Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1687]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2739]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4848]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15358]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14627]
Альтернатива [9229]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ночь
Она любила закат, подарившей ей такое короткое, но счастье. Он любил рассвет, дарующий новый день. Что может их объединять, спросите вы? Я отвечу – ночь.

Perfect Lie
В один прекрасный миг жизнь Беллы Свон меняется. Из бедной, влачившей почти нищенское существование девушки она превращается в одну из богатейших жительниц США. Но все может снова измениться. Ведь ее маленький мирок создан благодаря лжи. Вся ее жизнь - безупречная ложь. Что она выберет: лгать дальше, чтобы спасти свой мир, или сказать правду...и в итоге снова все потерять?

Золотая рыбка
Оглядываясь на неудачный пример родителей, Белла не хотела связывать себя узами брака, однако, встретив Эдварда, изменила решение. Теперь она счастливая жена самого завидного холостяка Америки, а впереди у них долгие годы вместе. И все бы хорошо, если бы за плечами Эдварда не стояла огромная многомиллионная империя, обещающая потопить его Золотую Рыбку в мире больших денег, интриг и горестей.

Перстень Зимы
Не бери чужого, счастья оно тебе не принесет.

Призрак смерти
Белла смертельно больна. Мучаясь от боли, она хочет, чтобы все побыстрее закончилось. Но неожиданно узнает мистическую тайну о призраке, обитающем в больнице. На что она будет готова пойти, чтобы продлить жизнь еще хотя бы на один день?
Дарк, мистика, готика, эротика.

Глубокие реки текут неслышно
Никто не знает, что таится на дне глубочайших рек, но еще меньше мы знаем о Вселенной и ее законах. Мы настолько слепы, что не видим, кто живет среди нас. Каждая душа может стать ИХ целью. Но не-святые забыли, что они не боги и что движение одной, на первый взгляд, незначительной жизни может привести к краху огромной гильдии, простирающей власть на весь мир.

«Последняя надежда»
В стародавние времена могущественные маги умели не только проклинать, но и дарить надежду. Пусть и превращали путь к спасению в одну сплошную загадку для своих далеких потомков.

Тихий зов надежды
Иногда глас судьбы еле слышен, зов надежды – едва уловим. История о чуть заметных, смутных и мимолётных знаках и силах, которые привели Джаспера к его Элис. POV Джаспер.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 485
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

The Art Teacher. Глава 11. За пределами мира

2023-11-30
16
0
0
The Art Teacher. Глава 11. За пределами мира


Прим.Vivett: на мой взгляд, эта глава одна из самых волнующих, поворотных в этой истории. Приятного прочтения!

*0*0*


Следующие два дня мы с Анжелой проводим вместе, обустраивая мой дом.

Она говорит, что помогает мне, потому что мы старые друзья. И я уверена, что отчасти это правда. Но подозреваю, что Анжеле также хочется себя чем-то занять. Мой дом сейчас, как чистое полотно и мы вместе создаем из него картину.

Я пробыл в Форксе всего два дня, но могу сказать, что жизнь здесь течет плавно и размеренно. Мой приезд кажется самым волнующим событием за последние месяцы.

Сначала мы зашли в комиссионный магазин в Порт-Анжелесе, где я купила пусть и не самую красивую, но качественную мебель. Анжела оказалась знакома с менеджером магазина, в старших классах они вместе состояли в дискуссионном клубе, и ей удалась уговорить его доставить мебель сегодня же. А после поездки в Walmart за постельным бельем и кухонными принадлежностями дом уже можно было назвать пригодным для жизни.

Не могу представить, что сказала бы об этом Элис. Домик выглядит убого, с этим ничего не поделать. И хотя та часть меня, что привыкла к деньгам и лучшей жизни, немного сопротивляется, другая испытывает странное облегчение. Здесь я не чувствую никакого давления и груза многолетних ожиданий. Никто не наблюдает за мной, никто не осуждает. Здесь я могу дышать.

Дом дает мне возможность сосредоточить все мысли на чем-то одном, а это как раз то, что мне сейчас нужно. Что-то из вещей нужно убрать и починить, а новые расставить. Полы я мою, ползая на четвереньках, потому что забыла купить швабру. Драю плиту и холодильник до тех пор, пока они не становятся безупречно чистыми. Мою окна и выпалываю сорняки вокруг крыльца. Я бесконечно переставляю свою немногочисленную мебель и всякие безделушки, которые Анжела приносит мне из своего гаража.

Проходит пять дней, прежде чем я открываю для себя любимую часть моего нового-старого дома. На заднем дворе есть крошечное деревянное крыльцо, ведущее на кухню. Задний двор представляет собой неровный участок с чахлой травой и сорняками, окруженный густыми деревьями.

Национальный парк Олимпик примыкает вплотную к границе моих владений. Двор плавно спускается к линии деревьев, но затем земля резко обрывается, переходя в лощину сразу за домом. Это широкий проход между деревьями, откуда открывается захватывающий вид на далекий горный хребет, обрамленный с обеих сторон густыми вечнозелеными растениями. На самом деле мне повезло, ведь горы в Форксе можно увидеть лишь в одной части города. А у меня их видно практически с заднего двора.

Забавно, что я совсем не помнила об этом. Единственное воспоминание о заднем дворе - это то, как мой отец постоянно жаловался на то, что лес постоянное пытается прорасти и на нашем дворе.

Каждое утро я беру кофе и иду посидеть на заднем крыльце, любуясь лесом и горами. Сейчас конец октября, уже холодает. Утро встречает сыростью и прохладой. Воздух свеж и наполнен ароматом сосны. Это мое любимое время дня.

Я погружаюсь в хрупкое ощущение покоя. Что-то подобное я испытывала раньше лишь когда погружалась в созерцание моих любимых картин. Лес, деревья, горы... Все это напоминает мне Тернера. Конечно, цвет и атмосфера не те… Но масштаб сходный.

Просто крошечная я. В своем крошечном домике на опушке леса, где передо мной раскинулись просторы дикой природы.

Все произошедшее кажется таким далеким в эти утренние мгновения.

Я все еще чувствую себя опустошенной, но в эти тихие часы словно рождаются робкие проблески надежды на еще неведомое мне будущее. Со мной все будет в порядке. Я пройду через все сложности и устрою свою жизнь. Я во всем разберусь.

Моментами я размышляю о своих поступках и обо всем, что произошло. Я перебираю людей и события, пытаюсь понять их смысл.

Отношения с Алеком были обречены с самого начала. Я поняла это лишь сейчас. Когда я думаю о нем, ощущаю лишь вину. Как я вообще могла так сильно увлечься им в начале. И не нахожу ответа. Я потратила слишком много лет, пытаясь хоть немного почувствовать себя нужной и любимой. Тогда мне показалось, что с Алеком я смогу обрести что-то похожее. И я ухватилась за это обеими руками. Стыдно.

Но сейчас я чувствую себя другим человеком, который никогда бы не сказал «да» Алеку. Зачтем за маленький прогресс.

Разрыв с моей матерью был неизбежен. Мы давили друг на друга с тех пор, как я вернулась в ее жизнь десять лет назад. Мы никогда не собирались примириться с существованием в жизни друг друга. Я ненавижу тот факт, что разрыв произошло так жестоко и, возможно, в самый неподходящий момент. Но, с другой стороны, другой такой возможности я сама могла больше и не допустить.

Что касается Эдварда…

Я в силах оставаться на расстоянии от Алека, матери и Фила, размышлять о том, что они значат для меня, что я чувствую к ним. Но я не могу сделать этого с Эдвардом. Все в наших отношениях кажется незажившим.

Поэтому я мысленно кружу вокруг него, изо всех сил стараясь не зацикливаться на нем слишком долго. Это лучшее, что я могу сейчас сделать.

В первую субботу после моего приезда в Форкс, Анжела появляется у моей двери в 10 утра. Вытаскивает из дома и сажает в свою машину, настаивая на том, что она решила все мои проблемы. Мое спасение приходит в виде ржавого красного пикапа неопределенного возраста с табличкой «Продается» на витрине. Анжела полагает, что я не смогу выжить в Вашингтоне без собственной машины. И в этом она права. К тому же, сейчас мне по карману только такая машина.

И вот у меня уже есть не только маленький белый дом, но и пикап.

Грузовик действительно облегчает мне жизнь, чего я не ожидала. Все еще боюсь водить, но справляюсь. Изучаю улочки города и иногда выезжаю на федеральные трассы. Здесь красиво.
Пейзаж так отличается от Нью-Йорка или любого другого места, где я была. Почти все время пасмурно, холодно и сыро, но местные твердят мне, что летом не так уж плохо.

Пока я катаюсь по Форксу, мне встречается много знакомых людей. Мы в маленьком городке, неудивительно, что люди помнят меня и моего отца. То, что с ним случилось, было самым большим событием, произошедшим здесь за несколько поколений.

Они все такие дружелюбные. Я забыла об этом или просто не замечала в детстве. Это так отличается от того, как живут люди в Нью-Йорке. Там легко можно жить, как неведимка. Все настолько заняты своим собственным дерьмом, что их очень мало интересуешь ты и твои близкие. Здесь люди скучают и отчаянно хотят, чтобы произошло что-то новое.

Я притягиваю их, и все хотят поговорить. Мне от этого не по себе. В любом случае, я не самый открытый человек по натуре, и уж точно не сейчас, когда я почти ничего не могу сказать о своей жизни, болезненно и неловко. Я тяжело пробираюсь сквозь эти разговоры с людьми и быстро сбегаю.

Телефонные звонки Элис, как яркие всполохи в моей жизни. Поначалу она звонила каждый день, иногда дважды. Мы планируем, что она прилетит через несколько недель, и я отмечаю это в своем календаре. Ее визит, как солнце на моем горизонте.

После того, как я пробыла в Форксе неделю, она стала звонить через день, в основном потому что не могу рассказать ничего нового.

До меня не сразу доходит, что однажды проходит четыре дня с тех пор, как мы в последний раз разговаривали. На самом деле, я не осознаю этого, пока мой телефон не звонит не начинает звонить впервые за четыре дня. Отвечая, я толкаю бедром заднюю дверь, устраиваясь на своем любимом крыльце.

- Элис, привет!

Я слышу, как она выдыхает, прежде чем заговорить:

- Привет, милая. Прости, что не звонила. Как дела?

Я так хорошо ее знаю, что улавливаю в голосе перемену. Она звучит напряженно и устало.

- Я в порядке. Все как обычно. Что у тебя стряслось?

Она снова вздыхает, и долго молчит, прежде чем снова заговорить.

- Несколько дней назад мне позвонил Эмметт.

- Эмметт Маккарти? Из школы?

- Да.

- Вау, я ничего о нем не слышала с момента выпуска. Как он?

- Он хорошо, но звонил мне не для того, чтобы поболтать.

Элис снова делает паузу, прежде чем пуститься в объяснения.

- В прошлом месяце он был в каком-то клубе в Милане и столкнулся с Роуз.

- Роуз?

- Да. Они какое-то время тусовались вместе… И он сказал мне, что она была в ужасном состоянии, когда он ее встретил.

Я чувствую, как мой желудок неприятно сжимается. Все мои страхи за Роуз на протяжении многих лет, мое беспокойство о том, что она вляпается в неприятности, переросли в уверенность после слов Элис.

- Он сказал, что связалась с какими-то странными парнями и произошло что-то очень плохое. Он отвез ее обратно в свой отель, и я не знаю как, но ему удалось уговорить ее улететь с ним домой. Так что сейчас она здесь… В реабилитационном центре.

- О, нет. Бедная Роуз. Ты ее видела?

- Да, я сразу же поехала к ней. Она так плохо выглядит, Из. Она так исхудала, и у нее...

Элис резко замолкает, и я слышу, как она давится слезами.

- Скажи мне, Элис.

- Все руки у нее в следах от уколов… Боже, она так плохо выглядит…

Голос Элис звучал совсем тихо.

Я закрываю глаза и прижимаю кулак ко лбу.

- Что я могу сделать? Я хочу помочь.

- Ничего. Там ты ничего не сможешь сделать. У тебя и так достаточно забот. Но…Боже, я чувствую себя дерьмово, потому что знаю, что я действительно нужна тебе, но мне кажется, что я должна…

- Тебе нужно остаться с ней.

- Да. На самом деле у нее здесь больше нет друзей. Эмметт все время рядом, но она не хочет, что он видел ее такой сейчас… Но, кажется, ей становится легче, когда я навещаю ее. Я нужна ей, Из.

Я киваю, пытаясь подавить грусть от того, что не увижу Элис в ближайшее время. Я цеплялась за ее визит, как за спасательный круг. Но, может быть, это и к лучшему. Может быть, мне нужно отпустить спасательный круг и просто утонуть или… Начать плыть самостоятельно. Она права; у меня здесь сейчас все в порядке. А у Роуз, бедной Роуз... Элис нужна ей гораздо больше, чем мне.

- Ты такой хороший человек, Элис. Ты ведь знаешь это, верно?

Это правда. Элис такая добрая, отдает всю себя заботе о других людях. Я надеюсь, что однажды она найдет того, кто позаботится о ней. Она этого заслуживает.

Элис тихо усмехается.

- Я просто хочу, чтобы с ней все было в порядке. Хочу, чтобы со всеми нами все было в порядке.

- Я тоже этого хочу.

Мы разговариваем еще несколько минут, и она дает мне номер Роуз, чтобы я могла позвонить ей, когда все немного устаканится.

Когда она вешает трубку, я остаюсь на опушке леса совсем одна.

*0*0*


Проходит три недели с тех пор, как я перебралась в Форкс. Три с половиной недели с того кошмарного дня, который привел к моему бегству.

Вот о чем я думаю, вешая новые шторы, которые только что нашла в комиссионке. Они не совсем подходящего размера для окон, но сойдут. Мне нравится цвет: веселый ярко-желтый.

Иногда мне кажется, что я здесь уже год, а иногда, что я все еще чувствую, как у меня трясутся руки, как тогда, на тротуаре перед моим старым домом, когда все развалилось.

Я сижу на стуле, сражаясь с крючками для штор, думая о поиске работы, о поступлении в высшую школу искусств, о любых других бытовых делах, лишь бы не думать об Эдварде, когда слышу звонок телефона. Не мобильного телефона, который лежит на журнальном столике, а стационарного. Старый настенный аппарат висит на кухне, и с тех пор, как я здесь, он ни разу не звонил. Я даже не знаю его номера.

Я слезаю со стула и спешу к телефону, поднимая трубку так, словно она может меня ужалить.

- Алло?

- Изабелла?

Я открываю рот, чтобы ответить, но проходит несколько секунд, прежде чем я могу издать звук. Это последний человек, которого я ожидала услышать снова.

- Фил?

Я слышу, как он прочищает горло, прежде чем заговорить снова:

- Ох, да. Это я.

Я задаю первый вопрос, который приходит на ум.

- Как ты меня нашел?

- Догадался. У Джима Дженкса был этот номер в файлах. Он сказал, что ты заходил за ключами.

Мои щеки слегка краснеют от неловкости. Я раздражена, что Джим сдал меня, но не очень удивлена. Джим многим обязан Филу.

Но я не могу представить, зачем понадобилась Филу.

Мой первый порыв - молчать и ждать, что он скажет. Но потом я вспоминаю, что нахожусь в своем доме и мне не нужно ни перед кем отчитываться.

- Чего ты хочешь?

Я сразу же чувствую себя виноватой, как только эти слова слетают с моих губ. Мой голос звучит холодно и резко, а Фил, хоть и не любил меня, никогда не был со мной груб. Я должна хотя бы быть вежливой.

- Я... - начинает он и замолкает. Я слышу шорох на заднем плане, как будто он ерзает на стуле.

- Я беспокоюсь о тебе. Хотел узнать как ты.

- О.

Это был не тот ответ, которого я ожидала, и я не знаю, как реагировать.

Потом мне приходит в голову, что, может быть, это не Фил интересуется мной; может быть, это моя мать. Может быть, она знала, что я не стану с ней разговаривать, поэтому заставляет его сделать это.

- Послушай, ты можешь сказать моей матери...

- Мы с твоей матерью расстались, - тихо говорит он.

- Сразу после того, как ты уехала. Сейчас она живет в Хэмптоне.

Его слова на мгновение ошеломляют меня. Разошлись.

Ко мне возвращаются хорошие манеры

- Мне жаль, - говорю я инстинктивно.

- Да… Послушай, Изабелла, я столкнулся с Кеном Хейлом на прошлой неделе. Вы ходили в школу с его дочерью Розали, не так ли?

- Да. Он рассказал тебе о ней?

- Насчет реабилитации? Да. Я не был уверен, что ты в курсе.

- Элис рассказала мне.

- Так ты общаешься с Элис.

Он произносит это как факт, а не как вопрос.

- Она не отвечала на мои звонки.

Я немного хмурюсь, озадаченная тем, что Фил звонил Элис.

Я представлял себе Нью-Йорк застывшим в том положении, в котором я его покинула. Теперь у меня есть ощущение, что после моего отъезда события приняли неожиданный оборот. Фил ушел от Рене… Фил пытался найти меня… Интересно, что еще я пропустила.

- Я просила ее не отвечать, - наконец говорю я.

Тишина после этой фразы длится достаточно долго, чтобы я начала чувствовать себя неловко. Я открываю рот, чтобы заговорить снова, когда Фил меня перебивает. Его голос звучит тихо и мягко, таким я его не слышала.

- Мне очень жаль, Изабелла.

У меня вырывается удивленный вздох.

- Почему?

- Я не был...

Фил тоже вздыхает.

- Разговаривая с Кеном, я заметил, как он расстроен из-за Розали… Это заставило меня понять, что на ее месте могла оказаться ты. Запросто. Я был так неосторожен, Изабелла. Я дал тебе свое имя, но я никогда не был тебе настоящим родителем. Я даже не знал, что значит быть одним из них. Я подвел тебя, и твоя мать тоже.

Я не могу издать ни звука после его слов.

Он печален. Совсем не похож на бойкого главу корпорации, которого я знала десять лет. Этот человек кажется потерянным.

Я молчу, и он продолжает.

- Насколько ты, должно быть, несчастна… Что побег на другой конец страны показался тебе единственным выходом.

Его голос звучит так виновато, что я чувствую необходимость исправить ситуацию.

- Ты совсем ни в чем не виноват. Ты всегда был добр ко мне. Во многом, это было сделано из-за отношений с мамой. И много чего еще. Мне нужно было… Мне все еще нужно… Найти свой собственный путь. Это действительно к лучшему.

- Я обеспечил тебе достойную жизнь. Это не то же самое, что быть добрым к тебе. Не могу выразить, как мне жаль, что я упустил возможность быть твоим отцом, когда ты в этом нуждалась.

У меня горят глаза и перехватывает горло.

В конце голос Фила срывается, и я не могу в это поверить.

У Фила, который годами был в моей жизни вежливым незнакомцем.

Он протягивает руку. Он извиняется.

- Все в порядке, - мне удается сдержать слезы.

Я слышу, как Фил делает глубокий вдох, как будто собирается с духом, и когда он снова заговаривает, его голос звучит резче, больше походя на самого себя.

- С тобой там все в порядке? У тебя есть все, что нужно?

- Я в порядке. Во всем разбираюсь.

- Я понимаю, что ты уже взрослая и строишь свою жизнь сама... Но ты должна знать, я всегда буду считать тебя своей дочерью, Изабелла, что бы ты ни выбрала. И твой трастовый фонд...

- Мне это не нужно, - наконец прерываю я его. - На самом деле, он не мой. Вот почему я оставила все в Нью-Йорке.

- Я знаю. Но он навсегда останется на твое имя... Если вдруг когда-нибудь понадобится.

- Ты не обязан...

- Да, - говорит он, прерывая, - Но я хочу.

Я подавляю желание сказать «спасибо», потому что это будет подразумевать, что я приняла его предложение, поэтому я просто ничего не говорю.

- Значит, ты думаешь, что останешься там, в… э-э, Форксе, на некоторое время?

- Пока. На самом деле я пока не уверена, где хочу жить.

- Все твои вещи остались здесь, в твоей комнате.

- Они не мои, - говорю я торопливо.

Мне кажется, что я слышу улыбку в его голосе, когда он отвечает:

- Конечно же, твои. Могу я... Я бы хотел отправить тебе твои вещи, если они нужны.

Я задумываюсь. В моей комнате на Ист-Энд-авеню больше нет ничего, что напоминало бы мне о себе настоящей. Ни одежда, ни украшения, ни безделушки, ни то, что лежит на моем рабочем столе. Но когда я вспоминаю о своих книгах, о своей библиотеке по истории искусств, о книгах, которые я с любовью собирала, когда училась в колледже, колеблюсь.

- Я бы не возражала против своих книг по искусству, - наконец говорю я.

- Хорошо. Я попрошу Марию упаковать их завтра. Как насчет твоих картин? Тернер?

Я качаю головой.

- Нет, он принадлежит Алеку. Ты должен вернуть картину ему.

При упоминании имени Алека он замолкает.

- Мне жаль насчет Алека, - говорю я через минуту.

- С какой стати ты об этом сожалеешь?

- Я знаю, ты хотел...

- Я хочу, чтобы ты была счастлива. Если Алек не может сделать тебя счастливой, значит, ты поступила правильно.

- Как он себя чувствует?

Фил тихо фыркает, издавая звук презрения, и я мысленно возвращаюсь к тому моменту в кабинете Алека, когда Ирина облокотилась на угол его стола, и он улыбался. Держу пари, с Алеком все в порядке.

- Алек очень... Трудолюбивый. Он сам справится.

Фил не вдается в подробности, а я на самом деле не хочу знать.

- Изабелла, я бы хотел… Если ты не возражаешь… Могу я поддерживать с тобой на связь? Я не прошу тебя снова называть меня своим отцом. Я знаю, что упустил этот шанс. Но я хотел бы быть твоим другом. Можем ли мы..?

И снова Фил, могущественный Филип Дуайер, трогает меня до слез. Я с трудом сглатываю и отвечаю.

- Я бы хотела этого.

*0*0*


Фил верен своему слову: два дня спустя к моему порогу доставляют дюжину коробок с книгами.

Это делает меняя счастливее, чем я предполагала. Я скучаю по многочасовым прогулкам по галереям и музеям. У меня такое чувство, что вернуться к этому я пока не готова, но книги - хорошая замена. Я погружаюсь в них и возвращаюсь ко всему, что люблю в искусстве. Некоторые картины мне настолько знакомы, что я как будто вижу старых друзей. Они - частичка меня из моей прошлой жизни, которую я никогда не хочу терять; единственная часть, которую всегда была правдивой.

Я понимаю, что хочу пойти в высшую школу искусств. Я не знаю, как скоро и как я за это заплачу, но одно мне совершенно ясно. Я хочу посвятить свою жизнь искусству.

Мне есть о чем подумать: о Роуз, вернувшейся в Америку; о моей матери, лишенной денег, что были важны для нее больше всего на свете; о Филе, протягивающем мне руку помощи, чтобы, наконец, построить со мной какие-то настоящие отношения.

Этого достаточно, чтобы занять мои мысли. Весь день я прокручиваю все события в голове. Но ночью все меняется.

Каждую ночь, после того как я забираюсь в постель и выключаю свет, слушаю, как ветви вяза царапают окно, я забываю обо всем этом.

По ночам мои мысли бесконечно крутятся вокруг Эдварда.

Я не хочу скучать по нему. Я не хочу хотеть его. Но все еще хочу. Я знаю, что не могу быть с ним, но знать - это не то же самое, что чувствовать, и я тоскую по нему. Логика или разум бессильны. События и факты не имеют никакого значения. Это дикая, иррациональная вещь - то, как сильно я все еще хочу его.

С ним всегда было так, так что я не очень удивлена, что не могу избавиться от мыслей о нем, даже после того, что случилось.

Я даже не пытаюсь избавиться от него. Я не хочу ненавидеть его. Я не хочу, чтобы память о нем превратилась во что-то горькое.

Может, я и ушла от него, но он никогда не оставит меня. Ему удалось так сильно повлиять на меня после нашей короткой встречи, когда я была девочкой, что я уверена: то, что произошло между нами в тот день в его лофте, останется со мной на всю жизнь. Я никогда не смогу стереть из памяти его и то, что он значил для меня. Он всегда будет рядом; мне просто нужно научиться уживаться с этим. И если он всегда будет в моей душе, я не хочу, чтобы это была ненависть.

Поэтому я делаю все возможное, чтобы примириться с судьбой. Это займет много времени, знаю. Я никуда не спешу.

Он приходит каждую ночь и остается в моих мыслях, когда я засыпаю, и я не пытаюсь прогнать его. Я просто позволяю ему задержаться, пытаюсь смириться с его присутствием.

Он витает в моих мыслях, когда я бодрствую, но я стараюсь сдерживать себя в течение дня. Я не против, если он останется в моем воображении, но я не хочу становиться одержимой. Я не хочу полностью поддаваться разрушительным воспоминаниям, как это было, когда мне было восемнадцать. Мои мысли проносятся вокруг него по сотне раз на дню, но я быстро нахожу отвлекающие факторы.

Он так часто находится на периферии моего сознания, что однажды вечером, почти через четыре недели после моего приезда в Форкс, я выхожу на крыльцо, чтобы взять книгу, оставленную на перилах. И не удивляюсь, обнаружив его у меня во дворе.

Он стоит на мощеной дорожке, ведущей с улицы к крыльцу, примерно в четырех метрах от меня, с потрепанной спортивной сумкой, перекинутой через плечо.

Сгущающиеся сумерки бросают на него драматические тени. Его фланелевая рубашка помята, а выцветшие джинсы в пыли. Волосы растрепаны, лицо выглядит обветренным и измученным. Под глазами залегли темно-фиолетовые круги.

Когда я останавливаюсь перед дверью и мы встречаемся взглядами, он слегка вздрагивает. У меня появляется ощущение, что он стоит там уже некоторое время, и я застала его в разгаре размышлений.

Наши взгляды вновь сталкиваются, и я замираю.

Эдвард.

Здесь, в Форксе.

Я не знаю, как долго мы стоим в таком положении. Наконец, он позволяет спортивной сумке соскользнуть с плеча, и она падает на землю.

- Привет.

Я моргаю. Привет? Привет?

Я открываю рот и слова вылетают сами собой.

- Какого черта ты здесь делаешь?

Прим. Vivett: буду рада любой паре слов от вас в комментариях или нафоруме


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/111-12410-7
Категория: Наши переводы | Добавил: Vivett (08.11.2023)
Просмотров: 371 | Комментарии: 3 | Теги: The Art Teacher


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
0
3 робокашка   (12.11.2023 15:55) [Материал]
Белла не смогла избавиться от него на расстоянии, а сейчас, когда он тут, то тем более biggrin Эдвард не просто ж так явился, продуманный чувак

0
1 Marina7250   (08.11.2023 23:46) [Материал]
Даже не сомневалась, что он приедет. Но, судя по описанию запылившейся внешности, шел пешком 4 недели)))
Последняя фраза оставляет море вариантов для полета фантазии)))
Спасибо!

0
2 Vivett   (10.11.2023 15:55) [Материал]
Да уж, явно добирался на перекладных)))






Материалы с подобными тегами: