Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2605]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15131]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14441]
Альтернатива [9027]
СЛЭШ и НЦ [9051]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4376]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Невероятно неиспорченный отпуск
Это же просто немыслимо, невозможно. И так желанно.
У меня – офисной зануды Свон – свидание с невероятным Эдвардом Калленом!

Хозяин леса
Ещё двенадцатилетней девочкой Белла смогла пробраться по Большому лесу до таинственного замка. Не менее таинственный охранник замка предупредил, что люди смогут в него войти, когда вернётся хозяин

Три месяца, две недели и один день
- Миссис Каллен...
- Я спрашиваю не вас, а своего мужа.
- Ну, это ненадолго, - вопреки всем недюжинным усилиям взять себя в руки и максимально не обращать внимания на эту... эту... женщину, не сдержавшись, твёрдо и непоколебимо заявляю я.
- Что ты такое говоришь?
- То, что я развожусь с тобой, Изабелла.

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Плата за любовь
Настежь распахнув дверь, я не поверила своим глазам — на пороге в эффектной позе застыла Розали Хейл. Ее рука с безупречным маникюром оттенка спелой вишни словно помечала принадлежащую ей территорию — широкую мужскую грудь. Я бы намного спокойнее пережила подобную демонстрацию обладания молодым человеком, не будь это мой бывший парень. Эдвард Каллен. Чертов озабоченный Каллен.

140 символов или меньше
«Наблюдаю за парой за соседним столиком — кажется, это неудачное первое свидание…» Кофейня, неудачное свидание вслепую и аккаунт в твиттере, которые в один день изменят все. Второе место в пользовательском голосовании конкурса Meet the Mate.



А вы знаете?

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13026
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Secrets and Lies. Глава 15

2020-3-29
16
0
В пятницу я привожу Джейкоба в школу в хорошем расположении духа.

Причина тому – мой недавний визит к Чарли. Сидя сегодня на кровати, он выглядел сильнее.

К нему вернулся аппетит, и он даже умудрился пожаловаться по поводу того, что я суечусь вокруг него.

Как бы странно это ни звучало, он снова был похож на Чарли.

Джейкоб всю неделю был в хорошем настроении, потому что каждый вечер с понедельника разговаривал с Эдвардом по телефону. И мне начинает казаться, что на горизонте виднеется просвет от всего того, что беспокоило меня с момента приезда в город.

Я стала приезжать за Джейкобом чуть раньше. Так я могла парковаться на одном и том же месте, и он всегда знал, где меня найти. И мне не было необходимости стоять в стороне от внимательных взглядов других родителей, чувствуя себя диковиной на всеобщем обозрении. Майк лишь иногда забирает своих детей из школы, и когда мы вчера вместе сидели в машине, я знала, что это не укрылось от внимания.

Он был раздражающе доволен, когда я поделилась с ним тем, что произошло в понедельник с Эдвардом. Я ненавижу самодовольство… каким-бы оправданным оно ни было. Когда я рассказала ему, что Эдвард заедет в субботу, он отметил, как хорошо будет Джейкобу поделиться своей новообретенной страстью к готовке с отцом. У него чуть глаза из орбит не вылезли, когда я с ним согласилась, но затем самодовольная улыбка снова расплылась на его лице, ему даже не нужно было отвечать «я же говорил».

У нас с Джейкобом на этой неделе случилось несколько катастроф. Готовка с детьми совсем не так забавна и весела, как показывают в шоу по телевизору. Приходится все время волноваться, что они обожгутся, следить за гипер-активным девятилетним малышом, чтобы он в самом деле следовал инструкциям… и я даже думать не хочу о беспорядке. Нет ничего милого и приятного в том, чтобы поскользнуться на пролитой на полу жиже или оттирать присохшую еду со столов.

Джейкобу идеи рецептов тоже не понравились, поэтому я согласилась отвезти его сегодня после школы прямиком в библиотеку. Кулинарные навыки Чарли ограничиваются жареной рыбой, и все, что он ест, готовится в контейнере для микроволновки, так что кулинарных книг в доме нет.

Дверь приоткрывается, и Джейкоб бросает сумку на переднее сидение, а потом сам забирается назад. Он не улыбается. Каждый день на этой неделе он был полон радости, и я сразу замечаю перемену в его настроении.

– Ты в порядке? – спрашиваю я в тщетной попытке встретиться с ним взглядом в зеркале заднего вида.

Он пожимает плечами.

– Что такое? – я разворачиваюсь к нему лицом.

– Что значит «половое сношение»? – спрашивает он, отказываясь смотреть на меня.

– Что? – ахаю я. – Кто сказал тебе такое?

– Трой Уилер сказал, что Дермонт какой-то там из третьего класса слышал, как его мама говорила, что у тебя было это с Майком.

– Кто мама этого Дермонта какого-то там? – кричу я, не успев взять себя в руки.

Он жалостливо смотрит на меня.

– Я не знаю.

– Ты видел, как он уходил? – спрашиваю я, обводя взглядом детей, что излишне. Я все равно не смогу увидеть его одной силой воли. – Садись на переднее сидение и покажи мне его, если заметишь.

– Что это значит? – снова спрашивает он, хотя я подозреваю, что он спрашивает, чтобы прояснить свои подозрения насчет значения этих слов, я не от полного незнания.

– Неважно, что это значит. Ужасно говорить такие вещи. – Я убеждаюсь, что он смотрит на меня. – … И это неправда.

Он слабо кивает и нерешительно пересаживается вперед.

Он смотрит, как открываются школьные ворота, и указывает на маленького рыжеволосого мальчика.
– Вон Дермонт! – говорит он.

Я не удивлена, когда Дермонт подбегает к Виктории, и они вместе идут к машине.

– Сейчас вернусь, – говорю я Джейкобу, не обращая внимания, когда он закатывает глаза.

– Эй! – кричу я, оказавшись достаточно близко, чтобы она меня расслышала. Несколько человек оборачивается, но я не отвожу взгляда от Виктории.

Она резко разворачивается и прищуривает глаза, узнав меня. Она что-то бормочет своему сыну, и он садится в машину. Я иду к ней.

– Чем могу помочь? – пренебрежительно спрашивает она, скрещивая руки на груди и вздернув подбородок.

– Можешь не совать свой поганый нос в мои дела для начала! – отвечаю я, стараясь не повышать голоса.

– Прошу прощения?

Я опираюсь на машину.
– Не стоит молоть языком при своем сыне, – говорю я, многозначительно глядя на мальчика, смотрящего на меня широко распахнутыми глазами, – особенно о том, о чем ничего не знаешь.

– Слушай, я не знаю, о чем ты, черт побери, говоришь, но мне не нравится, когда на меня кричат посреди улицы…

– Будешь задаваться, когда твой ребенок спросит у тебя, что значит «вступать в половое сношение с Майком», – холодно отвечаю я.

Ее глаза широко распахиваются, выражая чувство вины. Но она быстро приходит в себя, широко раздувая ноздри.
– Насколько мне известно, не тебе читать мне морали, – цедит она, – поправь меня, если я неправа, но разве не ты… – ее взгляд мечется к машине, и она понижает голос, – …трахнула женатого брата своей подруги и сбежала с его незаконнорожденным ребенком? – она самодовольно вскидывает брови. – И если не хочешь, чтобы люди болтали… посмотри в словаре значение слова «осмотрительность»!

Какого черта?

Она разворачивается на каблуках и садится в машину, громко захлопнув за собой дверь. Затем выезжает с обочины, и я знаю, что люди смотрят на меня с любопытством.

Я не знаю, что злит меня сильнее – собственная глупость, приведшая к таким опрометчивым действиям… или тот факт, что последнее слово осталось за ней.

Осмотрительность? Бога ради, да мы просто сидели в машине и дожидались возвращения детей из школы!

Я бреду обратно к машине, злясь на себя за то, что вспылила. Я боюсь, что только ухудшила ситуацию для Джейкоба. Нет! Я знаю, я сделала гораздо хуже.

– Что ты ей сказала? – спрашивает Джейкоб, когда я сажусь обратно в машину, и мне удается сдержаться и не хлопнуть дверью.

– Это было глупо, – говорю ему я, тяжело вздохнув. – Мне не стоило кричать посреди улицы. Нужно было подождать, когда я смогу поговорить с ней наедине. – Я грустно улыбаюсь ему. – Сложно принимать правильные решения, когда ты злишься.

Я мысленно пинаю себя. Вот она я, читаю Эдварду нотации о том, что нужно сдерживать свой норов, а потом сама бросаюсь очертя голову, как только меня что-то злит. Разгоряченная собственными чувствами по поводу того, что Эдвард ранил меня, я спешу несправедливо судить его, когда дело касается Джейкоба. Да, Эдвард может непреднамеренно ранить его, но и я тоже могу.

Джейкоб перебирается обратно на заднее сидение, но останавливается, когда я касаюсь его плеча.

– Если кто-то в школе скажет тебе что-то обидное, ты все равно можешь мне рассказать, – заверяю его я. – В следующий раз я правильно разберусь с ситуацией.

Он хмурится.
– Что скажут?

– Некоторые взрослые любят сплетничать, Джейкоб. Они могут говорить глупости вроде тех, что сказала Виктория в присутствии Дермонта… – я огорченно вздыхаю. – Это непросто объяснить, но некоторым людям нравится говорить неправду… или делать так, чтобы правда звучала хуже, чем есть на самом деле. Я боюсь, что ты еще услышишь нечто, подобное тому, что услышал сегодня.

Очевидно, что мне придется нормально с ним поговорить. По крайней мере, мне нужно будет предупредить его о том, что может стать известно о нас с Эдвардом.

Он уже перебирается на заднее сидение, и я решаю что, возможно, лучше перенести разговор на послезавтра. Ему не терпится провести день с Эдвардом, и я не хочу, чтобы мои действия омрачили его день.

Я прогоняю эту мысль на задворки сознания, пока мы едем в библиотеку. Настроение Джейкоба улучшается, когда мне удается увлечь его беседой о том, что он сможет завтра приготовить с Эдвардом.

В библиотеке Джейкоб просматривает книги в кулинарной секции. Он достает с полок самые красочные книги и складывает на столе. Когда стопка становится впечатляюще высокой, я предлагаю ему присесть за стол и начать просматривать их. Он листает страницы, задерживаясь на рецептах, которые привлекают его внимание, но затем качает головой и смотрит дальше.

Я обращаю внимание на ряд компьютеров, стоящих вдоль стены. Я думала об этом, как только заметила их, войдя сюда. Я поглядываю на Джейкоба. Он полностью поглощен своим занятием, и меня искушает желание воспользоваться одним из них.

– Джейкоб?

– М-м-м?

– Я сяду за компьютер, хорошо?

Он не отрывает взгляда от книги.

– Джейкоб.

Он поднимает взгляд, и я указываю на ряд компьютеров.
– Я буду там.

Он задумчиво кивает и возвращается к просматриванию книг. Я подталкиваю к нему ручку и блокнот, что мы принесли с собой, и говорю записать название книги, номер страницы с понравившимся рецептом и его наименование.

Я устраиваюсь на стуле, все еще нервно озираясь на Джейкоба через плечо. Меня раздражает, что общественные компьютеры всегда стоят в ряд, монитором в помещение. Обстановка не самая приватная, но раз уж Майк советовал погуглить Эдварда, у меня возникло желание так и сделать.

Всплывает строка поиска, и я ввожу имя Эдварда. Пальцы нервно тарабанят по столешнице, а я озираюсь по сторонам, чувствуя себя неуверенно. Вновь обратив внимание на монитор, я вижу раздражающе большое количество сайтов с информацией про Эдварда Каллена. Не все из них о нужном Каллене, но большинство именно о нем. Я пролистываю список и навожу курсор на красный крестик вверху страницы, споря сама с собой о том, просто ли я любопытна или же чрезмерно назойлива и веду себя неправильно.

Я открываю первый попавшийся сайт и натыкаюсь на фотографию, на которой они с Эмметом пожимают руки двум мужчинам постарше. Все они широко улыбаются в камеру, и беглый осмотр статьи, сообщает, что «Cullen Equity Partners» только что приобрели компанию, принадлежавшую старшим мужчинам. Я быстро просматриваю еще несколько статей и узнаю, что компания Эдварда впечатляюще успешна.

Покрутив страницу вниз, я нахожу фотографию Эсми и Карлайла в окружении Эдварда, Эммета и Элис. Щелкнув по фотографии, я узнаю, что она была сделана на недавнем благотворительно вечере, организованном Эсми и поддержанном «Cullen Equity Partners». Рядом есть ссылка на еще большее количество фотографий, я щелкаю по ней и выхожу на еще одну фотографию, на которой Эдвард обнимает за талию совершенно роскошную блондинку. Они оба выглядят совершенно ослепительно вместе.

Черный смокинг Эдварда отлично сшит и подчеркивает его состоятельность. Его гладковыбритая кожа ровна и совершенна, и отблеск вспышки подчеркивает и блеск зеленых глаз Эдварда, и бронзовый отблеск его волос. Я никогда не видела, чтобы он выглядел так красиво, и чувствую, как кровь закипает, пока я разглядываю его дюйм за дюймом.

От вида того, как его штаны облегают его бедра, у меня чешутся ладони, когда мое подсознание ни с того ни с сего пытается вспомнить, каково было проводить руками по его твердым мышцам.

Его улыбка как всегда ослепительна, и я прикусываю губу, вспоминая о его губах. Дыхание перехватывает.

Что я делаю, черт возьми?

Я открываю следующую фотографию и вижу на ней незнакомых мне людей. Мельком глянув через плечо, я убеждаюсь, что Джейкоб все еще занят книгами. Чувствуя себя виноватой, я озираюсь вокруг, но меня никто не замечает, и, снова развернувшись к компьютеру, я опять ввожу имя Эдварда. На этот раз я выбираю раздел изображений, и экран начинает пестрить фотографиями Эдварда. Я быстро пролистываю их.

Хм, похоже, ему нравятся блондинки.

Я просматриваю фотографии, но, поскольку на большинстве из них имен девушек не обозначено, мне трудно сказать, появляется ли кто-то из них чаще других. Они все похожи: высокие, статные и элегантные, с фарфоровой кожей. Они так невероятно красивы, что мне становится интересно, нет ли у него дома большой комнаты, в которой он выставляет их как экспонаты.

Устав от этого, я выключаю компьютер и подхожу к Джейкобу. Настроение у меня резко портится, и я вдруг понимаю, что Эдвард принадлежит миру, в который мне… в который Джейкобу будет нелегко вписаться.

– Что-нибудь выбрал? – спрашиваю я сына, пытаясь придать энтузиазма голосу.

Думая о суматошном ритме жизни Эдварда, я размышляю, как он отнесется к тому, чтобы провести вечер в крошечном доме в Форксе, готовя самому себе ужин.

Джейкоб поднимает на меня взгляд.
– А какая утка на вкус?

Я издаю смешок.
– Я вегетарианка, помнишь? – Он понуривает плечи. – Извини. Я знаю, что это важно для тебя. Давай испечем пирог, сделаем что-нибудь красивое, торт с мороженым и вишнями или, может, шоколадный торт? – я сажусь рядом с ним и начинаю листать страницы в поисках раздела с выпечкой. – Ты можешь приготовить его вместе с Эдвардом, а я займусь основным блюдом, как считаешь?

– О, шоколадный торт – это здорово! – с энтузиазмом соглашается он. – Можем украсить его сахарной пудрой и шоколадной крошкой. – В его глазах появляется мечтательный взгляд, а потом он быстро смотрит на меня. – Но ты же все равно будешь помогать, да?

Я с улыбкой киваю ему.
– Конечно.

– И ты разрешишь нам с папой помогать с обедом? – Он не сводит нетерпеливого взгляда с моего лица.

Я старательно сохраняю улыбку на лице, отвечая ему, что буду рада их помощи.

Я умею готовить шоколадный торт, но поскольку готовить его собираются Эдвард с Джейкобом, я переписываю подходящий рецепт из книги.

В воскресенье утром Джейкоб беспрестанно ноет, пока мы ходим по магазину, покупая ингредиенты, потому что беспокоится о том, что Эдвард приедет рано, и мы его пропустим.

Я напоминаю Джейкобу, что он оставил на двери записку, и это немного успокаивает его. Он капризничает, когда я не разрешаю ему купить две разных упаковки шоколадной крошки и пачку M&M's для украшения торта. Я пытаюсь объяснить ему, что мы и так много денег тратим на покупки, но это еще больше его огорчает.

Он успокаивается, только когда мы возвращаемся домой, и он обнаруживает свою записку висящей на месте. Он написал, чтобы Эдвард оторвал ее, если приедет и не застанет нас. Мои заверения в том, что Эдвард не станет отрывать записку и возвращаться в Сиэтл, не дождавшись нас, остаются неуслышанными. Кажется, будто Джейкоба тревожит все, что касается Эдварда.

Я пытаюсь убрать продукты, но Джейкоб все время мешает мне это сделать. Он бродит по кухне с рецептом в руках, доставая продукты из сумки и отмечая их карандашом в списке.

– Знаешь, нет такого закона, который запрещает убирать продукты, когда ты закончил сверять их со списком, – шучу я.

Он смотрит на меня.
– Что?

– Это вполне допускается, – говорю я.

– Что допускается?

Он так увлечен своим списком, что я не могу сдержать смешка. Я указываю на пакет муки, который он бросил на стол.
– Это мука, которую ты достал из сумки, если поднимешь пакет, развернешься на девяносто градусов и сделаешь три шага вперед, то сможешь положить его в шкаф, где ему самое место.

Он смотрит на пакет муки и снова на меня.
– Девяносто градусов, это сколько?

Я громко смеюсь и открываю дверцу шкафа.
– Просто убери ее сюда!

– Но она все равно нам скоро понадобится, – возражает он.

Раздается громкий стук в дверь, и не успеваю я сказать ни слова, как глаза Джейкоба широко распахиваются, а губы расплываются в улыбке.
– Я открою! – кричит он. И мука остается позабытой на столе.

С тоской глядя на разбросанные повсюду продукты, я иду за ним к двери.

Эдвард стоит в дверях с широкой улыбкой, держа в руках цветы и большой пакет. Джейкоб широко распахивает дверь и мчится к нему.

Эдвард благодарит его и входит внутрь. А сын тут же принимается рассказывать о нашем походе в магазин и о том, как он боялся, что мы его пропустим.

Эдвард улыбается ему.
– Я бы подождал, – смеется он. – Не ты один с нетерпением ждал сегодняшнего дня.

Я с трудом сглатываю, глядя, как Джейкоб сияет от гордости. Он выглядит так, будто действительно может унестись в дали дальние.

Эдвард поворачивается ко мне со своей чарующей улыбкой. Еще один спазм в горле.

– Это тебе, – говорит он, протягивая мне цветы.

– Ты не обязан был приносить мне цветы, – отвечаю я, чувствуя себя неловко от этого жеста.

Его улыбка становится шире.
– Эсми учила меня никогда не являться на обед с пустыми руками, – объясняет он.

– А что в пакете? – спрашивает Джейкоб.

– Открой и увидишь, – отвечает Эдвард, отдав ему пакет, который тот чуть не роняет.

– Оу! Извини, – Эдвард издает нервный смешок. – Может, нам стоит отнести это в гостиную, откроешь там.

Проснувшись поутру, я первым делом подумала о моей вчерашней вспышке. И решила перестать пытаться предотвратить каждую проблему, которая, как мне кажется, может замаячить на горизонте. Я ни за что не хочу рисковать и допустить повторения понедельника, и единственный способ избежать постоянных ссор – просто расслабиться и позволить Эдварду с Джейкобом самим установить контакт.

Эдвард еще даже в дом не зашел, а я мне уже пришлось сдержаться и не напомнить Джейкобу о том, что грубо задавать такие вопросы.

И судя по размеру упаковки, мне снова придется сдерживаться.

Я не хочу, чтобы Эдвард заваливал его дорогими подарками, но об этом я могу сказать ему позже.

– О, Xbox! – радостно кричит Джейкоб. – Elite. – Он срывает упаковочную бумагу с коробки и из нее вываливается еще, по крайней мере, полдюжины игр.

Я мельком прикрываю глаза и пытаюсь улыбнуться. Открыв глаза, я вижу, как Джейкоб мчится к Эдварду и обхватывает его руками. Его голос звучит приглушенно, когда он благодарит его, уткнувшись ему в живот. Руки Эдварда замирают в воздухе, пока он не опускает их Джейкобу на спину, поджав губы, и совсем как я мгновение назад – он прикрывает глаза.

Джейкоб отстраняется и возвращается к подарку, оставив Эдварда в смущении. Он встречается со мной взглядом, и я вижу в них трепет признания сыном. Мне больно видеть, как много для него значит этот крошечный жест Джейкоба. Но прежде чем отвести взгляд, я замечаю нерешительность в его глазах.

– Может, поможешь Джейкобу ее установить? – предлагаю я, но голос звучит хрипло, и я прокашливаюсь, – ...пока я закончу с продуктами. – На моем лице застыла напряженная улыбка, и я не знаю, покажется ли она ему убедительной, потому что он наверняка знает, что в глубине души я не в восторге оттого, что он дарит такие подарки Джейкобу.

Я возвращаюсь на кухню, заставляя себя придерживаться своего решения. Я обещала себе, что попытаюсь расслабиться и просто посмотреть, куда это нас приведет. Если есть какой-то шанс, что мы можем быть… друзья, наверное, слишком сильное слово, но это все, что у меня есть. Если мы сможем дружелюбно относиться друг к другу ради Джейкоба, будет гораздо проще.

– Ты можешь это сделать! – говорю я самой себе, делая глубокий вдох.

– Сделать что?

Я резко разворачиваюсь на звук голоса Эдварда.

– Я не слышала, что ты пошел за мной, – восклицаю я и пытаюсь посмотреть ему за спину.

– Он распаковывает консоль, – говорит Эдвард. – Слушай, я знаю, ты сказала, что…

Я вскидываю руку, останавливая его.
– Не сегодня, – тихо говорю я. – Это много значит для него… для тебя… я испортила предыдущие твои встречи с ним, так что… Сегодня я постараюсь не позволить своим чувствам вмешаться, посмотрим, станет ли от этого легче.

Он широко улыбается.
– Спасибо.

Его голос звучит тепло и тихо и что самое главное – искренне. Я отвечаю ему улыбкой.

Но его улыбка увядает.
– Думаю, стоит сказать тебе, что я привез еще парочку вещей, они в машине.

Я прикусываю губу и смотрю на него, вскинув брови.

– Ничего особенного, – объясняет он. – Просто пара глупых вещичек, которые, я думаю, ему понравятся.

– Что там? – заставляю себя спросить я.

Он выглядит слегка смущенно.
– Маленькая форма шеф-повара и пара фартуков для нас. – Он указывает пальцем на плиту. – Ну, если мы все же будем готовить.

На этот раз моя улыбка искренняя.
– Мы будем готовить, Джейкоб всем руководит. И ему понравится, что ты это сделал. Он очень старается, когда занимается тем, что ему нравится, он любит принимать участие… - я замолкаю, - … но ты это, конечно, уже заметил.

Он чуть кивает. Удерживает мой взгляд с мгновение и делает резкий вздох.

– Пойду, соберу консоль. – Он разворачивается и идет в гостиную.

Я накрываю глаза ладонью, делаю глубокий вдох и медленно выдыхаю.

Взволнованная болтовня Джейкоба, раздающаяся из гостиной, помогает мне успокоиться. И я сосредотачиваюсь на ней, пока убираю продукты. К тому времени, как я заканчиваю, я слышу, что они уже начали игру. Я уже беру со стола пакет с мукой, но, заметив рядом список Джейкоба, с улыбкой кладу его обратно.

Чуть позже Джейкоб мчится на кухню и стучит руками по столу. Моя чашка с кофе чуть подрагивает, и я придерживаю ее рукой.

– Прости, – говорит он, поморщившись при виде качающейся кружки. – Мы готовы начинать печь торт?

Я слышу легкий щелчок входной двери.

– Папа пошел взять что-то из машины, – говорит Джейкоб, проследив за моим взглядом, и я выглядываю из окна.

Он оборачивается и улыбается мне, заметив разложенные на столе предметы для выпечки. Я даю ему листок бумаги с рецептом. Он хватает его и тут же начинает читать вслух.

Раздается стук во входную дверь, и, едва оторвавшись от списка, Джейкоб кричит:
– Входи! – в дверном проеме появляется Эдвард и протягивает Джейкобу пакет.

– Я подумал, что тебе захочется надеть его во время готовки, – говорит Эдвард, когда Джейкоб забирает у него пакет.

Достав форму из пакета, он радостно вскрикивает, а потом хмурится, разглядывая два черно-белых клетчатых фартука.

– Это для нас с твоей мамой, – объясняет Эдвард.

Джейкоб надевает рубашку и застегивает пуговицы в рекордное время. Я смеюсь, глядя, как он сосредоточенно высовывает язык, застегивая последнюю.

– А шляпа? – спрашиваю я, проникнувшись настроением.

Джейкоб смеется.
– Нет, я буду выглядеть глупо в этой шапке. Пиджака хватит, – говорит он без тени иронии в голосе. Он оглядывает свой наряд. – Здорово выглядит, – заключает он, а потом смотрит на нас с Эдвардом, стоящих в одинаковых фартуках.

– А вы двое выглядите как помощники.

Я принимаюсь доставать миски и прочие принадлежности, но скоро становится ясно, что рабочего пространства очень мало. Мне приходится уворачиваться от Эдварда и то и дело просить его подвинуться, чтобы я могла достать нужные предметы.

Мне нужно попасть в ящик позади него, и когда он отодвигается, чтобы мы могли поменяться местами, я вздрагиваю, едва его рука задевает меня по спине, когда я прохожу мимо. Позже, когда мне не дотянуться до подносов на столе, я чувствую, как меня огибают его руки, а его грудь прижимается к моей спине, пока он пододвигает их, прежде чем отодвинуться. Сложно не замечать эффект, который оказывает ощущение близости его тела. Не раз я чуть не роняю вещи из рук, и испарина меня пробивает вовсе не от жара духовки.

У меня возникает отчетливое ощущение, что даже если бы моя кухня была размером с футбольное поле, чувство интимности было бы прежним.

Их план, похоже, состоит в том, что Джейкоб вымеряет и наливает ингредиенты, а Эдвард держит решето над миской. Я прикусываю нижнюю губу, глядя, как их план терпит поражение, когда Джейкоб, поторопившись, сыпет муку через край, отчего облака белой мучной пыли летят Эдварду в лицо. Когда наступает очередь яиц, я достаю упаковку из холодильника и отдаю ее Эдварду. Он придерживает мою руку левой ладонью, правой забирая у меня пачку. Мне стоит огромных усилий не смотреть на него.

Джейкоб разбивает первое яйцо в миску, и половина скорлупы падает туда вместе с яйцом. Он бросает на Эдварда перепуганный взгляд, а тот издает смешок и достает из миски осколки скорлупы.

Взяв второе яйцо, Эдвард ударяет им по краю миски.
– Попробуй чуть нежнее, – советует он, разбив скорлупу. – А потом раздели скорлупу пальцами.

Я смотрю, как он нажимает большим пальцем на трещину в скорлупе и умело разделяет ее своими длинными пальцами.

– Можно мне попробовать? – спрашивает Джейкоб, явно испытав облегчение оттого, что Эдвард не ругал его.

– Сколько яиц нам нужно? – спрашивает Эдвард, заглядывая в рецепт.

Лицо Джейкоба сникает.
– Только два.

Эдвард берет еще одну миску и отдает ее Джейкобу.
– Можешь разбить его сюда, – предлагает он с ободряющей улыбкой. – Всем шеф-поварам нужно тренироваться.

Джейкоб в ответ улыбается ослепительной улыбкой. Он ударяет яйцо о край миски, сначала слишком слабо, но, взглянув на Эдварда, ударяет снова чуть сильнее. Когда скорлупа разбивается, Эдвард осторожно накрывает ладонь Джейкоба своей и помогает ему аккуратно разделить скорлупу. Джейкоб смеется, когда содержимое яйца падает в миску.

– И ни кусочка скорлупы, – с улыбкой замечает он.

Эдвард начинает смешивать ингредиенты, и когда смесь начинает слипаться, передает миску Джейкобу, чтобы тот размешал ее до состояния однородной массы.

– Вкусно пахнет, – замечает Джейкоб, размешивая смесь так быстро, как только может. Миска скачет по столу, и мы с Эдвардом тянемся к ней одновременно. Я пытаюсь отступить назад, но Эдвард отходит в сторону и жестом уступает мне место рядом с Джейкобом.

Я слабо улыбаюсь ему и удерживаю миску. В конце концов, у Джейкоба устает рука, и я продолжаю размешивать вместо него.

– Ладно, я думаю, смесь готова, ее можно класть на противень, Джейкоб, – говорю я, постукивая ложкой по краю миски.

– Бабуля обычно дает мне попробовать смесь, – говорит Джейкоб.

Я, не подумав окунаю палец в смесь и подчерпываю немножко. Вынув палец, я передумываю.
– В ней сырые яйца, разве это не вредно? – размышляю я вслух.

– Нет, если ты не беременна… или очень молода, – отвечает Эдварда, встретившись со мной взглядом на слове беременна». – В остальных случаях, ничего страшного.

– Я не уверена, – говорю я, с сомнением глядя на свой палец. – Принеси противень, Джейкоб. Не думаю, что стоит рисковать.

Джейкоб отходит за противнем.

Эдвард смеется.
– Это не смертельно. Смотри, я могу доказать.

Я в полном шоке смотрю, как он осторожно берет меня за запястье и подносит мою ладонь ко рту. Мой указательный палец все еще оттопырен, и он обхватывает его губами, и у меня во рту пересыхает, вся влага, видимо, направилась на «юг».

Я не могу сдержать громкого вздоха. Он обхватывает мой палец языком, и когда я чувствую легкое посасывание, сжимаю губы, чтобы сдержать стон. Все нервные окончания в моем теле вдруг обостряются, в ушах звенит как от электричества. Мой взгляд отрывается от его гипнотических губ и встречается с его взглядом.

Выпустив мой палец изо рта он улыбается.
– Вкусно, – улыбается он. – И я все еще жив.

Да, но меня это чуть не убило!

– Нашел! – голос Джейкоба разрушает чары, и, обернувшись, я вижу, что он снова повернулся к нам лицом. Он смотрит на нас с мгновение. – Можно попробовать? – спрашивает он, все еще глядя на руку Эдварда, обхватившую мое запястье.

Высвободив руку, я отступаю назад, и Джейкоб занимает свое место между нами.

Эдвард, который так и не отвел от меня взгляда, наконец смотрит на Джейкоба и кивает.

Малыш опускает палец в миску и расплывается в широкой улыбке, попробовав смесь.
– Пирог будет отпадным! – заявляет он.

У меня слегка дрожат руки, когда я выливаю смесь на противень. Краем глаза взглянув на Эдварда, я убеждаюсь, что его совершенно не задело произошедшее, и чувствую себя дурой из-за своей преувеличенной реакции на такое простое действие, не имевшее скрытых мотивов.

Он предупреждает Джейкоба, чтобы тот не ел слишком много смеси, когда тот отправляет остатки из опустевшей миски себе в рот.

Поставив торт в духовку, я приступаю к основному блюду. Я пытаюсь уговорить Джейкоба и Эдварда пойти в гостиную, но Джейкоб меня не слушает, и я поручаю ему помыть листья салата.

– Чем могу помочь? – спрашивает Эдвард, опершись бедром о спинку стула.

Я передаю ему помидоры и нож.
– Можешь порезать их дольками, – отвечаю я с улыбкой.

Он встает у стола рядом со мной, кладет помидор на доску и вонзает в него нож. Он сжимает его слишком сильно, и оттого, что помидор переспел, сок брызжет мне на руку вместе с семечками.

– Извини, – просит прощения Эдвард, а потом издает тихий смешок.

– Помнишь, как я проделал то же самое с Эмметом?

Я громко смеюсь от воспоминания. У Эммета самая странная на свете фобия. У него патологическая боязнь томатных семечек. Он не может даже сидеть за столом, на котором лежат нарезанные помидоры. Его мутит при виде мякоти и семян. Никто не знает, как и когда этот иррациональный страх возник, но однажды я лично наблюдала последствия.

Мы с Эдвардом и Элис готовили на кухне сандвичи на ланч, когда домой с долгих каникул вернулся Эммет. Он был так занят приветствиями и объятьями, что не заметил, что Эдвард резал помидоры. Он уже взял кусочек, намереваясь положить на хлеб, когда Эммет взмахнул рукой, и огромный комок мякоти и семян помидора упали ему на ладонь.

Его глаза широко распахнулись от шока, он принялся издавать рвотные звуки и трясти рукой, будто на нее нагадил голубь. Эдвард с Элис зашлись хохотом, и я сначала даже не поняла, что происходит, а Эммет закричал на Эдварда высоким, девичьим голосом, и вскоре уже и я расхохоталась.

– Поверить не могу, что он так психует из-за помидоров, – смеюсь я.

– Он все такой же, – улыбается Эдвард. – Я вообще думаю, что ему не помешает полечиться. Он визжит как девчонка, если к нему подойти с помидором. – Он качает головой. – И он по-прежнему пытается доказать всем, что это настоящая фобия. Он даже поискал информацию в интернете и нашел ей название. Ликоперсикофобия.

– Лико – что?

Эдвард смеется еще громче.
– Я даже не уверен, правильно ли услышал название. Я не особо это понимаю, но ты знаешь, каким бывает Эммет, и какие сумасшедшие у него аргументы. Судя по всему, оно образовано от греческого слова «томат», который буквально переводится как волчий персик».

– Волчий персик? – смеюсь я. – Ну что ж, собак он тоже ненавидит.

– Кто такой Эммет?

Мы с Эдвардом замираем, осознав, что, можно сказать, привнесли часть его семьи к нам в дом. Обернувшись, я вижу, что Джейкоб с любопытством на нас смотрит. Взгляды, которыми мы с Эдвардом обмениваемся, бесспорно, относятся ко взглядам из разряда «ты-ему-скажешь-или-мне-сказать?».

– Эммет – брат Эдварда, – говорю я, взяв инициативу на себя.

Джейкоб переводит взгляд на Эдварда.
– Старший или младший?

– Он на год младше, – отвечает Эдвард.

– А у тебя есть еще братья или сестры?

Эдвард качает головой.
– Нет, только Элис с Эмметом.

– А мама с папой? – спрашивает Джейкоб, увлекшись.

– Джейкоб, – осторожно встреваю я.

– Ничего страшного, – настаивает Эдвард. Он подходит к столу, позабыв о помидорах, и садится. Джейкоб следует его примеру. – Мои родители умерли, когда мне было шесть. Я приехал в Форкс жить с сестрой своей матери Эсми и ее мужем Карлайлом. Они усыновили меня. – В его голосе слышится тоска, смешанная с сожалением.

– Они и Эммета с Элис усыновили?

Эдвард качает головой.
– Нет. Эммет с Элис – их родные дети.

Произнесенное им слово «родные» отзывается во мне печалью.

Джейкоб смотрит на него, впитывая каждое слово.
– Твои приемные родители все еще живут здесь?

Эдвард кивает, и я знаю, что Джейкоб спросит дальше.

– Когда я смогу с ними познакомиться?

Эдвард смотрит на меня в поисках помощи, но я не знаю, чем ему помочь. Он знает, как я отношусь к его семье. И знает, как его семья относится ко мне. Нет, не мне помогать ему в этом.

Он поворачивается к Джейкобу.

– Все немного запутано, – начинает он.

Джейкоб хмурится.
– Мама всегда так говорит.

– Ну, она права, – улыбается Эдвард. – Я хочу, чтобы скачала мы получше узнали друг друга.

Его ответ радует Джейкоба, и он улыбается Эдварду.
– Хорошо, но я все равно хочу познакомиться с ними, – настаивает он.

Эдвард мечется взглядом в мою сторону, но больше ничего не говорит Джейкобу.

Мы молча продолжаем готовить обед, каждый погружен в свои мысли. Когда раздается щелчок духовки, Джейкоб реагирует первым.

– Торт готов, – говорит он, дрожащим, но решительным голосом.

Я тянусь за перчаткой для горячего, но Джейкоб вперед меня мчится к плите.

– Ай! – восклицает он.
Я резко оборачиваюсь как раз в тот момент, когда форма для выпечки падает на пол, а шоколадная масса разлетается по кухне, оставляя за собой коричневые комки.

– Джейкоб! – вскрикиваю я. – Ты же знаешь, что тебе нельзя открывать духовку!

– Я забыл! – плачет он.

Эдвард берет все на себя, быстро хватая Джейкоба за руку и подводя его к раковине.

На запястье под большим пальцем уже виднеется ярко-красное пятно.

Эдвард подносит руку Джейкоба под кран и включает холодную воду. Мальчик вскрикивает от боли и пытается вырвать руку.

– Потерпи, – успокаивает он, – так пройдет жжение, – он смотрит на меня. – У тебя тут есть аптечка?

В своем нынешнем состоянии я не помню, где Чарли хранит аптечку, и принимаюсь открывать все дверцы и ящики шкафов в поисках нее. Эдвард бормочет Джейкобу слова утешения и проводит рукой по его волосам. У Джейкоба по лицу текут слезы, но, похоже, действия отца успокаивают его, и всхлипы затихают.

Я нахожу аптечку, и Эдвард, подведя Джейкоба к столу, аккуратно вытирает ожог и открывает аптечку.

– Я нанесу немного геля, – говорит он сыну, передавая мне тюбик. Я снимаю колпачок и возвращаю тюбик ему. – Он охладит и снимет боль, хорошо?

Джейкоб яростно кивает, но все равно вздрагивает, когда гель касается надувшегося на коже пузыря. Эдвард нежно наносит тонкий слой геля и ободряюще улыбается Джейкобу. Я протягиваю ему бинт, но он отрицательно качает головой.

– Пузырь может лопнуть, и бинт прилипнет, – объясняет он, а потом снова обращается к Джейкобу. – Лучше всего держать ожог открытым, Джейкоб. Так быстрее заживет, но тебе нужно быть осторожным и не пачкать его.

Джейкоб снова кивает.

– Лучше? – спрашивает Эдвард.

– Да. Но все равно щиплет, – всхлипывает Джейкоб.

– Еще немного геля поможет, если снова станет больно, – говорит Эдвард с грустной улыбкой. – Ты храбрый мальчик.

Джейкоб встает и с мгновение смотрит на Эдварда, а потом подходит к нему и крепко обнимает. Эдвард поворачивает голову и легонько целует Джейкоба в макушку. Это так естественно, видеть, как отец утешает сына, и это странным образом утешает и меня.

Я все еще чувствую себя виноватой, но, видя их вместе, я осознаю, что я наконец на правильном пути. Чем больше я позволяю себе доверять Эдварду, тем лучше для Джейкоба.

– Спасибо, пап, – бормочет Джейкоб ему в плечо. А затем отходит назад и спрашивает, можно ли ему посмотреть телевизор в гостиной. Я киваю, и он уходит, придерживая руку, будто сломал ее в двадцати разных местах.

Я качаю головой со знающей улыбкой и начинаю убирать испорченный торт.

Эдвард присаживается на пол, чтобы помочь.

– Чувствую себя идиотом, – признается он.

Я останавливаюсь и смотрю на него.
– Почему?

– Брякнул про Эммета – мне нужно было понимать, что он будет задавать неловкие вопросы, – отвечает он.

– Вообще я собиралась поговорить с тобой об этом, – говорю я и иду за шваброй.

Пока я убираю с пола, я рассказываю Эдварду о том, что произошло вчера с Джейкобом в школе, и о своей стычке с Викторией.

– Нам придется сесть и рассказать ему о нас, – говорю я, хотя эта мысль мне совсем не нравится. – Он, наверное, услышит сплетни в школе, уж лучше пусть он узнает правду от нас.

Эдвард мрачно кивает.
– Думаешь, он поймет?

– Сомневаюсь! – говорю я чуть резче, чем собиралась. – Прости, просто я злюсь, что люди не могут не совать нос в чужие дела.

– В этом нет ничего нового, – легко говорит он. Я смеюсь, соглашаясь с ним. – Не худший вариант, – говорит он легкой улыбкой. – Как подумаю о том, как зол был, когда узнал о сыне, так вздрогну. Я, правда, сожалею, Белла. Я не хотел быть таким мудаком. Просто я чуть с ума не сошел, когда Джаспер рассказал мне, – признается он.

– Я хотела рассказать тебе сама, но Джаспер настоял, что будет лучше, если ты услышишь об этом от него. Как он рассказал тебе? – спрашиваю я, радуясь, что мы можем, по крайней мере, цивилизовано обсуждать эти вопросы.

– Я удивился, когда он ни с того ни с сего приехал в Бразилию, – начинает Эдвард. – Я тут же понял, что что-то не так… но даже подумать не мог, что он скажет такое. – Он смотрит на меня. – Он дождался, когда мы вернемся в мой номер в отеле, и сказал, что ты вернулась в город, – он слегка морщится.

Я хочу спросить у него, что он чувствовал, когда услышал об этом, что чувствовал, когда понял, что я вернулась… чувствовал ли он то, что чувствовала я в такие моменты с тех пор, как встретила его снова. Моя реакция на него сильна и слишком хорошо мне знакома, но потом я думаю о блондинках на фото с ним, и я уже не уверена, знаю ли я ответ на этот вопрос.
– Продолжай, – говорю я, осознав, что он замолчал.

Он прокашливается.
– Он сказал мне, что ты привезла с собой в Форкс сына. С начала я не мог понять, почему он посчитал нужным сказать мне об этом, – он невесело фыркает. – Он ничего не сказал прямо, просто сидел и смотрел на меня, дожидаясь, когда до меня дойдет.

– И когда же это произошло? – нерешительно спрашиваю я.

– Я, честно, не знаю, Белла. У меня голова шла кругом, и всё в сотне разных направлений. Я не никак не мог понять как… – он замолкает и шумно выдыхает. – Как ты могла так поступить, – тихо заканчивает он. – Но давай не будем зацикливаться на этом, – он потирает лицо руками, и его поведение становится более жизнерадостным. – Теперь мы здесь, и я с радостью узнаю своего сына.

Я ставлю еду в духовку и достаю бутылку вина из шкафа и два бокала. Я ставлю их перед ним.
– Не знаю, как ты, а я бы не отказалась выпить, – говорю я, выдавливая улыбку.

– Я за рулем, – напоминает мне он.

– Конечно, – отвечаю я, наливая себе бокал. – Надеюсь, ты не возражаешь, если я выпью, я привыкла пить в одиночестве.

Мы встречаемся с ним взглядом, когда я отпиваю из бокала, и я мысленно ругаю себя за то, что выставила себя какой-то алкоголичкой.
– Ты сегодня возвращаешься в Сиэтл? – спрашиваю я, меняя тему разговора.

– Элис предложила мне остаться у них с Джаспером. Но, честно говоря, не думаю, что смогу сегодня вынести ее вопросы, – признается он с тяжелым вздохом.

– Неужели она так отчаянна?

Он кивает.
– Но я понимаю, почему ты не готова встречаться с моей семьей. – Его взгляд мечется к дверям. – Но если Джейкоб хочет с ними познакомиться…

– Мне нужно собраться с духом, – заканчиваю я за него с ироничным смешком, но мое настроение быстро портится.

– У меня нет на это сил, сейчас, когда столько всего происходит.

Он извиняется за то, что не спросил о Чарли, и я отвечаю ему, что его, как мы надеемся, выпишут из больницы на следующей неделе. Я с нетерпением жду возвращения Чарли домой, когда к тому же смогу вернуться к некоему подобию нормального течения жизни, которое не подразумевает ежедневные походы в больницу. Джейкоб тоже скучает по Чарли.

Когда еда готова, я зову Джейкоба, и мы все вместе садимся за обеденный стол. Я наливаю себе еще один бокал вина и слушаю, как Эдвард расспрашивает Джейкоба о Флориде, что напоминает мне о том, что на прошлой неделе пришла посылка от Рене.

– О… кстати, – говорю я, встав из-за стола. – Пришло во вторник. – Я беру посылку и, достав из нее альбомы с фотографиями, кладу на стол.

– Что это? – спрашивает Эдвард.

– Фотоальбомы Джейкоба, – улыбаюсь я. – Можешь посмотреть их после обеда. А я помою посуду.

– Давай вместе помоем посуду, а потом все вместе посмотрим альбомы? – предлагает Эдвард.

Я отмахиваюсь от его предложения, не желая демонстрировать, как неловко мне от этого.
– Нет-нет. Все нормально. Я присоединюсь к вам, когда закончу.

Он смотрит на меня, вскинув бровь, но, видимо, решает, что лучше ничего не говорить, и доедает обед. Я допиваю остатки вина и включаю кофеварку, пока Джейкоб роется в холодильнике в поисках десерта. Эдвард приносит пустую посуду на стол и смотрит на меня, опершись на него.

Я жду, что он что-нибудь скажет, но он просто стоит и смотрит на меня.

Я мою тарелку под его внимательным взглядом, и он удивляет меня, протягивая мне руку, когда я заканчиваю. Взяв полотенце с крючка, он вытирает тарелку и ставит ее на стол. Рядом появляется Джейкоб и подает следующую тарелку, и наше маленькое дело налажено. Я пытаюсь придумать убедительную причину, чтобы не смотреть с ними альбомы, но мне ничего не приходит в голову. Когда мы заканчиваем, у меня не остается иного выбора, кроме как отнести альбомы в гостиную и попытаться придать своему виду энтузиазма.

Джейкоб садится на диван и с невинным видом похлопывает по местам рядом с собой.

Мы с Эдвардом изумленно переглядываемся и садимся рядом с ним. Джейкоб открывает альбом, и на самой первой странице мы видим меня – основательно беременную. Я надеюсь, мой резкий вдох не прозвучал слишком громко. Я не смею поднять взгляда, на случай, если Эдвард услышал.

Этой фотографии раньше не было в альбоме, и я задумываюсь, не вложила ли ее туда Рене для Эдварда. Возможно, она подумала, что это вызовет у него чувство вины, если он увидит меня такой молодой и беременной… и выглядящей совершенно несчастной. Я всегда ненавидела эту фотографию.

Я быстро переворачиваю страницу, и Джейкоб издает радостный смешок, когда видит свои фотографии в младенчестве. Он начинает переворачивать страницы и, судя по болезненному выражению лица Эдварда, ему это радости не приносит. У меня складывается впечатление, что он хочет подольше их рассмотреть, но Джейкобу хочется перейти к моментам, которые он, в самом деле, помнит.

Не могу понять, почему я решила, что это хорошая идея. Джейкоб принимается рассказывать истории своей первой игре в бейсбол, первой школьной поездке за город и постоянно подначивает меня рассказать больше деталей. Эдвард улыбается в нужные моменты и задает уместные вопросы, но в глубине души мне интересно, а убивает ли это его так же, как и меня.

Ему, должно быть, невыносимо слышать, как Джейкоб описывает ему свою жизнь без него. Вскоре это и для меня становится невыносимо и, извинившись, я ухожу на кухню. Я пытаюсь собраться с силами и совладать с эмоциями, сковавшими меня. Сегодня многое произошло, и я чувствую, что это становится слишком для меня.

Видя, как Эдвард устанавливает с сыном связь, и как много для него значит возможность войти в его жизнь, вкупе с пониманием того, как много всего он упустил, я чувствую, что у меня разбивается сердце.

А еще искра между нами, которую я ощутила раньше, задевает меня в эгоистичном плане. И вдруг я чувствую, что тоскую по жизни, которой у нас троих никогда не было.

Я так много лет провела, подавляя свои чувства к Эдварду, что почти сумела позабыть о силе этих чувств. Но сейчас я здесь, с ним, и эти легкие улыбки, прикосновения, нежные слова… все это слишком для меня, и я чувствую, как меня снова затягивает в любовь, о которой я так усердно старалась позабыть.

Позади меня скрипит пол, и я тут же понимаю, что это Эдвард. Сделав несколько успокаивающих вдохов, я оборачиваюсь. Выражение его лица мрачно, но я не могу его прочесть, и он отказывается встречаться со мной взглядом.

– Мне нужно идти, – говорит он. – Мне далеко ехать.

Я киваю, а сердце сжимается.
– Ты попрощался с Джейкобом?

– Да, – он встречается со мной взглядом и снова отводит его.

– Эдвард, извини за альбомы… я не хотела…

– Я ухожу не из-за альбомов, – уверяет меня он, хотя взгляд выдает его, когда он наконец встречается с моим. – Мне далеко ехать, в Сиэтл, – добавляет он глухо.

Я все еще вижу отблеск подавляемого гнева в его глазах, смотрящих куда угодно, только не на меня, но ничего другого я и не ожидала.

– Я еду в Европу по делам в конце недели. Я бы хотел увидеться с Джейкобом до того, если ты не возражаешь, – спрашивает он. – Я думаю, нам пора начать объяснять ему все, а не оставлять это городским сплетникам.

Я согласна с ним, но не могу избавиться от предчувствия, что он уезжает, потому что он зол.
– Разве ты не можешь остаться сегодня у Элис? Мы могли бы поговорить завтра?

– Белла… – начинает он, но затем замолкает и качает головой. – Мне просто нужно побыть вдали от…

Он начинает отступать в коридор.

Я выхожу к двери вместе с ним, чувствуя, будто должна что-то сказать, но мне больше нечего сказать. И хотя он сам хотел посмотреть альбомы, очевидно, что они стали излишним напоминанием. Мой собственный контроль висит на волоске, когда я открываю дверь и хватаюсь за нее, когда он проходит мимо.

Он останавливается на пороге и оборачивается.
– Спасибо, – говорит он с печальной сдержанностью, и я не уверена, благодарит ли он меня за сегодняшний день или за то, что не заставляю его остаться.

Я смотрю на него, и давно позабытые эмоции возвращаются к жизни. Я бессознательно шагаю вперед. Его взгляд смягчается, когда он делает то же самое.

Когда-то давно шагнуть в его объятья было так же естественно, как дышать. Приветствовать тепло и безопасность его рук, обнимающих меня, и вдыхать его опьяняющий запах. Но между нами слишком большая пропасть, и я хотя я не уверена, кто из нас останавливается первым, я замечаю, что мы заходим в тупик, и каждый ждет действий от другого.

Он приоткрывает рот, потом снова его закрывает, и в его челюсти опять напрягаются мышцы. Он разворачивается, и я смотрю, как он уходит.

Заглянув к Джейкобу, я вижу, что он играет в новую игру. Я говорю ему, что пойду принять душ, и спешу в ванную. Оказавшись внутри, я прижимаюсь спиной к двери, уставившись на свое отражение в зеркале. Во мне все не так. Волосы слишком темные, глаза слишком карие. Я совсем не такая, как женщины, с которыми он теперь встречается.

Я отворачиваюсь от зеркала и раздеваюсь, думая о том, что больше не могу убегать от этого. Сегодняшний день открыл мне глаза так, как я совсем не ожидала.

Я отчетливо вижу жизнь, которая могла у меня быть… жизнь, которую в глубине души я всегда хотела. И вот теперь, когда я могу, наконец, признаться себе в том, что по-прежнему люблю его, я как никогда сомневаюсь в его чувствах ко мне. Как все это могло быть настоящим, если он теперь встречается с женщинами, совсем такими как его бывшая жена?

Душ смывает мои слезы, я сползаю по кафельной стенке и обхватываю колени. Уткнувшись в них лицом, я отчаянно сдерживаю всхлипы, когда меня наконец подавляет груз всех моих сожалений.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-9785-18?lWexXr
Категория: Наши переводы | Добавил: RebelQueen (05.05.2013)
Просмотров: 4292 | Комментарии: 18 | Теги: Secrets and Lies


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 18
0
18 Mclevchenko   (18.02.2019 00:45) [Материал]
Спасибо)

0
17 оля1977   (19.01.2018 21:24) [Материал]
Нужна была бы- нашел. Возможности славо богу имеет. Просто вычеркнул ее из своей жизни, предварительно хорошенько растоптав 18 летнюю девчонку. Вообще это даже смешно, как вся семья сплотилась против 18 летней девочки. Все понятно - он был женатым взрослым доктором, а она малолетняя влюбленная дурочка, смотревшая на него как на радугу. Именно этот поступок с адвокатами и прочей защитой и наездом на девчонку делает поступок Каленов отвратительным, а его особенно, если по его утверждению он любил ее. Спрятался от нее, а затем сбежал с женой из города даже не объяснившись с Беллой, а девочка была брошена одна на съедение всего Форкса с его " добрыми" жителями. Поступок какого-то сосунка , а не мужчины, каковым себя строил. Сначала жаловолся и плакался Белле на жену и папочку, а что в результате сделал потом? Как всегда послушался взрослых как послушный хороший мальчик. И то что на него так подействовала фотография беременной девочки........... вот абсолютно не жалко его. Головой нужно было раньше думать, когда изменял жене, а не вестись на поводу гормонов и не слушать зова ч..на.

0
16 pola_gre   (06.11.2016 11:26) [Материал]
Цитата Текст статьи
я могу, наконец, признаться себе в том, что по-прежнему люблю его, я как никогда сомневаюсь в его чувствах ко мне. Как все это могло быть настоящим, если он теперь встречается с женщинами, совсем такими как его бывшая жена?
А там в Бразилии, напившись, он был с брюнеткой wink
Видимо, блондинки только на показ, для презентабельности? Или других брюнеток кроме Беллы ему не нужно cool


Про Эммета и томатные семечки - смешно

Спасибо за перевод!

0
15 Alise_Callen   (07.06.2015 20:46) [Материал]
Жалко Беллу, ведь она все еще его любит и любила все эти годы, как и он, я надеюсь.... Им просто необходимо обсудить их чувства..!

0
14 Pest   (14.06.2014 15:20) [Материал]
спасибо за главу!

0
13 Alex@   (01.02.2014 21:36) [Материал]
Я понимаю боль Эдварда от осознания того, чего он был лишен, но.. все же, он мог сам найти Беллу гораздо раньше и многое было бы с его участием..
Спасибо за перевод))

0
12 СлАсТиК   (22.07.2013 15:34) [Материал]
спасибо за главу:)

0
11 aniuta4ka94   (21.07.2013 13:19) [Материал]
Благодарю

0
10 case   (02.06.2013 11:08) [Материал]
Тяжко это всё... Очень. Спасибо!

0
9 Шанхай   (30.05.2013 23:33) [Материал]
Эххххх.... cry

0
8 natik359   (07.05.2013 23:59) [Материал]
Спасибо за главу!

0
7 GASA   (06.05.2013 23:16) [Материал]
замечательно описаны все переживания и радостные и печальные

+2
6 снежная7   (06.05.2013 19:38) [Материал]
Спасибо за главу!В ней так много всего - и боль,и сожаление,и радость привыкания,и желание стать ближе..Неужели Эдвард ничего не чувствует в Белле,совсем ничего?..

0
5 aurora_dudevan   (06.05.2013 16:45) [Материал]
спасибо за главу)

0
4 Т@НюЮюШк@   (06.05.2013 15:41) [Материал]
Спасибо за главу!!!

0
3 Lenori   (06.05.2013 07:37) [Материал]
Спасибо за главу!

0
2 Bella_Ysagi   (06.05.2013 04:12) [Материал]
спасибо!

0
1 mia138   (05.05.2013 23:31) [Материал]
спасибо!!!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: