Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [263]
Общее [1616]
Из жизни актеров [1603]
Мини-фанфики [2388]
Кроссовер [679]
Конкурсные работы [33]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4590]
Продолжение по Сумеречной саге [1259]
Стихи [2337]
Все люди [14604]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [13983]
Альтернатива [8924]
СЛЭШ и НЦ [8474]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4024]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 сентября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!

Ковен Знамений
Скандал в прошлом Эдварда. Полигамная религиозная община. Проповеди со змеями. Две разгневанные женщины, способные всё разрушить. Смогут ли Эдвард и Белла преодолеть препятствия, стоящие у них на пути, и быть вместе? Несмотря на убийство, несмотря на общество, где они живут, несмотря на обстоятельства.

Моя судьба
Возможно, во мне была сумасшедшинка, иначе не объяснишь это желание постоянно находиться рядом с теми, от кого следовало держаться подальше. Но я, оказалось, любила риск. И те, кто мог лишить жизни в мгновение ока, стали лучшими друзьями и единственными защитниками: Эллис, Джаспер, Эмметт, Розали и Джеймс.
Белла/Эдвард.
Мини от Валлери, завершен.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Сокрытое в бирюзе
Когда-то давно все мы были богами. Когда-то давно мы не прятались. Когда-то давно мы считали, что смерть, как и всё вокруг, подвластна нам. Но мы ошибались... И плата за эту ошибку оказалась непосильно высока.
Ангст, антиутопия, фэнтези.

Лабиринт зеркал
У Беллы безрадостное прошлое, от которого она хотела бы сбежать. Но какой путь выбрать? Путь красивой лжи или болезненной правды? И что скрывают руины старого замка?
Новый мистический мини от Bad_Day_48.

Голос сердца
Отправляясь на войну, он не знал, насколько высокую цену придется заплатить за благородное стремление обеспечить семью.
Фантастика, антиутопия, драма, экшен.
Новая история от автора Валлери.

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8427
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Тени Грехов. Время собирать камни. Глава 23. Ночь в разгар дня

2017-9-21
4
0
Глава 23. Ночь в разгар дня
Пьёт туман рассветный
Островерхие дали.
Зыбью огнецветной
Волны вдруг засверкали.
Ветер налетевший
Будит зеркало вод,
И, почти созревший,
К влаге клонится плод.

Отрывок из стихотворения Гёте: «На озере».
Перевод: В. Левика.


С трудом сдерживая слёзы, беспощадно защипавшие глаза, Ангелина часто задышала. В подступающей панике, волнуясь за жизнь Беслана, нервно надела платье. Её мысли заштормило растерянностью оттого, каким он вмиг стал холодным и жёстким по отношению не только к другим, но и к ней самой.

«Словно чужой. Как будто в нём выключили все чувства. Такой похожий на бездушную машину, у которой есть определённая цель и её достичь она готова любыми способами. Эта Тьма… ужасное в нём чудовище. Ледяное… Но я… – пауза. – Я его солнце, – робко, но уверенно. – И…» – её размышления прервал звук шагов. Через секунду на пороге гостиной показалась Моника. Она выглядела бледной и сосредоточенной. Её кучерявые волосы цвета шоколада были побиты проседью и собраны в тугой пучок. В глазах стояла тревога, оттенённая тёплой грустью.

– Прости, милая, Беслан попросил оберегать тебя, – неспешно подойдя к дивану, Моника замялась. На её лице отобразилась внутренняя борьба, какой-то мучительный выбор. – Он показал мне такое… нечто странное, – голос упал. – Я даже думаю, может быть, сплю?.. – с надеждой окинула Ангелину задумчивым взглядом.

– Увы, – Ангелина покачала головой и потёрла глаза, прогоняя слёзы, не позволяя им скатиться по щекам. – Этот кошмар – явь.

– Ты настоящий Ангел? – Моника присела на край дивана. – Ты с ребёнком от смертного под сердцем, и поэтому тебя изгнали с неба? – с сочувствием и недоверчивостью, смешанной со страхом, посмотрела на Ангелину. Та печально едва приметно улыбнулась.

– Скорей, я ушла сама, чтобы у меня был ребёнок, – с нежностью прижала руки к животу и опустила глаза.

– Значит, Беслан и вправду демон, который влюбился в тебя и охраняет от зла, нашедшего тебя. А твой любимый – смертный… – шёпотом.

– Он жив, он всегда со мной, тут и тут, – Ангелина тронула себе грудь над сердцем и погладила живот. Начала проваливаться в воспоминания, где могла почувствовать его дыхание, касания, поцелуи.

– Прости, я… – Моника испуганно вскрикнула, потому как в гостиной взвился чёрный вихрь. Из него выступил Зоарх, державший в лапах молодого мужчину в сером костюме. Ухмыльнувшись, грубо швырнул его в сторону дивана.

– Твоя охрана и прислуга, Мать Царицы. Пользуйся хоть как тряпкой, – разразившись низким смехом, переплетённым с рычанием, Зоарх отступил в вихрь и исчез.

– Грубиян и хам, невежество, – с возмущением заявил поднявшийся с пола мужчина. Откинул с лица растрёпанные волосы цвета каштана. Увидев Ангелину, оторопел. Его карие глаза широко распахнулись. Он шумно сглотнул. – Ангел…

– Господи, – сгорбившись, Моника перекрестилась.

– Мы знакомы? – тихо спросила Ангелина, внимательно всматриваясь в черты худого лица мужчины, в его резко очерченный прямой нос и поджатые тонкие губы, в строгость взгляда, в маленькую родинку в уголке левого глаза, в прячущуюся в зрачках хитрость.

«Не узнаю… Но почему он потрясён встречей? Откуда знает?..»

– И да, и нет, – он щёлкнул пальцами, и в них из сизого облачка возникла алая роза без шипов на длинном стебле. – Меня зовут Вир. К твоим услугам, милая леди! – припал на одно колено и протянул ей цветок.

– Спасибо, – Ангелина робко взяла подарок.

– Да пустяк… – Вир поднялся и огляделся. – Какой у вас тут, однако, декаданс. Розы на полу, попранные копытами. Мебель из пыли веков, – цокнул языком. – Мрачность, – выдохнув, осуждающе покачал головой. – Прибраться и обновить стиль не помешает, – улыбнувшись и подмигнув Ангелине, он замахал руками, разбрасывая направо и налево серые облачка.

Растоптанные на полу цветы и коробка конфет тут же растворились. Старый телевизор исчез, а на его месте возник новый – плазменный и чёрный. Взамен обшарпанной полки с книгами появился высокий светлый стеллаж с новым чтивом, а вместо журнального столика – низкого и деревянного – стеклянный. За пару секунд комната изменилась до неузнаваемости. Теперь окна украшали тюлевые шторы цвета сгущённого молока, тьму прогонял свет, струящийся не из торшера, а льющийся с хрустальной люстры; даже бывшие часы пропали, их заменили новые – тихие и с изображением на циферблате золотых херувимов. Из старого интерьера остались лишь диван и обои. Вир взмахнул рукой, явно желая и их заменить, как Моника резко встала.

– Молодой человек! Я вас попрошу не быть козлом в чужом огороде! – с негодованием сказала она. Её щёки захватил румянец. – Это мой дом, и кто бы вы ни были, это вы в нём элемент упадничества!

– Серьёзно? – Вир рассмеялся. – Ангелина, какая милая у тебя в нянечках старушка! Одобряю выбор. Она забавная!

– Старушка? – залившись багряной краской, Моника сняла с себя тапок и угрожающе замахнулась, будто в её руке был меч самого Артура Пендрагона. – Я тебе сейчас покажу старушку, исчадие ты адово! Выбью из тебя всю серу, что в голове застряла!

– Эй… эй… бабушка! – Вир стал удирать от погнавшейся его бить Моники. – Полегче! Не то забуду о своём приличном воспитании и обращу вас в жабу!

Ангелина нервно рассмеялась.

– Ах ты, негодяй! Бабушка тебе чёрт чумазый!

– Мадам, уважайте свой почтенный возраст! Не позорьтесь… Ай… – Вир на бегу потёр затылок, в который угодил брошенный Моникой тапок. – Ангелина, угомони бабушку-пацанку, моё терпение на исходе!

– Я хочу есть! – громко известила Ангелина командным тоном, желая прекратить дебош. Её живот согласно и звучно заурчал. – Моника, можно мне, пожалуйста, чашку горячего чая, – уже мягче добавила она.

– Сейчас принесу, деточка, – мгновенно переменившись в лице, нежно сказала та и направилась к выходу из гостиной.

– Фух, ну и бойкая бабулька, а на вид божий одуванчик, – посмеиваясь, Вир присел на диван. – Долой посредственность! – взмахнул рукой, и сизый туман объял стены помещения. Через секунду растаял, оставив на них после себя обои с золотисто-красной шелкографией. Взглянув на диван, Вир скривил губы, точно отведав лимона. Задумался, явно не решаясь тронуть тот под Ангелиной.

– Ты что, не понял? Я есть хочу! – прищурившись, огрызнулась на него она.

«Лучшая защита – это нападение. Неизвестно, что от этого колдуна, или кто он там, можно ожидать. Его привёл демон и… Демон, – поёжилась, вспоминая его оскалившуюся в ухмылке морду, уродливые лапы и копыта, чуть покачивающийся хвост с кисточкой. – Брат. Можно ли доверять? Беслан решил…» – заминка. Облизала пересохшие губы.

– Сей момент, Царицы мать, – с нагловатой улыбкой Вир простёр руки и прицелился ладонями в журнальный столик. Серебристо-матовый туман с золотыми искрами, вспыхивающими и гаснувшими в облаке, накрыли его. Через пару секунд туман растаял, а на столе появились несколько вкусно пахнущих мясных блюд с горячим гарниром. – Вуаля! Прошу, прямо с кухни Букингемского дворца! По моему скромному мнению, они там зажрались, так что от них не убудет, – он довольно подмигнул.

– Что за сила питает твой колдовской колодец? Много жизней забираешь в день, в год? – проворчала Ангелина и набросилась на еду оголодавшей кошкой.

– Я давно не колдун. Предпочитаю именоваться чародеем! – Вир насупился.

– Угу… Зоарх вот другого мнения, – отметила про себя, что мясо и вправду было отменным.

– Да пошёл он… – вспылил Вир. – Я давно ничего общего не имею с его братией! Я на ножах с Тёмными, но когда заявляется эта гора и, как танк гусеницей, давит шею лапой, то трудно отказаться от акта примирения и маленькой услуги ему, – он нахмурился, потёр подбородок. – Определённая гибкость в морали и принципах продляет жизнь и приносит порой приятные сюрпризы, – тёплая полуулыбка пролегла на его тонких губах.

– Главное не сломаться, прогибаясь, – задумчиво сказала Ангелина и наколола на вилку ещё кусочек сочной мраморной говядины. – Так откуда черпаешь силу?

– От удовольствия женщин. Дамский угодник я. Хочешь, считай суккубом, – отстранённо ответил Вир. Сложил пальцы в замок.

– Душа из Света и Тьмы… А когда клал голову ради моей жизни? Зоарх сказал…

– Беспардонный болтун этот… – нервно перебил её Вир, но фразу не окончил. Сдержался.

– Говори, – Ангелина начала пристально вглядываться в его погрустневшие глаза, чуть прикрытые прядями чёлки.

– Он не упоминал, что в тот раз был именно с теми, кто желал заполучить твою голову? Благодетель… – кисло фыркнул Вир.

В гостиную зашла Моника. Её щёки пылали румянцем, а взгляд был стыдливо опущен. Молча поставив на столик кружку горячего чая, присела на краю дивана.

– Спасибо, – поблагодарила её Ангелина и взяла за руку Вира, рассчитывая вызвать в нём больше доверия. – Расскажи, когда это было и кто и почему хотел мне смерти, а кто ещё защищал?

– Боюсь, не могу. Тут предел моей гибкости. Очевидно, многое поменялось, раз Зоарх принялся тебя опекать и тебе служить. Неосторожным словом я могу испортить будущее… Твоя дочь настоятельно велела, когда встречу тебя, язык себе откусить, если почувствую запах палёного. Я же сейчас очень чётко его ощущаю.

– И как зовут мою дочь? – спросила Ангелина, решив его проверить. Прищурилась.

– Раз я вижу тебя лицом к лицу, то уже знаешь, что Аделаида, – Вир угрюмо усмехнулся. – Ешьте, ваша светлость! Не хочу, чтобы Царица нового мира осерчала, посчитав, что я вас от этого важнейшего ныне занятия отвлекаю. Она злопамятная, а мне нравится, когда мои кишки у меня в животе в целости и сохранности находятся, – он с болезненной полуулыбкой погладил Ангелину по плечу. – Ты всегда была ангелом… Кушай. Если чего ещё захочется, только скажи.

Она кивнула и продолжила трапезу. За окном загорелся рассвет.

***


… Объятый ночью дом прорезал очередной крик боли и безумства. На пике громкости женский вопль захлебнулся хрипом, и тишина обрушилась неподъёмной могильной плитой на Ангелину. Она почувствовала невероятный холод в жилах и ужас, парализующий волю, но также ощутила и огненный жар в груди. Её сердце, не веря в страх, стремительно забилось, а разум зашептал: «Это не я замерла у приоткрытой двери, ведущей в коридор, по которому только что разносился крик нечеловеческой муки».

Ангелина судорожно сглотнула и отступила назад в комнату. Зацепилась взглядом за настенное зеркало – овальное и большое настолько, что в нём можно было разглядеть себя в полный рост. Оно висело на голой стене. Внизу на полу стояла ваза, полная хризантем.

Ангелина заметила, что щуплой тенью теряется её отражение. Она не узнавала себя. Из стеклянной глади на неё смотрела девушка шестнадцати лет. Та была облачена в свободное лёгкое платье – простое, но красивое. На бледном лице застыло выражение страха и сомнений, а в карих глазах – лихорадочный блеск. Под нижними веками виднелись свинцовые тени. Светлые волосы достигали плеч и были взлохмачены. Девушка походила на мелкого зверька, угодившего в логово хищника.

Сердце Ангелины пропустило удар.

– Или это я?.. – она тронула губы и потом их же, но в отражении. В голове чужими мыслями проплыли слова: «Айми, доченька, хорошо, что твой отец забрал тебя сегодня с собой. Он жестокий, жуткий… но сейчас в его дом пришли настоящие чудовища и с ним тебе безопасней. Да и, может, в нём укоренится неподдельная забота и любовь к тебе. Сейчас он тебя не обидит. Ты в безопасности. Только как надолго? Уже месяц прошёл с твоего рождения, а страшные звери не интересуются ни тобой, ни мной. Не верю, что забыли о нас. Что будет, когда ты подрастёшь? А если ещё до этого они, одурманенные кровью, передумают ждать чего-то и придут за нами? Нужно как-то бежать… Готовиться к этому, рисковать всем. Нет иного выбора. Нужно стараться узнавать больше о чудовищах и их привычках, планах. Они самоуверенные, перед ними в ужасе трепещет вся охрана дома и скрывает от Арно, что они тут бывают. Чудовища знают, что никто не решится беспокоить их, когда они развлекаются. Но меня, в спешке убегая на верхний этаж, охрана забыла сегодня запереть. Это маленький шанс. Возможно, мне удастся нащупать какую-нибудь лазейку и однажды незаметной маленькой мышкой выскользнуть с тобой, доченька, из этой западни».

Против своей воли Ангелина сняла с ног тапочки и на цыпочках вышла в тёмный коридор. Она не хотела идти, но помешать этой девушке, в которой была, не могла. Прижимаясь спиной к прохладной шершавой стене, добралась до тонкой полоски света, вытягивающейся из-за приотворённой стальной двери. За той, Ангелина почему-то знала, находится пыточная, куда Арно и его дружки отправляют сильно провинившихся девушек из подконтрольных им борделей. Из этой комнаты ужаса девушки ни разу живыми не возвращались. Оттуда был один выход: по частям в полиэтиленовых мешках.

Дыхание перехватило. Пот градом начал скатываться со лба. Всё тело задрожало. Ангелина осторожно одним глазом заглянула в щель…

На краю металлического стола сидела обнажённая Ахана. Её руки, лицо, грудь и живот были перемазаны кровью. Неподалёку стоял Бирн, одетый лишь в белый фартук, какие носят мясники. Он небрежно постукивал садовыми секаторами бездыханное истерзанное тело молодой женщины, висевшей на цепях, спускавшихся с потолка.

– Сколько веков тебя знаю, а разгадать как ты думаешь, так и не получается. Признаться, меня нервирует неизвестность твоих планов и помыслов. Даже иногда пугает изменчивость твоих чувств и желаний, – Бирн отрезал от тела жертвы маленький кусочек плоти и положил в рот. – Смерть вкусна, когда пропитана ужасом! А жизнь сладка, когда лишена мрачных тайн, в коих может таиться яд.

– Крокодильчик мой встревоженный, – сахарно заговорила Ахана, шире разведя ноги и начав поглаживать себя между ними. – Твоя жизнь была уже пресна без моих скрытых замыслов, когда ты встретил меня. Может, я и отрава, но очень медовая! В чём-чём, а в моей благодарности и вечной верности тебе за то, что подобрал меня, когда была слаба, как ребёнок, и не понимала, кто я и кем становлюсь, сомневаться тебе совершенно не стоит! За добро, что не воспользовался мной, как товаром, а приютил, пригрел, защитил, помог окрепнуть и разобраться в себе, всегда буду платить тебе милостью любви! – она провокационно облизала губы и испустила неприличный стон. – Изменчивость моя, безумие моё пускай пугает наших врагов! Тебе же оно как специя к блюду жизни!

– Так, – Бирн с довольно сияющим лицом подошёл к ней и, бросив секатор на пол, скинул фартук. Сжал руками бёдра Аханы. Она обхватила ногами его талию и вскрикнула от удовольствия. Он медленно задвигался вперёд-назад. – Ты умеешь обольщать лучше, чем я! Верю тебе безгранично! Но моя гордость уязвлена непониманием поступков, которые я должен совершать! Я долго терпел, анакондочка, не задавая настойчиво вопросы, только их количество превысило рамки моего пасторского смирения! – Бирн коротко засмеялся. – Пора хотя бы в общих чертах явить мне твою божественную мудрость! Ответить, зачем я обзавёлся приёмным сыном. К чему ты ему прополоскала мозг, чтобы он видел и помнил, как я старел, и прочую лабуду... Хотя мне и нравится сынок, я прикипел к Арно прямо как к родному, но желаю осознавать, почему ему правду о себе открыть не могу? К чему спектакль, когда мне, бывает, его очень хочется поставить на место не как любящему отцу! Да и зачем нам сдалась эта сопливая девчонка, над которой он трясётся, как нищий над золотой монетой, но при всей любви вдруг топчет, словно крестьянин сорняк? – Бирн схватил рыкнувшую Ахану за рыжие волосы. Она прошлась ногтями по его груди.

– Терпение не твоя благодетель, милый! – Ахана укусила его за сосок до крови. Рассмеялась. Бирн жёстче задвигал бёдрами, но её волосы отпустил и, глухо зарычав, принялся нежно гладить ей лицо. Она же, наслаждаясь своей властью, шире улыбнулась. Её глаза засияли огнём. – Сын ещё сыграет свою роль, и та должна быть максимально достоверная! Страх, милый, не подделать, как и любовь! Когда они объединяются, творятся чудеса! А девчонка… она откроет нам двери и в Ад, и в Рай. Поверь, не так проста эта замухрышка. Я многих отсеяла, ища особенную душу, гибкую и слабую, и сильную, как вода! К тому же она умна и быстро учится. Верю, она уже познала мою благодетель! Молчание – это граница, берегущая любовь от страха, терпение нужно, чтобы эта граница была непреодолима, но незрима! – Ахана укусила его за другой сосок.

– Понимаю! – взревел Бирн и неистово стал вколачивать в неё своё дикое возбуждение. – Но цель, как?..

Ахана откинулась на стол и застонала. Когда Бирн, тяжело дыша, остановился, она села и облизала его губы. Вдруг резко дала ему пощёчину.

– Слушай и никогда не говори, что не познал меня глубже, чем я хотела! – потребовала она. Он кивнул. Стала гладить ему плечи и царапать их. – Разделяй и властвуй! Это наше главное кредо и доктрина в войне! Убрать режиссёра Тьмы почти невозможно, так как в критический момент ему непременно явится на помощь сценарист Света. Любовь… она такая и посильней ненависти будет, когда истинная, – Ахана презрительно фыркнула. – Нужно, чтобы режиссёр сам спрыгнул в бездну из театра вон... Путь к этому труден. Мой план гениален и сложен, как сотворение мира! Долгий, как сама вечность. Но я умней их всех, погубивших мою чистую, точно роса, жизнь. Месть мне шепчет, как отобрать у них всё и подвесить их, как кукол, на ниточки моей милости или моего гнева. Они уже манекены в моём театре, но не осознают этого. Тем временем мы подносим сцене невинную жертву, и из-за неё режиссёр спишется со счетов вселенной и Ева падёт вслед за ним, а я заберу её тень…

– Ты безумней всех безумцев, – Бирн ласково погладил лицо и шею Аханы. – И не оспорю, что гениальней всех гениев, да козырей у нас мало.

– При умелом руководстве наша пешка опасней всех благородных важных фигур вместе взятых! Козыри их – труха пред ней! Она уязвимое место и Тьмы, и Света. Её только требуется разместить в нужной точке... она как маленькая песчинка, которая спровоцирует лавину! Подробней ты узнаешь в процессе, дорогой… свои планы я до конца не доверяю никому, кроме себя. А ныне меня и тебя должно волновать, как перехватить из их рук нашу уязвимую пяту. Как найти эту проклятую Искру! – Ахана помрачнела, её лицо ожесточилось. – Все надежды на ирландскую карту из печати Мерлина. Только заполучить путеводную ниточку к той можно лишь через бумаги Вира, но он так легко папу не сдаст. Придётся кропотливо подбирать к нему ключики… искать тонкий подход, силой его можно сломать, но не разговорить.

– Припоминаю, – Бирн сделал паузу, выжидающе смотря в глаза Аханы, и, как только она чуть заметно кивнула, продолжил: – слышал как-то сплетню от демона, вхожего в зал пира Князя, что тот искал дочь Мерлина… Давно это было. Несколько сотен лет назад. Демон ещё упоминал, что Виранил – реальное имя сына Мерлина и дочь его есть свет, который наполовину затмевает ночь, больше, мол, о ней ничего не известно. Однако Князь был убеждён, что через полное имя сына можно отыскать и дочь.

– И ты молчал об этом? – Ахана зло схватила его за горло. Оскалилась.

– Да что о бреднях Князя говорить? Он слывёт же чудачествами! Никого не нашли. Лишь казнил Темнейший ищеек за его попранное доверие, – спокойно ответил Бирн, начав ласкать ладонями ей бёдра.

– Князь иногда псих, но не в тот раз, – Ахана разжала пальцы, отпуская его горло. Миловидно улыбнулась. – Казнил, говоришь... А как?

– Сгинули они, – Бирн пожал плечами, – а он объявил, что казнены за леность и глупость.

– Скорей, наоборот, убиты за расторопность и ум, – Ахана звонко рассмеялась, – за то, что отгадали то, что Князь не осилил сам. Иначе бы он показательно их казнил! А так в тишине заткнул рты!

– А можно, я твой ротик займу волшебной палочкой? – прямо-таки промурлыкал Бирн, запустив пухлые пальцы ей в волосы.

– Воз-мож-но… – кокетливо рыкнув, ответила Ахана и встала со стола. – А не хочешь навестить ротик нашей скромницы-пешки? Вдруг ей очень одиноко и скучно в своей комнате... – она резко посмотрела в сторону двери.

Ангелина стремительно бросилась бежать по коридору, не забывая ступать только на носочки. Ей казалось, что сердце оборвалось и упало из груди в пропасть. Воздух застрял в горле. В висках загрохотал бешеный пульс. Заскочив к себе в спальню, она тихо и очень аккуратно затворила дверь. Закусив губы и прижав ладони ко рту, привалилась спиной к стене. Сползла на пол. Сжавшись комочком, проглотила вопль ужаса. Её сильно затрясло. Взгляд застрял в зеркале, и она едва понимала, что это не себя видит, что не сама сидит у двери, обнимая колени и затыкая рот руками, душа в себе страх. Каждая клеточка в ней ждала укола яростной боли от звука шагов по коридору, но протекали секунды, а тишина не нарушалась, лишь крепла. Дверь не открывалась.

– Не придут, – прошептала кареглазая незнакомка в зеркале. Заплакала. – Не сегодня и не завтра, если я буду молчать. Я пешка, которая должна найти способ тихо сбежать с их шахматной доски или стать ферзём. Если бы в смерти был выход…

Полумрак в комнате моментально сгустился, концентрируясь в зеркале, и через миг, словно голодная пантера, прыгнул в глаза Ангелины. Холод сковал её. Незнакомка растаяла, всё исчезло, кроме темноты.

«Выход лишь в Жизни», – сопротивляясь морозу, горячо подумала Ангелина, силясь дотянуться пальцами до живота, защитить от мрака появившуюся крошечную искорку, замерцавшую в нём.

– Правильно. Так было, есть и будет всегда. В этом истина, и ты давно её осознала. Вопрос всегда в выборе цены за Жизнь, – прозвучал знакомый Ангелине приятный женский голос.

Темнота отползла, открывая завораживающий вид. Молодая женщина, которая уже не раз приходила к ней и Беслану во снах, стояла на вершине холма, утонувшего в зелени. Внизу текла прозрачная река. Извиваясь, она тянулась к линии горизонта, от которой поднималось алое солнце. Девушка вновь была одета в красное платье. Едва ощутимый ветер чуть колыхал пряди её волос. За спиной у неё простирались руины сложенных из камня стен и домов.

– Ты мой потомок? – Ангелина шагнула к женщине, ощущая ногами мягкость травы. – Зачем показываешь мне прошлое, когда знаешь будущее? – попробовала коснуться её руки, но пальцы прошли сквозь ту, словно туман, хватающий цветок. – Какая твоя цена?

– Сейчас я тень Бездны, – женщина посмотрела на неё глазами цвета золота, которое тут же растаяло в матовую лазурь. – Отчаянная мать, пытающаяся изменить будущее моего мира. Я хотела предотвратить бесконечную бойню на беспощадной войне, ставшей повседневной обыденностью. Старалась уменьшить количество смертей, даже рискуя потерять нечто важное для себя по пути из прошлого в будущее. Увы... – она покачала головой. Её глаза сделались тона чернил. – Клубок из нитей судьбы, где следствие тянется за причиной, только крепче переплетает свои волокна. Можно окрасить одну каплю в реке в ярко-алый, но от этого вся река не изменит цвет, остальные капли тут же поделят между собой краску, – зрачки женщины осветлились до салатового. На губы легла грусть. – Вылив же больше краски в реку, её просто отравишь. Судьба намертво скрепляет причины и следствия. Мои подсказки ничтожно мало изменили, и не в лучшую сторону. Спираль прошлого, настоящего и будущего стала плотней. Всё выглядит так, как будто было всегда и моего влияния не существовало, будто сны тебе и Беслану посылала и раньше, прежде чем решила вмешаться в минувшее. Понимаешь?

– С трудом, – сдвинув брови, призналась Ангелина и обняла себя за плечи.

– Это правильно, – женщина одарила её нежной полуулыбкой. – Но и полное понимание ничего бы не переменило. Цена уже слишком велика. Мириады жизней сгорели в разверзшейся Бездне, и теперь вопрос в том, потеряется ли то, что принесла в новый мир моя мать. Если да, то всё было напрасно. Так что не подведи меня! – её глаза окрасились в серебристый туман. – Строй своё будущее с той верой, которую давно обрела, и не жалей, что ничего не изменить! Хорошо?

– Да, – откидывая в сторону все сомнения, уверенно ответила Ангелина. Явственно ощутила, как от её действий зависит слишком многое. То, что она не смеет предать. Где она не имеет права быть слабой. – Мы ещё увидимся? Не во сне… По-настоящему. Когда-нибудь… Чтобы я могла дотронуться до тебя? – закусила край нижней губы.

«Я чувствую от неё тепло. Как от весеннего солнца, разрезавшего холод зимы. Хочу его коснуться. Понять… почему оно чудится мне до боли родным».

– А кто тебе сказал, что сейчас ты спишь? – женщина проказливо хихикнула.

– Неужели я умерла и сейчас в твоём мире присутствую призраком? – ошарашенно спросила Ангелина и чуть оглянулась. Сердце с силой ударилось об грудную клетку.

«Беслан…»

– Глупости не говори, – женщина закатила глаза и снисходительно улыбнулась. – Ты жива, тело спит, а душой ты со мной в своём мире, стоишь рядом, как и я, любуешься рассветом у мёртвой реки, оплетающей кости древнего входа в Рай или Ад. Тут уже тропка зависит от выбора, что есть кому Любовь… Искра Жизни или камень Смерти, – она протянула руку к лицу Ангелины. Та на миг перед собой увидела пламя в глазах и нырнула в темноту.


– Подожди!.. – яркий солнечный свет заставил зажмуриться Ангелину. Через пару секунд она обнаружила, что сидит на диване в гостиной дома Моники, где в ожидании Беслана и уснула, как ей казалось, совсем недавно, буквально только что.

– Я никуда и не ухожу, – прозвучал голос Вира. – Не нервничай, когда на кону мои кишки, я липкий как банный лист!

Прищурившись, Ангелина посмотрела вбок. Вир зевнул, потягиваясь в кресле и купаясь в жёлтых лучах.

– А где Моника? – спросила Ангелина и скользнула взглядом по часам. Было почти два часа после полудня. Она резко села, прислушиваясь к тишине, надеясь в ней услышать за стенами приглушённый голос Беслана.

– В магазин ушла, хочет тебе суп сварить. Моим колдовским продуктам не доверяет, – Вир презрительно скривился.

– Беслан приходил? – дрогнувшим голосом задала вопрос Ангелина, убирая с ног плед, который ей ночью дала Моника. Пальцы рук похолодели. – Зоарх?..

– Не-а, – Вир качнул головой и вновь зевнул. – Не паникуй. Случись с ними что-нибудь гадкое, ко мне бы уже завалились старые знакомые оттуда! – он многозначительно указал пальцем вверх. – Тебе чего-нибудь нужно?

«Слабое утешение. Слишком долго их нет…»

– Нет, спасибо, – она встала. – Пойду, освежусь.

Вир кивнул.

Ангелина прошла мимо него, нежно прижав ладонь к животу.

«Беслан, когда сможешь, возвращайся как можно скорее, – сконцентрировавшись, она попросила его мысленно. – Или дай хоть какую-нибудь весточку, что с тобой всё в порядке. Иначе сойду с ума от неизвестности… столько времени уже прошло, а тебя всё нет и нет, – она вошла в ванную. – Что происходит? Женщина в красном уже в этом мире наяву есть. Пришла из будущего… А я даже не спросила её имени… И Аделаида тут… Как она сейчас? Не узнать. Виру полностью нельзя доверять. Уверена, он больше колдун, чем чародей. Мой мобильный телефон остался в машине Алекса. И ему не позвонить, и Елене тоже. Хотя и нельзя, вдруг враги отследят, откуда вызов или СМС пришла. Быстро найдут дом Моники. Неужели уже идёт большая война?..» – размышляя о происходящем, Ангелина наскоро приняла душ. Насухо вытерла тело и обратно надела платье. Влажные волосы замотала полотенцем.

– Ты сын Мерлина, верно? – переступив порог гостиной, сразу спросила Ангелина, старательно изображая властный тон. Вонзила в Вира уверенный взгляд.

«Я мать царицы Тьмы, пускай он дрожит. Держаться сталью, Ангелина! Не быть слабой!»

– Что это меняет? – побледнев, Вир напрягся словно пёс, встретивший медведя. От его вальяжной позы не осталось и миража. Он выпрямил спину.

– Для тебя, может, и ничего, а для меня, возможно, многое, – Ангелина села на диван. Закинув ногу на ногу, скрестила под грудью руки. – Пытаюсь разобраться, насколько ты мне искренний друг.

– В этом можно не сомневаться, – Вир несколько расслабился. – Я для тебя друг не меньше, чем Алекс, – чуть приподнял уголки тонких губ.

– Ты его знаешь? – она нахмурилась. Подумала о том, что выпад Вира достиг цели, указав ей, что он контролирует ситуацию и знает больше, нежели она.

– Давно. Можно сказать, он без меня, как волк без лап, – шире улыбнувшись, он с коварным блеском в глазах вновь вальяжно развалился в кресле.

– Интересно получается, – Ангелина сосредоточилась и тщательно стала подбирать слова, гоня из мыслей панику, что она не мать царицы, а всего лишь живой инкубатор и уважение и власть – это не про неё. – Ко всем колдунам, бросающим Тьму и перебегающим к Свету, лояльно относятся те, кто правит в Аду? Люцифер просто так отпустил тебя дружить со светлыми? Зоарх явно на тебя в ярости, но тоже голову не оторвал. А я почему-то уверена, у него были на то возможности ещё раньше, и запрет Люцифера вряд ли бы его остановил. Также мне почему-то кажется, что тут не в страхе перед Мерлином собака зарыта и тебе многое прощается Тёмными по иной причине.

– И какие у тебя догадки? – Вир опять сел ровно, его взгляд приобрёл остроту и цепкость, как у орла.

– Я слышала, у тебя есть сестра и доступ к карте, указывающей на место, где спрятан некий очень ценный камешек, – Ангелина приободрилась, ощутив, что поймала его, словно петлёй за шею. – За ним давно охотился и Князь, и Ахана. Убеждена, ты знаком и с ней! А учитывая твоё близкое общение с Зоархом, ты или передал камень Люциферу, за что и пользовался его покровительством, но Люцифер такой Люцифер… – Ангелина улыбнулась, с торжеством посмотрев на Вира, чьё лицо словно утратило все краски. – Дьявол, который кроется в деталях! Думаю, за тот камень он тебе реально многое спустил бы с рук, да только если бы ты оставался верен ему. А ты сбежал к Свету! Слабость Люцифера и его сыновей заключена в одном... женщина! Назвать имя твоей сестры?

– Чего ты хочешь? – мрачно спросил Вир и переплёл пальцы.

– Искренности.

– Даже если она повредит твоей дочери? – его взгляд окаменел. – Как-то в Париже моя сестра подружилась с одним малоизвестным поэтом. Звали его Радан, и запали ей в душу одни его строки:

Не в злате магия, не в силе кулака,
Не над толпою власть ценна,
Нет чести и когда в плену одна душа,
Нет счастья идолом парить с клеймом «Мечта».

Есть колдовство в сиянье сердца из добра.
Бесценна в помощь, что ладонь открыта.
Повиновение Любви – прекрасная дорога,
Свободой окрылять, что ангел песнью Бога.

Наступила тишина, нарушаемая лишь тиканьем секундной стрелки и щебетанием за окном птиц.

– Нет, – спустя недолгое молчание тихо ответила Ангелина и поджала губы. Победа оказалась пиррова. Возможность узнать многое и многое об истории истока тысячелетней войны и своей прошлой судьбы была так близка, но так недосягаема.

– Это верное решение. Песчаная буря из знаний часто легко застилает оазис бесценного чувства в душе! Впрочем, я понимаю, каково тебе, и могу немного поделиться тем, что не повлияет на ток реки времени, – Вир расслабился. Бледность сползла с его лица. – Люцифер искал карту, а в итоге обрёл внучку, потому как давно-давно тоже сделал верный вывод: что власть и сила не самое ценное в жизни. Ахана заполучила карту с большим трудом и окончательно потеряла путь к счастью. Карта обманка. Тот камень – это Искра, которая является душой Любви, и она была спрятана моей сестрой там, где ей шептало сердце. Люцифер и Бог вместе оберегали этот секрет. Они уважали её выбор. Сейчас душа, которая хранила камень, бесследно пропала, но моя сестра убеждена, Искра вернётся туда, где зародилась Смерть. Она уверена, Свет соединится с Тьмой, возрождая Жизнь. У меня сложные отношения с сестрой, я не одобрял и не одобряю её выбор, как дышать, с кем и для кого. Из-за этого она чуть было не погибла, но Свет помог ей найти равновесие и продолжить дышать, стоя над пропастью на волоске веры, деля душу с Мраком. Я большой грешник, но любим сестрой, и в этом моя вера. Всё сложно, Ангел, и просто, – его карие глаза окутала печаль.

Хлопнула входная дверь, и через миг раздался голос Моники:

– Это я.

– Помяни Свет – голову Тьма болью накроет, – полушёпотом съехидничал Вир.

– Как волка ни корми, он всё равно в лес смотрит. Колдун есть колдун, – поддела его Ангелина и пошла встречать Монику. Предложив той помочь с сумками, получила вежливый отказ с пояснением, что нечего беременной напрягаться. Ангелина на миг закатила глаза, после чего проследовала вслед за Моникой на кухню. – Вир сказал, вы суп готовить собрались. С нарезкой овощей-то мне можно справиться, не надорвусь? – мягко.

Моника с виноватым и отчасти недовольным выражением на лице согласилась.

– А можно вопрос? – Ангелина поставила кастрюлю с водой на плиту. – Кто вы Беслану?

– Да, он недоверчивый к людям, – начав шинковать морковь, ответила Моника и чуть растянула губы в полуулыбке, – сама не представляю, чем заслужила его расположение. Мы банально работаем вместе. Я диспетчер и по совместительству бухгалтер на торговом складе. Иногда я с Бесланом говорила о жизни, – она пожала плечами, – бывало, думала, был бы у меня такой сын. Или была бы я моложе… – залилась густой краской. – Порой мне его не по годам взрослый мужской взгляд из-под чёлки казался таким знакомым, тёплым, близким, надёжным, сильным, – нахмурившись, покачала головой. – Никогда бы не подумала, что он демон. Душой бы поклялась, что ангел. Даже не представляю, зачем тебе всё это говорю.

– Он вас околдовал, чтобы меня слушались… – со светлой грустью призналась Ангелина и принялась чистить картофель. – Беслан чёрный и белый одновременно.

«Кто знает, быть может, вы когда-то в прошлой жизни с ним встречались. Были ему матерью или сестрой, а, возможно, подругой или… прохожей, которой он в чём-то помог? Но он к вам добр. Значит, вы были ему близки. Были больше, нежели просто прохожей. Ведь родные души встречаются. Теперь я в это не верю, я это знаю, – пауза. Аккуратно поправила полотенце, чтобы его не испачкать, и продолжила начатое дело. – Та девушка из снов. Не та, что в красном. Та, что в белом и с карими глазами. Её я видела уже несколько раз, пусть порой она была то младше, то старше. Я её узнаю… Она всегда приходит в одном и том же одеянии. Вроде… И когда я видела детей, тогда я была так же одета… Есть ли в этом подсказка? Её чувства так знакомы, но не помню… Когда-то она сказала: «Осень – это он». Он… И Ахану видела. Выходит, – сердце учащённо забилось, а спину облизал мороз, – та девушка – это я?.. Я в прошлом? Там я знала нечто важное, но не видела, что будет. Теперь вижу, что будет – это моё настоящее, а там… Это единственное объяснение. И кто этот «Он»? А он был важен для неё. Меня?.. И во сне я с ней согласилась, думая о Беслане. Он – это Беслан?.. Стоп, Ангелина, стоп. Сейчас вновь себе нафантазируешь неизвестно что. Надо опираться на факты».

– Это точно, ещё в первый день, когда его встретила, – после короткого молчания сказала Моника, вырвав Ангелину из раздумий. Нежно улыбнулась. – Не ревнуй, он мне в сыновья годится.

– Постараюсь это запомнить, – с теплотой ответила Ангелина.

– О чём разговор, дамы? – на кухню зашёл Вир. – Не о том ли, как меня обольстить? Учтите, сладким речам я предпочитаю игривые язычки! – он с самодовольным видом уселся за стол. – Ох, была у меня одна знакомая флейтистка, такое вытворяла, – присвистнул.

– Лук лучше порежь да поджарь без магии! – Моника бросила на него осуждающий взор. – Тем докажи свою мужскую удаль и что польза от тебя есть, а не хвастливой болтовнёй о любительницах подудеть. Будь ты постарше, я бы доказала, что в музыке понимать не специализация помогает. Пришёл тут о школьницах рассказывать педагогу.

– Постарше? Я?.. – Вир громко рассмеялся. Взял нож. – Где там ваш лук? Сейчас зарежу его и украду тебя, учительница, в горный аул! – добавил он с характерным акцентом и мимикой.

– Надорвёшься нести, – съязвила Моника с серьёзным выражением лица. – Там вон лук, – указала на холодильник, – горе-повар. Но режь его в гостиной, чтобы тут нам слёз не лить. И воды возьми, смачивай луковицы, так меньше будет глаза щипать.

– Да какие там… – посмеиваясь, Вир отмахнулся и подошёл к холодильнику. Взяв три крупных луковицы и доску для резки, посвистывая, покинул кухню.

– Я бы поспорила, что вскоре услышим: «Спасите, помогите», – улыбнувшись, отметила Ангелина.

– Ставлю на минуту-две, а так… – Моника не успела договорить.

Из гостиной донёсся раздражённый вскрик Вира: «А, чёрт, печёт-то!..»

– Слабак. Но будь он постарше, я бы его дудочку опробовала, как звучит, – Моника хихикнула. И Ангелина в ответ тоже.

«Интересно, а какая на вкус… сперма Беслана? – по телу стал расползаться жар. – Ведь тогда, в ту ночь, он не дал мне попробовать, перехватил инициативу, а потом как-то… я не подумала. А мужчины, как понимаю, это любят, ценят, важно им женщине в рот изливаться. И чтобы глотала тоже, у них на это пунктик в сознании, что вся моя, что любит полностью… что словно свою территорию пометил. Только я не очень-то и умею. Давилась тогда. Неумёха. Хм… Надо будет попросить у Моники ноутбук и погуглить, как правильно то самое делать. Чтобы и мне, и Беслану было приятно», – ощутила, как вспыхнули её щёки румянцем. Робко улыбнулась.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-12179-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: youreclipse (15.07.2017) | Автор: youreclipse и X_E_M_E_R_A
Просмотров: 253 | Комментарии: 12 | Теги: Тени Грехов, Время собирать камни


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 12
+1
4 Gracie_Lou   (17.07.2017 23:36)
Цитата Текст статьи ()
Интересно, а какая на вкус… сперма Беслана?

Серьёзно?Это то, о чём думают беременные девушки на пороге краха мира? biggrin Ну ладно.Понимаю.Вопрос-то действительно животрепещущий.
Я так понимаю,она как минимум волшебная?Иначе зачем вы акцентировали внимание, закончив главу на этом патетическом моменте?
Ребята,вы сделали мой день!Я теперь не усну,буду всю ночь думать о сперме Беслана. biggrin biggrin biggrin
А фото члена будет? biggrin

+1
6 youreclipse   (19.07.2017 22:46)
Спасибо за отзыв!)
Ну... Беременная баба на то и беременная, чтобы страдать фигней biggrin
Вообще-то волшебная. Помнишь разговор Беслана и Аделаиды? Про радиацию? Энергию? Вот и делай выводы wink
Тебе в профиль? Анфас? А тебе зачем? Ты же вроде не одинокая девушка?))

+1
7 Gracie_Lou   (19.07.2017 23:11)
Пожалуйста. smile
По странному стечению обстоятельств,я тоже была некоторое время немножко беременная,и мне "странности" Ангелины кажутся ну уж очень странными....Но раз она облучённая,может у неё и мозг пострадал? wacko
Бинго!Я так и думал,что Ув.постельные авт. неспроста поставили акцент на таком интимном моменте.Ну как-то странно,что посреди нарастающих предвестников Армагеддона,женщина,которая ждёт ребёнка,имеет родных и близких о которых стоило бы попереживать вдруг решает-"А не научиться ли мне...?"Тем более удивительно,что мрачный и стильный готический роман внезапно переродился в дневники озабоченной школьницы.Но раз вкус спермы Беслана имеет решающее значение в сюжете,то ясен пень,это тот момент,который стоит сакцентировать,окончив им главу wink
Что значит зачем?Я полгода прошу визуализации.Уж раз мы в следующей главе узнаем вкус,я бы хотела и форму видеть заодно. biggrin biggrin biggrin

+1
8 youreclipse   (20.07.2017 17:49)
Да я как бы тоже была беременна, поэтому так же имею представление о странностях. Если думать все время о проблемах, переживать и тд и тп, то очень легко и в депрессию впасть, и до самоубийства дойти. Пара на то и пара, чтобы уметь увлекать свою половинку, даже если кругом ад.

Я тебе уже давно говорила, что глава написана, так что не стоит что-то домысливать.

Про минет не просто так сказано. Там показано. А что, догадайся сама. Ты же умненькая дамочка, не то, что озабоченная школьница wink

Впервые слышу про визуализацию. Просьбы эти не по адресу wink

+1
9 Gracie_Lou   (20.07.2017 18:04)
Не очень поняла про домысливать.Слова "а каков вкус спермы" я домыслила? wacko Суть моих претензий наверно проще отобразит анекдот,который мне изначально показался немного пошлым,но раз уж это территория где всё можно...
"Театр.Современная постановка пьесы Чехова.На сцене героиня делает герою минет.В зале полный аншлаг и тишина.После 10 минут сего действия раздаётся возмущённый голос пожилой театралки:Милочка!Ну чего же вы чавкаете!Это же Чехов!"
Ув.постельные авт.,хватит чавкать!Вы же тоже умные,должны понять,тут и додумывать ничего не нужно! wink
Нда,но с учётом амнезии,вопль моей души,судя по всему,останется неулышанным. biggrin Чавкайте,господа,чавкайте! biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin biggrin

+1
10 youreclipse   (20.07.2017 21:11)
Однако забавно, что из всей главы, в которой есть над чем подумать, ты выделила пару предложений, которые в виде мыслей пришли к Ангелу в голову и не с бухты-то барахты, а тк у Вира такая специальность, да и Моника высказалась. Прям удивительно и любопытно пАчИмУ)
Чем больше хватит, тем больше чавкаем tongue
Тык напиши по адресу, кто знает, каков будет ответ wink

+1
11 Gracie_Lou   (20.07.2017 21:42)
Мне мои мысли пришли в голову тоже не с бухты барахты.Но,как вижу вам всё невдомёк пАчиму.Поясняю.Никогда не считала и не буду считать складочно-клиторические опусы литературой.Ничего личного,просто сложившийся в советские времена извращённый вкус.И я этот факт ни от кого никогда не скрывала,поэтому меня тем более поражает, а пАчиму ты так этим фактом удивлена.Забавно,а я вот вижу где мысли твои,а где твоего соавтора-гермафродита. biggrin Не,ну может вы на литературу и не претендуете,и ТГ задумывались не как философский роман,а как раз наоборот,вам захотелось лавров Л.М.Джеймс?Ну тогда сорьки!Жарьте так, чтоб сперма из ушей текла! wink Но,абстрагируясь от обмена личными оскорблениями,дам последний в этом театральном сезоне совет.По старой дружбе и потому,что мне очень жаль ТГ,они подавали большие надежды.Перечитай первую часть.Она лучше В РАЗЫ!Секс там уместен,не раздражает,а даже раскрывает характеры персонажей,есть неповторимый стиль,особое мрачное очарование с налётом мистики и тлена.Естественно ты мне парируешь тем,что это другие герои с другими характерами,в другой ситуаци,бла-бла-бла.А я тебе скажу:Да,ты права,и возможно поэтому вторая часть-шлак!Так что смысла препираться не вижу.Совет дан.Понимай его как хочешь,роман твой тебе и выводы делать.

0
12 youreclipse   (21.07.2017 21:36)
Василина, во-первых я попрошу тебя выбирать выражения в сторону моего соавтора и мужа. Тем более с твоей стороны это весьма некрасиво, зная, какое я обещание тебе давала А во-вторых что же... не скрою, ты меня улыбнула smile
1. Где у нас есть про клитор, м? Где есть детальное описание секса, м? Чорд, нихде. До литературы мы не дотягиваем, до шлака, видать увы, плохо упали, точнее... как-то не так. Не по-человечески.
2. Сексуальных сцен в этой книге у нас не больше, чем в первой. И каждая раскрывает ту или иную грань. Либо в персонаже, либо в событиях, сюжете.
3. Вернемся вновь к сперме. Да будет тебе известно, то как раз-таки соавтор был весьма не рад этой задумке, но никак не наоборот. Так что мимо)
4. При редактуре первой книги Виктор активно принимал участие. Так что выпад опять мимо tongue Начинает походить на щучий бой biggrin
5. Мне не за чем перечитывать первую книгу, я ее и так отлично знаю wink
6. Нет, я не собиралась тебе парировать тем, что ты написала. А вот этим, да: меняется сцена, меняются декорации. Нельзя соблюсти полностью прежний стиль, тк прежних героев и антуража нет, есть их новое воплощение, если не менять стиль, то выйдет дурновкусие и застой.
Спасибо за искренние мысли! happy

+1
3 Natavoropa   (17.07.2017 14:25)
Прочла и подумала, мне бы такого Вира на час, чтобы с ремонтом помог, а то я в полном ужасе. biggrin Я бы ему суп сварила и лук сама почистила. biggrin
Спасибо за продолжение, разум Ангелины не отдыхает, постоянно в напряжении, все ищет правильный путь, может не стоит уже быть слишком осторожной.

0
5 youreclipse   (19.07.2017 22:42)
Спасибо за отзыв!
Ой, думаю, Вир бы взял иную плату biggrin wink
Ангелине нельзя расслабляться, одна ошибка и усе... это как с дырявым презервативом biggrin

+1
1 Svetlana♥Z   (16.07.2017 00:33)
Спасибо за продолжение! happy wink

+1
2 youreclipse   (16.07.2017 14:58)
Всегда пожалуйста happy

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: