Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2605]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15131]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14441]
Альтернатива [9027]
СЛЭШ и НЦ [9051]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4376]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Фисташковое дерево
В период острого кризиса супружеских отношений Изабелла поспешно покидает США. Эдвард дает жене время на раздумья и восемь месяцев спустя Белла намерена дать им двоим еще один шанс. В ночь перед ее возвращением было пропавшая сестра просит Эдварда оказать ей неожиданную услугу. Его ответ может разрушить не только их с Беллой брак, но и хрупкую чужую жизнь.

Ривер
Что, если любовь пришла внезапно, заставила по-новому взглянуть на прошлое, переоценить настоящее и подумать о будущем. Что, если она окажется настолько сильной, что окрасит глаза ребенка в необыкновенный очень знакомый цвет.

Копирка
Иногда небрежно брошенные на ветер слова могут оказаться правдой, которую выболтал совершенно случайно. А что случится, если тебя однажды подслушают и захотят дать то, чего ты в тайне желаешь, но боишься признавать?

The Selkie Wife
Времена правления Кровавой Мэри Тюдор. Эдвард пленил Беллу, чтобы та растила его дочь. Он пообещал, что когда-нибудь отпустит ее, но случится ли это? Дворцовые интриги и опасности подстерегают на каждом шагу. Смогут ли они и их обретенная любовь выжить?

Surrender
Белла счастлива с Эдвардом, но в один момент все рушится и уже непонятно, где правда, где ложь, кто друг, а кто враг. Бороться и проиграть? Или сдаться и победить?

Любовь длиною в жизнь
Эдвард Каллен – восходящая звезда экранов. Белла Свон – его фанатка. Но что, если история не о них, ведь любви все возрасты покорны…

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13026
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Secrets and Lies. Глава 6

2020-3-31
16
0
6


Секретарь объявляет имя Чарли и сообщает нам, что доктор Шарп готов его принять. Чарли неторопливо встает и бросает на меня нервный взгляд. Я отвечаю ему слабой улыбкой и иду за ним в кабинет.

Доктор Шарп сидит за большим столом дубового дерева. Его очки в полстекла ненадежно висят на кончике его носа картошкой, а лысеющая макушка блестит в свете люминесцентных ламп. Он изучает содержимое бумажной папки, раскрытой перед ним, и не поднимает взгляда, пока тихий щелчок закрывшей за нами двери не выводит его из состояния глубокой сосредоточенности.

– Чарли, – тепло улыбается он, вставая на ноги, и, склонившись над столом, протягивает руку Чарли.

Чарли спешит к нему через кабинет и принимает рукопожатие доктора.

– Доктор Шарп, – угрюмо бормочет он и оборачивается ко мне. – Это моя дочь Белла.

Доктор Шарп обходит стол и идет ко мне, протягивая руку.

– Приятно познакомиться, Белла.

– Мне тоже, – киваю я, хоть это и не так, учитывая обстоятельства.

С самого ланча, когда я помахала Лее и Джейкобу на прощанье, и они поколесили в сторону леса, мой мысли крутились вокруг возможных прогнозов доктора.

Перед столом стоят два стула с деревянными спинками, и доктор Шарп жестом приглашает нас их занять. Он садится на свое место, не сказав больше ни слова, и возвращается к чтению записей, лежащих перед ним.

– Итак, во время нашего последнего разговора мы обсудили, что эверолимус* и темозоломид** не снижали проявления ваших симптомов, – наконец говорит он, глядя на Чарли поверх очков. – Результаты тестов это подтвердили, так что можете прекратить прием эверолимуса.
(Прим. пер.: * – иммунодепрессант; ** – противоопухолевое средство).

Сперва его слова сбивают меня с толку, но потом я вспоминаю, что Чарли рассказывал мне, что месяц назад он согласился попробовать лучевую терапию. Полагаю, об этом сейчас и говорит доктор Шарп. Чарли объяснил мне, что так они пытались замедлить развитие его болезни, но поскольку это не помогло – что и заставило его чувствовать себя паршиво – он отказался пробовать что-то еще.

– Насколько я знаю, доктор Каллен выезжал к вам по вызову на прошлой неделе? – как бы между делом замечает доктор Шарп, снова просматривая лежащие перед ним документы.

Я слегка напрягаюсь при упоминании Карлайла. Надеюсь, мне удастся избегать Калленов, по крайней мере, до тех пор, пока я не узнаю больше о нынешней жизни Эдварда. Мне нужно как можно лучше подготовить Джейкоба, прежде чем он встретится с кем-то из них, и хотя сегодня он не со мной, возможность столкнуться с кем-то из них не выходит у меня из головы.

Чарли кивает в ответ на заявление доктора Шарпа.

– У папы были сильные боли, – поясняю я, понимая, что Чарли не собирается вдаваться в подробности. – Доктор Каллен сказал, что нам следует связаться с вами, если это снова повторится, а не звонить ему.

Чарли напрягается, когда я сообщаю этот факт доктору. Он поворачивается ко мне с суровым выражением лица и глазами, полными раздражения. Но, несмотря на это, он не перебивает меня, и я продолжаю.

– Ему пришлось дать отцу морфина, – я тяжело сглатываю от болезненного воспоминания о том, как Чарли корчился от боли той ночью. – И я так понимаю, это было не в первый раз.

Доктор Шарп кивает и благодарно улыбается, прежде чем обратиться к Чарли.

– Кажется, эти приступы участились в последнее время, – хмуро замечает он. – И применение оральных препаратов в долгосрочной перспективе не очень хорошая идея. Они снижают ваш иммунитет и могут вызвать другие осложнения.

– Что еще вы можете сделать? – вмешиваюсь я, бросая нерешительный взгляд в сторону Чарли.

Доктор Шарп с сочувствием смотрит на меня, но снова обращается к Чарли, молча сидящему рядом со мной.

– Что ж, для начала я вижу, что у вас разлитие желчи. Сегодня мы сделаем несколько анализов, и я назначил УЗИ брюшной полости на вечер, – говорит он. – Я подозреваю, что у вас закупорка в печени. Если дело в этом, тогда я бы хотел установить стент,* что помогло бы в этой ситуации.
(Прим. пер.: стент – специальная, изготовленная в форме цилиндрического каркаса упругая металлическая или пластиковая конструкция, которая помещается в просвет полых органов и обеспечивает расширение участка, суженного патологическим процессом).

Эта информация заставляет Чарли встрепенуться, и, прокашлявшись, он спрашивает:

– Это предполагает ночевку в больнице?

Доктор Шарп качает головой.

– Нет. Мы делаем это при помощи эндоскопии. Вы будете находиться под наркозом, но пациенты, как правило, в состоянии отправиться домой после нескольких часов наблюдения.
(Прим. пер.: эндоскопия – метод исследования внутренних органов с помощью специальных приборов – эндоскопов (трубка с лампочкой на конце, предназначенная для осмотра внутренних органов и вводимая через ротовую полость).

– Это поможет справиться с болями? – спрашиваю я.

– Нет, – отвечает доктор Шарп. – Для этого, я полагаю, нам стоит подумать о блокаде солнечного сплетения. Но опять же, больше я буду знать только после ультразвукового обследования.

Мы с Чарли слушаем, пока доктор объясняет нам, что такое блокада солнечного сплетения. Это процедура, во время которой местный анестетик в этиловом спирте вместе с другими лекарствами вводятся путем инъекций в нервы брюшных мышц, чтобы блокировать нервные окончания, таким образом облегчая боль. Он объясняет нам, что есть разные способы сделать это, и он решит, какой из них лучше всего подходит в нашем случае по результатам УЗИ. А еще он предупреждает, что эта процедура не всегда успешна.

Чарли выглядит нерешительно, и лицо его бледнеет, пока он слушает врача. Он испытывает заметное облегчение, когда доктор Шарп подтверждает, что эта процедура, как и установка стента в печени также требует всего нескольких часов пребывания в больнице, чтобы прошел седативный эффект.
(Прим. пер.: седативный (успокаивающий) эффект проявляется в снижении реакции на различные внешние раздражители и некотором уменьшении дневной активности).

– Как вы себя в целом чувствуете? – спрашивает доктор Шарп, объяснив всю процедур Чарли. – Вы все еще справляетесь со своим рабочим расписанием?

Чарли бросает на меня беглый взгляд.

– Я сократил рабочие часы, – неохотно сообщает он. – Я буду работать более короткими сменами.

Это новость для меня. Отчасти я испытываю облегчение оттого, что Чарли наконец осознал свои границы. Я знаю, что работа очень много для него значит, но он должен понимать, что она лишь делает его слабее и отнимает у него время, которое он может провести со мной и Джейкобом. Но все же мне становится грустно оттого, что ему пришлось сделать такой выбор, пока я слушаю, как он говорит о том, что передал свои главные обязанности своему коллеге Сэму Улею, позволив ему брать больше отгулов, когда они ему нужны.

– Это хорошо, – одобряюще улыбается доктор Шарп. – Я думаю, мы могли бы записать вас на установку стента в конце следующей недели, если она потребуется.

Чарли удивленно вскидывает брови.

Я придерживаю вопросы, которые собиралась задать доктору, когда он настаивает, что сможет более конкретно описать наш план дальнейших действий, когда получит результаты УЗИ.

Следующий час мы с Чарли проводим, попивая отвратительный кофе в больничном кафе. Он сидит на краю стула, ссутулив плечи и опустив голову, и покачивает пластиковый стаканчик в руках, угрюмо глядя на его содержимое.

– О чем ты думаешь? – осмеливаюсь спросить я, когда Чарли замыкается в себе.

Он выдавливает неубедительную улыбку.

– Я рад, что мне не нужно оставаться в больнице из-за этого стента.

– Тебе не нужно беспокоиться о пребывании в больнице, если так тебе легче, тогда это хорошо.

Он уклончиво пожимает плечами.

– Полагаю, что так, – он ставит стаканчик на стол и потирает усы. – Все происходит так быстро, – вздыхает он. – Ну, сегодняшнее УЗИ и этот стент на следующей неделе. Я не думал, что они умеют так шустрить.

– Ну и хорошо, что умеют, – говорю я, пытаясь убедить его. – Тебе бы не захотелось, бродить тут, мучаясь от боли и дожидаясь, пока они приведут свои дела в порядок.

Разговор заходит в тупик, и какое-то время мы сидим в тишине, потерявшись в своих мыслях, пока Чарли не заводит новый.

– Что ж, кажется, Джейкобу нравится Лея.

– Ага! – я широко улыбаюсь и киваю. – Она явно имеет к нему подход. Я рада; на него сейчас много всего навалилось, и он очень волновался из-за переезда.

Он слегка вздрагивает, поворачивается лицом ко мне и долго смотрит на меня непроницаемым взглядом своих темных глаз, а потом накрывает мою ладонь своей. Его кожа все еще горячая оттого, что он держал в руке кружку кофе, и я поворачиваю ладонь, чтобы взять его за руку. Он издает долгий, протяжный вздох, прежде чем заговорить.

– Белла, я действительно ценю то, что ты здесь, но я не уверен, что ты поступаешь правильно, привезя сюда Джейкоба, – он ловит мой взгляд. – Я ничего не хочу сильнее, чем провести время с вами обоими. Видит Бог, я жалею, что не постарался приехать во Флориду, чтобы узнать его, но я боюсь, что ты обрекаешь мальчика на сплошные страдания.

В глазах собираются слезы.

– Я много думала об этом, пап, и отчасти согласна с тобой. Но другая часть меня знает, что пусть даже нам будет нелегко, однажды он будет безмерно ценить проведенное с тобой время. Мы оба будем, – я смахиваю предательскую слезу, стекающую по моему лицу. – Я не хочу, чтобы он упустил возможность узнать тебя по-настоящему. Я уже и так сожалею об упущенном мной времени, и если так все и должно быть, то я помогу ему пройти через это.

Чарли слушает меня с затуманенным взглядом, поджав губы. В конце концов, он кивает.

– Знаю, что поможешь, – он смахивает последние капли влаги с моей щеки. – Ты достаточно сильная, чтобы пройти через это со своим малышом. Только верь в себя.

Я знаю, что его мысли обратились к Калленам.

– Элис приходила повидаться со мной в тот день, когда тебе было плохо.

Выражение его лица становится скорее смиренным, нежели удивленным.

– Она сказала мне, что ребенок Эдварда и Ирины умер.

Он выглядит пристыженным.

– Я хотел тебе сказать. Мне следовало сделать это, но ты только начала устраиваться у матери, и я подумал, что дам тебе время, чтобы освоиться. Потом у тебя родился ребенок, и когда я приехал повидаться с тобой, ты так старалась бодриться, что я не смог этого сделать.

Я вспоминаю его приезд. Он был как пресловутая рыба, выброшенная из воды. Нам было очень неловко во многих отношениях, и вот теперь он добавляет и это доверху. Я думала, что ему было нелегко в обществе Рене и Фила. И было болезненно очевидно, что ему было непросто принять то, что его маленькая девочка стала матерью, но я ни разу за все время его визита не заподозрила, что он что-то от меня скрывает.

Его ладонь крепче сжимает мою.

– Я так горжусь тобой, Белла. Ты вырастила хорошего мальчика, – он вздыхает, а потом его лицо принимает свирепое выражение. – И я не позволю этим Калленам что-нибудь забрать у тебя.

Его запал удивляет меня.

– Ты думаешь, они попытаются забрать Джейкоба?

И хотя такая возможность приходила мне в голову, я цепляюсь за Эдварда из своих воспоминаний. Он был добрым, сострадающим, любящим и горячо преданным. Он ничего не мог поделать с тем, в кого влюбился, и глубоко внутри я никогда не сомневалась в его любви. Он так рьяно боролся в начале. Я помню, как он злился на себя и делал все возможное в стремлении избегать меня. Но, в конце концов, мы оба были слабы и поддались своим чувствам, хотя знали, как неправильно и эгоистично это было.

Мы ненавидели обман и необходимость прятаться ото всех. И даже зная, что это ранит Ирину, Эдвард считал, что задолжал ей правду и решил ей все рассказать. Казалось, было невозможно бороться с тем фактом, что мы хотели быть вместе, пусть даже это и причинит Ирине боль.

Потребовалось всего одна мгновенная неосторожность, чтобы все изменить. Я не могла знать, что Джессика Стенли той ночью будет поджидать меня, чтобы устроить разбирательства, и опять же, из-за моей дружбы с Майком.

Не было ничего необычного в том, что Эдвард отвозил меня домой, когда я гостила у Элис. Чарли не нравилось, что я одна ехала ночью за рулем своего грузовика, потому что машина была очень ненадежной. Элис часто составляла нам компанию. Так что мы подумали, что не будет ничего подозрительного в том, что Эдвард станет отвозить меня домой по вечерам после наших тайных встреч.

Той ночью, все еще в состоянии эйфории после занятия любовью, я по глупости поцеловала Эдварда, когда он подъехал к моему дому. Он быстро ответил взаимностью, но, вспомнив о нашем окружении, отодвинулся и отправил меня домой.

Неведомо для нас, Джессика стала свидетельницей наших объятий. На следующей день, придя в школу, я обнаружила, что стала объектом свежих сплетен, разносящихся по всей школе.

Все быстро пошло по нарастающей.

Как только учителя уловили поток сплетен, на Эдварда подали жалобу в администрацию больницы и завели расследование. Все изменилось за одну ночь.

Эдвард и его семья разорвали все контакты со мной. Оказавшись брошенной всеми, оставшись в одиночку разбираться со слухами и сплетнями, я пережила самый ужасающий опыт в своей жизни. Я до сих пор чувствую отголоски боли, которую мне все это принесло. И хотя я чувствовала себя травмированной и отвергнутой, я все равно пыталась увидеть ситуацию с его стороны. Я решила, что он отчаянно старался ослабить чувство предательства, которое, несомненно, испытывала Ирина. Но он игнорировал мои сообщения и никогда не отвечал на звонки. Он попросту напрочь выбросил меня из своей жизни.

Элис тоже старательно избегала меня, но мы учились в одной школе, и ей это давалось нелегко. Каждый раз, когда я натыкалась на нее, я видела мучение в ее глазах. Я понимала, что она должна была поддерживать брата, но это не означало, что мне от этого становилось не так больно.

Хотя мое великодушие быстро иссякло, когда я услышала, что Ирина беременна. Я до сих пор могу почувствовать ту сокрушительную боль. Мы никогда не говорили об этой стороне его брака, и я наивно полагала, что раз он любил меня, то больше не будет спать с ней. Одна только мысль о том, что он прикасался к ней так, как прикасался ко мне, разрывала сердце.

Тогда я поняла, что он никогда не вернется ко мне. Все было кончено.

Это Лорен Меллори взяла на себя удовольствие рассказать мне об этом. Она работала в медицинском центре пару раз в неделю после занятий. Она подслушала, как секретарша в приемной обсуждала это, и не могла дождаться следующего учебного дня, чтобы прийти и объявить всем об этом. В тот день она вошла в кабинет биологии с ухмылкой на губах, дьявольским блеском в глазах и произнесла слова, от которых все вокруг меня обрушилось: «Я слышала, что жена твоего парня беременна».

Я сидела, стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, когда повисла тишина, и все глаза устремились на меня. Груз их пристальных взглядов был мучителен, и не в силах выносить его, я выскочила из кабинета и помчалась в уборную, где меня стошнило.

Новость не могла появиться в еще более неподходящий момент – за день до моего разговора со следователем. Той ночью я ревела, пока не уснула, мучая себя мыслями о том, что все, что было между нами с Эдвардом, оказалось ложью, и проснулась с еще большей болью и злостью, чем когда-либо прежде.

Горечь и обида кипели во мне во время дачи показаний, и я во всем призналась. По сути, забив последний гвоздь в гроб Эдварда. Состоялось закрытое слушание, которое стало главной темой обсуждения в городе. Куда бы я ни пошла, я встречала неодобрительные взгляды и презрительные перешептывания. Калленов считали порядочной, уважаемой семьей, чьего сына коварно соблазнили, а я оказалась шлюхой, которая разрушила его карьеру и почти развалила его брак.

Несмотря на то, что результаты судебного разбирательства над Эдвардом никогда не были обнародованы, казалось, все пришли к единому мнению, что все это моя вина. Когда Эдвард с Ириной уехали из города, внимание к моей персоне возросло вдвое. Чарли все время поддерживал меня и порой бывал так зол, что я была рада тому, что мы не знали, куда уехал Эдвард, иначе Чарли вполне мог рвануть за ним.

Когда я узнала, что беременна Джейкобом, я искренне полагала, что для всех будет лучше, если я тоже уеду из города. Представляя Эдварда, счастливого со своей женой и ребенком, я смогла обуздать чувство вины, и когда я уехала так далеко, мне стало немного легче жить со своим решением.

Чарли вырывает меня из задумчивого состояния, прочистив горло. Он поглядывает на часы, уныло напоминая мне, что настало время сделать УЗИ. И хотя я хотела бы поговорить еще, Чарли, кажется, испытывает облегчение, когда встает из-за стола. Однако его облегчение длится недолго, и напряжение снова начинает возвращаться, когда мы идем в рентгеновский кабинет.

К счастью, Чарли сразу уводят на процедуру. Я просматриваю замусоленные журналы, пока жду в приемной. Я тянусь, чтобы взять другой журнал, когда замечаю пару, сидящую напротив меня.

Я смотрю, как мужчина любяще поглаживает ладонью округлившийся живот женщины, и она нежно смахивает его руку.

– Не надо, – недовольствует она. – Мне до смерти хочется писать. Надеюсь, они не заставят меня долго ждать.

Мужчина улыбается ей, смахивая ее белокурые волосы пальцами и целуя ее в висок.

– Я знаю, что тебе велели выпить много воды, но ты выпила достаточно, чтобы потопить Титаник.

Она игриво ударяет его, и мы встречаемся с ней взглядом. Я отворачиваюсь, смущенная тем, что мне поймали за разглядыванием.

Я чувствую то же, что чувствовала во время своего первого УЗИ, когда была беременна Джейкобом – зависть. В тот день в приемной тоже были счастливые парочки, от которых я отводила глаза так же, как и сейчас. Я быстро научилась выносить одиночество.

После УЗИ мы с Чарли должны подождать еще час, прежде чем доктор Шарп снова сможет с ним встретиться. Мы говорим о Джейкобе, и Чарли сожалеет о том, что чувствует сильную усталость, и что ему не выпало возможности провести с ним больше времени. Он предлагает сходить на рыбалку втроем через пару дней, и я говорю ему, что Джейкобу это очень понравится.

Как и ожидалось, доктор Шарп подтверждает, что у Чарли образовалась закупорка, и что его печень слегка увеличена. Процедура установки стента назначена на пятницу. Когда мы уходим из больницы, Чарли выглядит так, будто несет на своих плечах тяжесть всего мира.

По приезде домой я отмахиваюсь от извинений Чарли насчет его усталости и настаиваю, что совсем не возражаю против того, чтобы он пошел наверх и отдохнул. Я решаю начать готовить обед.

Я слышу голоса, доносящиеся с улицы, когда накрываю на стол, и, выглянув в окно, вижу, как Джейкоб тащит велосипед по дорожке, оживленно болтая с Леей. Сет идет за ними следом. Сегодня один из редких для Форкса солнечных дней, и хотя солнце светит слабо, оно все равно подчеркивает рыжину в волосах Джейкоба – еще одно напоминание о его отце. Они входят в дом, нарушая стоящую в нем тишину, когда Джейкоб начинает взволнованно трещать о том, как прошел его день.

Лея с Сетом отказываются от моего предложения остаться на обед, и поскольку Чарли остается в своей комнате, мы с Джейкобом едим одни. Я с улыбкой слушаю, как он в деталях пересказывает события своего дня. Он жадно уплетает обед, и пару раз мне приходится мягко пожурить его за то, что он говорит с набитым ртом.

– Почему бы нам не позвонить бабуле, чтобы ты обо всем ей рассказал? – предлагаю я, когда он заканчивает обед.

Его лицо светится от радости, и он мчится к телефону. Я мою посуду, пока он звонит, и испытываю великое облегчение, слыша, как он говорит ей, что у него был отличный день, и что он считает, что, в конце концов, ему может понравиться в Форксе. Мне стоит немалых усилий оттащить его от телефона, чтобы тоже поговорить с Рене.

Я разговариваю с ней недолго, потому что хочу поговорить с Джейкобом насчет своих планов, так что говорю ей, что позвоню, когда Джейкоб ляжет спать. Я сажусь за стол вместе с сыном, болтающим ногами с возбужденно горящими щеками.

– Я рада, что у тебя сегодня был хороший день, – начинаю я с улыбкой. – Может быть, я пойду с тобой в следующий раз, и ты сможешь показать мне все, что увидел сегодня.

– Мы могли бы пойти завтра, – оживленно соглашается он.

Я качаю головой.

– Об этом я и хочу с тобой поговорить. На следующей неделе ты пойдешь в школу, и я подумала, что было бы неплохо, если бы ты заранее познакомился с парой людей, которые ходят в эту школу, – улыбка на его лице увядает, и он начинает быстрее махать ногами. – У моего старого друга Майка есть две дочери, которые там учатся. Я думала предложить им встретиться с нами завтра, чтобы ты мог с ними познакомиться. Что думаешь?

Его радостное волнение спадает, а улыбку сменяет хмурое выражение лица.

– А ты не знаешь никого, у кого мальчики?

Я снова качаю головой.

– Я уверена, что дочери Майка очень милые девочки, и они совсем немного младше тебя.

– Я не хочу дружить с девочками, – он смотрит в стол. Его невероятно длинные ресницы, совсем как у Эдварда, отбрасывают тень на его гладкие щеки, и я уже едва ли не жду, что глаза Джейкоба окажутся светло-зелеными, когда он снова поднимет взгляд.

Я выдавливаю улыбку.

– Тебе нравится проводить время с Леей, правда?

– Это другое, – спорит он. – Лея не простая девчонка, – его глаза смотрят на меня. – Она классная и ей нравится заниматься всякими захватывающими вещами.

– Может быть, дочери Майка тоже будут такими же, – предполагаю я. – Дай им шанс, Джейкоб. Давай я позвоню Майку и узнаю, сможем ли мы что-нибудь устроить завтра. Кто знает… может быть, будет весело.

Он смотрит на меня со скептическим выражением лица, бормоча что-то о том, что они еще маленькие, но наконец сдается. Я велю ему принять ванну, пока ищу номер Майка и звоню ему.

– Алло? – отвечает Майк после третьего гудка.

– Майк, привет… это Белла, – говорю я с куда большей беззаботностью, чем я чувствую на самом деле.

– Белла! – восклицает он. – Рад тебя слышать, я и не думал, что ты позвонишь. Ты вернулась в город?

– Да, – отвечаю я. – Только вчера приехала.

– Хорошо, надо будет встретиться.

Я немного расслабляюсь.

– Да, поэтому я и позвонила. Я… эм-м… вообще-то хотела попросить об услуге.

– О, – поизносит он немного уныло.

– Ничего особенного, – тут же уточняю я. – Я, ну… я привезла с собой сына, и на следующей неделе он пойдет в начальную школу Форкса. В это же школу ходят и твои дети, верно?

Слова вылетают из меня сплошным потоком, и ответом им служит тишина. Я кусаю губу в ожидании, когда он заговорит.

– Эм… да, и сколько лет твоему мальчику?

– Он в четвертом классе, – отвечаю я, намеренно избегая очевидного. Я лучше поговорю об этом при личной встрече.

– Ага, – медленно произносит он. – Эми в третьем, а Луиза в первом, так что… – он замолкает, и я подозреваю, что он мысленно подсчитывает возраст Джейкоба.

– Так что я подумала, что, может быть, мы могли бы встретиться с детьми. Было бы здорово, если бы Джейкоб хотя бы узнавал пару дружелюбных лиц, когда пойдет в школу.

– Конечно, – с готовностью соглашается Майк, и я вздыхаю с облегчением. – Когда ты планировала встретиться?

– Завтра? – предлагаю я, снова принявшись кусать губу.

Он, кажется, задумывается над этим на минуту, и на линии снова становится тихо.

– Ладно, эм… у девочек утром занятия по танцам, но после этого мы могли бы свозить их в Порт-Анджелес на ланч или, может быть, в парк развлечений?

– Звучит отлично, Майк, – говорю я. – Я очень ценю это.

– Хорошо, тогда увидимся завтра, – хмыкает он.

– Да, тогда и поговорим, – замечаю я, понимая, что у него наверняка есть ко мне пара вопросов.

– Я рад, что ты позвонила, – просто говорит он.

– Я тоже, – соглашаюсь я.

И вешаю трубку. Не думаю, что когда-либо говорила Майку, что ценю его дружбу. Джессика всегда говорила ему, что я его использовала, и она была права, но я всегда ценила его. Мне всегда нравилось, что я могла положиться на него, и вот я делаю это снова. Только на этот раз я надеюсь, что в ответ тоже смогу быть ему хорошим другом.

Звук шагов Джейкоба, топающего из ванной в спальню, возвращает мое внимание к настоящему. Я даю ему достаточно времени, чтобы переодеться в пижаму, а потом иду наверх, чтобы пожелать ему спокойной ночи.

Заглянув к нему в комнату, я вижу, что он сидит на кровати, но глаза его закрыты. Головой он опирается на изголовье, скрестив руки на груди. Услышав, что я вошла, он приоткрывает один глаз, и я вижу, как сильно он устал сегодня.

– Я рада, что ты хорошо провел сегодня день, – улыбаюсь я, садясь рядом. – Ты выглядишь уставшим.

Он кивает.

– Я позвонила Майку, – сообщаю я. – Мы собираемся в Порт-Анджелес. Это недалеко отсюда. Мы сходим на ланч, и там есть классный парк развлечений, мы можем туда пойти.

Он кивает, но его губы все так же угрюмо сжаты, а глаза прикрыты.

– О чем ты думаешь? – тихо спрашиваю я, поглаживая его по ноге через одеяло.

– Ты уже позвонила моему папе?

Сердце сжимается у меня в груди. Я вижу, как одна из его ладошек сжимается в кулак. Он слегка задирает подбородок, пытаясь изобразить равнодушие.

– Еще нет, милый, – говорю я, разжимая его кулачок и беря его ладошку в свою. – Когда мы вернемся из Порт-Анджелеса, я узнаю его номер телефона и позвоню. Хорошо?

Он подавляет зевок, стараясь не уснуть.

– Обещаешь?

Я киваю.

– Давай просто хорошо проведем завтрашний день с Майком и его девочками, ладно? – шепчу я. – Когда мы вернемся, я позвоню, и мы сможем поговорить о нем. Это долгая история, а ты сейчас очень устал.

Он хмуро кивает и сползает в кровать, опуская наконец голову на подушку. Я целую его в лоб и ухожу из комнаты. Надеюсь, Майк сможет восполнить для меня кое-какие пробелы насчет Эдварда, чтобы я смогла дать сыну более четкую картину того, каков сейчас его отец, когда у нас с ним состоится нормальный разговор.

oOo


Я въезжаю на парковку с двадцатиминутным опозданием. К счастью, я быстро нахожу свободное место, и мы с Джейкобом смешим ко входу в торговый центр.

Выйдя из лифта, мы сталкиваемся с толпами народа, снующими по центру с пакетами из магазинов. Я беру сына за руку и веду его сквозь толпу. Подойдя к ресторанному дворику, я издалека замечаю Майка. Он поглядывает на часы.

– Майк! – зову я, махая рукой в воздухе.

Он поднимает взгляд и широко улыбается, заметив меня.

– Прости, мы опоздали, – выдыхаю я, когда мы подходим к нему. – Думаю, я недооценила здешнее дорожное движение.

– Ничего страшного, – говорит он. – Теперь ты здесь.

Он смотрит на Джейкоба. Его глаза округляются, а улыбка спадает с лица. Он смотрит на меня в потрясении и замешательстве. Прежде чем он успевает что-то сказать, я кладу руку Джейкобу на плечо и подталкиваю его вперед.

– Это Джейкоб, – улыбаюсь я, глядя на него. – Джейкоб, это Майк, а это его дочери.

Все еще выглядя потрясенным, Майк представляет своих девочек Джейкобу, и раздается очень неловкая череда «приветов». Эми и Луиза ведут себя натянуто вежливо, как и Джейкоб, неподвижно стоя рядом с Майком. Эми, его старшая дочь, по крайней мере, пытается улыбнуться Джейкобу. Он смущенно улыбается в ответ, а потом снова мечется взглядом ко мне. Я ободряюще улыбаюсь ему, и он закатывает глаза.

Ресторан оказывается одним из семейных местечек. В нем есть игральная зона для детей, все столы пронумерованы, а чтобы сделать заказ, нужно подойти к кассе. Нам приходится подождать, чтобы нас проводили к нашему столику. Нас приветствует излишне радостная юная девушка и, вручив нам меню, идет между рядов, и нам остается только следовать за ней.

Когда мы подходим к столику, Майк все еще где-то витает, то и дело поглядывая на Джейкоба. Мне приходится подтолкнуть его локтем, когда его младшая дочь спрашивает его, где ей сесть, а он, кажется, совсем ее не слышит. Он тут же берет себя в руки, чтобы рассадить всех, но как только дети начинают изучать свое меню, его глаза снова оказываются прикованы к Джейкобу.

Я знала, что он будет удивлен, даже шокирован, но боюсь, что если это продолжится, то мне придется пнуть его под столом.

Джейкоб сидит рядом со мной, а Эми и Луиза напротив нас, по бокам от Майка. Джейкоб просматривает меню, и, обнаружив там макароны с сыром, выбирает их. Он заказывает макароны, куда бы мы ни пошли.

– Можно мне тоже макароны? – смущенно спрашивает Луиза, поглядывая в сторону Джейкоба.

Майк отводит взгляд от Джейкоба и, моргая, смотрит на свою дочь.

– Что? Эм… да, макароны… конечно…

– Ты брала макароны, когда мы были здесь в прошлый раз, – ворчит Эми. – Ты отказалась их есть, потому что они были слишком жирные, забыла что ли?

Щеки Луизы заливаются ярким румянцем, и она мотает головой, отчего ее мягкие светлые кудри подпрыгивают на ее плечах.

– Это было в «Benny G», – возражает она.

– В «Benny G» ты брала спагетти, – настаивает Эми. – Я помню, как ты жаловалась, что у тебя в тарелке оказался волос, так что ты и там не стала есть. Ты точно брала макароны здесь.

– Не-а! – возражает Луиза. – Я хочу макароны с сыром!

– Девочки! – шипит Майк. – Вы ведете себя неприлично, хватит спорить. Эми, что ты выбрала?

– Я буду куриные палочки, – угрюмо говорит она, бросая меню перед собой.

– А я хочу макароны с сыром, – настаивает Луиза.

Майк закатывает глаза и спрашивает у меня, чего хочу я, после чего идет к прилавку, чтобы сделать заказ. Пока его нет, я спрашиваю у девочек о танцевальной школе. Они кажутся немного робкими, но они вежливы в своих ответах. Майк возвращается и предлагает детям пойти поиграть в игровой зоне, пока не принесут еду. Они с готовностью соглашаются и уносятся в конец ресторана. Майк молчит, пока они не оказываются вне зоны слышимости.

– Господи Иисусе, Белла! – восклицает он, поворачиваясь обратно ко мне. – У тебя ребенок от Каллена?

– Это настолько очевидно, да? – говорю я, стараясь не придавать этому значения.

– Еще бы. Он выглядит так, будто ты клонировала его, черт возьми! Он точная копия Каллена, – он слегка поворачивает шею, чтобы снова посмотреть на Джейкоба. – Ты из-за этого уехала в такой спешке?

– Я не могла тут ошиваться, разве нет? – подчеркиваю я, пытаясь игнорировать любопытные взгляды людей за ближайшими столиками.

– И ты никогда не говорила ему?

Я отрицательно качаю головой, и он повторяет мое движение, после чего проводит ладонями по лицу и вздыхает. Он выглядит потрясенным, но в его глазах есть что-то еще, что-то, ужасно напоминающее разочарование.

– Черт, Белла, я не могу поверить, что ты сделала это. Я, конечно, никогда особо не любил Калленов, и ты это знаешь, но это его сын. И то, что ты не сказала ему, это довольно-таки фигово.

– И что я должна была делать? – шиплю я, наклоняясь к нему и понижая голос. – Я должна была явиться к нему на порог и объявить, что я тоже беременна?

Он смотрит на меня скептически.

– Ну да!

Я смотрю в сторону игровой зоны, где Джейкоб с девочками лазает по покрытой пенопластом конструкции рядом с бассейном с шариками. Решив, что можно еще немного поговорить, я разворачиваюсь обратно к Майку, который все так же пристально смотрит на меня с мертвенно-бледным лицом.

– Послушай, Майк, я решила, что Эдвард пытался спасти свой брак. Это с Ириной он связал себя обязательствами, не со мной. Я не хотела мешать ему и не хотела, чтобы мой ребенок оказался второй скрипкой на фоне их детей, всегда оставаясь сторонним наблюдателем и чувствуя себя неполноценным с самого начала, – я делаю успокаивающий вдох. – Я хотела большего для Джейкоба.

– Но они все равно имели право узнать друг друга, – тихо говорит он, обдумывая мои слова. Он поглядывает на играющих детей, и закрывает глаза на мгновенье, а потом проводит руками по своим коротким волосам. Открыв глаза, он с грустью смотрит на меня. – Не могу даже представить, каково было бы оказаться лишенным права любить моих девочек.

В моих глазах собираются слезы, он наклоняется вперед и берет обе мои ладони в свои. – Прости, Белла, я не пытаюсь обидеть тебя. Я просто… я вроде как могу понять, почему ты сделала это, просто мне нелегко осмыслить все это.

Я убираю свои ладони из его хватки и беру свою сумку. Я копаюсь в ней, пока не нахожу салфетку, которой вытираю глаза, заставляя себя успокоиться.

– Я знаю, что совершила ошибку, Майк, но я искренне считала, что даю нам всем шанс быть счастливыми. Я думала, что у Эдварда есть его семья, а мы с Джейкобом тоже сможем стать своей маленькой семьей.

Даже для моих собственных ушей мое объяснение звучит слабо и неубедительно. В первый год Рене снова и снова пыталась заставить меня связаться с Эдвардом, она даже угрожала несколько раз, что сделает это сама. Она смилостивилась лишь потому, что я убедила ее, что Джейкоб никогда полностью не станет членом семьи Эдварда, и, в конце концов, ему станет только тяжелее от этого. Я ошибалась.

– Я не могла оставаться здесь, Майк. Мне уже было тошно от презрительных взглядов и осуждений, – он открывает рот, собираясь заговорить, но я поднимаю руку, чтобы остановить его. – Я знаю, что во многом сама навлекла на себя это, что не означает, что все это не причиняло боли, и я не хотела, вмешивать в эту бурю еще одного маленького человечка.

– В конце концов, это все бы забылось. Ты же знаешь, каков Форкс, в конечном итоге на линии огня оказался бы кто-нибудь другой.

– В конечном итоге, – повторяю я, многозначительно глядя на него. – Как долго я должна была ждать? Я не хотела, чтобы Джейкоб всюду носил с собой такое клеймо позора.

– А что же теперь? – спорит Майк. – Слухи распространятся снова, как только об этом станет известно, и ясно как день, что какой-нибудь болтливый умник ляпнет что-нибудь, когда твой сын пойдет в школу.

Во рту внезапно становится сухо, и я испытываю головокружение, когда кровь с невообразимой скоростью несется по венам.

– Я никогда не думала…

Он снова берет меня за руку и смотрит прямо в глаза.

– Белла, я считаю, что ты не обдумала все как следует. Ты с ума сошла, если думаешь, что можешь вот так вернуться и не разразить этот дерьмовый взрыв. Иисусе, да стоит кому-то взглянуть на этого мальчика, как им сразу станет ясно, кто его папочка, – он сжимает мою ладонь, и его взгляд слегка смягчается. – Каллен в последнее время стал довольно значимой фигурой, и я не думаю, что он будет в восторге оттого, что его репутацию снова и снова окунают в грязь.

У меня начинают потеть руки.

– Значимой фигурой? – удается пискнуть мне.

– Да, компания, которую он организовал со своим братом, процветает. Он начал работать и в других областях, – он сосредоточенно хмурит брови. – Он владеет кучей разных компаний, которые объединены в «Cullen Equity Partners». Они все время устраивают благотворительные балы и акции по сбору средств, – Майк снова смотрит на меня. – Боже, да ты можешь прогуглить его, там все это есть.

Я никогда не думала искать информацию об Эдварде в интернете. Просто мне так хотелось верить, что все для него обернулось хорошо, что он был счастлив где-то там, что запретила себе даже думать о нем.

Неожиданно появившаяся официантка заставляет меня вздрогнуть, поставив на стол рядом со мной тарелку с макаронами. Майк предлагает мне пойти в уборную и успокоиться, пока он зовет детей за стол. Будучи не в том состоянии, чтобы спорить, я делаю, как он сказал, и иду в туалет.

У меня так сильно трясутся руки, что мне с трудом удается запереть дверь кабинки, прежде чем опустить крышку унитаза и, усевшись на нее, спрятать лицо в ладонях. Голова идет кругом от шокирующего осознания сложившейся неразберихи. Будучи безгранично озабоченной болезнью Чарли в последние дни, я даже не подумала о том, насколько безобразными могут стать обстоятельства. Конечно, мне удалось ввести себя в заблуждение о том, что я знаю, что делаю, но сейчас моим сознанием правят сомнения.

Я думала, что смогу со всем справиться. Я думала, что смогу защитить Джейкоба от всего, но я не учла, что я не всегда буду рядом, например, когда он в школе. Кулаки сжимаются сами собой, и я прижимаю их к глазам, чтобы остановить слезы.

Помня о том, что Джейкоб остался один с малознакомыми людьми, я делаю несколько успокаивающих вдохов. Колени слегка подрагивают; я шмыгаю носом и вытираю салфеткой под глазами. Я выхожу из кабинки и смотрюсь в зеркало. За исключением небольшой красноты и повлажневших глаз я выгляжу неплохо. У меня нет иного выбора, кроме как вернуться в зал.

Я возвращаюсь к столу, и брови Джейкоба сходятся над переносицей, когда он хмуро смотрит на меня.

– Все хорошо, мам? – спрашивает он с беспокойством.

– Ага! – улыбаюсь я, похлопывая себя по животу. – Просто живот немного болел, но теперь все нормально.

Он смотрит на мой живот и, пожав плечами, возвращается к еде.

Мы с Майком не притрагиваемся к своим тарелкам, и когда дети заканчивают есть – Луиза, к великому торжеству Эми, едва притрагивается к макаронам с сыром – Майк велит девочкам пойти помыть руки, и я говорю Джейкобу сделать то же самое.

– Послушай, – говорит Майк, как только они выходят из-за стола. – Я, и правда, думаю, что ты должна рассказать Каллену как можно скорее. Станет только хуже, если кто-то узнает раньше него, и он услышит об этом из вторых рук.

– Я собиралась позвонить Элис сегодня вечером, – признаюсь я. – Но сначала я хотела узнать что-нибудь о нем, чтобы поговорить потом с Джейкобом.

– Что узнать? – спрашивает Майк, поглядывая на дверь уборной.

Я прослеживаю за его взглядом и с благодарностью обнаруживаю, что обе двери все еще закрыты.

Понимая, что времени у нас мало, я перехожу сразу делу.

– Он женат? – спрашиваю я.

Майк прищуривается.

– Это имеет значение?

– Да, я хочу рассказать Джейкобу как можно больше о его отце, и если у него есть жена и другие дети, Джейкобу нужно об этом знать.

Майк кивает, и мое сердце пропускает удар, но потом он мотает головой.

– Я не думаю, что он женился или заводил детей снова. Я точно не видел никаких фотографий или упоминаний в статьях, которые читал. Как я и говорил, ты, наверное, могла бы найти все, за исключением его адреса и номера телефона, на гугле, – пренебрежительно сообщает он.

Теперь в его голосе слышится горечь, и я слегка касаюсь его руки пальцами. Он удивленно вскидывает взгляд.

– Я сожалею, что не рассказала тебе правду тогда. Или когда вернулась сюда на прошлой неделе. Ты всегда был мне хорошим другом, Майк, и я пойму, если ты не захочешь теперь со мной связываться.

Его глаза взволнованно распахиваются.

– Черт, нет! – шикаю я. – Я не это имею в виду, я имею в виду, как друг. Это все, чего я хочу, я не…

Его щеки слегка заливает краска, невольно напоминая мне о том, как я дразнила его, когда мы были младше. Напряжение покидает его, и выражение его лица смягчается.

– Ты заставила меня поволноваться, – усмехается он, но усмешка быстро спадает с его лица, и оно снова приобретает серьезное выражение. – Слушай, тебе будут нужны все друзья, которых ты сможешь найти, Белла. Я знаю, ты, возможно, так не думаешь, судя по моим словам, но я рядом, – он похлопывает меня по руке. – Как друг.

– Спасибо, Майк, – шепчу я.

Он дает мне массу пищи для размышлений, которую я отталкиваю на задворки сознания, когда дети возвращаются к столу. Я жалею, что сказала Джейкобу о парке развлечений, когда он говорит мне, как ему не терпится туда пойти. Все, чего я хочу, это поскорее отвезти его домой и придумать, как я придам хоть какой-то смысл всей этой неразберихе.

Меня накрывает волна сожаления, когда я думаю о том, как много ошибок я совершила, и как каждое решение, которое я принимаю, усложняет все еще больше. Я сожалею, что много лет назад убежала от своих проблем, сожалею, что хранила все в тайне. Боже, быть может, я даже жалею, что вообще вернулась, но что сделано, то сделано, и я должна быть достаточно сильной, чтобы справиться со всем, что меня ждет.

Мы идем к выходу, когда Майк вдруг понимает, что Луиза оставила куртку на стуле. Я говорю ему, что подожду его снаружи. Чувствуя, что мне не помешало бы глотнуть свежего воздуха, я жалею, что ресторан находится в торговом центре.

Я выхожу в переполненный центр. Люди снуют во всех направлениях, и погруженная в мысли, я натыкаюсь на кого-то, и я моя сумка слетает с плеча. Я беспомощно смотрю, как ее содержимое рассыпается на блестящий пол. Опустившись на колени, я торопливо собираю вещи, прекрасно зная, что в любой момент кто-нибудь может наступить мне на пальцы.

– Черт! – ворчу я, когда помада, которой я даже не пользуюсь, катится прочь от меня, и тянусь, чтобы поймать ее.

Люди, кажется, совсем не обращают на меня внимания и не уходят с дороги, пока я ползаю по полу, собирая свои вещи.

– Мам, – зовет Джейкоб, хлопая меня по спине, пока я осматриваю пол на случай, если пропустила что-нибудь.

– Дай мне секундочку, милый, – отвечаю я, раздраженная тем, что люди пинают мои вещи прочь от моих рук.

Я хватаю расческу, за мгновенье до того, как ее чуть не раздавила огромная мужская нога. Я бросаю на него сердитый взгляд, но он даже не замечает меня, проходя мимо.

– Мам! – шипит Джейкоб чуть громче.

– Я почти закончила, Джейкоб, – огрызаюсь я.

Он тянет меня за воротник, и, подняв взгляд, я вижу, что он смотрит куда-то влево от меня.

– Мам, почему эта женщина так на меня смотрит?

– Какая женщина? – озадаченно переспрашиваю я, оглядывая пол в последний раз, прежде чем встать на ноги.

– Она, – говорит он, указывая на нее.

Я прослеживаю за его взглядом, и кровь застывает у меня в жилах.

Не дальше трех футов от нас стоит Элис. Ее глаза широко распахнуты и в полнейшем изумлении смотрят на Джейкоба.

Меня накрывает паника. Сердце подскакивает к горлу, когда я вижу, как ее рот шокировано распахивается в форме буквы «О», а в ее глазах отчетливо отражается узнавание.




Перевод: RebelQueen
Редактура: Rob♥Sten

Вот так вот, дров наломали оба, а грязью облили только Беллу... И встреча с Элис произошла раньше, чем хотелось бы, и не в самый подходящий момент. Ждем бури в следующей главе? Или обойдется? ;)



Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-9785-6
Категория: Наши переводы | Добавил: RebelQueen (16.02.2012)
Просмотров: 4519 | Комментарии: 37 | Теги: Secrets and Lies


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 371 2 »
0
37 pola_gre   (05.11.2016 16:47) [Материал]
Ну что ж, она всё равно собиралась звонить Элис dry

Спасибо за перевод!

0
36 prokofieva   (04.01.2016 13:48) [Материал]
Беда , не приходит , одна . Спасибо за главу и перевод .

0
35 Alise_Callen   (06.06.2015 08:19) [Материал]
Эдвард козел в любом случае! Решил со своей семьей все свалить на Беллу! А сам такой невинный, совратили его!

0
34 НастяП   (01.08.2014 02:53) [Материал]
Спасибо за главу.

0
33 Pest   (14.06.2014 15:19) [Материал]
спасибо за главу!

0
32 Alex@   (21.01.2014 23:18) [Материал]
Эдвард сам виноват, что поверил в сплетню.. Беллу можно понять..
Спасибо за перевод)

0
31 aniuta4ka94   (20.07.2013 23:59) [Материал]
Благодарю

0
30 GASA   (03.04.2013 23:58) [Материал]
называется- приплыли,проблемы посыпались как из рога изобилия

+1
28 Dina22Rika   (09.11.2012 04:18) [Материал]
Спасибо за главу.Поступок Эдварда меня разочаровал и разозлил.Он повёл себя как самый настоящий трус.Какое он имеет право предьявлять ей какие-то претензии если он игнорировал все её звонки и сообщения.Он просто сбежал и оставил её одну разбираться со всей этой мерзостью в которой её обвиняли.Она прямо такая коварная соблазнительница,а он белый и пушистый невинный маленький мальчик.Единственное мне кажется она была не права,что подтвердила их отношения.Просто его наверное и посадить могли.Она на тот момент скорее всего была несовершеннолетняя.Правильно она сделала,что уехала.Пусть ещё скажет спасибо что Чарли его не кастрировал.Не понимаю за что на неё ополчилось всё семейсво и даже Эллис отвернулась,и как она после этого может её в чём то обвинять.

0
29 GASA   (03.04.2013 23:54) [Материал]
а я с вами согласна,сладку ягоду рвали вместе,горьку ей пришлось одной

+2
27 Ellisha   (02.10.2012 17:15) [Материал]
Капец. Ну и жесть. Недаром Ирина родила мертвого ребенка после всего пережитого. Еще одна сломленная жизнь. У Беллы за плечами любовь, у нее родился сын и, судя по всему - есть перспектива. А там - предательство, обман, разрушенная семья, мертвый ребенок и рана на всю жизнь. И любовь всегда права. Тому ребенку, которого ему не удалось угробить, Эдвард будет замечательным папашей. То, что не в фокусе сюжета, по-моему, более трагично, чем то, что в фокусе.

0
26 ღSensibleღ   (01.08.2012 01:44) [Материал]
спасибо большое за главу!!

0
25 ТусяNN   (22.07.2012 03:03) [Материал]
жду продолжения......

0
24 choko_pai   (14.04.2012 20:26) [Материал]
спасибо happy

0
23 Tanya21   (31.03.2012 10:24) [Материал]
Спасибо за главу.

+3
22 case   (02.03.2012 21:25) [Материал]
Думаю, что нам пока рассказана не вся история из прошлого... Так что обвинять Калленов рано. Что Белла наговорила им при расставании?
да, вот и первая встреча икс! Жду продолжения с нетерпением!
Спасибо! happy

0
21 =AmegA=   (27.02.2012 15:52) [Материал]
спасибо за главу!=)

0
20 dasik   (21.02.2012 02:46) [Материал]
спасибо за перевод! smile

+1
19 Stervochk@   (19.02.2012 21:30) [Материал]
Спасибо за новую главу!!! перевод замечательный!!! вот и приподнялась завеса прошлого, да уж история из не из тех которые быстро забываются, думаю у Беллы получиться справиться!!! wink и вот как всегда то что мы не ждем случается в самый подходящий момент!!! wink

+1
18 cat7496   (18.02.2012 12:17) [Материал]
Спасибо большое за главу!!!!!!!Теперь мы знаем часть истории,со стороны Беллы cry Очень хотелось бы узнать что происходило с Эдвардом все то время???

0
17 СлАсТиК   (18.02.2012 00:11) [Материал]
ух, спасибо за новую главу smile

0
16 MrsPaul   (17.02.2012 22:37) [Материал]
Большое спасибо за главу! happy

0
15 Lenori   (17.02.2012 11:33) [Материал]
Спасибо, все великолепно!

0
14 Bella_Ysagi   (17.02.2012 03:06) [Материал]
Спасибо за новую главу!

-1
13 TashaD   (17.02.2012 01:52) [Материал]
Хлопай глазками, Элис, хлопай! Вот уж ничуточки мне не жаль ее чувств, как и всего семейства Калленов! Хочется только надеяться, что они не посмеют предъявлять ей претензии после того, как вышвырнули из своей жизни и облили грязью! cool
И я бы с удовольствием посмотрела, как репутации Эдварда будет нанесен ущерб!
Вот только как уберечь от всего этого Джейка...
Спасибо большое за продолжение!

0
12 verge   (17.02.2012 00:32) [Материал]
потрясающе, ждем продолжения!!!

0
11 mia138   (17.02.2012 00:08) [Материал]
спасибо!!!

0
10 ССღ   (16.02.2012 23:58) [Материал]
Я ужасно зла на Эдварда! angry Бросил девчонку на растерзание всего города, а сам быстро смылся!
Спасибо за шикарный перевод! smile

0
9 Luina   (16.02.2012 23:49) [Материал]
хочу бурю))))

0
8 Edera   (16.02.2012 22:46) [Материал]
Спасибо за главу!

-1
7 TeraEl   (16.02.2012 22:32) [Материал]
Классная главка. Но если Эдвард будет сердиться из-за того что она не сказала про сына я его убью. Он сам виноват. Да и еще бросил ее. Козел. С нетерпением жду проду:):):)

1-30 31-36
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: