мне вкусы мистера Ледышки в напитках, а потом буквально втолкнула с подносом в кабинет, когда я замешкалась на входе.
— Лиззи, я… — начал было говорить Стивен, но увидел, кто нес к его столу заказанный напиток и замолчал.
Я постаралась поставить чашку, чтобы ничего нигде не звякнуло, что оказалось крайне сложно, ощущая на себе этот тяжелый и одновременно будоражащий кровь взгляд. Я выпрямилась, стараясь придать своему лицу выражение высшей готовности к работе. Похоже получилось плохо.

Мистер «дресс-код» так крепко сжал зубы, что даже скулы на его идеальном лице проступили четче. А как только я начинала нервничать, мой язык действовал быстрее меня. Учитывая, что родным ему был все-таки русский, я сразу нарушила первый запрет, зато выполнила требования Мака.
— А теперь-то что не так? Не с той ноги в кабинет вошла? — уточнила я.

Стивен нахмурился и быстро отпил из поставленной чашки, будто это была обычная вода. Я даже дернулась остановить, прекрасно помня, что Лиззи только что налила туда кипяток и чашка буквально дымилась. Теперь задымился и мистер Ледышка. Я получила полный отчет о собственной несостоятельности как помощника, высказанный всего одним яростным взглядом и парой рычащих звуков.
— Неужели я должна дуть и поить вас с ложечки? — уточнила я, уставившись на грудь собственного начальника. Стивен навис надо мной, отчитывая, а мне не хотелось свернуть шею, да и вообще смотреть в это жесткое лицо. Это мешало прочувствовать выговор. Язык начальства уже возвращался к нормальному функционированию, и Стив перешел на нормальную речь.
После выпитого кофе он рванул галстук, освобождая горло для дыхания, и это теперь так не вязалось с идеальным костюмом и не менее идеальной рубашкой, что мои руки начали действовать сами по себе. Я снова затянула узел галстука и поправила воротник рубашки, чтобы ровно лежал. Потом чуть-чуть выровняла серебряный держатель галстука.
— Настоящий бриллиант? — уточнила я, рассматривая эту деталь туалета.
— Ты вообще слышишь меня? — уже зарычал мистер Ледышка, дергая узел обратно. Кто бы мог подумать, что в этом холодном мужчине может скрываться столь горячий характер. Или это горячий кофе в нем говорил?
Я изогнулась, стараясь смотреть в нависающее надо мной лицо и уточнила, пытаясь понять, чем же я могла помочь:
— Принести лед?

Казалось, мои знания английских ругательств, несмотря на то, что я несколько месяцев провела в трущобах Нью-Йорка, оказались не столь богаты, как у благовоспитанного мистера Берга.
Схватив лежащий рядом планшет с расписанием дня моего начальства, я перелистнула на чистый листок и стала записывать. Метавшийся мимо меня Стивен остановился и уточнил:
— Что вы делаете?
Если он надеялся, что я писала заявление об увольнении, он глубоко ошибся.
— Записываю, вдруг пригодится. А что означает?.. — я зачитала с бумажки только что услышанное.
— Вон отсюда!
— Да? Такая длинная фраза, а столь лаконична.
Увидев, как сжимаются кулаки мистера Ледышки, я поспешила ретироваться. Нет, я не боялась, что он меня ударит, просто опасалась, что его хватит инфаркт, и я лишусь места, так и не начав работать.

Когда я закрыла дверь кабинета, в нее, казалось, что-то врезалось. Лиззи смотрела на меня широко раскрытыми наивно-голубыми глазами.

— Что ты ему сделала? — в удивлении прошептала она.
— Не поверишь — ничего. Но если хочешь уточнить это у мистера Берга, советую немного переждать бурю.

Тот самый мистер в это время с кем-то говорил по телефону столь громко, что, несмотря на хорошую звукоизоляцию, мы слышали его голос, хотя не могли разобрать слова. Когда он закончил, я почесала кончик носа и предупредила Лиззи, что сейчас зазвонит телефон. У меня был хороший нюх на увольнения. Телефон и правда пропиликал в следующую секунду. По мере разговора, в котором я могла слышать только все более удивленные «да, конечно», «хорошо» и «передам» от Лиззи, глаза девушки становились все больше. Когда она повесила трубку, то посмотрела на меня так, что, обернувшись к зеркалу, я должна была увидеть на своей шее как минимум две головы. Которыми я уже прикидывала, на какие деньги купить билет до дома.

— Мистер Таггерт просил передать, что вы превзошли все его ожидания. И что за каждую попытку вашего увольнения он накидывает тысячу, — она произносила это так, будто не верила сама себе. — И это вне зависимости от результата.
Видно было, что Лиззи девушка правильная, сплетнями балуется не более, чем обычная женщина, то есть постоянно сдерживает себя, но тут любопытство превысило все.
— О чем это он?
Я не привыкла все рассказывать в открытую, поэтому ответила вопросом на вопрос:
— Лиззи, а почему вы увольняетесь?
— Я увольняюсь? — Я уже начинала привыкать к удивлению в ее голосе.
— Ну, почему я здесь? — пришлось внести уточнение.
— Меня перевели в другой отдел.
— Почему?
Лиззи замялась. Похоже, она тоже не любила рассказывать о себе.
— Хорошо. Зачем мистеру «дресс-код», то есть мистеру Бергу учить русский?
— Так вот оно что, — рассмеялась Лиззи и осмотрелась по сторонам в поисках лишних ушей. Но в приемной мы были одни, а мистер Ледышка тихо бушевал у себя в кабинете. — Дедушка Стива — Владимир Зорин, основавший весь их бизнес, в последнее время проявляет некоторую ностальгию по родине и эксцентричность. Полгода назад он потребовал, чтобы все его дети и внуки говорили на его девяностолетии на русском. Иначе он вычеркивает их из завещания.
— А когда этот юбилей? — уточнила я.
— Семнадцатого сентября.
Я мысленно рассчитала, что у Стива осталась всего пара месяцев. Неудивительно, что он так раздражен. Но я-то тут причем? Я вообще-то его помощник. Во всех смыслах.

— И что, у всех такие проблемы с поставленной задачей?
— Только у Стива. И трехлетней Мари Элен.
— Я так понимаю, вам мало работы, раз вы тут сплетничаете? — холод в голосе моего начальства мог бы заморозить небольшой водоем.
Черт, как же он так бесшумно дверь открыл?!
Лиззи покраснела и стала извиняться, хотя мистер Ледышка смотрел лишь на меня.
— А что, требуется еще кофе? — с улыбкой произнесла я на русском, поздно понимая, что «кофе» — международное слово.
Мистер «дресс-код» сощурился и теперь попытался сжечь меня взглядом, но мою огнеупорность проверяли уже не раз.
— Тогда чай? — предложила я вновь по-русски.
На лице Стивена четко проступили скулы. Судя по выражению его лица, стоило порадоваться, что при свидетелях он меня убивать не стал бы. Хотя если бы Лиззи не была подругой детства, два малознакомых трупа могли его и не остановить.

— Лиззи, ты закончила инструктаж? — уточнил мой начальник. Когда он обращался к ней, его голос звучал спокойно и сдержанно. Если бы я в этот момент не видела его глаза — могла бы и поверить.
Лиззи поспешила трусливо сбежать, уверив, что даже если она что-то забыла — можно уточнить по телефону. Предательница.

Мы остались наедине с мистером Ледышкой. Я не сводила взгляда с его галстука. Руки чесались то ли поправить его, то ли сдернуть окончательно. Интересно, столь же горяч Стив в постели, как и в раздраженном состоянии? Черт, только не думать об этом! А тем временем галстук медленно приближался ко мне. Конечно, не сам по себе, а в комплекте с моим непосредственным начальником. Пришлось крепче сжать кулаки, чтобы руки снова не стали действовать сами по себе. Ничего не могла поделать — этот мужчина вызывал во мне какое-то сумасшедшее желание дурачиться и выводить его из себя.

Оказалось, что Стиву понадобилась всего лишь папка с его расписанием, которую я до сих пор сжимала в руках. Вместо нее мне выдали кипу документов «мечта макулатурщика», которые я должна была напечатать с поправками и распечатать. И это оказалось не все. Через два часа я начала задумываться, что мой начальник хочет вынудить меня уволиться по собственному желанию. Еще через два часа я была в этом уверена. Я благодарила Бога и Владимира Зорина, который создал всю нужную инфраструктуру внутри этого отеля. Иначе я бы уже пала смертью храбрых, мечась между «забрать костюм из химчистки», «отнести приказ», «забрать отчет» и «принести обед». Поесть самой мне не удалось. Вернее, не успелось.

Но я не собиралась сдаваться так легко. Когда мистер Берг вышел из своего кабинета и хмуро посмотрел на меня, я старалась всем видом показывать преданное желание работать дальше, заглядывая в его глаза с собачьей верностью. Похоже, мне удалось, потому что Стив поморщился, буркнул «свободны до завтра» и вышел.

Я опала на стуле, будто шарик, из которого выпустили воздух. Закрыв глаза, я распустила волосы и помассировала виски, пытаясь изгнать из головы мерцание монитора и буквы-цифры-запятые. Ужас! То-то Лиззи была так счастлива, сбегая с этой работы. С наслаждением я отключила компьютер, потянулась и открыла верхний ящик стола. Там лежал мой обед, упакованный заботливым мистером Тарко. Он буквально всучил мне его, когда я приходила за начальственной едой. Приоткрыв коробку, я вдохнула запах и поняла, что домой уже не дойду. Разве что вместе с уборщицей, которая будет убирать за мной капающую слюну.

Чувствуя себя нарушителем всех возможных законов, я сбросила туфли, залезла на подоконник с ногами и откусила нечто, похожее на салат, завернутое в тонкий лист теста. Боже, я люблю мистера Тарко! Застонав от наслаждения, я откусила еще один огромный кусок. Завтра пойду и расцелую этого темнокожего мужчину, приготовившего столь божественную еду! Конечно, возможно, виной был мой голод и отсутствие времени на обед, но сейчас мое наслаждение от еды было равно экстазу.

— М-м-м, о да-а, — простонала я, вгрызаясь в очередной кусок, и зажмурилась от удовольствия. По пальцу потек соус, и я, не раздумывая, облизнула его. Даже так вкусно! Я открыла глаза, чтобы посмотреть, не капнула ли на блузку, и чуть не поперхнулась.
Надо мной нависал мистер Берг и, судя по его глазам, собирался меня съесть. Черт! Сейчас я меньше всего соответствовала статусу «лицо компании»: босая, с распущенными волосами, сидела на подоконнике и сжимала в руках кусок еды. Похоже, я заработала еще одну тысячу за попытку моего увольнения. С трудом проглотив не до конца прожеванный комок, я хрипло уточнила:
— Что-то хотели?
— Что вы тут делаете? — совсем нелогично прорычал мистер «дресс-код».
Хм, какой вопрос, такой и ответ.
— Ем, — пожала я плечами. — Хотите? — я протянула ему сжимаемый в руках рулет, чувствуя себя едва ли не святой — сама я была голодна, но была готова поделиться со Стивом. Может, он такой злой, потому что тоже голодный?
— Вон отсюда!

Голос моего начальника был наполнен такой мощной волной энергии, что я не раздумывая соскочила с подоконника. Похоже, отдавая команды и Стив не сильно размышлял — он стоял так близко, что я буквально уткнулась носом в его рубашку. Хорошо хоть руку с едой успела в сторону отвести. Хотя было бы забавно посмотреть, как отреагирует мистер Ледышка на запятнанную по его же команде рубашку. Это была моя последняя связная мысль. В следующую секунду я вдохнула аромат стоявшего рядом мужчины и поняла, что хочу его так, что поджимаются пальцы на ногах. Куда уж там пресловутым бабочкам в животе. Меня как будто током хлестнуло по позвоночнику, перехватывая дыхание. Непередаваемое сочетание парфюма и горячей кожи будоражили воображение яркими картинками, как Стив подхватывает меня под бедра, прижимая к себе так крепко, что я чувствую его ответное желание, и прямо вот тут, на подоконнике… А можно на столе. На полу. Неважно где.
Я потянулась вверх и пошатнулась, ощутив, что Стив отодвинулся. И едва позорно не шагнула за ним. Господи, что делает со мной голод. Нет, Кэт, нельзя столько не есть. Ты на мужчин вон начинаешь кидаться. Ладно на мужчин — на Ледышку! Да, всему виной просто голод, успокоила я себя, стараясь взять под контроль разыгравшееся воображение.

— Кэтрин, как можно есть, сидя на подоконнике? Как можно ТАК есть? — возмущался тем временем мой шеф, будто я осквернила священное место. Казалось, он даже не понял, что секунду назад я была готова съесть его на этом же подоконнике.
В очередной раз возблагодарив матушку природу за то, что женское желание не столь заметно, я пробурчала, что мистер Ледышка постоянно придирается ко всяким мелочам. Конечно, на русском и ерничая.
Мистер «дресс-код» продолжал отчитывать меня, но тон его как-то изменился, и слова стали растягиваться, наверное, от удивления, когда он увидел, как я залезла под стол в поисках скинутых туфель.
Обувь я нашла, успев одновременно откусить кусок рулета и слизнуть потекший соус. Лучше жевать, чем размышлять, как привлекательно пахнет этот мужчина.

***

Я подняла взгляд от экрана и посмотрела на вошедшего человека. Так — без стука, но и без агрессии — мог входить лишь глубоко влиятельный посетитель. Он не пытался с боем прорываться в кабинет мистера Берга, а сел на стул у стены, расположившись с максимальным комфортом. Я вздохнула. Похоже, Мак Таггерт решил убедиться лично в том, как выполняются его указания, или выдать очередную порцию требований не по телефону.

Я уже и так утром приносила «хозяину» свежесваренный кофе и, пока он пил, зачитывала хорошо поставленным голосом расписание на день. Хотя не могла удержаться и не прокомментировать кое-что на русском. Стив морщился, но терпел. В пять я так же собственноручно подносила заваренный по инструкции чай. После звонка Мака мне принесли целую коробку со всем необходимым, а симпатичная девушка рассказала последовательность и даже выдала распечатанную инструкцию. Все время беседы она как-то странно рассматривала меня.

Вот и Мак теперь так же подозрительно смотрел на меня. Я в ответ не стесняясь рассматривала его, подперев подбородок кулаком, а локоть поставив на стол. И все больше убеждалась, что это не Мак. Внешнее сходство несомненно было, но у этого мужчины был другой взгляд. Как у доброго плюшевого медведя. Я не сомневалась, что если его разозлить — это будет полноценный гризли, но сейчас напротив меня сидел улыбающийся добродушный «не Мак». В его взгляде не было сексуального интереса. Скорее, интерес энтомолога, рассматривающего новый вид насекомого. Одет посетитель был столь же элегантно и дорого, как и Мак, но, казалось, был чуть шире в плечах. И волосы немного длиннее — подмечала я другие различия.

— Вам никто не говорил, что вы чем-то похожи с Маком Таггертом? — прервала я затянувшееся молчание. И совершено не ожидала, что «не Мак» рассмеется так громко и заразительно, что сама улыбнусь в ответ. Я совершенно не понимала, чем я так его насмешила, но было приятно смотреть на такое искреннее веселье.
— Когда я расскажу это Маку, он точно попытается отбить тебя у Стива, — отсмеявшись с улыбкой сообщил «не Мак».
— Маку тоже нужен помощник-секретарь? — удивилась я.
— Нет, ему нужна жена, — пояснил «не Мак».
Я даже икнула от такой информации.
— Вы хотите женить Мака на мне? Откуда такая жестокость? Что он вам сделал такого плохого? — искренне ужаснулась я. Пока что я не встречала мужчину, который смог бы ужиться с моим характером. Дружеское общение или регулярные встречи в постели — без проблем и даже с удовольствием. После недели совместного проживания все бойфренды хотели меня задушить. Или убить любым другим способом, но чаще почему-то задушить.
«Не Мак» тем временем снова громко рассмеялся.

— Кэтрин, почему вы не сообщаете о посетителе? — холодный голос моего начальства застал меня за попытками принюхаться к «не Маку». Мне казалось, что тот обкурился. По крайней мере, сумасшедшим этот человек не выглядел, но я не понимала причину его веселья.

От окрика резко перестав дышать, я сглотнула, чтобы начать отвечать, но меня опередил «не Мак». Он подошел к Стивену и, хлопнув его по плечу, сообщил, что пришел вообще-то не к нему, а ко мне. Потому что Мак высоко отзывался о моих данных, и в их семье уже открыт на меня тотализатор. И что «не Мак» приехал оценить меня лично и теперь в полном восторге от увиденного.
Похоже, помимо дыхания у меня нарушился и слух.
— Представляешь, она сказала, что я чем-то похож с Маком! — со смехом сообщал «не Мак» Стиву. Говорил он так, будто меня рядом не было. — А ты знаешь, в нашей семье говорят, что надо жениться на тех, кто различает близнецов.
— Да ладно, — возразил мистер Ледышка, пренебрежительно глянув на меня. — Просто Мак сразу облапал бы ее, а ты после женитьбы стал более культурным. Я теперь тоже вас легко отличаю.
— Да? И как же? Вас Мак тоже при встрече облапывает?
Обычно я старалась сдерживаться и не пререкаться с начальством при посторонних. Учитывая количество исписанных страниц моей трудовой любому станет ясно, что мне это плохо удается.

— Что она сказала? — холодно уточнил у «не Мака» мистер Ледышка. Потому что тот в удивлении уставился на меня.
Боже, ну пусть этот тоже не понимает русского! Ну мы же в Америке в конце-то концов.
Моя молитва не была услышана. Переводя, «не Мак» не выдержал и рассмеялся, глядя на вытянувшееся лицо мистера «дресс-код».
Ой. Еще тысяча за «увольнение» или меня все-таки прибьют?
— Кэтрин, вы понимаете, что ваше поведение не вписывается ни в какие рамки? — начал свою прочувствованную поучительную речь мой начальник.
Я вздохнула.

— Знаете, это надолго. Вы, наверно, идите, — посоветовал я «не Маку». Не только потому, что не хотела, чтобы он видел, как меня отчитывают. Я же не удержусь от комментариев. А мне не хотелось, чтобы кто-то переводил это мистеру «дресс-код».
— А-ха-ха, она меня отпускает?! — Мак вытер выступившие от смеха слезы. — Как же давно я так не веселился. Кэтрин, вы бесподобны.
— Так забирай ее себе, — проявил щедрость мистер Ледышка.
— Угу, ест всего ползернышка в день, зато веселит за целый цирк, — пробормотала я свое краткое резюме.

«Не Мак» усмехнулся и подмигнул мне, перед тем как ответить Стиву:
— Зачем? У меня есть Саманта. И я так чувствую, здесь Кэтрин полностью на своем месте.
— Лиззи смотрелась тут лучше, — возразил мистер Ледышка.
— Милая девушка, — кивнул Мак. — Но слишком похожа на тебя.
«Слишком скучная и правильная», — мысленно перевела я.
— Жаль, что не внешне похожа, — вслух брякнула я. — Вот это было бы идеальное «Лицо компании».
— Милая вы пара, — хмыкнул «не Мак», глядя, как Стив заводится, даже не понимая смысла моих слов. — Но вынужден покинуть вас. Информации я получил достаточно, чтобы сделать свои ставки. Думаю, вы победите, — мужчина перехватил мою руку и коснулся губами.
Ну вот что за привычка руки нацеловывать?
— Главное — не победить. Важнее не проиграть, — пробормотала я, стараясь незаметно вытереть руку.
«Не Мак» вроде бы не смотрел на меня, но усмехнулся совсем как Мак и положил на стол темный прямоугольник визитки.
— Это если Стив сглупит, — пояснил он и, попрощавшись, вышел.
«Майк Таггерт», — прочитала я. Занимаемую должность я не успела рассмотреть — личное раздраженное начальство не стремилось заканчивать свою обвинительную речь, и я поспешила убрать визитку от греха подальше. К тому же, надо было принимать усмиренный вид, невинно огрызаясь на русском.

С этого дня, если я видела, что посетитель или курьер, или даже постоялец отеля с огромным интересом рассматривает меня, то уточняла: «Вы — Таггерт?». И практически всегда оказывалась права. Похоже, семья Таггертов была просто огромной и могла обогнать любого кролика. Не в скорости бега, а в скорости размножения. А также в любопытстве.

***

Прошла всего неделя с момента как я заняла, как оказалось, такую важную должность в компании, управляющей сетью отелей, а мне уже чудилось, что я работала тут если не всегда, то как минимум несколько лет. Жизнь обретала какой-то стабильный ритм, я начинала учиться перекладывать мелкие обязанности на курьеров и другой впечатленный моим статусом персонал, и даже обрела (о чудо!) время на обеденный перерыв. Больше голодать и есть на подоконнике я не рисковала. И так мистер «дресс-код» при входе в приемную нет-нет, а посматривал на подоконник, как будто я оставила там след неизгладимого преступления. К тому же, обеденные перерывы помогали обрести нужные (и ненужные, что уж тут скрывать) знакомства среди персонала. Теперь я не просто вежливо улыбалась, идя по коридорам, а даже вполне искренне кого-то приветствовала. А для кого-то растягивала губы в дежурной улыбке.
Мистер Ледышка продолжал то и дело читать мне нотации, нервничать от непонимания (или интуитивного осознания) моих высказываний, а также ждать, когда я принесу ему утром кофе, а на полдник чай. Оказалось, он любил его с сыром. Гадость-то какая. Но честно нарезала сыр и клала пару крекеров, которые потом уносила обратно. Можно было даже экономить — класть на протяжении недели одни и те же крекеры, а когда те потреплются и потеряют вид, заменять. Это если бы я не любила собственное начальство. Несмотря на все придирки, на строгость и холодность, мистер Ледышка был не так уж плох. Как начальник. И зачитывая ему расписание, я как-то четко осознала дату. Если через полтора месяца Стив не заговорит по-русски, возможно, он лишится своей должности. А другой начальник не станет терпеть такую язву.

Я захлопнула папку и выделила голосом число:
— Первое августа. Подарок дедушке на юбилей приготовили? Осталось всего полтора месяца.
Стив угрюмо глянул на меня, но не стал возражать, что это не мое дело.
— Приготовил, — произнес он с такой интонацией, что еще неделю назад я бы после этого поспешила ретироваться. А сейчас лишь хмыкнула:
— Весь?
А вот теперь уже прозвучало:
— Это не твое дело, Кэтрин.
Ой, какие мы строгие. Нашел кого пугать очередной тысячью на счету «за увольнение».
— Как раз мое. Это вроде как одна из моих обязанностей — замучить вас желанием изучать могучий и прекрасный. — Следующее я уже произнесла с улыбкой и по-русски: — Чтобы вы перестали поджимать хвост, а занялись делом.
К тому же у меня оставался месяц, чтобы обобрать Мака еще на сотню тысяч.

Стив крутил в руках ручку так, что если бы она была живая, я бы искренне боялась за ее вестибулярный аппарат.
— Давайте как вам привычнее: по-деловому. Что вы теряете, если попробуете еще разок изо всех сил? Ну, разве что кусочек вашей гордости. Которой у вас в избытке и не помешает немного пообкусать, — последнее я, конечно, произнесла на родном языке, потом снова вернулась на понятный для Стива: — Вот я сейчас говорила на русском, издевалась над вами, а вы ничего и не поняли. Не более ли это позорно? М-м-м, а давайте так — вы соглашаетесь заниматься языком, а я постараюсь придержать свой. Ну, в меру сил.
— Ты этого не сможешь, — хмыкнул Стивен.
Черт, он слишком хорошо меня изучил.

— Но зато, когда вы сможете меня понимать, то и читать нотации сможете более прочувствованно и понимая, на какую именно тему, — продолжала я соблазнять.
— У меня нет на это времени, — продолжал отбиваться Стив.
— Да ладно, — рассмеялась я. — Выделю я время в вашем плотном графике. В конце концов: сон — это для слабаков.

Мистер Ледышка продолжал истязать ручку, а я ждала решения. Чувствовалось, что сейчас не стоило вмешиваться — он взвешивал все за и против, и вот если перевесит то, что мне не надо, тогда и буду возражать. Хотя после принятия решения это станет почти бесполезно.
И именно этот момент выбрал кто-то из близких, чтобы позвонить Стивену. Я это знала, потому что только личная линия срабатывала «напрямую», остальные звонки шли через приемную.
Я уже отвернулась уходить, когда Стив, задержав руку на трубке, сказал:
— Хорошо, сегодня начинаем.
Я тут же повернулась.
— Какому из репетиторов позвонить?
— Никаких репетиторов. Учить меня будешь ты, — отрезал Стивен, уже подняв трубку и сосредоточившись на звучавшем оттуда голосе.

Я пару раз открыла и закрыла рот, пытаясь собрать в голове мысли и высказать возражение, но меня все равно игнорировали — начальство уже говорило по телефону. Перестав наконец изображать выброшенную на берег рыбку, я развернулась и вышла из кабинета. Не дождется этот мистер Ледышка, чтобы я его учила. Сама найду ему репетитора. Еще бы знать, как это делать.

Решив, что разберусь с этим на обеденном перерыве — в конце концов спрошу ту же Лиззи, я занялась рабочими делами. Но начальство и на этот раз меня удивило. Когда я занесла принесенный курьером обед и уже собралась посвятить время собственному насыщению, мистер Ледышка остановил меня, кивком указав на стул напротив. Это было что-то новенькое. До сих пор мне разрешалось сидеть в кабинете мистера Ледышки, только если он диктовал мне письма. Все остальное время я должна была бегать по заданиям.
— Учи, — снисходительно разрешил мне Стив, снимая серебристый купол со своего обеда.

В первый момент я захлебнулась возмущением, а потом слюной, выделившейся от запаха еды. Поэтому ответила не сразу. Возможно, это и было хорошо, потому что мозг успел заработать и не пропустил вперед язык и не совсем лицеприятные комментарии.
— Вы хотите сказать, что занимались с репетиторами здесь? У себя в кабинете во время обеденного перерыва? — моему недоумению не было предела.
— Ну, не всегда во время обеда, но да, здесь. Я занятой человек, Кэтрин.
— И никто вам ничего не возразил? Даже тот профессор-полиглот?
— Ну, он сказал, что еда может мешать моему произношению.
— Серьезно? Этот пылеглот смог найти слова, чтобы вам возразить? — с сарказмом удивилась я на русском. Этот человек реально ничего не понимает?!

Я встала и подошла к невозмутимо жующему начальству. Наклонившись вперед и упершись в стол, чтобы наши глаза оказались на одном уровне, я произнесла:
— Вы вообще понимаете, что тут вы начальник и любой другой посетитель может разве что произносить «слушаюсь, господин»? Никто не может сказать «нет» или нормально возразить.
— Но ты же можешь, — взгляд Стива почему-то соскользнул с моего лица вниз и там остановился. Не задумываясь, что делаю, я пальцем приподняла его подборок и указала на свои глаза, требуя смотреть лишь туда.
— Я отказываюсь заниматься с вами тут чем бы там ни было кроме работы. — Перехватив с его вилки кусок прекрасно прожаренного ростбифа я сунула его в рот со словами: — Это моральная компенсация. А это, — я забрала вкусно пахнущий кекс, — плата за то, что я открыла вам глаза и даю дельный совет — занимайтесь с репетитором в любом другом месте и будет вам счастье.
— Кэтрин, я заплачу, — прозвучало мне в спину.
— Ха! — невнятно произнесла я, откусывая кекс.
— Хорошо, что ты хочешь?
Тут я остановилась и уже по-настоящему задумалась, чего же я хотела. Вернее, что я могла реально получить от мистера Ледышки.
Обернувшись, я жевала кекс и рассматривала этого идеального мужчину, готового мне дать сейчас все. В разумных пределах. К сожалению, в разумных пределах.
На что я готова потратить свои нервы?

— Квартира с видом на океан и прописка, — выдала я свою козырную карту. Я хотела видеть, как Стив поперхнется.
— Если тебе удастся научить меня — хорошо, — кивнул тот. И теперь уже мне пришлось подбирать с грохотом упавшую челюсть. Да ладно! Он шутит, что ли?
— Расписку! — потребовала я.
— Не доверяешь? — сощурился мистер Ледышка.
— В таких вопросах я не доверю самому черту. Тем более вам, — последнее я, конечно, произнесла с улыбкой и по-русски.
— Хорошо, — кивнул Стив. — Мой адвокат составит договор, и мы его подпишем.
— А еще я хочу дополнительный выходной, который могу провести в любом подразделении этого отеля, и вы это оплатите. Вне зависимости от результата обучения.
Как легко Стив согласился, я уже подозревала — квартиру я не получу. Хотя бы потому, что оценить результаты обучения с таким учеником, как мистер Ледышка, очень сложно. Быть может, он потребует за месяц научить его с легкостью понимать стихи Мандельштама. Я и сама их не до конца понимаю. Поэтому решила получить что-нибудь реальное. Раз уж соглашалась на такое. Сама не верю в это!
— Кэтрин, не перегибай палку. Я не могу остаться без помощника на целый день. Полдня и серебряный пакет.
— По рукам! — Я как раз дожевала кекс и отряхнула ладонь, перед тем как подойти и протянуть ее мистеру «дресс-код» для подтверждения договора. С паршивой овцы хоть шерсти клок. Хотя Стив Берг меньше всего походил на паршивую овцу. Больше на упрямого барана.
Мистер Ледышка с сомнением глянул на мою руку, но все-таки пожал ее, поинтересовавшись:
— Хочешь потратить мои деньги на салоны красоты?
— Думай, что хочешь, — по-русски произнесла я, улыбаясь. Еще бы я свое время тратила на такую ерунду.
— Тогда сегодня после работы у меня, — подвел итог мистер Ледышка.

Я задумалась. В принципе нельзя сказать, что это не нейтральная территория. Я сомневалась, что Стив согласится обучаться где-то, где это может хоть кто-то увидеть. Но оказаться у него в номере… Я знала, что у моего начальства есть квартире, но он предпочитал жить в забронированном для него номере люкс тут же, в отеле. Так сказать, держал свою вотчину под постоянным присмотром. И если я пойду туда, что будут говорить обо мне? Да какая разница, если я получу то, что хочу!

На всякий случай я уточнила:
— А вас не будет смущать, что может сказать персонал, увидев, как я захожу в ваш номер?
— Что я требую от своего помощника круглосуточной работы?
— Можно и так сказать, — хмыкнула я. — Быть может, вы не замечали, но помимо того, что я помощник, я еще и девушка.
— Я замечал, — произнес Стив, так глядя на меня, что мне захотелось в душ. Холодный душ прямо сейчас. — Но я умею себя контролировать.
— Чего не могу сказать о себе, — пробормотала я, конечно, по-русски.
Так, ладно, Кэт, главное не приближаться и быть всегда сытой. Зато получишь квартиру! Или хотя бы полдня оплаченного отдыха.

***

Как обычно, мое начальство вмешалось в мои планы. Весь день посвятив выполнению заданий мистера «дресс-код», я только приготовилась немного выдохнуть, как он приказал следовать за ним. Вздохнув, я покорно поплелась, слишком поздно осознав, куда он меня вел. Это было не очередное задание. Вернее, это было внеплановое задание.
Мистер Ледышка привел меня к себе, а я не успела не то что поужинать, даже передохнуть. Мои попытки возразить, что я хочу сначала попасть к себе, начальство, несмотря на то, что уже не на работе, столь же начальственно отрезало. Видите ли, у него не было времени меня ждать, учитывая, что я уже и так на месте. Предупредив, что это в первый и последний раз со вздохом я зашла в номер мистера «дресс-код», как в клетку со львом. И неизвестно кто из нас — лев или я — был голоднее и раздраженнее.

— Закажи ужин, — бросил мне начальник и пошел куда-то вглубь номера.
— Ах ты ж ледышка бесчувственная, — сквозь зубы процедила я, услышав шум воды. В отличие от меня, мистер «дресс-код» пошел первым делом в душ. — Ну, сейчас ты получишь себе ужин.

Заказав по телефону доставку в номер, я прошла из холла в комнату. И если я удивилась свободе коридора и богатой отделке, то, рассматривая номер, я впала в эстетический экстаз. Вышедший из душа мистер Ледышка застал меня с задранной головой. Я рассматривала потолок, на котором было столь реалистично нарисовано небо, что казалось, будто некоторые облака меняли форму.
— Ужин не принесли? — уточнил Стив, проходя мимо.
Я захлопнула рот и сглотнула — за время моего рассматривания даже слюна высохла.

— Еще нет, — проговорила я и обернулась к начальству. Глаза мои расширились, а слюны во рту стало резко больше. Помывшись, он не стал утруждать себя одеванием, только накинул темно-синий халат с эмблемой отеля, хотя и завязал его как положено. Я надеялась, что на морской узел, а то руки зачесались проверить. Волосы мистера Стивена Берга теперь были мокрыми и растрепанными, и весь он сейчас выглядел моложе лет на десять. И как-то по-домашнему. Я сглотнула и, как завороженная, сделала шаг вперед. Как же вовремя раздался стук в дверь! Я кинулась туда со скоростью газели, заметившей в кустах охотника с ружьем. И готова была расцеловать доставщика еды. Теперь по крайней мере я могла занять руки, рот и вообще все тело полезным занятием, а не кидаться на мужчину. Какого мужчину? Мистера Ледышку!

Блюда были расставлены на столе в комнате, и я теперь с наслаждением наблюдала лицо начальства, когда стала снимать серебряные крышки.
— Странный выбор, — прокомментировал Стив, протягивая руку к нарезке, но тут же получил по ней шлепок. — Эй! — возмутился он.
— Ну-ка, нельзя! Я же обещала научить вас русскому. Так что теперь вы будете зарабатывать себе на еду, — хмыкнула я, садясь напротив. Чем дальше я от Стивена Берга, тем лучше. — Первый бутерброд получите с подсказками. Дальше будете есть только то, что сможете назвать. Итак, хлеб, — произнесла я, намекая повторять за мной.
Мистер Ледышка нахмурился, но произнес:
— Хилэп.
— Сойдет, — хмыкнула я, выкладывая на тарелку названное. Для себя любимой я уже соорудила сэндвич и теперь откусила от него кусок.
— Эй, а почему тебе можно?
— А потому что я все это могу назвать по-русски, — парировала я.
Кое-как преодолев со Стивом составляющие его бутерброда с зеленью, колбасой и сыром, я разрешила съесть это. А пока его рот был занят, решила, что пора рассказать правила игры, которые сама не знала. Поэтому придумывала на ходу.

— Итак, как будет проходить обучение. — Я пока собирала себе второй бутерброд. — Учить я не умею, поэтому будем вбивать знания. На занятиях говорим только по-русски. Все действия, которые ты хочешь произвести — даже почесаться — сначала оговариваются на русском. Не можешь сказать — я как простая глупая женщина имею право не понимать английский. Поэтому следующая фраза, которую ты должен выучить — это «как сказать…» и далее по тексту. — Понимая, что «кнута» уже достаточно, я задумалась о «пряниках»: — Если будешь делать успехи, то… — Я задумчиво осмотрела сидящего напротив мужчину. Для меня мощный стимул — деньги. Но не для Стива же. Поэтому предложить с ним поделиться заработком от Мака как-то глупо. Да и самой мало. Что же может по-настоящему захотеть мистер Ледышка? Он в это время продолжал доедать свой бутерброд, и мой взгляд сам по себе притянулся к губам. Нижняя чуть более пухлая, на другом лице это смотрелось бы женственно, а тут… я облизнулась и сказала раньше, чем подумала. Хорошо хоть по-русски: — Я тебя поцелую.
Стив прекратил есть и как-то напрягся под моим взглядом.

— Вот если поймешь смысл последних слов, тогда и получишь, что я сказала, — постаралась я выкрутиться.
— А это хоть что-то хорошее? — в голосе Стивена слышалось сомнение.
— Кому как, — я пожала плечами. — Мне, думаю, понравится.
— Тогда мне — нет, — хмыкнул Стив.
— Сначала добейся, а потом решай. Не понравится — придумаем что-нибудь другое.

Я откусила свой бутерброд. Мистер «дресс-код» потянулся к еде, но снова получил по руке, и, хотя возмутился, стал напрягать извилины, чтобы заработать следующий сэндвич.
Когда мы наелись, я перевела занятие на окружающие предметы, истязая язык Стива повторениями, а слух — своими издевками. Примерно через час мистер Ледыщка \ рыкнул, что на сегодня хватит. Я не стала сопротивляться, учитывая, что предметы вокруг почти закончились и на следующее занятие нужно будет придумать что-то другое. К тому же, проведя столько времени наедине с мистером «дресс-код» я как-то остро начала замечать, что в разрезе его халата были видны мощные мышцы мужской груди, по которой так хотелось провести пальчиками.

Фактически я сбежала от греха подальше, а ночью, в своей постели крутилась и просыпалась от собственных стонов. Натягивала сбившееся в угол одеяло, стараясь расслабить сведенные судорогой пальцы ног, и уснуть побыстрее. Наверное, стоило принять холодный душ. Так как с утра я была даже в более язвительном настроении, чем обычно. К тому же, из-за беспокойного сна пропустила звонок будильника, поддавшись коварному «ну еще пять минуточек», и теперь позорно опаздывала на свое рабочее место. Похоже, это как-то было написано на моем лице, так как встреченный по дороге персонал с этой самой дороги старался убраться как можно скорее.

***

Утром не обнаружив на рабочем месте Кэтрин, Стив нахмурился собираясь послать сообщение на пейджер, но, но, глянув на часы, убедился, что пришел слишком рано. Спалось ему плохо, а принятый под утро холодный душ взбодрил, и не имело смысла снова ворочаться в постели. Несмотря на выпитую за завтраком кружку кофе, захотелось еще, и Стивен вернулся к автомату, специально установленному неподалеку от его кабинета. Кивнув прошедшей мимо Кейтлин, Стив отпил из полученного бумажного стаканчика и поморщился. Надо будет спросить, с какой кнопки наливает ему кофе Кэтрин.
Проходя через приемную, он невольно снова посмотрел на подоконник. Память с прежней жестокостью подкинула образ девушки, облизывающей пальцы. Вот ведь чертовка! Долгое время это его раздражало при входе в собственный кабинет, а сейчас стало каким-то нормальным. Но от этого не менее будоражащим.

Он сам не заметил, как эта девчонка вместе с ее язвительностью заняла в его жизни вполне устойчивое место. Он ведь мог распечатать свое расписание и прочитать его прямо сейчас, но упрямо ждал, пока это сделает для него личный помощник. От Лиззи он этого не требовал. Поставив стаканчик с так и не допитым кофе на край своего стола, Стив открыл папку с договором из Огайо. На свежую голову стоило переоценить, возможно, неучтенные вчера риски.
Он вчитывался в абзац уже во второй раз, когда дверь его кабинета открылась. Стивен внутренне довольно улыбнулся, ожидая, что уж кофе от Кэтрин его взбодрит. Внешне он оставался по-прежнему невозмутимым. И это его спасло от разочарования. Хотя бы в выражении на лице.

— Привет, ты все-таки уволил милашку Кэти? — Мак прошел и плюхнулся в кресло у столика. — Судя по этому стаканчику на твоем столе, точно уволил. Ну и дурак.
— Кэтрин задерживается. Похоже, вчера я ее измотал.
— Ты что, уже?.. — Мак подвигал бровями с намеком.
— Нет, ты нанял мне помощницу для изучения русского. Этим мы с ней и занимались, — он впервые чувствовал, что хочется говорить с другом холодно и официально.
— О, и как успехи? — Таггерт даже придвинулся ближе, как будто ожидал, что Стив сейчас ему поэму прочтет.
— Успехи?.. — Стив задумался, пытаясь вспомнить, чем же вчера терзала его Кэтрин, но почему-то в голове всплывала лишь одна ее фраза. Может быть потому, что, произнося ее, она так на него смотрела. — Мак, только без шуток. Как переводится «йа тепя поселую», — как смог воспроизвел Стивен.
Сначала брови друга поднялись вверх, а потом он откровенно заржал. Пришлось ждать, пока он успокоится.
— Это тебе Кэти сказала? Ну так, на всякий случай уточняю, — фыркнул в конце концов Мак. Под сурово-раздраженным взглядом Стива он все-таки предпочел перейти к делу: — Она предлагала тебя поцеловать.

Стив не успел ничего ответить, хотя его воображение успело все за него. И именно в этот момент, после короткого стука в дверь и разрешения войти, Кэтрин вплыла в кабинет.
— Доброе утро, — буркнула она так, что сразу стало понятно — совершенно не доброе и не утро.
А Стив не мог отвести взгляда от ее губ, представляя, как Кэтрин выполняет свое обещание. Интересно, какая она на вкус? Ее губы, чуть влажные, приоткрываются и…

— Не надо на меня так смотреть, у меня сейчас кофе во второй раз закипит. Ну, немного опоздала. Надо что-то думать с нашими занятиями, — девушка поставила на стол его чашку и заметила стаканчик с кофе на краю стола. — Фу, зачем вы это пьете? Я выброшу. — И тут, повернувшись к двери, увидела широко улыбающегося Мака. — Фу, блин!
— Я тоже рад тебя видеть. Доброе утро, Кэтрин, — еще шире и, кажется, похабнее, улыбнулся Мак.
— Добрее не бывает. Будете? — она протянула ему стаканчик с автоматным кофе.
— Нет, мне, пожалуйста, того же, что ты делаешь Стиву. И побольше, — с непонятным намеком произнес Таггерт.
— Сейчас, — вздохнула Кэтрин и вместо того, чтобы зачитать расписание, положила его на стол Стива. Что-то ранний визит друга начинал нравиться ему все меньше и меньше.
— Я смотрю, Стив делает успехи в русском, — Мак усмехнулся, глядя, как Стивен вместо успехов делает недвусмысленные жесты по горлу с требованием замолчать.
— Ну так если хочешь получить желаемое, надо учиться это говорить, — едва ли не через зевок произнесла Кэтрин и казалось, не поняла, почему Мак снова рассмеялся.

Пожав плечами, она вышла и вернулась уже с чашкой кофе королевского размера. Все это время Стив провел, уставившись в собственное расписание, делая вид, что крайне занят, но на Мака это не действовало. Он сидел и улыбался, чувствуя себя столь же комфортно, как у себя в кабинете.

Когда Кэтрин поставила чашку, Мак поймал девушку за руку и, дернув, усадил себе на колени.
Он произнес какую-то белиберду по-русски, его руки по-хозяйски расположились на талии Кэтрин, а Стив ощутил, как захотел их оторвать. И нахмурился. Какое ему дело, что его помощница наклонилась к уху Мака и что-то шептал ему? А ее руки поправляли его галстук.
Он швырнул папку с расписанием об стол.

— Кэтрин, вы не считаете, что на работе надо работать? — даже для него его голос прозвучал противно.
В этот момент Мак засипел и дернул слишком затянувшийся узел галстука, а Кэтрин, воспользовавшись свободой, встала с его колен.
— Нахожу, — ответила она ему тем же тоном. — Поэтому, наверное, щипцы для орехов буду носить с собой, — с этими непонятными словами она вышла из кабинета.
Стив перевел недоумевающий взгляд на Мака, успевшего освободить горло от захвата галстука.
— Она обещала пересчитать мои «орешки», если я еще раз так сделаю, — усмехнулся Таггерт. — Горячая девчонка. Я тебе уже по-настоящему завидую, Стив. Не упусти ее.
Он встал с кресла, собираясь уходить, и Стивен поинтересовался, зачем же он вообще приходил.
— Я тут в городе по делам и не смог удержаться от того, чтобы зайти глянуть на вас с милой Кэти. Жаль, что у нее такой отвратительный вкус на мужчин.
В приемной раздался какой-то грохот, когда там появился Мак, но Стив не отреагировал, теперь с улыбкой зачитывая свое расписание. Он подумал, что нужно привезти из квартиры учебник русского. Или проще заказать новый.

День шел своим чередом. Все как обычно: встречи, звонки, договоры, споры, компромиссы. Но какое-то предвкушение вечернего «обучения» русскому языку придавало пьянящее чувство всему происходящему.

Так же привычно ближе к обеденному времени в дверях появилась Кэтрин. Но почему-то без подноса с едой.
— Пошли. То есть пойдемте, — поправилась она, по русской привычке стараясь быть вежливой. В английском не было такого строгого деления на «ты» и уважительное «вы».

Стив не спешил выполнять столь странное требование и поинтересовался:
— Куда?
— Покажу что-то интересное и загадочное, — с искрой в глазах произнесла она, а потом снова стала серьезной и с издевкой пояснила: — Нет, конечно. Есть пойдем. И заодно, как вы любите, поучим русский. Лучше всего язык изучать в непосредственной обстановке.

Она со вздохом произнесла что-то по-русски, и Стив ощутил огромное желание понять ее слова. Ее взгляд так прогулялся по его телу, что он не рискнул сказать и слова, понимая, что его голос прозвучит как минимум хрипло. Прочистив горло и подумав о самых неприятных вещах в своей жизни, Стив встать из-за стола и застегнул пиджак, надеясь, что это скроет реакцию собственного организма на этот взгляд.

Он как обычно шел первым, а Кэтрин справа за его плечом, как будто они стремились на какую-то деловую встречу. И только сейчас Стив задумался, что они окажутся в общественном месте, и как глупо он будет выглядеть со своими попытками изучения этого изуверского языка. Быть может поэтому, не задумываясь, схватил Кэтрин за локоть, когда она попыталась свернуть к кафе для сотрудников, и крепко, но уверенно удержал от любой попытки вырваться. В ресторан отеля они вошли именно так — как пара — Стив придерживал свою помощницу под локоть и, как обычно для своих дам, отодвинул стул у столика, куда подвел их метрдотель.

Когда он сел напротив, Кэтрин почему-то странно на него посмотрела, а щеки ее казались раскрасневшимися. Может, он слишком быстро шел? Хотя кто поймет, что в головах у этих женщин.

— Занятие идет по прежнему курсу. Ешь и пользуешься только тем, что сможешь произнести. Поэтому не советую выбирать что-нибудь замороченное, — глядя в меню, предупредила Кэтрин. — Все вопросы ко мне тоже на русском. Мной же ты тоже пользуешься.

Стив немного поперхнулся такой интерпретации, не позволяя фантазиям увести в свои вариации «пользования», но уточнил:
— Снова будешь бить меня по рукам, если что?
— Нет, здесь достаточно длинные скатерти, — загадочно пояснила его помощница, так и не отрывая взгляда от списка блюд.

Что Кэтрин имела в виду со скатертями, Стив понял достаточно быстро, ощутив толчок по ноге, когда попытался отпить воды в ожидании заказанного. Под столом этого не было видно. Туфлю она сняла, очевидно, чтобы не бить слишком сильно, но от этого ее движение приобрело какую-то интимность. Поэтому далеко не сразу ему удалось произнести «стакан с водой», а потом сделать несколько глотков.

Кэтрин в это время, подперев ладонями подбородок, смотрела на него с каким-то ожиданием. Заметив это, Стив едва не поперхнулся, потому что попытался спросить «что?», а получил очередной толчок по ноге.

Выдавив с подсказки русский вариант «что?», он задумался, что надо заказать еще воды.

— Какие планы на вечер?
— Очевидно какие-то особые? — уточнил Стив.
— Какой умный мальчик. Даже не буду тебя толкать за то, что ответил не по-русски, — улыбнулась Кэт.
— И на том спасибо, — пробормотал Стив и тут же получил толчок. — Эй, я же ничего не ем и не пользуюсь!
— А это и не потому. Посмотри налево на девять часов. Это же Таггерты?
— Да, это Джин и Джил, — кивнул Стив, аккуратно глянув в ту сторону.
— Будем приглашать к столу? — уточнила Кэтрин.
— Ни за что!
— Я так и подумала, — улыбнулась Кэт. — Значит, мы их по-прежнему не замечаем. Так что про вечер?
— Давай ты сама скажешь. Ты же уже что-то решила.
— Какой умница, — промурлыкала его помощница, и Стив едва не улыбнулся. Он буквально ощутил, что его погладили по голове. Все-таки странное воздействие на него имела эта девушка. — А раз тебе все равно, будет сюрпризом.
— Не люблю сюрпризы, — поморщился Стивен.
— А придется полюбить.

Принесли салаты, и Стиву пришлось отрабатывать собственную еду, радуясь, что по совету Кэтрин не стал выбирать ничего сложного — она потребовала повторить по-русски весь состав, пока сама уже ела.

К концу обеда Стивен чувствовал уже не только сытость, но и какое-то странное веселье. Кэтрин то и дело поддевала его, а их диалог походил на бред сумасшедшего — для самого Стива. Но стоило признать — никто из окружающих не понимал русского, а, значит, не понимал, о чем говорили за столом и как глупо он выглядел. Язык все чаще заплетался на произнесении незнакомых слов, а Кэт смеялась так заразительно и открыто, что Стив ловил себя на желании утащить ее в свой номер. Чтобы проверить, так же она отдается сексу — целиком и полностью, как и любому другому занятию в своей жизни. Пока желаемое не стало действительным, Стив сообщил, что обед окончен и пора возвращаться к работе. Он встал из-за стола и подал руку Кэтрин.

— Мы сбегаем, не оплатив счет? — уточнила девушка уже по дороге.
— Это мой отель и мой ресторан, — произнес Стив, удивляясь, что она не понимала очевидного.
— А счет за мою порцию будет высчитан с зарплаты?
— Нет, отработаешь натурой, — Стивен слышал эту фразу по-русски от Мака и сам не понял, как так пошутил. И тут же ощутил, что тащит на прицепе упрямого осла. То есть ослицу, упершуюся в землю всеми четырьмя копытами. — Да пошутил я! Пошутил!
— А я-то уж обрадовалась, — хмыкнула Кэтрин. И под его удивленным взглядом пояснила: — Да пошутила я.

Правда, как-то хрипловато. Стив на всякий случай отпустил локоть Кэтрин и пошел вперед. Он по-настоящему опасался, что иначе уведет ее в свой номер, а не в кабинет.
И вообще, что она такое удумала — платить за себя? Его женщины никогда с ним не будут платить за себя. Да, он знал, что старомоден в этом вопросе.

Стив даже не задумывался, когда это Кэтрин успела стать «его женщиной» и будет ли она такому возражать. Хотя нет, он был уверен, что она с этим категорически не согласилась.

Рутина повседневной работы в этот раз никак не могла его затянуть. Стивен очень старался не думать о том, что же его помощница приготовила им на вечер. Но чем больше он старался, тем лучше работала его фантазия. Хотя Стив был уверен, что Кэтрин не хочет подняться с ним в его номер и воплотить в реальность все его мечты. Любым другим его удивить было бы сложно. И он ошибся.
Как только он положил трубку после переговоров о новой точке их сети отелей, в дверь его кабинета раздался стук, и Стив уже знал, кто это. И попытался напустить на себя самый строгий вид, уверяя, что у него куча работы, а рабочее время многих нужных ему специалистов еще не закончилось. Он уже опасался сюрприза Кэтрин. Не так. Он опасался разочароваться в нем, столько успев себе представить.

Вот только его строгий вид в последнее время перестал воздействовать на его помощницу.

— То есть, вы хотите сказать, что за полдня, несмотря на предупреждение о занятом вечере, не успели сделать или отложить все, что хотели? Вам не кажется, мистер Берг, что тогда вам нужен не помощник, а новый управляющий? Я бы лично советовала пару-тройку кандидатур. Потому что то, что вы на себя взвалили это ж… не продохнуть. Это если мягко сказать. А, нет, я поняла, вы хотите не выучить русский, и тогда наконец уйти в бесконечный неоплачиваемый отпуск и там уж отдохнуть по полной. Ух, — девушка сделала залихватский жест, как будто размахивала кружкой с пивом.
— Кэтрин, тебе кто-нибудь говорил, что у тебя ангельская внешность, но сущность дьяволицы?
— Говорили в разных формах, но ваша одна из самых приятных. Легко спутать с комплиментом. Обычно меня просто называли язвой.
Стив не смог не усмехнуться такому точному замечанию.

Когда они уже вышли из приемной, оттуда послышался звонок телефона и Стивен попытался вернуться.

— Ты ничего не слышал! — Кэтрин вцепилась в его локоть. Увести она его не могла, но и ему уйти не давала. — Твой рабочий день закончен, тебя нет. И телефона нет, и приемной нет. Ничего нет. Тебе померещилось.
— Кэтрин, а если там что-то серьезное? — Стив нахмурился. Он гораздо комфортнее чувствовал себя на работе, чем в каком-то месте-сюрпризе.
— Даже если там извержение вулкана или цунами, механизм твоих сотрудников настолько отлажен, что не затрещит и не сломается, если там не будет шестеренки-начальника. Да они, тобой затравленные, даже с апокалипсисом справятся, лишь бы Стивен Берг не хмурился, вот как сейчас. Самый страшный для них Армагеддон — это ты.
Телефон замолчал, и Стив сдался, внутренне усмехаясь сравнениям Кэтрин.
— Ты ошибаешься, — все-таки высказался он.
— Разве что немного и в сторону преуменьшения, — фыркнула его помощница. — Ты никогда не видел себя со стороны. Просто мистер, — она произнесла какое-то слово по-русски и задумалась, подбирая английский эквивалент. — Айсберг, — наконец произнесла она. — Я вообще думала, твоя фамилия псевдоним — так она тебе подходит. Только без обид.

Стив приподнял бровь — он и не собирался обижаться. Она описала именно то, чего он и добивался от своего образа на работе многие годы. И был доволен, что ему это удалось. Хотя с Кэтрин это все равно не помогло, но эта девушка была особенной.

За дверями отеля их ждал автомобиль, но не его, а лимузин с водителем. Причем незнакомым водителем.

— Ты уверена в надежности? — негромко уточнил Стив.
— Да! — Кэтрин уже шагнула в открытую для нее шофером дверцу и добавила по-русски: — Не трусь.

Она еще что-то пробормотала на своем родном языке, но это уже Стивен не разобрал.
Если только она окажется неправа…Стив не успел задуматься как отомстит Кэтрин, если она ошиблась, когда увидел, что она делала. Девушка с детской непосредственностью изучала все кнопки, восторгаясь открывшемуся бару, люку над головой и зазвучавшей как из ниоткуда музыке. Подняв трубку автомобильного телефона она прислушалась и с восторгом высказалась, поворачиваясь к Стиву:
— Там гудки!
— А что ты там ожидала услышать? Папу Римского?
— Но ведь никто не бежит за нашей машиной и не разматывает телефонный кабель. Я надеюсь.

Стивен рассмеялся. Кэтрин завораживала, разбивая все попытки казаться серьезным.

— Ты никогда не ездила в лимузинах, — констатировал Стив.
— Думаю, что никогда более и не проедусь. Поэтому… — Она согнулась пополам, рассматривая, что творится под ногами. — Там свет! — восхитилась она не распрямляясь. — О, так вот откуда музыка идет.

А Стивен едва сдерживался, чтобы не схватить ее в объятья и не расцеловать. Вот так просто и бесконечно ненормально.

— А у тебя под ногами сейф! Код знаешь? — с горящим взглядом посмотрела на него Кэтрин.
— Конечно. У меня же считыватель кодов в пятой точке. Как только на сейф сажусь, так знаю его код, — Стив возвел глаза к потолку.

Девушка на миг замолчала, и ее спутник перевел на нее теперь недоумевающий взгляд:
— Неужели ты поверила?
— Нет, конечно. Но с тобой и не о таком задумаешься.

Кэтрин не стоило знать как она была близка, чтобы заняться сексом на заднем сидении лимузина… Поэтому Стив старался смотреть лишь в окно. И он знал, куда они прибыли.

А его помощнице изучения салона хватило до конца пути. Машина остановилась, и водитель вышел, чтобы открыть дверь. Кэтрин выбиралась со вздохом сожаления. Когда наружу вышел Стив, девушка стояла, откровенно раскрыв рот.

— Вы уверены, что верно привезли? — уточнила она, с ужасом рассматривая плавные линии небольшого личного самолета. И, дождавшись кивка водителя, процедила по-русски: — Я убью Майка!

Стив не знал точного значения слов, но легко догадался по эмоциональному содержанию.

— Таггерты, — хмыкнул он, узнавая знак на фюзеляже. Хотя уже и так понял по косвенным признакам.
— Как ты думаешь, сколько стоит перелет на таком самолете? — Кэтрин замялась у трапа.
— Смотря куда, — Стив подтолкнул ее вперед. Турбины уж ревели, и приходилось кричать, чтобы слышать друг друга. — Поговорим внутри.

Как только закрылась дверь, отрезая их в звукоизоляции салона, Кэтрин затравленно посмотрела по сторонам.

— Боишься летать? — уточнил Стив.
— Нет, я опасаюсь, что этот полет высосет весь мой счет. — загадочно высказалась девушка и плюхнулась в оббитое красной тканью кресло, подхватывая стоящий на столике фужер шампанского. Понюхав содержимое, она поморщилась, сделала глоток, а потом просто крутила в руках бокал.

Стив сел напротив и взял второй бокал. Принюхавшись, он убедился, что качество на высоте, что же не понравилось Кэтрин? Вид за окном поплыл мимо них и, пожалуй, лишь по этому можно было понять, что они начали движение. При взлете немного заложило уши, а потом вокруг виднелось лишь темнеющее небо.

Когда курс выровнялся, Стив нажал кнопку связи с пилотом уточняя куда они летят. Почти одновременно с ним Кэтрин с дрожью в голосе произнесла:
— Нью-Йорк.

Под подносом с шампанским она нашла билеты в конверте и теперь рассматривала их, как будто держала в руках нечто отвратительное.

— А теперь могу я узнать, куда мы в итоге попадем?
— К черту на рога! — рыкнула его помощница.
— Очень информативно.

Стив наклонился и перехватил конверт, но Кэтрин и не сопротивлялась, откинувшись на спинку сиденья. Информация на билетах дублировалась на русском и английском, поэтому Стивен легко узнал, что ожидает их концерт русского романса и живой музыки в «Голден-Палас».

— Так чем ты недовольна? — не нашел ответов Стив.
— Я все это оплатила, — не открывая глаз, устало произнесла Кэтрин.
— Знаешь, у тебя удивительная способность как у политиков: говорить что-то, но при этом не говорить ничего. Что ты оплатила?
— Все.
— Кэтрин! — уже рявкнул Стив.

Девушка небрежно приоткрыла один глаз, чтобы глянуть на него. Неужели это все, чего добился его строгий голос?! Но нет, Кэтрин наконец начала свое объяснение.

— Этот подлый Таггерт решил отобрать у меня деньги другого Таггерта.

Стив скрипнул зубами, но решил дождаться окончания рассказа — быть может, тогда он что-то поймет. Не сразу, но это удалось. Оказалось, сегодня Кэтрин позвонил Майк и сказал, что может достать билеты, которые смогут простимулировать обучение русскому языку. И Кэтрин сказала, чтобы он прислал ей счет — она оплатит все из денег, которые ей выплачивает Мак за каждое «увольнение» и обязанность обучить Стива русскому.

— Сколько обещал тебе Мак, если я выучу этот изуверский язык? — уточнил Стивен.
— И ничего он не подлый. Это Майк подлый.
— Сколько?
— Сто тысяч.
— Вот засранец! — рассмеялся Стив. — Я обещал ему пятьсот тысяч, если он найдет способ обучить меня русскому. И боюсь тебя разочаровать, но даже если Майк и пришлет какой-то счет, то максимум за билеты. Самолет этот — личный транспорт, скорее всего, Фрэнка Таггерта. Удивлен, что он принял в этом участие, но он может и не знать об этом. Лимузин тоже кого-то из родственников. Если ты не заметила, у Таггертов полно друзей, родственников и просто должников. Хочешь, я позвоню Майку и все уточню?
— Вот только не добивай меня информацией, что в самолетах тоже существуют телефоны.
— Хорошо, не буду. — И громким шепотом добавил: — Но они существуют.

Кэтрин бросила в него лежащей на соседнем сидении подушкой.

Стивен рассмеялся, уворачиваясь. Все-таки приятно было, что сюрприз оказался неожиданным и для Кэтрин. А в том, что Таггерты не станут мелочиться, он не сомневался.

Хотя Кэтрин еще немного поудивлялась, что можно вот так «за спасибо» воспользоваться самолетом и лимузином, но уже оживала и начинала верить, что она не полный банкрот. И даже пожалела, что полет длился чуть более получаса.

Вечер получился насыщенным и наполненным долей сумасшествия. Конечно, в «Голден-Паласе» их встречал Майк со своей женой. На первого Кэтрин попыталась кинуться с кулаками, но тот успел вовремя разобрать обвинения и подтвердить слова Стива в своей невиновности и даже невинности. Саманта поцокала языком на деловой костюм Кэтрин и утащила ее куда-то, а когда они вернулись, его помощница уже была в платье, которое ей невероятно шло. У Саманты всегда был отличный вкус. Стив с Майком искренне подтвердили, что сегодня с ними самые прекрасные женщины, и Стивен впервые видел, чтобы Кэтрин так смущалась, хотя она и пыталась скрыть это за язвительностью.

Русская речь мешалась с американской в безумный коктейль. Столь же сумасшедший и переполненный жизнью, как и песни исполнителей. Стивен не понимал и половины слов по-русски, но, как оказалось, это не мешало. Он даже перестал отмечать рабочие моменты обслуживания этого отеля, а это многое значило.

На обратном пути Кэтрин задремала в самолете, и Стив имел возможность рассмотреть девушку, когда она не хмурила строго брови и, самое главное, молчала. Это было восхитительное зрелище. Он помог ей перебраться в лимузин, и окружающая обстановка не впечатлила его помощницу, судя по зевку. Как Кэтрин ни старалась держаться, вскоре уснула на его плече. А как же был велик соблазн увести ее всю такую сонную в свой номер. Но тогда бы она точно не выспалась.

Уже приняв душ и укладываясь в пустую постель Стив удивился, вспоминая, что практически не пил алкоголя, а ощущение было, как будто он пьян.

***

Я потянулась и пошевелила пальцами на ногах. Еще немного болели. Милая Саманта обеспечила меня идеально подходящими к платью туфлями, но оказалось, что они не идеально подходили к моим ногам. К тому же, я не столь часто ходила на каблуках. Но не могла же я разочаровывать столь увлеченную моим одеванием Сэм. Она получала удовольствие, как девочка, одевающая свою первую куклу-принцессу, а не просто Дашу или Машу. Я помнила эти ощущения, поэтому не вмешивалась, как любая покорная кукла. Да и потом уже стало не до того. Особенно когда Стив посмотрел на меня таким восхищенным взглядом, появилось ощущение крыльев за спиной. А с крыльями никакие каблуки не страшны. Я догадалась стянуть туфли в самолете, но потом пришлось их надевать в машине, и пока шла до своей комнаты. Хотя в отеле где-то на середине пути я их стянула, ощущая, что могу и не дойти до цели — уснуть по дороге стоя.

Вечер получился слишком насыщенным. Да и Стив… когда он наконец расслабился, я поняла, что имела в виду Лиззи, называя его милым. Он даже шутил!

Пиликанье служебного пейджера заставило резко сесть в кровати и посмотреть на будильник на тумбочке. Да нет, не проспала еще. Чего же хотел мистер «дресс-код» в такую рань? Я перечитала сообщение два раза, не зная, возмущаться мне или все-таки удивляться. Мне разрешалось использовать полдня выходного. Вернее, приказывалось.

Неужели Стив вчера перебрал? Что-то я не припоминала такого. Я и сама пила только легкие коктейли, точнее, тянула один весь вечер через трубочку. Я просто наслаждалась родной речью вокруг. Поэтому сегодня была вполне работоспособной. Еще немного я поразмышляла, не возмутиться ли, что мне не давали выбрать время собственного выходного дня, а потом послала все к чертям.

Выходной так выходной. Тогда тем более стыдно болтаться в постели. Если в ней никого больше нет. Позволив себе немного помечтать, а потом чуть-чуть ужаснувшись наличию в мечтах Стива Берга, я подскочила и побежала готовить себе кофе. Наконец-то себе, а не всем подряд.

Через полчаса я уже входила в двери конюшни. Как бы там ни предполагал мистер Ледышка, что я хочу провести полдня в спа-салонах, никакой салон не дал бы мне такого ощущения счастья. Впервые я села верхом в семь лет — нас классом возили экскурсией на ипподром. После этого лошади стали моим помешательством. В очередной раз рассматривая стену над диваном, где я спала, сплошь увешанную картинками с лошадьми, мама завела разговор, что, может, договориться о зачислении в конную секцию. За это я поклялась учиться на «хорошо» и «отлично» до конца своей жизни, помогать по квартире и не ссориться со старшей сестрой. Последнее давалось с огромным трудом. Ездить приходилось к черту на кулички — конный завод находился в шестидесяти километрах от города и туда ходило всего четыре автобуса в день, но оно того стоило. Я зажмурилась от удовольствия при воспоминании об общении с этими потрясающими животными и свободе, которую они мне дарили. В тринадцать лет я стала подрабатывать: мыть полы в школе, бегать развешивать объявления, помогать за деньги на огородах, приносить продукты пенсионерам, в общем, бралась за все, чтобы иметь возможность оплачивать конную секцию, которую уже не могла потянуть мама — у сестры появился Дэнька, а вот мужа не появилось. Я по-прежнему училась на отлично, помогала по дому, нянчила племянника и даже по-настоящему перестала ссориться с сестрой. Потому что у нее на это больше не хватало сил.

И вот теперь я с благоговением прикоснулась к вороной морде, высунувшейся из денника. Достав из кармана кусочек яблока, я рассмеялась, чувствуя, как бархатные губы аккуратно берут лакомство с ладони.

— Вообще-то кормление животных без присмотра здесь запрещено, — так неожиданно раздалось с боку, что я вздрогнула, возвращаясь в реальность.

Из соседнего денника вышел не замеченный до этого парень. Одет он был в обычные потертые джинсы, легкую клетчатую рубашку и темные высокие сапоги. Он протянул морковь сунувшемуся за ним коню и быстро закрыл дверь, пока животное пережевывало лакомство.

— Так вообще-то кормление животных без присмотра здесь запрещено, — с сарказмом произнесла я.
— А мне можно, — парировал парень. — Я сам себе присмотр. Покататься или полюбоваться? — он глянул на меня, как шаловливый ребенок в Хэллоуин.
— И то и другое, — я невольно улыбнулась в ответ. У него был такой открытый и располагающий вид. Растрепанные темные волосы потрясающе сочетались с голубыми глазами. Немного пухлые губы, казалось, не умели не улыбаться, и на взгляд мы были примерно одного возраста.
— Хочу все, что позволяет за полдня серебряный пакет, выданный мистером Стивеном Бергом, — как-то само собой выдала я. Лошади всегда меня расслабляли.
— Вот как? — присвистнул незнакомец и растрепал волосы. — А кем же нам приходится Стивен Берг? — он заговорил со мной, странно сюсюкая.
— Непосредственным начальником, а не кем ты там подумал. И будешь говорить со мной как с умалишенной, натравлю на тебя Таггертов.

Парень весело рассмеялся.

— Вот это ты по-настоящему напугала. Ты, наверное, новая помощница Берга Кэтрин? А я — Сэм. Пошли, покажу тебе здесь все.

Это были потрясающие полдня. Помимо того, что меня окружали свобода и лошади, у меня была лучшая компания. Сэм был именно тем, с кем приятно прогуляться по парку и даже устроить короткую скачку наперегонки по чистой прямой. Он честно притворялся, что не поддавался. Какими-то тайными тропинками он вывел меня полюбоваться океаном, но оттуда нас быстро прогнали сотрудники, опасающиеся за чистоту пляжа. Мы совпадали во многих жизненных взглядах, особенно на лошадей. И от Сэма я не чувствовала сексуальной опасности. В какой-то момент я даже задумалась о его ориентации. Вернее, я ляпнула это вслух, заставляя Сэма долго смеяться. Как-то незаметно он придвинул своего вороного вплотную к моему коню, а потом притянул к себе и поцеловал. По-мальчишески бесшабашно. И ускакал вперед, пока я вытирала губы. Нет, с ориентацией у него было все в норме, просто мне было с ним легко. А может, всему виной лошади.

Сначала я думала, что Сэм — конюх, так хорошо он знал все на конюшне. Потом решила, что местный инструктор — меня легко отпустили с ним верхом в парк. Оказалось, ни то и ни другое. Просто постоялец, который часто тут бывает и все подумали, что я его очередная подружка. А я не то чтобы возражала.

Сэм пригласил меня на открытие собственной выставки — он совсем недавно вернулся из очередного путешествия. Парень снимал сидя на спине лошади там, где можно добраться только с помощью такого верного помощника. Его вороной жеребец Гранит путешествовал везде вместе с ним. Приятно было услышать, что именно я смогу по достоинству оценить эти фото. Хотя потом Сэм испортил весь комплимент, заявив, что еще я прекрасно справлюсь с задачей отбивать его от ненормальных поклонниц. Я обещала скормить Сэма самой кровожадной из его фан-группы, но тот рассмеялся, заявив, что я сама в него так влюбилась, что буду виснуть на нем все время. В общем, я попыталась повиснуть, то есть придушить этого смеющегося шельмеца и персонал конюшни странно косился на нас, пока мы носились там, как маленькие дети.

На работу я возвращалась в приподнятом настроении. И никакой мистер Ледышка не смог бы мне его испортить. Если бы захотел. Но Стив сегодня был самым вежливым начальником. Даже выдал, что я хорошо выгляжу после отдыха.

Наверное, поэтому я его вечером пригласила прогуляться в парк. Для изучения русского, само собой. А он и не отказался.

И теперь я сидела на перилах заборчика, огораживающего парковую зону от пляжной, и шевелила пальцами в песке. Так интересно — за спиной деревья, кустарники и цветы и тут же сразу теплый белый песок. Туфли я сцепила ремешками и повесила через перила. И в эту секунду вернулся мой добытчик — Стив принес нам мороженое. И, похоже, совершенно не ожидал, что я отберу и его порцию тоже.

— Зарабатываем еду, — напомнила я, причмокивая над своим миндально-фисташковым пломбиром.

Пляж достаточно резко обрывался, наверное, подмытый приливами, но это отделяло отдыхающих на песке от гуляющих в парке. Нам было видно лишь несколько ярких зонтов у самой воды, ну и саму воду. Бескрайнюю и умиротворяющую своим степенным ритмом плеска волн. Поэтому вскоре предметы для перевода на русский закончились, и я перешла к словам вежливости.

— Здравствуйте, — произнесла я для повторения.
— Зд-здря-зд…вуте. Ты издеваешься?! — возмутился Стив, увидев, что я с трудом сдерживаю смех.
— Есть немного. Но поверь, если ты осилишь это слово, ты точно станешь сильным и могучим знатоком. А пока давай попробуем более простые варианты. «Привет» — подходит для панибратского общения.

«Привет» дался Стиву легко, и я протянула ему его мороженое, чтобы он мог его откусить.

— Добрый день, — предложила я, объясняя, когда можно использовать это словосочетание.
— Топрытень, — произнес Стив и глянул на мороженое.
— Не-не-не, давай стараться, — я, наоборот, отвела зажатый в руке рожок еще дальше.

В конце концов Стив выдал и вполне удобоваримый «добрый день» и «добрый вечер». Вот только утро у него тоже стало «добрый». На мою поправку он выдал, что я придираюсь. Я пожала плечами и протянула ему мороженое. Но дернула чуть выше, задевая лакомством нос мистера «дресс-код».

— Эй, ты это специально, — возмутился Стив, стирая белую каплю.
— Ты придираешься, — передразнила я.

Ничего не могла с собой поделать, постоянно хотелось его выводить из себя. Хотя в последнее время он чаще хмыкал, чем бесился. И почему-то меня это раздражало.

— Вот здесь еще, — оттопырив указательный палец, я собрала последнюю каплю мороженого и, не раздумывая, облизнула. — М-м-м, ты любишь ванильное?

Я заворожено замерла под обжигающим взглядом Стива.

— Знаешь, я буду удивлена, если мороженое сейчас не испарится с громким пшиком, — хрипло произнесла я, стараясь скрыть за шуткой собственное желание.

Стив первым перевел взгляд на океан, и мы какое-то время молчали, пока я приходила в себя. Черт, я слишком расслабилась, позабыв, рядом с кем находилась. Ладно, что мистер Ледышка был по-настоящему не столь холоден к женщинам — об этом меня сразу предупредил Мак, но с чего я так реагировала на этого мужчину, я просто не понимала. В голове все было логично: нельзя спать с собственным шефом. Мне не надо было проверять этого самой — хватило горького опыта сестры. Увольнение в этом случае еще не худший исход. Но стоило Стиву на меня посмотреть вот так, как минуту назад, и я была готова наброситься на него, не обращая внимания на снующий по парку народ. Я сглотнула, откашлялась и постаралась продолжить урок русского.

Мистер Ледышка держал себя в руках лучше меня — его голос даже не дрогнул. Однако молчаливый перерыв дал о себе знать — мороженое стремительно таяло и мы не успевали его съесть за время «урока». Я это четко осознала, когда по моей руке скатилась огромная холодная капля. Взвизгнув, я подхватила ее языком, чтобы не замарать сладостью одежду.

После этого Стив отказался есть свое мороженое.

Я обозвала его по-русски брезгливым брюзгой и уверила, что английских аналогов моим словам не существует, одновременно увлеченно стараясь съесть оба мороженых.

— Ну, знаешь ли, если я теперь простужусь и свалюсь в постель, виноват в этом будешь ты, — выдохнув, постановила я.

Взгляд Стива красноречиво показал, что свалить в постель он предпочел бы меня по другой причине. Черт, мне что же теперь, за каждым своим словом следить?! Если бы не зажатые в обеих руках бумажные салфетки от мороженого, я бы уже пробиралась под рубашку мистера «дресс-код». Отвлекшись на выбрасывание мусора, я смогла снова вернуть контроль над собственным телом и разумом.

Чем чаще мы встречались со Стивом вне работы, тем сложнее мне было воспринимать его как строгое бесполое начальство. И вот как мне учить его языку? Но я продолжала стараться, раз обещала.

К отелю мы возвращались, когда фонари освещали дорожки, создавая идеальную романтическую обстановку. И если не смотреть на деловой костюм мистера «дресс-код» и мой офисный вид, нас можно было принять за милую парочку.

Наша беседа была похожа на океанские волны. Напряжение после очередного неуместного желания постепенно спадало, мы расслаблялись, и кто-то оговаривался или делал что-то такое, что мы вновь были вынуждены смотреть куда угодно, кроме как на друг друга. И все по новой. Это выматывало. Каждый раз становилось сложнее остановиться, и все труднее вспоминались причины, для чего это было нужно. И я мысленно поклялась, что не буду оставаться с мистером «дресс-код» наедине кроме как по рабочим вопросам. Иначе я за себя уже не ручалась.

Все остальные наши «уроки» проходили в многолюдных местах, будь то ресторан, площадка для боулинга или прогулка по ботаническому саду. В отеле Берга была потрясающая инфраструктура.

***

Я зашла к мистеру Ледышке напомнить, что сегодня собиралась уйти раньше. Вернее, как все офисные сотрудники — вовремя, а не когда высочайшее начальство решит меня отпустить. Хотя стоило признать — последнюю неделю Стив заканчивал работу не столь поздно. Конечно же, потому что потом еще надо было заниматься языком.

На работе, если вопросы были не срочные или не при посетителях, я требовала дублировать приказы на русском, но таких моментов было не столь много. Чаще все требовалось вот «прямо сейчас» или «еще вчера».

И как-то непривычно было сегодня уходить с рабочего места одной. Я тряхнула головой, напоминая, что иногда стоит и отдохнуть от этих недоговорок и горячих взглядов, которыми мы обменивались с мистером Ледышкой. Сегодня я собиралась просто пообщаться с умным и веселым мужчиной, не чувствуя, что каждое мое неосторожное слово — преступление, а флирт — просто злодейство. Именно мое, потому что сам мистер Ледышка хорошо держался. Не на «отлично», но все-таки чувствовался мощный опыт самоконтроля. Я надеялся, что такому никогда не научусь.

И как жаль, что я не испытывала к Сэму хоть половину такого сексуального желания, как к мистеру Ледышке. Вздохнув, я глянула на себя в зеркало, перед тем как выйти. Светлая приталенная рубашка, пышная юбка чуть ниже колена, распущенные волосы и минимум макияжа вроде бы выполняли странные требования Сэма к «дресс-коду», присланные мне письмом прямо на работу. Тогда я приняла это за чудачество художественной натуры Сэма. Но когда я оказалась на улице, то поняла все странности. Осмотревшись в поисках обещанного транспорта, я задержала взгляд на ужасающего размере лимузине и мотнула головой. Нет, Сэм не мог на таком передвигаться. Так, такси, «мерс», мотоциклист, машущий мне рукой, снова такси. Та-ак, назад. Я уставилась на усмехающегося Сэма. Он был одет в плотно сидящие кожаные штаны, черную косуху со множеством карманов и все те же потертые высокие сапоги. Волосы его были растрепаны, а улыбка сногсшибательна.

— Ты знаешь, как покорить девушку, — подойдя ближе, я с благоговением рассматривала блестящий хромом чоппер, явно переделанный для долгих путешествий.

Сэм рассмеялся и чмокнул меня в губы, и я не успела даже вытереться — в следующую секунду этот невероятный парень накинул мне на плечи еще одну черную косуху и протянул второй шлем. Боже, я его люблю!

— Я тоже рад тебя видеть, — произнес он своим чудесным глубоким голосом.

Усевшись на юбку так, чтобы не оголяться от ветра и скорости, я прижималась к крепкому мужскому торсу, иногда повизгивая от резких перестроений. Я по-настоящему наслаждалась этим, и мой вздох сожаления был искренним, когда Сэм заглушил громкий рокот двигателя и выставил подножку, потом помогая мне спуститься.

— Может, к черту эту выставку, а просто покатаемся по городу? — предложила я, осмотрев всю эту красиво одетую толпу, рядом с которой я выглядела как минимум дешево одетой. Как максимум — замарашкой.
— Ты читаешь мои мысли, но, к сожалению, нельзя, — Сэм крепче подхватил меня под локоть, не давая свернуть в сторону и сделать вид, что я «мимо проходила». — Кто же спасет меня от моих поклонниц?
— Ах да, этот твой эшелон фанаток, — вздохнула я. Отряхнула юбку, руками зачесала волосы, растрепавшиеся под шлемом, и приклеила на лицо счастливую улыбку со словами: — Я готова.
Сэм глянул на меня и усмехнулся:
— Расслабься, никто тебя не съест.
— Неужели никто из твоих фанаток не приготовил баночку кислоты или хотя бы парочку дохлых крыс для соперницы? Какие-то слабенькие они у тебя.

Сэм рассмеялся, пропуская меня в стеклянные двери выставочного комплекса. И я успела прочитать вывеску. «Фотовыставка Сэмюэля Таггерта «На спине вдохновения».

— Ты — Таггерт! — возмутилась я так, будто бы Сэм от меня скрыл как минимум национальное преступление. А ведь я даже не интересовалась его полным именем. То-то множество лиц, выходящих из дорогих машин и просто прогуливающихся вокруг, показались мне знакомыми. Это был не мандраж! Это были Таггерты!
— А это преступление? — Сэм в своей неповторимой манере приподнял бровь.
— Это… Это… Кошмар!

Я вспомнила, как в начале нашего знакомства пугала Сэма Таггертами, и лихорадочно старалась воспроизвести в памяти, что я говорила о Маке и других его родственниках. Кажется, какой-то ужас!

— Если честно, я тоже так считаю, — тем временем негромко произнес Сэм мне на ухо, потому что мы уже погрузились в толпу его поклонников и приходилось здороваться, улыбаться, принимать комплименты и поддерживать светскую беседу. — Ты не представляешь, что такое быть одним из множества. Но родственников не выбирают.

Вскоре у меня в руке оказался бокал шампанского, а ладонь Сэма расположилась на моей талии, чтобы я не затерялась в этой толпе, состоящей в основном из Таггертов, Монтгомери и, наверное, пресловутых фанаток. Я стояла рядом, пока Сэм толкал проникновенную речь, сдобренную веселыми шутками и подначиваниями, и чувствовала себя несколько неуютно. Мягко говоря. Я не помнила и половины имен всех присутствующих, но они общались со мной, как будто знали с самого детства. То и дело кто-то стремился поцеловать, приобнять или облобызать руку, при этом подшучивая или поддразнивая. Мак на фоне всего этого панибратства смотрелся просто блюстителем этикета. А я что, я вскоре устала бояться, расслабилась и стала отвечать, первое время напряжено ожидая, что меня одернут или как-то выскажут недовольство, но вместо этого все смеялись и пытались тискать меня, как плюшевую игрушку. Сэм собственнически удерживал меня за талию, и я была ему благодарна за эту защиту.

В какой-то момент, переходя от одного фото к другому, среди так же движущейся толпы, мне показалось, что я увидела Стива.

— Чур меня, — пробормотала я, чувствуя, как сердце заколотилось от волнения. Ну что делает со мной даже мысль об этом мужчине в непосредственной близости?!
— Что такое? Устала? — заботливо уточнил Сэм.
— Наверное, скучаю по работе. Мне померещился мистер Берг, — нервно хихикнула я.
— Может быть, это и правда был он. Ему было выслано приглашение.

Я прикусила губу. Почему же он мне об этом не сказал? Хотя почему он должен был мне говорить? Я же всего лишь помощница. Хотя вот именно, что я помощница, и как это приглашение прошло мимо почты, которую я сортировала каждое утро? Толпа перед нами в очередной раз расступилась, и я поняла, как же так получилось. Рядом с мистером Ледышкой находилась невероятно красивая девушка. Идеально сидящее на всех выпуклостях фигуры темно-синее платье чудесно гармонировало с явно натуральными бриллиантами на шее и в ушах, а также в шпильках, с трудом удерживающих темную копну длинных волос. И все в комплексе великолепно сочеталось с мистером Ледышкой, чувствовавшем себя в деловом костюме как во второй коже.

И это не помешало этому невыносимому мужчине скользнуть по мне обжигающим, будто раздевающим взглядом, а потом наклониться к своей спутнице и что-то шепнуть ей на ухо. Она рассмеялась. А у меня перехватило дыхание. Я не слышала этого на таком расстоянии, но была уверена, что смех ее был похож на идеальный перезвон хрустальных колокольчиков.

Проследив за моим взглядом Сэм уточнил:
— Подойдем поздороваемся?
— Знаешь, пожалуй, нет, — мотнула я головой, невольно ближе прижимаясь к Сэму. Мне требовалась сейчас его дружеская поддержка.
— Ты же не думаешь ревновать Стива к его сестре? — уточнил Сэм.
— Сестре?!

Черт, надо было вместо этого так же удивиться «ревновать?!».

— Да, это — Лора Берг.
— Нет, все-таки нет, — мотнула я головой, стараясь скрыть какое же испытала облегчение. — Хватит мне мистера Ледышки на работе.

Боже, что с тобой творится, Кэтрин? Я опасалась собственной реакции, если приближусь к Стиву.

Очередные Таггерты отвлекли нас от пары Бергов, а потом, как я ни смотрела, не смогла их отследить, хотя еще несколько раз ощущала на себя горячий взгляд мистера Ледышки, как будто кто-то проводил по позвоночнику чем-то бархатистым.

К концу вечера у меня болело лицо от постоянного и большей частью искреннего смеха. А также у меня было ощущение, что я знаю как минимум половину населении Америки. И все они Таггерты.

К отелю Сэм меня вернул уже затемно. Поездку по ночной Вирджиния-Бич я запомнила как одно из самых замечательных событий в этой стране. Даже не хотелось думать, что эта сказка скоро закончится. Я прогнала унылые мысли и протянула куртку и второй шлем Сэму.

— Знаешь, по-моему, ты преувеличил количество и, главное, качество твоих поклонниц, — высказала я ему.
— Как, ты не помнишь этих Шарлотту Уиллис и Патрицию Стэнфорд? — удивился Сэм.

Я порылась в памяти, стараясь вспомнить, кто это, и возмущенно толкнула парня в плечо:
— Да им уже далеко за шестьдесят!
— А кто говорил, что мне легко? — он притянул меня за талию, а я уперлась ладонми в сидящего на байке Сэма. Он так и не глушил двигатель и тихий рокот ласкал слух на фоне гудящего туристического города. — Спасибо, Кэтти. С тобой эта выставка не была похожа на ужасный ужас, — И тут же испортил комплимент. — Хотя бы все родственники не пытали меня «когда же я найду себе девушку». Ты не представляешь, с какой скоростью все они размножаются и требуют этого от окружающих!
— Да почему же, прекрасно представляю, — я рассмеялась и растрепала и так взъерошенные волосы Сэма. — Жаль, — вздохнула я. Как жаль, что меня не тянет к Сэму, как к мужчине. Он мог бы стать идеальной парой.
— Знаешь, мне тоже жаль, — он будто прочитал мои мысли. А потом в своей обычной манере, притянул, чмокнул в губы и, взревев двигателем байка, укатил, на ходу надевая шлем.
— Еще увидимся, — крикнул он.
— Надеюсь, — тихо ответила я, махнув рукой.

Я мило улыбнулась швейцару, открывшему передо мной двери отеля, и, казалось, очень его этим удивила. Ну и ладно. Замечательный вечер! Надо будет расспросить Стива, как ему понравилась выставка. Черт, снова он в моей голове! А, ну и пусть.

***

— Э-э-э, — это был редкий случай, когда я по-настоящему лишилась дара речи.

Мистер Ледышка нависал надо мной, как в стародавние времена, и самозабвенно ругал. Шепотом. Потому что распространял вокруг мощный запах перегара. А ведь я всего лишь хотела помочь. Увидев его с утра в состоянии похмелья, причина которого мне была неизвестна, я предложила кофе покрепче и переодеть мятый костюм. Или хотя бы рубашку, на вороте которой остались следы чего-то красного. Я помнила, что пара вещей висела у него в шкафу на случай форс-мажоров. Чего он так завелся? Ну да, может, я была немного язвительна. Но все же как обычно.

— Ну, вы тут пока покричите, а я, пожалуй, пойду, — наконец предложила я, не в силах понять, что произошло.

Может, я пропустила какой-то национальный праздник в календаре? Или наоборот? Да наверное, вчера на выставке хоть кто-то это упомянул бы.

Казалось, мистер «дресс-код» был против моего ухода. Или, наоборот, «за»? Не остановил же. Я помотала головой, перебирая корреспонденцию у себя в приемной. На столе уже стоял сваренный кофе, но что-то не хотелось его нести. Хотя пришлось, когда по терминалу прозвучало требовательное «кофе!».

Я невольно несколько раз моргнула, когда вошла в кабинет. Это была разительная перемена. Передо мной был снова одетый с иголочки и даже выбритый мистер «дресс-код». Болезненность выдавали разве что немного красные белки глаз.

— Мистер Берг, вы не замечали, тут не пробегал такой орущий мужчина с похмелья в мятом пиджаке? — с сарказмом уточнила я.
— Кэтрин, что за шутки? Вы на работе!

Я икнула. Нет, мы, конечно, не обнимались при встрече и не здоровались за руку, но за последнюю неделю изучения русского даже на работе Стив вел себя гораздо мягче, чем поначалу. Тут же я как будто вернулась в свой первый рабочий день. Вот что похмелье с людьми делает.

— Я-то на работе… — по-русски пробормотала я.
— Говори по-английски, — одернул меня мистер Ледышка, поморщившись.
— Окей, — пожала я плечами, абсолютно теряясь в происходящем.

Оказалось, мистер «дресс-код» не закончил меня удивлять.

Рабочий день, немного застопорившийся в начале из-за состояния начальства, закончился неожиданно рано. Я только собиралась заказать обед, как он сам прибыл к нам. Точнее, не обед, а то, чем мистер Ледышка собирался на нем заниматься. Если быть совсем точной — на ней. Когда в приемную вплыло это эфемерное нечто, я подумала, она ошиблась дверью. Но нет, оказалось, «милашка Стиви» ее и правда ждет.

Коротко бросив:
— Отмени все встречи на сегодня, — он покинул кабинет с виснущей на нем, как обезьянка на пальме, длинноногой красоткой.

А мне оставалось хлопать глазами и щипать себя, чтобы убедиться в реальности происходящего. Конечно, из-за болезненных щипков на глаза навернулись слезы. Да что тут происходит?!

Разобраться я не смогла. Поговорить со Стивом наедине нормально не получалось — на работе он держал строгую дистанцию начальник-подчиненная, навешивая очередное задание, стоило мне заикнуться о чем-то, кроме дел. А вечером он уходил с какой-нибудь девицей. Иногда даже с двумя. Я не могла с уверенностью сказать, что это не была одна и та же — уж слишком они были похожи.

А может быть, рассмотреть мешали неуместные слезы. Мне было чертовски больно. Глупо, бессмысленно больно. Вот так обжигаешься, начиная подозревать в начальстве человека, а в мистере Ледышке — мужчину.

Наверное, это семейная карма.

***

Откат в отношениях дался мне нелегко. Кто бы мог поверить, что всего за неделю я так привыкну к нашим урокам русского и человечности собственного начальства. Вечерних девиц не было уже пару дней, но замерзший айсберг в лице мистера Берга по-прежнему был холоден, отстранен и монолитен. Лишь иногда мне мерещились обжигающие взгляды в спину, когда я выходила из его кабинета. Чего только не выдумает больное воображение.

Сейчас передо мной лежала заказанная мною посылка. Несколько кассет с русскими мульт- и просто фильмами. Выбрасывать жалко, увозить с собой обратно в Россию бессмысленно.

Поэтому я понесла это тому, кому и предназначалось. Хотя задумано было смотреть видео вместе, но теперь у мистера Ледышки не хватало времени и сил на русский и русских.

— Вот, — положила я стопку. — Это может помочь в изучении языка. — И не удержалась, чтобы не поддеть: — Хотя, конечно, это вас не заинтересует, там же нет порно.
— Не язви, — мистер Ледышка быстро глянул на кассеты и снова уткнулся в свои бумаги.

Какой догадливый, когда не надо!

— Мне надо выйти на обеде. В город съездить по делам, — предупредила я.
— Возьми водителя, — приказал начальник, стирая всю заботу пояснением: — Ты мне будешь нужна сразу после обеда, чтобы напечатать несколько писем.
— Слушаюсь и повинуюсь, — сквозь вежливую улыбку процедила я.

«Скоро это закончится», — успокаивала я себя. Или после юбилея дедушки, или когда закроется моя рабочая виза. А пока улыбаемся и пашем.

Я не рискнула отказаться от водителя — так и правда быстрее и надежнее, учитывая, что я везла деньги, которые собиралась перевести маме в Россию. В отеле был небольшой банковский филиал, но я не знала, занимался ли он международными переводами. К тому же теперь, после «замерзания» начальства, я не рисковала звонить в Россию с рабочего номера, и надо было поискать пункт междугородних переговоров. Учитывая разницу во времени, мама как раз должна собираться на работу, а Данька в ту же сторону, только для обучения. Мне так надо было услышать родной мамин голос. Она бы сказала, как они меня ждут, как все будет хорошо, когда я вернусь, и я бы поверила. Я зажмурилась, чтобы не расплакаться. Что-то в последнее время я стала какой-то чувствительной. Наверное, женские дни скоро.

— Приехали, — вывел меня из рефлексии голос водителя.

Надо спешить. Ведь в моем случае время это не только деньги, но и лишние минуты общения с родственниками.

Очередь в кассу подходила к концу, и милая старушка передо мной в десятый раз пересчитывала сдачу и уточняла процент по ее вкладу, а я удивлялась терпеливости персонала, когда все вокруг резко изменилось.

Несколько мужчин в спортивных костюмах и в шапках с прорезями ворвались в помещение. Первым вырубили охранника у двери. Далее началась такая фантасмагория, что я просто не верила происходящему. Все кричали, только по разным причинам. Мужчины тыкали во все стороны разнокалиберным оружием. Люди покорно падали на пол и протягивали драгоценности. На мне была дешевая бижутерия, с которой я с легкостью рассталась, а на сумку я села, прикрывая собой свою ценность. Кассиры выгребали из касс деньги в подставленные мешки. И на всем этом сверху звучание родной русской речи с разными акцентами стран бывшего СССР, на котором перекрикивались ворвавшиеся.

И судя по взвывшим снаружи сиренам полиции, план «войти и выйти» у грабителей сильно провалился. Выйти они теперь должны были прямиком в тюрьму. Если бы не мы — сменившие свой статус на «заложники», это бы произошло быстро.

Сжимая свою сумку уже в руках, я слушала русский мат и не ощущала его родным. Переговоры по подкинутой рации затягивались, и все начинали нервничать. Один из особо дерганных в маске даже стрельнул в сторону подвывавшей под столом кассирши. Правда, в воздух. Женщина заскулила еще громче. Но от выстрела вздрогнули все. Даже сами преступники.
И это как будто что-то переломило. Нас стали сгонять в одну кучу, как стадо, а один из грабителей попытался отобрать у меня столь горячо сжимаемую сумку. В ней ведь были все мои сбережения за последние несколько недель, а это больше, чем за все первые полгода. И неудивительно, что за это я собиралась биться до последнего. Получив отрезвляющий удар прикладом в живот, я упустила сумку и просипела:
— Да что ж ты делаешь, гаденыш?

На свою голову, на родном языке.

— Сука! Она — русская! Придется пристрелить!

Меня больно схватили за волосы, и к виску прижался холодный ствол пистолета. С какой-то отрешенностью я поняла, что мой язык подвел меня окончательно, бесповоротно и в последний раз.

***

Стив вслушивался в голоса по полицейской рации, так крепко сжимая кулаки, что ладони уже потеряли чувствительность. Их с Маком подпустили близко к переговорной не потому, что они были богаты и влиятельны. Мак мог переводить, о чем говорили эти ублюдки. «Эти смертники!» — понял Стив, услышав выстрел из банка, эхом отозвавшийся в приемнике вместе с женским криком. Сердце заколотилось где-то у горла, но снайперы сверху передавали, что стреляли в воздух. Точнее, в стену.

Сержант Форрестер снова схватился за мегафон, пытаясь убедить эту дрянь быть разумнее. Стивен с трудом сдерживал себя, чтобы не вырвать усилитель и не заорать, что он всех убьет, если хоть что-то случится с Кэтрин. Но он обещал не мешать работе полиции. Иначе его грозили увести оттуда, и уже ничего бы не помогло — ни деньги, ни влияние, ни Мак. Он до сих пор не мог поверить, что с таким трудом контролировал себя. Но все, что касалось Кэтрин, почему-то так легко проникало под его тренированное спокойствие. Она забралась в его мысли с первого момента, как оказалась в его кабинете. В этих своих обтягивающих, как вторая кожа, джинсах и футболке с расстегнутыми пуговицами, в разрезе которой он видел сексуальную ложбинку между грудей. Она сразу его не боялась, как большинство подчиненных. На его самые строгие взгляды она улыбалась, как могла только Кэтрин, и смело смотрела, подначивая на своем зверском русском языке. Она была сексуальной даже в строгом деловом костюме. Одновременно такая женственная и наивная, смелая и смешливая. Вместо того, чтобы зависать в спа-салонах, она ездила на лошадях. А собрав волосы в хвост и глядя на него своими огромными карими глазами, была элегантнее и желаннее, чем все эти идеальные пышногрудые красотки. Ими он попытался заменить в своих мыслях Кэтрин, после того как увидел ее вместе с Сэмом Таггертом. Тогда он четко понял, что вот она — идеальная пара. Кэтрин так доверчиво прижималась к младшему Таггерту, смеялась не над ним, а вместе с ним, шепча что-то на ухо. С ним она была естественной, безо всякого напряжения. Они выделялись из толпы не одеждой, а тем, как светились вместе, живя на одной волне. Но все было бесполезно. Даже понимая, что ей будет лучше с Сэмом, он хотел именно ее. Черт побери, он собирался выучить этот жуткий русский, чтобы потребовать от нее тот обещанный поцелуй. Пусть только выживет!

Из приемника тем временем раздавался треск помех, шорохи, грохот падающих предметов и грубые команды на русском. Стив проклинал этот язык за существование и себя, что понимал лишь какие-то междометия. Речи грабителей Кэт его не учила. Черт, как только он вытащит ее оттуда, он сам ее придушит! И неважно, что это нелогично!

Мак зажимал рукой одно ухо от голоса сержанта в мегафоне, а другим едва ли не прижимался к переговорнику, между слов кратко переводя происходящее. То, что Таггерту все это не нравилось, можно было легко понять по крепко сжатым зубам, через которые он цедил слова. Взгляд его горел настоящей яростью.

После звонка водителя, который сообщил, что банк, в котором находилась Кэтрин, грабят, казалось, прошла целая вечность. Что ж они так долго?!

Ему было легче, когда он несся на предельной скорости по улицам Вирджиния-Бич, нарушая почти все правила — он делал хоть что-то, чтобы помочь Кэтрин, а теперь мог только ждать. Да, в конце концов, его, для безопасности окружающих, провел сюда эскорт полицейских машин. Хоть на что-то сгодились его положение и деньги. Он уже давно позвонил всем, кого только мог вспомнить из достаточно влиятельных лиц. И просьбами или приказами добился, что это дело приобрело первостепенную важность едва ли не для всего города, а то и штата.

Мак задержался по делам после выставки брата, и это оказалось как никогда вовремя. Его доставили к месту на полицейском вертолете.

Когда из рации раздались очередные крики, Стив как-то четко понял, что это касалось Кэтрин. Ну почему эта чертова девчонка не могла сидеть тихо и не высовываться?! Господи, пусть она только выживет! Пусть она только выживет, и он…

— Они хотят убить какую-то девушку, которая понимает русский язык, — пояснил жестким голосом Мак. — Стив, это может быть не Кэтрин, — Таггерт схватил его за руку.
— Да?! Ты думаешь, там сотни девушек, которые понимают по-русски и не умеют держать язык за зубами? — взревел Стив, выворачиваясь из хватки.
— Пристрелите их, твою мать! Пристрелите, ваши снайперы давно держат их на мушке! — орал Стивен, тряся ни в чем не повинного сержанта за лацканы.

Он уже не помнил, что рычал, когда его скрутили, роняя на землю, но он бился до последнего, пока руки и ноги не сковали наручниками, пристегивая к пожарному столбу. Мак пытался докричаться до него, но сознание Стивена закрывала такая пелена обжигающей ярости и откровенного страха, что это не помогало.

Он видел, как беззвучно, будто по волшебству осыпались стеклянные витрины банка. Как туда врывалась группа спецназа, но ничего не слышал — в ушах бешеным ритмом бился пульс. Они все могли опоздать. Они все могли уже давно опоздать!

Он пытался рассмотреть, что там происходило, но все заслонили спины суетящихся медиков и полицейских. Если бы он не вел себя так глупо, сейчас бы уже мог кинуться туда. Стивен раздраженно дернул цепь наручников. Конечно, бесполезно. Кэтрин даже на расстоянии ломала его логику и самоконтроль. Теперь он мог лишь молиться высшим силам, чтобы она просто была жива. Жива! Как мало и одновременно бесконечно много.
Рядом с ним присел на корточки Мак, толчком в плечо привлекая внимание.
— Она жива, Стив. Кэтрин жива, — широко улыбался друг. — Снайперы успели вовремя, пока эти ублюдки спорили стрелять или не стрелять. Ты как?
— Я в норме, — выдохнул Берг, не узнавая свой голос. Наверно он сорвал его, крича на сержанта. Господи, спасибо!

Мак расстегнул его наручники, и Стивен поднялся, морщась и растирая занемевшие конечности.

— Тебе самому не помешает показаться медикам, — высказался Мак. — Кажется, кто-то огрел тебя по голове. У тебя на лбу кровь.
— К черту! Где она?
— Ее осматривают медики.
— Что с ней?! — тут же взвился Стив, делая шаг, сам не зная, куда бежать. Машин скорой помощи было штук пять, и они постоянно подъезжали и уезжали.
— Пошли, отведу, — поддержал его под руку Мак.

Он увидел ее раньше, чем подошел. Кэтрин сидела в скорой помощи с открытыми задними дверями, и вся ее одежда была в крови. Он оказался рядом в следующую секунду.

— Кэтрин! — сипло рыкнул он, вкладывая в это имя все. Свое безумное беспокойство за нее, что он не представлял, как входит в свою приемную, а ее там нет. Что никто не подначивает его на этом жутком русском. Не шутит, не смеется и не тыкает в его лицо мороженным. Не бегает, как маленькая девчонка, соревнуясь с приливными волнами. Не смотрится так гармонично вместе с Сэмом Таггертом, в конце концов. К черту Таггертов! Она — его!
— А, мистер Ледышка, — отстраненно произнесла она, едва приоткрыв глаза. — Вы так сильно расстроились, что я не успела к написанию ваших супер-важных писем?
— Кэтрин! — он задохнулся от возмущения. Как она вообще сейчас может думать о работе?!

Наконец она сосредоточила рассеянный взгляд на его лице.

— У вас кровь, мистер Ледышка. Но если вы можете так рычать — с вами все в порядке.
— Какое меткое замечание, — хмыкнул медик, замерявший ей давление.
— Кто бы говорил про кровь! — возмутился Стивен, осматривая одежду, руки девушки и кровоточащий висок.
— Это не ее, — успокоил медик. — По крайней мере, большей частью. Вы же ее бойфренд? — уточнил он у Стива.
— Да, — рыкнул он.
— Нет, — одновременно ответила Кэтрин.
— Ага, — хмыкнул медработник. — Ну, в этом разбирайтесь без меня, а пока не могли бы взять у нее сумочку? Нам она ее не отдает даже после успокоительного.
— Кэтрин, — протянул он руку. — Отдай мне эту чертову сумку.

Этот самый предмет весь был в крови и, похоже, именно им перемазалась Кэт.

— Я не могу доверять человеку с таким странным голосом, — постановила девушка, глядя на него рассеянным взглядом. В это время медик занялся порезом на виске, а она даже не морщилась, пока он убирал оттуда волосы и промывал. Чем ее обкололи?!
— Кэтрин, он сорвал голос, пытаясь тебя спасти, — вступил Мак. До этого друг стоял рядом, скрестив руки на груди, и смотрел на них с улыбкой. — Он обещал проделать с сержантом и остальными невероятные и в некоторой степени связанные с сексом вещи, если снайперы не начнут стрелять. Боюсь, штрафом тут не отделаешься, придется вносить кругленькую сумму на чьи-то личные счета.
— Мистер Ледышка?! — Кэтрин округлила рот. Она немного посидела, а потом протянула ему свою сумочку со словами: — Если вы посмеете оплатить все это из моих денег, я сама проделаю с вами все те связанные с сексом вещи!
— Ах-ха-ха, Кэтрин, позволь, я поймаю тебя на слове, — рассмеялся Мак.

***

Я сидела в автомобиле мистера Ледышки и сквозь прикрытые ресницы рассматривала, как он уверенно и четко вел машину. Как все в своей жизни. Меня затапливало с головой невероятное чувство нежности.

Я была благодарна Стиву, в первую очередь, за поддержку. Он буквально отбил меня от полиции, заявив, что все показания будут снимать завтра. Он сам привезет меня в участок вместе с адвокатом. Сержант морщился, что это не допрос, но сдался. От вколотых успокоительных моя голова все равно слабо соображала, а все произошедшее казалось сном.

Стивен был со мной рядом в больнице, пока делали рентген и УЗИ, подтверждая, что удар в живот не нанес сильных повреждений. Надо было видеть его лицо, когда он увидел наливающийся фиолетовым синяк на моем теле. Если бы сволочь, сделавшая эта была жива, он бы, наверное, сам его убил.

Я не верила, что каждый начальник так беспокоится о своих подчиненных. И он еще ответит мне за тех длинноногих безмозглых кукол, висевших на нем последнюю неделю. Мстя моя будет жестока, беспощадна и горяча. Только чуть-чуть позже.

Возможно, причиной был вколотый мне опиум, или что там используют для успокоения и обезболивания медики, но решение я приняла четкое, еще когда отдавала Стиву свою сумку с деньгами, которую совсем недавно вынула из лужи крови одного из грабителей.

Стивен проводил меня до самой двери моей комнаты. Да, в этом я не ошиблась. Я постаралась скрыть улыбку, чтобы добыча ничего не заподозрила до последнего. Мои ноги уже начали немного заплетаться. Возможно, от всего произошедшего, а может, от близости этого сногсшибательного мужчины, на руку которого я опиралась.
— Завтра у тебя выходной, — безапелляционно заявил Стив, пока открывал дверь комнаты моим ключом. — И не смей никуда выходить одна!
— А у моего начальства тоже выходной? — невинно уточнила я, обвивая его шею руками и приподнимаясь на цыпочках.
— Кэтрин, в тебе говорит противошоковое, — сквозь зубы процедил Стивен, сопротивляясь моим попыткам затащить его в комнату.
— А в твоем теле что говорит? — хрипло уточнила я, потершись о него бедрами. О да, я чувствовала, насколько он хотел меня. — Все лекарства уже давно выветрились из моего организма. И если ты меня сейчас не поцелуешь, я тебя изнасилую.

Глаза его широко раскрылись, и теперь я четко знала, что мой мистер Ледышка совершенно не такой холодный, как кажется со стороны. Об этом говорили его горячие губы, когда он зарычал, сдаваясь под моим поцелуем. Это утверждали его горячие руки, чертившие на моем теле обжигающие рисунки, сводившие меня с ума. Слишком медленные. Слишком бережные. Ну уж нет!

— Если ты будешь сдерживаться, Стивен Берг, я до конца жизни буду звать тебя ледышкой, — прохрипела я, прикусив его за губу. Мне нужно было ощущать его силу. Его уверенность. Его всего.

Мой мужчина зарычал, и я ощутила, как меня пусть аккуратно, но кинули на кровать, тут же придавливая приятной тяжестью.

А дальше я могла лишь шептать, кричать и со стоном выдыхать его имя, моля не останавливаться. Изголовье кровати с грохотом билось о стену от бешенных толчков, а я царапала, сжимала и кусала горячее мужское тело. Пока весь мир не исчез в невероятно яркой вспышке.

А-а-а, как же хорошо!

В себя я пришла, когда Стив попытался отодвинуться.

— Кэтрин, прости! Я сделал тебе больно? Малыш, я больше так не буду!

И только тогда я поняла, что плачу. Все произошедшее за день наконец нахлынуло на меня с невероятной четкостью. Я могла быть уже мертва. Я могла больше никогда не чувствовать этого мужчину. Никогда не услышать голос мамы и не обнять Деньку. Не увидеть океана, не дышать и вообще не существовать. Меня начало трясти, а зуб не попадал на зуб, но я, пусть и раздельно, смогла проговорить:
— Если такого не повторится, я отказываюсь с тобой спать. И не называй меня малышом!

Как будто одну из своих раскрашенных кукол.
Тихо рассмеявшись, Стивен обнял меня и гладил по волосам, пока я ревела и прижималась к нему так крепко, как только могла. В общем, он делал все как надо. Обессилев, я так и уснула на самом надежном и желанном в моей жизни мужчине. И, наверное, мне приснилось, что он прошептал:
— Я никогда не отпущу тебя, мой маленький смелый котенок.

Эпилог


— О, да я смотрю, кое-кто сдался натиску Стива?

От неожиданно зазвучавшего над ухом голоса Сэма я вздрогнула и едва сдержала порыв прикрыть руку с обручальным кольцом. Я еще не привыкла к этому многозначащему ободку платины на своем пальце.

— Знаешь, мне просто кажется, Стив решил сэкономить, — лениво произнесла я, зная, что заинтересую Сэма продолжением. Он предсказуемо обошел меня, чтобы заглянуть вопрошающими глазами. Нет, все-таки он милый красавчик.
— Стив обещал мне квартиру с видом на океан и прописку, если я обучу его русскому. Его квартира как раз имеет подходящий вид, а фамилия дает и прописку.

Моргнув пару раз от полученной информации, Сэм рассмеялся и обнял так, что приподнял над полом. Окружающие меня девушки рода Таггерт тоже рассмеялись.

— Убери руки от моей невесты, маленький сукин сын.

Как в настоящих анекдотах, Стивен, ходивший за напитками, вернулся крайне невовремя.

— Стив… — мои глаза расширились от услышанных русских ругательств из уст почти мужа.
— Какие слова произносит мой внук, сопротивлявшийся русскому до последнего. И кто же обучил тебя такому?

Мои щеки стремительно заливало алым, но, вскинув подбородок, я толкнула Сэма, чтобы он отпустил меня и, одернув одежду, ответила дедушке Стива:
— Боюсь, это моя заслуга. — Я незаметно показала кулак Стивену. — Кстати, с днем рождения, мистер Зорин.

На морщинистом лице, выражавшем явное недовольство, ярко светились такие же, как у Стивена сине-льдистые глаза. Черт, не лишила ли я только что Стива наследства?

— Какой я тебе «мистер Зорин»? — вскинул он седую бровь. — Называй меня деда Вова. Ну-ка, повтори.

Так вот от кого Стив набрался таких требовательных интонаций.

— С днем рождения, деда Вова, — подчинилась я.
— Другое дело! — Улыбка изменила все морщины на его лице так, что выражение его стало крайне доброжелательным. — Приятно слышать чистую русскую речь, не то что у всех этих инкубаторно-обученных. Хотя Стиви молодец, удивил, — он хлопнул по плечу моего жениха. — Я же всегда говорил — ищи русскую жену, и из тебя выйдет толк.

Мистер Зорин, который деда Вова, увидел очередную жертву своего интереса в толпе и двинулся туда, не попрощавшись. Он ходил удивительно бодро для девяностолетнего старика. Хотя и стариком его было сложно назвать — поджарая фигура с идеально ровным позвоночником и копна белоснежных волос скидывали ему десятки лет.

Я встала на цыпочки и шепнула на ухо Стиву, который уже собственнически обнимал меня за талию:
—А кое с кем мы потом поговорим о неуместной ревности и способах ее выражения.
— Кто бы говорил после всего, что ты мне устроила за «крашеных кукол», — так же тихо ответил Стив.
— Там-то было за что! — захлебнулась я возмущением.
— Как раз-то не было. Я к ним ничего не испытывал.
— Как будто… — Я не успела договорить — Стивен поцеловал меня так, что все слова испуганно упорхнули куда подальше в опасении сгореть от тут же вспыхнувшего во всем теле желания.
— Люблю, когда ты смотришь на меня такими глазами, как будто готова съесть, — усмехнулся Стив с легкостью прерывая наш поцелуй. Если бы не выражение его глаз и чуть участившееся дыхание, я бы могла поверить, что для него это ничего не значило.
Ух, этот его чертов самоконтроль! Ладно, потом как-нибудь поговорим о ревности.

В какой момент дипломатично отошли от нас Таггерты, я не успела понять.
Прильнув к любимому мужчине, я осоловевшим взглядом скользила по толпе гостей на юбилее мистера Зорина. Тьфу, деды Вовы. Улыбнулась и махнула маме, беседующей с моей будущей свекровью — Ритой. Интересно, о засолках или теме любви в лирике какого-нибудь поэта? А, какая разница. Главное, им есть о чем поговорить. Дернулась было остановить Дэна, с криком носившегося между гостей, но толпа младших Таггертов, в которую он с легкостью влился, вела себя ничуть не лучше. Пусть наслаждается детством.

Кто бы мог подумать, что уроки русского могут приносить такое счастье.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-37288-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Диметра (07.09.2017)
Просмотров: 550 | Комментарии: 18


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 18
0
18 Виточка   (21.09.2017 20:43)
И опять незнакомый фандом и опять просто шикарная работа в плане исполнения. Это не может не радовать) Сама тема как сказали многие заезженная донельзя, но кто сказал,что она людям неинтересна?) А если её ещё хорошо подать, то восторгов читателей не избежать! Поэтому спасибо за полученное удовольствие! happy

+1
17 ♥ღАврораღ♥   (19.09.2017 22:28)
Читала Джуд Деверо, но другие ее романы, с данной серией знакома лишь заочно, но вот прочувствовать историю мне это не помешало, даже напомнило то времена, когда я зачитывалась такими романами с утра и до ночи! Были денечки biggrin
Опять же чувствуется единый стиль, что мне всегда дико понравилось, живые герои, диалоги и события. Думаю, о таких небольших рассказах могли подумывать те, кому данная серия сильно полюбилась, дабы расширить ее. Спасибо большое за эту историю wink

+2
16 Lins   (19.09.2017 12:05)
И правда легкий, юморной Роман. Автору аплодисменты и крики восторга. В реальности так не бывает, спасибо за возможность помечтать и прожить жизнь вместе с главными героями. Тема офисных романов затерта до дыр, однако, как же увлекательно читать что-то подобное, написанное так мило и нежно. История получилась от "А до Я". Еще раз, автору СПАСИБО wink

+2
15 Satellite_Heart   (17.09.2017 23:06)
Пыталась я однажды прочеть эту серию, и провалилось уже на начальной стадии. Как бы я не старалась, а сплошные любовные романы меня выводят из себя. Абсолютно не мой жанр.
Но эту историю, на удивление, я прочла с огромным интересом и удовольствием. Прямо диссонанс какой-то wacko В конце вообще появилось огромное желание увидеть продолжение. Вот что значит талант, затмивший оригинального писателя! cool
История легкая, простая, красочная, наполненная ведрами различных эмоций: тут тебе и улыбка до ушей, и грустный взгляд. Сколько уже разных офисных романов описано и отснято... не пересчитать, но все равно каждый раз что-то этакое новенькое захватывает дух. Юмор и в некоторых даже местах некая ирония приносили особый колорит в текст, разбавляя ситуацию смешком или широченной улыбкой. Кэт явно не промах.
Спасибо за подаренные эмоции и интересную парочку! Удачи! wink

+1
14 ღSolarღ   (14.09.2017 12:13)
Это было замечательно! Мне очень понравилась эта история! Я с удовольствием ее прочитала, хотя я не знакома с серией книг. Мне понравилась главная героиня и ее методы обучения! Довольно таки не обычные. Я могу представить какой засадой может оказаться простое "здравствуйте" для иностранца. Не сильно поняла как она таки получила работу, но мне это и не важно я просто наслаждалась разворачивающимися событиями. Очень рада, что решилась прочитать эту историю и желаю автору успехов в конкурсе!

+1
13 Севост   (13.09.2017 19:56)
Ох, это было замечательно! Не знакома с первоисточником, но, если он хоть вполовину так интересен, то с удовольствием познакомилась бы! Что касается самой истории, вроде бы банальный офисный роман, но как вкусно он преподнесён. Написано с юмором, но с момента с загулом мистера ледышки и дальнейшем развитии событий с захватом заложников, такое напряжение было, я даже всплакнула. Спасибо за счастливый конец.

PS Таггерты просто нечто! biggrin

+1
12 Limon_Fresh   (13.09.2017 13:37)
Не знакома с фандомом от слова "совсем". К своему стыду не слышала, не читала. Но, как я поняла, это не главная пара фандома, поэтому я спокойно старалась воспринимать историю как самостоятельное произведение. И история меня впечатлила. потрясающая работа автора.

Спасибо и удачи в конкурсе!

+1
11 Marishelь   (13.09.2017 11:47)
Конечно, может, персонаж известный,
Но все равно, по-моему, чудесный!
Я с удовольствием историю читала
И даже времени совсем не замечала.
Жаль, что не знаю этого фандома,
Но кажется, со всеми уж знакома biggrin
Так живо образы прописаны у Вас,
Я словно рядом с ними. Просто класс! happy

+1
10 Солнышко   (12.09.2017 00:02)
Спасибо за такую милую сказку. smile

+2
8 kotЯ   (11.09.2017 21:34)
В начале не обратила внимание - перевод это, или авторское, но читалось с таким интересом, что невозможно было оторваться. Хотя желание поблагодарить автора было велико и свербило постоянно.
Правда и некоторые вопросы о странности некоторых моментов, возникали. Например, никак не могла отделаться от ощущения того, что её, не столько обучению русского взяли, сколько для другого.
Ещё очень опасалась после первых же абзацев - а сможет-ли автор уложится в миник? Смог.

+2
7 pola_gre   (11.09.2017 09:47)
Цитата Текст статьи ()
Скорей всего, он сразу родился в деловом костюме и «Ролексом» на руке. И с подозрением посмотрел на маму — соответствует ли ее костюм дресс-коду.
lol Вот так он и выучил английский, чтоб маме все сказать.
А потом - русский, чтобы - невесте/жене biggrin
Последовательный парень cool

Так и не поняла, кто такой Дэн. Младший брат или сын? wacko

Спасибо за милый и веселый любовный роман!

+1
9 Солнышко   (11.09.2017 23:59)
Я так поняла, что Дэн (Данька) племянник - сын старшей сестры.

+1
6 Элен159   (09.09.2017 20:05)
Я в восторге. В очень большом восторге от прекрасной истории. Главная героиня прям-таки поражает с каждым новым абзацем все больше. Наша Катя фору дает всем своим новым англоязычным знакомым. Радует оптимизм русоволосой девушки и ее смелые попытки "приструнить" нового начальника. Да и Стивен тоже не промах. Кажется таким отстраненным и холодным, а на самом деле даже еще горячее, чем русская девушка по имени Кэтрин. Думаю, она еще многому научит его, раскроет еще больше его внутреннего огня. Потому что оставаться спокойным рядом с Кэт просто невозможно)))

Огромное спасибо за историю)))

+1
5 leverina   (08.09.2017 20:25)
О, узнаваемая героиня - неунывающая боевая оптимистка-юмористка - которая появляется на сайте под разными именами, укрощая по-разному зовущихся мужчин... и сама сдаваясь им в плен.
Написано, как всегда, замечательно.
ЗЫ
не для акции, но хочется дополнить, потому что думала о том, что же меня при чтении царапало...
С этими довольно однотипными героинями - меня мучает одно и то же. Вот что: им почти в каждой истории мужики хорошо воспитанные и с чувством юмора попадаются. Окажись на их месте среднестатистический мужик, а не выдуманный герой жанра "дамский роман" - и от лихой девочки останется мокрое место. А я всякий раз (и в этот раз тоже) до конца истории так и не понимаю - она реалистическая или сказка? У автора всегда остаётся шанс вырулить в реализм и чернуху, поэтому просто читать и наслаждаться-веселиться я не могу - всё время жду, не сметёт ли героиню в пропасть отдачей от ее бесшабашности...

+1
4 oesorokina   (08.09.2017 09:34)
Спасибо за легкую , смешную, дерзкую и романтичную историю!

+2
3 ira2760   (07.09.2017 22:31)
Жаль, что словами нельзя передать состояние счастья, когда читаешь такие истории. Автору просто огромное спасибо за лёгкий слог, за выбранную тему, которая раскрыта так, что хочется читать ещё и ещё. Какие все такие талантливые авторы на нашем сайте. Спасибо большое.

+1
2 Arta   (07.09.2017 19:44)
Спасибо за замечательную иронию. Не знакома с оригиналом произведения по этому фандому, но теперь обязательно прочитаю, очень понравилось!

+1
1 Нната   (07.09.2017 19:13)
Спасибо, Автор, за ностальгию. smile Когда-то зачитывала до дыр произведения Деверо и особенно про братьев близнецов и их многочисленное семейство. Спасибо, что сохранили ту легкость, юмор и некую сказочность, присущую оригиналу. Читала на одном дыхании и поняла, что хочу еще biggrin Не останавливайтесь, напишите продолжение. У Вас прекрасный слог smile

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]