Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1698]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2666]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4831]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2400]
Все люди [15197]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14521]
Альтернатива [9058]
СЛЭШ и НЦ [9088]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4403]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июнь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Серебряные озёра
В этих местах не идет снег. Точнее, Эммет ни разу не видел, когда бы он шел. Не видел, как падают и кружатся снежинки, но по утрам сугробы опять были пушисты, свежи и манящи, будто за те несколько часов, что он спал, прошел мощный снегопад.

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания положенного срока траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

Прям как доктор прописал
Медсестра Свон клянется никогда не встречаться с врачами, полагая, что они эгоистичные наглецы. Но изменит ли она свое мнение, когда придет на новую работу и встретит привлекательного доктора Каллена, или его заигрывания только укрепят ее решение?

Могу быть бетой
Любите читать, хорошо владеете русским языком и хотите помочь авторам сайта в проверке их историй?
Оставьте заявку в теме «Могу быть бетой», и ваш автор вас найдёт.

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.



А вы знаете?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 267
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Тени Грехов. Время собирать камни. Глава 35. Путь в никуда

2020-9-28
4
0
Глава 35. Путь в никуда

Ночною порой, когда все вы уснете,
При свете звезды,
При свете луны –
На воле мы бродим, и песни заводим,
И танцуем чьи-то сны.

Отрывок из стихотворения Гёте «Песня эльфов».
Перевод: Б. Заходера.


Айрис вышла из аэропорта города Рига. Чуть опустив на переносицу солнцезащитные очки, взглянула на небо, небрежно укутанное серой дымкой и рваными облаками. Закинув на плечо рюкзак, поправила очки и направилась к городу, медленно окунающемуся в вечерние сумерки. Айрис хотела пройтись, ещё раз обдумать свои дальнейшие действия. Англия осталась настолько далеко позади, словно в прошлой жизни, и мост к ней догорал, осыпался тлеющей трухой в непроглядную пропасть. Ещё была возможность одуматься и повернуть назад, нет, не в Англию, а к Свету. Но она уверенно шла от воли неба к своей любви, которая таилась в ночи. Айрис чувствовала в себе спокойствие и силу, была готова умереть, заплатив жизнью за миг встречи с Алексом, за лишь одно ему слово.

Мелкие капли застучали по тёмной байкерской курке Айрис. Её шаг не изменился. У неё ещё хватало времени, чтобы успеть оказаться на месте встречи, указанном в записке Леона. Путь лежал в Прагу, а если более точно, то в небольшой посёлок Коханкы, располагавшейся на берегу реки Йизера. Там был дом, который, согласно посланию, Леон должен был навещать в середине каждого месяца. От Риги до него чуть больше тысячи четырехсот километров. Айрис намеренно выбрала настолько окольный маршрут. На всякий случай, давая себе больше времени на проверку: следят ли за ней. Название посёлка было созвучным украинскому слову: «Ненаглядная, возлюбленная». Айрис думала, что это неспроста. Её словно манили, подталкивали действовать, слушая чувства, шептали забыть про разумное поведение. Она приняла приглашение, но бдительность терять не собиралась. Её волчья шкура познала достаточно встреч с зубьями капканов, а трофеем не стала. Играющие с ней всегда рисковали больше, чем она.

Поравнявшееся с Айрис такси посигналило. Через приспущенное стекло водитель на ломаном английском языке предложил её подвезти за небольшую плату. Она покачала головой. Он проявил настойчивость, перейдя на русский язык. Фразы заботы об её сухости, свежести и здоровье прозвучали забавно. Чуть улыбнувшись, Айрис остановилась. Автомобиль замер. Открыв дверь, Айрис заняла место спереди. Внимательно посмотрела в глаза водителю. Немного взъерошенный, с частой сединой по вискам, морщинистым лицом и уставшими глазами, богатыми на красноту, он не вызывал подозрений. Она произнесла два слова: «Бар. Водка», подумав, что если у мужчины и есть злые намерения, то ему они выйдут могилой. Он засиял и ускорил автомобиль. Айрис достала из поставленного на колени рюкзака косметичку. Посмотрела в зеркальце и подкрасила губы алым. Водитель что-то начал рассказывать ей, о чём-то спрашивал, но она не слушала его. Её разум усиленно решал задачу, как обезопасить себя и Алекса от удара возмездия Света, оскорблённого их неподчинением. Была надежда, что Радан сможет прикрыть им спину, но сила этого чаяния равнялась капле росы против грозового ливня.

«Когда даже сам Князь пал в разверзшуюся пропасть войны миров… Радану будет далеко до моих проблем. У него своя битва за Авелин. Грех от него ждать ещё хоть какой-то помощи. И так на днях вытащил меня из могилы. Мне нужна сила, козырь в рукаве. По-честному, без шулерства никак не выиграть у этих крупье правды и лжи. Требуется мощная опора, то нечто, которое заставит моих противников крепко задуматься: «А стоит ли карать её большой ценой для них?» Такой козырь мне известен. Он опасен всему миру своей неясной природой и лично для меня тем, что прибавит в числе врагов нынешнего союзника. Лилит грозна, как Люцифер, и ей совсем не понравится даже сама мысль потерять весьма важную вещицу. Моя надежда призрачная. Будущее?» — отвлекшись от мрачных раздумий, Айрис протянула водителю сотню евро. Покачала головой в ответ на предложенную сдачу. Он выскочил из остановленного напротив приличного бара автомобиля, только Айрис открыла дверь. Подбежал к ней и подал руку. С короткой полуулыбкой Айрис приняла его вежливость. Торопливо поблагодарив её за щедрость и сказав, что теперь подарит дочке большого плюшевого дракона, о котором та мечтает, а жену порадует цветами, проводил Айрис до входа в бар. Открыл перед ней дверь. Спросил, подождать ли её?

— Езжай домой, где ждёт тебя жизнь, — ответила она ему на русском языке и дала в руку купюру в полтысячи евро. Вошла в бар. Подойдя к стойке с напитками, оглянулась. Водитель задумчиво и грустно посмотрел на неё через стекло двери, разрисовываемое прозрачными линиями скользящих вниз капель. Неожиданно он перекрестил её. Смущённо чуть поднял уголки губ, повернулся и пошёл к автомобилю.

«Скорей меня чертёнок сохранит», — подумала Айрис.

Вздохнув, села за стойку, поставила рюкзак у ног и заказала бутылку водки. Телевизор, прикрепленный на стену, показывал боксёрский матч.

Налив в рюмку жгучей жидкости, Айрис взяла несколько солёных фисташек из вазы. Некоторое время неспешно пила, без интереса посматривая вялую кулачную дуэль. Иногда неприметно осматривалась и анализировала публику в баре. Людей было мало. Компания из четверых парней и двух девушек сидела в дальнем углу, часто весело шутили, потягивали пиво, иногда невинно флиртовали между собой. В них легко узнавались студенты. За спиной Айрис у окна за столиком обсуждала какой-то проект пара мужчин в бизнес-костюмах. Один из них уже познал седину. За стойкой располагались старик со шрамом на шее, широкоплечий байкер и девушка с броской внешностью почитательницы панка и рока. Старик взволнованно следил за ходом боя, тихонько комментировал промахи и успехи боксёров, поругивал судью и язвил по поводу бестолковости речей официального комментатора. Бармен частенько посмеивался, внимая старику, и согласно кивал. Байкер грустно крутил стакан с виски и мрачно поглядывал в смартфон. Обладательница причёски из пирамиды розовых волос и россыпи пирсинга на лице, скучая, бросала заинтересованный взгляд на весёлых студентов.

Айрис прикончила половину бутылки водки и вазу с фисташками. В боксёрском матче завершался финальный двенадцатый раунд. Напряжённо сжав кулаки, старик притих. Девушка-неформалка хлопнула пузырь из жвачки и заказала слабоалкогольный коктейль.

— Раймонд, — байкер вдруг подвинулся к Айрис и осушил свой стакан. — Тебя как зовут? — он говорил на латышском языке. Прижал ладонь к её спине.

— Сука. Именно так ты меня будешь звать, когда я сломаю твои руки, — чёрство ответила Айрис на его языке и наполнила очередную рюмку.

Байкер побагровел и встал, нависая горой.

— Что же за поворот, — с досадой в сердцах воскликнул старик и махнул на телевизор тощей рукой. Один из боксёров лежал на настиле и тяжело дышал. Рефери отсчитывал над ним счёт. Оппонент ликовал и указывал на табло, где застыли считанные секунды до конца боя. — Эх, почти. Но ничего, не тот силён, кто удержал чемпионство, а тот, кто встанет и ещё придёт вернуть себе победу, — кряхтя, старик поднялся с места и похлопал байкера по плечу.

— Тебе чего, дед? — отвлёкшись от Айрис, сердито спросил тот.

Айрис встала и вонзила в него цепкий взгляд.

— Простите, вы не видели моей голубки? — в мутных серо-голубых глазах старика царило спокойствие. — Я не посылал её к вам с весточкой? У неё перо моё чёрное, ворона, а она беленькая-беленькая, как облако, с которым детки играют. Они такие шалуны! За ними глаз да глаз, не присмотришь, потеряешь голову. А мне никак без неё. Голубку встретить нужно. Перо у неё моё. Деток увлечь-то, направить чем нужно, чтобы за так куда не попадя камнями не кидали, не плакали. Не видали голубки? Она такая белая...

— Дед, отстань. Тебе в больницу надо! Псих! — огрызнулся байкер и, грубо подвинув старика плечом, отошёл в другой конец стойки.

Айрис усмехнулась. Глаза старика озорно заблестели.

— Дедушка, вас угостить чем? — спросила она.

В бар открылась дверь и вошла женщина цыганских кровей. Она была одета в облегающий брючный костюм с цветочным принтом. Чёрные волосы рассыпались по её круглым плечам. На пальцах мерцали солнцем крупные золотые перстни.

— За мной прибыла, ласточка, — посмотрев на пришедшую, старик вздохнул.

— Отец, снова гуляете, — подойдя к нему, мягко сказала женщина. — У входа машина, и Михаил вас ждёт.

— Иду, всем-то я нужен и в старости лет, — проворчал он. — Эта прекрасная орлица, — старик лёгким жестом указал на Айрис, — благородная птица, но ей изуверы крыло, подбили, позаботься о ней. Её удел парить в небе меж солнца лучей и грозой бить крыс-вредителей. Постарайся, Лиля, ласточка моя, — проходя мимо женщины, он провёл рукой её по плечу. — Ты ведь помнишь своё крыло?

— Конечно, отец, — с большим почтением ответила Лиля. Старик покинул бар. Она присела за стойку. — Угостишь? — постучала длинным ногтем, окрашенным в золотистый цвет, по почти пустой бутылке водки.

— Отчего нет, — Айрис пожала плечами и заняла своё прежнее место. Вылила последний алкоголь в свою рюмку и подвинула её Лиле.

— Мне нравится твой провокационный характер, а вот это гадость, — поморщившись, Лиля выпила. Поставила пустую рюмку вверх дном. — Но день выдался тяжёлый. Очередной день.

— Знакомо, — сев к собеседнице вполоборота, Айрис упёрла локоть в стойку.

— Куда-то едешь? Могу помочь быстро и с комфортом добраться в любую точку мира.

— Спасибо. Я сама. Долгая дорога к заветной цели дарит больше жизни. Короткий путь всегда беден на чувства, эмоции, воспоминания, — Айрис чуть улыбнулась.

— Знакомо, — Лиля ответила такой же полуулыбкой. — Тогда чем же мне помочь тебе по назиданию отца? Что тебе нужно? Скажи прямо. Что прибавить в жизни? Счастья в ней или радости? Возможно, и самое невероятное окажется в моих силах дать тебе.

— Да я сама попробую взять своё счастье в свои руки. За этим и отправилась в дорогу, сменив путь и поняв, что никто другой не даст мне моего счастья. Если не сама, то никто. Иначе всегда счастье будет не всё моё. Будет отчасти и чужое, — Айрис тряхнула головой. — Если уловила, о чём я. Захмелела немного. Но радости можешь прибавить! Возьми в детском доме пару малышей. Девочку назови Айрис, а мальчика — Александр. Воспитай их как родных в надежде, что им повезёт в любви, у которой не будет смертельных преград. Остального, я уверена, они достигнут сами и будут счастливы! Слабо выполнить? — горькая усмешка.

— Нет. Я постараюсь от всего сердца. Прямо сейчас поеду в ближайший детский дом, — твёрдо сказала Лиля. Встала. — Позвони, если что-то потребуется! — она достала из кармана брюк визитку и положила на стойку. — Верю, ты сможешь обнять своё счастье и уже не отпустить. Позвони, если в трудную минуту будет не слабо признать, что ты достаточно сильна, дабы дать поддержать твои руки и отвагу.

Айрис взяла визитку. Задумчиво посмотрела вслед уходящей Лили. Дверь открылась и закрылась, накрыв ощущением, словно по тропе пульса судьбы жёстко провели скальпелем, разделяя её. Айрис поёжилась. Взглянула на визитку. На той были изображены ажурные ворота в окружении облаков. Под ними находилась надпись: «Дверь вашей мечты» и номер телефона.

— Нужно меньше пить, — пробормотала Айрис, сунула визитку в карман куртки и, подняв рюкзак, пошла к выходу.

Дождь продолжал барабанить по улице. Вечер уже полностью вступил в свои права и стал заигрывать темнотой с лучами фонарей, витрин и окон. Влажный воздух принёс свежесть и прохладу.

Остановившись возле дороги, Айрис покачнулась. Голова кружилась от хмеля, а в животе кусался голод. На душе скребли кошки. У Айрис не было желания искать отель для ночёвки. Она чувствовала, что не уснёт, даже если сытно поужинает и затем примет горячую ванну. Сердце беспокойно билось. Из груди рвался зовущий вой. Нутро волка искало, с одержимостью жаждало уловить запах – родной, терпкий, увлекающий. Запах, умножающий силу, горячащий кровь в жилах, пускающий ток жизни по венам.

Глубоко вдохнув и напряжённо выпустив воздух через ноздри, Айрис двинулась с места. Её путь пролегал на юго-запад к Праге. Она рассчитывала, что через какое-то время поймает попутку, одну, потом другую, так и доберётся в Коханкы. Не предала внимания звуку открывшейся двери и торопливым шагам позади себя. Алкоголь и тревожные мысли об Алексе, жажда ощутить жар его объятий, приглушили в ней чувство осторожности.

Порыв ветра в спину. Запах сигаретного дыма и байкера из бара, который пытался за ней ухлестнуть.

Вспышка боли в затылке.

Свет фонарей рассыпался искрами в чернильных кляксах, хлынувших в глаза Айрис. Она поняла, что падает и удивилась, ощущая оберегающую её мягкость, теплоту. Тишина. Пустота. Нос защекотал аромат выпечки и жареного мяса. В нём улавливался и ещё один запах.

— Чёртов козлёнок, — Айрис разлепила веки. В тусклом свете ночника увидела Мисаша, сидящего в кресле у зашторенного окна. Он весь сжался в комочек и с тоскливым видом крутил в своих маленьких лапках мобильный телефон. Отреагировав на её голос, Мисашь встретился с ней взглядом. Вмиг оживился и примчался на кровать. Мордочкой уткнулся в её руки. — Где мы? Ты меня от бара притащил сюда? — погладила его по пушистым ушкам.

Мисашь сел и виновато с горем в глазах посмотрел на неё. Отрицательно качнул головой.

— Когда почувствовал, что тебе больно, я пришёл. Опоздал. Ты лежала на асфальте. Рядом был здоровый мужик с разбитой бутылкой. Но возле него появился господин, — темнота глаз Мисаша засияла злорадством. — Хозяин Ада сломал руки ударившему тебя и обратил его в пепел. Потом принёс нас сюда. Позаботился о твоей голове, переодел в пижаму, уложил отдыхать. Велел мне подготовить вкусной еды. Оставил тебе подарки. Дал мне великий дар и ушёл, как сказал: «Беречь свой мир», — бесёнок вложил ей в ладонь мобильный телефон. — Хозяин сказал, этот чистый, пользуйся, никто не отследит. У тумбочки в рюкзаке лежат документы и ключи от другого подарка тебе. Он на стоянке у отеля. Хозяин сказал: на удачу тебе. Твоя одежда уже чистая, в шкафу. Кушать будешь?

— Да, — Айрис жадно сглотнула, ощущая манящие ароматы сытной пищи. Живот скручивало от голода.

Мисашь спрыгнул с кровати и выбежал из комнаты, а через несколько секунд вернулся, катя двухъярусную тележку. Она была полностью заставлена блюдами. Имелся и термос.

— Еда, много разной. Есть горячий кофе. Захочешь другого, я принесу. Налить попить?

— Я сама, — Айрис села, оставила телефон у подушки, плеснула из термоса в кружку бодрящего напитка. — Спасибо! Будешь кушать? — Она кивнула на тележку и взяла пальцами кусок жареного мяса.

Мисашь схватил булочку с повидлом и забрался на кровать. Зажевал, довольно урча.

— Хозяин Ада?.. — Айрис нахмурилась. — Князь вернулся?

Мисашь с довольной мордашкой мотнул головой «нет».

— Зоарх был? — мрачные морщинки усилились на лице Айрис.

— Хозяин Радан. — Бесёнок увлечённо начал вылизывать клубничную сладость из наполовину съеденной булочки.

— Неужели опять случайно успел, когда я оказалась в беде? — Айрис отпила кофе, немного расслабилась. — Мы в Риге? — снова напряглась. — Или в Англии?

— Прага, — Мисашь запихнул остатки булочки в рот.

— Прага?! — Айрис выругалась. — Ни черта не случайно. Ладно. Следит как-то и следит. Важно то, что он значит на моей стороне, против... — лёгкая улыбка. Она взяла тарелку с мясом и активно принялась есть. — А что тебе хозяин подарил? — с любопытством взглянула на Мисаша, стащившего с тележки шоколадное пирожное.

— Сказал: «Приказываю волей властителя Ада охранять жизнь и здоровье твоей госпожи Айрис, при любых обстоятельствах защищать её. Разрешаю нести смерть тому, кто посягнул на её жизнь». Мисашь теперь как царь, другие бесы завидуют страшно, — он засиял довольством и счастливо съел сладость.

— О, боже, — Айрис вздохнула. — Учти, Мисашь, без крайней, самой крайней, очень важной необходимости не смей убивать! Я запрещаю! Ты понял?

— Угу, — беспечно кивнул тот и сцапал с тележки персик.

«Даже не знаю, Радан, я тебя больше люблю или ненавижу? Как можно было додуматься подарить ребёнку такоё? Словно обезьянке дал связку гранат, благодетель, чёрт. Теперь следи за этим моим рогатым чудом, чтобы не рвануло. Радан, врезать бы тебе», — сердито подумала она, но вскоре заулыбалась, вспоминая лихие приключения, что пережила с нынешним хозяином Ада. Потрепала бесёнка по загривку.

— Ваше высочество, вы так перемазались, что напоминаете царя хрюшек! Наполняйте своё пузико и марш купаться!

Мисашь в ответ весело похрюкал. Айрис засмеялась.

***


Рассекая мелкий дождь, чёрный мотоцикл, отмеченный золотыми молниями, летел по практически пустой трассе. Рассвет прятался за одеялом угрюмых серых облаков, которые слегка светлели к горизонту. Мощный мотор бодро ревел в такт стремительно стучащему сердцу Айрис. Капли дождя перед её увлажнившимися глазами размывались об опущенный визор смоляного шлема, украшенного нарисованными языками пламени. Дар от Радана всколыхнул в ней бурю эмоций. Подстегнул быть как он – тем, кто разрушает любые границы, следуя за зовом любви. Вечность для Айрис стала восприниматься секундой. Жизнь сгорела в ней и воскресла. Словно бензин под поршнями. Вспышка стала движением. Дым – воздухом. Темнота – светом. Что бы дальше ни случилось, Айрис знала, она не отступит и не пожалеет.

— Я уже мертва, как и Алекс, которого убила. Но мы любим и тем живы, — боль резала её душу едкими слезами. Она улыбалась, оставляя вечность одному мигу. — Как ты Радан, я – искра, и пусть пылает солнце!

До посёлка Коханкы оставалось километров пятнадцать. Путь к нужному дому Айрис запомнила перед выездом из отеля, изучив электронную карту. Бесёнка она отправила побыть с Яном, посмотреть, что делается у друзей-оборотней.

Мост через реку Йизера канул в прошлое. Ряды улочек и коттеджей поглотили часовые стрелки. Рокот мотора растворил редких прохожих.

Надавив на тормоза, Айрис затушила пламя в сердце своего стального коня. Встала с него и хмуро поглядела на высокий забор из железобетонных блоков с заслоном из колючей проволоки по верху. Перед Айрис находились мощные ворота из металла. На них была табличка с предупреждением, что дом охраняется и подключён к сигнализации и видеонаблюдению. Рядом была панель управления и связи.

— Как серьёзно. Интересно, а гнёзда с автоматическими пулемётами есть? — с напряжённой усмешкой сказала Айрис и поставила мотоцикл на подножку. Подойдя к панели, подняла визор и нажала кнопку связи. — Если тут нет живых, то вам повезло. Здравствуй, лев! Помнишь самую нежную из всех в мире волчицу? — она отпустила кнопку. Ответа не последовало, если не считать им высветившуюся на дисплее панели надпись «Enter A-R my number». С английского это значило «Введите А-Р мой номер».

«Хм. A-R my. Похоже на army. Значит армейский. Номер. Чей? Явно не Леона раз есть A-R? Авелин и Радан?» — немного подумав, Айрис набрала цифры «20022013». Это был единственный вариант, пришедший ей на ум. Личный номер Радана на военной службе в разведке во время второй мировой войны.

Панель погасла. В воротах что-то щёлкнуло, и одна из створок медленно отползла вбок.

— Да, лев, ты хорошо постарался, — отметила она и, вернувшись к мотоциклу, закатила его во двор. Створка ворот тут же сама закрылась. Прозвучал щелчок и сигнал, видимо, означавший, что сигнализация вновь активна.

Сняв шлем и повесив его на рукоять руля, Айрис огляделась. Метрах в пятнадцати впереди был одноэтажный длинный и широкий дом из красного кирпича. Его окна охраняли металлические пластины. Сейчас они находились в опущенном положении и явно не впускали в комнаты ни тончайшего лучика света. На крыше, покрытой черепицей, раскинулась спутниковая тарелка. Во дворе имелись только легко заметных больше двадцати видеокамер. Асфальтированные дорожки вели к цветочным клумбам, ухоженным грядкам, саду фруктовых деревьев и большому гаражу.

— Чувствуется тут и женская рука, — отметила Айрис и прошла к дому.

Входная стальная дверь встретила её мигающей красной надписью на кодовой панели. Требовалось ввести имя входящего.

— Любопытно, — Айрис набрала своё имя. Панель высветила «ожидайте», и где-то через полминуты в двери щёлкнул замок, замигала надпись: «ДНК личности подтверждено». — Впечатляет! — хмыкнув, Айрис вошла в дом. Массивная дверь закрылась за ней сама, клацнул замок. Зажёгся свет.

Прихожая была просторная, в светлых тонах, имелся шкаф, полочки для обуви, на одной из которых стояло несколько пар тапочек.

— Рано расслабляться, — Айрис вытерла обувь об коврик и пошла дальше.

Каждая комната в доме была далека от неудобства тесноты. Свет автоматически везде включался и гас. В интерьере преобладали оттенки молочного, зелёного и мягко-жёлтого. Мебель стояла изысканная, но не вычурная. Айрис обнаружила три спальни, две ванных комнаты, пару гостиных, большую кухню, совмещённую со столовой, игровой зал, где был бильярдный стол, бар и место для игры в карты. Телевизионные панели располагались в каждой комнате. На кухне находилась вместительная морозильная камера, в ней, как и в холодильнике, с избытком хватало различных продуктов и напитков. Но в доме была ещё одна комната, и она кричала, что это не обычное жильё состоятельных людей. Это был полноценный хирургический бокс. Аппараты, медикаменты, несколько коек для послеоперационной терапии.

— Что же, остаётся с комфортом ждать, как мышка в клетке, полной сыра, — с окрашенной грустью полуулыбкой сказала Айрис и завершила осмотр. Взяв пару бутылок пива и упаковку с гамбургером, она прошла в гостиную. Села на диван. Включила стоявший на журнальном столике ноутбук. Открыла бутылку и, отхлебнув, позвала Мисаша.

Появившийся бесёнок сразу подбежал к Айрис и прильнул к её ногам. Поглаживая его между рожек, она спросила, как дела у Яна. Отчёт последовал долгий, с ярким эмоциональным окрасом. Мисашь очень старался передать, насколько бурные отношения у Василины и Яна. Из его повествования выходило, что охотник и вампиресса балуют себя поцелуями, жаркими объятиями и энергичными перепалками. До секса у них, видимо, ещё не дошло, но ситуация близка к тому. Витор же с Марией проводят время тихо, нежно поддерживая друг друга. Чужаки к владениям Радана не приближаются. Ремонт потихоньку движется. Новостей о сбежавшей Стефании нет. Об Айрис волнуются.

— Хорошо, молодец, козлёночек, — она почесала ему переносицу. — Иди возьми в холодильнике себе чего-нибудь вкусного. Только не свинячь!

Счастливо муркнув, Мисашь помчался на кухню. Айрис отпила пива и набрала на мобильном телефоне номер Яна. Он почти тут же снял трубку. Она заговорила кратко, соблюдая осторожность, спеша закончить разговор побыстрей. Убедив Яна в своей безопасности, Айрис отключила звонок. Тяжело выдохнула. Откусила гамбургер и запустила на ноутбуке первую попавшуюся в поиске комедию. Бесёнок вернулся бегом, держа связку сосисок. Запрыгнув на диван, он принялся смаковать своё лакомство, жуя сосиски, не снимая с них плёнку, довольно чавкая. Айрис потрепала его за ухом.

— И почему, козлёночек, ты не мой принц?.. — она улыбнулась.

***


… В ночной дымке медленно плыла молочная луна. Казалось, у неё есть тонкие губы, вытянутые уголками к незримому солнцу. Пушистые зелёными иглами ветви покачивались в такт неуловимой музыке, пронизывающей обширный лес. Пики елей целили в мерцающие звёзды, и чудилось, вот-вот проколют одно из лениво ползущих облаков. Айрис повела ушами, точнее определяя направление полёта мелодии её жизни. Аромат добычи и страсти окутал нос. Ветерок начал звать сердце биться наперегонки. Айрис, негромко рыкнув, сорвалась с места. Она была одной из нот музыки. Кусты, деревья, мягкая подстилка лесной почвы, взрываемая когтями на лапах Айрис, звучали аккордами. Она приближалась к косуле, загоняемой в ловушку. Запах крови добычи, вкус её плоти уже щекотали нёбо Айрис. Голод разжигал аппетит. В животе урчало. Инстинкт требовал убить и насытить себя и растущее в чреве потомство. Короткий вой партнёра дал сигнал Айрис, и она прыгнула, обнажая клыки. Заросли можжевельника раздвинулись, и косуля упала, сражённая в горло кинжальными зубами. Хрип агонии. Дурманящий острый аромат крови. Крупный волк ударил с яростью в спину поверженной добыче. Айрис довольно рыкнула и начала терзать клыками горячую плоть. Волк ответил ей нежным подбадривающим урчанием. Музыка взорвала лес.

Айрис что-то дёрнуло из ночи. Луна, вкус парного мяса, ощущения новой жизни под сердцем, жёлтое сияние глаз волка, мелодия ветра - всё моментально растворилось в свете ламп, ворвавшемся в открытые веки.


— Тут есть он. Опасно, — Мисашь грубо тряс её за плечо.

Айрис скинула с себя одеяло и села.

— Пришёл, дверь, — испугано и зло прошипел бесёнок, схватил с пола молоток для отбивки мяса и тесак для рубки костей. — Я защищать! Не бойся!

— Хорошо, мой герой, — Айрис встала, подхватила с изножья кровати халат, накинула его поверх ажурной сорочки. — Не спеши! В дом непросто попасть чужаку. Скорее всего, пришёл друг.

Мисашь нахмурился и с выражением полного недоверия скрылся в портале.

Вздохнув, Айрис вышла из спальни. Поймала слабый запах вишни и шалфея. Уже три дня она ожидала ощутить его, но не расслабилась. В любой миг была готова перевоплотиться в дикого хищника.

— Дьявол! Айрис! Брысь, мелкий! — раздался сердитый голос Леона. — Айрис, угомони свою зверюшку!

Айрис вбежала в гостиную. Мисашь скакал по порталам вокруг крутящегося волчком Леона и шипел: «Хозяйку не трогать. Убить могу. Убить», - грозно махал своим кухонным оружием.

— Козлёночек, — Айрис требовательно указала на кресло, — ждать. Тихо.

Мисашь взглянул ей в глаза и повиновался. Запрыгнул на кресло, но угрожая, прошипел Леону и показал зубы.

— Серьёзная у тебя охрана! — Леон добросердечно улыбнулся.

— Рада тебя видеть! — Айрис подошла к нему и обняла. Пристально посмотрела в глаза. В них не было прежней пустоты смерти. Глубина карего цвета блестела эмоциями.

— Я тоже рад тебя встретить, безумная волчица! — он крепко стиснул её в объятиях. — Уже и не надеялся, но ты тут! — Леон отступил, однако её руку ещё мягко держал в тёплых пальцах. — Как ты? — с появившейся мрачной задумчивостью во взгляде разжал пальцы.

— О, это долгий рассказ, — Айрис присела на подлокотник кресла, в котором выжидал бесёнок. Мисашь сразу прильнул головой к её бедру. Она начала поглаживать его по макушке. — Вот обзавелась ребёнком, ищу мужа и буйного веселья, — короткая улыбка. — Всё расскажу, но сначала твоя история, благородный лев!

— Моя тоже не короткая, — Леон снял куртку и сел на диван, вещь положил на колени. — Если не боишься успеть проголодаться, готов делиться тайнами.

— Здравая мысль! — Айрис кивнула и попросила бесёнка принести пива и еды. Он, не мудрствуя лукаво, оставил орудия гибели и помчался за вкусностями. Она улыбнулась. — Моё рогатое чудо, за меня с жизнью расставался, так и стала неожиданно для себя матерью на старости лет.

— Какие наши годы?.. — Леон поднял уголки губ. — Я уже скоро дедом стану!

— Начинай хвастаться и ворчать, как жил с нашей последней встречи, — Айрис немного изменила позу, устроившись удобней, положила ногу на ногу. Халат значительно обнажил ей линию бедра, но она и бровью не повела.

— Для полноты пользы мне придётся начать издалека, со времени до моей первой встречи с Раданом, — Леон и мельком не опустил взгляд на её обнажённую часть тела. Его глаза наполнились тревогой.

— Валяй!

К финалу долгого рассказа Леона журнальный столик был полностью заставлен тарелками из-под разной еды. Около него замерли пустые бутылки пива и парочка из-под вина. Мисашь, тихонько икая от обжорства, лежал в кресле и иногда зевал. Айрис попивала из бокала вино, продолжая сидеть на подлокотнике.

— Так и выходит, что, однажды взяв в долг у Смерти, уже никогда не расплатишься. Порой думаю, что я сам уже стал тенью Смерти и преследую тех, кто ей должен, заодно и собственный долг обслуживая. — Леон передёрнул плечами.

— Знаешь, герои не умирают! — Айрис чуть улыбнулась. — Особенно те, которые должны Смерти за любовь! И не говори, что тебе хочется сказать мне: «Прости»!

— Пугаешь меня. Слишком спокойно реагируешь на ситуацию, в которой оказалась. Ты всегда была похожа на сталь, но сейчас... — он покачал головой. — Реально пугаешь, как остриё бритвы у горла.

— Да ладно, — Айрис засмеялась. — От чего мне психовать? В начале парижских событий со статуэткой Гекаты тебя спасло некое невероятно старое и могучее создание по имени Марс. Оно подсказало тебе, где спасать Велию, фактически свело с Раданом. Но сделало своим слугой, и ты помогаешь ему, чтобы не возродилось ещё более старое создание по имени Морок. Которое на части поделено, одна из которых — это пелена Дана, — Айрис небрежно махнула рукой. — Какая разница, мой друг, под чьими знамёнами погибать, если потерять себя? Мне известно, кто я и что мне важно. Я себя не потеряю, и потому плевала на все их знамёна. С меня хватит. Я верна друзьям и живу, чтобы забрать своё по праву любви! Остальное… — она допила вино, поднялась, поставила бокал на стол и села на диван к Леону. — Мне безразлично. Я знаю, что уже мертва. Но жива, потому как люблю! — Айрис подняла пальцами верхнюю губу, показывая Леону её внутреннюю сторону. — Есть?

— Знак стражи VXV, служителей Марса, стоит, — ответил он и тяжело посмотрел ей в глаза. — Думаю, давно наложен на тебя!

— Без разницы.

— Рассказывай о себе, — Леон взял её за руку. — Мне не без разницы!

— Знаю, потому я и тут. Слушай...

Леон не перебивал её историю. Чем больше она рассказывала, тем угрюмей он делался и тем мягче его пальцы держали её ладонь.

— Всё хуже, чем я боялся, — выслушав перипетии жизни Айрис, признался Леон. — Готовился ко многому, но тут почти бессилен.

— Не беда, — Айрис чуть улыбнулась ему. — Я сама справлюсь. Подготовился ты реально круто, даже одежду, подходящую мне по размеру и фасону, в гардероб поместил, — она дружески погладила его плечо.

— С одеждой это жена постаралась. Она, как и я, надеялась, что именно ты придёшь. Только теперь я понимаю, как глупо это было. Эгоистично, — он тяжело вздохнул и с виной посмотрел в её глаза. — Мы думали, с тобой нам вместе будет легче выживать. Мы доверяем тебе защищать наши спины. Но вот реальность, путь к нам для тебя, — он сокрушённо опустил голову. Разжал пальцы, освобождая её ладонь. Сжал кулаки. — Прости. Мне жаль.

— Да за что? — Айрис непринуждённо потрепала его по светлым волосам. — Твоей вины нет и капли. Я сама ступила и не сверну с дороги в один конец. Ты меня не толкаешь в пропасть. Ты сделал всё правильно. Я рада, что нашла твою записку! Ей ты мне помог найти себя! Всё хорошо, друг!

— Само собой, — Леон выдавил измученную полуулыбку. — Но я сказал — почти бессилен. Помочь.

Под его решительным взглядом Айрис невольно вздрогнула.

— Не вздумай влезать в мясорубку за мной! — рыкнула она. — У тебя беременная дочь и жена, зависящая от твоей крови!

— Я не могу помочь одолеть твоих врагов. Зато в моих возможностях дать тебе лазейку к побегу от них, шанс ускользнуть от битвы. Я знаю, где найти Алекса, как вам встретиться быстро и незаметно для ваших убийц. Самое важное, я могу дать тебе инструмент для отсечения цепи, которая удерживает его сейчас от тебя. Но чтобы одолеть её, тебе придётся сжечь свою душу, — тревожный, ожидающий взгляд.

— Заплачу. Слушаю... — Айрис плотно сжала губы.

— В стенах этого дома, в крыше и под полом есть бронированные плиты. Окна и двери также особо прочные. В него не запустишь и отравляющий газ. Здесь внутренняя система безопасности контролирует состав воздуха и, если что, активирует очистку и замкнутую вентиляцию. Дом автономен. Датчики ДНК и движения предупредят о попытке чужака проникнуть внутрь. Я тоже сразу получу сигнал. Тут ты в безопасности побудешь, пока не получишь от меня сообщение с координатами места, — Леон скрипнул зубами, — где перейдёшь черту. Когда ты прибудешь туда, я сюда доставлю Алекса. Вы встретитесь, и дальше хранит вас любовь, — он сжал её руки. — Теперь детали...

Айрис жадно начала слушать его план и почти перестала дышать. Она видела, как идёт к пропасти. Маленький шаг за шагом - и уже замерла на самом краю. Покачивается, дразнимая ледяным ветром. Но ей не зябко. В сердце бушует адское пламя. Пульс тих и словно баюкает. Вдох и...

— Больше нечем помочь не смогу, — подавленным тоном закончил говорить о плане Леон. — И ещё, почти забыл. В этот дом просто так никто не телепортируется. Можешь за это не волноваться. Я не забыл об этой угрозе. Внутри стен, пола и потолка нанесены защитные письмена. Мне с ними помогли монахи из Нотр-Дам де Пари. Невероятно, как пригодилось через столько-то лет парижское знакомство, — его губы тронула грустная полуулыбка.

— Да, свет всегда догоняет тень, — отстранённо сказала Айрис. — Что хорошо! — прямой взгляд в его печальные глаза. Она встала, и Леон поднялся тоже. — Спасибо! Буду ждать координат. Удачи твоей семье! Выживите и будьте счастливы! Прощай, друг! — Айрис крепко его обняла.

— Я благодарен Судьбе, что знаю тебя, — Леон мягко окружил руками её талию. Его голос задрожал слабостью.

Айрис резко отстранилась и ушла, не оглядываясь. В её груди гремел вой, яростный и отчаянный, безумный и нежный. Войдя в спальню, она достала из шкафа свою старую куртку. Вынула из неё визитку с надписью: «Дверь вашей мечты». Через минуту ей ответила Лиля.

— Мне нужен способ оперативно добраться во Францию, конкретно в предместья Парижа. Потом обратно в Чехию, к небольшому посёлку Коханкы. Ещё требуется оружие: разгрузочный пояс, пара пистолетов-пулемётов с увеличенными магазинами, бронебойно-зажигательные и экспансивные патроны, несколько термобарических гранат. Возможно осуществить? — холодно спросила Айрис.

— Вскоре перезвоню с результатом, — далее была тишина прекращённого звонка.

Айрис присела на кровать, начала вращать между пальцами визитку и смотреть в дисплей телефона. На его месте будто зияла пустота, в которой где-то там, в недосягаемости, призрачно мерцала какая-то искорка. Или она лишь мерещилась в беспредельной пропасти, поглощающей Айрис.

В комнату вбежал Мисашь. Широко зевая, он забрался на постель.

— Друг вампир ушёл. Дела плохие? Будет бой? — бесёнок ласково ткнулся лбом в плечо Айрис. Она не отреагировала. Он грустно вздохнул и, скрестив лапки, сел, замер.

— Любовь — это полёт, даже если падаешь. Полёт, — прошептала Айрис.

Телефон зазвонил.

— Слушаю, — Айрис напряглась, страшась отказа. Она уже не могла не падать, не парить. Это значило дышать. Для чего ей нужно было попасть в комнату чёрных зеркал. Как можно быстрей. Ей требовалась шкатулка с Гекатой, как та неведомая призрачная искра в бездонной тьме. Не для себя. Для шанса защитить Алекса в случае провала побега, для обмена его жизни на бесценный артефакт. Для света ему в вечной ночи, что захватывает их.

— Вам в СМС сейчас поступит номер. Это контакт пилота. В любое время сообщите ему, куда прибыть. На неделю в вашем распоряжении вертолёт с правом пересечения любых границ. На его борту ваш заказ. Надеюсь, я вылечу твоё крыло, — в деловом голосе Лили скользнула лёгкая теплота, и звонок прекратился.

Телефон просигналил о поступлении СМС.

Айрис спешно открыла его. Помимо номера там был текст: «Верю, будешь счастлива, как мои дети – Айрис и Александр».

— Вера — это любовь, — тихо сказала Айрис. Погладила Мисаша по голове и, встав, начала переодеваться. Она шагнула в пропасть.

***


Объёмные тёмные облака заглотили последние звёзды. На влажную землю упала глубокая ночь. В окнах дома Лилит, располагавшемся в предместье Парижа, царили пустота и мрак. Из поросших сорняками клумб доносился тихий стрёкот насекомых.

Наблюдая за домом, Айрис лежала в кустах в нескольких метрах от колодца. Она заставляла себя не спешить. Выждав ещё минуту, медленно выползла из-за укрытия. Огляделась. Принюхалась. Осторожно приподнялась и села на корточки. Положив ладонь на рукоять пистолета-пулемёта, покоившегося в набедренной кобуре, перебежала к колодцу. Осмотрелась. Стрёкот стих.

— Давай, вперёд. Темнота — друг отчаянных девушек, — подстегнув себя решительней действовать, Айрис быстро открыла потайной ход в подземелье и спустилась в него. Часто и тревожно задышав, убрала преграду в комнату чёрных зеркал. Статуи трёх мужчин и женщин встретили её мерцанием бледно-голубого света. Тот струился из сумрака зеркал, словно наэлектризованная пыль.

Стена опустилась за спиной Айрис. Она уверенно прошла к резной тумбе. Вдохнула медовый аромат лилий, вьющийся в морозном воздухе. Протянула руку к алой керамической вазе и тронула ржавые бутоны цветов.

— Не всё, что нечисто — есть грязь. Они белы. Всегда были, есть и будут светлы, такими, как умерли, застыли, выбранные судьбоносной рукой, — Айрис зябко вздрогнула и подошла к стене, возле которой лежала у белоснежной свечи раскрытая музыкальная шкатулка. Присев, провела пальцами по фарфоровому мужчине и женщине, обнимаемой им. Посмотрела на стоявшую поблизости миниатюрную статуэтку трёхликой богини. — Пыль. Время — пыль, покрывающее любовь. А чистота как пустота. Обман рождения, жизни и смерти. Вечность в любви! — с лёгкой полуулыбкой Айрис взяла шкатулку. Выпрямилась. Смахнула пыль с лиц мужчины и его возлюбленной, но та почти сразу вернулась. — Густая чёлка прикрывает тебе глаза, ты путаешь кисти в волосах своей судьбы. Так похож на Радана, который отказался от силы править Смертью, потому что преодолел её истинной любовью. И я забираю тебя себе, чтобы получить маленький шанс защитить свою любовь. Мечтаю для неё одолеть вечность темноты. Пусть я стану пылью, но мне нужно победить Смерть, которая придёт за моей судьбой. Беру тебя как надежду на жизнь моей жизни.

Айрис направилась к выходу.

— Постой, — прозвучал в комнате знакомый мелодичный женский голос.

Айрис резко обернулась к зеркалам, ожидая увидеть в них женщину в красном платье. Но там была всё та же темнота, мерцающая голубоватым свечением.

— Ты отвергла путь ручья и выбрала течь рекой. Вернулась, и вновь я говорю тебе: Здравствуй, мать моего счастья и мать неисчислимых человеческих бед. Крепче держи свою любовь, иначе не будет спасения миру. Она открывает все двери так же верно, как крест воскрешает надежду. Ступай, Айрис. Прекрасная, великая и ужасающая. Милость, справедливость и кара гнева. Судьба ждёт нас. Береги капли своей реки, — мягким тоном сказала незримая женщина, и сияние пропало из зеркал.

Гнетущая тишина ударила в Айрис.

— Крест воскрешает, — прошептала она. Преграда к выходу поднялась.

Айрис выбежала из подземелья и жадно вдохнула сырой ночной воздух. Тайный проход закрылся. Дождь снова начал целовать лицо Айрис. Плачущей, но полной решимости.

— Я не отпущу любовь. Не отпущу, — она крепче сжала подрагивающими пальцами шкатулку. Чувство страха с остервенением стало вгрызаться в душу Айрис, пророчества Бездны стали оглушать. Полёт чувствовался падением камня в бесконечную пучину океана. — Никогда не отпущу, чего бы не стоило...

Айрис пошла к дороге. В нескольких сотнях метрах около рядов виноградников её ожидал вертолёт.

***


Посёлок Коханкы. Чехия.

«У тебя примерно сутки на решение проблемы. Возможно, меньше. Алекс вчера отбыл в Рим по поручению А. Как только он возвратится в Чехию, я направлю его к тебе. Не забудь стереть сообщение», — в конце послания от Леона были координаты. Айрис удалила СМС. Открыла электронную карту. Хмуро сдвинув брови, внимательно начала изучать район, указанный Леоном. Затем очистила историю в приложении навигатора. Не доев обед, встала из-за стола. Прошла в гостиную.

— Козлёночек, я уезжаю по важным делам. Прибери в доме. Везде должно быть так чисто, словно мы здесь не были! — почесала Мисаша за ушком. Он кивнул и, бросив смотреть мультики по ноутбуку, спрыгнул с дивана. — За мной не следить! Если что, сама позову!

Бесёнок вновь кивнул, смотря на неё большими глазами, наполненными тоской и тревогой.

— Не волнуйся. Жди и не лопай чипсы после уборки! — небольшая улыбка.

Мисашь жалобно шмыгнул носом и крепко обнял её за ногу.

Айрис настойчиво, хотя и с нежностью оттянула его за ушко от себя и быстро пошла к выходу из дома. К её глазам стремилась влага. В груди щемило. Она старалась не думать, что бесёнок, прикипевший к её душе, словно родной ребёнок, оказывается жертвой её выбора. Он погибнет, защищая её до конца. Почему? Ради её любви! Любви, которая дарит смерть.

— Сука, — вздохнув, Айрис накинула на плечи плащ и закрыла за собой входную дверь. Машинально проверила в набедренной сумке шкатулку Гекаты. С ней она не расставалась ни на миг. Все два дня ожидания сообщения от Леона даже не переодевалась, каждую секунду готовая помчаться устранять последнюю преграду, разлучающую её ладонь и руку Алекса.

Надев шлем, Айрис выкатила мотоцикл из двора. Запустила мотор. Оседлала стального коня. Поправила имевший снизу специальные разрезы плащ так, чтобы он прикрывал оружие, таившееся на поясе. Крутанула рукоять газа и отпустила сцепление. С рёвом жестокого зверя мотоцикл сорвался с места.

Глубокие вечерние тени ползли по сухой земле. Путались в пылевых облаках, поднимаемых ветром. Перед автомастерской, стоявшей в удалении от шоссе, торчал шест с крупной табличкой. На ней красной краской было широкими мазками написано: «ЗАКРЫТО». Сама мастерская, расписанная готическими и революционными граффити, представляла собой несколько добротных бетонных гаражей, объединённых в одно целое. Из-под её закрытых ворот просачивался свет. Слева от входа стоял мотоцикл с коляской.

Айрис дала по тормозам перед самыми воротами. Стукнула в них ногой несколько раз и сошла с мотоцикла. Заглушила мотор. Вновь пнула ворота, вызывая гулкий металлический звук.

— Какого хрена?! Тебе, дятел, написано, что закрыто! Сейчас для понятия нос твой раздолблю! — раздался жёсткий голос, но тон был спокойный. Дверь в воротах открылась, и к Айрис вышел физически крепкий парень. На его обнажённой груди и мускулистых руках играли татуировки: Смерть с косой, кельтский крест и скалящийся череп. В зелёных глазах сияла зловещая усмешка.

Молниеносное, отточенное движение - и в руках Айрис изрыгнули пламя пистолеты-пулемёты. Грудь и живот парня взрыхлили кратеры. Кровь брызнула фонтанами. Айрис толкнула ногой падающее тело внутрь мастерской. Вошла следом и тут же всадила очередь экспансивных и бронебойно-зажигательных пуль в голову парня, сотрясаемому конвульсиями на полу. Его рыжие волосы с кусочками черепа разметало по сторонам, а руки заскребли окровавленный бетон проступившими когтями оборотня и замерли.

— Петер?! — крик, переходящий в рык ярости.

С разбега крутанув сальто, Айрис выстрелила в рослого парня, выбежавшего из дальнего помещения в ремонтный зал. Он был также оголён по пояс, но носил шорты вместо джинсов. Его загорелая кожа, начавшая покрываться шерстью, окропилась алым. Тёмные глаза словно окаменели. Густые вьющиеся чёрные волосы всколыхнулись и закружились вокруг лица. Его отсечённая пулями от тела голова, упав, покатилась к смотровой яме. Айрис полностью разрядила обоймы в обезглавленное тело. Оно рухнуло горящим куском изорванного мяса. Придавив ступнёй голову, Айрис расплющила ту, как переспевший помидор. Быстро и ловко перезарядила оружие. Часто задышав, вошла в комнату за ремонтным залом. На её стенах были магические письма. Без сомнения, они отлично защищали это место от свободного открытия портала и телепатического обнаружения. Однако очевидно, что для способностей Марса преградой это не являлось, иначе вряд ли от кого ещё Леон мог проведать об находящихся тут. Обстановка в комнате заявляла, что тут обустроен простейший гостиничный номер.

За столом на диване сидели, обнявшись, мужчина и женщина лет пятидесяти. У мужчины в серых глазах отчётливо виделась стойкость. Он с нежностью прижимал к себе испуганную женщину. В её зелёных глазах металась паника и горела надежда. От людей веяло тонким запахом розмарина с примесью полынной мускусности. Айрис узнала в них супружескую чету Картеров. Прошедшие годы, конечно, изменили их, но обмануться было невозможно. Она невольно вспомнила свою первую официальную встречу с матерью Алекса, когда пришла к ней устраиваться нянечкой, а собеседование обернулось кровавой схваткой с посланниками Велии.

— Кто вы? Друг? — мужчина встал вместе с супругой. Из-за полы пиджака извлёк чёрное потрепанное перо. — Друг? — протянул перед собой значимую вещь.

«Перо из крыла Милены. Архангела. Перо, тогда принёсшее им и мне жизнь», — с болью подумала Айрис.

— Алекс жив? — цепляясь за плечо мужа, едва вымолвила женщина.

Айрис сглотнула тугой едкий ком, образовавшийся в горле, и вышла из комнаты, чтобы продолжить следовать своему плану. Пульс безжалостными кувалдами загремел в висках. Стиснув зубы, она обыскала труп в шортах, который обгорел до талии. Нужного при нём не оказалось. Быстро проверила первого убитого. У него в кармане джинсов обнаружила телефон. Пароль на нём не стоял благодаря излишней самоуверенности владельца. Взяв тот, вернулась в комнату к родителям Алекса. Всё развивалось по её плану, и пока импровизация не требовалась. Детали можно было изменить, но не результат.

«Падение. Падение. Падение. Спасение. Спасение», — взрывался разум ветром, царящем в пропасти.

Мужчина и женщина встретили Айрис около двери и под прицелом оружия попятились назад к дивану. Сели.

Айрис опустила пистолет и написала в мобильном переводчике несколько фраз, включила их озвучивание.

— Холли, Томас, ваш сын Алекс жив. Я позабочусь, чтобы он был свободен от зла и счастлив. Однажды вы увидитесь с ним. Сейчас я вас перенесу в безопасное место. Закройте глаза и представьте самый радостный миг в вашей жизни, — прозвучал синтезированный электроникой женский голос.

Мужчина положил чёрное перо на стол. С тёплой улыбкой обнял жену. Прижал свой лоб к её. Тихо сказал, что любит её.

Холли, положив ладонь на его щёку, прошептала:
— Самый счастливый миг - когда у нас родился сын.

Томас кивнул. Они закрыли глаза.

Айрис включила видеозапись на телефоне убитого. Она, словно статуя, смотря на несколько слёз, покатившихся по лицам родителей Алекса, стремительно вскинула оружие и спустила курок.

Покидая комнату, Айрис бросила в неё пару термобарических гранат. Ещё три полетели в ремонтный зал, к стеллажу со смазочными жидкостями. Оставляя за спиной огненный шторм, пожирающий автомастерскую, она направила мотоцикл в сторону от трассы. По грунтовой дороге Айрис гнала к ближайшей реке. Её лицо, по-прежнему закрытое визором, было мокро от слёз. Мысли о прошлом, настоящем и будущем плетью из лезвий хлестали её сердце. Алый сырой туман затянул разум. Чувства змеями жалили в каждую клетку.

Остановив мотоцикл у края реки, Айрис почти упала с него. Дрожа, сбросила с себя шлем. Уронила на жёлто-зелёную траву мобильные телефоны и оружие. Пошатываясь, вошла в окутывающую прохладой воду. Нырнула с головой и закричала. Истошно, изо всех сил, выплёскивая боль в смывающий кровь поток. Река заманила её с собой в безмятежность бега мириада капель, которые лишь в единстве ведают покой, мчатся ли в скорости водопада или замерли в тишине спящей заводи. Соблазн отпустить себя в каждую из них опьянил Айрис. Но на задворках сознания в ней мелькнул огонь из прошлой невыносимой боли:

«Забудь, – резко оборвала её Лейли. – Это не твоя забота. Ты слышишь, что можешь родить? Не обменяй жизнь на смерть! Хорошо подумай о своей судьбе», — внушала ей из прошлого Серафим, сообщив, что Бог благословил её родить, но отобрал возможность видеться с Алексом.

Айрис толкнулась от воды и вынырнула. Отчаянно вдохнула и, кашляя, выбралась на берег.

— Всё меняется со временем вокруг реки, только не её суть. Забудь. Забудь. Обменять смерть на жизнь. Родить. Да, родить, — шепча, Айрис подобрала телефоны и оружие. Затем очистила шлем от капель крови и, надев его, села на мотоцикл. Вернувшись в дом Леона около посёлка Коханкы, она отстранённо погладила Мисаша по голове, отослала его к Витору. Спрятала в спальне в шкафу среди женского нижнего белья телефон убитого в мастерской. Потом села в гостиной на диван и положила шлем на столик перед собой. Замерла как пантера в ночи на дереве над тропой, ведущей к водопою. Секунды, минуты, часы слились для неё в одно целое. Айрис не замечала времени, пока не клацнул замок входной двери. Распрямившись пружиной, она встала и уловила запах полынной мускусности с нотками амириса и розмарина. Был и ещё один благоуханный аромат. Её сердце сразу, оглушая, забилось в висках.

Алекс шагнул на порог гостиной. В его руках находился букет нежных фиолетово-лиловых гиацинтов. Значит, он помнил с детства легенду о гибели Гиацинта, которую она рассказала при нём его матери в доме архангела Милены.

Взгляд Айрис и Алекса сплелись в неразрывную нить частого пульса. В их глазах проступили слёзы.

— Моя волчица, — хрипло произнёс он и сделал шаг к ней.

Айрис бросилась к нему. Запустила пальцы, словно когти, ему в волосы цвета каштана. Прильнула безмерно мягким поцелуем к его солоновато-сладким губам. Он уронил цветы и сжал её бёдра. В поцелуе перешёл в нападение. Она ответила агрессией, но почти сразу позволила себя захватить.

— Я не смогу жить без тебя, Айрис, — жадно задышав, прорычал он и взял её на руки.

— Я не жила без тебя, мой день, — прошептала она, роняя слёзы и гладя его лицо.

Поцелуй, как огненная волна. Падение... Одежда прочь. Сбивчивое быстрое дыхание. Стоны. Вспышка, растворяющая мир. Тихая беседа переплетённых счастьем сердец. Рука в руке.

***


В животе у Айрис предательски заурчало.

— По-моему, мне пора тебя покормить, — проведя кончиками пальцев по её щеке, сказал Алекс и улыбнулся. Он лежал на диване, а она поверх него. Они были обнажены и влажны от пота.

— Да. Ещё одной порцией страсти! — Айрис куснула его в шею.

— Уже? Я рад, что намного моложе тебя, а то бы не осилил такой аппетит, — Алекс призывно провёл ладонью по её спине.

На его усмешку она показала зубы, но тут её живот снова заурчал, и гораздо требовательней.

— О, нет, всё, — Алекс рассмеялся, повернулся, укладывая её на диван, а сам сел. — Пора тебя кормить мясом, не то сам им стану! — поцелуй в губы. — А новая порция сладкого после! — он встал и чертыхнулся, чуть не упав, споткнувшись об её оружие.

— Если килограмм тридцать наберёшь, тогда сгодишься на завтрак, — улыбнувшись, Айрис потянулась.

— Ты, оказывается, такая обжорка! — он жадно скользнул взглядом по её наготе. — Но слишком красивая, чтобы я убежал от тебя! Придётся больше охотиться и кушать.

— Давай, шевелись, тащи мамонта! — Айрис игриво кинула в него подушкой.

— Иду. Спешу. А не подскажешь, где здесь холодильник, в котором он обитает? Чтобы я быстрей вернулся. — Алекс мягко бросил подушку ей.

Облизнувшись и любуясь его телом, она села. Пожала плечами.

— Не представляю. Я приехала сюда за час где-то до тебя.

— Тогда я побежал искать след! — Алекс принюхался и, склонившись, двинулся к ней с блестящими глазами.

Её живот прямо-таки зарычал.

— Дьявол, — засмеявшись, Айрис швырнула подушку в нос Алексу, отгоняя его от своих бёдер. — Волк, бегом мне за едой, а не то, правда, съем тебя, как хрустящие чипсы!

— Бегу! — он жадно поцеловал её в живот и поспешил на поиски еды.

Айрис тут же помрачнела. Встала с дивана. Проворно собрала свои вещи, разбросанные по комнате, и сложила их на одно из кресел, стоявших в гостиной. Туда же поместила шлем, тем самым освободив журнальный столик. После на другое кресло убрала вещи Алекса. Успела проверить его телефон. Как Леон ей и говорил, с той поры, как Алекс попал в плен к Ахане, он поставил паролем на разблокировку год, когда тронул чёрное перо Архангела. В телефоне был контакт с номером мобильного, который она забрала от убитого в автомастерской. Контакт был записан как «семья». Плотно сжав губы, Айрис вернула телефон Алекса в карман брюк и прилегла на диван в обольстительную позу. Согнула ногу в бедре. Возвратила на лицо беззаботность и радость, пряча глубоко в себе горечь и слёзы.

— Так ты ещё и хорошая хозяйка. Уже и уборкой занялась, и к постели приготовилась! — с напускной серьёзностью сказал Алекс и занёс в гостиную огромный поднос. На нём были горой бутерброды с бужениной, колбасой и сыром. Вдобавок сочно-красные помидоры, солёные огурцы и крупные гроздья винограда. Под мышкой Алекс нёс бутылку вина.

— Разумеется, — она приподняла бровь. — А вот тебя следует наказать за несоответствие мне. Где мороженое и бокалы?

— Как раз на длительное наказание и рассчитывал! — с широкой улыбкой он поставил поднос и бутылку на столик.

— Оно будет длиться вечность, — со сладким придыханием пообещала Айрис и села.

— На это и надеюсь! — он поцеловал её и стал кормить с рук, целуя после каждой порции.

После выпитого вина они занялись любовью. Ласки были переполнены нежностью и трепетом.

— Как ты оказалась здесь? —поцеловав Айрис в шею, лёжа на диване и обнимая сзади, тихо спросил Алекс.

— Проездом из Англии. Хотела встретиться с другом, помочь ему в непростых делах. Как говорят: долг платежом красен! Он недавно спас мне жизнь и я, наплевав на прочее, поехала. Но прежде заглянула обняться с другим другом, который хорошо знает того друга. Его тут и ждала, а появился ты! — Айрис взяла его руку и коснулась губами пальцев. — Мой родной. Мой любимый. Как видишь, я не сдержалась запретов - и твоя.

— Можем говорить без загадок. Я уже не маленький. Знаю о Радане и прочем, — его тело напряглось. — Прости, что не смог оттолкнуть тебя. Поставил твою жизнь под угрозу, — Алекс зарылся носом в её волосы и жадно задышал, крепко её обнимая. — Прости.

— Значит, тебе Леон сообщил, что я здесь? — закрыв глаза, прошептала она.

— Его дочь, Полина. Но ей, очевидно, он сказал. Я как раз прилетел из Италии из деловой командировки, — его голос сел.

Айрис уловила, как дрожь прокатилась по Алексу. Плотно сжав губы, она с трудом смогла отогнать подкатывавшую к глазам влагу. Неумолимо приближалось время ужасного разговора и страшных слов. Она вновь ощутила падение в пропасть и трепет обгорающих крыльев за спиной.

— Я не хочу с тобой разлучаться, но и быть постоянно не могу, — голос Алекса сдавила и начала рвать на части боль. — Я должен служить...

— Подожди, милый, — Айрис резво освободилась из его объятий и села. — Мне срочно нужно попудрить носик. Это не разлука, и верно, постоянно не можешь, носик пудрю я только сама! —полуобернувшись, она улыбнулась ему. Встала. — Я скоро! Служи, не дай остыть моему месту!

— Конечно, — потерянно отозвался он. — Люблю тебя!

— И я люблю тебя, волчара! — Айрис быстрым шагом покинула гостиную. Ей неимоверно захотелось закричать и искусать губы в кровь.

«Из-за своих родителей он должен служить Ахане. Только я сейчас разрублю его долг. Уже разрубила до последней нити. Сейчас порву и её», — с горьким комом в горле Айрис вошла в спальню и открыла шкаф. Взяла из-под нижнего белья мобильный телефон убитого в автомастерской. Включила его и создала медиа-сообщение. Текст гласил: «Награда тебе от А за работу в Риме. Бонус-прибавку получишь лично, позже, когда всецело ощутишь признательность за её щедрость». К нему прибавила видеофайл с убийством родителей, назвала его «ключ от ошейника», и отправила Алексу. Выключила телефон и разломила его на две части. Спрятала их в шкаф глубоко под нижнее бельё. В данном плане была уязвимость. Стоило Алексу зайти в свойства файла полученного видео, и он по дате съёмки понял бы об её обмане. Возможно, понял бы. Но Айрис не без основания рассчитывала, что, увидев содержимое видео, Алекс потеряет холодный здравый рассудок и не будет копать так тщательно, выясняя реальность случившегося. С чего ему сразу не поверить в виновность заклятого врага?

Напряжённая, как сдавленная до предела пружина, Айрис опрометью сбегала в ванную и смочила руки и лицо. Обратно в гостиную она уже бежала на дикий крик боли. На пороге она столкнулась с Алексом. Он был бледен словно мел. Его сильно трясло.

— Ты куда? Что случилось? — Айрис схватила его за плечи. Замотав головой, он попытался пройти. Из серо-зелёных глаз лились слёзы. Из горла шёл глухой низкий рык. — Стой! Если обратишься, то я тоже перекинусь и последую за тобой, куда бы ты ни побежал!

— Н-е-е-т... — выдавил из себя Алекс. Его руки сжались в кулаки. Он дёрнулся с силой вперёд.

— Стоять! Я сказала! — крикнула с яростью Айрис и залепила ему увесистую пощёчину. — Я приказываю тебе, как твоя самка! Посмеешь ослушаться, волк? — она оскалилась, рыча и вдавливая растопыренные пальцы ему в грудь.

Алекс пошатнулся. Замер. Упал взглядом в её глаза. Покачнулся и отступил, признал в ней Альфу их пары. Протянул к Айрис руки, демонстрируя ей раскрывающиеся кулаки. Из правого стали падать обломки его телефона.

— Что случилось? Куда ты стремился? — мягко спросила она, беря его за руки.

Алекс резко обнял Айрис. Плотно прижал её к себе. Дрожь и жар в нём начали спадать.

— Я не пойду мстить, иначе она убьёт и тебя, — едва слышно произнёс он. — Не могу оставить тебя.

— Кто? Что произошло? — почти задыхаясь от внутреннего отчаянного крика, задала вопросы Айрис и увлекла его в гостиную к дивану.

— Ахана. Мои родители погибли, — прошептал он и полностью покорился воле Айрис. Она стала покрывать его лицо, плечи, пальцы, грудь поцелуями.

— Я знаю, кто она. Из-за неё умерли многие, кто был мне семьёй. Мы отомстим ей. Дождёмся, когда будет удобный шанс, и ударим вместе. Мой волк. Моя жизнь, — Айрис окутала его теплом любви ласк рук и губ. — Я могу родить. У меня есть благословение. Хочешь?

— Ты меня спрашиваешь? — Алекс ошарашено посмотрел ей в увлажнённые глаза.

Поджав губы, она кивнула, гладя пальцами его волосы и не отводя зовущий взгляд.

— Зачем?.. Если мы всё время, не предохраняясь, занимались... — он нервно улыбнулся. — Значит, ты хочешь.

Айрис кивнула. Алекс тут же с пылом поцеловал её, и они упали на диван. Айрис почувствовала, как летит, пеплом, но летит.

***


Дождь барабанил в бронированные створки, закрывавшие окно. На дворе стоял день. Уже третий день отрешения от всего мира и полного растворения в любви. Айрис, одетая в мужскую рубашку на голое тело, присела на край стола. С нежностью посмотрела на Алекса, готовившего обед. Её волк был одет в джинсы, и ей не терпелось сорвать их с него клыками. Аромат поджаривающегося мяса начал подниматься от сковороды и дразнить в ней зверский аппетит, конкурировать с влечением к жарким ласкам. Айрис облизнулась. Чуть улыбнулась, но тут же нахмурилась. Её беспокоило, что Алекс был мрачным с рассвета, когда они проснулись. К ней не изменились его нежность и любовь, но сжатая тревожность в нём явно выросла. Боль от смерти родителей не могла для него пройти так быстро, хотя Айрис старалась всем чем могла уменьшать ту. Ей поначалу это удавалось, но вот в это утро что-то изменилось.

— Люблю тебя, — мягко сказала Айрис, тревожно комкая пальцами края полы рубашки. — Тебе плохо? Поделись со мной, пожалуйста.

Алекс выключил плиту. Переложил мясо со сковороды на тарелку и направился к столу.

— Садись, ешь, — тихо сказал он и поставил тарелку рядом с Айрис. Затем погладил её по щеке. — Я тоже люблю тебя! — громче добавил дрогнувшим голосом.

Она села и начала есть, с грустью посматривая на него. Алекс принёс ей хлеба, нарезанных овощей, фруктов и зелени. Налил чай. Сел напротив неё за стол.

— Лучше бы мне приказала, чем так смотришь, — он громко вздохнул. — Когда мои родители были в плену у Аханы, я не знал, как тебе пояснить, что не могу уйти с тобой, не могу и тебя потерять. Понимал, придётся попытаться встречаться тайно и дальше служить Ахане. Я боялся стать ещё более зависимым от этой твари, искал в себе силы отпустить тебя. Искал и не находил. Страх… — Алекс опустил взгляд. В его глазах блеснула влага. — Стыд. Любовь.

Он резко встал и подошёл к раковине. Набрал кружку воды и жадно выпил.

— Секунда - и родителей нет. Выбора нет. Осталась боль и любовь, — глухо произнёс он, стоя спиной к Айрис. Затем не спеша повернулся и подошёл к столу. Сел. — И выбор всё же есть. Любовь важней боли. Я только хочу понять, в чём ошибся, что сделал не так в Риме, чем я убил родителей? — жёстко стиснул челюсти.

— Это не ты... — выдавила из себя Айрис, едва не взвыв, словно от глубокой раны.

— Да. Я знаю, — без чувств сказал Алекс, погружённый в себя.

У Айрис незримой рукой сдавило горло.

— Ахана - тварь, которая бы их всё равно убила, — отрешённо добавил Алекс.

Айрис не сдержала слезу.

— Не надо, — он встал и приблизился к ней. Айрис встала. Сев, Алекс усадил её к себе на колени. Нежно обнял за талию. — Ешь и не плачь! — чуть куснул за плечо. — Я счастлив, что с тобой! Просто бьётся в мозг дрянная мысль. Чем ошибся, как не повторить, как узнать? Чтобы лучше пытаться предугадать действия Аханы? Чтобы уберечь тебя. Ведь вроде бы я не мог ничем разозлить тварь.

— Расскажи, что делал в Риме? — Айрис заставила себя есть, хотя на душе царил пожар, но тело терзал голод.

— Всего-то должен был встретить одну волчицу, отколовшуюся от стаи.

— И как прошло? — Айрис мимолётно подумала, что сама такая волчица.

— Я бы сказал — обыденно, — Алекс пожал плечами. — Представился ей. Передал, что служу Ахане, и госпожа будет рада её увидеть. Опекал, пока не прилетели в Прагу. Потом она сама поехала по нужному адресу, а я был свободен. Получил сообщение о тебе и помчался сюда. Ничего намекающего на провал задания не было. Ничего.

— Ахана во многом сумасшедшая. Может, дело в этом? — Айрис погладила его пальцы, лежавшие под рубашкой у неё на животе.

— Видимо, так, — он шумно выдохнул. — Ты права. Я зря ищу свою вину. Ахана напрочь безумная и кровожадная. Тварь, — его объятия стали крепче. — Всё. Хватит о ней. Есть мы, — Алекс мягко поцеловал Айрис затылок и чуть куснул ухо. Она довольно проурчала. Но он напряжённо вздохнул. — Прости. Я бы вечность был здесь с тобой, только...

— Понимаю, — прервала его Айрис. — Здесь не пересидеть войну. Нужно двигаться дальше от зла. У меня есть идея, куда и как.

— Внимательно слушаю! — оживился он.

— Один знакомый мне должен услугу. Хоть сегодня могу вызвать к посёлку вертолёт. У знакомого хорошие связи, и вертолёт может доставить нас в любое место на планете, куда способен долететь с дозаправкой. Государственные границы для него открыты.

— Ничего себе у тебя связи! — Алекс присвистнул. — Кто этот знакомый, если не секрет?

— Не знаю точно. Либо Архангел, или Серафим. Честно, не знаю. Наверное, я когда-то ему чем-то важным помогла. Всё, что мне точно известно - я могу получить услугу. Ревнуешь? — пересев поудобнее, она развернулась к Алексу лицом.

— Не без этого, — он прищурился и желанно провёл ладонями по её бёдрам. — Куда хочешь лететь?

— Думаю, в далёкую Россию. В Сибирь. Забраться в глубокую тайгу и слиться с дикой природой, — Айрис чуть улыбнулась. Приблизила губы к его приоткрывшемуся рту. Страстный поцелуй подтвердил согласие Алекса. — Подожди... — горячо и с придыханием задышав, она оторвалась от него. — С нами ещё кое-кто полетит. Он отдавал за меня жизнь, и я дорожу им, как почти своим ребёнком. Но он своеобразный, маленький и шкодливый, а ещё обжора и сластёна. И у него есть маленькие рожки.

У Алекса стало такое ошарашенное лицо, что Айрис громко рассмеялась.

— Ты уверена, что маленькие?.. — хрипло уточнил он.

— Что? Кто? — смеясь и целуя Алекса в щёки и губы, спросила Айрис.

— Рожки...

Айрис закивала и позвала:

— Мисашь!

Бесёнок выпрыгнул из портала около столешницы. Увидев Алекса, мигом зарычал – злобно и грозя.

— Тише, мой козлёночек, — ласково сказала Айрис и встала с колен Алекса. Направилась к Мисашу. Он тут же приветливо завилял ей хвостиком. — Знакомься, это Алекс, считай, твой приёмный папа! — она хихикнула. У бесёнка на мордочке начало царить недоумённое выражение. У Алекса же лицо стало таким, будто его огрели по лбу мешком муки. — Уверена, вы подружитесь, мои мальчики! Другого выбора у вас нет! Иначе я вас... — улыбнувшись, Айрис громко клацнула зубами. Потрепала заскулившего Мисаша по холке. — Пообедайте, приберете и собирайтесь. Я пошла одеваться. Мы летим в Сибирь.

***


Рассекая пасмурное небо, лопасти вертолёта ритмично рокотали. Внизу тянулось зелёное море остроконечных крон деревьев.

Алекс дремал. На его коленях елозил Мисашь, играющий с кубиком-рубиком. Айрис смотрела в окно на тайгу и неторопливо жевала вяленое мясо. Она была облачена как на войну. Плащ нараспашку, брюки, майка, плотная кофта. Пистолеты-пулемёты, заряженные бронебойно-зажигательными и экспансивными патронами, ожидали своей роковой минуты на её бёдрах. На разгрузочном жилете висели термобарические гранаты и покоились в кармашках запасные магазины. Пара ножей притаилась у плеч. Мешочек со шкатулкой Гекаты был прикреплён к поясу стальным тросиком. У Алекса не имелось с собой оружия. Одет он был в добротный туристический комплект, купленный во время одной из дозаправок. У ног Алекса лежала пара объёмных походных вещмешков. В них находился запас еды, воды, лекарств, наборов для рыбной ловли и выживания. Плюс некоторые вещи. Айрис весь путь нет-нет, да и подшучивала над его излишней запасливостью. Напоминала ему, что они волки-оборотни, и на крайний случай у них есть бесёнок, умеющий телепортироваться. На что Алекс неизменно ворчал нечто в духе: «Так спокойней. Берегущего себя и судьба бережёт. Своё добро спину не ломит. Мужчине видней». Айрис это забавляло. Когда они уже летели в небе России над удалённой от благ цивилизации территорией, Айрис подколола возлюбленного фразой: «Конечно, мой мужчина такой запасливый: и топорик взял, и лески, и газовые баллончики. Даже сменные трусы захватил и носки, а вот хотя бы пачку подгузников хотящий стать папашей волк не усмотрел. Мхом пеленать мама будет ребёнка-волчонка. Зато папаня будет в чистых носках». После этого выражение лица Алекса было непередаваемым, и он стал нянчиться с бесёнком, словно со своим сыночком. Айрис это очень развеселило, но вид она держала несколько обиженный, чтобы Алекс подольше заглаживал перед ней свою недальновидность.

Внизу из изумрудного моря проступила лазурная вена. Река потянулась широким изгибом, лениво ползя с севера на юг. Айрис взглянула на часы с определителем координат. Проверила их по карте. Получалось, что примерно через минут пятнадцать будет лагерь нефтяников, в котором запланирована посадка. После они пешком отправятся в тайгу, с каждым днём уходя дальше и дальше от людей. Она одновременно с грустью и радостью немного улыбнулась.

Внезапно что-то сверкнуло за бортом вертолёта. Он вздрогнул. Зазвучали тревожные сигналы. Рокот двигателя изменился на рваный.

— Держитесь! Отстреливаю тепловые ловушки! Но нас подбили! Пока могу управлять, попробую посадить! — закричал пилот.

За окном потянулся дым. Вертолёт, вибрируя, пошёл по спирали вниз.

— Айрис, — Алекс скинул с колен бесёнка и потянулся к ней.

— Не смей отстёгивать ремни! Сиди! — велела она и схватила его за руку. — Мисашь, бери мешки и скачи к реке! Жди внизу! Живо!

Бесёнок испарился с парой вещмешков.

— Что за бред? По радару чисто. СПРН [1] молчит, а мы в жопе, простите, — посетовал пилот.

Вспышка промчалась с другого от Айрис борта.

— По нам не ракетами бьют. Это энерголуч! — сообщила она без толики паники.

— Круче вираж! Ныряй! Лучше носом ёлки вспашем, чем нам в баки попадут! — крикнул пилоту Алекс.

— Понял! — дальше пилот выругался, и вертолёт камнем ухнул в зелёную пучину.

— Люблю... — прошептал Алекс и посмотрел в глаза Айрис.

— Прости... люблю... — ответила она и крепче сжала его ладони.

— Держитесь! Пробую выправить! Сейчас ударит! — пилот вновь сильно выругался.

Качка. Мощный толчок. Удар словно от высокой волны. Треск. Скрежет металла. Вспышки пламени. Дым чёрным облаком.

Айрис закашляла. В голове забушевал гул. Перед глазами поплыло марево из алого, синего и сажи. Айрис почувствовала, что её тащат. Она попыталась нащупать оружие. Не получалось, пальцы почти не слушались.

— Але-к-с… — прохрипела она. Через несколько секунд её оставили.

Айрис ощутила, что лежит на чём-то твёрдом и бугристом. В нос лезет сырость. Боль раскатывается по телу и дополняется жаром. Она зарычала, взывая к силе оборотня и Охотницы. Зрение немного улучшилось. Гул в голове притих. Она услышала, как журчит вода. Смутно увидела перед собой реку.

— Алекс! — крикнув, потребовала от тела встать. Задыхаясь от боли, смогла приподняться на руках. Оглянулась и разглядела качающийся силуэт Мисаша, который тащил к ней Алекса от искорёженного вертолёта. Возле того разгорался пожар. — Спасибо, козлёночек! Спасибо, мой рогастик! — Айрис тронула дымящуюся лапку бесёнка. Он оставил Алекса около неё и, лизнув её щёку, побежал обратно к охватываемому огнём вертолёту.

— Спасать своих. Мама учит добру! — пропищал Мисашь.

— Чёрт меня, — Айрис заплакала и обняла стонущего Алекса, — учит добру.

Алекс открыл глаза.

— Цела, — прошептал он с безмерным счастьем во взгляде. — Беги. Она тут. Беги, — умоляюще попросил он.

Айрис отрицательно покачала головой. Смогла вынуть из кобуры пистолет-пулемёт. Средь запаха гари уже витал аромат изысканных духов, несший нестерпимый смрад смерти.

Злой и отчаянный визг Мисаша всколыхнул Айрис, впрыснул в неё дополнительных сил. Бесёнок бросил на полпути от вертолёта до неё спасаемого окровавленного пилота. Схватил камень и швырнул. Потом ещё один и ещё. Он метил в рыжеволосую девушку, неторопливо шагающую по каменистому берегу реки. Она была одета словно на коктейльную вечеринку. Белое облегающее платье значительно выше колен и с глубоким фигурным декольте впечатляюще подчёркивало её отменную фигуру. Кулон в виде трёх сплетённых змей покачивался у груди в такт расслабленным шагам. В левой руке, согнутой в локте, она несла за пряжки туфли молочного цвета.

Ахана едко усмехнулась и мимолётным движением мизинца левой руки создала незримую волну, отразившую камни, пущенные в её лицо. Затем чуть махнула правой кистью - и Мисашь словно ядро отлетел на несколько десятков метров. С хрустом врезался в толстую сосну и, упав, замер.

— Сука, — с нецензурным криком Айрис нажала на курок, метя в Ахану дрожащей рукой. Пули взорвались множеством мелких облачков, не достигнув цели.

— Даминус Атус. Тени грехов, твоих грехов, не тронут меня, но легко коснутся тебя. — Ахана с радостным выражением на лице испустила из ладони энергетический разряд. Он пронзил Айрис вооружённую руку. Пистолет-пулемёт выпал из её онемевших пальцев. Следующий энергоразряд ударил Айрис в грудь справа. Она упала на спину и тяжело задышала.

Зарычав, Алекс пополз к Ахане. Его колотило от боли травм и процесса перевоплощения в волка. Голубой луч прорезал ему живот. Незримая длань подняла высоко вверх и уронила на камни около Айрис. Алекс закашлял кровью. Перевоплотиться он уже не мог. Лишь едва тянулся пальцами к руке Айрис и смотрел на неё. Она сжала его пальцы, ловя взгляд отчаяния и безмерной любви.

— Наивные глупцы. На что вы надеялись? — подойдя вплотную к ним, Ахана остановилась. — Какая прекрасная живописная картина! Я талант! Не то, что некоторые бездари из вашего будущего, которое теперь не наступит. Вы глупцы. Думали скрыться от меня? Серьёзно надеялись на что? Заколдованный домик? — она рассмеялась. — Сколько мышки могут сидеть в клетке? Как оказалось, вовсе недолго. Побег так романтичен! Только найти вас было до тошноты просто и скучно. Твой милый бесёнок, его так легко отследить, когда помогает очень высокий чин в Аду. Или вы, собаки, верили, что там все обожают Радана и его братца чурбана Зоарха?

Почувствовав, что в прожжённую руку вернулась чувствительность, Айрис потянулась к гранате. Взгляд от увлажнённых невероятно прекрасных серо-зелёных глаз Алекса она не отпускала.

— Нет-нет, — озлобленным тоном сказала Ахана, — так не пойдёт! — она силой магии выбила у Айрис гранату и закинула ту в реку.

Глухо ахнул взрыв под водой. Брызги накрыли берег мелким дождём.

«Я выбрала быть рекой. Вернулась... Крепче держать любовь. Беречь капли моей реки. Мать...» — скользнули мысли у Айрис, ощутившей на лице прохладные капли реки. Слова женщины из комнаты чёрных зеркал всплыли в её разуме. С каждым вдохом дышать становилось трудней. Айрис крепче сжала пальцы Алекса. Из уголков его рта потекла бурая пенящаяся кровь.

— Я ещё не закончила прощаться! — крикнула Ахана. Надавила ногой на живот Алексу. Он глухо застонал, но не обратил на неё внимания. Айрис беззвучно заплакала, тихонько крадясь свободной рукой к мешочку со шкатулкой Гекаты. — Так вот, Алекс, я милостива, не такое чудовище, как твоя волчица! Ты и так уже пострадал от боли утраты родителей. Спасибо тебе, что доставил мне из Италии важную волчицу. Если бы ты догадывался, какую она ещё сыграет роль в гибели всех твоих, — она злорадно улыбнулась, — ваших друзей... Ты бы в Риме в первую секунду, как её увидел, то перегрыз бы ей горло. А теперь умри, узнав, что это Айрис убила твоих родителей! Мне это было не к чему. А ей выгодно.

Со смехом Ахана выстрелила энергетическими лучами Алексу в сердце и за висок. Его глаза застыли и потухли.

Айрис истошно завыла. Она не отпустила его пальцы. Не оставила его взгляд, направленный в пустоту. Она рухнула на дно бездонной пропасти и разбилась в мельчайшую пыль. Второй рукой Айрис извлекла из мешочка шкатулку. За миг до гибели Алекса ей стало отчётливо ясно, что она ни за что не отдаст Ахане артефакт, который даёт пусть и призрачный шанс повелевать Смертью.

«Нельзя, чтобы такое чудовище обладало этим. Пусть лишь любовь будет способна одолевать Смерть и открывать все двери. Пускай любовь обретёт спасение. И лишь крест воскрешает», — подумала Айрис и со всех из последних сил сдавила шкатулку. Та не поддалась, будто была создана из алмаза.

— Что это у нас? — Ахана засмеялась и наступила Айрис на кисть руки, сдавливающей шкатулку. — То, о чём я давно мечтала и искала! Спасибо за чудесный подарок! Я приму его, но после как заплачу тебе за разлуку с моей дочерью. Пусть твоя издохнет у тебя в утробе, последней из вас!

Ахана выстрелила энергетическими лучами Айрис в грудь и голову. Темнота проглотила Айрис в ту же секунду, и её пальцы, сдавливавшие шкатулку, вдруг сомкнулись в кулак. Шкатулка рассыпалась в труху.

«Здравствуй. Ты обменяла смерть на жизнь. Я чувствую твою любовь, боль, силу. Я приму тебя как себя навечно. Награжу наших потомков мощью нашего света и мрака. Отныне ты – это я. А я – это ты», — прозвучал приятный женский голос в темноте, и Айрис охватил свет. Огонь впустил воздух в её легкие. Она глубоко и жадно вдохнула. Распахнула глаза, в которых засиял ядовито-жёлтый свет.

«Удар», — мысль - и удивлённая Ахана отшвырнута прочь на многие метры.

«Жизнь», — мысль - и от ладони Айрис, удерживающей застывшие пальцы Алекса, потёк в него золотой свет. Алекс почти сразу задышал, моргнул. Его глаза заблестели. Губы дрогнули.

Айрис чуть улыбнулась ему и, разжав пальцы, удерживающие его руку, резко села. Встала.

«Жизнь», — мысль - и от двух рук Айрис протянулись золотые лучи к Мисашу и пилоту. Она покачнулась. Огонь, бушевавший в ней, замерцал, сменяясь огромной усталостью.

Поднявшись и швырнув туфли в реку, Ахана обрушила на Айрис град шаровых молний.

Красно-чёрный вихрь портала, пронизанный голубыми и солнечными ручьями энергий, открылся перед Айрис. Она упала на колени, не в силах стоять. Мощь перехода поглотила шаровые молнии и выпустила из себя Беслана. Он был весь в кровавых пятнах, изодранной и прожжённой одежде, местами дымящейся.

— Радан, — уперев руки в гладкие камни берега, слабо и с надеждой прошептала Айрис.

Беслан ударил в Ахану снопом красных лучей. Она отразила их. Свирепо двинулась к нему, сыпля незримыми волнами, подобными выстрелам пушечных ядер. Он поднял щит, сверкающий радугой. Вспышки от взрывов столкновений резанули Айрис по глазам.

«Вставай. Ну же. Ему нужна помощь. Ты ведь хочешь родить, а не опять подохнуть», — Айрис неистово искала в себе силы на бой, но живительный огонь только тлел, очень далеко в её разуме или душе. Была лишь искра вместо цунами.

— Гек-а-Та, что дорого тебе сейчас? Айрис, что бесценно тебе? Ваши чувства! — прокричал Беслан, сдерживая наращивающую мощь ударов Ахану. Он покачивался и медленно, сопротивляясь, пятился. Она уверенно надвигалась.

«Вместе! Едины! Одно ценно! Возьми меня, подари себя», — пробилась Айрис к искорке в себе.

«Прими меня, дарю себя. Вместе», — прошептала Гек-а-Та.

— За малютку во мне... — Айрис впилась пальцами в гальку. Её глаза засверкали электричеством. Тело оплели потоки ярко-синих энергий. Она безумно закричала, и земля вздрогнула. Тысячи камней, маленьких и громадных валунов, взмыли в серое небо. Река вдруг поднялась из русла, обращаясь в гигантскую плеть. — Прочь, тварь!

Река хлестнула по Ахане и откинула её от Беслана. Тут же все поднятые в небо камни устремились расплющить цель Айрис. Вспышки света и грохот заполнили округу.

Айрис выпрямилась и, пошатываясь, подошла к Беслану.

Из массивного облака пыли в нескольких десятках метров от них показалась Ахана. Она переливалась энергиями разных цветов и тяжело дышала. Грязная вода текла с неё.

— Да пошла ты, — Ахана убрала пальцами испачканные волосы с лица. — Пошли вы в бездну! Вы всем теперь чужие и враги! Я умею ждать.

Айрис заметила, как Ахана мельком посматривала за плетью реки, всё ещё вытягивающейся к проясняющемуся небу.

— Мы тоже не вчера родились, — Беслан криво усмехнулся.

Ахана презрительно фыркнула и ушла в портал.

Река опустилась в прежнее русло. Айрис облегчённо выдохнула. Ярко-жёлтый ядовитый свет спрятался в её темных глазах.

— Извини, задержался, эта мразь устроила массированное нападение Теней, демонов и всякого сброда на дом Лины. Там и Ангелина была, — Беслан тронул её за плечо. — Вижу в тебе новую жизнь. Поздравляю!

— Спасибо, друг мой, — Айрис погладила его пальцы на своём плече. — Ты мой спаситель. Наш спаситель. Как Авелин? Лина? Её дочь?

— Всё хорошо. Но среди высших чинов Ада есть изменник. Я буду сам прятать Авелин. Дочь Лины тоже перепрячем. Есть у меня для неё одно надёжное место. Вы куда теперь?

— Не знаю, — устало прошептала Айрис. Посмотрела на ковыляющего к ней Алекса. — Не всё от меня зависит. Лучше скажи, как ты вовремя узнаёшь, что я угодила в жесткий переплёт? Следишь? — чуть улыбнулась.

— Слежу, — Беслан нежно потрепал её по спутанным волосам. — Верь, всё зависит только от тебя!

— Ты дал мне выкрасть шкатулку Гек-а-Ты. Ты верил в меня.

— Думаю, не один я позволил тебе это и верю в тебя. Ты справилась и выбрала верный путь, потому и смогла открыть её. Гек-а-Та помогла тебе с этим. Вы вместе сделали, но ты пробудила её. Чувствую, что Гек-а-Та нашла себя в тебе. Уверен, вы будете неразлучны, едины навсегда. Ваша общая сила будет быстро обретать свою мощь, и Ахана вряд ли станет пытаться вас преследовать, — Беслан холодно взглянул на Алекса, обнявшего Айрис. — Если Ахана будет охотиться на вас, то невольно сделает других своих врагов вашими союзниками. Ей совершенно не нужно увеличение влияния статуса Гек-а-Ты. Ваше нынешнее положение её вполне устроит. Только сами не ведите с ней войну. За ней таится куда большее зло, чем она сама.

— Я поняла. Спасибо тебе за всё! — освободившись от объятий Алекса, Айрис поцеловала Беслана мягко и невинно в губы. — Береги себя!

— Будь счастлива! — Беслан погладил её по щеке. Протянул руку к хмурящемуся Алексу. — Поздравляю, будешь отцом! — взглянул на подбежавшего Мисаша, тут же прильнувшего к ноге Айрис. — Дважды отцом! — кривая улыбка. — Береги их!

— Всегда, — Алекс крепко пожал ему руку.

Беслан сделал шаг назад и исчез в портале.

— Человек-пилот жив. Я дал ему воды. Мама что-то хочет? — бесёнок посмотрел на Айрис большими любящими глазами.

— Молодец, — Айрис погладила его по голове. Улыбнулась. — Пойди пока присмотри за человеком, чтобы ему хуже не стало.

Мисашь кивнул и убежал к пилоту.

Айрис посмотрела в глаза Алексу. Робко взяла его за руки. Её глаза наполнили слёзы.

— Я люблю тебя. Виновата...

— Не говори глупости про вину, — оборвал он. — Ахана убила моих родителей. Эта лживая тварь многих сгубила. Она жалка в своём вранье. Ты виновата лишь в любви ко мне, — по его щеке сбежала одинокая слеза. Он прижал к себе Айрис и жарко поцеловал в губы. Она, плача, страстно ответила ему.

В кармане жилета у Айрис пиликнул телефон.

— Проверь, — Алекс отступил от неё. — Наверняка важное. У тебя же непростой номер.

На телефоне было сообщение от Лили: «Спасательная группа выдвинулась от станции нефтяников. Я пришлю на их базу вертолёт за моим пилотом. Выбирайте, вы ждёте их или следуете за луной»

«Ты понимаешь, нам нет пути во мрак и не войти в свет. Ты понимаешь, как знаешь, что Алекс уже ведает о твоём преступлении, но простил тебя. Он будет верить в свою любовь. Во что будешь верить ты?» — тихо прозвучал голос Гек-а-Ты в голове Айрис.

— Мы уходим, пилота скоро заберут спасатели, — Айрис оттёрла солёную влагу с лица. — Козлёночек, наши сумки! Бери их с папой, — она набрала на телефоне номер Яна.

— Буду ждать вас у вещей, — Алекс коснулся её живота. Улыбнулся и пошёл следом за Мисашем, вприпрыжку бежавшему по берегу.

Дым от пожара, сожравшего вертолёт, ветер гнал к станции нефтяников. Жадно чавкая, огонь двигался туда же.

Пилот сидел у реки и задумчиво смотрел на стихию.

— Здравствуй. Я с Алексом. Беременна. Мисашь с нами. Мы семья. Гек-а-Та во мне. Помним друзей. Не боимся врагов. Но уходим на волю солнца и луны. Ты поймёшь меня. Верь любви, живи долго, друг! — быстро сказала Айрис и, отключив звонок, разломала телефон.

«Путь в никуда. Туда, где будущее» — подумала она и, подняв реку, обрушила её мощь на пожар.

— Будущее, которое я, надеюсь, любовь сделает лучше, — одними губами сказала Айрис и, опустив реку в русло, пошатываясь, пошла за Алексом и Мисашем.

Лучи солнца рассекали тающий дым.

_____________________________


[1] СПРН – система предупреждения ракетного нападения.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-12179-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: youreclipse (19.08.2020) | Автор: youreclipse
Просмотров: 130 | Комментарии: 4 | Теги: Тени Грехов, Время собирать камни


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Всего комментариев: 4
1
2 Танюш8883   (22.08.2020 14:21) [Материал]
Ух ты, как драматично, даже на слезу пробило. В какой-то момент казалось, что всё кончено. Дорогую цену Айрис заплатила за свою мечту. Надеюсь этим волкам и бесу удалось сбежать от войны навсегда. Спасибо за главу)

0
3 youreclipse   (30.08.2020 22:13) [Материал]
"Навсегда" слишком утопично smile Да и в свете всех событий война там слишком глобальная...
Спасибо, что продолжаете читать happy

1
1 marykmv   (21.08.2020 13:29) [Материал]
Очень приятный сюрприз. Хорошая длинная глава со всевозможными объяснениями и подробностями. И даже не глядя на все это магическое, сердце радуется, что Айрис достигла всех своих целей.
Спасибо за главу.

0
4 youreclipse   (30.08.2020 22:14) [Материал]
Спасибо, что заглянули и оставили отзыв happy Следующая глава, а она же и последняя, тоже будет длинная... Думала, к сентябрю успею ее доделать, но, увы... sad







Материалы с подобными тегами: