Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1627]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [8]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4847]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2392]
Все люди [15121]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14328]
Альтернатива [9019]
СЛЭШ и НЦ [8963]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4352]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вопреки
Дворцовые страсти,интриги,сплетни, потери и истинная любовь,которая возможно переживёт все невзгоды в декорациях Англии XIX века.

Летний фанфик-фест "Summertime", второй этап - разбор заявок и исполнение!
Лето в самом разгаре, а значит, пришло время для солнечного фанфик-феста, в котором смогут принять участие все пользователи нашего сайта!
Истории принимаются в четырех категориях:
- Сумеречная сага
- Другие фандомы
- Собственное
- Переводы

Разбор заявок и исполнение продлится до 5 сентября.


Крылья
Кирилл Ярцев - вокалист рок-группы «Ярость». В его жизни, казалось, было всё: признание, слава, деньги, толпы фанаток. Но он чертовски устал, не пишет новых песен. Его мучает прошлое и никак не хочет отпускать.
Саша Бельская работает в концертном агентстве, ведет свой блог с каверзными вопросами. Один рабочий вечер после концерта переворачивает ее привычный мир…

Мелодия сердца
Жизнь Беллы до встречи с Эдвардом была настоящим лабиринтом. Став для запутавшейся героини путеводной звездой, он вывел ее из темноты и показал свет, сам при этом оставшись «темной лошадкой». В этой истории вы узнаете эмоции, чувства, переживания Эдварда. Кем стала Белла для него?

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Жертва... или хищник?
И вот, я осознал, что уже достаточно далеко. Ни одной чужой мысли не звучало в моей голове. Я быстро поставил свою драгоценную ношу на землю, ещё раз вдохнул аромат, лишаясь последних остатков здравомыслия, и наклонился туда, где под нежной кожей призывно пульсировала жилка… МИНИ, ЗАКОНЧЕНО.

Одна такая
- Нет, - пораженно выдохнул Стефан, взирая на перепачканное кровью лицо любимой. – Нет, - громче выпалил он, словно раньше не понимал, на что на самом деле может быть
способен его злой брат.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!



А вы знаете?

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие жанры литературы вам ближе?
1. Любовный роман, мелодрама
2. Фантастика, фэнтези, мистика
3. Детектив, военные, экшен
4. Драма, трагедия
5. Юмор, комедия, стеб
6. Сказки, мифы
7. Документальные труды
Всего ответов: 439
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Фанфик-фест

Pas de Trois | Па-де-труа. Сорок третья глава (последняя)

2019-8-25
16
0
- Мы должны были заметить, что слишком тихо! – воскликнула я, когда мы побежали по коридору. Пуанты я держала в руках. Вокруг никого не было – все вышли на сцену для первой картины. Или даже уже заканчивали её. Мы понятия не имели, сколько времени прошло с начала представления.

- Мне следовало обратить внимание, что лампочка не горела! – ответила Элис. – Кто же это сделал?

Пытаясь отдышаться, я покачала головой:
- Понятия не имею. – Я подумала, что аппарат могла нечаянно отключить Таня, двигая стул возле селектора, но нельзя исключить и другие варианты. Джейкоб тоже мог ворваться в грим-уборную…

Мы свернули за угол и оказались перед дверью на сцену. Из неё как раз выходили крестьяне, а также слуги Монтекки и Капулетти в своих красных и синих ливреях.

- С дороги! – закричала Элис, и мы протиснулись сквозь эту толпу. Первая картина закончилась, и это означало, что мой выход уже очень скоро. Мы прорвались сквозь группу танцовщиков в тёмные и тихие кулисы. – Что сейчас? – спросила Элис одного из рабочих сцены, пока я быстро натягивала пуант и завязывала ленты на узел, оставив их кончики свободно висеть.

- Меняем декорации на сцену в спальне.

- Чёрт! – выругалась я, и в одном пуанте бросилась в правое крыло кулис. На сцене было темно, и это затрудняло поиск нужной мне кулисы. Вот она! Самая задняя!

Я побежала вперёд и налетела на кого-то высокого и крепкого.

- Сегодня ты на сцену не выйдешь, - сказал Сет, всё ещё одетый в костюм крестьянина. Я посмотрела на его суровое лицо, едва видное в тусклом свете лампы, горевшей в противоположной кулисе. Решительный взгляд, руки сложены на груди…

- Что ты делаешь? – задыхаясь, спросила я, пытаясь оттеснить его в сторону. Но потом заметила, кто стоит позади него. Леа. Одетая в моё бальное платье, она нервно разминала ступни, уставившись на сцену, куда вывозили последний реквизит. – Леа! – прошипела я. – Что, чёрт возьми, ты вытворяешь?

Она посмотрела на меня, и я увидела, что её лицо грубо загримировано.
- Делаю всё, чтобы вы не победили.

- Но ты же не знаешь партию! – недоверчиво воскликнула я. – Ты не можешь это танцевать! Тебя выкинут из проекта!

- Плевать, - огрызнулась она. – Лишь бы угробить это представление и вернуть Джейкобу его роль.

- Которой он достоин, - добавил с усмешкой Сет, по-прежнему не позволяя мне пройти.

Я повернулась, чтобы найти обходной путь и позвать кого-то на помощь, но Адела, Дэнни, Дэмьен, Пол и Робби уже блокировали проход позади меня. Это крыло было частью декораций – стены были не матерчатыми, а деревянными.
- Вы совершаете ошибку, - безнадёжно сказала я.

Сет покачал головой:
- Мы Королевский клан. Мы заботимся о своих.

- Это не поможет!.. – начала было я, но тут же замолчала, увидев, что включается сценическое освещение.

- Поехали… - прошептала Леа, потряхивая руками и ногами. Атлас и кружева моего бального платья засверкали в тёплом свете прожекторов.

- Джейкоб этого не одобрил бы! – воскликнула я. – Он не захотел бы, чтобы вы всё испортили ради него! Я знаю, вы любите его. Я… - я посмотрела на Сета, и меня внезапно осенило, что он тоже любит Джейкоба. – Пожалуйста, не делайте этого.

С ухмылкой, такой похожей на ухмылку Джейкоба, Леа посмотрела на меня и шагнула к выходу на сцену.

- Леа! – донёсся до меня чей-то крик с другой стороны кулисы. В следующую секунду тощая растрёпанная Лорен за руку втащила Леа обратно и поглядела на неё без малейшего страха:
- Если вы не отпустите Беллу, я расскажу Кайусу и Карлайлу, как вы с Джейкобом заставили Шарлотту уйти из школы.

- Что? – переспросил Сет, а я воспользовалась его изумлением, чтобы проскользнуть у него под рукой. Уже зазвучала музыка, светлая и радостная.

- Нет! – крикнула Леа, хватая меня, чтобы я не могла пройти.

- Шарлотта пообещала подтвердить всё директору, - торопливо продолжила позади нас Лорен. – Кайусу придётся исключить Джейкоба без всякой квалификации.

Леа всегда была крепче меня – и в эту минуту сжимала мою руку так, что её ногти впивались мне в кожу.
- Ему это и не нужно.

- Теперь нужно, - задыхаясь, возразила я. – И ты это знаешь. С его репутацией он нигде не получит работы.

- Ты положишь конец его карьере, - сказала Лорен. – Отпусти Беллу. Сейчас же!

И я почувствовала, что свободна. Приняв решение за долю секунды, я сдёрнула с ноги пуант, слыша треск рвущихся лент.

«Дыши! – приказала я себе и наполнила лёгкие воздухом. – И на выход!»

Я так много потеряла за последние несколько месяцев. Кое-что удалось обрести снова. Кое-что ещё можно было открыть повторно, и я об этом молилась. Кое-что ушло навсегда. Белла Свон из Force, которая шла когда-то по замощённому брусчаткой проезду с намерением развлечься своим любимым занятием, которая влюбилась в парня, даже не поговорив с ним, и которая хотела всего лишь танцевать свободно – её больше нет. Её нет, потому что я видела ужасное предательство – парней и отцов, друзей и учителей. Я видела ненависть без примесей, в самой сильнодействующей её форме. И видела, как любовь может разрушить жизнь и восстановить её.

Но в тот момент, шагнув под свет прожекторов, я уже знала, что потери позволили мне и обрести что-то взамен. То, что всегда сослужит мне хорошую службу. Понимание, что я могу быть кем угодно. Девушкой Эдварда, Алой, третьекурсницей Force, безумно влюблённой девочкой-подростком. Обременённым техникой танца роботом и беззаботной легкомысленной танцовщицей. Настоящей стервой и человеком, способным прощать. Отстающей студенткой и первой ученицей. Моя натура, как и у большинства людей, полна противоречий. И только с этим пониманием, которое снизошло на меня в такой критический момент, я пришла к осознанию того, что поступок Леа не в состоянии был повлиять на меня. Никоим образом.

Я могла стать кем угодно – подобно художнику, выбирающему определённый оттенок на своей палитре. Теперь я стала сильнее – мне не требовалось смешивать краски, чтобы получить нужный цвет.

Я сосредоточилась на том, что рассказал мне тогда в кафе Карлайл. Что Джульетта – глупая беспечная четырнадцатилетняя девчонка, которой море по колено, но страстная во всём, что она делает, и именно поэтому Ромео сможет так быстро покорить её. Она вкладывает душу буквально во всё, упорная и не знающая запретов, выросшая на волшебных сказках и увлечённая любовными романами.

И я беззаботно стряхнула с себя все шрамы этого дня. Грусть, предательство и даже глубокое и такое желанное тепло от возвращения Эдварда. Сбросила воспоминания о тысячах репетиций. Блокировала ощущения от поцелуев и объятий, от пальцев Леа, царапающих мою кожу, от пота на лбу. А вместо этого извлекла из памяти то, что больше всего подходило к описанию, сделанному Карлайлом – мой первый день в Force, когда минутный танец Эдварда заставил меня влюбиться в него, а несколько язвительных слов Тани – навсегда возненавидеть её. Когда мне мгновенно понравилась Анжела, а Лорен сразу вызвала острое недоверие. В то время я не задавалась вопросами. Просто чувствовала.

И к этому я добавила все впечатления, которые получила тогда от любви – загадочной и грандиозной. Потому что танец Джульетты именно об этом. Это её легкомысленное и потрясающее представление о любви.

В порыве этого легкомыслия я выбежала на сцену, чувствуя, как юбка развевается вокруг ног, воспринимая мир словно одно фантастическое приключение, ожидающее возможности предстать передо мной. Я закружилась, а когда подняла взгляд, огни рампы как будто вертелись вместе со мной. То, что я была без пуантов, заставляло меня чувствовать себя не столько танцовщицей, сколько юной девушкой, не обращающей внимание на приличия. Улыбки вряд ли хватило бы – мне хотелось рассмеяться!

И один смешок всё-таки сорвался с моих губ – когда я увидела, как Эммет и Элис торопливо выталкивают из-за кулис Розали в костюме кормилицы, небрежно наброшенном поверх её обычного костюма проститутки. Я вспомнила, как впервые увидела её тем же вечером первого дня – какой властной она выглядела. Да и все они казались мне тогда недосягаемыми и неподражаемыми исполинами. А сейчас она скромно сидела в кресле и сварливо поглядывала на Эммета из-под слегка сползающего на глаза головного убора.

Я улыбнулась, подбежала и наклонилась, чтобы чмокнуть её в щёку, подняв назад прямую ногу. Розали сердито вскочила, сделав это так, чтобы у меня была возможность выдернуть из её рук плюшевого мишку.

Потом, быстро показав Розали язык, я со смехом отбежала, кружась и высоко поднимая медведя.

Она прищурилась, глядя на меня, но я поняла, что она сознает, насколько я в образе. Розали Хэйл, конечно же, никто не превзошёл бы на кастинге. И, к моему удивлению, она была чрезвычайно убедительной в роли кормилицы – я чуть не поверила, что она набрала фунтов пятьдесят и стала на двадцать лет старше. Она неуклюже поспешила ко мне, схватившись за больную поясницу, и потянулась за медведем, но я ловко отпрыгнула в сторону.

Дразня её, я перебежала обратно к креслу и страстно поцеловала мишку, наслаждаясь этой игрой. Розали рассерженно вздохнула и суетливо заторопилась за мной, вытянув вперёд руки, пытаясь урезонить меня с той дружеской бесцеремонностью, какой мы с Леа никогда не могли достичь. А ведь кормилица и Джульетта, как сказал мне Карлайл, действительно должны быть лучшими подругами. Когда эти роли играли мы с Леа, публика, вероятно, оставалась в полном убеждении, что она моя жестокая гувернантка, которую я ненавижу.

Я прижала медведя к груди, и теперь мы с Розали стояли друг напротив друга возле кресла. Она всё ещё пыталась уговорить меня. И ко мне пришло новое воспоминание – о том, как в детстве я иной раз слишком увлекалась, играя с отцом, и он даже отчитывал меня, когда я не понимала, что уже пора остановиться. Теперь же я убежала из-за кресла и устремилась дальше, прямо как тогда, высоко прыгая от радости, а Розали сложила руки в отчаянной мольбе.

Решив поиграть во что-то новенькое, я отбросила медведя и, схватив кормилицу за руки, закружилась вокруг неё, словно она Джек, а я Роза и мы танцуем на «Титанике» - как романтично! Она отчаянно пыталась удержать на голове свой тюрбан, а я вращала её всё быстрее.

Но тут раздались звуки фанфар, заставившие нас с ней замереть на месте. Безупречно рассчитав время, Розали схватила плюшевого мишку и сунула его себе за спину, а я незаметно протянула руку позади неё и ухитрилась поймать одну из медвежьих лап. Поэтому, когда Джаспер и Элис царственно вошли в двери моей спальни, публика громко хохотала над нашим с Розали тайным «перетягиванием каната».

Вести себя с Джаспером, как с отцом, было нетрудно. Я всегда была ближе к Чарли, а Джаспер стал свидетелем того, как я хлебнула горя, и всегда сохранял спокойствие и постоянство. Позволив Розали завладеть наскучившим медведем, я подбежала к Джасперу и с жаром обняла его, едва не вынудив потерять равновесие.

Важный вид Элис заставил меня забыть, что это моя лучшая подруга, и я решила, что Джульетте ближе её могущественный любящий отец, чем холодная элегантная мать. Мы обменялись с ней вежливыми поцелуями в обе щеки.

Снова вошёл Джозеф, и я тут же вспомнила свой страх перед прикосновениями Майка на первом занятии по парному танцу. Тогда я была совершенно неопытной в этом отношении, а он действовал с излишним энтузиазмом.

Помни, что в жизни Джульетты не было мужчин, кроме её отца и двоюродного брата, Тибальта. А теперь они ожидают, что она просто примет Париса в качестве своего мужа.

Я почувствовала нервный спазм под ложечкой. Джозеф протянул мне руку, и я приняла её, испытывая тошноту от касания его пальцев. А потом он поднёс мою руку к губам. Я вздрогнула, когда он поцеловал её, и как только отпустил, испуганно отбежала на цыпочках и спряталась за спиной у верной и надёжной Розали. Отсутствие пуантов начинало немного мешать – трудно было успевать за музыкой, одновременно стараясь не поскользнуться. Но я понимала, что любую неуклюжесть можно оправдать качествами моей героини – хотя бы на время этой сцены.

Джаспер настойчиво подводил ко мне Джозефа – как когда-то Эдвард легкомысленно согласился, чтобы моим партнёром был Майк. Я прижалась сзади к Розали, спрятав лицо в её шали. Но даже она не могла ослушаться приказа Джаспера и вынуждена была вытащить меня из моего убежища.

Джозеф снова предложил мне руку. Но на сей раз, едва коснувшись её, я решила, что с меня хватит – ощущение было уж очень необычным. Я снова обежала свою спальню, взлетая в воздух отчаянными прыжками – теперь уже просто чтобы ощутить хоть что-то привычное вместо незнакомых и странных прикосновений Джозефа.

Наконец Джасперу и Элис пришлось сдаться и увести Джозефа прочь. Розали торопливо подошла ко мне, стоявшей с несчастным видом посреди комнаты. Она нежно положила руки мне на плечи, а потом, движением, которое мы с Леа даже не пытались попробовать, настолько странным оно казалось, она указала на мою грудь. Я с наивным видом посмотрела вниз и внезапно осознала, что превращаюсь в женщину.

Прожектора погасли, оставив нас в этом положении. Мы быстро выскользнули со сцены.

- Это было весело, - неожиданно сказала Розали и перед тем, как уйти за сцену, подарила мне редкую улыбку.

Прожектора быстро вспыхнули для следующей картины. Я знала, что Эдвард, в маске и плаще, уже выбегает на сцену с противоположной стороны, но мои пуанты всё ещё были где-то за кулисами и я знала, что один из них требует серьёзного внимания. К счастью, Элис успела опередить меня и уже сидела в только что унесённом со сцены кресле, втыкая иголку в атлас.

- Спасибо, - выдохнула я, только сейчас понимая, насколько запыхалась.

- Леа оставила тебе твоё платье, - сказала она и кивком указала туда, где оно лежало на полу, скомканное.

- Прости, - пробормотала я, торопливо переодеваясь. – Я отвлекаю тебя от роли…

- Ты в образе, - ответила она, оторвавшись от шитья, чтобы застегнуть мне «молнию». – Не выходи из него, сегодня твой спектакль.

Я кивнула и, положив руки на талию, начала ходить взад-вперёд, пытаясь отдышаться и слушая музыку. Ромео и его друзья уже пробрались на бал, чтобы он мог хоть мельком увидеть свою обожаемую Розалину. Как и я, он безрассудно последовал за своим сердцем - прямо в дом врага.

К моменту, когда я надела свои отремонтированные пуанты и пробежала за сценой в нужную кулису, до моего выхода оставались считанные секунды. И вот я вышла, ведя за собой два ряда танцовщиц. Но это были не просто танцовщицы, а мои подруги, с которыми я общалась, исполняя свое соло. Они были одеты в такие же короткие платья, как и моё, и казались совсем юными и свободными по сравнению с богато разодетыми дамами, которые уже находились в бальном зале. Я всё ещё находилась в собственном маленьком мире любовных романов и беззаботности, и меня не беспокоило, что рядом были все эти официально выглядевшие люди. Я не чувствовала их оценивающих взглядов, точно так же, как не волновалась по поводу реакции зрителей, танцуя на ревю. К тому же старики такие скучные.

Приближалось окончание моей вариации. Я не могла сдержать нервного трепета в животе, выполняя последнюю цепочку вращений. Шаг на пуанты, поворот, юбка взметнулась, потом опустилась – и внезапно передо мной оказался потрясающий, высокий и красивый незнакомец, зелёные глаза которого посмотрели на меня в упор из-под простой чёрной полумаски.

Мои губы приоткрылись, я замерла посреди очередного оживлённого движения, чтобы посмотреть на этого парня, заставившего всё вокруг нас исчезнуть. Моё сердце глухо забилось, словно впервые. Словно всё, что было прежде, стало теперь допотопным и жалким – поблекло по сравнению с яркими изумрудами его глаз. В моей памяти не было никаких конкретных воспоминаний на этот случай. Потому что я всегда смотрела на Эдварда с таким чувством. С самого первого раза, когда увидела его в той студии, и до той секунды, когда он вошёл в Аро в первый день сборов, а с того времени до момента, когда я плакала в его объятиях в аэропорту, я всегда была во власти любви к нему, открытой на обозрение всему миру.

Когда одна из девушек выступила вперёд и протянула мне лютню, я с трудом очнулась от магии его взгляда, взяла инструмент и застенчиво села. Потому что ни один из множества любовных романов не подготовил меня к чувствам, которые сейчас бурлили во мне. И дело было не только в его взгляде, но и в росте, в телосложении – в том, как он возвышался надо мной, в его рельефных сильных мышцах и широкой грудной клетке. Всё в нём кричало, чтобы я бежала прочь… и чтобы ни в коем случае не отпускала его – в одно и то же время.

А потом я села на свой низкий табурет и принялась перебирать струны, играя искрящуюся весельем мелодию. Мои оживлённые и милые подруги, кружась и подпрыгивая, начали танцевать под этот аккомпанемент.

Но тут сквозь два ряда танцующих девушек прошёл он, поднял ногу в идеальный арабеск и протянул ко мне руки, не сводя взгляда с моего лица. Но стоило мне взволнованно посмотреть на него - и губы его тронула улыбка, он взмахнул руками и начал поворот на полупальцах, ни на мгновение не изменив положение поднятой ноги при этом великолепном пируэте, словно он, как и я, был захвачен таким же неудержимым вихрем эмоций. Завершив вращение, он опустил ногу и снова посмотрел на меня. Я всё ещё играла, стараясь не показать, что дышу в три раза чаще. И он продолжил свой танец, демонстрируя силу, владение собой и такие чувства, которые ошеломляли всех, кто был на этой сцене.

Подобно Ромео, наконец-то нашедшему свою любовь, Эдвард снова нашёл свою свободу – боль, мешавшая ему танцевать как когда-то, теперь ушла, зато счастье, и вдохновение, и чистая радость, казалось, били ключом в каждом его движении, заразительные и неиссякаемые. Джейкоб со своими «почти совершенными» линями и техникой мог завладеть взглядами, но власть Эдварда была сильнее – своим танцем он покорял сердца людей и управлял их эмоциями, погружая зрителей в тревогу или восторг, которые испытывал сам.

Снова оглянувшись на меня, он начал последнюю серию пируэтов. Мышцы на его бёдрах рельефно обозначились под белыми лосинами, на лбу появились бисеринки пота. Продолжая играть, я бросила на него отчаянный взгляд. Но и он почувствовал, что с него хватит, и направился ко мне.

«Продолжай играть, - приказала я себе, когда он приблизился, и решительно уставилась в пространство. Видя это, он обошёл вокруг меня. Я ощущала на себе его пристальный взгляд… слышала его затруднённое дыхание и чувствовала каждое его движение как легчайшее дуновение мне в затылок. Я знала, что он задаётся вопросом: «Почему бы и нет?» И он несомненно был нужен мне…

Но потом вернулись мои подруги и вовлекли его в общий танец. Он послушно поднимал и вращал их, но взгляд его постоянно – постоянно – возвращался ко мне. Подобно тому, как кто-то старается говорить громче, когда в комнату входит предмет его влюблённости, этот парень танцевал для меня. Для меня!

Правда, довольно скоро, нарушив приятную атмосферу бала, ввалился Эммет – из-за чего Джульетта оказалась отделённой от парня в полумаске толпой недовольных аристократов.

Но потом бальный зал начал пустеть. Эммет подал Эдварду знак, что времени у него немного. Уже выходили последние пары, а я наблюдала, как Эдвард с надеждой ищет меня взглядом и наконец направляется в мою сторону. Я не могла ждать – тоже побежала к нему… и резко остановилась, когда мы оказались в полуметре друг от друга. Что мне делать? Он явно испытывал ко мне те же чувства, что и я к нему, но… но что дальше?

А потом он робко потянулся ко мне и, едва касаясь, провёл ладонью по моей руке от плеча до кисти. Я резко вдохнула от неожиданности при этом первом прикосновении, рассыпавшем искры по моей коже. Его пальцы дотронулись до моих, и сердце моё забилось быстрее. Я поспешно шагнула прочь, но он был настойчив – обхватив одной рукой за талию, а второй за бедро, он поднял меня, позволяя нам обеим – и мне, и Джульетте – воспарить к небесам, и я откинулась к нему, кладя голову ему на плечо.

На его шее пульсировала жилка, глаза его закрылись, и мы вращались, зачарованные друг другом… этим чувством… пока мелодия не изменилась, возвещая о приходе рассерженного Джерри.

Эдвард торопливо поставил меня на землю и, ещё раз напоследок сжав мою руку, выбежал из бального зала, встреченный в дверях Меркуцио и Бенволио.

Картина продолжалась, но сейчас мне хотелось только, чтобы она поскорее закончилась и я снова смогла оказаться в объятиях Эдварда.

Я убежала за кулисы, как только Парис позволил моим ногам коснуться земли. После немилосердного света прожекторов за сценой было очень темно. Я чувствовала, как ожидающие выхода танцовщики кордебалета похлопывают меня по спине, но почти не видела лиц, проходя мимо них. Мои грудь и шея покрылись испариной, а грим наверняка уже расплылся. Я подумала, что танцевать это по системе мсье Репина было бы легче, но теперь танец обрёл смысл. И всё же насыщение его эмоциями оказалось гораздо более утомительным, чем любые па.

Время летело незаметно – и вот я уже взбиралась по лестнице на мой балкон. Внизу я увидела собравшуюся в кулисах труппу, все хотели посмотреть самую значимую сцену во всём балете. Чувствуя трепет где-то в животе, я достигла верхней площадки. Зазвучала мелодия моего выхода… и я шагнула вперёд, к перилам, стараясь вдохнуть и пристально глядя на чёрный океан зрительного зала. Карлайл сказал, что это одно из моих самых слабых мест. Я и вообще никуда не годилась в те моменты, когда не выполняла достаточно трудных элементов, не говоря уже о ситуациях, где требовалось просто стоять без движения и играть свою роль. Помня его совет, я декламировала про себя: «Ромео, как мне жаль, что ты Ромео! Почему ты так недосягаем? Настолько выше меня? Третьекурсник, уже сейчас звезда, преподаватель, идеальный танцовщик?».

Эдвард появился из-за кулис в развевающемся чёрном плаще, проникнув в самое опасное для него место. Он танцевал внизу, выполняя великолепный овал идеальных высоких прыжков вокруг сцены. Во взгляде его читался восторг любви и танца – того, что было для него самым дорогим. Я почувствовала, как моё лицо расплывается в широкой улыбке, и поняла: в этом па-де-де мне не придётся много играть.

Когда он наконец остановился и протянул ко мне руку, я даже не вспомнила о своих страхах и ошибках времён нашей первой репетиции этого па-де-де с Карлайлом. Всё казалось правильным… естественным. Спорхнув по ступеням, я перепрыгнула последние три и легко приземлилась на пол сцены. И побежала, понимая, что он исчез. А потом кто-то схватил меня за руку – это был он. Я подошла ближе и поднесла его ладонь к своему сердцу, глядя ему в глаза. Мы замерли всего на мгновение, а потом выражение его лица стало дерзким.

Улыбнувшись, он отстранился и бросился в ещё одну серию гран жете и кабриолей вокруг меня, словно в бесконечную серенаду своих чувств (Прим.пер.: гран жете – прыжок в шпагат; кабриоль - один из сложных прыжков в классическом танце, когда одна нога подбивает другую снизу вверх один или несколько раз. Вот здесь танцовщик делает примерно то же самое, что Эдвард в этом эпизоде). В его лице и движениях было при этом столько мальчишества и свободы – качеств, которых я почти никогда не замечала в нём, учитывая, что мы с ним чуть ли не постоянно преодолевали какие-то проблемы. Но мне стало ясно, что это именно я заставляю его чувствовать себя так. Это согревало меня до глубины души, пока я только и могла, что танцевать, поднявшись на пуанты и позволяя Эдварду вращать меня всё быстрее… моя ночная рубашка летала вокруг ног, а потом он подхватил меня на руки, и я заскользила вдоль сцены, даже не касаясь её, рассекая воздух. Он опустил меня точно на пуант и предупредительно придерживал за талию, пока я наслаждалась каждым арабеском и аттитюдом, каждым движением, ощущая приятную непринуждённость танца с партнёром, который тонко понимает, как поддержать и помочь сохранить равновесие или продлить вращение – с учётом каждого крошечного изменения.

Ещё одна поддержка, и снова более высокая и прочувствованная, чем предыдущая, а потом он опустил меня вдоль своего тела. Наше дыхание смешалось. Наши губы – так близко… но эти чувства слишком сильны. И, как уже сделал однажды он, я повернулась и побежала обратно к лестнице.

Упав на колени, он протянул ко мне руку, останавливая меня. Не в силах противиться самой себе, я вернулась к нему. Он отчаянно обхватил мои бёдра, прижимаясь щекой к ткани моей рубашки, закрывая глаза, умоляя не уходить. Я почувствовала подступающие слёзы, внезапно сделавшие этот момент печальным. И поняла, что публика подумает, что мы осознаём: всё это реально – это не просто детская любовь. Он Монтекки… поэтому ничего не получится. Но когда Эдвард посмотрел на меня снизу вверх блестящими от слёз зелёными глазами, мне вдруг вспомнился последний взгляд на Force перед отъездом… Эдвард, стоявший в окне второго этажа. Это была его боль. То, что он на самом деле чувствовал тогда – мучительная потребность остановить меня. Он медленно встал во весь рост, продолжая неотрывно смотреть на меня, и нежно провёл большим пальцем по моей щеке. О, как я хотела поцеловать его. Это желание было таким непреодолимым, что только намертво вбитый в меня счёт голосом Джейкоба в моём мозгу заставил меня отстраниться, ещё раз вспомнив, что сейчас я робкая Джульетта, а не Белла, тосковавшая по истинной ласке после каждого фальшивого неискреннего поцелуя Джейкоба.

Танец продолжился, только когда Эдвард сломил моё сопротивление и отчаяние победило невинность. Он распростёр руки, и я устремилась к нему, но в последнюю секунду кинулась прочь, а он поймал меня и поднял высоко в воздух, вызвав выброс адреналина. С Эдвардом я даже не подумала колебаться – всё было совсем не так, как тогда с Джейкобом. Я доверяла Эдварду и когда он снова подхватил меня, поднимая надо всем миром. Я смотрела на сияющие надо мной огни прожекторов, словно это были звёзды, ласково глядевшие на нас. Эдвард перевернул меня, удерживая возле своей талии, и моя воображаемая вселенная осторожно вращалась, пока мы не сделали полный оборот. И снова мои пуанты коснулись земли, а он был так близко. Так близко…

…но я побежала на авансцену, мельком увидев взмахи дирижёрской палочки. Нет, нет! Я не могу поцеловать его! Но на этот раз Эдвард бросился за мной, схватил меня за руку и развернул к себе раньше, чем я успела подумать. Мы остановились, и он отпустил мою руку. Музыка умолкла. Па-де-де закончилось. Теперь мы просто девушка и парень. И хотя в этот момент ничего не происходило, я поняла, что пропала. Тяжело дыша, он шагнул ко мне. Я сделала шаг ему навстречу. Наши руки были опущены. Он медленно наклонился, и я видела теперь только его. Его губы прикоснулись к моим. Всего одно касание, а потом его руки подхватили меня, притянули ближе, и мы поцеловались. Мои пуанты едва доставали до пола. Я нерешительно положила ладони на его мускулистую спину, изо всех своих сил пытаясь остаться Джульеттой и позволить ему провести меня через новые для неё ощущения. Но это было пыткой – словно в любую секунду всё, что я пыталась удержать в наглухо закупоренном виде, могло просто прикончить меня. Я чувствовала, что он тоже сдерживается. Его руки крепко сжимали мои плечи, а рот оставался мучительно неподвижным, в полном соответствии со смущающими наставлениями Карлайла.

Слава Богу, музыка зазвучала снова, и я отстранилась, прижав ладонь к губам. Ошеломлённая, словно в полусне, я медленно поднялась по лестнице к себе на балкон. Он смотрел, как я ухожу, а потом повернулся лицом к залу. Приложил ладонь к сердцу и посмотрел вверх, на галёрку, настолько влюблённый, что не мог осознать, к чему это все приведёт. Но я видела другую его руку, сжатую в кулак за спиной, и понимала, что Эдвард всё ещё напряжён.

На сцене стало темно. Занавес закрылся – первый акт был закончен.

Я спускалась по приставной лестнице, и ноги мои дрожали. Собравшиеся в кулисах аплодировали, в зале, наверное, тоже, но я едва слышала их.

«Грим, - попыталась я напомнить себе. – Грим… грим-уборная…»

Я пошла по узкому переходу за сценой, освещённому слабым синим светом. И заметила бегущего мне навстречу Эдварда, только когда чуть не столкнулась с ним. Мы потрясённо уставились друг на друга, потом во мне всё вспыхнуло, и я открыла рот.
- Это было…

- Я знаю.

Устоять было невозможно – он прижал меня к холодной деревянной стене и жадно поцеловал, его руки обхватили мою талию, а мои – сомкнулись у него на шее, притягивая как можно ближе. Наши языки боролись друг с другом, ногти впивались в разгоряченную кожу. И когда мне пришлось судорожно вдохнуть, он начал целовать мою шею, щёки, ключицы, а я запустила пальцы ему в волосы, потом провела ладонями вниз по его спине.

- Не здесь, - выдохнула я, хотя снова пыталась вернуть его губы к своим.

- Когда? – с жаром спросил он, покрывая поцелуями мои губы, и поднял меня, а я обхватила ногами его талию.

- Позже, - простонала я, и в этот момент топот, а потом многоголосое девичье хихиканье вырвали нас из этого пламени страсти.

- Не обращайте на нас внимания, - воскликнула девушка, в которой я узнала студентку Force. В конце перехода собралась уже целая толпа.

Я взглянула на Эдварда. Он быстро понял, что всё ещё держит меня на руках. Мы неуклюже распутались и прижались к стене, чтобы пропустить мимо себя всю эту колонну.

- Грим, - пробормотала я в конце концов, нарушая наступившее испуганное молчание.

Эдвард смущённо кашлянул.
- Бандаж.

Кивнув, я осторожно прошла мимо него – ещё одно касание вне поля зрения заинтересованной публики могло стать роковым – и направилась своей дорогой.

Антракт продолжался полчаса, и двадцать минут из этого времени ушло у меня на то, чтобы замаскировать румянец, пробивавшийся сквозь тональный крем. К счастью, меня отвлёк стук в дверь. Вошёл улыбающийся Карлайл, с пиджаком, переброшенным через плечо.
- Époustouflante, Белла, - сказал он, обнимая меня. - Захватывающе. (Прим.пер.: Époustouflante – сногсшибательно, потрясающе – фр.)

- Спасибо, - ответила я, улыбаясь.

- Но где были твои пуанты в первой сцене?

Я опустила глаза и нервно сжала руки, вспомнив, что пыталась сделать Леа. Идея показалась мне нелепой – выйти на сцену, не имея представления о роли, просто чтобы погубить одну картину. Но это было и умно. Хелен и попечительскому совету нужен был крошечный повод – малейшая критика в одном из отзывов, – чтобы убедить всех, что Карлайл не способен руководить проектом. Он был бы смещён, проект закрыт, а мы с Эдвардом потеряли бы наши роли. В таком случае Эдварду по условиям контракта пришлось бы улететь в Лондон следующим же рейсом.

Однако Лорен, от которой я меньше всего этого ожидала, спасла ситуацию. И какое бы обещание она ни дала Леа, я должна была его выполнить.

- Прямо перед выходом порвалась ленточка, - пожав плечами, объяснила я Карлайлу. – Пришлось снять уже надетый пуант и танцевать разутой.

Он кивнул и похлопал меня по плечу:
- Ну, не думаю, что это снизило впечатление, мисс Свон. Уверен, что и следующий акт будет таким же великолепным.

/*/

На этот раз я постаралась занять своё место у сцены ещё до того, как прозвучал вызов для участников первой картины второго акта, и когда зрительный зал за толстым красным занавесом начал затихать, я проскользнула на сцену, туда, где стояла большая кровать с приподнятым изголовьем. Выглядевшая для публики удобной, она представляла собой просто могильную плиту, прикрытую белой тканью и подушками. Я легла и уставилась на металлические конструкции над сценой, а когда зазвучала увертюра, мне снова пришлось бороться со своими нервами.

- Извини! – прошептал Эдвард, подбегая с противоположной стороны и быстро приводя в беспорядок свою рубашку. Потом забрался на кровать и лёг рядом:
- Джейкоб оставил гримёрку в полном развале.

Я улыбнулась, поворачиваясь, чтобы посмотреть на него:
- Как будто твоя была бы не такой.

Он приподнял брови и наклонился ко мне, опершись на локоть и положив руку мне на талию:
- Представьте себе, я очень организованный танцовщик, мисс Свон.

Я с улыбкой уткнулась в изгиб его плеча:
- Как вам будет угодно, сэр.

Он начал было возражать, но мы услышали, что раздвигается занавес.

- Что я делаю вначале? – вдруг прошептал Эдвард, притворяясь, что проверяет, сплю ли я.

- Берёшь плащ и идёшь к окну, - сонно ответила я.

Я почувствовала прикосновение его улыбающихся губ к моему лбу:
- Спасибо.

Лёжа там и слушая лёгкие шаги Эдварда, я вспоминала, что он ведь ещё ни разу не танцевал весь балет – и вообще не репетировал его уже больше месяца. Он мог опираться только на то, что делал при нём Джейкоб. Да, я очень нервничала, но именно Эдвард на этот раз был менее опытным. И всё же он танцевал с уверенностью артиста, который знает, что любое выполненное им движение, верное или ошибочное, будет выглядеть идеально, если он вложит в него страсть. А её у Эдварда сегодня было сколько угодно.

Па-де-де в спальне быстро стало моим самым любимым, потому что здесь было достаточно просто праздновать нашу любовь друг к другу. Его многочисленные попытки уйти приводили только к тому, что я снова и снова тянула его прочь от распахнутого окна. Обнимая меня, он не мог устоять перед искушением – и целовал меня, прижимая к себе. А я просто хотела продолжать танцевать, позволяя ему вращать меня, и поднимать ввысь, и заключать в объятия.

Но солнце уже вставало. И все знали – публика так же хорошо, как и мы, - что это не может продолжаться. Ромео придётся уйти. Мои движения стали неистовыми. В последний раз он поцеловал меня, а я потянула его руки к себе на талию и поднялась в арабеск, вынуждая его поддержать меня – вынуждая его остаться. Он попытался отступить, протянув руку к небу, но я последовала за ним, встав на пуанты и обвивая его руку своей, возвращая её обратно к моей груди. Он не может уйти. Не может…

Эдвард поцеловал меня в щёку, вздрогнув от мучительной необходимости покинуть меня. Но я упала на пол, обхватив его ноги, умоляя. Эдвард посмотрел на небо в отчаянной молитве, его кулаки сжались, лицо болезненно исказилось. Точно так же он выглядел, когда пытался объяснить мне тот поцелуй с Таней. Тогда Эдварда поглотила боль от того, что он ранил меня, и сейчас происходило то же самое, когда я лежала у его ног, в слезах упрашивая его не уходить, а он знал, что должен уйти.

В конце концов он опустился на колени и поднял меня, я не падала обратно только потому, что меня удерживали его руки. Я пристально посмотрела на него и провела ладонью по его лицу, думая, что он, возможно, всё-таки останется… может быть, нам удастся продолжить танец?

И поэтому я повернулась, и прыгнула, и завертелась в пируэте, а потом, выходя из вращения, просто остановилась, силы мои иссякли. Я поднесла ладонь к груди. Кого я обманываю? Безусловно, он должен уйти. Нельзя ему мешать, иначе он умрёт.

Ромео заметил эту перемену во мне. Осторожно подойдя, он нежно повернул меня к себе. Обхватил моё лицо ладонями. В отчаянии я покрыла поцелуями его щёки и губы, охваченная такой же непомерной болью, как накануне вечером, когда я сказала ему уезжать в Лондон. Я так же хотела, чтобы Эдвард остался, как Джульетта – чтобы остался её Ромео. Наконец он крепко сжал мои плечи, а потом в последний раз поцеловал меня в губы.

После этого он оторвался от меня, подхватил свой плащ с пола и вылез в окно.

Это был последний раз, когда Джульетта видела его живым.

/*/

Уже переодевшись для финала, я провела остаток спектакля в кулисах, глядя, как Ромео узнаёт о смерти Джульетты и идёт покупать смертельный яд. Эдвард выполнял каждое движение этой трагической сцены так выразительно, что за кулисами никто не разговаривал – мы все смотрели, затаив дыхание, как он танцует последнюю вариацию, сжимая в ладони флакон. Рядом со мной стояла Элис, схватив за руку Джаспера, оба они следили за тем, как Эдвард вкладывает всю душу в завершающие движения своего соло. Мне повезло, что я могла просто увидеть такого танцовщика на сцене, не говоря уже о том, чтобы быть его девушкой и партнёршей.

Последняя сцена балета подошла удивительно быстро. Я лежала на могильной плите, слушая, как Ромео сражается с Парисом. Оба они, задыхаясь, отражали и наносили удары. Я подозревала, что Эдвард старается не вымещать всю свою ярость на бедном Джозефе, который, по вечному своему невезению, оказался Джейкобом в любовном треугольнике Ромео и Джульетты. Если не считать того, конечно, что Парис был всего лишь несчастным женихом, а не мерзавцем, который обдуманно встал на моём пути, чтобы уничтожить нас с Эдвардом.

Парис упал мёртвым на землю, открывая Эдварду дорогу ко мне, и мы начали своё финальное па-де-де.

Когда Эдвард исполнял его со мной в Сан-Франциско, главной идеей было понимание того, что нам никогда больше не быть вместе. Я оставалась с Джейкобом, всё ещё не простив Эдварда, а он знал, что уезжает в Лондон. Все наши невысказанные мысли были вложены в тот танец.

И поэтому мне казалось, что мы не сможем станцевать сцену смерти так же, как тогда. Но сегодня у нас ещё сохранялись воспоминания обо всей той боли – мы могли привлечь в свой танец многое, даже если раны уже слегка затянулись. Посмотрев вниз на моего красивого, совершенного Эдварда, я в последний раз провела ладонью по его лицу и позволила себе проникнуться не печалью, а надеждой. Надеждой на то, что у нас хватит сил, чтобы встретиться лицом к лицу с нашим будущим – в Лондоне, или в Штатах, или в каком-то другом месте, куда забросит нас жизнь. На то, что мы проведём вместе хотя бы остаток этого турне. Именно эти молитвы подпитывали последние секунды моей игры.

Зажав одной рукой рану на животе, я обвела пальцем контур губ Эдварда, а потом положила голову ему на грудь, в последний раз закрыв глаза.

Прозвучали заключительные ноты, и наступила абсолютная тишина. Занавес закрылся. По-прежнему ничего – ни слова, ни дыхания. Ни единого хлопка.

Я медленно подняла голову с груди Эдварда и нахмурилась, глядя на него. Он открыл глаза, его брови сошлись на переносице. Моё сердце билось всё чаще, меня сжигало нервное возбуждение. Что если им не понравилось? Что если Джейкоб победил?

Я посмотрела в кулисы. Все недоумённо озирались. Джейкоб тоже был там, он смотрел прямо на нас, скрестив руки на груди и ухмыляясь.

Эдвард сел, зло уставившись на него, и обнял меня за талию.

Джейкоб хохотнул и пожал плечами.

Я посмотрела на закрытый занавес, как будто могла каким-то образом увидеть сквозь него зрительный зал. Однако за занавесом было так тихо, что я даже не была уверена, есть ли там кто-нибудь.

Но потом я краешком глаза увидела, что Элис плачет, уткнувшись в грудь Джаспера. Эммет уставился в пространство, поглаживая щетину на подбородке, а Розали прикусила губу, сильно.

И тут через толпу в кулисах пробился Карлайл.

- Эдвард, - задыхаясь, прошептала я, потому что Карлайл улыбался. С горящими глазами он кивнул нам, послав мне воздушный поцелуй, а потом изумлённо покачал головой. После этого жестом показал, чтобы мы встали.

Недоумевая, мы поднялись на ноги. Карлайл махнул режиссёру сцены, который сказал что-то в свою гарнитуру. Моё сердце стучало теперь, как большой барабан – я чувствовала это. Мы с Эдвардом стояли, крепко взявшись за руки, чтобы волнение окончательно нас не доконало.

Занавес пошёл в стороны, в зале вспыхнул свет.

И в этот момент театр Civic взорвался приветственными криками трёх с половиной тысяч человек. Все они вскочили с криками и свистом. Возгласы «браво» и «брава» едва можно было расслышать сквозь топот ног и аплодисменты – аплодисменты, звуки которых напоминали ливень. Они были оглушительными.

- Поклонитесь, mes etoiles!(Прим.пер.: Мои звёзды – фр.) – крикнул Карлайл, перекрывая шум – в него включилась и труппа, восторженно крича и подпрыгивая. Элис смеялась, хотя по щекам её ещё текли слёзы, а Джаспер, обняв её, открыто улыбался нам.

Я взглянула на Эдварда, не зная, что сказать. С нервной улыбкой он повёл меня вперёд, как и подобало воспитанному танцовщику, слегка придерживая рукой за спину. Как только мы двинулись с места, рукоплескания, казалось, зазвучали с удвоенной силой. Когда мы добрались до авансцены, я не могла уже даже слышать собственные мысли. Дирижёр с улыбкой поклонился нам. Все оркестранты положили свои смычки и инструменты и аплодировали.

Теперь я видела лица зрителей – всех этих людей, которые только что в течение двух с половиной часов смотрели, как я изливаю им свою душу. Пожилой человек у прохода поправлял свои очки, сбившиеся во время крика. Малышка в пышной розовой пачке в первом ряду, сидя на руках у своего богато выглядевшего отца, хлопала крошечными ладошками. Несколькими рядами дальше парень и девушка аплодировали, склонив друг к другу головы. Три элегантно одетых женщины восторженно переговаривались, утирая слёзы. В дальнем конце зала, у выходов, свистели и кричали даже одетые в униформу капельдинеры.

- Готова? – спросил Эдвард нетвёрдым голосом, а потом отступил назад, чтобы я могла сделать реверансы.

Я моргнула и попыталась сосредоточиться. «Вначале левая часть зала, - сказала я себе, понимая, что сегодня, вероятно, одним реверансом дело не обойдётся. Пройдя налево, я подняла левую руку, приветствуя публику амфитеатра и ярусов – когда я сделала это, овации оттуда стали ещё громче. – Шаг в сторону, одна нога позади другой… согни колени», - я опустилась, прижимая левую руку к груди. Позади меня Эдвард, вероятно, слегка поклонился, приложив к груди левую руку, как и я. Снова поднявшись на ноги, я вместе с Эдвардом прошла направо, повторив то же самое, только в противоположную сторону. Зрители поднимали вверх руки, хлопая у себя над головами, пока мы пытались выразить свою благодарность за приём, которого мы никогда не забудем.

А потом мы наконец вышли на середину авансцены. Я подняла левую руку, затем правую. Скрестив их над головой, я присела в реверансе, платье веером раскрылось вокруг меня на полу. Описав руками широкую окружность, я опустила их и прижала к груди, склонив голову. Закрыв на мгновение глаза, я позволила звукам из зрительного зала затопить меня. Это было фантастично. И так волнующе.

Наконец я встала, и Эдвард шагнул вперёд, чтобы снова взять меня за руку. Мы улыбнулись друг другу, и в зале раздались крики. Подмигнув мне, Эдвард внезапно поднёс мою руку к губам, дерзко глядя на меня, а публика ещё сильнее разбушевалась. Я не удержалась и хихикнула, когда он выпрямился и вежливо повёл меня за сцену.

Карлайл определённо умел приспосабливаться к новым обстоятельствам – ряды улыбающихся танцовщиков кордебалета уже выходили на сцену, когда мы покидали её. Публика не подвела и их.

Тем временем Эдвард притянул меня к себе в объятия, и мы рассмеялись.

- Не могу поверить в это! – воскликнула я, прижавшись к его груди, когда мы раскачивались из стороны в сторону, не зная, на что потратить безумную энергию, которую подарила нам публика.

Эдвард провёл рукой по моим завитым волосам, его зелёные глаза горели:
- Мы сделали это.

Мы оба рассмеялись, уткнувшись друг в друга лбами, в нашем собственном маленьком мире.

- Я туда не выйду! – Конечно же, не кто иной, как Джейкоб вырвал нас из этого мира.

Мы вышли из кулисы за сцену, где все солисты смотрели на Джейкоба. Одетый в экстравагантный костюм герцога, он рычал на Карлайла:
- Это чёртова шутка!

Карлайл вздохнул, хотя на самом деле не выглядел даже слегка обеспокоенным отказом Джейкоба:
- Мистер Блэк, я всего лишь хочу, чтобы вы получили причитающуюся вам признательность за ваше сегодняшнее выступление. Или вы предпочитаете, чтобы критики начали спрашивать, почему Джейкоб Блэк не вышел на поклоны? Потому что я скажу им правду: у вас была истерика.

Джейкоб враждебно уставился на него:
- Критики даже не заметили меня.

- Вообще-то, - возразил Карлайл, - та осанка и бесцеремонность, которые вы продемонстрировали на сцене, заставили сидевших вокруг меня людей говорить о вас, поэтому я на вашем месте не был бы так уверен. А теперь поторопитесь.

Прежде чем пробежать мимо Элис и Джаспера на сцену, Джейкоб обжёг нас злобным взглядом.

Внезапно Элис ахнула, приложив руку ко рту.

- Что такое? – немедленно спросил Джаспер. Эммет, Роуз, Эдвард и я подошли ближе.

- Вы знаете, что герцог в своих двух сценах всегда остаётся в дальней части сцены? – сказала Элис.

Мы недоумённо посмотрели друг на друга.

- Да, - Джаспер кивнул.

Элис прикусила губу:
- А вы помните, что я должна была зашить панталоны герцога?

Эдвард весело фыркнул:
- Не может быть!

Мы все поспешили в ближайшую кулису и наблюдали оттуда, как Джейкоб Блэк, «второй среди лучших» танцовщик Америки, прошагал до самой авансцены, где саркастически поклонился в пояс, продемонстрировав при этом свою незагорелую задницу, едва прикрытую ремешком бандажа. Ряды танцовщиков позади него внезапно стали очень тихими из-за стараний не рассмеяться.

Джейкоб сердито отступил назад, чтобы присоединиться к остальным исполнителям второстепенных ролей, понятия не имея о том, с каким совершенством получил своё последнее возмездие.

- Розали, следующая ты, - вскоре распорядился Карлайл, в то время как все мы ещё боролись с приступами смеха. – Поскольку ты чудесным образом совместила в себе проститутку и кормилицу, - и он посмотрел на Эммета. – Правда, я не понимаю, как Леа могла так внезапно заболеть.

- Так Роуз поэтому вышла на сцену? – спросил Эдвард, когда она присела в изящном реверансе.

- Думаю, это был грипп, - радостно сказала Элис. – Но я уверена, что к завтрашнему спектаклю Леа станет лучше.

Эдвард посмотрел на неё, вопросительно приподняв бровь. Я похлопала его по руке:
- Позже.

Вскоре Элис с Джаспером и Эммет с Джерри вышли на поклоны под гром аплодисментов, а потом Карлайл, подмигнув, отправил нас на сцену для общего поклона. Зрители всё ещё нисколько не утратили энергии и взревели, когда мы вывели труппу вперёд – девушки опустились в реверанс одновременно со мной, а парни поклонились вместе с Эдвардом.

Но это был ещё не конец. После нескольких выходов на поклоны всей труппой занавес закрыли, и режиссёр сцены оставил только небольшой промежуток – достаточный для двоих.

И с мастерством человека, выступавшего тысячи раз за свою карьеру, Карлайл организовал выходы на вызовы, начав с Эммета и Джерри, а потом, после трёх выходов Элис и Джаспера, отправив на сцену нас. Та же последовательность из трёх реверансов и поклонов, после чего мы убежали – только для того, чтобы Карлайл вновь отправил нас на сцену. После третьего выхода мы вернулись назад с усталыми удовлетворёнными улыбками.

- Ещё! – распорядился Карлайл, удивлённо глядя на нас. – Разве вы их не слышите?

Это была правда – они всё ещё стояли. Мы выходили снова, и снова, и снова. Отец в первом ряду вынужден был посадить малышку в кресло, где она подпрыгивала, чтобы увидеть нас, продолжая взволнованно хлопать в ладоши. Старик тоже сел, но всё ещё был здесь, выкрикивая что-то. Я не видела, чтобы хоть кто-нибудь уходил, хотя такие наверняка были.

- Продолжайте, - скомандовал Карлайл. Элис, Джаспер, Эммет и Розали выстроились в ряд позади него и загибали пальцы каждый раз, как мы возвращались. Остальная труппа нараспев называла количество вызовов, которое всё увеличивалось и увеличивалось.

Мы выходили к тысячам зрителей, и я старательно сохраняла на лице благодарную улыбку. Я понимала, что это такое – хлопать, и хлопать, и хлопать – для этого достаточно было побывать на церемонии вручения призов в старшей школе Форкса. Но ведь эти люди оставались в зале добровольно, только для нас! И я отчасти не совсем понимала, почему. Во время спектакля я была настолько погружена в собственные эмоции, что даже не думала о публике, и всё же они стояли здесь, вот уже сорок минут после окончания последней сцены.

В конце концов аплодисменты начали стихать. Карлайл, с его идеальным чутьём, сказал нам:
- Ещё разок – и дайте им понять, что это всё.

Поэтому мы вышли на авансцену и, после единственного реверанса и поклона, немного постояли там, улыбаясь. Аплодисменты достигли финального крещендо. Эдвард очаровательно поклонился всем, и когда мы снова ушли за занавес, зрители с горящими натруженными ладонями и охрипшими голосами начали расходиться, всё ещё шумно переговариваясь, а мы оказались перед труппой.

- ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ! – прокричали они хором и бросились на нас, словно заключая в одно огромное потное объятие.

/*/

Казалось, что прошло несколько часов, пока я наконец добралась до своей грим-уборной. Сняв грим и переодевшись в свою обычную одежду, я уставилась на себя в зеркало. Этот день был для меня непостижимым. Потрясающим. Ужасающим.

- Белла? – Эдвард заглянул в комнату.

- Хмм, - вынув последнюю шпильку, я обернулась, чтобы посмотреть на него. – Значит, если ты мой парень, то можно не стучаться?

- А! – ответил он, неторопливо входя, уже полностью готовый идти, в джинсах и куртке. – Так я снова твой парень? Но даже ты уже должна была успеть переодеться.

Я улыбнулась, любуясь этим расслабленным, открытым Эдвардом. За нашу короткую совместную историю я редко видела его таким.

Он сел на ящик рядом со мной, взял меня за руку и начал осторожно разматывать лейкопластырь, закрывающий кольцо его матери. Моё кольцо…
- Я не смогу пойти с тобой сегодня – авиакомпания отправила мой чемодан на домашний адрес, и мне кажется, что Карлайл не оценит, если я завтра явлюсь на экзерсис в джинсах.

- Ты всегда можешь надеть штаны Джейкоба, - пробормотала я, хотя мысли мои были совсем о другом. Сжав губы, я смотрела, как из-под пластыря появляются сапфиры. – А мы успеем съездить туда и вернуться до того, как персонал отеля запрёт двери?

Эдвард кивнул:
- Успеем, если я потороплюсь.

- Не хочу расставаться с тобой, - сказала я, не думая, а потом взглянула на него: - Я не прилипчивая, клянусь – это просто потому, что я только что получила тебя обратно.

Он накрыл мою руку ладонью:
- Белла, я знаю. Ты самый сильный человек из всех, кого я когда-либо встречал. Никто не смог бы назвать тебя прилипчивой

- Я была с Джейкобом, - пробормотала я, вспоминая всю ту сентиментальную ерунду, которую говорила ему, чтобы он не злился на меня. – Я была жалкой.

Эдвард хотел было ответить, но тут в дверь постучали.

- Стучат, - ехидно заметила я перед тем, как крикнуть: - Входите!

Мы оба замерли, когда в комнату вошла Лорен, одетая в чёрное. Она тоже застыла, когда увидела, что возле меня сидит Эдвард.
- Эдвард, - выдохнула она, но он отвернулся, упрямо выпятив подбородок.

- Лорен, - сказала я, вставая и стараясь говорить с приязнью.

- Что тебе нужно? – пробормотал Эдвард.

- Эдвард, - слабым голосом повторила она, делая шаг к нему. – Прости меня… я не понимала, что Джейкоб делает всё это, чтобы отомстить тебе. Я думала, что целью была Белла.

Я посмотрела на неё:
- Сомневаюсь, что это поможет, Лорен.

Эдвард бросил на меня ироничный взгляд и встал.
- Нескольких часов вряд ли достаточно, чтобы простить, - пробормотал он. – Белла, встретимся у машины.

- Эдвард… - вздохнув, я быстро подошла к двери, пока он не успел открыть её. Он ответил мне сердитым взглядом, и, хотя я знала, что это не имеет отношения ко мне, но всё равно сказала ему сухо: - Лорен пыталась загладить свою вину: без её помощи я вообще не вышла бы на сцену сегодня. По крайней мере, выслушай её.

Эдвард вздохнул, но прислонился к двери и жестом предложил Лорен начать. Её рассказ был простым – даже типичным, на самом деле – и мне следовало бы заранее догадаться, что произойдёт. После того как я познакомила её с Леа, они стали хорошими приятельницами, и к моменту отъезда в турне Леа рассказала ей о том, как Джейкоб заставил её запугивать Шарлотту, которая была предыдущей стипендиаткой в Аро, чтобы та ушла из академии. Принятых мер оказалось недостаточно, но Шарлотта была влюблена в Джерри и Леа с радостью использовала это, заодно постаравшись настроить всех Алых против этой девушки. С этого момента уже легко было заставить её чувствовать себя такой несчастной и ненавидимой всеми, что она ушла. Так что Лорен действительно знала обо всём, что сделал Джейкоб, чтобы добраться до меня. Правда, она, как и Леа, не понимала, что мишенью Джейкоба был Эдвард. Только Леа было наплевать на Эдварда, а Лорен он был дорог.

- Но когда я осознала, что происходит, ты уже снова был здесь и всё, казалось, налаживалось – вы оба стали ведущими солистами, - она по-прежнему пыталась обращаться к Эдварду, но он продолжал с решительным видом смотреть в пол, сложив руки на груди. – Однако потом я услышала, как Леа говорит, что собирается погубить представление - она выключила твой селектор и теперь хочет посмотреть, сколько ей удастся налажать, пока ты сумеешь с этим разобраться. И тогда я поняла, что обязана что-то сделать.

- Почему ты просто не пришла и не позвала меня?

- Потому что это было буквально за две секунды до того, как ты сама появилась. А когда Сет не пропустил тебя на сцену, пришлось импровизировать.

Я нахмурилась:
- Но ты сказала, что разговаривала с Шарлоттой.

Лорен посмотрела на меня прямо:
- Я тебя умоляю, эта девушка выглядит такой же крепкой, как намокшая туалетная бумага. Она никогда не пожаловалась бы на них.

Моё лицо невольно расплылось в улыбке:
- Значит, чтобы остановить Леа в этот критический момент, ты просто соврала, что Шарлотта будет свидетельствовать против них.

- И тем спасла ситуацию, - закончила за меня она. – И напугала Леа.

- Где она сейчас? – спросила я.

Лорен пожала плечами, без особого интереса рассматривая мой набор косметики:
- Она разгромила мою часть гримёрки, а так – понятия не имею. Возможно, пытается поправить настроение Джейкобу, ведь она до омерзения влюблена в него, - она посмотрела на Эдварда: - Ну что? Я прощена?

Он всё ещё не смотрел на неё.
- Это не меняет того, что ты позволила Джейкобу сделать с Беллой.

- Эдвард… - начала она, но я бросила на неё предостерегающий взгляд. Если он так упёрся, ничто не поможет.

Лорен закатила глаза и снова повернулась ко мне:
- Слушай, я пришла сюда только для того, чтобы попросить тебя не рассказывать о случившемся Бену. Не хочу, чтобы он тоже меня возненавидел.

Внезапно Эдвард вышел из оцепенения и, оттолкнувшись от двери, встал прямо:
- Я прощу тебя, если ты расскажешь ему.

- Что? – огрызнулась Лорен. – Ты всерьёз хочешь, чтобы я потеряла самого важного человека, оставшегося в моей жизни? Пытаешься разрушить моё счастье из-за этого…

- Я пытаюсь спасти ваши отношения, - сказал Эдвард, а затем признался: - И преподать тебе урок.

Она с отвращением отвернулась:
- Ты и твои чёртовы уроки.

Эдвард положил руку ей на плечо:
- Лорен, я научился тому, что честность – несомненно, самое важное в любых отношениях. Ты должна верить, что Бен достаточно сильно любит тебя, чтобы помочь тебе пройти через это, как делал это до сих пор.

Враждебный взгляд Лорен очень быстро превратился в понимающий. Между ними была некая связь – они оба знали, что такое на самом деле потерять кого-то. И Лорен доверяла Эдварду из-за этого. Она осторожно кивнула:
- Хорошо.

Эдвард улыбнулся и коротко обнял её, похлопав по спине. Она ответила ему тем же, а потом подхватила свою сумку и открыла дверь. Но тут же обернулась, чтобы посмотреть на меня:
- О, кстати, Белла, я бы на твоём месте не стала слишком зазнаваться. Розали обсчиталась – вызовов было всего тридцать восемь.

Я улыбнулась, глядя на закрывшуюся за ней дверь:
- Она тебе как сестра.

Эдвард со вздохом покачал головой:
- Давай уберёмся отсюда, пока ещё кто-нибудь не пришёл признаваться.

/*/

Снаружи бушевала гроза, но мы с Эдвардом, уютно устроившись в его машине, ехали по улицам Чикаго, и только дождь стучал по стёклам. В это позднее время движение было не таким плотным, и огни города проплывали мимо нас, когда мы следовали за чёрной водой реки, извивавшейся между небоскрёбами, которые высились по обеим сторонам. Долго я не продержалась, закрыв глаза раньше, чем скрылся из виду Civic.

Когда я проснулась, мы были уже на какой-то подземной парковке и Эдвард выключал фары.

- Симпатичная квартира, - пробормотала я.

Он с улыбкой повернулся ко мне:
- Хочешь подождать здесь? Я могу быть быстрым.

Я покачала головой и отстегнула ремень безопасности:
- Хочу посмотреть, где живут Мэйсены.

Эдвард взял свою сумку, а потом с поклоном подал мне руку, помогая выйти из машины. Взявшись за руки, мы вошли в вестибюль, оформленный в бело-серых тонах. Когда мы проходили мимо стойки, Эдвард помахал рукой усталому на вид консьержу. Тот улыбнулся в ответ и подавил зевок.

- Никогда не пойму, в чём заключается его работа, - признался Эдвард, когда мы подошли к лифту. Блестящие двери сразу открылись, и мы шагнули в кабину. Внутри она была отделана зеркалами и белым мрамором. Эдвард привычно нажал кнопку пентхауза.

- Ох, - простонала я, прислонившись к перилам, когда кабина устремилась вверх, - надо было вначале посетить Форкс – наше жилище уступает даже вашему лифту.

Эдвард улыбнулся и положил руки мне на талию:
- Зато в Форксе, уверен, чувствуешь себя как дома. А эта квартира – просто место, куда можно явиться без приглашения между семестрами в Force.

- Но ты здесь рос, - возразила я. – Ещё до Force.

Кабина с мелодичным звуком остановилась, и двери бесшумно открылись. Мы вышли, оказавшись прямо в огромном главном зале. Вдоль одной стены расположилась глянцевая современная кухня, за ней виднелся камин с роскошными низкими серыми диванами около него. Справа стоял обеденный стол со столешницей из полированного стекла и стильные чёрные стулья. Но самой захватывающей была последняя стена – огромное окно от пола до потолка. Я не удержалась и, отпустив руку Эдварда, подошла к окну, чтобы посмотреть на сверкающие небоскрёбы Чикаго.
- Красиво, - пробормотала я, глядя на вид, простиравшийся до самого Грант Парка.

Я увидела в стекле отражение улыбающегося Эдварда.
- Пойду возьму свои вещи, - сказал он и вышёл куда-то направо через раздвигающиеся двери, оставив меня одну в главном зале.

Некоторое время я любовалась городом, всё ещё полным света и жизни, несмотря на поздний час. Мои мысли блуждали, когда я смотрела вниз на поезд, который извивался, двигаясь среди высоток. Что за день это был! Я чувствовала себя так, словно прикоснулась к каждой эмоции, существующей на этом свете. Я с трудом пробилась через дождь и грязь. Сумела переполошить целый аэропорт. Узнала о махинациях Джейкоба, после чего осуществила свою собственную месть, и Эдвард был рядом, на моей стороне. А потом мы наконец-то вместе станцевали Ромео и Джульетту так, как это нужно было танцевать, и у нас получилось настолько потрясающе, что мысль об этом всё ещё вызывала у меня дрожь волнения. И, что ещё более важно, теперь я с Эдвардом. Одного этого было бы достаточно, чтобы сделать меня самым счастливым человеком во всём мире.

Ну а сейчас? Стоя здесь, в конце самого длинного дня в моей жизни, я испытывала абсолютное удовлетворение. Спокойствие. Потому что в этот момент у меня было всё, о чём я могла когда-либо мечтать. Я чувствовала себя счастливой, оберегаемой, состоявшейся и любимой. Совершенство – вот это и есть совершенство. А вовсе не что-то недостижимое, ради чего мы должны постоянно вкалывать. Всё очень просто!

Я тихо отвернулась от окна и пошла через двойные двери в спальню Эдварда. Его чемодан был на полу, рядом с широкой кроватью, застеленной чёрным атласным постельным бельём. Сам он стоял спиной ко мне возле комода, вытаскивая оттуда футболки.

Осторожно протянув руку, я дотронулась до его плеча. Он обернулся и, увидев меня, уронил последнюю рубашку.

- Мы можем остаться? – спросила я, открыто глядя на него. – Я не хочу, чтобы всё это уже кончилось.

Эдвард слегка нахмурился и кивнул. А потом я поднялась на свои усталые цыпочки и нежно поцеловала его в губы.

Он отстранился, глядя на меня с молчаливым серьёзным вопросом в глазах. Тысячью безмолвных слов я внушала ему, чтобы он поверил мне. Не отводя изумрудного взгляда, он нежно обнял меня и ответил на мой поцелуй.


____________________________________________

Перевод: O_Q (Ольга)
Редактирование: partridge (Анна)

Вот и всё, дорогие читатели!
Это последняя из опубликованных глав. Наверняка у кого-то остались вопросы к автору, но теперь для получения ответа на них придётся дождаться обещанной заключительной главы, которая, по словам автора, возможно, будет включать в себя и эпилог (а возможно, не будет).
И всё же главное теперь нам известно. Мы стали свидетелями выступления этой грандиозной пары, несмотря на все препятствия, которые им пришлось преодолеть. К счастью, их любовь тоже прошла эти испытания и сумела сохраниться.
Как всегда, ждём ваших комментариев здесь и на
ФОРУМЕ.
Спасибо вам, что вы были с нами всё это прекрасное время!


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-14442-79
Категория: Наши переводы | Добавил: O_Q (24.07.2014) | Автор: перевод O_Q (Ольга)
Просмотров: 6879 | Комментарии: 94 | Теги: Белла, Эдвард, Джейкоб, балет


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 941 2 »
+1
93 робокашка   (13.07.2019 20:59)
Линии любви, интриги, ошибки, неудачи и - панорамная история танца smile Завораживает, как юные создания поддаются этому влечению и начинают творить сами.
Отрадно, что фанф завис на позитивной ноте и тоже очень жаль, что остались мы без эпилога...
Большое спасибо!

0
94 O_Q   (13.07.2019 21:58)
Да, в этой главе потрясающее описание балета, где образы Эдварда и Беллы сливаются с созданными ими образами Ромео и Джульетты, а ожившая душой Белла видит танец совсем иначе, чем когда была партнёршей Джейкоба.
Безусловно, было бы очень обидно, если бы автор не написала эту главу, хотя эпилог я прочитала бы (и перевела бы, разумеется) с огромным удовольствием. Но главное уже произошло, а окончательную победу добра над злом мы довольно легко можем себе представить и сами.
Спасибо за комментарий!

+1
91 Elizabeth39   (31.03.2019 15:54)
Перечитываю, наверное, сие произведение в десятый раз. Спасибо автору,за такую чудесную историю,чтобы написать такое,точно нужно иметь талант. Спасибо вам,переводчикам за такой проделанный труд,если бы не вы,мы никогда не увидели бы эту работу. Я рада за героев,что все встало на свои места и каждый получил по заслугам. Спасибо вам большое! Сижу в слезах,пишу вот это и отхожу от прочтения. Спасибо! И могу точно сказать,что я вернусь сюда ещё раз и перечитаю это творение в 11 раз.*Опускаюсь в элегантный реверанс перед вами*
После этой истории я влюбилась в балет и теперь не упускаю возможности посетить любое представление ☺️

0
92 O_Q   (31.03.2019 17:41)
На здоровье -- от всех, кто принимал участие в появлении здесь этой замечательной истории.
И спасибо на добром слове -- тоже от всех.
Очень приятно, что эта дилогия произвела такое сильное впечатление. Я тоже люблю "Лунный свет" и "Па-де-труа", пожалуй, больше всех других своих переводов.
Спасибо за комментарий!

+1
88 kati_co   (30.11.2017 00:27)
Эх... В конце такой истории единственное, что можно сказать - это "браво"!
Браво автору замечательного произведения.
Браво переводчикам - за такой замечательный и качественный перевод.
Ну, и конечно, браво нашим замечательным героям)

0
89 O_Q   (30.11.2017 02:07)
Спасибо на добром слове smile
Автор, к счастью, знает, как горячо приняли на нашем сайте ее дилогию. Переводчики-редакторы старались, как могли. А герои, бедняги, натерпелись за "отчетный период", так что их финальное воссоединение и заслуженный триумф вызывают вполне понятное удовлетворение. Очень жаль, конечно, что автор так и не написала обещанную заключительную главу, но главное всё-таки состоялось, поэтому история не производит впечатления неоконченной.
Спасибо за комментарий!

+1
90 kati_co   (01.12.2017 22:37)
Я думаю, что все заслужили свои стоячие овации smile
История получилась просто волшебной, обе ее части)
Спасибо за то, что предоставили нам возможность ее прочитать)

+1
86 Meili   (31.10.2017 12:45)
Наверное, эти два произведения-лучшее, что я читала из фанфиков. Огромное спасибо автору и пепеводчику. Я в восторге. Прочитала все за два дня-болею, на работу соответственно не хожу- и меня втянула эта история в себя на столькл сильно, что я даже не поняла, как быстро прошло время. Браво.

0
87 O_Q   (31.10.2017 13:11)
На здоровье smile
Очень рада, что дилогия понравилась. Я тоже при чтении оригинала получила сильнейшие впечатления - а ведь, казалось бы, это всего лишь балет. Автору удалось написать чрезвычайно волнующее и романтичное произведение. Очень жаль, что заключительная глава так и не появилась.
Спасибо за комментарий!

+1
84 oesorokina   (28.01.2017 15:33)
Отличная захватывающая история!!!
Однако, эпилог однозначно не был бы лишним.
Спасибо за перевод.

0
85 O_Q   (28.01.2017 19:05)
На здоровье smile
Прочитать эпилог мечтают все, кто попал в плен этой чудесной истории, но, увы, автор по какой-то причине больше на сайте fanfiction.net не появляется и ничего не публикует. Остается надеяться, что с этой девушкой всё в порядке, и радоваться, что она довела "Па-де-труа" практически до завершения. Ведь еще обиднее было бы, прерви она повествование чуть раньше.
Спасибо за комментарий!

+1
82 natik359   (03.03.2016 02:19)
Потрясающая история! happy Все от начала до конца прописана глубочайшими эмоциями как отрицательными так и положительными! Был бы эпилог, было бы просто замечательно, но и такой конец мне понравился! happy

+1
83 O_Q   (03.03.2016 02:24)
Действительно, эпилог, думаю, все прочитали бы с удовольствием, потому что вопросы к автору еще остались, но спасибо, что она закончила на этой главе, а, скажем, не на сороковой.
Рада, что история понравилась. Я сама очень люблю "Лунный свет" и "Па-де-труа" и считаю, что найдется не так уж много фанфиков, которые можно поставить рядом с этими двумя историями.
Спасибо за комментарий!

+1
80 Nati80620470   (16.02.2016 05:56)
Спасибо большое за историю!С первых секунд попадаешь в мир танца,любви,боли.Но не в силах перестать чуствувать силу на писаных слов.Спасибо за любовь двоих и силу тысяч кто прочтет эту необыкновеную историю!

0
81 O_Q   (16.02.2016 12:45)
На здоровье smile
Очень рада, что история произвела такое сильное впечатление. Мне и самой чрезвычайно нравятся "Лунный свет" и "Па-де-труа", это замечательная история любви к танцу и просто Любви.
Спасибо за комментарий!

+1
78 Do8329   (26.01.2016 03:43)
Хотелось бы, чтобы эта история была напечатана. Её с удовольствием прочитают не только посетители этого сайта, но и многие-многие любители балета у нас в стране, а ещё интереснее было бы посмотреть фильм.

0
79 O_Q   (26.01.2016 11:51)
К сожалению, автор (Amberdeengirl) уже два года не появляется на fanfiction.net и больше не отвечает на письма. Причем пропала она, пообещав буквально через пару дней разместить эпилог. Так что остается только гадать, почему она этого не сделала. Многие англоязычные читатели тоже пишут в комментах, что эта история достойна того, чтобы стать самостоятельным произведением, а там, возможно, и кинематографисты заинтересовались бы, но, как я уже сказала, автор никак не реагирует.
Будем надеяться, что она пропала не из-за каких-то крупных проблем в реальной жизни. Если эпилог появится, мы, разумеется, немедленно его переведем и добавим.
Спасибо за комментарий!

+1
76 Nikarischka   (24.01.2016 10:26)
Как хорошо здесь сравнили историю Ромео и Джульеты с историей Эдварда и Беллы. Ну, конечно, за исключением счастливого конца! Рада за героев!
Спасибо за главу и за фанфик в целом, как автору, так и переводчику

0
77 O_Q   (24.01.2016 11:04)
На здоровье smile
Приятно, что история понравилась. К сожалению, связь с автором сейчас потеряна, но я успела еще до этого сообщить ей о прекрасном приеме, который был оказан "Лунному свету" и "Па-де-труа" на нашем сайте, и она была тронута.
Спасибо за комментарий!

+1
74 Munik   (29.12.2015 20:09)
Ого, но да хорошо, что хоть как то закончено.) А мы будем мечтать о том, что у ребят все сложилось в Лондоне и все круто))

0
75 O_Q   (29.12.2015 20:19)
После такого успеха у них просто не может не сложиться замечательная карьера. К тому же теперь ясно, что они представляют собой действительно уникальную пару с исключительным интуитивным взаимопониманием, так что за них еще будут бороться лучшие балетные труппы мира smile
Ну а главное - наконец-то они поняли свои чувства. Впереди отчетливо виднеется их "долго и счастливо".

+1
72 Munik   (29.12.2015 03:31)
Спасибо большое за перевод)
Я пока в смешанных чувствах, но все хорошо и это отлично)))
Жаль, что история закончена (

0
73 O_Q   (29.12.2015 12:22)
На здоровье smile
Да, жаль, что история закончена. А еще больше жаль, что она не закончена - автор так и пропала, последнюю главу не размещает, на письма не отвечает, вообще не появляется. Остается только гадать, в чем дело. Хорошо, что хоть до этой точки история дописана, иначе вообще было бы грустно.
Спасибо за комментарий!

+1
70 Ingunn   (12.08.2015 14:46)
Их выступление описано замечательно, как будто в зрительном зале была, и одновременно с Беллой танцевала, захотелось посмотреть Ромео и Джульетту, пойду скачаю этот балет и пересмотрю, пока впечатления яркие. Спасибо за перевод, давно таких эмоций от прочтения не испытывала!

0
71 O_Q   (12.08.2015 15:28)
На здоровье.

0
68 rar   (07.06.2015 09:04)
Очень эмоционально захватывающая история, но тут точно должен быть еще эпилог, а еще лучше продолжение истории smile

+1
69 O_Q   (07.06.2015 09:59)
Действительно, неплохо было бы прочитать эпилог, но автор всё ещё (уже почти полтора года) не появляется и ничего не публикует. Как только что-то появится, мы тут же переведём и разместим здесь с оповещением всех читателей.
Рада, что история понравилась.
Спасибо за комментарий!

0
67 ღSensibleღ   (09.04.2015 01:52)
невероятная история! очень надеюсь, что будет еще хотя бы эпилог))

+2
65 agat   (06.12.2014 01:27)
Девочки! Примите благодарность за эту прекрасную историю!!!

+1
66 O_Q   (06.12.2014 01:32)
На здоровье smile
История и правда замечательная, мы рады, что удалось познакомить с ней русскоязычных читателей.
Спасибо за комментарий!

+1
62 Вирелли   (16.10.2014 23:45)
Большое спасибо за перевод!! Сама, как человек, очень близкий к балету, получила массу удовольствия! smile

0
63 O_Q   (17.10.2014 00:05)
На здоровье smile
Очень приятно слышать, что мы не слишком "наляпали" с переводом балетных сцен, если смогли доставить удовольствие человеку, разбирающемуся в балете.
Спасибо за комментарий!

0
64 Вирелли   (17.10.2014 08:44)
Некоторые ляпы я просто пропускала, они настолько незнаначительные, что про них тутже забываешь. Да и то, где-то ещё в начале рассказа. smile

0
61 natalj   (14.09.2014 21:24)
Огромное спасибо за главу.

+2
60 hbyf   (02.09.2014 18:19)
Такая эмоциональная и напряжённая глава, как жаль, что уже последняя. happy

+2
58 LanaLuna11   (27.07.2014 15:38)
После всего случившегося надеюсь, что они станут великолепной парой.

0
59 O_Q   (27.07.2014 17:35)
Наверняка. Причём во всех отношениях. Им было так плохо поодиночке, что теперь они будут гораздо бережнее относиться друг к другу, а от этого их редкостная внутренняя связь, их единение, очевидно, станет ещё сильнее.

+1
56 julya16   (27.07.2014 12:18)
ВАУ!!! Просто здорово!!! Огромное спасибо за главу. Эдвард и Белла просто молодчинки! У них получилось!!! Любовь помогла преодолеть все невзгоды. Браво автору и переводчику!!! Какие эмоции!!! Читалось все на одном дыхании. Надеюсь на эпилог. Хотелось бы узнать про дальнейшую судьбу нашей замечательной пары. Спасибо большое за замечательную историю. Жду также следующих Ваших творений. Пишите...

0
57 O_Q   (27.07.2014 13:20)
Эдвард и Белла выложились полностью - и у них получилось. Думаю, едва выйдя на сцену, они забыли о той цели, которую преследовали, добиваясь для себя возможности станцевать в этот вечер - что Эдварду нужна эта роль, чтобы они могли не расставаться хотя бы ещё неделю-полторы. Они забыли обо всём, кроме танца, кроме чувств своих персонажей, и получили восторженный отклик у публики.
Мне тоже очень хочется прочитать эпилог, как и всем. Поэтому приложу все силы, чтобы выпросить заключительную главу у автора smile

0
55 ♥Ianomania♥   (27.07.2014 00:35)
Вот это и было настоящим выступлением!

+1
54 @rish@   (27.07.2014 00:13)
какие же они молодцы, они смогли преодолеть ВСЕ преграды, и показали на что способны
спасибо за главу

0
53 Olga13   (26.07.2014 18:53)
Спасибо!

+2
51 Глория   (26.07.2014 14:58)
Ух, это просто прекрасно!!!!!!
Спасибо за перевод!!!!!!
Я в восхищении!!!!!

+2
50 Коломийка   (26.07.2014 14:43)
Эх! Потрясающая глава! Эмоции зашкаливают! У меня тоже появилось желание стоя аплодировать))) Представляю, какое впечатление танец вызвал у зрителей, ведь у них была полная картинка happy Белла и Эдвард идеальная пара, они великолепны!
Джейк и малой доли не получил от того, чего заслужил >( Как-то все сошло ему с рук... Несправедливо и обидно. Он и дальше будет паразитировать на других и подлостью добиваться своих целей.
Лорен молодец, без ее помощи, неизвестно, как бы все обернулось.
Перевод великолепный! на 1000% уверена, что благодаря вашему переводу эта история так запала в Душу. Спасибо огромное!
Надеюсь, будет еще эпилог happy

+3
52 O_Q   (26.07.2014 15:00)
Согласна, что это заслуженный успех. Теперь всё может повернуться вообще каким-нибудь неожиданным образом. Не исключено, что сразу после такого фурора за Беллой и Эдвардом выстроятся в очередь лучшие труппы и продюсеры - для начала США, а там и мира.
Джейку, конечно, досталось пока маловато - но ведь, во-первых, мы ещё не читали эпилог, а во-вторых, при его-то гордыне, такой успех заклятого врага и "случайной жертвы" - он может вообще уйти в запой недели на две или расстаться с балетом навсегда. Эдвард так ярко показал своё превосходство - вряд ли даже изворотливый ум Джейкоба сможет найти какое-нибудь другое объяснение их потрясающему успеху. А если он ещё узнает о своих порванных штанах и вспомнит свой шикарный поклон в пояс - ох, я себе представляю. На месте Эдварда и Беллы я наняла бы телохранителя wacko
Лорен молодец, конечно, но как же она ненавидит Беллу! Это уже какое-то нездоровое чувство, по-моему.
С переводом мы с Аней старались как могли, но я ответственно заявляю: оригинал производит потрясающее впечатление, мы скромно надеемся, что перевод ему не слишком уступает.
На эпилог будем надеяться вместе (а я - ещё и бомбардировать автора сообщениями smile ).

+1
49 Anisha3804   (26.07.2014 12:08)
Спасибо за главу)

+2
46 Korsak   (26.07.2014 11:20)
Ух,ты!Браво!Браво!Браво!
Браво и автору,который не прочитает мое спасибо, и прекрасному переводчику,донесшему до нас чудное творение!
Я,кстати,собралась в августе на "Ромео и Джельетту",хочу теперь ощутить все эмоции как зритель и под другим углом взглянуть на танцующих.

+1
48 O_Q   (26.07.2014 11:43)
Автор, надеюсь, уже прочитала переданные мной восторги наших читателей. И прочитает ещё не раз, если снова не ответит wink
Очень надеюсь, что балет не разочарует, а смотреть его будет ещё интереснее после прочтения этой балетной истории. Хорошо бы ещё хореография оказалась та, что нужно - Кеннета Макмиллана.

+2
45 vredna   (26.07.2014 09:42)
ВАУ!!! Потрясающая глава!!!
Они великолепны!!
началось их Долго и Счастливо!!
БОЛЬШУШЕЕ СПАСИБОЧКИ!!!!!

+1
47 O_Q   (26.07.2014 11:37)
История закончилась грандиозным запоминающимся апофеозом, и сближение главных героев оказалось словно естественным продолжением того, что с ними происходило во время спектакля. Будем надеяться, что это действительно их Долго и Счастливо.

+1
44 Valeri5035   (26.07.2014 09:18)
Спасибо большое великолепное окончание для такого романтичного фанфика. wink wink wink

+1
43 вильветта   (26.07.2014 09:15)
Спасибо за главу!

1-30 31-58
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: