Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [266]
Общее [1586]
Из жизни актеров [1600]
Мини-фанфики [2363]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4596]
Продолжение по Сумеречной саге [1245]
Стихи [2333]
Все люди [14638]
Отдельные персонажи [1447]
Наши переводы [13895]
Альтернатива [8929]
СЛЭШ и НЦ [8382]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4002]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Lpfanka
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 мая

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Адская любовь
Десять совершенно разных людей, и каждый уверен, что именно он выиграет приз. Но для этого им придётся пройти... нет, не через "огонь, воду и медные трубы", а настоящий ад!
Что ожидает их там? Выигрыш? Слава? Или адская любовь без рамок и правил? Посмотрим...

Давным-давно в Китае
Действие происходит в 1926 году во время Гражданской войны в Китае. Эдвард - сельский врач, Белла - строптивая дочь миссионера. Столкновение неизбежно.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

The Fallout
16 марта 2006 года мир изменился, Каллены потеряли все, что им было дорого. Им пришлось найти свой путь в Новом мире. Эдвард мечтал умереть, так как никогда не хотел жить в мире, где нет Беллы. К несчастью, его семья отчаянно нуждалась в нем, так что он остался помочь им, тем самым надеясь искупить вину за свою неспособность спасти то единственное создание, которое было ему дорого.



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 9966
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Видеомейкеры
Художники ~ Проверенные
Пользователи ~ Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Тени Грехов. Время собирать камни. Глава 13. Запах смерти – аромат жизни. Часть I

2017-5-28
4
0
Глава 13. Запах смерти – аромат жизни

Пусть рука быстрей срывает
На ветвях созревший плод!
Этот соком набухает,
И уже свалился тот.
Мир, очнувшийся от стужи,
Обновится – не узнать;
И – увы! – в одну и ту же
Реку дважды не ступать.

Отрывок из стихотворения Гёте «Прочное в сменах».
Перевод: Н. Вильмонта.


Нежные лучи света ударили в закрытые глаза Ангелины, перевернувшейся на кровати на другой бок. Недовольно зажмурившись, она провела языком по губам, ощущая жажду. Зевнула и, откинувшись на спину, потянулась. Мысли были пусты, а в душу кошачьей походкой прокралась тревога. Ангелина распахнула веки и устремила взгляд в потолок, силясь вспомнить, что она видела во сне всего пару секунд назад. Но как она ни старалась, ничего не выходило. Её не покидало лишь ощущение того, что она стоит на краю бездны, а в спину толкает ледяной ветер. Взяв с прикроватной тумбочки мобильный телефон, посмотрела на время. Было ровно девять часов утра, но новых извещений или пропущенных вызовов не отображалось. Она с ощущением дыры в сердце уронила сотовый на подушку.

«Беслан, я знаю, это ты отослал то сообщение. Надеюсь, вскоре вновь дашь о себе знать. Береги себя»

Подавив в себе тяжёлый вздох, Ангелина встала и, переодевшись в домашнюю одежду, взяла в руки мобильный телефон. Думая о том, что вчера с Алексом довольно неловко окончился вечер, быстрым шагом направилась в зал.

«Он же был ранен, а я словно от него сбежала. Трусливо и как-то подленько»

К своему удивлению, она там никого не обнаружила. Дыхание перехватило, но в следующий миг Ангелина увидела на журнальном столике коробку из-под пиццы, а на ней аккуратно сложенный пополам лист бумаги. Подбежав к нему, стараясь не допускать в разум тёмных мыслей, нервно взяла его в руки.

«Ангелина, мне пришлось срочно уехать, потому как на фирме возникли неотложные дела. Не волнуйся. Вернусь к тебе после обеда. Прошу, поешь и не покидай дом»

– Надеюсь, ты не врёшь, – нахмурившись, прошептала Ангелина и вернула листок на место. Нервно крутя мобильный телефон в пальцах, прошла на кухню и выпила стакан воды. Затем направилась в ванную комнату. Разделась и встала под горячие струи душа. Пока она мылась, невольно вспомнила о том, что вчера ей померещилось в зеркале.

«Это была девушка, – смывая шампунь с волос, подумала она. – Глаза серые и холодные. Волосы чёрные… И кругом огонь. Почему? Я прежде её никогда не видела. Мне точно показалось? Ведь свет моргнул… Или же?.. С тем условием, что мир не тот, каким представляется, и существуют оборотни, вампиры и прочая нечисть, а где-то там, откуда вроде как мне пытаются указать на верную дорогу, о которой я не пожалею… – пауза. – Что же было на самом деле в зеркале? Что я видела? Кого? Или это игра света и тьмы и моего воображения?»

Выйдя из душевой кабинки, Ангелина подошла к запотевшему зеркалу. Провела по нему рукой и начала вглядываться в свои глаза.

«Её глаза – не мои. И не той, которую я видела во сне. Иллюзия или явь?»

Сняв халат с вешалки, укуталась в него и вновь вцепилась пальцами в мобильный телефон.

«Ничего…»

Померяв беспокойными шагами ванную комнату, набрала номер Алекса, желая убедиться, что тот ей не соврал да и с ним самим всё хорошо. Длинные гудки сменил его сдержанный голос:

– Ангелина, я сейчас очень занят. Что-то произошло?

– Нет. Хотела поинтересоваться, ты как?

– У меня всё в порядке. Но у фирмы новые осложнения. Разрулю их и тут же подъеду в тебе. Договорились?

– Да. Удачи тебе, – мягко сказала она.

– Спасибо, – с нежностью отозвался Алекс и отсоединил звонок.

Вернувшись в зал, Ангелина взяла пиццу и отправилась на кухню. Заварив крепкий кофе, принялась в тишине завтракать, порой задумчиво поглядывая через окно на чистое небо. Погода пела, а в душе Ангелины уплотнялись тучи, оттого что Беслана, её солнца, не было рядом. Минут десять спустя тишину разрезала мелодия, доносящаяся из мобильного телефона. Облизав пальцы, Ангелина посмотрела на дисплей, на котором было написано: «Елена». Тут же приняла вызов.

– Привет! – из динамика послышался звонкий голос подруги. – Тут такие дела, ты можешь быть готова через минут двадцать-тридцать? Я к тебе прилечу, и мы отправимся пострелять, но не в тир, а за город. Хочу кое-что тебе показать, о чём ты мечтала.

– Да, конечно! – тут же согласилась Ангелина, обрадовавшаяся тому, что Елена сдержала слово и не стала тянуть время. – Уже бегу собираться!

– Давай, – сказала Елена и отключилась.

Ангелина быстро поставила грязную посуду в раковину, а оставшуюся пиццу в холодильник. Забежав к себе в спальню, переоделась в чёрные узкие джинсы и красную майку. Лёгкую кофту на молнии обмотала вокруг талии и сделала себе высокий хвост. Когда она красила губы, услышала, как на улице просигналил автомобиль. Надев босоножки без каблука, кинула в сумку ключи и мобильный телефон. Зайдя на кухню, вынула из ящика собачий корм и тут же направилась на улицу. На пороге её встретила Эльза. Погладив ту по голове, подошла к будке с миской и насыпала корма.

– Кушай, моя хорошая.

Скомкав пустой пакет, выкинула его в урну, стоящую у калитки. Через пару секунд она уже сидела в «тойоте» Елены.

– Как ты? Как ночь провела, с Алексом или сама? А может, твой горячий парень вернулся? – задорно улыбаясь, напрямую спросила Елена и нажала на педаль газа. «Тойота», чуть превышая дозволенную в городе скорость, помчалась по дороге. Проезжая мимо Камила, выкатывавшего мотоцикл из двора, Елена ему посигналила и приветливо махнула ладонью. – Милый мальчуган, так жалко его, так грустно и томно на тебя всегда смотрит. Прямо зайчик, влюблённый в лису. Нет бы в меня. Может быть, тогда его глазки иногда бы и светились радостью, – она подмигнула Ангелине.

– Если бы в тебя ещё и Алекс влюбился, – мечтательно, – а ты в него, то у меня совсем не осталось бы проблем, – Ангелина печально вздохнула.

– У-у-у… Киснешь. Значит, Беслан не объявился, – Елена нахмурилась. – Алекс-то что?

– Беслан прислал смс, чтобы не отчаивалась. Алекс пытался вчера нежно сблизиться со мной, а я от него удрала в ванную. Утром он тихо и спокойно уехал на работу, – Ангелина уставила пустеющий взгляд в окно.

– Сочувствую тебе, – Елена глубоко вдохнула. Быстро сказала: – Считаю, если затягивать расставание с Алексом, то будет потом совсем плохо. Но не представляю, как тебе без неприятных последствий порвать с ним сейчас. Застукать бы его с какой красоткой, пуф…

– Мечтать, конечно, не вредно, да был бы только с этого хоть какой-то прок, – пессимистично отозвалась Ангелина, сложив руки под грудью.

– Ну ладно тебе кукситься. Может, и вправду давай попробую попросить Аделаиду приударить за ним? Она девушка эффектная.

– Не хочу, – Ангелина покачала головой. – Нужно уметь отвечать за свои промахи и успехи, – твёрдо. Тяжело вздохнув, она попросила включить музыку.

– Какую мелодию сейчас ни включу, всё равно дурой окажусь. Сама тыкай радио, – Елена дружелюбно приподняла уголки губ.

Ангелина наугад нажала номер волны, и в салон полилась детская песенка.

– Вот так, так… – Елена с доброй усмешкой замурлыкала в такт композиции.

Ангелина проверила телефон.

«Пусто…»

Через некоторое время автомобиль покинул городскую черту.

«Где же ты, Беслан? Где? Когда вновь смогу тебя увидеть и обнять? – глаза начала щипать соль, поэтому Ангелина часто заморгала. – Береги себя. Прячься лучше… – в воспоминаниях ярко, точно оттиском молнии на чёрных небесах, вспыхнуло лицо Дмитрия и его циничная ухмылка, от которой у Ангелины моментально по телу пробежали мурашки. – Кто же он? Кто? Он ненавидит оборотней, значит, его сущность близка к вампирам. Но Алекс сказал, что тот им не является, что он похож на его бывшую невесту Лиану, – пауза. – Лиана! – сердце ускоренно забилось о рёбра. – Она знает, кто на самом деле Алекс, ибо она сама не совсем человек. Такая же как Дмитрий или очень на него похожа! Алекс некрасиво с ней поступил, можно сказать, что и подло… из-за меня… Но… Что, если она решила отомстить? Узнала каким-то образом, что я встречаюсь с Алексом, узнала, что у меня есть брат, узнала, что нечто произошло в тот вечер… – Ангелина, чувствуя, что начинает задыхаться, открыла окно. Медленно задышала, пытаясь выровнять дыхание. – Ведь я разрушила её счастье! Точно! И что с этими догадками делать? – начала кусать губы. – Вначале научусь стрелять. Потом попробую ускорить процесс уговаривания Алекса на превращение меня в оборотня и… тогда навещу её, хочет того он или нет. Или лучше до инициации в зверя с ней увидеться? Я буду перед ней слаба, дам понять, что вот я, уничтожай меня… Может, она согласится? И не станет губить Беслана? Но я тоже жить хочу… как он без меня же будет? Полина?.. Её бы… Но Беслан важнее. Да и, – Ангелина криво усмехнулась, – нет никакой гарантии, что посланник Света, оберегавший Алекса, согласится сделать меня одной из оборотней, – душу окутала печаль. – Действовать по обстоятельствам? Выходит, что так. Впрочем, что, если Лиана ни при чём, а это Полина сошла с ума от горя? Или кто-то иной, от кого оберегали Алекса в детстве?!. Запутанно… Значит, вначале учусь стрелять».

Елена, отметив, что нужна музыка более бодрая, включила группу Metallica. Сказала: «Нет ничего лучше старой доброй классики!» Ангелина, витая в тревожных размышлениях, ей не возразила. Сменявшие одна другую композиции, как и мелькавшие за окном деревья, не замечались ею. Время будто текло вспять. Но вот Елена свернула с трассы и под вязкую от мрака и накала песню The Thing That Should Not Be подъехала к заброшенному комплексу сильно разрушенных зданий.

– Это что? – Ангелина оживилась. Сердце в груди мятежно забилось, почему-то спеша куда-то. У неё возникло странное ощущение, что смотрит на знакомое, но забытое место, по испытываемым чувствам напоминающее край обрыва и шаг с него.

«Во сне сегодня было похожее или нет? Что-то очень близкое. Дежавю, будто была тут и потеряла…»

– Так это из вечно шикарного третьего альбома Металлики, который называется «Кукловод». В песне рассказывается о главном герое из произведения Лавкрафта «Тень над Иннсмутом». Он сражался против потусторонних сил. И тут музыканты задумку такую воплотили, что основная часть мелодии подражает рёву зверя, ползущего к морю. Понимаешь, такая иносказательность глубокая. Ты, что, не читала? – удивлённо.

– Да я не о песне! – эмоционально. – Здания! Что это? – Ангелина сдвинула брови к переносице.

– А-а, – протянула разочарованно Елена. – Они тут ещё с первого пришествия спасителя рассыпаются. Это остатки железобетонного завода, – она широко улыбнулась и въехала на его территорию.

Мрачный взгляд Ангелины пополз по изрядно подгнившим пустым катушкам от кабеля, грудам битого камня и кирпича, ржавым остовам металлических конструкций, уродливым дырам в словно дубиной великана разбитых строениях. По некоторым признакам ещё можно было определить, что вот то дальнее и широкое здание является гаражом, а левее от него стоит могила громадного склада, чётко перед ними находится лишённое крыши офисное помещение, справа скрипят стены высотой в несколько этажей – это рёбра цеха самого производства.

«Безумно знакомо. Но откуда? Во сне, не помню, было или нет».

Мысли прервал выстрел и последовавший за ним мужской хохот.

Елена остановила «тойоту».

Внимание Ангелины переключилось на четыре престижных легковых автомобиля класса спорт-кар и три джипа, разместившиеся между гаражом и цехом на асфальтированной площадке, изъеденной трещинами, оплавленными промоинами и корявыми выбоинами. Рядом с автомобилями у раскладных столиков находились мужчины. Все они были очень разные по фактуре, внешней и внутренней. Кто-то из них являлся полным, кто-то худым, а кто-то имел спортивную фигуру. Одеты они тоже были разнообразно, от тренировочных штанов и маек-борцовок до элегантных костюмов. Ангелина отметила про себя, что тут собрались несовместимые меж собой личности, но все они весело общаются друг с другом, едят различные закуски и потягивают пиво. Ангелина насчитала пятнадцать мужчин. Сжала кулаки, когда её взгляд остановился на одном из них. Он был налысо побрит и широк в плечах, одет в майку-безрукавку и брюки защитной расцветки. В руках, укрытых синими тюремными наколками, держал автомат и дулом целил в небо. Бывший подле него парень в строгом деловом костюме жестикулировал шампуром с мясом, что-то увлечённо рассказывая. Лысый громко засмеялся и выстрелил в пролетавшую ворону.

Ангелина вздрогнула. По её венам тут же растеклась паника, а нервы натянул инстинкт выживания. Осознание того, что она тут совершенно беззащитна, захлестнуло разум обжигающей ледяной волной.

– Расслабься, подруга. Тут все свои, проверенные кадры. Тебя никто и пальцем не тронет, – тёплым и убедительным тоном сказала Елена. Она, очевидно, заметила, насколько Ангелине не по себе.

– Да я ничего. О брате волнуюсь. Нервы... Вспомнилось, как он в крови с разборок приходил. Ещё страх, что если полиция наткнётся на него, то начнёт по нему стрелять, – Ангелина положила мобильный в карман джинсов и, храбрясь, первой открыла дверь.

«Быть сильной! Иначе я балласт Беслану. Он сильный, ещё какой. Ему мямля не нужна будет. Он волк, а не нянька, чтобы сопли подтирать хрупкой кукле».

– Не все копы собаки паршивые, но я тебя понимаю. Держись, без истерик, брат у тебя умный мужчина и не встанет им на мушку, – Елена тоже вышла из «тойоты».

– Знаю. Спасибо. Он вырвется из любой западни, – Ангелина заставляла себя в это верить. Словно ступая по раскалённым иголкам, пошла вместе с подругой к компании мужчин. Вооружённый и интеллигент с ещё тремя приятелями двинулись им навстречу. Сразу тепло поприветствовали Елену.

– Кто это у нас в гостях? – заговорил небольшого роста молодой мужчина с волосами цвета топленого молока. Он обладал крепким телосложением и мелкими глазами с открытым взглядом. На вид ему было не более двадцати трёх лет. Одет он был в тёмно-коричневые брюки и белую с коротким рукавом рубашку. – Новая охотница за головами или за ма-а-аленькими головками?

По компании мужчин покатился хищный смех. Ангелина густо покраснела под множеством нескромных взглядов. Она буквально чувствовала, как её раздевают, притом до сердцевины души.

– Марк, иди… – начала было решительно Елена.

– Предпочитаю скальп с мошонок снимать, как трофей. Могу и зубами, – исподлобья смотря на мужчин, огрызнулась Ангелина, решившая сама себя защищать. Сердце у неё кипело злостью, кричало: «Ты не слабая! Нет! Они мечтают тебя сломать, и тогда тебе будет не уберечь Беслана, ты потеряешь его навсегда. Значит, ты сильная! Значит, кусай им горло, грызи, царапайся, не сдавайся!»

Смех моментально стих. Лица мужчин напряглись. Некоторые перевели пристальные похолодевшие взгляды на лысого. Он несколько бесконечных секунд смотрел Ангелине в глаза, будто Сатана на монахиню. После повесил автомат за плечо и прокуренным голосом сказал:

– Видать, станем корешами! Люблю тёлок с яйцами больше, чем у меня. Таких, как моя сучка любимая. Пока я мотал срок, её двое хотели отыметь… вертел устроить… А она их снизу и обрила чистенько. Ей легавые сыклы за то пятёрку впаяли. Оказалось, слишком активно сопротивлялась, – он сплюнул сквозь зубы. – Ещё год ей нары давить. Жду вот... откинется – вместе мудилу судью будем судить, в дырки сыром рядить. Так что такой фарт…

Он протянул Ангелине руку. Она как могла крепко пожала его грубую ладонь.

– Я Томас, – в его серых глазах мелькнуло умиление, словно жестокий и сердитый мужчина вмиг превратился в беззаботного маленького мальчика, коснувшегося пушистого котёнка.

– Ангелина, – с волнением сказала она.

– Твой кобель, Елена базарила, в бегах от легавых. А хмырь блатной на зад тебе лапы нацелил и ты на всякий случай небалуйку надёжную ищешь, так? – глаза Томаса вновь заполнились суровостью.

– Да, лучше пару пистолетов или чего крупней, – Ангелина кивнула.

– Могу себя предложить в качестве «покрупней», – мужчина в строгом деловом костюме изобразил подобие реверанса, шампуром с мясом помахивая, будто шляпой.

– Герберт, – с ухмылкой Томас плечом бесцеремонно подвинул того дальше от Ангелины. Кивнул ей и небрежно махнул рукой в сторону автомобилей: – Тогда пошли, посмотришь товар. У меня полно душегубок.

Остановившись возле красно-белого джипа, он открыл багажник. Вынул две дорожные сумки из-под грязного промасленного покрывала и аккуратно поставил их на траву, пробивавшуюся сквозь израненный асфальт. Нагнувшись, расстегнул молнии.

– Выбирай, что руке и душе приглянется. Тут же и опробуешь. Если понравится, то заберёшь, – щурясь от солнца, Томас достал из кармана зажигалку и пачку сигарет.

Ангелина кинула беглый взгляд на стоящую рядом Елену. Получив от той молчаливый знак в виде кивка, быстро присела на корточки и стала перебирать в руках оружие. Оно было чистое и прохладное.

– А какова их цена? У каждого она ведь разная…

– Дружба бесценна, зайка, – едва слышно отозвалась Елена.

Ангелина замерла и перевела на неё задумчивый взгляд. Заметила, что у той в глазах витает удручённость. Но в следующий миг её лицо озарила широкая улыбка.

– Считай, это от меня тебе подарок на свадьбу с твоим любимым, ради которого тебе любой закон не закон, – Елена подмигнула и стала накручивать на указательный палец хвост косы.

– Спасибо, но…

– Никаких «но»! Выбирай.

Ангелина, покачав головой, продолжила разглядывать оружие, беря каждый экземпляр в ладонь и придирчиво оценивая.

– Мне вот эти два нравятся, правда, один из них большеват для сумочки, но выглядит надёжно, – выпрямляясь, посмотрела на Томаса, выпускающего в сторону струю дыма. – Да и красивый, – приподняла уголки губ. Поймала на себе его насмешливый снисходительный взгляд. Тут же стала серьёзная. – В руке удобен.

– Это бельгийский пистолет FN Five-seveN-M. К нему идут патроны повышенной пробиваемости, которые, как накалённое шило картон, шьют броник лёгкого класса защиты. В теле прилично кровящую дырку делают. Даже не попав куда надо, вполне можно считать, что твой враг без медиков обмелеет, как речка в долбаной Гоби, и будет трупак, – Томас затянулся. – Снаряжается этот малыш двадцатизарядным магазином. Но я дам в зачёт твоих острых зубов магазины на тридцать патронов, для спецуры армейской и копов галимых поставляют. Им предохранители на х?.. Им валить нас скорей нужно. Ещё у него на магазине есть четыре дырки на левой стороне. Они дают глянуть, сколько приветов смерти у тебя для козлов всяких осталось. Вот, – забрав у Ангелины пистолет, показал на то, о чём только что рассказал. Вернул ей оружие и взял другое из её руки. – Второй дружок, которого ты выбрала, из Германии. SIG-Sauer P500 DCc. Он без предохранителей тоже. Байда такая инженерами намудрена, что, нажимая на крючок, снимаешь его с охранки безопасности. Сам он не шмальнёт, как и первый, даже об стену швыряй, битой херачь по ним, не пальнёт. Автоматический, короткий ход ствола, малая отдача. Магазин на пятнашку, но дам и увеличенный, на сорок патронов. Боеприпасы разрывные и зажигательные, броник тоже лёгкий дырявят, только в упор почти. Да кто мешает с дали гасить по башке и граблям с жердями? – он усмехнулся и вернул ей пистолет. – Тебе и надо быстро разделывать в фарш мудака, что полезет, да?

– Я не сильно во всём это разбираюсь, – смущенно произнесла Ангелина, – и большая часть сказанного вами не совсем ясна. Поняла одно – бельгийский пистолет хорош. Так? – подняла брови.

– С двух рук гасить научишься – и на спецуру можешь рыпнуться. Пойдёт тебе вполне. Шмаляй по лапам, а после добивай в репу, и делов то, – Томас повёл плечами, достал из джипа пару толстых пачек патронов и кинул их Елене. – Забирай, короче, бесплатно один ствол и пистоны к обоим, на треньку вам хватит, а на мокруху тебе в тачку ещё несколько соток подкину. Воюйте, сучки клыкастые, люблю я вас таких! – он потрепал сказавшую «Спасибо! Ты свой мужик!» Елену по голове и, улыбаясь, вновь заглянул в джип.

– Готова испробовать подарок? – задумчиво поинтересовалась Елена.

– Да, – с жаром ответила Ангелина и покрутила в руках пистолеты.

– Осторожнее, подруга, – испуганно. – Выстрелить может. Никогда не направляй на того, кому жизни желаешь, и не держи палец на курке, если не желаешь убить! – твёрдо. В глазах вспыхнула жёсткость.

Ангелина невольно задумалась, а смогла бы Елена убить человека. Прежде она считала, что нет, но сейчас была готова поклясться, что да.

– Верняк говорит! Слушай её во всём! – посоветовал Томас, с озорством посмотрев Ангелине в глаза. Прижимая к груди несколько пачек патронов, пошёл к автомобилю Елены.

– И тогда наверняка научишься всегда стрелять в пятёрочку, восьмёрочку, но никогда в десятку, – подал голос Герберт, поглядывая вослед удаляющемуся Томасу. Откусил кусок шашлыка с шампура.

– Когда у меня в руках автомат, то циферки не так важны! Кого-то пусть волнует, что ему не в сердце от меня прилетит сразу, а в пузо! – зло прищурившись, парировала Елена. Перевела потеплевший взгляд на посмеивающегося Марка. – Поможешь с мишенью?

– Сам не встану, но бутылки из-под пива размещу за поцелуй! – ответил он и широко улыбнулся.

– Высунешь язык – откушу! И с тебя мне ещё калашников, чтобы пошалить тут! – выставила условия Елена.

Герберт, хмыкнув, пошёл к мужчинам.

– Договорились! – радостно согласился Марк.

Елена приблизилась к нему и быстро поцеловала в губы.

– Ну, я побежал расставлять цели? Или?.. – он облизнулся и стал походить на задорного щенка, не сводящего счастливого взгляда со своей хозяйки.

– Вали за бутылками! – с напускной строгостью сказала Елена с краснеющими щеками.

Он кивнул и поспешил к столикам.

– Он тебе нравится? – аккуратно поинтересовалась Ангелина, удивлённая не поцелуем Елены и Марка, а её взглядом на него. Прежде она никогда не видела, чтобы та так смотрела на мужчину.

– Немножко, – хитро улыбаясь, протянула Елена, показывая большим и указательным пальцами размер своей заинтересованности в парне.

– А ты ему, – ласково. – Но и Герберту.

Елена помрачнела.

– Это его проблемы, – махнув рукой, через пару секунд сухо отозвалась та.

Ангелина нахмурилась, не понимая причин, но решила не лезть в душу, посчитав, что когда будет время и желание, то Елена сама всё расскажет.

– Эй, братки, кончайте комки нервов набивать, пора вдыхать запах смерти, – прокомандовал Томас, обгоняя идущих к гаражу Елену и Ангелину. Там Марк уже оборудовал плацдарм для тренировки и заигрывающее пританцовывал с автоматом Калашникова, то обнимая его, словно женщину, то флиртуя, будто с гитарой.

– Вот ведь кадр, – с полуулыбкой Елена покачала головой.

Мужчины тут же засуетились. Доставая из автомобилей мишени, взялись расставлять их у стен зданий и руин. Очень быстро все вооружились, у каждого было личное средство для убийства. Кто имел винтовку с оптическим прицелом, кто дробовик, кто лишь револьвер, а кто и ручной пулемёт.

Под грохот пальбы Елена методично и спокойно инструктировала Ангелину, как правильно и в какой позиции необходимо держать оружие. Показывала ей премудрости стрельбы, лично и нежно поправляя ей тело в стойках. Марк с заигрывающими комментариями кружил рядом, смотря на них, словно оголодавший кот на рыбок в аквариуме. Елена его игнорировала, и, как заметила Ангелина, от этого тот явно заводился сильнее прежнего.

Солнце жарило в спину. После нескольких десятков выстрелов у Ангелины чувствительно заныли мышцы рук, особенно просили отдыха кисти. Но азарт и стремление скорей обучиться и быть готовой защитить Беслана толкали её жать на курок снова и снова. Пули ложились к бутылкам ближе и ближе.

– Елена, а ты училка ничего так. Сколько стоит к тебе на мастер-класс стриптиза записаться? – с блестящими страстью глазами цвета лазури Марк изогнул бровь и тронул её за бедро.

– Передохни, – Елена ласково погладила Ангелину по пояснице и фактически рывком забрала у Марка из рук автомат. – Да сейчас бесплатно дам! – она передёрнула затвор и нацелила дуло ему в пах.

– Э-э… Ты чего?.. – Марк миролюбиво приподнял ладони.

– А что я?.. Беги к бутылкам, сейчас будем па выше ноги разучивать! – она стрельнула в воздух над его головой и быстро вернула ствол обратно к области паха.

Марк попятился к мишеням.

– Елена, солнышко, зайка, красавица, – заискивающе. – Блин, да я же по-братски погладил.

– Так и я любя, сестрой… – Елена выпустила очередь рядом с его правой ногой, а потом и с левой.

– Ай, чёрт! – Марк запрыгал.

Гроза пальбы вокруг сменилась раскатами хохота. Мужчины стали подтягиваться к ним. Некоторые заключали споры, чем таким бедолага-танцор разгневал девушку-гитаристку. Многие делали ставку, что хватанул за сиську, часть мужчин склонялась к шлепку по заднице.

«Если бы он тронул её грудь, то вполне возможно, что она стала бы карать его поцелуем. Но он не отважится на такие действия. По крайне мере пока что. А если и схватит, то слишком несерьёзен. Не то что Беслан… – дыхание перехватило, а перед глазами молниеносно сверкнул любимый образ. – Я скучаю…»

Ангелина невольно начала прокручивать в голове воспоминания о том, как Беслан, впав в безумие, брал её. В лицо ощутимо ударила кровь, внизу живота затянулся влажный узел, а в груди стало одновременно жарко и пусто. Холодно от осознания того, что она, протянув руку, не может коснуться его. Обнять. Прижать к себе. Слёзы царапнули глаза. Ангелина часто заморгала, сдерживая нахлынувшую на неё гробовую печаль. Закусила край нижней губы.

– Ты на колени встань, а то наша Артемида тебе в мозг целит, да всё в молоко летит, – ехидно заметил Герберт, но в его карих глазах застыл чёрный лёд.

Ангелина, стараясь отвлечься и не думать о заветных губах да душе, стала внимательно его рассматривать. Он был весьма высокий молодой человек, возраст которого варьировался от двадцати шести до тридцати лет. Волосы тёмные; губы, зачастую изогнутые полумесяцем, тонкие; плечи широкие, но не настолько, насколько у Марка. На подбородке виднелась небольшая родинка. Ангелина, как ни старалась, не могла определить, какие именно ощущения он в ней вызывает. Вначале это было ничем не обоснованное неприятие, затем лёгкая симпатия, а сейчас страх. У неё возникло чувство, что Герберт ненастоящий, показывает лишь маску кого-то. И не потому, что плохой или злодей, а потому как сам чего-то или кого-то, за кого-то боится.

«Или я ошибаюсь?»

Елена сменила опустевший рожок, передёрнула затвор.

– В твой я точно не промахнусь, – она повернулась к Герберту.

Вспотевший и покрасневший Марк шумно выдохнул, упираясь ладонями в колени.

Герберт усмехнулся, а взгляд его стал подобен клинку.

– Остыли, в натуре! – жёстко сказал Томас. Стоило ему это только сделать, как на территорию завода въехал белый, отполированный до сияющего блеска «мерседес». Его стёкла были наглухо тонированы.

– Ну вот, время веселья кончилось, – грустно посетовал Марк и, проходя мимо Елены, послал ей воздушный поцелуй. Затем побежал к прибывшему автомобилю.

Герберт и Томас неторопливо последовали за ним. Другие мужчины, перешёптываясь, отправились к столикам с едой и напитками.

– Будь тут, – неожиданно чёрство сказала Елена, бездушно посмотрев в глаза Ангелины. Отправилась к остановившемуся «мерседесу».

Беспричинное чувство страха покарябало позвоночник. Ангелина вздрогнула, ощутив, как на спине выступил холодный пот.

Двумя руками Томас доверительно пожал ладонь покинувшего «мерседес» мужчины, на вид которому было от сорока до пятидесяти лет. Жидкие ресницы обрамляли его миндалевидные глаза, а на толстых губах, показавшихся Ангелине безобразными, играла чуть приметная улыбка, насквозь пропитанная дыханием зимы. В руках мужчина держал трость, а сам был облачён в смокинг цвета сметаны.

Сердце Ангелины ёкнуло, но отчего, она не поняла. Липкий страх поцеловал вены и нервы. Вглядываясь в круглое лицо мужчины, украшенное эспаньолкой и широкими бакенбардами, вновь за сегодняшний день ощутила дежавю. Была готова поклясться, что прежде его где-то и когда-то видела, но при каких обстоятельствах она, как ни старалась, не могла вспомнить. Складывалось ощущение, словно обо всём этом стёрли из её памяти отпечатки, как улики с места преступления. Когда бездонный взгляд мужчины на миг, скользя, коснулся её, Ангелина почувствовала, как её колени начали подгибаться.

«Я боюсь его. До ужаса боюсь. Но отчего? Почему?»

Заметила, как Марк и Герберт, так же как и Томас, очень тепло, даже заискивающе поздоровались с мужчиной. Он же улыбчиво и обходительно поприветствовал подошедшую к ним Елену.

Озноб пополз по коже Ангелины. Она вздрогнула, ей показалось, будто внутри сознания тихий-тихий голос зашептал: «Беги. Попробуй. Беги». Руки сами собой потянулись прижаться к животу. В горле набух мерзкий тошнотворный ком. Она засунула пистолеты за пояс и потёрла шею, не сводя взгляда с Елены, беседующей с тем, кто по непонятным причинам внушал страх.

Мужчины у столиков заметно оживились и неспешно начали смещаться ближе к «мерседесу». Но шли они словно шакалы, подкрадывающиеся к пирующему льву.

Вдруг в сознании Ангелины и перед её глазами вспыхнули таинственные картинки. В них руины зданий завода покрылись маревом, после чего израненные стены залечились, стёкла вернулись в окна, шифер на крыше обновился и на нём под ярким солнцем засверкали шляпки новеньких гвоздей. Испорченный асфальт накрыла туманная волна и, схлынув, оставила на его месте идеальную брусчатку. По ней, тарахтя содержимым кузова, двигался грузовик, но совершенно не такой, какие привыкла встречать в жизни Ангелина. Он будто прибыл из кадров старой кинохроники о Европе после окончания Второй мировой войны. Возле зданий проступили силуэты людей, одетых как в документальных лентах про годы до распада СССР. Глухо и неразборчиво зазвучали их голоса. Ангелина покачнулась, моргнула, и всё сделалось как прежде. Она стояла на территории разрушенного завода, а Елена шла к ней с каменным лицом.

«Что это было? Что за воспоминание, будто явь смешалась с прошлым? Где я прежде всё это видела? Фильм? Который? Но видела, видела! Слишком чётко, слишком ясно! Почему вспомнилось? Потому как изначально место показалось знакомым?.. Спрашивала у Елены… Да, видимо, так. Мозг и не такое может выкинуть, но… Ощущение не фильма, а словно я… – пауза. Ангелина оглянулась, силясь вспомнить что-то ещё. – Может, очередной знак? Или я схожу с ума? – закусила край нижней губы. – Должно быть, перегрелась на солнце. Попить нужно».

– Дырявить картон и живую мишень – очень разные вещи, – шёпотом заговорила Елена, приблизившись к ней вплотную. – Ты точно хочешь быть реально готовой суметь защититься сама и уберечь Беслана, кого-то убив? Если нет, то мы сейчас уезжаем, но в решающий миг, поверь, рука может дрогнуть у тебя, и всё, конец, ты жертва, – тяжело вздохнув, Елена облизала губы и выжидающе посмотрела. Добавила: – А готова, так назад пути не будет.

– Я справлюсь, не убегу, – тихо ответила Ангелина, борясь с тошнотой.

«Живую мишень… кого убив… Я себя чувствую целью! Я! Готова я? Умереть? Убить? Сейчас?.. – паника охватила тело и сдавила горло. – Дышать! Не думать. Беслан! – жадный вдох. – Ты мне нужен…»

– Пошли, – Елена кивнула в сторону «мерседеса».

– Попить можно? – сухим голосом спросила Ангелина.

– Да, конечно.

Они прошли к столикам, и Елена дала ей бутылку воды, заботливо открутив прежде крышку. Поправила висящий на своём плече автомат Калашникова и с тревогой поинтересовалась:

– Тебе нехорошо? Может, уедем?

– Я лишь немного перегрелась. Всё хорошо, – улыбнувшись и отмахнувшись, Ангелина поставила на столик литровую бутылку воды, опустевшую на треть. После с Еленой подошла к мужчине, от которого хотелось бежать без оглядки. Он встретил их очаровывающей полуулыбкой.

– Знакомьтесь. Это, – Елена тактичным жестом руки указала на владельца «мерседеса», – Давид Бирн Воржишек. Он выдающийся человек, потому что как никто иной действительно умеет отделять здоровые зёрна радости в жизни от грязи проблем души! – в зелёных глазах Елены всколыхнулось восхищение. Она, чуть приподняв уголки губ, перевела взор и деликатный указывающий жест на Ангелину. – А эта девушка реально закроет своим отзывчивым сердцем от чего угодно грудь и спину того, кого любит!

«Давид Бирн Воржишек… – Ангелина едва заметно нахмурилась, но в следующий миг приветливо улыбнулась, всеми силами пытаясь скрыть от окружающих свои истинные чувства и страхи. – Давид Бирн Воржишек, – повторила она про себя. – Точно! Это ведь психолог, которого мне Елена рекомендовала, когда я ей звонила. Он ещё помог её матери! – пауза. – Только в присланных Еленой данных не было второго имени «Бирн»… Почему?»

Ангелина быстро заглянула в глаза Давида. Те имели оливковый оттенок и были окутаны словно ароматом истинной Тьмы. В них чудился оскал зверя. Убийцы. Ангелина пробежалась взглядом по остальным присутствующим, не понимая, почему все они, столь разные, почтительно и уважительно относятся к Давиду, чуть ли не заглядывают ему в рот.

«Как птенчики взирают на принёсшего корм родителя. Да, некоторые из них явно уголовники, и весьма жестокие, но другие похожи на приличных людей. А Елена? И она вдохновлённо смотрит на этого фальшивого щёголя. Неужели они все не замечают, что он притворяется добрым, тогда как по сути является монстром. Злым. Ненасытным. И хитрым. Это так очевидно! В его глазах Смерть! Неужели они все слепы?.. Стоп, Ангелина, стоп, – она качнула головой, гоня вон абсурдные мысли. – Ты человека совершенно не знаешь, а уже считаешь негодяем. Дай ему шанс. Ты, видимо, просто перенервничала и сильно перегрелась»

Ангелина вновь посмотрела в глаза Давида, но тут же отвела взгляд в сторону, ибо ощутила, как её сердце будто взяли в ледяные тиски и стали мучительно медленно сжимать. Страх усилился.

– Незачем так переживать, дитя, – Давид мягко коснулся подбородка Ангелины. Она замерла, словно к её шее приставили остриё кинжала. – Я всегда производил неизгладимое впечатление на красавиц, но, право, не стоит так смущаться. Мне самому неловко, – кроткая полуулыбка. Ангелина аккуратно отступила на шаг назад, тем самым отстраняясь от лёгкого касания Давида. Тот едва приметно прищурился. – Давай обратим внимание на иное. Что ты думаешь о разумении… не те овцы, кто следует за пастухом против воли, и не те, кто блеет в такт стаду. Те жертвенные овцы, кто, видя лишь оскал волка, мчатся от злой участи, выбранной им судьбой. Спасают шкуру бегством вместо того чтобы сразиться за свою душу. Смотреть в глаза зверю и если и пасть в могилу, то достойно, как хранитель стада пастушьего, как верный гордый пёс величия своей веры. Веры в свою судьбу, в свой выбор! Что думаешь, дитя?

– И овцы станут волками, – сухо ответила Ангелина, найдя в себе силы чуть улыбнуться и заглянуть ему в глаза. Спину обдало ледяное дыхание.

– Станут пастухами, дитя, – мягко поправил её Давид, после того как с четверть минуты внимательно всматривался в неё. Натянул немного вверх уголки своих полных губ.

«Ошибаешься. Или специально говоришь иначе?.. Ты играешь. Играешь со всеми. Но со мной не позволю, но дам заставить поверить в обратное, – Ангелина мелко задышала. – Чтобы уберечь Беслана, я должна выйти отсюда живой. Любой ценой, – беглый взгляд на Елену. – Чем же он пропитал твои мысли, родная? Как сделал так, что ты не видишь в нём опасность. Или видишь?.. Что тебя тут держит?..»

– Э-э… Док, так что, мы новенькую посвящаем? По мне, она зачётная, – с очевидным нетерпением потирая кулак о кулак, сказал Томас.

В зрачках Давида мгновенно полыхнула хитринка, и он кивнул.

– Да явит она нам свою веру, – на его лице прозмеилась улыбка. – Доставайте агнца зубастого!

Томас обрадованно махнул Марку и Герберту, велев тащить зверя. Те торопливо подошли к «мерседесу». Им навстречу открылась задняя дверь. Ангелина поняла, что некто сидит в автомобиле, предпочитая за всем наблюдать из-за тонированных стёкол.

«Почему скрывается?..»

Друзья Елены вытащили из салона мужчину среднего роста, с залысиной и пухлыми щеками. На вид он походил на застенчивого добряка и был точно сильно пьян. Ноги его не слушались, но в голубых глазах стояла кристальная чистота, несмотря на то, что он бормотал нечто невнятное и потерянно осматривался, словно его взгляд не мог ни за что зацепиться.

«Одурманен. Такое я видела у наркоманов, только куда слабей эффектом».

Ангелина стиснула зубы, твердя себе, что отступать некуда, что поздно думать о себе, что жестоко ошиблась в подруге.

Названного агнцем поставили на колени около Давида и отпустили. Мужчина продолжал что-то бормотать, безвольно опустив голову на грудь.

Из мерседеса с заднего сиденья поднялась девушка, которая была моложе Давида на десять-пятнадцать лет. Тугой корсет цвета кофе обтягивал её стройную фигуру, подол юбки, едва достигавшей коленей, тихонько качался из-за лёгких дуновений летнего ветра. Белая блузка, расстёгнутая на три пуговицы, плотно обнимала свою рыжеволосую хозяйку, на тонких губах которой оскалом расползалась улыбка.

– Да, дорогая?.. – Давид отвлёкся на свою спутницу и начал приближаться к ней.

Елена, явно используя представившуюся возможность, приблизила губы к уху Ангелины и зашептала:

– Если не сможешь убить, то кричи имя брата и беги к машине. Ключи в зажигании, гони и не оглядывайся. Я прикрою, задержу их… кого удастся, – она притворно хихикнула, словно рассказала какую-то непристойность, а сама удобней взяла автомат, готовясь стрелять.

Нахмурившись и после холодно улыбнувшись, Ангелина перевела взор с Елены на Давида.

«Ты предлагаешь мне убить. А если откажусь? Смерть… – скользнула взглядом по его спутнице. Та, что-то шепча на ухо Давиду, поглаживала его по груди, а он, в свою очередь, пальцами водил по её шее. – От вас веет гнилью, хотя вы изображаете любовь. Явственно ощущаю холод смерти в вас. Кто вы на самом деле? Представители некой секты? Иначе не объяснить. Ты, Давид, психолог. Изучил каждого своего раба, узнал, чем их держать. Невооруженным взглядом видно, они преданы тебе, – Ангелина, плотней сжав губы, посмотрела на того, кого должна была убить. – Не хочу в тебя стрелять, но… Или ты, или Беслан. Прости, – душу словно стали царапать острые зубы гиены. В горле усилился тугой ком. Ангелина прикрыла глаза. – Не думать, не думать, не думать… Отключить любые эмоции. Лишь действовать. Я смогу, – пауза. – Елена… Во что же ты влипла? И почему столь жестоко меня подставила?.. Но подставила ли? Ведь ты права, одно дело дырявить картон, иное – человека. Кто знает, может, этот твой поступок спасет меня и Беслана от того, что могло бы произойти, не приведи ты меня сюда. Бежать? – она горько усмехнулась. – И подставить тебя под пули? Да никогда! Выбор… нужно делать выбор».

Ангелина широко распахнула веки. Увидела, как Давид, поцеловав в ключицу свою спутницу, в приподнятом настроении вернулся к приговорённому быть жертвой мужчине. В глазах психолога пылал опасный огонь страсти.

«Зависим… От неё. Может, не ты руководитель секты, а как раз-таки она?..»

Встав за спиной притихшего мужчины, Давид заговорил с торжественно-пафосными нотами:

– Этот зверь семь лет назад был пойман полицией за попыткой изнасилования дошкольницы шести лет. Попал не за решётку, а был отправлен на психиатрическое лечение. Успешно оное прошёл. Его выпустили, оставив под периодическим врачебным наблюдением, – Давид властно положил трость на плечо стоящего на коленях мужчины. – Он завёл семью. У него появились дети. Всё было прилично. Но на днях у меня на регулярном собеседовании он подозрительно повёл себя при новом тесте, – глаза психолога недобро заблестели. Тростью он легонько стукнул приговорённого по щеке. – Я погрузил его в специальный гипнотический транс, и он признался, что в нём крепнет тяга взять свою четырёхлетнюю дочурку. Развлекаться с ней без всяких табу. Чему он противится, но бороться ему всё трудней с каждым днём, – Давид убрал трость с плеча пленника. Внимательно и с жаждой в похолодевших глазах начал всматриваться в Ангелину.

«Врёшь. Красивая легенда, но я тебе не верю. Однако выхода ты мне не оставляешь. Хотя, нет, я вру себе. Выход есть всегда! Даже сейчас есть, и не один. Убить себя. Убить тебя, возомнившего, что ты Бог-судья. Убить приговорённого к закланию. Попытаться бежать, бросив умирать подругу. Попробовать помочь ей убить вас всех. Полно выходов, и только один неошибочный. Тот, в котором есть жизнь для Беслана».

– Что скажешь, он волк, овца заблудшая, пастух безумный? Каково его место в жизни и наш путь, Ангелина? – спросил Давид.

Задержав дыхание, Ангелина резко достала из-за пояса пистолет и в упор подставила его к виску одурманенного мужчины.

– Прости. Бог тебя спаси, – представляя себе Беслана, обнимающего её за плечи, она нажала на курок.

Прогремел выстрел.

Ангелина, смотря на брызги крови и тело мужчины, бьющееся в конвульсиях на асфальте, уронила оружие. Спазм боли с тошнотой скрутил ей живот. Она отбежала в сторону и, согнувшись пополам, сдалась рвоте.

– Ничего себе расклад. Елена и то мозги крутила, болтала и выход искала, думала, как и что лучше. А эта вмиг порешила. У меня мороз по яйцам! – с усмешкой громко сказал Томас.

– Такие как она рождены быть пастырями, их страшатся волки! – с триумфом и самодовольством ответил Давид.

«Сволочь. Всех кровью связываешь. Да только не знаешь, что есть те самые волки, которых страшатся пастухи. Став такой же, как и Алекс, ты будешь одним из первых, кого я уничтожу. Я не бела, отныне убийца, но такую мразь, как ты, искореню, тем самым и уберегу жизни других неповинных людей, – новый спазм в желудке ещё больше согнул Ангелину, гася в ней боевой запал ненависти. – Беслан… Прости. Но иначе не могла. Ты ведь понимаешь?.. – на глазах выступили слёзы, но ни одна из них не скатилась по щеке. – Где ты? Где? Ты мне так нужен… Я сильная. Сильная уже, да».

К ней подошла Елена и протянула бутылку воды. Ангелина, с благодарностью кивнув, начала полоскать рот.

– Доктор не знает о твоём брате. Думает, ты боишься, что жених силой возьмёт и в браке будет бить и насиловать. Сегодня он, по-моему, впервые ошибся, и ты не пастух будущий, ты верная волчица, – поглаживая её по плечу, прошептала Елена.

Ангелина, сплюнув и после сделав пару маленьких глотков прохладной воды, едва не плача, тихо ответила:

– Могу и повыть, – нежно тронула за руку Елену. С грустью всхлипнув, громче добавила: – Спасибо, – и вернула ей бутылку.

– Всегда пожалуйста, – тоже достаточно громко, чтобы слышали все присутствующие на заводской площадке, сказала Елена. – Идти можешь? Или ноги подкашиваются?

– Могу, – Ангелина кивнула, и они направились к обратно к «мерседесу» и трупу.

Однако тело казнённого Марк и Герберт уже оттаскивали к руинам гаража. Томас прикрикнул на них, чтобы они шевелились быстрей и горючей жидкости не жалели подливать.

– Я вам конкретно забиваю в мозг, что если, дряни, горючки зажмёте и кости не рассыплются в пепел, то вы попали. Я проверю это! Схалтурите – ногами будете их крошить! – закончил он на повышенных до грозности нотах.

– А где мой пистолет? – потерянно пробормотала Ангелина, не увидев на окровавленном асфальте своё оброненное оружие.

– Замечательный ответственный подход и целеустремлённость, – Давид с учтивой полуулыбкой достал из-под пиджака её пистолет и подал ей рукоятью вперёд. – Как твоё самочувствие?

Ангелина, взяв оружие и заложив за пояс, ответила, что голова побаливает, а так нормально. Сфокусировала взгляд на подошедшей от «мерседеса» к ним девушке.

– Рвота, головная боль – это типичная реакция на мощный стресс, – мягким голосом уведомил Давид. Приобнял за талию спутницу, но тут же алчно опустил ладонь ей на ягодицу. Девушка как-то по животному рыкнула и куснула его за ухо.

– Елена, пожалуйста, отвези нашу подругу домой, – точно мурлыкая, заговорила знакомая Давида, вылизывая Ангелину взором зелёных глаз, словно кошка сливки с кувшина. – Побудь с ней, проследи, чтобы она непременно приняла тёплую ванну или душ, попила горячего чаю, поела и поспала. Если мигрень усилится и не позволит уснуть, то нужно ей обезболивающего принять. Бирн, крокодильчик мой, дай им хорошего.

– С радостью, Ахана, анакондочка моя, – прервав объятия, он потянулся пухлой ладонью во внутренний карман пиджака.

– Спасибо большое, но у меня есть хорошее обезболивающее, на которое у неё точно нет аллергии, – с подчёркнутой вежливостью и покорностью сказала Елена и, крепко обняв Ангелину за талию, спросила: – Так мы поедем?

– Да, удачного пути! До встречи, – сладко пообещала Ахана.

– Скорой встречи, – сияя удовольствием, прибавил Давид.

– До свидания, – ответила Ангелина.

«Скоро или нет, но мы обязательно встретимся»

Невольно про себя отметила, что необъяснимый страх перед Давидом притих, словно затаился.

«Не отдам на растерзание вам свой мир. Пусть сейчас и уступила…»

Елена кивнула, и они быстро пошли к её автомобилю. Ангелина чувствовала, будто её сердце распиливает лёд. Было больно. Перед глазами начал всплывать образ того, кого она только что убила. Чтобы его отогнать хотя бы на время, она стала хвататься за мысли о Беслане, силясь вспомнить тепло его рук и напористость поцелуев.

– Держись. Только не упади. Главное, сядь в авто, – еле слышно и очень тревожно сказала Елена, сильней обнимая Ангелину.

– Смогу. Так всё плохо?

– Молчи, – шепнула Елена и открыла пассажирскую дверь спереди.

Ангелина, плотно сжав губы, села на место и сразу пристегнулась. Елена, захлопнув дверь, стремительно оббежала «тойоту» перед капотом и запрыгнула за руль. Бросила на колени Ангелины автомат и скомандовала: «Убери в ноги и кофтой прикрой его», – затем запустила двигатель и дала по газам, круто выворачивая руль.

– Ещё молчать? – слабым голосом спросила Ангелина, выполнив указ.

– Нет, – Елена посмотрела назад.

Ангелина проследила направление взгляда той. За ветром уносящейся с территории завода «тойотой» погони не было.

– Вот же хрень. Что этой суке вдруг понадобилось явиться и Давиду приспичило посвящение устраивать?.. Какого хрена?.. Должен был лишь познакомиться, поговорить. Паршиво. Не так тут что-то, – будто сама с собой заговорила Елена.

– Может, они знают Беслана или Алекса? – предположила Ангелина, вспомнив Дмитрия.

«Как-то странно, подозрительно многое крутится вокруг упоминания волков у Давида. Через меня ближе хочет он или она подобраться к Алексу или Беслану? Теперь я убийца и одна из… а из кого?»

– А твой брат с Алексом тут причём? – широкие брови Елены удивлённо взметнулись. – С Беслана им нечего взять. Да, он парень классный, но и только. Мальчик ещё, а у них хватает своих матёрых головорезов. Алекс богат, но у них денег в десятки раз больше. Он перед ними точно нищий.

– Да, ну, наверное, так, – едва внятно отозвалась Ангелина, лихорадочно соображая, рассказывать Елене правду об Алексе или нет.

– Точно. Мне ли не знать, – Елена довольно агрессивно выехала с второстепенной дроги на трассу. Показала средний палец возмущённому её опасным манёвром водителю грузовика, которого она не пропустила. – Дело в этой суке Ахане. Ну и имечко, откуда взялось только. Думаю, ты ей, гадине, приглянулась. Давид разрешил дать тебе оружие, поучить стрелять. Никто тебе давать убивать не собирался. Поговорить он хотел. Ели бы и надумали посвящать в нашу группу, то через несколько месяцев встреч и растущего в общении доверия. А так полная бредятина вышла. Точно Давид навёл справки о тебе и показал твои фотографии этой своей сучке. А она, блядь, запала! – ярость исказила лицо Елены. – Какая же я дебилка! Как не догадалась раньше, что эта блядь всеядная?.. Что мужиков ей мало, – вздох полный боли и отчаяния. – Прости, милая! Подставила я, дура, тебя! Подвела под полную жопу. Сука, что делать теперь?.. Чёрт. Чёрт, – Елена закусила губы.

– Ахана переспала со всеми мужчинами из вашей компании? – стараясь сдерживать рвущиеся нервы, Ангелина решила попытаться узнать как можно больше о сложившейся ситуации. Попутно она вспоминала рассказы Беслана о его уличной жизни, которыми он иногда с ней делился и расписывал, как он, где и почему поступал. Теперь его опыт был ей уроком.

– Она разборчивая сучка. И гадюка. Парочкой разогрелась, тебе их не представляли. А Гербертом аппетит утолила, притом знала, что я с ним начала встречаться, – Елена нервно вздрогнула. – Он клялся, что у него не было выбора, в ногах у меня валялся, чтобы простила. Ладно, лгу, не валялся, но просил понять, поверить, что меня любит. Да только я бы лучше умерла с ним, зато верные друг другу, чем… ну его к Дьяволу, – она шмыгнула носом, смахнула слезу со щеки. – Слабак и кобель.

– Ахана угрожала ему смертью и тебе, если он с ней не переспит? А Давид ей позволяет изменять?

– Бирн чёртов извращенец в этом плане. Его заводит, если эта сука в горячем настроении, а когда она грустит, то он нереально бесится. Тут лучше на другом конце Земли от него быть. Ахане всё можно, пока она его в итоге ублажает. Знай я о ней при вступлении в группу, фигушки бы дошла до посвящения, сбежала бы, попробовала бы удрать. А потом поздно стало метаться, – голос Елены опустел, чувства и эмоции в нём поблекли.

– Понятно, почему ты так своеобразно реагируешь на ухаживания Марка. Считаешь, Ахана и его в койку потащит или он уже там был с ней?

– Ещё нет, но гадюка непременно укусит. Я не хочу его делить с ней или чтобы он, дуралей, умер. К Герберту вернуться тоже не могу, она ведь тут же уложит его в постель. Сука, больная на голову, – злость снова начала воспламенять чувства Елены.

«Только ли она больна? Хорошо, Марк молод по духу, явно не всё ещё понимает, но Герберт… Мне он показался весьма серьёзным молодым человеком, внутри которого есть стержень. Быть может, он не так прост? Обычный кобель? Больной на голову кобель? Нет… Не думаю. Его взгляд на Елену говорит об обратном. Ахана странная, помешанная на сексе. Её бояться. Почему? Кто она? Кто она на самом деле?.. Не думаю, что Герберт дурак, на пустые угрозы он бы не повёлся. Тут нечто иное. Я сама испытала животный страх перед Давидом… Почему?..»

– Скажи, можно узнать, чем ваша группа занимается? – аккуратно поинтересовалась Ангелина. – Удовлетворяет прихоти этой нимфоманки и убивает для развлечения?

– Уже наша группа, подружка, наша, – Елена горько усмехнулась. Повела плечом. – Вряд ли поверишь, но мы боремся со злом и несправедливостью. Давид в сущности неплохой, слаб на член к этой суке, в этом и грешен. Ахана дрянь, конечно, но тоже по-своему борется с мраком в мире. Мы такое добро с пушками, жестокое и часто циничное. А по-иному нельзя, законы, суды и вся лабуда не работает! Насильники, садисты, охамевшие бандиты, маньяки и прочие твари, они не боятся часто похуистов и банально продающихся легко копов, адвокатов, судей. Кто обычных людей убережёт и по-заслуженному покарает разных мразей? – решительный взгляд и тень страха быть непринятой, отвергнутой на лице. – Ты тоже оружие искала, понимая, что защитить можно лишь самой, а всей той толпе госслужащих плевать на тебя и твои проблемы. Труп твой – да, они опишут в протоколе. Я не права?

– А если Давид обманывает вас и подсовывает невиновных? Манипулирует вами?

– Нет, – с крайней убеждённостью ответила Елена. – Мы не раз с поличным заставали всяких уродов по его наводке и данным от источников Аханы в полиции, прокуратуре и прочих важных ведомствах. Давид отлично умеет логически просчитывать ходы разных мразей и вычислять их.

– Он хороший психолог, тут не сомневаюсь.

«И ему раз плюнуть понять, когда, где и почему вы решите его проверить. Он весьма хитёр, а ты, Елена, слишком ему и в него веришь. Если он карает лишь мразей, то почему мне на задание привёл мужчину, который был в состоянии невменяемости? Только ли потому, что так было удобней его доставить на расправу? Сомневаюсь. Скорей потому, что не был тот педофилом! Ложь и игра. Давид знал, вы не кинетесь проверять эту информацию…»

Ангелина поймала себя на том, что до боли вдавливает пальцы в живот. Убрала подрагивающие ладони на колени.

– А кто Ахана? – опустила стекло, впуская в салон воздух. – Каким образом она достаёт такую важную информацию? Наверняка секретную и хорошо охраняемую! Неужели спит с массой осведомителей? – скептически чуть изогнула губы. – Подкупает их?

– Ей очень трудно отказать, когда она чего-то действительно желает, – Елена побледнела. – Поверь, нужно быть отчаянно верящим в нечто большее, стоящее за душой, чтобы сказать ей «нет», или быть полностью безумным.

– Значит, ты веришь? На сумасшедшую ведь не похожа, – Ангелина вымучила из себя полуулыбку.

«О большем её не стоит допытывать. На ней уже лица нет от страха. Но меня она собиралась спасать. Получается, все в группе уважают, но и боятся Ахану. С чего бы? Тот же Томас, уголовник, явно крутой, такие считаются только с силой! Она не человек? Ну какое иначе объяснение может быть? Елена серая от ужаса, не перед властью же денег так трепещет. Если Ахана не человек, то кто? Давид зациклен на волках и пастухах. Есть ли в его словах отгадка?..»

– Верю, что всё конечно. Да только не надышишься перед финалом. Никакая отсрочка не стоит утраты собственного достоинства. Изгадиться и отречься от себя можно лишь самостоятельно.

– Да, на колени телом могут поставить. На колени душой каждый встаёт лишь сам, – задумчиво протянула Ангелина.

Дальше домой к ней они ехали молча.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-12179-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: youreclipse (24.02.2017) | Автор: youreclipse и X_E_M_E_R_A
Просмотров: 227 | Комментарии: 13 | Теги: Тени Грехов, Время собирать камни


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 13
+1
11 Svetlana♥Z   (09.03.2017 00:18)
Спасибо за главу. В общем, чем дальше в лес... Зато стабильность налицо. Ну и Ахана как-то слишком хорошо выглядит. wink

+1
12 youreclipse   (09.03.2017 01:06)
Спасибо за отзыв)
Без дров никак и совсем не то wink
Ну тык, не просто так)

+1
13 Anaitis   (09.03.2017 04:43)
У неё хорошая генетика smile

+1
10 Niki666   (27.02.2017 21:56)
Спасибо за главу! smile

+1
7 Anaitis   (25.02.2017 06:02)
Мою тоже можно wink

+1
8 youreclipse   (25.02.2017 14:59)
Думаешь, надо?)

+1
9 Anaitis   (25.02.2017 20:38)
Да cool

+1
1 Gracie_Lou   (24.02.2017 12:57)
Ахана-это наша старая знакомая?А такое имя она выбрала потому,что присвоила принадлежащее Ему?

+1
2 youreclipse   (24.02.2017 13:12)
Смотря, кого ты имеешь ввиду wink Но мы с ней да, уже встречались. Дать наводку где?)
Второй вопрос, прости, не поняла. Кому ему? А имя ее какое было, такое и осталось wink

+1
3 Gracie_Lou   (24.02.2017 13:22)
Ничего не понимаю! wacko Ну и где мы с ней встречались?Что-то полно рыжих зеленоглазых баб dry

+1
4 youreclipse   (24.02.2017 13:27)
Открой первую книгу. Первую часть (Нити прошлого). Вторую главу. И глянь окончание. Перед тем, как Милена подкинула монету и пошла гулять smile
Крч вот ссыль https://twilightrussia.ru/publ....0-70368

+1
5 Gracie_Lou   (24.02.2017 16:40)
Ну ты и загнула-вторая глава первой книги!Я не помню чо я вчера на завтрак ела! biggrin

+1
6 youreclipse   (24.02.2017 16:52)
А ты как хотела?)) У каждого героя своя определенная роль wink Будем тренировать твою память!)))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: