Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2732]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4864]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15288]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14644]
Альтернатива [9127]
СЛЭШ и НЦ [9112]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4505]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Словно лист на ветру
Привычный мир рухнул. Как жить дальше? Сможет ли Белла пережить трагедию и заново обрести себя? Только кого ей выбрать: верного друга Джейкоба или причину всех её бед Эдварда? Эта история о быстром взрослении, осознании своих ошибок и умении доверять.

Уничтожающее пламя
Шесть лет назад он сломал её. Новая Белла — женщина, которая всё держит под контролем. Что произойдёт, когда Эдвард войдёт в конференц-зал, возвращаясь в её жизнь в качестве нового клиента?

Мой маленький Санта
Эдварда заставляют принять участие в Тайном Санте. Удастся ли ворчливому генеральному директору понять истинное значение Рождества? AH/AU

Первый поцелуй
Встреча первой любви через пятнадцать лет.

Зима в воздухе
«В Рождество все дороги ведут домой» - Марджори Холмс.

Выбор есть всегда
К курортному роману нельзя относиться серьезно? Чувства не могут стать сильными за пару недель? Мужчину, скрасившего отдых, следует поскорее забыть, вернувшись в реальный мир? Чаще всего так и есть… но наше будущее зависит от решений, которые мы принимаем.

Сборник стихов
Позабыты прошлые ошибки -
Значит, сможем новых понаставить.
Синяки и раны, и ушибы,
Будто жизнь чему-то научила.

На чужих ошибках не построить
Ни судьбы своей, ни назначенья,
Только лишь свои изгваздав ноги,
Сможем мы понять, чего хотели.

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 529
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 24
Гостей: 13
Пользователей: 11
kimmaeryjj, Ma2111, Огрик, Поцелуйчик, Каро-Мель, Мист9171, annapolubock, yula-yula, Мари2845, Woloxina, avolty
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Огненноликая. Глава 37. Первая охота

2021-10-16
17
0
Глава 37. Первая охота

Айрин

— Зря мы отправили тебя к Денали, — сказал Эдвард, когда мы следующей ночью вышли на нашу первую совместную охоту. Вернее, охотиться собиралась лишь я, а Эдвард вызвался быть моим наставником в этом новом для меня деле, поскольку сам охотился недавно.

После небольшой пробежки, когда мы, держась за руки, за какие-то секунды преодолели несколько километров, Эдвард вдруг предложил притормозить и перейти на шаг, и теперь мы с ним, все так же держась за руки, шли с обычной человеческой скоростью.

— Это было не самым разумным решением. Было весьма наивно с нашей стороны рассчитывать на помощь Тани и ее сестер, теперь я это понимаю, — он все еще корил себя за это решение.

— Я не согласна, — возразила я. — По крайней мере, в одном эта поездка точно пошла мне на пользу. Я имею в виду встречу с Элеазаром и Кармен. Они замечательные, мне кажется, в их лице я обрела хороших друзей. И они очень помогли мне. Теперь я стала больше понимать свою природу.

— Ты права, разве что в этом была хоть какая-то польза. В остальном же это был эпик фейл. Остается только надеяться, что Денали не предадут нас.

— Милый, откуда такой пессимизм? Почему ты думаешь, что кто-то из родственников может нас предать? В конце концов, Вольтури могут еще раньше узнать обо мне от Беллы, возможно, уже узнали, и тогда все это уже не имеет значения.

— Ого, а ты просто светишься оптимизмом, — с шутливым сарказмом заметил Эдвард.

— Нет, просто я пытаюсь быть реалисткой. И вообще Вольтури рано или поздно узнают обо мне, не от одного источника, так от другого. Все время прятаться не получится, рано или поздно придется посмотреть проблеме в лицо и что-то с этим делать.

— Боже, лучше поздно, чем рано, ты не думаешь? — грустно заметил он.

— А еще лучше никогда, чем когда-нибудь, — в тон ему сказала я, — но ты же понимаешь, что это не всегда от нас зависит.

Он ничего не ответил, только грустно вздохнул и крепче сжал мою руку. Мы снова побежали, а скорее полетели сквозь живую паутину леса. Эдвард все время подстраивался под мой темп, и поэтому я ничуть не отставала. Мы мчались сквозь густую зелень так стремительно, что все вокруг должно было слиться в одну сплошную линию, однако же я различала каждый крохотный листок на маленьких ветвях самых небольших кустов.

Преодолев значительное расстояние и почти достигнув нашей конечной цели, мы снова перешли на шаг и теперь медленно ступали по посеребрённому лунным светом лесу. Наши пальцы сплелись, и по ним словно перетекали обуревавшие нас чувства. Мы оба чувствовали невыразимую красоту и в то же время хрупкость ускользающего мгновения, неизменно утекающего в воспоминания, непредсказуемую изменчивость каждого момента бытия, способную создавать и разрушать целые миры. Мы не знали, что нас ждет впереди и страстно желали остановить время, чтобы навечно запечатлеть в памяти и в душе каждый штрих, каждую черточку, каждую отметину этого мгновения.

Первым молчание нарушил Эдвард. По его взгляду я поняла, что его что-то беспокоило. Мы остановились и теперь стояли, все еще держась за руки и повернувшись друг к другу лицом.

— Айрин, я хотел спросить… — он замялся, словно не решаясь задать вопрос, затем быстро проговорил: — Ты действительно ничуть не обиделась на меня за то, что после всего, что с нами произошло, я все же пытался помочь Белле?

Я не сразу ответила, поскольку сама хотела бы знать точный ответ на этот вопрос. Я думала об этом еще на Аляске. Нет, обиды я не чувствовала, может, грусть, тоску от разлуки с ним, огорчение, досаду от ситуации, в которой мы оказались. К Белле я не испытывала особо добрых чувств, разве что благодарность за то, что она невольно свела меня с моей второй половинкой. Как подумаю, что если бы не тот роковой случай, я сейчас все еще жила бы себе в своей маленькой квартирке, ходила бы на свою немного странную работу и, не зная о существовании Эдварда, влачила бы свое жалкое существование. Вот за это я готова была поставить ей памятник. Но она не была для меня частью моей прошлой жизни, каких-то дорогих воспоминаний или источником чувства вины, как для Эдварда. Так что памятник мог бы быть и посмертным. Но я понимала чувства Эдварда, понимала его благородные порывы и от этого любила его еще больше. Он открывался мне все новыми гранями своей бесценной души, благородной, глубоко и преданно любящей, великодушной.

— Мне не за что было обижаться на тебя, Эдвард. И я горжусь тобой, ты поступил благородно. Сама бы я так не смогла.

— И даже несмотря на то, что я поступил так, зная, что ее жизнь может быть угрозой для твоей жизни?

— Это неважно. Ты поступил по велению сердца.

— Нет, это важно. Потому что не она, а ты моя половинка, моя жизнь, моя душа, и я, пусть не формально, но уже дал перед Богом обет защищать и оберегать тебя вечно.

— И ты его не нарушишь, я знаю. Я люблю тебя, — взяв его лицо в ладони, выдохнула я и прикоснулась губами к его прохладным губам. Он не дал мне сразу отстраниться, мягко привлек меня к себе, и его губы требовательно прижались к моим.

— Кстати, что там высмотрела Элис про Вольтури? — спросила я, когда, наконец, мне пришлось прервать наш долгий поцелуй ради глотка воздуха.

— Пока ничего.

— А что с Денали?

— То же самое, она пыталась заглянуть в намерения Тани и других Денали, но никаких опасных для нас решений не увидела.

— Ну, так чего же ты нервничаешь? — пожурила я его. — Будем решать проблемы по мере их поступления. А пока мне надо решить — на кого именно охотиться. Может, будут конструктивные предложения?

Мои слова вызвали улыбку на любимом лице.

Я не хотела, чтобы он снова и снова изводил себя переживаниями из-за всей этой неопределенной ситуации и грозящих нам бед. Хотелось просто наслаждаться обществом друг друга и на время позабыть обо всех проблемах, которые рано или поздно дадут о себе знать. Но не сейчас. НЕ СЕЙЧАС.

К этому времени мы уже удалились от дома на десятки миль, и теперь нас окружала совершенно девственная природа, кажется, это были заповедные леса в окрестностях Маунт-Худа. С иссиня-черного холста неба на нас смотрела полная сияющая луна, освещая верхушки деревьев серебристым светом, изогнутые тени от их ветвей сплетались в причудливый рисунок.

— Закрой глаза и прислушайся, доверься инстинктам, они тебе подскажут, что делать, — посоветовал Эдвард.

Я последовала его совету и медленно смежила веки, сосредоточившись на звуках и запахах застывшего в обманчивой дреме ночного леса, ощущая его прохладное дыхание. На самом деле жизнь в ночном лесу кипела, ни на миг не останавливаясь с приходом ночи. В тишине был слышен каждый стук, каждый шорох. Легкий ветерок таинственно шумел в ветвях деревьев. Где-то вдалеке послышался протяжный глухой вопль, похожий на вой волка. Совсем близко, на дереве хрустнула ветка, и зашелестели листья, выдавая присутствие еще одного обитателя леса. В траве под ногами копошились мелкие зверьки и насекомые.

С ближайшей опушки, поросшей приземистыми соснами, до меня донесся слабый, похожий на стон звук. Я прислушалась. Загадочный звук повторился. На этот раз он походил на злобное урчание, затем по лесу разнесся громкий хохот, а за ним хлопанье в ладоши. Я открыла глаза, осторожно продвинулась немного вперед и, остановившись у разлапистой ели, стала прислушиваться к своеобразной песне этого странного лесного создания, издававшего тоскливые, щемящие душу звуки. Кажется, это был филин. С громким уханьем птица взмахнула крыльями, взмыла в воздух и теперь летела, маневрируя между деревьями. Эдвард наблюдал за моими действиями с нескрываемым интересом. Не теряя времени, я взмыла вслед за птицей, паря чуть выше верхушек сосен и наблюдая за ее поразительно бесшумным полетом. Затем, примерившись, в одно мгновение спикировала на птицу и вцепилась в нее мертвой хваткой, а затем вновь набрала высоту. Все это я проделала почти на автомате, особо не задумываясь о том, что делаю, меня вели инстинкты.

Когда я спустилась на землю, крепко держа трепыхавшуюся птицу в руках, Эдвард уже поджидал меня там.

— Не думал, что ты станешь охотиться на птиц, хотя, с другой стороны, наверное, это и не удивительного, — сказал он.

Не обращая внимания на его слова и все еще повинуясь инстинктам, я оглушила жертву ударом о землю, быстро ощипала перья у основания ее шеи и впилась зубами в открывшийся участок, безошибочно проткнув артерию. Горячая соленая кровь хлынула в мой рот. Я сделала несколько торопливых, больших глотков, чувствуя с каждой новой порцией вливающейся мне в горло вязкой жидкости необычайный прилив сил. Затем, немного насытившись, я стала пить медленнее, смакуя вкус.

Допив до последней капли свою жертву, я почувствовала, что насытилась до предела, и ощутила небывалый прилив сил, доселе никогда мною не испытанный. Я опустила птицу на землю и осмотрела ее. Она была довольно крупной, с размахом крыльев больше метра и с характерной для виргинских филинов рыжевато-бурой окраской.

Эдвард все это время наблюдал за мной, загадочно улыбаясь.

— Не ожидала, что мои зубы окажутся столь острыми, — проговорила я.

— Ты полна сюрпризов, любовь моя, — хихикнув, сказал он. — Ну и как тебе охота?

— Невероятно захватывающе, словами не передать. Но думаю, после такого ни у кого уже язык не повернется назвать меня ангелом, — усмехнулась я.

Эдвард покачал головой.

— Признаюсь, мне было немного не по себе, — сказал он.

— Я понимаю, наверное, было жутко наблюдать, как я становлюсь монстром, убивающим и пьющим кровь.

— Ну, на самом деле, после того раза я немного переживал за тебя и старался подстраховать если что.

— А… — вырвалось у меня, — и что, в остальном это не вызвало у тебя… ну не знаю… неприятия что-ли?

— Честно? Я был бы порядочным ханжой, если бы стал осуждать тебя за то, что мы все делаем регулярно. Это твоя природа. Кстати, намного более гуманная, чем наша, причем в буквальном смысле. Тебя ведь совсем не тянет на человеческую кровь, что нельзя сказать о нас. И кстати, я не ожидал такого изящества на первой же охоте. Словно ты делала это всю жизнь. Ты даже не испачкалась. Почти.

Улыбаясь своей ослепительной улыбкой, он подошел ко мне и, протянув руку, большим пальцем мягко отер мне губы, а затем наклонился и припал к ним долгим и страстным поцелуем.

— Скажи, ты чувствовала жажду во время охоты? — спросил он меня, когда наши губы наконец разомкнулись, и, видя мое непонимание, добавил: — Ну, знаешь, когда в горле все горит и саднит.

— Нет, но аппетит в процессе разыгрался, и я испытала сильный голод.

— А сейчас?

— Сыта под завязку, — ответила я. — И рада этому, не хотелось бы лишать жизни еще одну птичку. Кстати, интересно, виргинский филин занесён в Красную книгу? Не хотела бы стать причиной вымирания этого вида.

— Не переживай, кажется, этим птицам исчезновение не грозит, — успокоил меня Эдвард.

— Раз мы так далеко забрались, может, и ты немного перекусишь? — предложила я Эдварду после того, как мы похоронили под деревом мертвую птицу, чтобы не оставлять следов.

В ответ на мое предложение он с сомнением посмотрел на меня, состроив соответствующую гримасу. Я чувствовала, что Эдвард был явно не прочь завалить парочку пум, но почему-то не решался.

— Знаешь, сколько раз я мечтала увидеть, как ты охотишься? — подмигнула я ему.

— Ты уверена, что хочешь это видеть?

— Абсолютно, — заверила я.

После секундного колебания он наконец решился.

— Ладно, если честно, я бы не отказался, — с облегчением произнес Эдвард, предвкушая предстоящую охоту. Видно, разгоревшийся в нем азарт охотника и запах крови сделали свое дело.

Он потянул носом воздух, несколько секунд принюхиваясь, затем резко развернулся и помчался на запах. Я сначала следовала за ним бегом, стараясь не отставать, но потом поняла, что так могу и не застать кульминацию охоты. Тогда я взмыла в воздух и стрелой полетела над лесом, сверху наблюдая за разворачивающимся подо мной захватывающим действом.

Добежав до заросшего густым кустарником склона оврага, Эдвард резко остановился и, припав к земле, застыл, готовый к броску. Внизу, по дну оврага, весело журча, протекал ручей. У кромки воды, среди груды мшистых камней, стояла пума и жадно пила. Почуяв опасность, она задрала мокрую морду, широко открыла пасть, обнажив грозные клыки, и заревела, а через мгновение бросилась в сторону леса. Но ее участь уже была предрешена. Эдвард оказался искусным охотником. В грациозном прыжке со скоростью молнии он настиг пуму, схватив ее сильными, цепкими руками. Пума завизжала и попыталась выбросить вперед лапу, но в то же мгновение он впился клыками в шею животного, и пума резко обмякла в его руках. Выпив ее всю без остатка, он отбросил обескровленный труп и выпрямился. Я тихо опустилась рядом.

Наблюдать за охотящимся Эдвардом оказалось невероятно волнующе. Он был великолепен, впрочем, как и всегда. Его одежда не только не порвалась или испачкалась, но даже не помялась. Казалось, он не на зверя только что охотился, а встал из-за банкетного стола. Лишь непослушные пряди густых волос падали на лицо, чуть скрывая его светившиеся золотом глаза, а на губах играла едва заметная улыбка. Он стоял, уверенно расправив широкие плечи, озаренный мягким лунным сиянием, подчеркивавшим совершенные пропорции его тела. Меня захлестнули гордость и острое желание. «Мой мужчина!»

— Ты так прекрасен…

Не успели эти слова стоном слететь с моих губ, как Эдвард уже стоял, обнимая меня за талию и прильнув к моим губам. Затем он стал оставлять легкие поцелуи на моей шее, постепенно перемещая губы к ямочке за ухом, и снова скользнул губами вниз, лаская дыханием кожу.

— Подожди, — вдруг оторвавшись от моей шеи, хриплым шепотом сказал он мне на ухо и, легко подхватив меня на руки, понесся сквозь лес.

Обвив его шею руками и прильнув к мускулистой груди, я млела в его объятиях. Его губы чуть касались моего виска, обдавая прохладной волной. Замирая от охватившего меня всепоглощающего счастья, я боялась его спугнуть, боялась дышать, боялась открыть глаза и понять, что это сон.

Он опустил меня на землю только тогда, когда мы достигли того самого озера, на берегу которого несколько дней назад провели почти всю ночь. Помню, тогда мне так хотелось окунуться в его прозрачные воды.

Когда любимый ненадолго выпустил меня из своих объятий, вместе с ними ушло ощущение тепла, и я почувствовала веющую с озера прохладу. Повернувшись ко мне спиной, Эдвард одним неуловимым жестом скинул с себя рубашку, а следом и остальную одежду, обнажив стройное, мускулистое тело, словно сошедшее с полотен великих мастеров Возрождения, затем вошел в воду и, обернувшись, поманил меня рукой, но увидев мое смущение, понимающе отвернулся. Все еще смущаясь, я быстро освободилась от одежды и последовала за ним в приятную прохладу озера, воды которого услужливо укрыли мою наготу. Стоя по пояс в воде, он повернулся ко мне лицом и, взяв мои руки в свои, потянул за собой в глубь озера.

Держась за руки, мы медленно плыли, тревожа мерцающую в лунном свете ровную гладь воды. Когда мы достигли середины озера, он обхватил меня сзади за талию и прижался грудью к моей спине. Потом медленно отклонился назад и лег на воду, почти погрузившись в нее. Я лежала на нем, моя голова покоилась у него на груди. От легкого ветерка по водной глади то и дело пробегала мелкая рябь. Наши тела плавно покачивались на волнах безмятежного озера, вода нежно окатывала нас со всех сторон, а перед нашими глазами расстилалось волшебное небесное полотно, сотканное из миллионов сияющих осколков далеких звезд. Все вокруг казалось нереальным и сказочным, и в этот момент я испытывала полное и безмятежное счастье.

Так мы дрейфовали некоторое время, наслаждаясь этим чудесным моментом. Затем Эдвард снова вернул нас в вертикальное положение, медленно повернул меня к себе лицом и снова нежно привлек к себе так, что моя грудь уперлась в его рельефный торс. Полураскрытые, красиво очерченные губы медленно приблизились к моим, и наши уста наконец снова нашли друг друга. Его губы были мягкими и обжигающими, а восхитительно сладкое дыхание опьяняло. Я самозабвенно отвечала на его поцелуи, теряясь в омуте золотых глаз. Мои руки потянулись к его потемневшим от воды волосам, пальцы запутались в мокрых прядях, а его ладони скользили по моей груди и спине, от чего по коже стайками бежали мурашки.

Не размыкая объятий, мы медленно, но верно двигались к берегу. Нащупав дно, Эдвард встал на ноги и вынес меня на руках из воды. Я почувствовала спиной мягкую, щекочущую траву, на которую он осторожно уложил меня, продолжая целовать.

— Люблю тебя… Боже, ты такая красивая, — шептал он, и его пальцы нежно скользили по моей коже, а губы оставляли на ней страстные обжигающие поцелуи, исторгая из моей груди стоны и даря наслаждение. Я плавилась и таяла под его пылкими ласками.

— Эдвард! — дрожащим от наслаждения голосом повторяла я его имя, когда под бархатным пологом ночи мы снова и снова сливались в упоительном любовном экстазе в единое целое, и нежный ветерок ласкал наши сплетенные воедино тела.

Мы так тонко чувствовали друг друга, словно были вместе не несколько дней, а всю жизнь. Не ведая усталости, мы не могли оторваться друг от друга, не могли насытиться. И лишь когда звезды уже начали таять в предрассветном небе, мы наконец остановились и застыли в объятиях друг друга, счастливые и довольные. Я обнимала его, такого родного, любимого до боли, до безумия, перебирая руками шелковистые пряди его волос.

— Айрин, я так скучал по тебе, — выдохнул Эдвард, оставляя на моих волосах нежный поцелуй. — Знаешь, я не смогу жить без тебя. Ты — смысл моей жизни. Без тебя она просто не имеет смысла. Без тебя этот мир мне не нужен, не интересен.

Все его слова эхом отдавались в моем сердце, словно сейчас он выражал не только свои, но и мои чувства. Наши чувства!

----

Знаю, что «ванили» много, но ничего не поделаешь, я люблю ваниль. biggrin
А эта песня на мой взгляд передает атмосферу:
Orla Fallon - Dancing in the Moonlight
https://www.youtube.com/watch?v=JLUd5t1QbOo


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38694-1
Категория: Альтернатива | Добавил: newfan (05.10.2021) | Автор: Элиза Гвиччиоли
Просмотров: 89 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 1
1
1 робокашка   (06.10.2021 20:31) [Материал]
да уж, кровопитие и слияние в любовном экстазе не ассоциируются с образом ангела tongue