Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2606]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4828]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15133]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14442]
Альтернатива [9028]
СЛЭШ и НЦ [9054]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4378]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 4
Фотография 3
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Штольман. Она в его руках
конец XIX века, маленький уездный городок Затонск. Ночь, гостиничный номер, и он наконец-то держит ее в своих объятиях.

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Старт марафона!
Приглашаем всех авторов к написанию марафонной истории! Тема марафона - преступление. Каждый вечер на главной странице будут появляться слова, которые вы должны вписать в сюжет своей истории. К концу марафона у вас должна получиться законченная история.
Последний срок заявки на участие в марафон - 2 апреля! (до 23:59 по мск)

Магам про интернет
Маги не знают, что такое интернет. Но столкновение миров неизбежно. Что из этого выйдет - скоро узнаем.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Оцените наш сайт
1. Отлично
2. Хорошо
3. Неплохо
4. Ужасно
5. Плохо
Всего ответов: 9625
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Кровавое Рождество. Первая глава

2020-4-6
17
0
Белле не нужно было дожидаться утра, чтобы отправиться в замок – вампирша прекрасно видела в темноте. Ей незачем было искать провожатого: она хорошо знала внутренние строения замка Бедфорд. Белошвейка не раз бывала и в двухэтажном дворце хозяев.
Её продержали больше месяца в темнице подвала центральной башни.

Вампиршу интересовали покои Эдварда и Эсми. Один должен заплатить – и заплатит за предательство кровью. Вторая обязана рассказать о ребёнке прежде, чем умереть.
Почти год Белла провела, скитаясь, в холодных горах Шотландии, привыкая к своей новой сущности, обучаясь искусству охоты. Она стала зверем в человечьем обличье, самым опасным из хищников на Земле – намного хитрее лисицы, сильнее медведя, проворнее волка.
Из Джеймса получился отличный учитель. Он научил перерождённую белошвейку многому из того, что умел сам, и в первую очередь – самообладанию, искусству преодолевать жажду крови, которая мучила вампира всегда.
Ровно год она не видела никого из прежних знакомых, общаясь лишь с волками, которые почему-то признала в ней своего, приняв в стаю. Ночные хозяева леса и гор совершенно не боялись бывшего человека, позволяли следовать за собой, обучая собственным хитростям и уловкам.
Двенадцать месяцев Белла взращивала в душе семена ненависти и строила планы мести, настолько продуманные и коварные, что ей позавидовал бы любой стратег.
Триста шестьдесят пять дней она тосковала по отобранному малышу, воя по ночам вместе с волками на яркие звёзды. Печаль разъедала мёртвое сердце, раздираемое муками неизвестности.
Разлучённая с младенцем мать не знала даже пола рожденного ею ребёнка. Одни и те же вопросы постоянно сверлили мозг, отвлекая от жажды. Каким он был, её малыш? Крепким и черноволосым – в маму – мальчиком? Или рыжей и зеленоглазой – в папу – девочкой?..
Только бы взглянуть на него… если бы услышать её запах… хоть раз прижать к груди, хоть раз… Она, закрывая глаза, снова и снова видела свои перепачканные кровью руки, протянутые к той, что забрала самое дорогое, самое ценное в жизни: маленький шевелящийся комочек, девять месяцев росший под сердцем, навсегда переставшим биться…
Тишину ночного воздуха прорезал вой волчицы, оплакивающей гибель волчонка. Вой страшный, протяжный, с лаем и переливами, сотканный из отчаянья и надежды, рвущий душу тягучий крик матери, никогда не кормившей грудью.
Хищная самка призывала самца, чтоб вместе отомстить убийцам…
Белла выпрямилась и замолчала – не стоит накликивать беду. Её ребёнок жив! Она была уверена в этом. Не настолько графиня кровожадна, чтоб уничтожить малыша – плоть от плоти её сына… Или настолько?
Вампирша снова завыла, но в этот раз вой был больше похож на долгий грозный рык, обещающий мучительную смерть обидчикам. Лай в конце походил более на горький плач с истерическим хохотом… Самец не придёт на помощь – он предал её, оставив в руках матери, позволив ненавидящей Свонов решать судьбу последней представительницы этого рода.
Определять, должен ли увидеть свет его первенец, родившийся вне брака, зачатый в любви бастард…
Ровно год она пряталась, чтобы вернуться…
И теперь готова восстать из мёртвых!

Стражник на главной башне протрубил в рог, возвещая наступление ночи. Мост через окружающий замок ров подняли при первых же громких звуках. Ворота закрылись, но для ночных визитёров это не станет препятствием.
Белошвейка знала, как попасть в замок незаметно. Друг детства заплатил жизнью за спасение названной сестры, воспользовавшись семейной тайной. Прадед Джейкоба лично рыл подземный ход, ведущий из башни к лесу.
Белла с легкостью отодвинула огромный плоский камень, прикрывающий вход в подземелье. Она осторожно втянула ноздрями застоявшийся, спёртый воздух, отдающий сырыми стенами, плесенью и насекомыми, населяющими тайный проход.
В памяти всплыл день побега, первый день перехода в новую жизнь.
Вампирша обхватила живот руками, выгнула шею и зарычала, выставляя вперёд клыки.
Её время пришло.
День мести настал.
Она уверено шагнула в темноту; следом за ней, не раздумывая ни секунды, вошёл Джеймс.
Им понадобилось немного времени, чтобы достичь каменной лестницы, ведущей в центральную башню. Белла толкнула толстую дубовую дверь, преграждавшую путь наверх, та натужно заскрипела, но не поддалась. Вампирша со злостью ударила ногой по обитой железом преграде. Сорванное с проржавевших петель дерево пошатнулось и с грохотом упало внутрь.
Белла огляделась, пытаясь определить, в какую сторону двигаться? Она принюхалась.
Запах смерти витал в воздухе, пахло горелой человеческой плотью. В душе что-то шевельнулось. Она удивилась собственной реакции – уж не сострадание ли это? – но тут же откинула глупые мысли. Не может быть в ней никакой жалости – некого жалеть в этом замке. Все, кого когда-то любила, либо предали, либо ушли в небытие.
Белла вспомнила прощальный взгляд Блэка-младшего. Кровь, тонкой струйкой брызнувшую из уголка открытого рта. Рванувшую наружу живительную жидкость из пробитой острым мечом груди. Его последние слова перед тем, как, преодолевая смертельную боль, захлопнуть дверь изнутри:
– Беги…
Верный друг собственным телом преградил преследователям вход в подземелье.
Кровь, боль, смерть, жажда и снова кровь – вот то, что теперь главенствует в её жизни, и даже воспоминания сотканы смертельно-кровавыми нитями боли…
Вампирша почувствовала сладковатый запах, исходящий снизу из подвала, где когда-то сама ожидала казни.
Она, спустившись на три ступеньки, заглянула в приоткрытую дверь, расслышав слабый шёпот и грубый смех в ответ, и вошла внутрь.
Мерцающий свет вставленного в железное крепление факела слегка освещал мрачное пространство подвального помещения.
На протянутой через толстую балку верёвке, за связанные за спиной руки болталась подвешенной молодая женщина. Прикованный к сырой каменной стене мужчина умолял рослого палача пощадить жену, твердя, что она не крала ткань, предназначенную для платья хозяйки.
Перед глазами Беллы возникла красная пелена, принёсшая вместе с гневом воспоминания.

Точно так же когда-то она умоляла смилостивиться над собой. Божилась, что никогда не призывала дьявола, потому что не была ведьмой, но никто не хотел слушать. Одна за другой – бывшие подруги называли её колдуньей, присягая в том на кресте. Одна за другой…
Белла вспомнила довольный взгляд Эсми; коварный замысел графини удался – ненавистную девку ждал костёр. Только беременность спасала белошвейку от страшных пыток. Пытать женщину на сносях инквизитор не стал, ограничившись побоями с прижиганием, не позволив делать этого и палачу замка. Но после родов её ожидали дыба с костром. Достаточно многие подтвердили факт колдовства. Очень щедро пожертвовала леди Бедфорд на нужды церкви.
Молитвы клеветниц были услышаны, мольбы невиновной никто слушать не стал…

* * *

Если бы кто-то сказал девочке Белле, в шесть лет впервые обратившей внимание на сказочно-красивого зеленоглазого мальчика, выряженного в одежду, сшитую из золотистой парчи, что именно он станет причиной её огромного счастья и невероятных страданий…

Она в числе других жителей замка и крестьян из близлежащих деревень давала присягу на верность молодому Эдварду Мейсону, графу Бедфорд.
Крёстный Билли, взявший на себя воспитание оставшейся сиротой девочки, всего на год старше его сына – Джейка, крепко держал детей за руки, не позволяя удрать с площади. Нелегко мужчине одному растить двоих малышей, но он отлично справлялся. Мать Джейкоба умерла в родильной лихорадке, а верный сердцем кузнец так и не смог найти замену любимой. Воспитывать детей помогали сердобольные соседки.
Рыжие волосы маленького графа непокорными прядками торчали из-под большой, отделанной жемчугом и земляничными листьями короны. Столь громоздкое сооружение нелепо смотрелось на небольшой головке ребёнка. Белла прыснула, заметив, что съехавший набок венец оттопырил и без того не маленькое ухо мальчика.
– Ушастик, – прошептала она, перед тем как прикоснуться губами к протянутой в величественном жесте руке напыщенного лорда.
За что тут же получила подзатыльник от Билли и гневный взгляд от графини.
Мальчик обиженно засопел и, заглянув в глаза острой на язычок девочки, ответил так же шёпотом:
– Грязнуля, нос оботри. – Он ехидно улыбнулся, одарив дерзкую простолюдинку презрительной усмешкой.
Белла, прикрыв рукой кончик розового носика, в смущении опустила голову, пообещав себе, что припомнит при случае обиду надменному врунишке. Верный Джейк принял решение отомстить прямо сейчас, ткнувшись при поцелуе сопливым носом в тыльную сторону ладони маленького гордеца.
Через десять лет кареглазка принесла в хозяйский дворец рубахи, сшитые для молодого сюзерена, и присутствовала при их примерке.
В этот раз во взгляде графа презрения не было. Он с нескрываемым любопытством оглядел ладную фигурку и красивое личико юной белошвейки, и лишь затем заговорил о ничего не значащих пустяках. Во взгляде зелёных глаз, провожающем выходящую в дверь девушку, сквозило восхищение.
Белла проворочалась в ту ночь в безнадёжной попытке заснуть. Сон не шёл, несмотря на усталость. А на утро в её глазах появилось что-то новое: мечтательность, печаль и неуловимо светлая искра надежды, что не укрылось от внимательного Джейкоба.
Он вспомнил, где была вчера вечером подруга, которую считал сестрой, и понял, о чём мечтает, на что надеется юная дурочка. Белла постепенно менялась. Блэк-младший удивился внезапному увлечению девушки прогулками в берёзовую рощу, куда она стала наведываться по нескольку раз в неделю. Белошвейка вдруг начала интересоваться лечебными травами, пучки которых развешивала для сушки по всему дому.
Кузнец не поверил в её внезапный интерес к врачеванию и выследил укромное место в лесу, где она встречалась с любовником. Его потрясло имя человека, сделавшего подругу детства наложницей…
Граф Бедфорд!
Надменный красавец, разбивший к тому времени не одно девичье сердце, был ещё мальчиком помолвлен с единственной дочерью, богатой наследницей графа Пембрук.

Белла долго не могла забыть выражение гнева, ярости, обиды во взгляде брата, направленном в её подёрнутые поволокой страсти глаза.
Он сорвал графа с сестры и с размаха ударил в челюсть. Эдвард упал, но тут же поднялся и ринулся на противника. Белла рыдала, натягивая дрожащими руками платье, уговаривала Блэка прекратить драку, объясняя, что граф не виновен – она сама согласилась на эту связь, они любят друг друга. Но Джейк не слушал, продолжая работать кулаками.
Молодой кузнец, обладавший не дюжей силой и ловкостью, с трудом одолел дворянина, выигравшего не один рыцарский турнир. Они долго приходили в себя, смывая кровь со ссадин в ручье. Сюзерен объявил, что прощает подданного за непозволительную дерзость ради любви к его сестре.
Джейк, отрицающий подобное великодушие, потребовал от лорда дать слово, что тот прекратит встречи с Беллой; в ответ на это молодой граф лишь рассмеялся. Никто и ничто не сможет разлучить его с девушкой, которой он решил отдать своё сердце.
Блэка раздражало то, что влюблённые совершенно не думали о последствиях тайной связи. Он снова сжал кулаки, наседая на будущего правителя.
– Вы готовы взять её в жёны?
Бедфорд молчал, опустив голову.
Связать себя браком с простолюдинкой он не мог, – и все трое прекрасно понимали это.
Джейк за руку приволок Беллу домой, пообещав, что отныне станет следить за каждым шагом решившей погубить свою честь сестры. Но разве удержишь привыкшую к свободе птицу…
Младший Блэк первым заметил изменения в стройной фигуре белошвейки. Он не спал ночь, придумывая способы узаконить дитя, не допустить позорных родов. Выход он видел один: жениться на Белле, назвать бастарда лорда своим ребёнком. Он принял решение добиться встречи и поговорить с графом на следующий день. Но разговор так и не состоялся…

Белла помнила, в какое отчаяние впала, узнав о внезапном отъезде Эдварда. Не было прислано даже записки, объяснявшей куда, зачем и надолго ли уехал любимый.
Была только ненависть, сквозившая во взгляде графини, призвавшей следующим утром белошвейку для снятия мерок на платье.
– Поможешь Жаку сшить синий наряд из бархата, – объявила леди Бедфорд. – Я надену его на свадьбу сына. И поторопитесь: он уже отбыл с визитом к отцу невесты.
Комната вдруг поплыла перед глазами Беллы, сердце, пронзённое тысячей иголок, сжалось и остановилось. Голова закружилась, широко раскрытый рот безуспешно пытался втянуть воздух в лёгкие, пол покоев качнулся и больно ударил в лицо. Темнота проглотила ищущую забвения девушку…
Очнулась она от невыносимой вони, бьющей в нос. Старая, сморщенная кормилица Эсми одной рукой держала флакон со зловонной жидкостью у носа будущей матери, а второй ощупывала слегка округлившийся живот.
– Давно нет кровей? – поинтересовалась карга.
Белла не понимала, почему рот против её желания открылся? Она не могла отвести взгляд от выцветших кошачьих глаз сгорбленной старухи, пригрозившей:
– Не лги, говори как есть. Я всё равно узнаю правду!
– Три месяца, – прошептала белошвейка.
– Он знает? – Старухе не было нужды называть имя – они обе понимали, о ком идёт речь.
– Нет!
– Вот и хорошо…
Старая женщина выпрямилась, отерев узловатые пальцы о шерсть чёрного платья.
– Я дам тебе жидкость. – Она проковыляла к небольшому столу, уставленному глиняными горшочками, и, взяв один из них, подала Белле. – Выпей – и к утру избавишься от плода.
– Я не стану делать этого! – Слабый голос Беллы дрожал от волнения.
– Ещё как сделаешь! И не смей нам перечить! – раздалось из темноты.
Только сейчас голова белошвейка обрела ясность; она оглядела полутёмную комнату, в которой непонятно как очутилась, и заметила замершую в стороне от маленького окошка леди Бедфорд.
– Не ты первая и не ты последняя понесла от Эдварда. Я не позволю родиться на свет ни одному ублюдку моих сыновей, – графиня с презрением смотрела на девушку. – У мальчиков не будет недостатка в законных наследниках.
Белла с трудом проглотила ком, перекрывший горло, не желая верить словам хозяйки.
– Но Эдвард обещал…
– Не смей называть графа по имени! Что мог тебе обещать молодой хозяин? – графиня не позволила договорить. – Красивое личико и наличие стройной фигуры не делает тебя ровней наследнику древнего рода. Ни один из Бедфордов никогда не женится на простолюдинке. – Она подошла к белошвейке и, схватив за руку, дёрнула на себя.
Белла упала с лавки на каменный пол, но не осталась лежать, а с огромным усилием поднялась на ноги. Она стояла напротив разъярённой леди, уткнувшись взглядом в перекошенное злобой красивое лицо.
– Но он любит меня…
Эсми не собиралась слушать доводы понёсшей от её сына девки.
– Эдвард «любит» с пятнадцати лет, с той ночи, когда я прислала к нему распутную кухарку, – графиня фыркнула Белле в лицо. – И если пошёл в отца – «любить» будет до глубокой старости.
Она указала белошвейке рукой на дверь:
– Пошла вон, блудливая сучка, и чтоб завтра же твоя утроба была пуста! Иначе проклянёшь день, когда родилась на свет! – Леди Бедфорд злобно усмехнулась: – Мне не впервые устранять позабывших своё место грязных потаскушек!

Белла не помнила, как добралась до дома. Она не знала, ответить ли правдой на вопрос Джейка – что случилось в хозяйском дворце? – или солгать. Белошвейка сжимала горшок, не в состоянии расцепить руки. Кузнец разжал ледяные пальцы подруги, освободив из их захвата глиняную посуду, и, понюхав густой травяной отвар, сразу всё понял. Он прижал худенькую, вздрагивающую в безмолвных рыданиях фигурку к широкой груди.
– Поплачь, после расскажешь всё, а сейчас поплачь, облегчи душу.
Блэк подал сестре кусок чистой тряпки, чтоб та смогла высморкаться, и, выслушав её сбивчивый рассказ, сжал кулаки.
– Пусть только попробует причинить тебе боль. Я не позволю сделать плохо кому-либо из моей семьи, не бойся…
Он долго молчал, нервно вышагивая по присыпанному соломой земляному полу закопчённой комнаты, прежде чем предложить то, что надумал за прошедшую ночь:
– Мы должны обвенчаться.
Белла, прекратив плакать, с испугом заглянула в тёмные глаза друга, но перепугалась ещё больше, заметив в его взгляде твёрдую решимость, и разрыдалась с новой силой.
– Ты не сможешь заставить меня. Я не предам Эдварда, я обещала! Он сказал, что найдёт священника, который нас обвенчает. Мы станем супругами, даже если для этого придётся уехать в Шотландию. – Ей стало горько от неверия, читавшегося в чёрных очах. – Он любит меня так же сильно, как я его. Мы будем вместе, обязательно, слышишь!
– Если только к тому времени, как он вернётся, тебя не будут жрать могильные черви! – Джейкоб встряхнул её за плечи. – Очнись! Кому ты веришь, какое венчание с лордом? Кто позволит ему развязать войну между графствами? Тебе угрожает сама леди Эсми – и только это имеет значение! Она не бросает слов на ветер! Вспомни, как погибла Рене, её убийцу так и не нашли! Ты хочешь умереть?
Белла в растерянности покачала головой. Оказаться во рву со сломанной шеей, как мама, она не хотела.
– Нет, но и замуж за тебя пойти не могу. Это грех – венчаться без любви.
– А прелюбодействовать – не грех? – Джейк осёкся, увидев, как, словно от пощёчины, дёрнулась голова девушки. – Прости, но у нас нет другого выхода. Умереть я тебе не позволю!
А Белла не позволила на себе жениться. Она отвергала все уговоры Джейкоба и любые увещевания Билли. Белошвейка, раз в неделю расслабляя под грудью шнуровку платья, гордо, не боясь осуждающих взглядов, носила выпирающий живот. Во дворец её больше не звали. Она обшивала соседей, довольствуясь малым, благо кузница Билли могла прокормить небольшую семью.
Известий от Эдварда не было. Белла продолжала ходить в лес. Она, благодаря дочке лесника, научилась различать травы и на самом деле стала варить припарки и мази, облегчая боль от порезов и ушибов детям, смазывая ожоги, полученные Блэками в кузнице.
А по ночам она делала пояс для любимого. Он не был украшен золотом и серебром. Белошвейка попросила Джейка отлить металлические кругляши с фигурками волков – её всегда восхищали серые хищники, – и пришила их поверх синей шелковой ткани, укрепив с обратной стороны конским волосом. Она мечтала, что оденет его поверх рубахи на узкие бёдра Эдварда.
Белла очень часто вспоминала их последнюю встречу, закрывая глаза, раз за разом переживала моменты сладостного свидания… видела любовь, светившуюся в полном желания взгляде зелёных глаз. Чувствовала мягкость губ, целующих её грудь. Ощущала запах сильного мужского тела, нежность рук, твёрдость плоти, входящей в лоно… слышала шёпот с придыханием, наслаждаясь его содержанием…
Слова о любви и верности, о том, что никто никогда не сможет их разлучить в этой жизни…
За её жизнью пришли всего за месяц до родов…

В замок Бедфорд прибыли два монаха-доминиканца, вызванные графиней из Оксфоршира, где правил её родной брат. Они появились ночью; и ночью же в дом Билли Блэка постучались четверо стражников…
Белла отказывалась верить своим ушам. Её обвиняли в колдовстве!
Одна за другой выступали те, кого она считала подругами. Лгуньи, одетые в сшитые её руками платья, рассказывали, что видели, как белошвейка разгуливала голышом по лесу. Что наблюдали, как она выбиралась за ворота замка верхом на козе, замечали, как…
Белла уже и не помнила всех обвинений, предъявленных судьёй. И каждый раз девушки клялись и целовали крест, обвиняя несчастную в колдовстве.
Инквизитор не позволил пытать беременную, но он не мог проследить за тем, что делали с ней по ночам…
А ночью приходила Эсми, каждый раз придумывая новые истязания, хотя больнее всего ранили слова.
– Ты думала, что я не исполню своих угроз? Надеялась, что забуду о шлюшке, заявившей, что беременна от моего сына? – Знатная дама с остервенением пинала простолюдинку, норовя попасть ногою в живот, или била палкой, опасаясь подойти слишком близко. – Думала, я позволю тебе уйти из замка и родить ублюдка?
Она не слушала слов, которые Белла шептала растрескавшимися от жажды губами. Не желала слушать проклятий, посылаемых на головы всех клеветниц. Графиня вершила собственный суд, с нетерпением ожидая, когда священники отдадут ей подсудимую.
– Любит он тебя, как же! Эдвард уже и думать забыл о нищей девке. Элис Каллен – редкая красавица и сумеет удержать возле себя мужчину.
На вопрос Беллы «где он сейчас?» надменная леди неизменно отвечала:
– Далеко! И не вернётся, пока тебя не сожгут на костре вместе с ненавистным выродком!
Графиня уходила под утро, ни разу не забыв на прощание плюнуть белошвейке в лицо. Та вытирала следы унижения рукавом грязного платья, каждый раз обещая небесам выжить и непременно отомстить леди Бедфорд.
Белла голодала: кусок чёрного хлеба и кувшин с затхлой водой, выдаваемые перед допросом, не могли насытить женщину, питающуюся за двоих. Постепенно яркие воспоминания о любви Эдварда, заполнявшие мысли узницы, вытеснялись мечтами о свежеиспечённом куске хлеба, глотке чистой воды. Она, слизывая влагу, сочащуюся с грязных каменных стен темницы, мечтала вдоволь напиться из родника.
Каждый день белошвейке задавали один и тот же вопрос:
– Признаёшь ли себя виновной?
На который она неизменно отвечала:
– Нет!
И тут же следовал другой:
– Отрекаешься ли ты от Сатаны?
После слов начинались побои.
И никому не было дела, что ответит девушка, обвинённая в колдовстве и ереси графиней, сделавшей крупное пожертвование Оксфорширской епархии, собственноручно одарившей кошелем чистого серебра каждого из доминиканцев.
«Laudare, Benedicere, Praedicare» – «Восхвалять, благословлять, проповедовать» – девиз ордена Псы Господни понимали по-своему. И служили мучители, и восхваляли, и благословляли в стенах замка не Бога, а серебро; и взяли за жизнь Изабеллы Свон намного больше тридцати серебряников. И не был уже давно никто из них нищим монахом, ушедшим в мир проповедовать заповеди Господние…
Она продержалась двадцать дней. Двадцать суток на тухлой воде и чёрством хлебе. Избитая до черноты, с наполненными гноем ранами, оставленными раскалёнными щипцами, которыми прижигали ей руки и ноги. Не трогали только живот, в котором росло чадо Господнее или «дьявольское отродье», нагулянное на ведьменском шабаше. Ровно двадцать отметин, по одной на каждый день.

Белла потёрла внезапно занемевшую руку. После обращения шрамы исчезли, но она по-прежнему чувствовала боль, стоило лишь закрыть глаза…

На двадцать первый день она не выдержала и созналась, что собирала травы в лесу, но лишь для лекарства, тайно занимаясь врачеванием…
И всё!
Достаточно было признания в одном грехе, как тут же признали все обвинения, даже не пытаясь далее играть в правосудие. Уже через день инквизитор вынес вердикт.
«Debita animadversione puniendum» – «Да будет наказан по заслугам», передавая этим решением несчастную в руки светской власти… в руки графини Бедфорд!
С пожеланием: «Пощадить жизнь и тело отпавшей от церкви».
Лицемерное всепрощение, которое никто не собирался выполнять.

– Ну что, готова принять смерть? – с такими словами обратилась к белошвейке леди Эсми, как только инквизиторы вышли за дверь. – Сгоришь на костре не позднее, чем через неделю, жаль, что не смогу насладиться этим зрелищем! Я уезжаю сегодня, нужно успеть к свадьбе сына, которая состоится в то же время, что и казнь. – Она оглядела сжавшуюся в комок Беллу, прикрывающую руками опустившийся вниз живот. – И так слишком надолго задержалась в замке! – Графиня, довольная содеянным злом, захохотала: – Похоже, твой выродок готовится выйти на свет Божий! И это будет очень яркий свет! Пламя костра! – Эсми плюнула в сторону осуждённой и, гордо выпрямив спину, вышла из темницы.
Белла отказывалась верить в происходящее. За что? Почему? Как может родная бабка желать смерти внуку? Родится в костре… погибнет в то время, когда его отец будет давать перед Христом клятву верности другой женщине…
Она, закрыв глаза, взвыла от отчаяния, вовсе не из жалости к себе; голод и боль сделали своё дело. Белошвейка больше не держалась за жизнь, ожидая смерти как избавления от страданий, но дитя…
Чем заслужил младенец смерти? Маленький живой комочек, зачатый в любви, от семени сына проклятой убийцы!
Резкая боль прорезала низ живота, выворачивая мышцы. Белла почувствовала, как что-то тёплое побежало по ногам. Ребёнок давно уже не шевелился, и её обуял страх. Неужели малыш умер? Погиб, чтоб избежать смерти от костра. Но боль снова полоснула, отвлекая от мрачных мыслей. Белла не смогла удержать вскрик, полный невыносимой боли. На вопль прибежал стражник, охраняющий двери темницы. Он смотрел на ладони Беллы, зажатые между ног; по грязным пальцам сочилась алая кровь.
Она не видела испуганного лица охранника. Не чувствовала худые крепкие руки старухи, пытающиеся отвести ладони, прикрывающие окровавленную промежность.
Боль, беспрерывная, адская, туманила сознание.
Младенец не умер – он рвался наружу, пытаясь отвоевать право на жизнь, бился, разрывая всё внутри матери.
Роды были стремительными. Схватки накатывали одна за другой, не позволяя роженице отдышаться. Она рвала от боли волосы, кричала, выла нечеловеческим голосом, проклиная день и час, когда сама появилась на свет!
Старая ведьма потребовала от стражника принести горячей воды, тряпки и позвать хозяйку. Приговорённая к смерти не понимала, для чего сейчас нужна леди Бедфорт. Она с трудом осознавала, что происходит вокруг, обуреваемая одним лишь желанием – освободиться! Избавиться от боли, раздирающей тело на части, от тяжести внизу живота, от того, что пыталось её разорвать.
Белла не чувствовала, как её раздели и уложили на принесённый охранником набитый соломой тюфяк. Не чувствовала, как старуха запустила руки ей между ног, пытаясь нащупать головку ребёнка. Узница напрягалась изо всех сил, стараясь вытеснить из себя комок невероятной боли.
– Молодец, умница, – шептала старая женщина беззубым ртом. – Ещё немножко, уже показалась головка, тужься, или дитя умрёт. – И белошвейка в отчаянном усилии выдавила наконец-то маленькое тельце наружу.
Ребёнок был чёрен и обмотан пуповиной. Старуха отошла от роженицы. Она, освободив младенца от смертельной удавки пуповиной, прочистила пальцем маленький ротик и с силой шлёпнула ладонью по крошечной попке, заставляя заплакать. И он заверещал сильным квакающим голосом.
Белла успела заметить удивление на лице Эсми, протянувшей руки к старухе, прежде чем провалиться в темноту.
Она не слышала счастливого смеха графини, разглядывавшей яркие, как пламя огня, волосики, торчащие хохолком на маленькой головке. Не видела, как знатная леди с изумлением смотрит на крошечные пальчики, сомкнувшиеся вокруг её большого пальца. Не видела яркую зелень взгляда младенца, доверчиво смотрящего в глаза бабушке, всего несколько часов назад желавшей его смерти. Ребёнок скривил личико и улыбнулся.
– Эдвард, – выдохнула леди Бедфорд, прижимая крошечное тельце к груди.
Белла не увидит и не услышит всего этого, так же как и не узнает пол младенца. В её памяти он останется безжизненным чёрным комочком, лежащим в руках старой кормилицы.

* * *

Вампирша, шагнув в подвал, одним движением рук скрутила палачу голову. Шея хрустнула, голубые глаза душегуба с недоумением смотрели с повёрнутой в обратную сторону главы на красивую бледную женщину. Белла плюнула в ненавистное лицо, перед тем как отпустить тело. Палач с мягким стуком рухнул на каменный пол, так и не вспомнив убийцу. Она повернулась к узнику и, ухватившись за цепь, сковывавшую его движения, потянула на себя. Толстые скобы, удерживавшие железные кольца, со скрежетом вышли из каменной стены. Белла отогнула металлические браслеты на руках мужчины и высвободила истёртые в кровь запястья. Узник безвольным кулем упал к её ногам.
Белошвейка, подпрыгнув, зубами перекусила верёвку дыбы. Тело не подающей признаков жизни женщины поймал Джеймс. Он взглянул в синее, вздувшееся от побоев лицо.
– Она мертва.
– Знаю, но не хочу оставлять её подвешенной.
Они услышали шорох приближающихся шагов. Стражник, охраняющий башню, решил спуститься вниз. Джеймс вышел на большой пролет не огороженной лестницы и прижался к стене, сливаясь с темнотой. Он подождал, пока солдат приблизится, ударил ребром ладони по толстой шее и, подхватив труп под мышки, осторожно опустил на холодные камни.
– Не успели зайти в замок, как наделали столько шума. – Он посмотрел на покинувшую следом за ним темницу вампиршу. – Ты не забыла, для чего мы здесь?
Белла оскалилась.
– Нет, я ничего не забыла. Нам туда, – она показала на мостик, перекинутый к двухэтажному дому справа от башни.
Джеймс кивнул и молча ступил на деревянные доски.
Свон придержала его рукой.
– Первой пойду я. Я не раз была в этом доме и отлично помню, где расположены хозяйские покои.
– Только давай обойдёмся без громких звуков.
– Хорошо, чтоб открыть двери, их не обязательно выбивать. Прости, что сорвалась.
Вампир пропустил Беллу вперёд. Он смотрел на прямую спину и тонкую талию той, которую надеялся когда-нибудь назвать своей женщиной.
Рыцарь до сих пор не мог понять, что толкнуло его на то, чтоб сделать растерзанную в кровь, спасающуюся от погони девушку вампиром. Надоело быть одиноким? Захотелось иметь подругу и собеседника или решил завести любовницу?..
Одиночкой он был с тех пор, как его, пятилетним, отдали на воспитание монахам.
От общества рыжеволосой болтливой подруги Джеймс бежал больше ста лет назад. Он не мог дать всепоглощающей любви той, которая жаждала её заполучить.
Виктория любила слишком навязчиво, по-собственнически.
Плотские утехи он мог получить от любой женщины, перед тем как насытиться её кровью…
Джеймса окутала волна аромата вампирши: он не пропал и не изменился вместе с сущность девушки. Именно запах так сильно привлекал в ней бывшего воина Христа, не по собственной воле сменившего Бога.
Он встряхнул головой, прогоняя прочь ненужные мысли. Кажется, этот замок способен навеять воспоминания не только на бывшую белошвейку.

Вампиры тихой тенью прокрались мимо спящего стражника на второй этаж дворца. Свон решила сначала осмотреть комнаты Эдварда, в надежде найти хоть что-то, что укажет на место его нынешнего пребывания. По рассказам слуг, господин до сих пор не женился. Он давно покинул замок, оставив управление графством на мать.
Белла с волнением остановилась напротив покоев графа Бедфорд. Она втянула затхлый воздух каменного коридора. Никаких ноток сохранённого мозгом запаха, что свидетельствовало о долгом отсутствии нужного человека. Вампирша толкнула дверь и вошла в темноту покоев. Узкие окна были изнутри закрыты деревянными ставнями. Она провела кончиками пальцев по гладкой поверхности дубового стола, придвинутого к окну. Дотронулась до глиняного горшочка с высохшими чернилами из сажи, до нескольких листков, изготовленных на бумажной «мельнице».
Он мог бы чиркнуть на прощание безумно влюблённой девочке хоть одну строчку. Вот они, тряпочки, на которых достаточно было нацарапать пером «Жди меня…», но Эдвард не стал этого делать… Зачем, если знал, что назад вернётся с супругой?
Белла, смяв в руке пахнущий льном и пенькой желтоватый листок, шагнула в спальню и, подойдя к широкому ложу, отдёрнула тяжёлую ткань балдахина. Вот тут он по возвращению станет проводить ночи с женщиной, дарящей тепло, а не мертвенный холод. И что толку в необыкновенной красоте вампира?.. Она никогда не сможет согреть. Белошвейка рыкнула, на минуту потеряв контроль, но ощутив рядом Джеймса, тут же взяла себя в руки. Нельзя обнаружить своё присутствие раньше времени.
Она открыла обитый медью сундук, предназначенный для хранения одежды, и замерла…
В глаза сразу же бросился лежащий поверх одежды пояс, инкрустированный металлическими зверями. Подарок, который она расшивала ночами в надежде порадовать любимого… Откуда он мог тут взяться? Эдвард приходил в дом Билли? Он искал её? Но…
Белла, пытаясь успокоиться, втянула в мёртвые лёгкие воздух, решив, что не станет сейчас думать, как появился пояс в сундуке графа, и, достав синюю жесткую ленту, повязала на бёдра поверх платья. Она заранее решила, что возьмёт какую-нибудь вещь Эдварда, чтоб не забыть запах предателя, но вместо этого забрала сделанную собственными руками память.
Воспоминание со смешанным ароматом мужчины и женщины. Напоминание о преданной любви…
Вампирша твёрдыми шагами направилась к выходу и уже через миг стояла у другой двери; той, за которой вместе с ненавистным запахом слышала гулкие, ритмичные удары живого, но совершенно чёрного сердца…

Вот и первая глава. Написано намного больше, но слишком много информации для первой главы, поэтому есть уже три листа новой.
Спасибо огромное за помощь, поддержку и редакцию моей незаменимой Светлане ССღ
Спасибо за оперативное бетирование Жене little_eeyore

Спасибо за новое редактирование Маришке АкваМарина


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/40-11422-7
Категория: Альтернатива | Добавил: Galina (28.06.2012) | Автор: Galina
Просмотров: 3373 | Комментарии: 53


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 531 2 »
0
53 LANA6   (09.02.2016 09:55) [Материал]
Спасибо за интересную, полную мистики и тайн главу. Многие из которых стали нам известны. Видно, что не только в судьбе Беллы, но и Эдварда пошло все не так. Планам Эсми на счет женидьбы сына было не суждено сбыться.

0
52 Svetlana♥Z   (08.02.2016 19:55) [Материал]
Раз Эдвард не женился может он любит свою белошвейку. И всё же, где же ребёнок? surprised

+1
51 looking3237   (11.01.2016 18:09) [Материал]
Желание мести Беллы кажется праведным. Но будет ли она способна причинить боль бабущке, которую любит её сын? Такое ведь возможно?

Спасибо!

+1
50 GASA   (24.02.2014 20:21) [Материал]
За что такая жестокость,бить и пытать беременную девочку, ну сослала бы в монастырь? Белле надо было принять предложение Джейка,безполезно плевать против ветра.А теперь она МОНСТР.Месть не всегда спасение от ярости,ну убьет,а счастья все равно не будет.

+2
49 элфийка   (18.02.2013 12:08) [Материал]
чувствую эсми плохо будет

+1
48 aurora_dudevan   (15.01.2013 23:09) [Материал]
спасибо за главу)

+3
47 ЕЛЕНА123   (17.11.2012 18:41) [Материал]
Вау! Это просто супер! Какая же, Эсми жестокая! Хотя, по моему, с внуком ничего не сделает!

+1
46 natafanata   (16.09.2012 23:11) [Материал]
Ошеломила.Спасибо за главу.

+1
45 Гира   (16.09.2012 20:47) [Материал]
Спасибо.

+1
вот кто оказался ведьмой - так это Эсми angry

+3
43 Solt   (14.08.2012 12:46) [Материал]
Белла даже не знает пол ребенка cry Джеймс интересный получился, интересно как у них будут с Беллой складываться отношения. Эсми не возможно понять, столько жестокости. Только она забыла, что жестокость порождает жестокость.
Спасибо, поражает качество и красота написания главы.

+1
42 Edera   (19.07.2012 20:14) [Материал]
Спасибо за главу!

+1
41 VOLIA   (07.07.2012 23:33) [Материал]
Очень понравилось, спасибо tongue tongue tongue

+4
40 Caramella   (07.07.2012 17:50) [Материал]
Очень пугает меня образ Эсми,страшная она женщина dry

+1
39 ElizCherry   (06.07.2012 23:34) [Материал]
Спасибо)

+1
38 natalj   (06.07.2012 19:35) [Материал]
Большое спасибо за продолжение.

+3
37 tess79   (04.07.2012 18:05) [Материал]
Побои, голод и предательство
Друзей, и жизнь уже чуть тлеет...
сил прибавляет обстоятельство:
Дитя любви под сердцем греет.
Ради него ты жить должна,
Пройти все пытки, истязанья...
Но вот малыш...он иль она,
В руках врага...твое отчаянье
Нарушит ночи тишину
Протяжным громким волчьим воем.
Ты объявляешь им войну!
Не видеть им теперь покоя!
Галечка, спасибо! Ух, так зрелищно все, суперрррр! Пойду еще одну "серию" посмотрю, не удержусь! Браво!

+1
36 Leksi222   (04.07.2012 15:30) [Материал]
Боже я чуть не расплакалась, что за твари раньше жили?!

+3
35 NatashaSpirit   (04.07.2012 00:13) [Материал]
Такая жестокость по отношению к Белле... Эсми надо на костре сжечь! angry angry angry

+3
34 TRINA4   (03.07.2012 10:00) [Материал]
Аж дрожь пробивает от просчитанного. Эсме настоящий дьявол, так обращаться с беременной девушкой. Надеюсь Белла устроит Эсме все муки ада. Спасибо за новую главу

+1
33 ♥Miv@♥   (02.07.2012 00:12) [Материал]
Бедняжка Белла, сколько ей пришлось вынести мучений... Спасибо за главу

+1
32 Черный_кот   (01.07.2012 20:02) [Материал]
Интересно, что заставило Эсми так резко передумать насчет младенца?
Спасибо за главу! Потрясающе! smile

+1
31 Hela   (01.07.2012 14:02) [Материал]
Сердце Эсми всё же растаяло при виде собственного внука... biggrin

+1
30 ТТТТ   (30.06.2012 21:01) [Материал]
Бедная Белла. Ей есть, за что мстить. Спасибо за главу!

+1
29 Vitalana   (30.06.2012 20:44) [Материал]
Глава настолько интересна, что не оторваться даже на секундочку. Спасибо, Галя!!!

+1
28 Январия   (30.06.2012 19:37) [Материал]
Ну ничего себе, так страшно, боже мой, как можно так было издеваться над бедной девушкой? Такая жестокая Эсми...
Спасибо большое за главу!

+1
27 balbes_i8583   (30.06.2012 14:20) [Материал]
СПАСИБО

+1
26 Sunny   (30.06.2012 01:55) [Материал]
Галя,спасибо за главу!когда инквизитор милосерднее женщины...ужас просто!бедная Белла,столько вынести sad

+1
25 Marishelь   (30.06.2012 01:42) [Материал]
Эх, жалко, что глава закончилась! Не хочется отрываться. Спасибо, девочки, за новую интересную историю! И такую жалостливую! sad

+1
24 dasik   (30.06.2012 00:35) [Материал]
спасибо за первую главу!

1-30 31-51
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]