Форма входа

Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за июнь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Просто выжить - недостаточно
На Новый Орлеан обрушивается ураган третьей категории «Виктория». Бывшие супруги Эдвард и Белла объединяются перед лицом стихийного бедствия. Удастся ли им выстоять в этой жестокой схватке?

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Вампир в подвале / The Vampire in The Basement
Во время охоты, Каллены натыкаются на то, что сначала принимают за труп. Когда они выясняют, что это серьёзно повреждённый вампир, то относят его к себе домой, чтобы оказать посильную помощь. Но, конечно же, у судьбы есть свои планы на этого мужчину.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какие книги вы предпочитаете читать...
1. Бумажные книги
2. Все подряд
3. Прямо в интернете
4. В электронной книжке
5. Другой вариант
6. Не люблю читать вообще
Всего ответов: 467
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Aelitka, Farfalina  
Twilight Russia. Форум » Fanfiction » Разминка для ума » Архив марафонов » Аноним 2 (FoxyFry)
Аноним 2 (FoxyFry)
AelitkaДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:44 | Сообщение # 1
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:





Преступление
 
AelitkaДата: Понедельник, 30.03.2020, 21:46 | Сообщение # 2
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Чарли Уолтерс широко зевая разгадывал очередной кроссворд, когда вдруг, пару раз моргнув, погас свет. Комната погрузилась во мрак. Устало вздохнув, Чарли отлип от спинки кресла, отчего то жалобно заскрипело, и положил журнал с карандашом на стол. Постучал пальцами по крышке стола, пытаясь припомнить – куда он подевал фонарь после предыдущего обхода, и попутно старался сообразить, что ему собственно делать – в электрике он был не силен. Почесав затылок, Чарли решил для начала отыскать щиток, а там уж по ситуации разберется, как вдруг лампы на потолке загорелись одна за другой и, пискнув, зажужжал компьютер. Непривычно оглушающая тишина отступила, и комната вновь ожила, с улицы даже послышался звук мотора отъезжающей машины. Чарли взглянул на монитор, но там была лишь разлиновка из черных квадратов – системе требуется время на перезагрузку камер видеонаблюдения. Мужчина бросил взгляд на часы – было уже начало седьмого, однако за окном по-прежнему темень, ни намека на рассвет. Чарли встал, потянулся, хрустя позвонками, включил электрический чайник и накинул на плечи куртку. Сейчас он сделает утренний обход, а вернувшись с мороза, выпьет горячего чаю с яблочным пирогом, что ему собрала с собой заботливая супруга. А там уже глядишь и смену пора будет сдавать.

Коморка Чарли располагалась в помещении киномеханика автомобильного кинотеатра, а в его сторожевую вотчину входили, помимо самой автоплощадки кинотеатра, два соседних здания – небольшой продовольственный магазинчик справа и пиццерия слева. Ступив за дверь, Чарли поежился от холода и застегнул молнию до самого подбородка. Снег не шел, но в желтом свете уличных фонарей морозный воздух сверкал и серебрился. Как-то по-сказочному. Чарли улыбнулся и двинулся по привычному маршруту. Он и пяти шагов не успел пройти, как взгляд наткнулся на что-то лежащее на снегу. Практически в центре площадки, аккурат между двумя фонарями, а потому оставаясь в ночном сумраке, лежало что-то похожее на бревно, перевязанное красной лентой, будто рождественский подарок. Оглянувшись по сторонам и никого не заприметив, Чарли облизал вмиг пересохшие губы и, тяжело сглотнув, тихонько направился к неопознанному объекту. Чем ближе он подходил, тем быстрее колотилось сердце у него в груди, словно предчувствуя что-то неладное. Когда бревно стало обретать очертания человеческого тела, Чарли остановился и негромко позвал: «Эй!». Горло будто сковало страхом, едва удалось протиснуть этот многострадальный возглас. Человек не пошевелился, и, набравшись храбрости, Чарли сделал еще несколько шагов. На земле лежала девушка, в одном нижнем белье. Руки сведены к груди и сжимают еловые ветки. От шеи до щиколоток словно змея ее окутывала красная веревка, концы которой были завязаны бантом в ногах. Ее неестественный, сине-серый оттенок кожи до того напугал Чарли, что, отшатнувшись от нее, словно от призрака, он запутался в ногах и упал. Но тут же, с несвойственной в его возрасте резвостью, вскочил и ринулся в коморку.

Наступило Рождество…
 
AelitkaДата: Вторник, 31.03.2020, 18:18 | Сообщение # 3
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Дом Маргарет Скалли
Балтимор, штат Мэриленд
10:13 25.12.1999


- Дана, ты уже уезжаешь? – старший брат отловил ее на лестнице с сумкой в руках. В след за ним из гостиной в прихожей появилась Мэгги и, тепло улыбнувшись дочери, спросила: «Всё собрала?». Дана утвердительно кивнула в ответ и вновь взглянула на брата.

- Да, Билл, срочно вызывают на работу, - она как бы извиняясь пожала плечами и спустилась с последней ступеньки.

- Так это он звонил? – Билл посмотрел на мать, которая пару часов назад ответила на звонок и позвала Дану к телефону. – Фокс Малдер? – он с таким презрением произнес его имя, словно сплюнул мерзкую горькую жижу.

Скалли застыла перед вешалкой с верхней одеждой, а затем медленно развернулась.
- Да, что с тобой такое? Откуда эта ненависть к нему?
- Ты еще спрашиваешь? – удивился брат. – Да, из-за этого мерзавца одни проблемы…
- Билли! – Мэгги предостерегающе посмотрела на сына, взглядом внушая ему успокоиться. Но он уже был слишком распалён и не в состоянии остановить прорвавшийся поток долго копившейся злости.

- …из-за него тебя похитили, измывались над тобой, сделали бесплодной, заразили раком. Этого тебе мало? – Скалли смотрела на него крепко стиснув зубы, чувствуя, как глаза режет от непрошенных слез обиды. – Из-за него убили Мисси.

И тут ее прорвало:
- Даже не смей впутывать сюда Мисси, - пригрозила она ему пальцем, подходя ближе и глядя на него взглядом разъяренной кошки, готовой до последнего вздоха защищать своих котят. – Малдер здесь ни при чем. Такая у нас работа: мы каждый день рискуем своей жизнью. Но это наш выбор. Мой выбор. Если кого и винить в смерти Мисси, так только меня. (Прим.: Мисси – сестра Билла и Даны, была убита по ошибке наемниками, принявшими ее за Скалли) .

Билл вздохнул и покачал головой, отступая – да, Малдер был для него как красная тряпка для быка, но он никогда не мог злиться на сестру, какие бы разногласия между ними не возникали.
- Да, Билл, и я с этим живу. Каждый день.
- Просто… - он снова взглянул на сестру, - просто невероятно, насколько ты слепа. Как бы я хотел, чтобы ты увидела то, что вижу я.
- И что же ты видишь, Билл? – спросила она тихо, приготовившись услышать очередные нелицеприятные высказывания в свой адрес.
- Что ты готова бежать к нему по первому зову, как преданная собачонка. – Скалли на мгновение закрыла глаза, а затем отвела взгляд, словно от пощечины. Но Билл продолжал «бить»: - Стоит ему поманить, и ты бросаешь всё: родных, семейное торжество, забываешь о своих планах. Что на этот раз? Снова пришельцы? Или быть может йети сожрал парочку туристов? О, - он притворно удивился, - неужели Гринч похитил Рождество?

Скалли молча развернулась и зашагала к вешалке. Билл вздохнул и потер лицо руками.
- Ты обижаешься на меня, но я лишь хочу тебя защитить. Он бессовестно использует тебя в своих безумных метаниях, подвергая тебя смертельной опасности. Пойми, ты достойна лучшего.

Скалли накинула пальто на плечи и взглянула на брата. Почему-то именно в этот момент ей вспомнился отец с его невероятной капитанской мудростью. Он бывало говорил им, когда они ссорились, еще будучи детьми: «Чтобы избежать столкновения с другим судном, порой достаточно сменить курс лишь на четверть румба. Будьте терпимее друг к другу, учитесь уступать». Переведя дыхание, Дана постаралась говорить спокойнее:
- Ты и представить себе не можешь, сколько раз он спасал мне жизнь. Ты понятия не имеешь, скольким я ему обязана. А когда у меня был рак, он – единственный, кто не сдался и не смирился. Ты уже оплакивал меня, пока он боролся, рискуя карьерой и жизнью, чтобы найти лекарство для меня. И он его нашел.

Билл поморщился от упоминания об очередном подвиге Малдера, задевавшем его самолюбие.
- Ты серьезно веришь, что этот микрочип в шее тебя вылечил?

С улицы послышался гудок автомобильного клаксона – Малдер приехал. Скалли подхватила свою дорожную сумку и направилась к выходу. У двери она остановилась и, развернувшись вполоборота, посмотрела на старшего брата.
- Ты слишком многого не знаешь, Билл. Иначе понял бы, насколько глупо и безосновательно звучат все твои обвинения в его адрес. Лишь твое неведение прощает тебя в моих глазах. На этот раз! В следующий – подумай хорошенько, прежде чем нападать на него. Потому что я встану на его сторону.
 
AelitkaДата: Вторник, 31.03.2020, 23:22 | Сообщение # 4
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




День выдался солнечным. Прохладным, но ярким и безоблачным. Малдер стоял у машины, задумчиво разглядывая празднично украшенные дома, и лузгал семечки. Когда на крыльце появилась Скалли, он шустро ссыпал зерна в один карман толстовки, шелуху – в другой, и, отряхнув руки, направился навстречу напарнице.

- Привет, - он перехватил у нее сумку. – Прости, что нарушил семейную идиллию рождественского утра.
- Как оказалась, не такое уж оно и идеальное.
- Что-то случилось? – нахмурился Малдер.
- Не бери в голову.

Устроив сумку Скалли рядом со своей, Малдер захлопнул багажник и заметил спешащую к ним по дорожке Мэгги в наспех накинутом пальто.

- Здравствуй, Фокс, - заулыбалась женщина.
- Доброе утро, миссис Скалли, - он приветливо протянул ей руку, но она, проигнорировав его жест, крепко обняла мужчину. В отличии от Билла, она с теплом и уважением относилась к напарнику и лучшему другу своей дочери. – Еще раз с Рождеством тебя.
- Спасибо, и вас тоже с Рождеством.
- Вот, - она протянула ему бумажный пакет, - приготовила вам в дорогу сэндвичей с индейкой и мой фирменный пирог с вишней.
- Ух, ты, спасибо, но, правда, не стоило… - засмущался Малдер.
Мэгги лишь отмахнулась:
- Мне не трудно. Береги ее, - взглянула она в сторону дочери.
- Как всегда, - пообещал мужчина.
- Мам, ну, хватит, в самом деле. Ты ж не на войну меня провожаешь…

Пока Скалли обнималась и прощалась с матерью, Малдер, почувствовав на себе чей-то взгляд, посмотрел в сторону двери дома. В смотровом окне мелькнуло лицо Билла, но тут же скрылось за занавеской.

***

- Так куда мы направляемся? По телефону ты мне толком ничего не объяснил, - поинтересовалась Скалли, едва они отъехали от родительского дома.
- В Уэстбрук, небольшой городок близ Портленда в штате Мэн.
- Мэн? – всполошилась Дана. – Малдер, надеюсь, ты помнишь, что я собиралась лишь на пару дней к маме: у меня с собой нет ничего теплее этого пальто.
- Точно, чуть не забыл, - он загадочно улыбнулся и, не отрывая взгляда от дороги, потянулся рукой на заднее сидение. – С Рождеством, Скалли, - он вручил ей подарочный пакет.
- Это мне? Спасибо, - Дана искренне удивилась и обрадовалась. – Прости, Малдер, но твоего подарка у меня с собой нет.
- Я подожду.
- Я только надеюсь, это не Апероль, - улыбаясь предположила Скалли.
- Что? Почему? – напарник не понял шутку.
- Потому что ты грозился, что подаришь мне его. И научишь делать коктейли.
- Серьезно?
- Ты уже забыл? А я вот не забыла, как ты смеялся надо мной, когда я предположила, что Апероль – это разновидность диолы из класса органических соединений, по типу гликоли. И едва не начала строить гипотезу об отравлении, на потеху местным копам.

Коротко усмехнувшись, Малдер поджал губы, пряча улыбку.
- Знаешь, Скалли, тебе надо чаще отвлекаться от работы, бывать среди людей, - бросив на нее взгляд украдкой, он добавил, - среди живых людей.

Оставив его замечание без внимания, Скалли с ребяческим любопытством и предвкушением запустила руки в пакет и достала оттуда ярко-зеленый свитер с вышитой на груди забавной мордашкой красноносого оленя. Видимо, Рудольфа.
- Как… мило, - держа свитер перед собой на вытянутых руках, Дана не сразу подобрала нужное слово и покосилась на напарника, стараясь не рассмеяться. Из года в год он не переставал удивлять ее своей «находчивостью» в плане подарков.
- Я знал, что ты оценишь, - Малдер продолжал самодовольно ухмыляться, поглядывая в ее сторону и следя за реакцией, словно испытывал ее. – Зеленый – твой любимый цвет.
- О да, и именно такой его оттенок, - она согласно закивала головой. – Я, кажется, знаю, почему мы едем в Мэн. – Напарник бросил на нее вопросительный взгляд. – За неимением альтернатив, я буду вынуждена его надеть.
- Ой, да, брось, - рассмеялся Малдер, - не будь ханжой. Рассматривай это как один из способов продлить столь внезапно оборванные праздники.
- Апероль в этом плане справился бы куда лучше, - задумчиво прокомментировала Скалли. – Ладно, в таком случае где твой карнавальный костюм?
- Уже на мне. – Буквально почувствовав на себе скептический взгляд напарницы, перед чьим взором предстали лишь черные джинсы и серая толстовка, мужчина, недолго поколебавшись, все же сознался. – Хорошо, у меня на трусах принт с маленькими Санта Клаусами.
- Ммм, да ты подготовился, – Дана понимающе кивнула. – Может, у тебя еще и носки со снежинками?
- Какие у вас пошлые мысли, агент Скалли, - отшутился тот, вертя головой по сторонам перед выездом на шоссе. Не смотря на праздник поток машин был весьма плотным.

Прежде чем свернуть свитер и убрать обратно в пакет, Дана еще раз взглянула на него и тихо улыбнулась. Малдер всегда умел поднять ей настроение, поддержать и подбодрить, будто интуитивно чувствуя, когда ей это было больше всего необходимо. Отчего же Билл, ее родной брат, за последние годы после каждой встречи оставлял лишь ноющую рану в душе? Подумать над ответом она не успела, так как заметила на дне пакета что-то еще – ее вязанная шапка и варежки.

- Ты заезжал ко мне домой? – удивилась Скалли.
- Да, - он безмятежно пожал плечами. – Мне было по пути. И не переживай, я не рылся в твоем нижнем белье.
- Да, ладно, Санту ты все равно там не нашел бы, - она старалась казаться как можно более невозмутимой, убирая вещи обратно в пакет. Да, они знакомы уже довольно давно, почти семь лет, как они напарники и лучшие друзья, и еще на первом году работы обменялись запасными ключами (на всякий случай, так сказать), но она не могла отрицать, что каждый раз ей была приятна его такая машинальная, в какой-то степени неосознанная, забота о ней. Только вот ей никогда не удавалось посмаковать сей момент – разум неизбежно вступал в непримиримое противоречие с сердцем.

Нелегко быть женщиной на мужской работе. Чтобы тебя принимали всерьез, учишься быть жесткой, не подверженной эмоциям, независимой. На ряду с повседневной рутиной из кожи вон лезешь, доказывая, что ты не слаба, что ты достойна равноценного отношения и уважения.

Ей повезло с Малдером. Сознательно или нет, но он вел себя так, что рядом с ним она всегда чувствовала себя равной ему. Потому со временем потребность что-либо доказывать сошла на нет, сменившись потребностью не подвести и не разочаровать напарника. Мотивация другая, но итог тот же: профессионализм превыше эмоций.
 
AelitkaДата: Вторник, 31.03.2020, 23:22 | Сообщение # 5
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




- Так что же случилось в Уэстбруке? – Скалли поставила пакет на заднее сидение и, заметив там же несколько папок, взяла верхнюю. – Рядовых убийств мы не расследуем. Поэтому давай, порази меня.
- В 1989 году в рождественское утро жительница Сент-Клауд в штате Миннесота обнаружила у себя на лужайке посреди собственноручно слепленного ею из снега вертепа, воспроизводящего сцену рождения Христа, окоченевший труп обнаженной девушки, перевязанной красной веревкой на манер подарочной ленты, - поймав заинтригованный взгляд напарницы, Малдер хитро улыбнулся, будто припас самое интересное на потом. – Да-да, Скалли, неизвестная, коей в последствии оказалась старшеклассница одной из местных школ, приютилась аккурат между Марией и Иосифом.
- Ритуальное убийство? Или… жертвоприношение неорелигиозных сект? – предположила Дана.
- Местные копы тоже так думали. Пока шесть дней спустя, то есть на Новый год, не обнаружили еще одну Снежную королеву в парке под деревом.
- Серийный убийца? – Скалли озвучила свои мысли, хмуро разглядывая фотографии в папке и весьма скудные свидетельские показания.
- Да, и его серия тянется вот уже десять лет. За это время он безнаказанно прошествовал через десять городов, двигаясь на восток через Висконсин, Мичиган, Нью-Йорк, Вермонт, Нью-Гэмпшир и, наконец, Мэн. Каждый раз, совершив два зимних убийства, наш маньяк пропадал на целый год. Не удивлюсь, если он все это время жил с эльфами.
- Дело передали в Бюро, - Скалли заметила под протоколами подписи спецагентов.
- Да, в девяносто втором, когда уже ни у кого не осталось сомнений в том, что это серия федерального масштаба, дела объединили в одно производство, и на протяжении последующих шести лет они сменили трех «хозяев», пока наконец пару месяцев назад не попали ко мне в руки. Я внимательно изучил их, но все равно не мог с уверенностью сказать, куда он двинется дальше, поэтому предупредил правоохранительные органы Мэна, Массачусетса и Коннектикута немедленно сообщать мне о подобных преступлениях. И сегодня утром раздался звонок.
- Что ж, - Дана захлопнула папку на коленях и посмотрела на напарника, - если ты так хорошо всё изучил, сэкономь мне время, введи в курс дела.
- Прежде всего, убийца хитер и расчетлив – до сих пор не удалось обнаружить ни его отпечатков, ни следов ДНК. Даже следов от обуви не было – девственно чистый и нетронутый снег вокруг тел, даже если ночью не было осадков. Единственными уликами было то, что на некоторых телах нашли цементную крошку, на других – опилки. Иногда попадались сухая трава и семена. Эксперты пришли к выводу, что их держали в сарае или каком-то подсобном помещении, но ничего конкретного.
- Он их насиловал?
- Нет, но издевался как мог, - Малдер даже поморщился, припомнив фотографии жертв, - связывал, душил, избивал. Но причина смерти у всех одна – переохлаждение. Кстати, что примечательно, все тела были обнаружены в одной и той же позе: лежа на спине с вытянутыми ногами, руки сведены к груди, придерживая букет из еловых веток. Однако замерзающий человек, как ты знаешь, всегда принимает позу эмбриона, стараясь согреться. Значит он еще при жизни придавал им нужное ему положение и каким-то способом обездвиживал до полного замерзания.
- Анализ на токсины что-то показал? – задала Скалли закономерный вопрос.
- Ничего. Как, впрочем, и вскрытие.
- Удалось выяснить, как он отбирает жертв?
- Нет, - Малдер покачал головой, с сожалением поджав губы и глядя на дорогу перед собой. – Между убитыми не было никакой связи. Ну, кроме очевидного – молодые, красивые. В списке нашего Санты-извращенца оказались самые разные девочки: хорошие и плохие, блондинки и брюнетки, школьницы и проститутки, байкерша, продавщица из супермаркета, учительница младших классов и даже дочь владельца птицефабрики. Это так, навскидку.
- Весьма исчерпывающе, - без тени сарказма отозвалась Скалли и снова открыла папку на странице с фотографиями. – Знаешь, что я заметила? – спросила она, проглядывая какие-то документы. – За последние годы возраст его жертв постепенно увеличился.
- И о чем нам это говорит? – поинтересовался Малдер с хитрецой в глазах, словно экзаменатор, уже знающий ответы на все каверзные вопросы.
- Похоже, он выбирает девушек из своего окружения, среди ровесников, с которыми общается. Это может дать нам представление о его возрасте – скорее всего ему до тридцати лет.
- Что-нибудь еще?
- У него ярко выраженная ненависть и призрение к женскому полу, о чем свидетельствуют следы истязаний на телах жертв. Однако тот факт, что он не подвергает их сексуальному насилию, вряд ли говорит об импотенции (в таком-то возрасте), скорее он ассоциирует их с кем-то, с кем, по его мнению, не может быть интимной связи…
- Десять к одному, что это мать, - вклинился Малдер. Скалли согласно кивнула и продолжила:
- Вполне возможно, что в детстве он подвергался издевкам и унижениям со стороны матери или какой-либо другой старшей родственницы, которая имела над ним власть и контроль. Теперь он мстит, упиваясь властью над беспомощной жертвой, которой и сам когда-то был. – Скалли перевела дыхание и посмотрела на Малдера. – Знаешь, дети, пережившие насилие в семье, учатся быстро и безошибочно считывать эмоции людей и подстраиваться под них. В зависимости от ситуации он может быть самым обычным и заурядным, мимо которого пройдешь, не обращая внимания. А может легко втереться в доверие... Малдер, мы имеем дело с настоящим социопатом.

Напарник с гордостью посмотрел на нее и улыбнулся.
- Впечатляет, - похвалил он составленный ею профиль убийцы и не забыл про себя, - у тебя был отличный учитель. Только не жди, что я теперь буду делать вскрытия. Меня все еще от них воротит.

Польщённая, Скалли смущенно улыбнулась и отвернулась к окну, с каким-то внезапным интересом разглядывая мелькающие за стеклом пейзажи зимнего Мэриленда. Малдер, между тем, с присущим ему восторгом, охватывающим его каждый раз, как появлялось неразрешимое или необъяснимое дело, продолжал составлять портрет:
- Он наверняка верит в свою неуязвимость. Оно и понятно – столько лет оставаться безнаказанным. Он уверен – ему и дальше все будет сходить с рук, поэтому становится все более дерзким, оставляя трупы во все более людных местах. И что самое важное – он практически оставляет собственную подпись на каждом теле, просто мы пока не можем ее расшифровать.
- Способ убийства, - догадалась Скалли.
- А также особые даты, положение тел, еловые ветки, этот чертов бант – все это глубоко личное, имеющее в его подсознание первопричины. Он словно каждый раз создает свой рождественский вертеп, иллюстрируя сцены из собственной жизни.
- Вероятно из детства, - предположила Дана.
- Психи всегда родом из детства, - усмехнулся напарник. – Взгляни хотя бы на меня.
- Малдер, у всех серийных убийц наблюдаются те или иные психические отклонения, но в этом нет ничего паранормального, - напомнила Скалли. – Кажется, ты мне чего-то не договариваешь.
- Дело не в убийце, - он на мгновение повернулся к ней, театрально выдержав паузу. Это стало их уникальной манерой общения, доставляющей обоим истинное удовольствие: он вбрасывал какую-нибудь сверхъестественную нелепость, и Скалли с жаром начинала разбивать его теорию в пух и прах, оперируя научными фактами и руководствуясь общепринятой логикой. Малдер в свою очередь ловко выуживал из памяти единичные свидетельства очевидцев, задокументированные не самыми надежными источниками в каком-нибудь бородатом году. И такой словесный пинг-понг продолжался до тех пор, пока у сторон не иссякали аргументы, и они не приходили к примирению, испытав своего рода интеллектуальный оргазм. Подобный симбиоз был полезен обоим: Малдер получал свою порцию приземленности, а Скалли постепенно училась расширять взгляд на привычные вещи. Вот и сейчас он приготовился сделать бросок. – У нас паранормальный свидетель.
- Прошу, только не говори мне, что одна из его жертв восстала и вернулась в качестве призрака? – взмолилась Скалли.
- Нет, это было бы слишком просто.
- Зомби?
- У кого-то необъяснимо хорошее настроение, - Малдер бросил на нее подозрительный взгляд, прищурив глаза.
- Прости, продолжай, - отмахнулась она.
- Нашу свидетельницу зовут Молли Джонсон. Она художница… и ясновидящая.
- Вот оно. Наконец-то. А я все ждала, - Скалли не удержалась от очередной шпильки. Малдер улыбнулся, чувствуя, что начинаются «предварительные ласки» и продолжил:
- В 6:15 утра сторож автомобильного кинотеатра на Бриджтон-роуд, последние двадцать лет своей безмятежной и однообразной жизни изнывающий от скуки, буквально тонущий в трясине повседневного существования, вдруг обнаруживает на площадке самый настоящий труп, который своим мертвецким равнодушием едва не довел впечатлительного охранника до удара. В 6:17, придя в себя, он позвонил в полицейский участок, чтобы сообщить о неожиданной находке. К тому моменту мисс Джонсон уже около пяти минут пыталась убедить дежурного в том самом участке, что она его не разыгрывает. Ведь она принесла с собой свеженаписанную картину, на которой была изображена обледеневшая мертвая девушка. И по словам самой мисс Джонсон, пока не вклинилось видение, она намеревалась писать натюрморт. Шеф полиции Робертс, который и позвонил мне, уверяет, что эта картина будто фото с места обнаружения тела – все было точно до мельчайших деталей.
- Малдер, а ты не думал, что эта мисс Джонсон просто-напросто является сообщницей убийцы?
- Вот это мы и едем выяснить.
 
AelitkaДата: Среда, 01.04.2020, 23:43 | Сообщение # 6
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Хартфорд, штат Коннектикут
15:02 25.12.1999

По-зимнему блеклое солнце спешило покинуть небосвод, зависнув невысоко над горизонтом. Удивительно длинные тени тянулись вдоль по усыпанным снегом полям, преломляясь небрежно падали на приземистые кирпичные постройки на окраине города, образуя резкий контраст с ярко освещенными прогалами на стенах. Морозный воздух искрил и переливался в лучах уходящего солнца, вторя причудливым бликам на темных окнах домов.

Скалли улыбнулась, выпустив изо рта маленькое облачко пара, и машинально поежившись, плотнее запахнула ворот пальто. Район, в котором они остановились, прилегал к федеральной трассе и, судя по обилию промышленных зданий и складов, носил скорее индустриальный характер, хотя не был напрочь лишен супермаркетов, ресторанов и кафе. Сэндвичи с пирогом, любезно приготовленные Мэгги, были успешно съедены, и теперь агенты решили немного размяться и выпить кофе. Скалли осталась у машины, любуясь неожиданно замеченной красотой в окрашенном закатом зимнем городском пейзаже и в раскрасневшихся лицах детей, шумной гурьбой покидающих открытый каток на противоположной стороне улицы.

Малдер забежал в придорожную кофейню. Которая оказалась битком забита молодежью со связками коньков, перекинутых через плечо. Стоя в очереди, он успел пожалеть о том, что отказался выпить кофе в Нью-Йорке, стараясь проскочить его до появления послеобеденных дорожных пробок. И все это лишь для того, чтобы застрять в другом заторе.

Когда наконец с двумя стаканами кофе и парой круассанов ему удалось покинуть место паломничества местных фигуристов, он заметил, что Скалли беседует с какой-то девушкой недалеко от машины. Судя по улыбке и оживленной мимике лица, его напарница знала незнакомку.

- А после Нового года ожидается распродажа. – Приближаясь к собеседницам, Малдер уже мог различить, о чем они говорят. – Я бы тебе даже дополнительную скидку сделала, как постоянной покупательнице, - девушка озорно передернула бровями и, протягивая Скалли визитку с логотипом «Агент Провокатор», заметила подошедшего Малдера. – О, а это твой парень? – болтушка просканировала мужчину быстрым оценивающим взглядом и таинственно улыбаясь прошептала Дане довольно громким голосом: - Он уже успел заценить тот бордовый кружевной комплект?

- Боюсь, пока не представилось такого шанса, - ответил Малдер, забавляясь смущенным румянцем на лице напарницы.
- Сидни, это мой коллега, - Скалли поспешила внести ясность, пока ситуация не вышла на унизительно новый уровень.
- О боже, - девушка запоздало прикрыла рот рукой, - как неловко. Простите. Ладно, Дана, я тебе позвоню, и надеюсь, еще увидимся. – Махнув рукой на прощание, Сидни побежала через дорогу в сторону катка. Скалли развернулась к Малдеру, взяла с подставки стакан и, бросив лаконичное «Без комментариев», направилась к машине.

- Так значит, постоянная покупательница? – Малдер смог сдерживать свое любопытство лишь пару минут. Или, что скорее, ему потребовалась пара минут, чтобы продумать стратегию по последовательному доведению напарницы до крайней степени смущения. Из них двоих она всегда была предельно сдержанной и рациональной, и ему нравилось время от времени нарушать основу ее невозмутимости, чтобы сквозь пошатнувшуюся крепость окружающего ее профессионализма хотя бы одним глазком взглянуть на настоящую неприкрытую Скалли. – Неужели ты ездишь в Хартфорд за нижним бельем?

- Конечно, нет, - улыбнулась Дана, делая глоток горячего кофе. – Сидни раньше работала в одном из бутиков в Вашингтоне. Сюда ее перевели пару недель назад. Из-за интрижки с боссом… Зато повысили до управляющей, - она продемонстрировала напарнику визитку и сунула ее в карман пальто.
- В индустрии стрингов кипят нешуточные страсти.
- Я ее предупреждала, что заводить роман на работе, да еще с начальством, не самая лучшая идея, но… молодая кровь бурлит гормонами, - Скалли осуждающе покачала головой.
- Хочешь сказать, ты против служебных романов? – удивился Малдер. – Интересно, что сказал бы на это Джек Уиллис? Поправь меня, если я ошибаюсь, но ведь он был твоим инструктором в академии. Почти начальство, - добавил он с напускной серьезностью.
- Это другое дело, - коротко ответила Дана и отвернулась к окну, потягивая кофе.
- Скалли, - хитро улыбнулся напарник, - прежде я не замечал за тобой подобного лицемерия.
- Малдер, это вовсе не лицемерие, - она так встрепенулась, будто всерьез полагала, что напарник может усомниться в ее порядочности. – Ситуация другая, потому что я, в отличии от Сидни, не рассчитывала на серьезные отношения. Я изначально относилась к этому, как к короткой интрижке. И к тому же я знала, что, окончив академию, получу назначение и вряд ли часто буду с ним пересекаться, что позволит избежать неловкости и напряжения, как если бы с ним работали вместе.
- Иными словами, ты использовала беднягу Джека.
- Уж не пытаешься ли ты выставить меня прообразом беспутного сибаритства и полнейшей безыдейности современного общества? – Дана в долгу не осталась. – И вообще… знаешь ли, мы оба получили от этих отношений то, что нам было нужно, - такие откровенные намеки не могли не смутить Скалли, и она поспешила вновь спрятаться за стаканом с кофе. Больше собственной раскованности ее поразило распирающее грудь чувство воодушевленности от столь незначительного флирта – хотелось еще. Но с другой стороны, у нее было ощущение, что этот разговор имеет двойной смысл, а значит надо осторожнее подбирать слова. – И заметь, без ущерба для моей или его карьеры.
- Скажи, ты любые отношения рассматриваешь, как краткосрочные и обреченные на провал, или только среди коллег? – Лицо Малдера по-прежнему сохраняло легкую хитринку в глазах и ненавязчивую полуулыбку – трудно было сказать: это праздное любопытство для поддержания разговора или он задал этот вопрос с конкретной целью.
- Я вовсе не пессимист, если ты об этом. Просто предпочитаю думать о последствиях.
- Разумная. И рациональная. Спецагент Провокатор. Дана Скалли, - шутливо продекларировал Малдер, и на этом разговор об отношениях полов сошел на нет.
 
AelitkaДата: Понедельник, 06.04.2020, 20:12 | Сообщение # 7
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Уэстбрук, штат Мэн
19:05 25.12.1999


Небольшой одноэтажный домик. Большая часть гостиной превратилась в художественную студию: картины висели на стенах, стояли вдоль них понизу неровными рядами, опираясь друг на друга, на мольбертах – незаконченные или не подсохшие холсты, в воздухе пахло краской и олифой. На подъезде к городу Малдер набрал шефа полиции, тот попросил направляться прямиком к дому мисс Джонсон, он уже был там, снимал показания – у свидетельницы было новое видение.

- Нетоптаный ковер снега в вечерних сумерках, одинокое дерево с голыми когтистыми ветвями и стена желтого дощатого дома, - Скалли зачитала вслух заметки шефа Робертса из блокнота. – Весьма поэтично.
- Я не уверена, что это был дом. Возможно какая-то деревянная постройка. Это был лишь фрагмент, угол чего-то, - кинулась дополнять мисс Джонсон, не обращая никакого внимания на нотку скептицизма и недоверия в голосе агента. Вид у нее был нервный и встревоженный, почти болезненный. Светлые волосы местами выбились из закрученного на затылке небрежного пучка, она то и дело заламывала пальцы и оттягивала рукава серого мешковатого кардигана, скорее всего использующегося в качестве рабочей одежды, судя по разноцветным брызгам краски на нем.
- Мисс Джонсон, - Малдер чуть сменил позу, придвигаясь к краю дивана, визуально подаваясь ближе к свидетельнице и как бы заслоняя собой негативно настроенную напарницу. Для Скалли это был своеобразный знак – знак того, что он готов поверить этой женщине. – Что, по-вашему, означает это видение?
- Не знаю. Мне кажется, в тот момент я видела то, что видел этот человек.
- Убийца? – уточнил Малдер. Свидетельница кивнула, и Малдер многозначительно посмотрел на напарницу.
- Это может быть что угодно. – Скалли по-прежнему не видела в этом ничего сверхъестественного. – Здесь на каждом углу снег и голые деревья.
- Зима. Ничего удивительного, - поддакнул Робертс. Казалось, он и сам совершенно не впечатлен экстрасенсорными способностями художницы, но, так как дело ведет ФБР, обязан выслужиться. На вид ему было около тридцати и, как бы он ни получил пост шефа полиции в таком возрасте, это добавляло ему веса в глазах горожан. А судя по его подтянутой фигуре и ухоженной внешности, вопрос личной привлекательности и престижа стоял у него среди первых.

- Мисс Джонсон, - Малдер вновь обратился к свидетельнице, - как давно вас стали посещать видения?
- Это началось почти девять месяцев назад, - она притупила взгляд, уставившись на угол кофейного столика между ними, словно набираясь смелости для следующей фразы. – После похищения.
- Какого похищения? – Скалли почувствовала, как Малдер напрягся и еще больше, насколько это было возможно, подался вперед. – Кто вас похитил?
- Вы мне не поверите, - на выдохе прошептала женщина. – Никто не поверит.
- Мисс Джонсон… Молли, расскажите, что помните, - осторожно предложил Малдер, подмечая, что свидетельница на грани нервного срыва, и шепнул Скалли: - Принеси воды.

Нахмурившись, Дана уставилась на напарника, но тот даже не обернулся, всецело поглощённый рассказом свидетельницы. Переведя дыхание, Скалли поднялась с дивана и направилась на кухню. В такие моменты она не то чтобы обижалась, скорее безмолвно злилась на Малдера, в сердцах осуждая его одержимость похищениями пришельцами, но в то же время сочувствуя его детской утрате. Дана уже предвидела, чем может обернуться для него это расследование: здесь было двойное попадание – не просто похищение, но и пострадавшая, напоминающая о его младшей сестре – Саманта была бы сейчас приблизительно того же возраста, что и Молли Джонсон.

- … а я не могла пошевелиться. Мне было очень страшно.
Вернувшись в гостиную со стаканом воды, Скалли услышала конец рассказа, но не сомневалась, что остальная его часть не сильно отличалась от слышимых ранее показаний «очевидцев». Она протянула свидетельнице стакан и кивком головы подала Малдеру знак отойти в сторонку.

- Ты же не собираешься верить ей на слово? – тихо спросила Дана, скорее из привычки пытаясь воззвать к рациональному мышлению напарника, потому что она уже догадывалась, каким будет ответ.
- Ты же ее слышала, Скалли! – Малдер стоял на своем. – Эксперименты, телепатическое общение, чувство парализованности – все сходится. Именно так описывают свой «опыт» жертвы похищений.
- Это и подозрительно. Весь ее рассказ – это сплошные штампы. – Она вздохнула и, отведя взгляд, продолжила: - Ты знаешь, я не люблю об этом говорить, но… кто бы не стоял за моим похищением – пришельцы или правительственные заговорщики – я ничего не помню из того, что там было, я без понятия, кто и что со мной творил. – Она снова посмотрела ему в глаза: - Вот это реальность.

Он сочувственно сжал ей плечо и предложил компромисс:
- Хорошо, мы можем проверить ее показания, пробить ее прошлое.
- Прости, я не считаю целесообразным тратить на нее столько времени, - не согласилась Дана. – Не забывай, у нас в запасе всего три-четыре дня, прежде чем он похитит новую жертву. Взгляни на нее, - Скалли украдкой бросила взгляд через плечо, - она на грани нервного срыва, мне знаком этот лихорадочный блеск в глазах, к тому же на кухне я видела пузырьки с нейролептиками.
- Нейролептики?
- Да, такие препараты выписывают при шизофрении.
- Скалли, я лично знаком с несколькими людьми, которых «залечили» до состояния овоща только потому, что их видение реальности не совпадало с общепринятой картиной мира. Я чувствую, что она говорит правду. Скалли, я вижу, что она не врет.
- Малдер, я этого не отрицаю. Вполне вероятно, она верит в то, что говорит. Но это совершенно не значит, что это правда. В конце концов, почему именно сейчас? Этот маньяк орудует уже десять лет, почему видения появились только в этом году?
- Не знаю, - Малдер пожал плечами, но не выглядел убежденным, - этому может быть куча объяснений: может, похищение сыграло свою роль, а может, все дело именно в этом году – конец тысячелетия, сакральная дата. В конце концов, по некоторым трактовкам Нострадамус пророчил конец света в 2000 году.
- Ты неисправим, - Дана покачала головой. Доводы у нее закончились, да и бессмысленно было пытаться переубедить напарника, когда тот учуял след. Ну, или по крайней мере, думал, что учуял.
- Скалли, я чувствую, что Молли Джонсон – ключ к этой истории, - подтвердил он ее догадки, - но ты права, у нас мало времени. Поэтому предлагаю поступить следующим образом: я останусь здесь, попробую разузнать о ней побольше, а ты поезжай с шефом полиции, изучи, что они накапали.

Скалли почувствовала, как внутри нее поднялась волна протеста – какого черта ему здесь оставаться? Зачем? Но она быстро взяла себя в руки, покрепче стиснула зубы, чтобы не сказать ничего лишнего, и, коротко кивнув, отвернулась от напарника. На работе чувствам не место.

- Шеф Робертс, я полагаю, здесь мы закончили. Можем ехать?
- Эм, - мужчина растерянно посмотрел на нее, затем на Малдера, и, видимо, что-то сообразив, быстро кивнул. – Да, конечно. Доброй ночи, мисс Джонсон.

Покинув дом художницы, Скалли подошла к машине Малдера, дернула багажник, но тот был закрыт. Вздохнув, попробовала заднюю дверцу – открылась. Дана забрала папки с делами, а Робертс, до этого молча наблюдающий за ней, поспешил открыть дверцу своей машины.

- Шеф Робертс…
- Майкл, - перебил ее мужчина, отрывая взгляд от дороги, и улыбнувшись добавил, - прошу.
- Хорошо, - Дана немного смутилась. – Майкл, могли бы мы перед участком заехать в морг.
- Как пожелаете, - с энтузиазмом согласился тот и посмотрел на часы, - правда, патологоанатом уже закончил смену и скорей всего ушел домой.
- Ничего страшного, я все равно сама хотела провести осмотр тела.
- Так вы…? – Робертс запнулся, подбирая слово.
- Врач, - помогла ему Скалли. – По мере необходимости делаю вскрытия.
- Здорово, - казалось, он был искренно изумлен. Либо, осознав, что они остались наедине, пытался произвести на даму впечатление. – Знаете, в следующем году я собираюсь подавать заявление в академию ФБР.
- Мне казалось, вы и здесь неплохо устроились.
- Да, - он как-то смущенно улыбнулся, и так выразительно посмотрел на Скалли, что у нее не осталось сомнений – он с ней флиртует. – Можно сказать, эта должность досталась мне в награду.
- Вот как?
- Да, прошлым летом из окружной тюрьмы сбежал заключенный. Оповестили весь штат и даже пару соседних. А так как я был с утра в разъездах – я тогда служил рядовым помощником шефа – разумеется фотографии беглеца я не видел. И вот на очередном вызове – бытовая ссора, в не самом благополучном районе – я еду и внимательно смотрю по сторонам и замечаю, как парень вскрывает машину. Естественно я решил задержать воришку, но тот начал отстреливаться. Я конечно еще тогда заподозрил – уж больно хорошо он вооружен для простого автоугонщика, но мне повезло. Я ранил его в ногу, вызвал подмогу и лишь потом узнал, что это тот самый опасный беглец. А спустя три месяца наш шеф ушел в отставку и рекомендовал меня в качестве своего приемника.
- Что ж, получается, вы заслужили эту должность, - прокомментировала Скалли.
- Одним поступком? – усмехнулся Робертс. – Как бы там ни было, я считаю, что важнее не заслужить, а оправдать свое назначение. – Он задумчиво помолчал и добавил: - Не уверен, что смогу.

Скалли вдруг иначе взглянула на сидящего рядом с ней мужчину. Он больше не казался ей легкомысленным нарциссом, пользующимся своим служебным положением ради собственной выгоды. Теперь он вызывал уважение.
- Я думаю, уже то, что вы сомневаетесь, говорит о многом. Я желаю вам успешно поступить в академию, но даже если не получится, из вас выйдет отличный шеф полиции.

Он ответил ей такой озорной улыбкой, что она почувствовала, как краснеет, будто старшеклассница на первом свидании.
 
AelitkaДата: Понедельник, 06.04.2020, 20:14 | Сообщение # 8
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




В морге их встретила дежурная, юная лаборантка не в меру услужливая и улыбчивая, расточавшая так чуждый этому месту и времени позитив. Скалли догадывалась, что улыбки предназначались вовсе не ей, а потому, обменявшись необходимыми приветствиями, поспешила скрыться за дверьми секционного зала.

Тело неизвестной лежало на металлическом столе. Скалли застыла, пораженная зрелищем. За годы службы она поведала немало трупов, порой в весьма безобразном и тошнотворном состоянии, в добавок ко всему большую часть из них ей приходилось вскрывать. Но этот мертвец напротив пугал своей человечностью. Девушка выглядела как живая, будто прилегла вздремнуть, и вот-вот проснется и откроет глаза.

- Веревки… - внезапно нарушивший тишину голос заставил Дану визуально вздрогнуть, обернувшись, она обнаружила шефа Робертса у дверей. Усмехнувшись ее реакции, он продолжил: - … сильно вмерзли. Мы не стали пытаться отдирать их, боясь повредить кожные покровы и уничтожить возможные улики.
- Верное решение, - прокомментировала Скалли и подошла ближе к трупу, осматривая руки с еловым букетом. Затем лицо, такое спокойное, одухотворенное – застывшее выражение безмятежности. Скалли дотронулась до ее щеки: ледяная и твердая. Словно фарфоровая кукла, так похожая на человека, и такая же безжизненная. Скалли было не по себе, но она постаралась взять себя в руки, дабы не упасть в грязь лицом перед Робертсом. Тот молча, но с изрядным любопытством и даже интересом наблюдал за ней. Казалось, присутствие мертвой девушки его нисколько не волновало.

- Ваш эксперт составил какой-то отчет? – поинтересовалась Дана.
- Разумеется, - Робертс в пару шагов преодолел разделяющее их расстояние и протянул заготовленный документ. Скалли быстро пробежала по нему глазами и, как-то неудовлетворенно хмыкнув, вновь посмотрела на труп. – Что-то не так?
- Эти отметины на шее, - начала она задумчиво. – Ваш доктор Финч, - прочитала она подпись под отчетом, - пишет, что это «следы удушения».
- А это не так?
- В общем, да. Но здесь гораздо больше. – Скалли взяла со стола приборов лупу и, склонившись над трупом, указала: - Смотрите, эти бурые разводы местами имеют весьма четкую овальную форму.
- От пальцев?
- Нет, это что-то другое.

Скалли еще некоторое время уделила внешнему осмотру трупа, но в итоге заключила, что гораздо больше информации можно будет получить, когда тело достаточно оттает для вскрытия. Шеф Робертс поддержал ее экспертное мнение и предложил поехать в участок ознакомиться со свидетельскими показаниями.

Время было начало девятого, и в участке остались лишь пара дежурных. Робертс проводил Дану в свой кабинет, предоставил все материалы по делу и даже угостил местным кофе.

- Агент Скалли, вы никогда не жалели, что выбрали эту профессию? – вдруг спросил Майкл, чисто машинально помешивая свой кофе. – Не завидовали тем, у кого нормированный рабочий день, и после шести они могут полностью посвятить себя родным и близким или своим любимым занятиям?

- Нет, не жалела, - Дана отчего-то улыбнулась. Давненько она не отвечала на вопросы о себе и о своей жизни, все чаще о ходе расследования, мотивах и результатах вскрытия. – В остальном, не знаю. Не задумывалась. Наверное, потому что я и так занимаюсь любимым делом.
- И как вы поступите, если кто-то пригласит вас, скажем, на ужин? Пойдете? Или все-таки окопаетесь папками?

Скалли смутилась. Ей было стыдно признаться, что она уже и не помнила, когда последний раз ходила на свидание. Более того, она даже не помнила, что это был за мужчина. От ответа на вопрос ее спасло появление в дверях дежурного.

- Сэр, похоже мы выяснили личность убитой, - отрапортовал офицер.

У стола дежурного сидела взволнованная женщина. Глаза на мокром месте, в руках теребит какую-то карточку. При виде шефа полиции она стремительно поднялась и в каком-то неосознанном жесте потянула к нему руки, будто уповая на его помощь.

- Элизабет Роук, - она потрясала в воздухе фотографией. – Я мама ее. Вам что-то о ней известно?

Робертс взял протягиваемую ему фотокарточку, взглянул на изображение и передал агенту Скалли. Сходство было очевидным. Конечно, гораздо более бледное, лишенное всяких эмоций, но именно это лицо Дана изучала всего час назад.

Миссис Роук сразу все поняла. Хотя вероятно материнское сердце уже давно чуяло беду, в глазах агента Скалли она нашла ответ на терзающий ее душу вопрос. Не сдерживая исступленных криков, она осела на стул и безутешно разрыдалась. Дежурный офицер помчался за стаканом воды, а Дана виновато сжала плечо женщины и тихо пробормотала стандартную, но такую бесполезную фразу: «Мне жаль».

Полчаса спустя, когда миссис Роук немного успокоилась, удалось выяснить некоторую информацию о жертве. Элизабет было двадцать семь лет, она работала медсестрой в городской больнице за стойкой в приемной. Ни с кем не встречалась, насколько было известно матери, полгода назад рассталась с парнем. Два дня назад она должна была выехать в Портленд, чтобы встретить Рождество с отцом. Но сегодня бывший муж позвонил миссис Роук и сказал, что дочь так и не объявилась. И потом она снова разрыдалась.

- Кофе? – предложил Робертс, заметив, как Скалли потирает глаза.
- Да, пожалуй.
Они вышли в холл, где стояли автоматы с различными снэками и напитками.
- Майк, привет, - молодой человек, заправляющий один из автоматов шуршащими пакетиками чипсов, протянул Робертсу руку для рукопожатия.
- Привет, Алекс. Тоже работаешь допоздна?
- Перевыполняю план, чтобы разгрузить завтрашний вечер, - улыбнулся парень. – Игра ведь в силе?
- Пффф, - протяжно выдохнул шеф, обдумывая ответ, - я пасс. Много дел.
- Я слышал про девушку, - сочувственно кивнул Алекс. – Это ее мать?
- Да, - Робертс налил два стаканчика и развернулся, собираясь уходить. – Передавай ребятам привет. Я присоединюсь, как только смогу.

Майкл подошел к Скалли, протянул кофе и, сверкнув своей уже привычной улыбкой, объяснил:
- Три раза в неделю собираемся с ребятами, хватаем клюшки и, вспомнив детство, гоняем шайбу на местном стадионе.
- Занятия спортом всегда на пользу.
- Когда раскроем дело, приглашу вас на игру. Будете за меня болеть?

Скалли улыбнулась, заправляя волосы за ухо, и, слегка смутившись, отвела взгляд. Вместо ответа она спросила:
- Майкл, вы сейчас с миссис Роук едите на опознание, могли бы вы по пути подбросить меня до ближайшего приличного отеля. День был долгим, мне кажется, я сейчас свалюсь с ног.
- Вам повезло, - сообщил он крайне воодушевленно. – Прямо через дорогу от участка есть неплохой отель. Скотт проводит вас, - он кивнул второму дежурному, - и поможет донести документы. – Немного замявшись, он добавил чуть тише: - Хорошенько отдохните. Увидимся завтра.

Скалли почувствовала себя ужасно глупо от того, что каждый раз смущается и не знает, как реагировать на его флирт. Неужели она настолько «заржавела»? Улыбнувшись, она бросила короткое «до завтра» и поспешила скрыться из виду.

Зарегистрировавшись и отправив Скотта обратно на дежурство, Скалли устало откинулась на кровать. Полежав пару минут неподвижно, она достала из кармана мобильный телефон и набрала Малдера – абонент не отвечал или был вне зоны доступа сети.
 
AelitkaДата: Среда, 08.04.2020, 22:11 | Сообщение # 9
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Уэстбрук, отель «Аркадия»
21:40 25.12.1999


После пары безрезультатных попыток дозвониться до напарника, Скалли отложила телефон на тумбочку, сняла пиджак, плеснула в стакан найденный в мини-баре мини-виски и уселась за стол. Ее дорожная сумка осталась в багажнике у Малдера, а потому принять ванну или переодеться для сна не представлялось возможным. В ее распоряжении была только внушительных размеров стопка дел, которые не мешало бы изучить.

Только вот настроение было для этого совсем не подходящее. Сказывалась то ли усталость, то ли пригубленный виски на голодный желудок, то ли всколыхнувшееся, растревоженное вниманием шефа Робертса, чувство, будто она упускает что-то важное в жизни. С тех пор как она стала работать с Малдером, ее попытки сходить на свидание незаметно сошли на нет: то командировки, то много работы, то слишком устала. А потом ее вдруг перестали устраивать мужчины, с которыми ее знакомили подруги. В какой-то момент она просто поняла, что они были для нее слишком скучны, чересчур ординарны, недостаточно одержимы истиной. Если бы подруги знали причину ее отказов, они бы сочли ее сумасшедшей.

Возможно, они оказались бы правы. Но факт оставался фактом. Ей нравилось работать с Малдером. Нравилось проводить с ним время. Оттого она и думать забыла о других мужчинах. За пределами работы их отношения не выходили за рамки дружеских. Но ее устраивала «синица в руках». По правде говоря, «журавль» ее пугал. Она боялась, что «журавль» может разрушить все, что они построили за эти семь лет. А ведь они без прикрас были самыми родными и близкими друг другу людьми, не считая родителей.

И вот молодой и привлекательный Майкл Робертс напомнил ей, что существует альтернатива. Но так ли это? Ход мысли прервал телефонный звонок.

- Малдер, ну, наконец-то, - с облегчением отозвалась Дана.
- Прости, в доме видимо сеть плохо ловит. Ты сейчас где?
- В отеле «Аркадия» в десятом номере.
- Я скоро буду. Тебе надо это увидеть, - сказал он и отключился.

Скалли положила трубку обратно на тумбочку и устало вздохнула. Судя по энтузиазму в голосе напарника, он обнаружил что-то интересное и готов «рыть» до утра. Но нет, на этот раз она не поддастся на уговоры, а настоит на своем. Она устала и ляжет спать. Не прошло и пяти минут, как в дверь постучали. «Быстро», - подумала Скалли и распахнула дверь. К ее удивлению на пороге стоял вовсе не Малдер.

Первым, что она увидела, были массивные очки в черной роговой оправе с толстыми линзами, из-за которых, испуганно и часто моргая, на нее смотрели серые глаза. Затем их обладатель чудно сморщил нос, пытаясь без рук поправить съехавшие очки, и, поняв, что это ему не удалось, шустро надвинул их пальцем на переносицу.

- Кевин Майлз, - представился парень и протянул руку. Поняв, что Скалли не собирается ее пожимать, он на мгновение замялся, а затем спросил: - Можно войти?
- Не так быстро, - осадила его Дана. – Сначала объясните, мистер Майлз, кто вы и что вам нужно?
- Я корреспондент газеты «Глас Дике», - объяснил он и оглянулся как-то затравленно, будто опасался слежки.
- Никогда о такой не слышала.
- У нас небольшой тираж, - гость смущенно пожал плечами. Скалли не знала, как к нему отнестись. Вид у парня был, мягко говоря, чудаковатый: щуплый, небольшого росточка, а одежда на нем была какая-то мешковатая, минимум на размер больше необходимого, но чистая, не заношенная. Да, и сам он был весьма опрятного вида, с аккуратно расчесанными рыжеватыми волосами на идеальный боковой пробор. И не смотря на всю нелепость его внешнего вида, Скалли насторожил его взгляд: решительный, но напуганный. Вероятно, ему нужна помощь. Дана бросила взгляд на свою кобуру, висящую на поясе брюк – пистолет на месте, и шире распахнула дверь, пропуская незадачливого репортёра внутрь.

- Что у вас случилось? – поинтересовалась Скалли, указывая Кевину на свободный стул. Сама закрыла разложенные на столе папки и отодвинула их подальше к стене.
- Вы агент ФБР Скалли, - блеснул своей осведомленностью парень. – Вы ведь здесь по делу Санты?
- Санты? – не поняла Дана.

Кевин брезгливо поморщился, тем самым выражая свое отношение к данному прозвищу.
- Так окрестили убийцу девушек в народе.
- Вам что-то известно об убийствах?
- Несколько лет назад я начал собственное расследование, - резким, немного нервным движением он положил на стол блокнот, который до этого сжимал в левой руке. – Я побывал в Вермонте и Нью-Гэмпшире. Поспрашивал людей, но все больше слушал и наблюдал. – Он открыл дневник, страницы которого были исписаны отрывочными фразами, полны каких-то зарисовок. – На основе собранных улик и свидетельских показаний, я пришел к одной теории.

- Какой? – спросила Скалли, предугадывая своим внутренним чутьем, что за этим последует.
- Это ритуальные жертвоприношения…
- Угу, - единственное, что смогла выдать Дана, дабы не обидеть впечатлительного журналиста. Подперев подбородок рукой, она облокотилась на стол и, глядя на это чудо перед собой, задавалась вопросом – какого черта она его впустила? Он явно не по адресу. Вот Малдер выслушал бы его с удовольствием. Может, даже что-то дополнил. А она сейчас могла думать только о горячей ванне.

Тыча пальцем в блокнот, Кевин рассказывал о жертвоприношениях ацтеков, о каком-то злобном божестве Цицимитле, и о том, что его нужно задобрить, чтобы он не оборвал календарные циклы. Ну, надо же, и этот о конце света. Как только Малдер может воспринимать это всерьез? Кевин говорил о жертвенных барашках, а ей представлялся двойной сочный бургер с картошкой фри.

- Кевин, - не выдержала Скалли, и утомленно вздохнув встала и постаралась говорить мягко, - вы меня простите, но я очень устала, восемь часов в дороге. Давайте вы завтра расскажете вот это все агенту Малдеру.
- Да-да, агент Малдер, - он на секунду задумался, затем захлопнул свой блокнот и рывком поднялся на ноги. – Он выслушает. Только помните про алгоритм.
- Какой еще алгоритм?
- Алгоритм отбора жертв, - пояснил Кевин, направляясь к выходу из номера. – Школьница, блудница, - бормотал он под нос, задумчиво хмуря брови, - наставник, эскулап… Следующей будет страж закона, - он одарил ее каким-то обреченным взглядом, вновь передернул носом, поправляя очки, и скрылся за порогом. Скалли недоуменно посмотрела ему вслед, захлопнула дверь и вернулась за стол. Прикончила оставшийся в стакане виски и вновь открыла верхнюю папку. Визит журналиста был полезен уже тем, что помог ей очистить голову от лишних мыслей – она быстро погрузилась в материалы дела.

На второй папке раздался уверенный стук в дверь, сопровождаемый голосом Малдера: «Скалли, это я». Получив разрешение, напарник вошел в номер, держа в одной руке сумку Скалли, а в другой – холст.

- Скалли, посмотри, - пристроив сумку на кровать, он подошел к столу и положил картину поверх изучаемых Даной документов.
- Неплохо. Это абстракционизм или экспрессионизм?
- Ментализм, - поддержал Малдер ироничный настрой напарницы. – Это словно закодированное послание от убийцы. Надо только его расшифровать.
- А мисс Джонсон не могла сразу объяснить, что это такое она нарисовала? – Скалли неопределенно махнула рукой над полотном, а затем снова подперла ею щеку.
- Молли – лишь проводник, она не осознает себя, когда пишет картины.
- Очень удобно. А нам значит опять всю ночь над этим сидеть.
- Смотри, это вроде какой-то огонь, - с азартом продолжал Малдер, не обращая внимание на жалобы напарницы. – А это то ли кошка, то ли собака, - он вертел головой, пытаясь смотреть на изображение с разных сторон и под разными углами.
- Вероятно их собираются принести в жертву ацтекскому богу Ци…ци…ко…атлю или что-то в этом роде, чтобы не наступил конец света и не сгорели мы в гиене огненной.
- Скалли, у тебя сегодня на редкость пугающе разыгралось воображение, - покосился Малдер на напарницу, осознавая, что подобные суждения ей не свойственны. Затем бросил взгляд на стакан. – Сколько ты уже выпила?
- Недостаточно, - призналась Дана. – Буквально перед твоим приходом ко мне заглянул один безумный журналист с еще более безумной теорией об этих убийствах. Мне показалось, он намекнул, что я могу стать следующей жертвой.
- Какой еще журналист? – насторожился Малдер.
- Представился Кевином Майлзом. Немного странный, дерганный парень. Не более того.
- А по возрасту он подходит?
- Думаю, да. Но, Малдер, он просто местный чудик.
- Мы имеем дело с социопатом. Он может прикинуться кем угодно. Кстати, что там в морге? Удалось что-нибудь узнать?
- Немного. Тело сильно промерзло, в лучшем случае вскрыть удастся только завтра. Я договорилась с Майклом о том, чтобы самой провести процедуру.
- С Майклом? – удивился Малдер.
- С шефом Робертсом. Кстати, завтра для дачи показаний вызовут мать жертвы и бывшего парня. Думаю, ты захочешь поучаствовать в допросе.
- С Майклом, - повторил Малдер и хитро улыбнулся, - Скалли, я оставил тебя с ним всего на пару часов. И уже такая фамильярность?
- Ну, надо же было мне с кем-то раскрывать дело, пока ты занимался живописью с… Молли, - лукаво улыбнулась Скалли. Алкоголь снял напряжение прошедшего дня, а подаренные им легкость и беззаботность побуждали подурачиться над напарником.
- Вот как? Ну, и что, раскрыли?
- В процессе. У нас по крайней мере реальные факты и улики, а не какие-то… картинки.
- Эта картинка, между прочим, еще приведет нас к маньяку, - и он снова опустил глаза на холст. – Смотри, это похоже на бейдж. Полицейский значок. – Он выразительно посмотрел на Скалли. – Знаешь, этот Робертс мне сразу не понравился. Скользкий тип.
- Вовсе нет. Я ничего подобного не заметила.
- Может, ты не туда смотрела, - поддел ее Малдер. Скалли вспыхнула от подобного намека, но промолчала. – А вот это похоже на пулю, - Малдер продолжал разглядывать картину. – А это еловые ветки.
- Это абстракция, - возразила Дана. – Каждый видит здесь то, что ему близко. При желании и слона можно разглядеть.
- И по возрасту он подходит, - рассуждал Малдер вслух. – Надо бы взглянуть на его дело. Хотя… мы же соседи, - он махнул рукой в сторону окна, выходящего на улицу, где стоял полицейский участок. – Можем навестить и поболтать.
- Он сейчас на опознании, - тихо ответила Скалли, смирившись с новой одержимостью напарника, и направилась к кровати, намереваясь разобрать сумку.
- Еще лучше. Новый план: осмотрим его дом.
- Малдер, ты с ума сошел. Мы не можем вломиться в дом шефа полиции. Скиннер тебя убьет.
- Если узнает, - поправил напарник.
- Нет. Это противозаконно. И у нас нет никаких оснований подозревать его. Эти каракули не в счет, - кивнула она на картину, предупреждая его возможные возражения.
- Скалли, ты сама говорила, у нас мало времени – нужно исключить потенциальных подозреваемых. На публике он может играть роль, но дом социопата расскажет нам всю правду.
- Нет. Это нелепо. И безумно. И я отказываюсь в этом участвовать.

Уэстбрук, дом Майкла Робертса
23:00 25.12.1999


- И что ты пытаешься здесь обнаружить? – поинтересовалась Скалли, бегая лучом фонарика по внутреннему убранству дома.
- Не знаю, - ответил Малдер, рыская по ящикам письменного стола. – Что-нибудь, что наведет на мысль: «именно так он похищал жертв». В конце концов, убийца где-то держит их пару дней. Должны остаться хоть какие-то следы. Это может быть потайная комната или подвал.

За окном мелькнул свет фар. Малдер осторожно выглянул из-за занавески.
- Черт, это Робертс, - быстро выключив фонарик, он обернулся к напарнице.
- Что будем делать? – Скалли крутила головой по сторонам, нервно соображая, куда бежать.
 
AelitkaДата: Пятница, 10.04.2020, 13:48 | Сообщение # 10
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




- Надо уходить, - решил Малдер.
- Как? – поинтересовалась Скалли шепотом, больше похожим на гневное шипение. Ее так и подмывало сказать «я же говорила!», но она понимала – сейчас не время и не место злорадствовать. Они выбежали из комнаты в холл второго этажа и услышали, как ключ проворачивается в замке входной двери. – Мы не можем спуститься, лестница выходит прямиком в прихожую.
- Тогда останемся здесь, - рассудил Малдер и вернулся в спальню. Осмотрелся по сторонам и жестом подозвал к себе Скалли. – Сюда, - указал он на встроенный шкаф.
- Помнишь, на картине твоей ясновидящей была нарисована пуля? – ухмыльнулась Дана. – Я, кажется, догадываюсь, кому достанется этот выстрел.
- Будем надеяться, до этого не дойдет, - он схватил ее за руку, затащил в шкаф и аккуратно прикрыл за собой дверцу.
- Малдер, ты опять просчитался.
- В смысле?
- Человек вернулся домой после долгого трудового дня. Как ты думаешь, куда он направится в первую очередь?

Малдер прислушался к шагам на лестнице.
- Я бы направился на кухню. Но Робертс, кажется, чешет сюда. Говорил же я, что-то с ним не так.

Скалли в ответ страдальчески закатила глаза, но в темноте этого никто не увидел. Они стояли, не шевелясь и едва дыша, боясь выдать себя малейшим звуком. В шкафу было тесно. Хорошо еще Малдер оставил свой красный пуховик в машине, ссылаясь на его излишнюю приметность. Скалли стояла к нему вполоборота, частично касаясь его груди своим правым боком. В отсутствии зрения другие чувства вдруг обострились. Или их обострило столь близкое соседство с телом напарника?

Стоило об этом подумать, и ноздри тут же заполнил его запах: такой знакомый и в то же время чужой. Он напоминал о тех нечастых моментах, когда Скалли по какому-то счастливому стечению обстоятельств оказывалась в гостях у Малдера, и они сидели бок о бок на диване, пили кофе, иногда пиво, и смотрели какой-нибудь старый добрый фильм или просто болтали ни о чем и обо всем сразу. Тогда она тоже украдкой наслаждалась его ароматом, но лишь сейчас, в полнейшей темноте, она задумалась о том, как бы пахло его тело, окажись оно еще ближе.

Скалли бросило в жар. Она хотела бы списать это на теплое пальто и душный шкаф, может даже на порцию виски, что она позволила себе в отеле, но дело было в другом. В какой-то момент ей стало плевать на Робертса, на то, что он слоняется по комнате всего в паре метров от них. Все ее мысли занимал Малдер. Легкое движение, ничтожный наклон, и она могла бы прижаться к нему всем телом, прикоснуться губами к коже на шее.

Скалли чувствовала, как у нее подскочил пульс, как зачастило дыхание. Ей хотелось провалиться сквозь землю, ведь она выдает себя – Малдер обо всем догадается. А в следующий миг она даже перестала дышать, когда почувствовала, как ладонь напарника легла ей на поясницу, и он прижал ее к себе чуть ближе. В темноте она не видела его лица, но чувствовала, что он повернулся к ней – его дыхание теперь касалось ее лба.

- Тише, - едва различимо прошептал Малдер. – Он сейчас уйдет.

Лишь тогда Скалли прислушалась к происходящему снаружи: Робертс говорил с кем-то по телефону, и судя по всему его вызывали в участок. Какая удача! Дана выдохнула с облегчением, понимая, что Малдер скорее всего списал ее взволнованное состояние на их затруднительное положение.

Через пару минут за шефом полиции захлопнулась входная дверь, и агенты ФБР вылезли из шкафа. Не тратя ни минуты, они поспешили вниз и покинули дом через задний двор: машину они предусмотрительно оставили на соседней улице.

- Ты так разволновалась, - Малдер решил разрядить обстановку, как ему казалось, уместной шуткой, - боялась, что Майкл застукает тебя со мной в компрометирующей позе?
- Нет, представила, в какую позу нас поставит Скиннер, если Майкл нас застукает, - передразнила его Скалли, выходя за забор и осторожно оглядываясь по сторонам. – Хорошо, хоть ты одумался и не стал продолжать этот нелепый обыск.
- Да, не он это, - отмахнулся Малдер. – Ты видела его гардероб? Маменькин сы… - он не успел договорить и, поскользнувшись на льду, рухнул в грязь.

Скалли сначала испугалась, но, услышав его преувеличенно страдальческие постанывания, улыбнулась.
- Это наказание тебе. За все твои козни, - она протянула ему руку, помогая подняться.
- Черт, ну, откуда здесь эта лужа? На улице минусовая температура, почему она не замерзла? – сокрушался Малдер, пытаясь стряхнуть грязь с джинсов.
- В таком виде я не пущу тебя в машину, - продолжала забавляться Скалли.
- Это моя машина! Ну, то есть она конечно служебная, но я брал ее на свое имя, - возразил напарник, обгоняя ее и первым садясь за руль.

К отелю они подъехали уже ближе к полуночи, и едва Малдер успел взять свою сумку из багажника, как раздался звонок мобильного. Услышав имя «Молли», Скалли тут же развернулась и поспешила к себе в номер. Закрыв за собой дверь, она устала к ней привалилась и вздохнула, запрещая себе думать о том, что произошло в шкафу. Стук за спиной заставил ее вздрогнуть. За дверью стоял Малдер.

- Слушай, - вошел он, без лишних церемоний расстегнул сумку и достал оттуда чистые джинсы. – Какие у нас планы на завтра? Во сколько вскрытие?
- Предварительно договорились на десять, - отозвалась Дана с недоумением наблюдая за действиями напарника. Он шустро скинул ботинки и теперь расстёгивал ремень. – Что ты делаешь, позволь узнать?
- Переодеваюсь, - ответил он, будто это была самая очевидная вещь на свете.
- А почему в моем номере?
- Потому что свой я еще не снял, - пояснил Малдер и спустил джинсы.
- И в самом деле, маленькие Санты, - прокомментировала Скалли, отворачиваясь к окну. В отражении на стекле было видно, как он натягивает новые джинсы. Дана задернула шторы.
- Звонила Молли, я сейчас к ней.
- Что там у нее? Новый шедевр? – Скалли постаралась беззлобно улыбнуться, но ее до боли задевало то, что Малдер посреди ночи срывается и едет к этой женщине.
- Завтра все расскажу, - он так тепло на нее посмотрел, с заботой сжал локоток и добавил: - Отдыхай. Спокойной ночи.

И забрав сумку вышел за дверь.
 
AelitkaДата: Вторник, 14.04.2020, 17:47 | Сообщение # 11
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Уэстбрук, городской морг
10:25 26.12.1999


Доктор Финч завязал за спиной фартук, опустил на лицо забрало медицинского щитка и взял в руки электрическую пилу. Видок у него был еще тот! Надо отметить, что местный судмедэксперт Карл Финч был мужчиной весьма зрелого возраста, добродушный, с неизменной озорной улыбкой на открытом и очень эмоциональном лице. Глаза всегда горели живым огоньком, создавая впечатление, будто он что-то задумал и жаждет сию же минуту воплотить. Сам об был весьма подвижным и активным, это становилось заметно через десять минут, проведенных с ним: он не по возрасту шустро перемещался по залу, попутно что-то восторженно рассказывая и живо жестикулируя в нужных местах. А его чуть взлохмаченная седовласая шевелюра без всяких масок и инструментов для расчленения делала его похожим на безумного доктора Эммета Брауна из известной трилогии. И вот в тот самый момент, когда доктор Финч завел пилу, в дверях секционной появился шеф Робертс.

- Ох, чтоб меня, - он не просто оторопел, а едва не вывалился обратно в холл, отпрыгнув назад.
- Майк, - Финч выключил пилу и приветливо махнул ею шефу Робертсу, - доброе утро.
- И тебе доброе, Джейсон Вурхиз, - заметив рядом с доктором Дану, он кивнул в знак приветствия, - агент Скалли. – Стараясь скрыть смущение и неловкость от своего не совсем геройского поведения при виде, как ему показалось, сцены из стандартного фильма ужасов, Робертс преувеличенно вальяжно прошелся до стола с трупом, пытаясь вспомнить, зачем он собственно сюда пришел и что хотел спросить. - Вы ее сейчас резать будете?
- Майки, - по-отечески тепло обратился Финч, - резать ты будешь индюшку на новогоднем столе, от шейки и до гузки. А мы проводим судебно-медицинскую экспертизу трупа.
- Безусловно. Я это и хотел сказать. – Потом словно вспомнив что-то развернулся к Скалли. – Да, кстати, агент Малдер просил передать, что встретится с вами позже, он поехал проверить недавние контакты жертвы. Мать рассказала о ее новых знакомых. Зацепка так себе, но проверить стоит. А у меня через полчаса допрос ее бывшего парня, так что, если будет желание, - он вновь нацепил свою обаятельную улыбку, - заходите в участок, поделюсь свежими сведениями.
- Спасибо за приглашение, - улыбнулась Скалли, понимая истинную причину этого предложения.

Вскрытие не дало никаких новых улик или толчков в расследовании: обезвоживание, пустой желудок, следы прижизненных пыток – ничего, что не было известно из прежних отчетов. Хотя это было ожидаемо. Скалли уже подходила к полицейскому участку, когда ее окликнул знакомый голос. Опасливо озираясь по сторонам, из-за угла телефонной будки выглядывал Кевин Майлз.

- Кевин? Что-то случилось? – Дана подошла к нему.
- Агент Скалли, - взгляд у него был еще более взволнованный, чем накануне, - удалось что-то выяснить при вскрытии?
- Простите, но я не могу разглашать эту информацию, - она хотела уйти, догадавшись, что он пришел спрашивать, а не рассказывать, но он схватил ее за руку.
- Я не застал агента Малдера, - объяснил он и, наткнувшись на ее хмурый взгляд, разжал пальцы. – Вы должны мне помочь, он снова убьет. Это парная жертва.
- Кто он? – требовательно спросила Скалли. – Что вам известно?
- Идемте к вам в номер, - он снова затравленно оглянулся. – Я все расскажу.
- Лучше в участок. Мы с шефом Робертсом во всем разберёмся.
- Нет! Только не к Робертсу. К нему нельзя, - взгляд Кевина сделался совсем безумным, он затряс головой. – Не доверяйте Робертсу. Никогда, - выкрикнул он и, развернувшись, зашагал прочь.
- Стойте, Кевин! – позвала его Скалли, но он лишь припустил бегом и скрылся за углом соседнего здания.

Кевин Майлз казался безумцем, потерявшим связь с реальностью чудаком, и все же в участке Скалли предпочла с настороженностью отнестись к шефу и повнимательней к нему присмотреться. И не задерживаться там дольше положенного. Потому изучив показания матери жертвы и ее бывшего парня, Дана поспешила вернуться в отель. Пока она была в участке, звонил Малдер, и они договорились пообедать в закусочной рядом с «Аркадией» и поделиться новыми фактами.

В номере Скалли уселась за ноутбук и принялась печать отчет о вскрытии, записанный на диктофон. Занятие весьма монотонное, а после бессонной ночи, проведенной в раздумьях об инциденте в шкафу и в накручивании себя по поводу того, чем занимается Малдер у ясновидящей, и вовсе усыпляющее. Помучавшись с четверть часа, Скалли решила сходить купить кофе.

В холле регистрационного офиса отеля располагалась целая батарея торговых автоматов. Выбрав нужный, Дана бросила монетку и ждала, пока приготовится ее бодрящий напиток, когда увидела рядом парня с огромной связкой ключей. Он открыл соседний автомат и принялся распихивать по полкам пакетики с какими-то крекерами. Поймав на себе ее взгляд, он улыбнулся.

- Вы кажется Алекс? – спросила Скалли, пытаясь сгладить любезной беседой такую оплошность, как пристальное разглядывание незнакомцев.
- Да? – удивился парень.
- Я видела вас вчера в участке, - пояснила Дана.
- Верно. Вы были с Майком, - вспомнил он ее. – Как ваше расследование?
- Потихоньку.
- Прикольный свитер, - улыбнулся он, указывая на Рудольфа, торчащего между створок пальто Скалли.
- Да, - смущенно отозвалась Дана, - утром по радио объявили о возможном снегопаде и даже буре, решила утеплиться.
- Это верно, - Алекс посмотрел в сторону панорамного окна холла, где виднелось темнеющее небо, - пока она набирает силу, но буря будет. – Закрыв витрину, парень виртуозно крутанул связку ключей на пальце и глянул на Скалли: - Одевайтесь теплее, у нас бывает очень холодно.
- Я заметила, - усмехнулась Дана и, забрав стаканчик, направилась в номер.

***

Допросив нового знакомого Элизабет Роук, который, как было понятно после пары минут общения, точно не был маньяком – уж больно пассивным, нерасторопным и неуверенным был паренек, да еще жил с родителями в свои почти тридцать лет, Малдер направлялся в отель. Но в его планы вновь вмешалось провидение в лице, а точнее в полотне, Молли Джонсон.

Она позвонила, сказав, что написала новую пророческую картину, только в этот раз голос ее был чересчур взволнованным, граничащим с истерикой. Малдер поторопился. Едва он вошел в гостиную ее дома, как взгляд тут же упал на мрачный портрет, выполненный в технике зловещего кубизма. Но пугала не сама картина, а то, что в обрамлении еловых веток на ней было изображено перекошенное страхом лицо его напарницы – Даны Скалли.
 
AelitkaДата: Вторник, 14.04.2020, 17:48 | Сообщение # 12
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Едва осознав увиденное, Малдер схватился за телефон, вышел на крыльцо, где мобильник смог поймать сеть, и набрал Скалли. Абонент не отвечал. Достал из кармана сувенирный коробок спичек из отеля, который прихватил сегодня утром просто так, на всякий случай. С обратной стороны был их номер телефона. Позвонил, попросил соединить с десятым номером – безрезультатно. Наконец, набрал шефа Робертса, тот ответил, что Скалли ушла из участка около часа назад, и больше он ее не видел.

Сбежав со ступенек, Малдер запрыгнул в машину и рванул в сторону отеля. Без явных фактов на руках он старался гнать от себя худшие мысли и продолжал надеяться, что Скалли не слышала звонка, потому что была в душе или вышла купить кофе. Остановив машину прямо напротив ее номера, Малдер заметил, что дверь приоткрыта. Он достал пистолет, снял его с предохранителя и осторожно подошел к номеру.

- Скалли? – позвал он, все еще надеясь услышать ее голос. В ответ тишина. Подтолкнув дверь плечом, он ворвался внутрь, быстро обшаривая комнату взглядом и дулом пистолета перед собой. В номере было пусто. Один из стульев опрокинут навзничь, покрывало на кровати помято и стянуто наполовину на пол, лампа на прикроватной тумбе повалена на бок. На рабочем столе открытый ноутбук, распахнутые папки с материалами дел и стакан с кофе. Малдер взял его в руку – еще теплый. Поставив его обратно, он выскочил из номера и осмотрелся по сторонам: по углам здания гостиницы были размещены камеры видеонаблюдения, направленные в центр парковки.

Малдер забежал в офис менеджера, вместо приветствия распахнул свое удостоверение и требовательным тоном попросил:
- Покажите мне записи с камер.
- Что? – опешил управляющий.
- У вас на фасаде две камеры видеонаблюдения. Мне нужны записи за последние полчаса.
- Так нет их.
- Как нет? – удивился агент, запихивая удостоверение обратно в карман.
- Да, уж почти год, как вышли из строя. Сначала одна, а через пару месяцев и вторая. Я говорил об этом хозяину, но он, видимо, не собирается тратить на них деньги.
- Агент Скалли, моя напарница из десятого номера, вы ее видели недавно?
- Да, она кофе покупала минут пятнадцать назад, - он махнул рукой в сторону автоматов.
- Что потом? – наседал на него Малдер.
- Потом ушла. Больше я ее не видел.
- К ней кто-нибудь подходил? Или может, пошел вслед за ней?
- Вроде, нет. Кажется, был здесь кто-то еще, может, кто из постояльцев. Я не знаю. Я не обратил внимания. Я регистрировал новых клиентов, супружескую пару.
- Ясно, спасибо.

Вернувшись в номер напарницы, Малдер снова позвонил шефу полиции.
- Робертс, бери своих людей, экспертов и дуй в гостиницу. Скалли пропала.
- Как пропала?
- Судя по всему, не по своей воле.

Через пять минут номер заполонили полицейские, словно рой пчел, они сновали повсюду, фотографируя, протоколируя, снимая отпечатки пальцев с каждой доступной поверхности.

- Ничего не трогать и не передвигать, пока это не будет сфотографировано. Мне важна каждая деталь, - заявил Малдер и подошел к Робертсу: - Мне нужен один журналист, чудаковатый парень. Зовут Майлз. Эм, - он нахмурился и, прищелкивая пальцами, пытался припомнить имя, - Билли… нет, Кевин. Да, Кевин Майлз. Срочно разыщите его.

Шеф Робертс с помощником странно переглянулись.
- Зачем он вам?
- Вчера он был у Скалли, заявил, что она может стать следующей жертвой. Вам что-то о нем известно?
- Да, чокнутый он, - пояснил Робертс. – Местный дурачок. Я задерживал его пару раз за незаконное проникновение на частную собственность – искал контрабандных кур на коровьей ферме. Но он безобидный. Помешан на разных теориях заговора, страдает от мании преследования, всех шугается. Трусоват он, в драку никогда не полезет. Не он это, - он кивнул на погром в номере.
- Где его найти? – спросил Малдер.

Через полчаса Малдер и Робертс с двумя офицерами приехали по адресу, по которому был зарегистрирован Кевин Майлз. Снаружи дом казался нежилым: облупившаяся краска, пара разбитых стекол, граффити на стенах. Внутри состояние было не лучше: пустые комнаты, захламленные лишь мусором на полу, жухлая листва по углам.

- Его здесь нет, - сделал вывод Робертс, выходя на улицу. – Больше никакой недвижимости за ним не числится.

Малдер задумчиво огляделся по сторонам, до ближайших соседей далековато, вряд ли они что-то знают о Кевине. Тут на глаза ему попался электрический столб. Присмотревшись, Малдер заметил, что от столба к дому тянется толстый кабель – оптоволокно.

- Если здесь никто не живет, - усмехнулся Малдер, возвращаясь в дом, - зачем здесь интернет?

Обнаружив место входа кабеля в дом, агент прошел вдоль пути его прокладки по стенам и остановился перед дверью в подвал. Все это время следовавшие за ним по пятам полицейские смотрели на него с недоумением и опаской.

- Нужно проверить подвал, - объяснил Малдер и, достав пистолет из кобуры, осторожно открыл дверь.

Внизу горел свет. Аккуратно ступая по скрипучим ступеням, он не знал, к чему готовиться, боялся предположить, что его ожидает впереди. К его удивлению там не обнаружилось ни расчлененки, ни пыточных орудий. Внизу была оборудована просторная жилая комната, своим скудным убранством напоминающая скорее келью монаха: узкая кровать, шкаф, обеденный стол с какой-то посудой и компьютерный стол с ноутбуком. Только вместо икон одна из стен была увешана газетными вырезками, статьями, фотографиями – все сведения, которые жилец смог найти по делу зимнего маньяка.

Малдер заметил на столе рядом с компьютером кружку чая, от которой исходил пар.
- Он здесь, - тихо бросил он Робертсу и внимательно просканировал комнату взглядом. Под кроватью его нет, а больше деваться некуда. Тут на глаза попался шкаф. Против воли взглянув на Робертса, Малдер усмехнулся и распахнул дверцу, мигом направляя туда пистолет.

- Нет-нет-нет, не стреляйте, - раздался истерический крик из шкафа. Трясясь всем телом, парень поднял руки вверх, а голову вжал в плечи, крепко зажмурив при этом глаза.
- Кевин Майлз? Не бойтесь, я агент ФБР Фокс Малдер.
- Агент Малдер? – парень открыл глаза, сморщил нос, поправляя очки, и вышел из шкафа, опасливо обходя незваных гостей по дуге. – Я вас искал.
- И вот я здесь, - ответил мужчина, убирая пистолет обратно в кобуру. – Что вам известно об агенте Скалли?
- Она не стала меня слушать. Да, она и не смогла бы понять. Она никогда не сможет понять таких, как мы.
- Это каких же? – уточнил Малдер.
- Просвещенных. Я знаю, что случилось с этими девушками, - Кевин указал на стену, словно алтарь увешанную фотографиями жертв. – Их принесли в жертву. Пророчества ацтеков гласят: Цицимитль ступит на землю, чтобы забрать мужей людских…

Устало потерев лицо ладонями, Малдер отвернулся от Кевина, понимая, что это очередной тупик. Скалли была права: он просто чудик, в чьей больной голове смешались ацтеки, маньяки, шумеры и правительственные шпионы. Малдер еще раз пробежал глазами по «памятной» стене и обратил внимание на фотографии, выделяющиеся среди остальных. В отличии от прочих, вырезанных из газет или распечатанных на принтере, пара изображений словно перекочевали сюда прямо из фоторамок на каминной полке. Он присмотрелся к статьям прикрепленным рядом, в них писалось об убийстве Сары Майлз. Малдер вновь обернулся к Кевину.

- Сара Майлз, Нью-Гэмпшир, девяносто седьмой, - припомнил он материалы дела. – Она была твоей сестрой?

Кевин притих. Кивнул пару раз головой и, сникнув, присел на кровать.
- Он забрал ее у меня.

Малдеру стало жаль этого парня. В отличии от остальных присутствующих, он мог понять Кевина, мог оценить всю глубину его боли – однажды он и сам потерял сестру. И это несчастье определило всю его дальнейшую судьбу, породило в нем эту одержимость пришельцами. И что самое забавное, для окружающих он был таким же чудиком, как этот бедняга Кевин. Для всех, кроме Скалли.

- Мне жаль, Кевин, - Малдер с искренним сочувствием похлопал его по плечу, - но мы его найдем, и он ответит за все.
 
AelitkaДата: Вторник, 14.04.2020, 17:49 | Сообщение # 13
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Малдер сидел в полицейском участке перед доской, на которой была собрана вся информация по Элизабет Роук и Дане Скалли: поминутные передвижения перед похищением, ветки знакомств и контактов – их ничто не объединяло.

- Почему он нарушил график? – раздраженно выкрикнул Малдер, вставая со стула и беспокойно прохаживаясь между столов.
- Что? – не понял Робертс.
- Он всегда похищает своих жертв за день или два до убийства. Почему сейчас он нарушил график? До Нового года еще пять дней.
- Да, в этот раз он поторопился, - задумался шеф.
- Или что-то заставило его поторопиться, - рассуждал Малдер. – Ему пришлось нарушить график, потому что у него не было иного выхода. Скалли узнала его, - торжествующе заключил он. – Она раскусила его!

Офицеры слушали его, открыв рот, и буквально ловили каждое слово.

- Фотографии, - воскликнул Малдер. – Где фотографии гостиничного номера?
- Вот, - услужливо сунул ему стопку один из копов.

Малдер тут же разложил их перед собой на столе, ища хоть какую-то подсказку. Скалли должна была оставить ему «хлебные крошки». Минут через пять он увидел это: фото в фото. Снимок из гостиницы запечатлел рабочий стол Скалли, на котором лежала фотография из одного из дел. На той фотографии были крупным планом отметины на шее жертвы, а рядом Скалли положила кольцо от жестяной банки колы. Действительно, синяки по форме повторяли это кольцо. А чуть ниже на фотографии с жертвой Скалли сделала заметку. Всего одно слово. Имя «Алекс» и вопросительный знак.

- Кто такой Алекс? – Малдер поднял глаза на Робертса.
- Какой еще Алекс? – не понял тот.
- Скалли кого-то подозревала, - он передал фотографию шефу полиции. – Кого-то по имени Алекс.
- Не может быть, - пробормотал Робертс, глядя на снимок в руках, и даже побледнел. Малдер вскочил со стула и шагнул к нему.
- Вы знаете, кто это?
- Алекс Доусон, мой приятель. Мы с ним в одной команде по хоккею.
- Ваш приятель? – Малдер сухо усмехнулся. – Может, вы его еще и покрываете, шеф Робертс? Поэтому его десять лет поймать не могут?
- Вы переходите границы, агент Малдер, - огрызнулся Майкл. – Я же сказал, приятели по команде. Мы с ним не лучшие друзья и секретами не делимся. Но эти чертовы кольца от банок. – Робертс огорченно покачал головой, будто ругая себя за то, что раньше не увидел сходства с отпечатками на шее жертвы. – У него их целая связка. Таскает на ключах вместо брелока. Говорит, талисман какой-то, на удачу.
- Что вы о нем знаете? – настойчиво спросил Малдер. – Рассказывайте все, даже самые незначительные детали.

Шеф Робертс рассказал, что Алекс приехал в их город не так давно, по весне, не то в марте, не то в апреле. Показался весьма веселым и добродушным парнем, они быстро сошлись на общей любви к спорту, но близко никогда не общались. Казалось, Алекс сторонился привязанностей, был самодостаточен и ни в ком не нуждался. Работал он в компании, поставляющей автоматы с едой. В обязанности Алекса входило обслуживать и пополнять эти агрегаты. О личной жизни и родственниках они никогда не говорили.

К тому моменту, как Робертс закончил делиться своими впечатлениями об Алексе, один из офицеров принес досье, которое удалось «нарыть». А было там немного, по одной простой причине – Алекса Доусона не существовало до марта 1999 года.

- Имя вымышленное, - расстроенно вздохнул Малдер. – Мы ничего о нем не знаем.
- Есть адрес, - офицер махнул в воздухе «досье».
- Ставлю сто баксов, что он там никогда не жил, - ответил Малдер. – У вас хотя бы есть его фото?
- В базе нет, - отчитался офицер с «досье».
- Кажется, нет, - ответил Робертс, - но я поищу.
- Дайте мне адрес компании, где он работал, - попросил Малдер, - а вы поезжайте, проверьте его квартиру, чем черт не шутит?

***

В офисе компании «ТейстиСнэк» об Алексе тоже ничего не знали. Работником он был хорошим, услужливым, не скандальным, а большего им и не требовалось. На сегодня он уже план выполнил, отчитался и уехал. Но к счастью, у них хотя бы нашлась его фотография – все служащие должны были фотографироваться на пропуск.

На обратном пути Малдер позвонил Робертсу. У того тоже новостей не было: если Алекс и объявлялся в квартире, то очень давно. Обыск ничего не дал. На вечернюю игру на стадион он не пришел. За неимением других вариантов, Малдер направился к Молли Джонсон.

На улице уже стемнело, шел снег. В добавок он был голоден и зол. Едва Молли открыла дверь, как он набросился на нее с расспросами.
- Молли, посмотрите внимательно на эту фотографию, - он продемонстрировал ей изображение, которое ему дали в торговой фирме. – Вы знаете этого человека?
- Нет, - испуганно отозвалась мисс Джонсон, не ожидавшая от него такого напора.
- Вы уверены? Вас должно что-то связывать.
- Нет, я никогда прежде его не видела.
- Молли, у вас начались видения девять месяцев назад, именно тогда в городе появился этот мужчина. Это не простое совпадение.
- Я не знаю его. Не знаю, почему мои видения связаны с ним, - оправдывалась она, едва не плача.
- Не знаете? Или не хотите говорить? А может, вы просто морочите мне голову? И вы были с ним в сговоре с самого начала?
- Что вы такое говорите? – задыхаясь от возмущения и невыплаканных слез, девушка попятилась назад. – Не стоило. Не стоило никому ничего рассказывать. Я знала, что никто не поверит, - причитала она, тряся головой.
- Простите, Молли. Простите меня за это недоразумение, - Малдеру стало стыдно за эту вспышку гнева. Сказывались усталость и волнение за коллегу. И угрызения совести. Как только он узнал от управляющего гостиницы, что разминулся со Скалли на каких-то пятнадцать минут, он место себе не мог найти. Это те самые пятнадцать минут, что он потратил на заезд сюда к его ясновидящей свидетельнице. Но Молли Джонсон ни в чем не виновата, он сам просил ее звонить после каждого видения, докладывать ему обо всем. Это только его вина.

Он осторожно подошел к девушке, медленно, чтобы не напугать, положил ладонь на плечо и приободряюще сжал.
– Помогите мне, Молли. Вы – моя последняя надежда. Он похитил мою напарницу, Дану Скалли. Вы знаете, что он делает с женщинами. Возможно именно в этот момент он душит ее или избивает. – Девушка поежилась и задрожала. – Помогите мне спасти ее. Она очень дорога мне.
- Я хочу помочь, агент Малдер. Но я не знаю, как.
- Постарайтесь увидеть, где он или где держит ее.
- Я не могу, я же объясняла вам – я не управляю этими видениями. Они приходят сами, когда им вздумается. Я не могу их провоцировать.
- Расскажите о своей матери, - вдруг спросил Малдер.
- Что? – Молли удивилась такой резкой смене темы. – Я ничего о ней не знаю, я же говорила вам, что выросла в приюте.
- Да, но вы никогда не пытались о ней что-нибудь разузнать?
- Пыталась, но… в архиве приюта случился пожар, и мое досье не уцелело.
- Что это был за приют?

Малдер чувствовал, что между Молли и убийцей есть какая-то связь. Вероятно, она кроется где-то в их прошлом. А он привык доверять своему чутью, оно еще никогда его не подводило. Следующим утром Малдер предложил Робертсу выделить несколько людей – максимум, который он мог себе позволить – и отправить их проверять отдаленные или заброшенные дома и фермы. Пока это лучшее, что они могли предпринять. А сам Малдер отправился в Вермонт в приют Святой Анны, специализированное учреждение для детей с нарушением психики.
 
AelitkaДата: Вторник, 14.04.2020, 17:51 | Сообщение # 14
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Приют Святой Анны
Тетфорд, штат Вермонт
11:15 27.12.1999


Заведующая приютом миссис Талли встретила Малдера холодно, с настороженностью отвечала на его расспросы об одной из бывших воспитанниц, и все ее ответы были по возможности лаконичны и сдержаны. По факту, она едва ли помнила Молли Джонсон, и ничего нового рассказать не смогла. С большим трудом, подключив все свое обаяние, Малдеру удалось выпросить встречу с работником архива.

Молодой парнишка, практикант, подтвердил опасения агента – действительно, случившийся семь лет назад пожар уничтожил половину файлов. Судя по записям прежнего архивариуса, папка Молли Джонсон восстановлению не подлежала.

- Агент Малдер, - позвал парень, видя, как мужчина устало и расстроено потирал глаза. – Недавно здесь на пенсию отправили одну медсестру, миссис Харпер. Бренда Харпер. Адреса ее не знаю. Она здесь кажется всю жизнь работала. Она знала все и обо всех. Уж точно побольше этого архива.
- Спасибо, - Малдер с благодарностью пожал парню руку и отправился к выходу, на ходу набирая номер информационного отдела Бюро.

Агент «на проводе» в течении пары минут предоставила ему всю необходимую информацию по Бренде Харпер, включая адрес и номер телефона. Через четверть часа Малдер остановился перед уютным маленьким коттеджем, который всем своим внешним видом выдавал в своих жильцах больших любителей праздников и украшений.

Рождественский венок на двери, еловые ветки, словно плющ, обвивающие перила крыльца, силуэтные рисунки на окнах, а лужайка – это целый отдельный мир. За невысоким белым заборчиком, разделенный каменными дорожками, словно на отдельные жилые районы, существовал сказочный город. На одной клумбе, ныне запорошенной снегом, стоял небольшой домик под охранной длинноногой цапли. На соседней рядом с парой зеленых елочек притаились светящиеся фигуры оленей, а чуть дальше выстроилось в ряд семейство гномов с лопатками и лейками – видимо, они тут заведовали по части ландшафта. Интересно было бы увидеть этот дом вечером, наверняка иллюминации тут хватило бы на целую улицу.

Миссис Харпер была не в пример гостеприимнее заведующей, пригласила Малдера в гостиную и угостила горячим шоколадом с домашним печеньем. Женщина буквально излучало тепло и доброту, сразу вспомнила Молли Джонсон и говорила о ней с любовью и некоторой тоской.

- Конечно, помню, - улыбнулась миссис Харпер. – Добрая девочка, отзывчивая. До сих пор не знаю, зачем ее к нам определили. На мой взгляд, она была совершенно здорова. Умная, рассудительная. Такая, знаете, твердо осознающая реальность.
- А что же врачи? – поинтересовался Малдер.
- А что они? Их дело лечить. Вот они и пичкали ее разными лекарствами. Казалось, ей от них только хуже становилось.
- А какой ей ставили диагноз, не помните?
- В том-то и проблема. Врачи никак не могли определиться с диагнозом. Одни ставили ей диссоциативное расстройство, другие склонялись к шизофрении. Но знаете, за то время, что она у нас провела, я не припомню за ней ни одного «эпизода».
- А до перевода к вам «эпизоды» были? – Малдер чувствовал, что истина где-то рядом.
- Случались. Так в ее истории болезни было записано. Да, и сама она бывало мне рассказывала.
- Что именно?
- Говорила, видения у нее случались. Женщину какую-то видела. И мальчика. Даже, говорит, казалось, будто она и есть тот мальчик и живет с мамой в каком-то доме. Она даже обстановку описывала мне, комнаты, да так подробно, прям с деталями, какие и не выдумаешь.
- А откуда ее к вам перевели? Где она до этого жила?
- Ох, - вздохнула женщина и, нахмурившись, приложила палец к губам, пытаясь припомнить. – Да, кажется из другого такого же приюта. Как бы не ошибиться. Давно это было.
- А город или штат не помните? – Малдер смотрел на нее с надеждой.
- Джонсон! – Воскликнула миссис Харпер и хлопнула себя ладонью по лбу. – Ну, конечно. Фамилию Джонсон тогда давали сиротам, воспитывающимся в приюте при монастыре святого Джона Евангелиста, что в Миннесоте. В городе… ох, да как же он… там тоже есть слово святой…
- Сент-Клауд? – предположил Малдер.
- Точно. Слышали о таком?
- К сожалению, да, - вздохнул мужчина. – А о ее биологических родителях что-нибудь знаете?
- Нет, - миссис Харпер покачала головой. – В ее сопроводительных документах не было этой информации.
- Ясно. И на том спасибо. Вы мне очень помогли.
- Передайте от меня привет Молли, - женщина взволнованно вздохнула и сжала ладонь Малдера, будто пытаясь через него послать свою глубокую привязанность своей давней воспитаннице. – Пусть звонит в любое время. Я буду ждать.

Перед обратной дорогой Малдер заехал в закусочную пообедать, сделал заказ и задумался. В голове потихоньку начинал складываться этот загадочный десятилетний паззл. Некоторых деталей по-прежнему не хватало, но общей картинки уже было достаточно, чтобы догадаться о нюансах. Оставалось составить правильный план действий.

Первым делом Малдер позвонил Робертсу узнать о результатах обхода домов. Шефу полиции похвастаться было нечем, но они усердно продолжали, не смотря на усилившийся снегопад.

Затем он набрал Молли Джонсон, узнал, когда она в последний раз принимала свои таблетки, наказал больше их не пить и вообще выбросить. Уверил, что она здорова и абсолютно не нуждается в них. Подробнее обещал все объяснить по возращении.

Наконец, он снова позвонил в информационный отдел Бюро и попросил соединить его с региональным отделением ФБР в Миннесоте. Звонок принял спецагент Тёрнер. Малдер, представившись, объяснил ему, что дело касается поимки серийного убийцы. Того самого, чьи подвиги начались в их штате десять лет назад, и теперь у агента Тёрнера есть шанс посодействовать его задержанию и прославиться на все Бюро. Убедившись, что агент воодушевился идеей, Малдер выдал ему указания: отправиться в монастырь святого Джона Евангелиста и выяснить всю подноготную про их воспитанницу Молли 1971 года рождения. Самое важное – узнать имена ее биологических родителей и брата. Про брата вообще постараться узнать, как можно больше.

Ну, а сам Малдер выдвигался обратно в Мэн, поближе к Скалли. В Вермонте тоже усиливался снегопад. Надвигающаяся буря вызывала у него дурное предчувствие.
 
AelitkaДата: Среда, 15.04.2020, 23:16 | Сообщение # 15
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Уэстбрук, штат Мэн
16:05 27.12.1999


Малдер только подъехал к дому Молли Джонсон и заглушил двигатель, как зазвонил мобильник. Агент Тёрнер оказался расторопным малым, и к делу подошел со всей ответственностью. Он выяснил, что девятнадцатого августа 1971 года в родовом отделении центральной больницы Сент-Клауда на свет появились шесть малышей. Четверо из них благополучно выписались и счастливо росли в своих семьях. Двое других – мальчик и девочка – двойня, родившаяся у Сары Кэмпбелл. Странно то, что документы она оформила лишь на сына – Мэттью Кэмпбелла. О дочери нет никаких записей. Вероятно, она и есть та самая девочка, что попала в приют. В монастыре остались лишь две монахини, что жили там в семьдесят первом. Он показал им фото Сары Кэмпбелл, но они не смогли ее вспомнить.

Об отце детей ничего не известно. Сара Кэмпбелл замужем никогда не была. По юности у нее было много приводов: наркота, грабеж, проституция. После рождения сына пыл поумерила, с наркотой завязала, работала официанткой, уборщицей, гладильщицей в химчистке, кассиршей в супермаркете. О ней ничего не известно с января 1989 года. Управляющий в супермаркете пытался выяснить, почему она не вышла на работу. Сын сказал, что она заболела, но с больничного она так и не вышла, в феврале сын занес им заявление об увольнение.

Что касается сына, Мэттью Кэмпбелл приводов не имеет, нигде не засветился. О нем тоже не слышно уже почти десять лет. Местонахождение неизвестно. «Известно, - подумал Малдер, - сегодня он здесь, в Уэстбруке. Но где именно?» Малдер поблагодарил Тёрнера за оперативность и посоветовал проверить дом Сары Кэмпбелл, а также любую собственность, что числится за ней или ее сыном.

Лишь убрав телефон в карман куртки, Малдер заметил, как темно стало в машине: снег плотным слоем облепил окна. Накинув капюшон, он вышел из машины и поспешил к дому, с наступлением сумерек заметно похолодало.

- Молли, выходит, последний раз вы принимали таблетки вчера вечером? – уточнил Малдер, сняв пуховик и устроившись на диване в гостиной.
- Да, - девушка, усевшись в кресле напротив, смотрела на него широко раскрытыми глазами, с изумлением и толикой надежды.
- Хорошо, - задумчиво ответил агент. – Знаете, сегодня я виделся с Брендой Харпер, сиделкой из приюта Светой Анны. Помните ее?
- Бренду? Конечно, - она так радостно улыбнулась, что Малдер неожиданно осознал, что за все это время не видел на ее лице даже намека на улыбку.
- Она считает, что вы никогда не были больны. И тут я с ней полностью согласен.
- Но… - Молли нахмурилась, видимо, пытаясь понять, как человека со всеми этими странными видениями можно называть здоровым.
- Послушайте, ваши видения – не результат болезни. Это своего рода телепатическая связь. Явление крайне редкое, но тем не менее встречающееся между близкими родственниками. Как правило, между близнецами.
- Что вы хотите сказать? – испуганно прошептала девушка.
- Молли, у вас есть брат, Мэттью.
- Нет. Нет-нет-нет, - она спрятала лицо в ладонях и истерично замотала головой. – Это не может быть он. Это не может быть он.
- Молли, - Малдер подошел к креслу, опустился на колени перед ней и сочувственно сжал ей предплечья, поглаживал, стараясь успокоить. – Простите, что я так обрушил на вас эту новость. Но мне нужна ваша помощь. – Она опустила руки и внимательно посмотрела на него. Малдер продолжил: - Я думаю, ваша связь действует, когда вы рядом. Скажем, в пределах города. Именно поэтому видения прекратились, как только вас перевели из приюта Сент-Клауда в Вермонт. И возобновились, когда Мэттью приехал в Уэстбрук девять месяцев назад. И я уверен, эта связь двухсторонняя. Вполне вероятно, что Мэттью даже не осознает, что транслирует вам свои мысли. Но и вы можете делать то же самое. Вы можете вызвать видения или послать свои мысли ему.
- Нет, не могу, я пробовала, я хотела вам помочь.
- Вы не могли, потому что нейролептики блокировали активность вашего мозга. Но вы уже почти сутки не принимали лекарства, и я хочу, чтобы вы попробовали еще раз. – Он протянул ей фотографию с пропуска Алекса. – Подумайте о нем. Постарайтесь увидеть, где он сейчас.

Молли взяла в руки листок с распечатанным на принтере изображением, провела пальцами по незнакомому лицу родного брата, вздохнула и закрыла глаза. Малдер поднялся и, чтобы не мешать ей, отошел обратно к дивану.

Вдруг Молли вздрогнула. Нахмурилась, веки подрагивали, глазные яблоки под ними бегали из стороны в сторону.
- Ночь… дом… желтый… церковь… столбы…

Девушка резко распахнула глаза и, задыхаясь, отдернулась назад, упираясь в спинку кресла.
- Я видела его, - она тяжело дышала, пытаясь унять волнение. – В зеркале. Он смотрел прямо мне в глаза. Он понял, что я была там.
- Успокойтесь, он вам ничего не сделает, я с вами. Молли, вы сможете нарисовать все, что увидели: дом, церковь, столбы? Постарайтесь указать максимум деталей, нам нужны любые ориентиры. Церковь – это уже хорошо. Сможете указать, как здания располагались относительно друг друга? Или относительно каких-то других объектов?
- Да, - девушка кивнула, улыбаясь. Казалось, сеанс удачной телепатической связи приободрил ее и придал сил. – Я, конечно, не сильна в картографии, но очень постараюсь.

Полчаса спустя картина, представляющая странное сочетание картографических схем и художественного изображения объектов, была готова. Свернув лист в рулон, Малдер предложил Молли поехать с ним в участок: там она будет все время под охраной, к тому же сможет дополнить «схему» при необходимости.

В участке шеф Робертс достал карты города и округа, повесил их на доске и все, собравшись вокруг них, стали искать места, подходящие под описание картины. Фермерский одноэтажный дом, рядом должны быть обширные поля и элеваторы для хранения зерна (которые Молли обозвала трубами), в небольшом отдалении с северной стороны должна быть маленькая церковь, возможно заброшенная.

Всеобщими усилиями отыскали три фермы, расположившихся неподалеку от церквей. Но лишь на одной их них стояли огромные зернохранилища. Ферма оказалась одной из самых удаленных, почти у самой северной границы города в окружении густого леса.

- Робертс, собирай группу, через пятнадцать минут выходим, - скомандовал Малдер.
- Нет, - ответил тот, виновато отводя взгляд.
- Что? – Малдеру в самом деле показалось, что он ослышался – иначе быть не могло.
- Не могу, выгляните в окно. Вполне вероятно, нам всем придется здесь ночевать. Ветер и снег настолько сильные, что даже по городу опасно передвигаться. А там, - он ткнул пальцем на обозначение фермы на карте, - поля-леса, там не то что дороги не чищены, там их попросту нет. В такую метель туда не добраться.

Малдер осмотрел лица присутствующих. Они смотрели на него с сожалением, но поддерживать не собирались. Они были солидарны со своим начальником и перечить ему не станут.

- Робертс, ты в своем уме? – набросился на него Малдер. – Ночью температура опустится до минус пятнадцати.
- Как только стихнет ветер, мы поднимем в воздух вертолет. Мы будем там в считанные минуты, - оправдывался шеф полиции.
- Да, к тому моменту Скалли превратится в ледышку, - прокричал Малдер ему в лицо, схватив за грудки. Офицеры дернулись, чтобы помочь своему боссу, но Робертс остановил их поднятой рукой.
- Агент Малдер, я вас понимаю. Поймите и вы меня: я не могу рисковать своими людьми.
- К черту! – Малдер отпихнул от себя Робертса и, развернувшись, стал собираться: накинул куртку, запихнул «карту» во внутренний карман, проверил обойму. – У меня седан. Дайте мне машину попроходимей.
 
AelitkaДата: Понедельник, 20.04.2020, 21:50 | Сообщение # 16
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Робертс не стал отговаривать Малдера, на деле он даже постарался получше снарядить его: выделил служебный внедорожник на шипованной резине и всучил рацию дальнего радиуса действия. Пожелал удачи и пообещал прийти на выручку, как только того позволят погодные условия.

Путь был нелегким. До окраины, где заканчивались плотно застроенные улицы и начинался пригород с разбросанными по территории фермами, при обычных условиях дорога заняла бы не более двадцати минут, теперь же Малдер продирался сквозь пургу и метель целый час. Видимость была нулевая – дальше капота лишь серое марево вихрем кружащего снега. Не видно ни обочин дороги, ни попутного, ни встречного транспорта – оставалось надеяться, что другие автомобилисты оказались благоразумны и остались дома.

Ехать по загородным дорогам оказалось еще труднее: ни фонарей, ни зданий по бокам в качестве ориентиров. Лишь загребая передним бампером снег с обочины, Малдер мог догадаться, что съехал на край трассы. Машина ползла со скоростью черепахи, а стрелки часов словно нарочно стремительно мчались вперед.

Малдера не отпускало недоброе предчувствие. По прогнозам сегодня обещали самую холодную ночь в этом году: температура опустится до минус пятнадцати градусов. Датчик на приборной панели уже показывал одиннадцать градусов ниже ноля за бортом автомобиля. Мэттью уже раз отступил от своего графика, похитив Скалли раньше на три дня. Что помешает ему сделать это снова? Снова отступить от привычного modus operandi и убить ее сегодня, когда сама погода будто бы благоволит ему?

Теряя терпение, Малдер жал на газ. Он не мог снова подвести свою напарницу. Он просто не простит себе, если снова опоздает на какие-то пятнадцать минут. Что если она там сейчас замерзает, а он плетется тут еле-еле? Но задевая сугробы по обочинам, он снова был вынужден сбавлять скорость, чтобы машину не развернуло.

Таким образом он проехал еще минут сорок, когда на очередном разгоне ему так не вовремя подвернулся небольшой изгиб дороги. Не успев затормозить, Малдер влетел в сугроб. Несмотря на то, что скорость была весьма небольшая, его довольно сильно тряхнуло и приложило головой об руль так, будто он въехал в бетонную стену.

Переносица ныла, в голове звенело, а в глазах двоилось. Пытаясь проморгаться, Малдер уставился перед собой, на какой-то миг теряя связь с реальностью. Гипнотизирующий хоровод снежинок на фоне черного небытия дарили ощущение умиротворяющего спокойствия и безмятежности, побуждая отдаться пантеистическому чувству своего единства с космосом.

Однако въедливая тревога и растущая озабоченность развеяли пелену созерцательной отрешенности, проясняя голову. Окончательно придя в себя, Малдер попробовал дать задний ход, но машина прочно засела в снегу. Не оставалось ничего другого, кроме как идти пешком. Судя по показаниям одометра, он уже проехал необходимый километраж, ферма должна быть где-то неподалеку. Водительская дверь не поддавалась, упираясь в сугроб. Малдер перебрался на пассажирское сидение, достал укатившуюся под лобовое стекло рацию, накинул капюшон и вышел наружу.

Ветер завывал, швырял горсти снега в лицо и норовил сбить с ног непослушного путника, осмелившегося бросить вызов разгневанной стихии. Но Малдер упорно шел вперед по заснеженной трассе, затем свернул на проселочную дорогу и, утопая по колено в снегу, направился в сторону перелеска, за которым, по его предположениям, скрывалась ферма.

Среди деревьев было тише, они самоотверженно брали весь удар бури на себя, заботливо укрывая заплутавшего скитальца своими кривыми голыми культями. У края рощицы Малдер остановился и осмотрелся: поляна была достаточно протяженной, в такую погоду конца ее видно не было, лишь поблескивающий вдали шпиль церквушки, однако в ширину она не выдавалась и упиралась в стену леса по обеим сторонам, который и защищал ее от ветра. Мело здесь значительно меньше.

В самом начале луговины слева стоял приземистый дощатый домик, в окнах горел свет. Справа от него стоял высокий амбар, а чуть поодаль небольшой сарайчик. Малдер намеревался прокрасться к дому и заглянуть в окно для оценки ситуации, как вдруг заметил движение справа. Из сарая вышла темная фигура, по походке больше похожая на мужскую, и, поплотнее заперев дверь, направилась в сторону дома.

Небольшими перебежками: от дерева к дереву, от куста к трактору, от трактора вдоль заборчика Малдер подобрался к сараю. Еще раз взглянув в сторону дома и убедившись, что никто сюда не идет, он открыл дверь и прошмыгнул в темное помещение. Внутри было тихо, пахло хвоей и сеном. Достав из кармана фонарик, Малдер едва успел его включить, как луч света тут же выхватил из мрака сжавшийся в комочек силуэт: полуобнаженная женская фигура, подтянув ноги к груди и сотрясаясь крупной дрожью, льнула боком к деревянному столбу-опоре по центру сарая.

- Скалли! – Малдер бросился к напарнице, на ходу расстегивая куртку, шустро скинул ее с себя и укрыл Дану. Обхватил ладонями ее ледяное лицо, снова позвал, и лишь тогда она приоткрыла глаза и, борясь с дрожащей челюстью, посиневшими губами прошептала: «Малдер». Он хотел помочь ей встать, но заметил, что ее обхватывающие столб руки сцеплены наручниками. Выудив из заднего кармана ключ, он расстегнул оковы и помог Скалли просунуть руки в рукава куртки. Застегнул молнию, затянул капюшон и усадил напарницу в углу сарая на кучу еловых веток.

- Жди здесь. Я скоро вернусь, - проговорил он, глядя в ее полузакрытые глаза и надеясь, что она в состоянии его понять. Затем встал, достал пистолет из кобуры, снял его с предохранителя и вышел на улицу.
 
AelitkaДата: Понедельник, 20.04.2020, 21:51 | Сообщение # 17
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Ночь встретила Малдера новым порывом ветра, насквозь пронизывающим толстовку, но мужчина не чувствовал холода. Адреналин, впрыскиваемый в кровь, разгонял ее по жилам в бешеном ритме, подогреваемый безудержной яростью, смешанной с пылающим чувством мести. Этот огненный коктейль не позволял замерзнуть и толкал на авантюрный риск, заглушая чувство страха.

Подобравшись к дому, Малдер отметил как бы между прочим, что он был белым, только казался желтым в теплом свете уличных фонарей. Первые два окна были зашторены, в третьем хорошо просматривалась кухня, но Мэттью Кэмпбелла там видно не было. Следом шла дверь, ведущая на кухню. Малдер осторожно повернул ручку — не заперто. Либо Кэмпбелл не подозревает, что кто-то его может здесь обнаружить, либо наоборот — готовит ловушку. Есть только один способ это выяснить.

Держа пистолет наготове, Малдер вошел внутрь, тихонько прикрыл за собой дверь и прислушался. Где-то в соседней комнате работал телевизор. Стараясь ступать бесшумно, он прокрался в холл, заглянул в гостиную и получил чем-то тяжелым по голове. Кэмпбелл его все-таки ждал. От удара Малдер упал на колени и выронил пистолет. Он тряхнул головой, пытаясь прийти в себя, но тут же повалился на бок от мощного пинка под дых.

- Я знал, что ты придешь, агент Малдер, - усмехнулся Мэттью, наблюдая, как мужчина, скрючившись на полу, зашелся кашлем. Пистолет отлетел под журнальный столик возле дивана, но Кэмпбелл, наслаждаясь своим превосходством и неуязвимостью, кажется, не торопился его забрать, продолжая сжимать в руке обрубок из поленницы. - Я видел тебя. Это было словно провидение. Предупреждение от высших сил. Чтобы я не затягивал с твоей напарницей.

- Это было не провидение, больной ты ублюдок, - процедил сквозь зубы Малдер, отдышавшись. - Тебя вычислила твоя родная сестра. - В глазах парня мелькнуло удивление, сменившись смятением.
- Бред какой-то. Нет у меня сестры. А ты мне зубы не заговаривай, федерал.

Малдер поднялся на ноги и шагнул назад, стараясь держаться на расстоянии от Мэттью.

- Ну, она тоже о тебе ничего не знала до сегодняшнего дня, - ответил агент. - Мать разлучила вас сразу после рождения. Тебя забрала себе, а дочь отдала в приют. Как думаешь, почему она так поступила? - Малдер продолжал постепенно отходить назад в сторону второго выхода из гостиной, а Мэттью неустанно наступал, тем не менее заинтересовавшись рассказом. Судя по взгляду, он еще не мог определится — верить ему или нет.
- Не знаю, ты ж у нас ищейка, вот и расскажи, что успел разнюхать.
- Признаюсь, у меня два предположения на этот счет, - лукаво ухмыльнулся Малдер. - По первому из них, она выбрала тебя, потому что любила больше.

Малдер самодовольно улыбнулся, заметив мелькнувшую гримасу ненависти и даже признаки отвращения в скривившихся на долю секунды губах парня. Наживка закинута верно. Он еще сдерживался, но уже был готов ее заглотить.

- По второму, к которому лично я склоняюсь, она больше любила твою сестру. Именно поэтому, пожелав ей лучшей участи, отдала в приют, где о ней заботились, кормили, одевали. Тебе же досталась мать наркоманка и шлюха. Тебе пришлось жить в грязи и нищете, денег вечно не хватало, мать злилась и винила во всем тебя, - Малдер бил «вслепую», надеясь на то, что Мэттью столкнулся с типичными невзгодами, выпадающими на долю детей из неблагополучных семей. Но либо он «бил» мимо, либо парень оказался крепким орешком — по-прежнему сохранял самообладание. — Тебе приходилось терпеть ее мужиков. – Малдеру было достаточно заметить малейшее изменение в выражении его лица — брезгливо сморщенный нос — и он с новой силой стал давить на «больную мозоль». – Много их было? Они били тебя? А может наоборот, пытались приласкать? Просили называть их «папочкой»?
- Мразь! - прокричал Мэттью, срываясь, и запустил в агента поленом. Малдер сумел увернуться и, выскальзывая в проход между гостиной и кухней, успел заметить, как Кэмпбелл нагнулся у дивана — полез за пистолетом. Малдер прошмыгнул на кухню, схватил первый подвернувшийся под руку нож и притаился за стойкой-островком.

- Малдер, - позвал парень, - куда же ты сбежал? Не оттягивай неизбежное. Здесь негде прятаться. – Его голос постепенно приближался. — Если хочешь, я предоставлю тебе выбор: умереть от пули или замерзнуть вместе с напарницей. На твоем месте я бы выбрал второй вариант, - усмехался парень, было слышно, что он крутит головой по сторонам в поисках беглеца. – Ты бы мог обнять ее перед смертью, прижаться к ее обнаженному телу. Сомневаюсь, что тебя хватит на большее. Говорят, на холоде все сжимается. Ты, кстати, успел уже ее чпокнуть? Обидно, если нет…

Малдер слышал его шаги совсем рядом с собой и решил действовать первым. Выглянув из-за угла стойки, он с размаху вогнал нож в ботинок Мэттью и, воспользовавшись его растерянностью, выбил из рук пистолет.

- Для социопата ты слишком много трепешься, - заметил Малдер и врезал ему посильнее, выбивая из него весь воздух. Метнулся за пистолетом, подобрал его с пола, но не успел прицелиться: Кэмпбелл выдернул из ноги нож и бросился с ним на врага. Малдер выскочил в холл, развернулся и, отступая назад, нацелился на вход кухни. Едва в проеме мелькнул Мэттью, Малдер нажал на курок. Выстрел — мимо, еще выстрел — и последовал оглушительный взрыв. Прежде чем мужчину откинуло ударной волной, он успел заметить, как Мэттью отшвырнуло мощной огненной вспышкой в сторону уличной двери.

Поднявшись на ноги, Малдер увидел, что всю кухню охватило огнем, и языки пламени начинали выбираться в холл, оттесняя его в сторону спальни. Вероятно, выстрелом он попал в газовый баллон, находящийся на кухне. Гораздо больше, чем причины взрыва, его волновало то, что стало с Мэттью Кэмпбеллом. Надо было выбираться из дома.

Малдер забежал в спальню и закрыл за собой дверь, надеясь хотя бы ненадолго сдержать пламя. У него с детства была паническая боязнь огня. В спальне было два окна. Подняв створку на одном из них, он уже собирался вылезать наружу, как вдруг взгляд наткнулся на шкаф. Второпях и не заботясь о порядке, он выпотрошил его содержимое, отыскав спортивное трико на флисе, свитер и шерстяные носки. Скинул вещи на кровать, завернул их в покрывало и, подхватив этот узелок под мышку, вылез в окно.

Первым делом Малдер обежал дом, чтобы посмотреть, что случилось с Кэмпбеллом. Часть стены была охвачена огнем, дверь и кухонное окно выбиты, осколки, щепки и погорелая утварь усыпали снег перед входом, но тела нигде не было. Подойдя ближе, агент разглядел кровавые следы, уходящие вправо к хозяйственным постройкам. Он перешел на бег. У самого сарая Малдер положил свой кулек на какой-то ящик и, покрепче обхватив пистолет, вошел внутрь.

В распахнутую дверь вместе с ветром и снегом пробивался свет уличного фонаря. Малдер увидел по центру Скалли в его красном пуховике, доходившем ей почти до колен. За ее спиной стоял Мэттью, приставив к ее горлу тот самый нож, что не так давно пригвоздил его к полу.

- Десять лет. Моя первая круглая дата. Это должно было стать праздником, - кричал он остервенело. - А вы все испортили, чертовы ублюдки. Вы не заслуживаете быстрой смерти. Я бы с наслаждением поиздевался над вами, мучил бы и истязал, пока вы сами не начали бы молить о смерти…

Он вдруг замолчал и, испуганно моргая, уставился в одну точку невидящим взглядом.
- Что… что это? - запинаясь пробормотал он. - Майк?
- Скалли, вниз, - скомандовал Малдер и, как только его напарница осела на землю, спустил курок. Кэмпбелл рухнул, как подстреленный олень. Малдер подошел, носком ботинка отпихнул нож в сторону и пощупал пульс. Мэттью был мертв. - Скалли, ты как? Не ранена?
- Холодно, - ответила она, все еще дрожа всем телом.
- Сейчас, - он помог ей подняться и опереться на столб. Сам подхватил Кэмпбелла за ноги и потащил наружу. На всякий случай, чтобы тот не потерялся, пристегнул его наручниками к металлическому столбу забора и взглянул в сторону дома — он уже целиком был охвачен огнем. С треском, заглушающим вой вьюги, пламя обволакивало крышу, разрывая ночную тьму своим золотистым сиянием, посылая в небо искры, которые, подхваченные ветром, уносились высоко в чернеющую синеву к своим сестрам-звездам.

Малдер хотел перенести Скалли в амбар — тот выглядел понадежнее, и казалось, там у них будет больше шансов пережить эту ночь и дождаться помощи. Но он стоял слишком близко к ферме, огонь мог в любую минуту перекинуться на него. Решив, что на безрыбье и сарай сойдет, Малдер подхватил оставленный на входе кулек с вещами и поспешил к Скалли.
 
AelitkaДата: Понедельник, 20.04.2020, 21:51 | Сообщение # 18
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Малдер вошел в сарай, поплотнее запер дверь, чтобы не поддувало, и бегло огляделся. На одной из потолочных перекладин болтался подвесной кемпинговый фонарь. Света от него оказалось не много, видимо, батарейки подсевшие, но и этого было достаточно, чтобы ориентироваться в помещении. Больше всего Малдеру приглянулся тот самый угол с еловыми ветками. Он еще подбросил туда пару охапок сена вдоль стены и принялся расстилать покрывало.

- Малдер, - стуча зубами, позвала Скалли. – Где Р-робертс и д-другие?
- Прости, если нарушаю твои романтические планы на этот вечер, но сегодня буду только я.
- Что? П-почему?
- Ребята подтянутся, как только прекратится снежная буря, - пояснил напарник. – Поэтому нам нужно продержать, как минимум до утра.
- Здесь?
- Увы, других вариантов нет, - Малдер пожал плечами, - в доме сейчас слишком жарко. Надеюсь, хоть часть этого жара доберется и до нас.

Он подошел к Скалли, приобнял и помог дойти до настила.
- Садись, я тут успел кое-что прихватить, - он усадил ее на покрывало и поочередно просунул ее ледяные ноги в штанины брюк, затем надел носки. – Так лучше?
- Одежда х-холодная, - все еще дрожа отозвалась Дана. Малдер закусив нижнюю губу задумчиво оглядел напарницу, прикинул что-то в уме и стал решительно раздеваться. Скалли вытаращила на него глаза, но не проронила ни звука. Малдер расстегнул толстовку и снял ее вместе с футболкой, оставаясь в одних джинсах. Взял прихваченный у Кэмпбелла свитер и накинул его на спину.

- Иди сюда, - потянулся он к молнии на куртке.
- Что ты делаешь? – все же спросила Скалли.
- Единственный способ согреть тебя – тело к телу, - пояснил Малдер и дернул бегунок вниз. – Ммм, кружевной, но не бордовый.

Скалли лишь глаза закатила в ответ на его усмешку, сил сопротивляться или возражать не было. Быстро, чтобы не дать ей еще больше замерзнуть, он надел ей на руки свою толстовку задом наперед, оставляя спину голой, и потянул за собой на их незатейливую лежанку. Малдер сел, облокачиваясь на стену там, где подложил сена, и накинул на плечи верхний край покрывала. Подозвал Скалли, усадил ее между ног, прижал спиной к своей груди и накрыл ее сверху своим пуховиком.

- Скоро отогреешься, - проговорил он, уткнувшись носом в ее макушку и крепче сжимая в своих объятиях, будто так можно было ускорить теплообмен.
- Спасибо, - тихо поблагодарила Дана.
- Не за что. Ты же знаешь, я всегда готов поделиться с тобой последней рубашкой.
- Нет, - она качнула головой. – Спасибо, что пришел. Что отыскал. Что снова спас меня.
- Разве мог я поступить иначе?

Скалли не видела его лица, но слышала, что голос стал серьезней. Конечно, он переживал, как и она каждый раз не могла место себе найти, стоило Малдеру влипнуть в очередную передрягу. Но вместе им всегда удавалось выбраться, выкрутиться, выжить. Его теплое дыхание над ухом согревало и посылало легкую волну мурашек по шее, даря чувство уюта и защищенности, и Скалли вновь обретала уверенность – они выкарабкаются и в этот раз.

- Держись, - прошептал Малдер, поглаживая ее ладонью вдоль ребер. – Я обещал твоей маме, что позабочусь о тебе. Я не могу нарушить слово. А Билл… Ты видела, каким взглядом он меня проводил? – Скалли улыбнулась, понимая, что он хочет развлечь ее шутливой беседой. – Если с тобой что-то случится, боюсь, он может учинить резню.

- Не обращай внимания, - усмехнулась Скалли. – У него гипертрофированный комплекс старшего брата, который лишь обострился после смерти Мелиссы.
- Я, как брат, понимаю его беспокойство, но и он мог бы постараться понять меня. Мне казалось, я уже успел доказать, что никому не дам тебя в обиду.
- А, кстати, как ты нашел меня? – Дана постаралась сменить тему. От его неумышленных признаний и рассеянных поглаживаний, ей казалось, она не просто согрелась, а уже горела огнем изнутри. Он наверняка ощутил ладонью, как колотится ее сердце, как часто стала вздыматься ее грудная клетка, но не подал вида.
- Как я и говорил с самого начала, Молли Джонсон была ключом ко всему, - ответил напарник, и Скалли вновь ощутила неприятный укол ревности.
- Надо же, - отозвалась она лаконично, боясь выдать себя голосом.
- Да. Но ты тоже оказалась права – ее никто не похищал, и у нее не было видений.

Скалли даже голову повернула, пытаясь заглянуть ему в лицо – неужели он не шутит?

- Это все телепатия, - пояснил Малдер.
- Угу, - Скалли вернулась в прежнее положение, посмеиваясь над собой – как она могла подумать, что он совсем откажется от паранормальных теорий.
- Этот маньяк Алекс Доусон, он же Мэттью Кэмпбелл – ее брат-близнец. Их мать была наркоманкой. Вероятно, какой-то из принимаемых ею препаратов оказал воздействие на развитие мозга эмбрионов, что в итоге привело к формированию телепатической связи между близнецами. Молли смогла залезть ему в голову и увидеть это место. Так я и нашел тебя.
- Что ж, видимо, я должна поблагодарить ее.
- Знаешь, - продолжал размышлять Малдер, - мне кажется, это она помогла нам расправиться с Мэттью. Она вновь влезла ему в голову, когда он удерживал тебя. У него был такой растерянный вид. Кажется, он увидел Робертса. Не самое лучшее зрелище перед смертью.
- И чего ты взъелся на Робертса? – засмеялась Скалли.
- Не знаю, о чем ты. – Скалли почувствовала, как он пожал плечами, и продолжил шутливым тоном: - Милый парень. Симпотяга. Спортсмен. Моложавая копия меня. Может поэтому ты на него запала?

Скалли фыркнула от неожиданности и поджала губы, чтобы не рассмеяться.
- Малдер, в отличии от тебя, я умею разграничивать работу и личные отношения, не западаю на фигурантов и не ночую у свидетелей.
- О, какая экспрессия! Скалли, - он склонился и проговорил, легко касаясь губами ее уха, - ты ревнуешь?
 
AelitkaДата: Понедельник, 20.04.2020, 21:52 | Сообщение # 19
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




- Еще чего! – порывисто ответила Дана, тем самым маскируя сбившееся от столь незначительной ласки дыхание. – Глупости какие, - добавила она, прочистив горло, и попыталась отодвинуться от него.
- И в самом деле, глупости, - согласился Малдер и притянул ее обратно к себе. – У тебя нет поводов для ревности. Молли вызывала во мне сугубо профессиональный интерес, как возможная жертва инопланетного похищения.

Скалли чувствовала, как у нее горят уши от смущения. Как удачно, что она сидит спиной к Малдеру. Все его высказывания по-прежнему были окрашены шутливыми интонациями, но Скалли догадывалась, что это лишь для того, чтобы дать ей видимость выбора: открыться или продолжать игру. Кажется, ее собственные чувства, которые она совсем недавно стала осознавать, уже не являлись секретом для ее напарника.

- Скалли, - вырвал он ее из размышлений, - а к какой категории ты относишь меня: рабочей или личной?

Вот оно. Время вышло. Пора принимать решение.

- Малдер, - она вновь хотела привстать и обернуться к нему, но он опять вернул ее на место.
- Не вставай, а то я замерзну.

Может, так оно и лучше: не видя его лица, она наконец наберется смелости поговорить откровенно. Она вздохнула поглубже и продолжила:
- Несмотря на то, что мы работаем вместе, я думаю, ты уже довольно давно относишься к той части моей жизни, что называют личной. Ты очень дорог мне. Ты – один из немногих людей, ради кого я готова рисковать своей жизнью. Ты – единственный на всем свете человек, кому я могу полностью и безоговорочно доверять. – Она почувствовала, как на этих словах он сильнее прижал ее к себе, крепче обхватывая ладонью ее бок. Она положила свою руку поверх его, сплетая их пальцы, и ощутила, как в глазах собираются слезы. – И мне страшно… при мысли… что с одним легкомысленным поступком… я могу это все потерять…

Он обхватил ее обеими руками, так крепко, как только мог, будто старался внушить ей, что он всегда будет рядом, что ей нечего бояться. Прижался щекой к ее уху и заговорил тихим голосом:
- Знаешь, я тут подумал: мы с тобой уже как пара. Только по какой-то собственной глупости и недопониманию остаемся без увлекательных привилегий. – Он почувствовал, как она усмехнулась. – Нет, серьезно, смотри сама. Мы почти все время проводим вместе: на работе, иногда вне ее. Мы ни с кем не встречаемся, и, как выяснилось, ты ревнуешь, стоит мне только посмотреть на другую женщину, - Малдер улыбаясь привел очередной аргумент, намерено умолчав о своей реакции на Робертса. – Мы дорожим дружбой и доверием друг друга. И мы с тобой ближе, чем некоторые супруги на пике своей семейной жизни. Скалли, я думаю, твои страхи несколько преувеличены. Поверь в нас.

Она развернулась вполоборота в его руках, в этот раз он не стал ее останавливать. Ей нужно было увидеть его, заглянуть ему в глаза, чтобы убедиться, что все это правда. Он смотрел на нее открыто, с непривычной робостью во взгляде, и ей захотелось успокоить его, развеять тревоги, потому что истина всегда была рядом – он нужен ей. Она коснулась рукой его щеки и нежно погладила, вдруг почувствовав, что ей позволено это сделать, не украдкой, воровато пряча взгляд, а откровенно, вкладывая в этот жест все свои невысказанные эмоции.

Она заметила, как его взгляд опустился на ее губы, и повторила за ним. Скалли впервые по-настоящему задумалась над тем, каково это целовать своего напарника, и тут же пришла приятная мысль, что она это сейчас узнает. Но в этот момент тишину нарушил треск откуда-то из нутра куртки.

- Что это? – вздрогнула Скалли.
- Рация, - улыбнулся Малдер и полез во внутренний карман.

«Малдер… Агент Малдер…» доносилось из рации вперемешку с шумом и треском эфира. И затем над головой где-то на недоступной взгляду высоте застрекотал вертолет.
 
AelitkaДата: Понедельник, 20.04.2020, 21:53 | Сообщение # 20
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




- Ты еще спрашиваешь, чего я на него взъелся? – Малдер иронично улыбнулся и, бросив последний тоскливый взгляд на ее губы, стал подниматься. – Давай собираться, Скалли. Сейчас нас спасать будут.

Малдер помог напарнице переодеть толстовку как положено, сам натянул через голову казенный свитер, и, прихватив рацию, вышел на улицу сориентировать Робертса. Было ранее утро, начало пятого, до рассвета еще больше двух часов, поэтому окрестности по-прежнему освещались лишь уличными фонарями, да прожектором спасательного вертолета. Пожар потух, оставив лишь тлеющие руины от некогда уютного домика, воздух был пропитан гарью и мерзким запахом жженной пластмассы. Амбар уцелел, хотя огонь все же лизнул его в бок и обуглил край крыши. На открытое пространство перед ним как раз и планировал сесть вертолет.

Снегопад прекратился, но ветер еще давал о себе знать редкими, но резкими порывами. Поежившись, Малдер поспешил обратно в сарай, подальше от вихрей, поднимаемых лопастями вертушки. Скалли сидела, завернувшись в покрывало, рядом лежал пуховик.

- Ты со мной или останешься? – спросила она, поднимаясь.
- Останусь, надо закончить дело, - Малдер накинул куртку и подхватил Скалли на руки.
- Что ты делаешь? – удивилась Дана. – Я уже в состоянии идти.
- Ты в одних носках, а там снега по колено.

У вертолета он передал ее в руки медиков, крепко сжал ее холодные пальцы на прощание и отступил на несколько шагов, поближе к группе Робертса, пока вертолет взлетал. Вместе с шефом полиции по воздуху прибыли двое экспертов и двое офицеров, остальные должны подтянуться в течение часа на машинах.

- Как она? – озабоченно поинтересовался Робертс, едва стих рокот от винтокрылой машины, который трудно было перекричать.
- Будет в порядке, - хмуро ответил Малдер, все еще осуждая Робертса за его решение об отсрочке, и кивнул головой в сторону сарая, давай шефу полиции знак следовать за ним. У забора они нашли и отстегнули от столба Кэмпбелла с пулей во лбу, изучили с экспертами сарай, прошлись по пепелищу с торчащими из земли обугленными головешками вокруг закопченной кирпичной кладки камина.

Отряхивая руки, Малдер с Робертсом перешагнули через остов, оставшийся после пожарища, вышли на чистый снег и стали аккуратно раскладывать поверх расстеленной клеенки найденные в руинах улики. Металлический коробок, припрятанный в комоде, сумел сохранить все собранные маньяком трофеи. Здесь были украшения и личные вещи его жертв, о пропаже некоторых уже заявляли родственники, другие только предстояло опознать. Малдер заметил среди них знакомую вещицу и после того, как эксперт сделал фото, забрал ее и сунул в карман джинсов.

К тому времени подъехали еще три внедорожника, груженные полицейскими. Они оцепили место преступления, получили указания и рассосались по территории. Малдер как раз рассказывал Робертсу о перестрелке с Кэмпбеллом, когда со стороны леса послышался лай. Агент обернулся – на него из темноты огромными скачками неслась здоровенная псина.

- Бакс, - рявкнул сурово Робертс, - сидеть!

Пес резко остановился, замер словно вкопанный в паре метров от Малдера и, аккуратно подобрав под себя задние лапы, послушно сел. Робертс подошел к собаке, почесал ее за ухом, сканируя взглядом полосу леса, и, проследив за его взглядом, Малдер заметил неуклюже бегущего к ним человека. Он спотыкался, падал в сугробы, шустро поднимался и снова бросался вперед. Робертс кинул осуждающий взгляд на группку офицеров, посмеивающихся над нелепым бегуном, на что они стали оправдываться:

- Мы нашли на дороге брошенную машину, надо было проверить след.
- Наш стажер, - пояснил шеф полиции Малдеру, - старички любят над ним пошутить.
- Беспощадный северный юмор, - прокомментировал агент и занялся уликами.
 
AelitkaДата: Среда, 22.04.2020, 18:46 | Сообщение # 21
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




Квартира Даны Скалли
Джорджтаун, округ Колумбия
23:00 31.12.1999


Скалли сидела на диване, удобно устроившись перед телевизором с бокалом красного вина. На экране мелькали кадры старого черно-белого фильма, но Дана не следила за сюжетом, прокручивая в голове недавние события.

Сегодня у нее был насыщенный день: куча посетителей и поздравлений. С утра заходили с визитом «Одинокие стрелки», справились о ее здоровье, поздравили с наступающим, вручили подарки. Оказывается, они узнали о происшествии от своего коллеги из мэновского ежемесячника «Глас Дике» – теперь Скалли стало ясно, откуда Кевин Майлз черпал свои сведения о ней и Малдере.

Чуть позже звонил Скиннер, спрашивал о самочувствии, порадовался, что ее уже выписали, и предложил взять еще несколько дней на отдых, для восстановления сил. Разумеется, Скалли отказалась, заверив руководителя, что полностью поправилась и готова вернуться на службу. Нет, в отличии от напарника зависимости от работы она не испытывала, и не грезила, как некоторые карьеристы, что за трудоголизм и старания непременно последует награда. Она умела расставлять приоритеты в зависимости от ситуации и уделять должное время и внимание тем целям, что требовали этого в первую очередь. Просто в данный момент она чувствовала себя потерянной. Неопределенность последних дней давила на нее и угнетала, и ей хотелось вернуться назад, туда, где все было ясно и недвусмысленно.

В обед заезжали родственники. Брат еще вчера настоял, чтобы самому забрать ее из больницы, и сегодня приехал навестить вместе с мамой. Он взял с собой супругу Тару и малыша Мэттью, последнего Скалли была особенно рада видеть. Мама с невесткой наготовили и привезли с собой кучу блюд, так что обед неожиданно стал праздничным. Вдобавок Скалли приятно удивило поведение Билла – он был услужлив, внимателен и ни словом не заикнулся ни о Малдере, ни о событиях, из-за которых она оказалась в больнице. Дана была ему за это благодарна, потому что говорить о напарнике ей сейчас было нелегко.

После тех событий в Мэне они виделись всего один раз – он навещал ее в больнице. Визит его был недолгим, и их ни на минуту не оставляли наедине. И хотя мама пару минут поболтав с Малдером и поблагодарив его за спасение дочери, все же вежливо удалилась, Билл сычом продолжал кружить по палате, создавая вид какой-то деятельности, и с преувеличенным интересом расспрашивал напарника сестры о расследовании. Словом, ругаться не лез, но и поговорить не дал. Малдер смекнул и упрямиться не стал, сказал, что дело благополучно закрыли, Скиннер доволен, вещи ее он из гостиницы забрал и завез к ней домой, а Робертс передавал ей привет. Затем замялся на мгновение, видя ее многозначительный взгляд, снова сжал в руке ее кисть и улыбнувшись сказал: «Поправляйся, Скалли». И ушел.

События трехдневной давности, затянутые страхом и бессилием, стрессом и напряжением, затуманенные успокоительными и больничной умиротворенностью казались нереальными, будто обрывки недавнего сна, когда уже трудно припомнить детали, но еще держится ощущение значительности происходивших там событий, а душу рвет непонятная тоска.

Дана сделала глоток вина в безуспешной попытке развеять так некстати навалившуюся на нее меланхолию, когда стук в дверь известил ее об очередном госте. Вероятно, последнем в этом году.
 
AelitkaДата: Четверг, 23.04.2020, 21:44 | Сообщение # 22
• Work in progress •

Группа: FanfictionGroup
Сообщений: 8405


Статус:




На пороге стоял Малдер. Скалли не была удивлена, она догадывалась (и очень надеялась), что он зайдет.

- Привет, - она постаралась по возможности скрыть и радость, и волнение, охватившие ее при виде напарника. Она понимала, что для них уже нет пути назад, оставалось только двигаться вперед навстречу неизведанному. И все же эта затянувшаяся недоговоренность омрачала волну приятного предвкушения. – Проходи.
- Как себя чувствуешь? – Малдер перешагнул через порог, но далеко не пошел, остановился перед диваном, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.
- Хорошо. – Она закрыла дверь и, украдкой бросив взгляд ему в спину, направилась в гостиную, обходя его по небольшой дуге. Казалось, оба ощущали присутствие в комнате того самого «слона», но никто не решался заговорить о нем первым. – Как у тебя дела? Давно с тобой не виделись.
- Да, Скиннер требовал закрыть дело до нового года, пришлось посидеть над отчетами.
- Удачно?
- Вполне, Мэттью Кэмпбелл посмертно признан виновным по двадцати одному эпизоду преступлений, из них двадцать – это обвинения в убийстве и один – покушение на жизнь федерального агента. Найденных в доме улик хватило, чтобы связать его со всеми его жертвами.
- Двадцать убийств? – переспросила Дана.
- Да, агент Тёрнер из Миннесоты провел тщательный обыск в доме Сары Кэмпбелл, матери Мэттью. Ее труп обнаружили в амбаре за домом. Гистологический анализ останков показал, что она умерла более десяти лет назад от гипотермии. Мать стала его первой жертвой, пробой пера. По словам Тёрнера, она была раздета до нижнего белья и связана бельевой веревкой. Он оставил ее в амбаре и закидал еловыми ветками. Потом отнес в универмаг, где она работала, заявление об увольнении, написанное от ее лица, и затаился до следующего Рождества.
- Известно, почему он это сделал? – Скалли была в шоке от его рассказа.
- Тёрнер говорит, амбар был похож на жилую комнату: в углу оборудована кровать из досок и сена, застеленная грязными покрывалами, на стенах старые выцветшие плакаты молодежных кумиров, кое-где даже детские рисунки, сделанные карандашами и мелками. Соседи говорят, мать лупила сынка по чем зря, выгоняла из дома, особенно, когда мужиков приводила. Он мог ночевать в амбаре и в жару, и в холод. Видимо, повзрослев, он задался вопросом – тварь он дрожащая или право имеет.
- Хорошо, что все закончилось, - Скалли передернуло от воспоминаний об этом человеке.
- Да, пожалуй, не самая лучшая тема для вечера в канун нового года.

В этом Малдер был прав – тема совсем неудачная, но зато безопасная: работа была их общим делом, она их объединяла, помогала избежать неловкого молчания.

- А я ведь задолжала тебе подарок, - улыбнулась Скалли.
- А я уж боялся, что ты забыла, - одна из привычек Малдера – снимать напряжение шутками.

Скалли подошла к небольшому столику сбоку от дивана, взяла что-то с него и, спрятав руки за спину, вернулась к напарнику. Малдер машинально обратил внимание на расположение презента – рядом, под рукой, будто она ждала его.

- Не так давно я узнала, что ты большой фанат бейсбола. Не знаю, насколько ценным для тебя окажется этот подарок, но, когда я его увидела, сразу подумала о тебе. – Скалли протянула ему руку, где на раскрытой ладони лежал потрепанный бейсбольный мяч. На его посеревшем затертом боку красовался автограф игрока.
- Не может быть, - от волнения у Малдера даже голос сел. Он вертел мяч в руках, словно не веря, что он настоящий. – Джош Эксли. Как… Откуда он у тебя?
- От соседки. – Видя непонимание во взгляде напарника, Скалли пояснила: - Пожилая женщина из соседней квартиры попросила меня помочь ей собрать вещи для переезда. Я наткнулась на коробку с разным бейсбольным инвентарем, оказывается ее муж был большим фанатом, а этот мяч улетел на трибуны во время игры, и он его поймал. По ее словам, он тогда был стажером обозревателем в какой-то газете, писал спортивный репортаж.
- В сорок седьмом. В Розуэлле, - глаза Малдера блестели от восторга.
- Только не говори, что это как-то связано с «Розуэлльским инцидентом».
- Напрямую, Скалли. По словам Артура Дейлса, Джош Эксли, лучший игрок «Розуэлл Грейс», был одним из пришельцев, находившихся на борту НЛО, упавшего там в 1947 году.
- То есть с подарком я угадала, - губы Скалли растянулись в кокетливой улыбке.
- Более чем, - он смотрел на нее с благодарностью и обожанием. – У меня тоже для тебя кое-что есть.
- Еще один свитер с оленем?
- Если он тебе так понравился, обещаю, обязательно подарю еще один такой же. Но не сегодня.

Он достал из кармана тоненький золотой крестик на цепочке. Тот самый, что она носила не снимая с пятнадцати лет, когда мама подарила ей его на Рождество. Тот самый, что Кэмпбелл сорвал с ее шеи в качестве сувенира. Скалли развернулась к Малдеру спиной и чуть наклонила голову вперед, чтобы волосы не мешали ему застегнуть цепочку.

- Спасибо, - прошептала она, прижимая крестик ладонью к груди и выражая взглядом истинную глубину своей благодарности, которую трудно было передать словами. И Малдер это понимал.

- Знаешь, я последние пару минут отчаянно пытаюсь придумать повод остаться.
- И?
- Единственная причина в том, что я просто не хочу уходить.
- Выпьешь чего-нибудь? – поинтересовалась Скалли и указала гостю на вешалку для верхней одежды. Пока Малдер снимал пальто, она перебрала имеющиеся у нее напитки.

- Есть Каберне-совиньон, Джек Дэниэлс и Черный Сомбреро.
- Сомбреро? – удивился Малдер.
- Да, бутылка текилы, которую мне сегодня подарил Фрохики.
- Серьезно? Коротышка хочет тебя споить?
- И в самом деле, странный подарок, - нахмурилась Скалли.
- Если подумать, все логично. В октябре вся их компашка была на какой-то научной конференции, которая базировалась в престижном отеле. Так что не трудно догадаться, откуда ноги растут у этого «сомбреро». – Малдер заметил одиноко стоящий бокал с красным вином на столе перед диваном. – Мне то же, что и тебе.

Потягивая маленькими глотками вино, Малдер устроился на диване рядом с напарницей. Фильм прервали, и сейчас велась прямая трансляция с Таймс-сквер, где толпа заняла всю 52-ю улицу. Люди пришли целыми семьями, с детьми, внуками. Они в радостном предвкушении веселились, пели, а затем все хором вели обратный отсчет. И вот момент настал – во весь экран высветились цифры «2000», а затем зазвучала музыка, засверкали бенгальские огни и фейерверки, люди стали обниматься и целоваться.

Малдер отставил в сторону свой бокал и посмотрел на Скалли. Почувствовав на себе его пристальный взгляд, она перевела дух и обернулась. Видно было, что она немного взволнована, но ее робкая улыбка говорила о том, что решение уже принято. Он осторожно положил ладонь на ее щеку и, больше не колеблясь ни секунды, наклонился и поцеловал ее. Сначала это было лишь пробное прикосновение к губам, но почувствовав, что она отвечает ему, тянется к нему, он углубил поцелуй, скользнув рукой с ее щеки на затылок, запуская пальцы в копну ее соблазнительно-рыжих волос.

За окном громыхал салют, кричали, свистели, пели прохожие, преисполненные всеобщей радостью от того, что им посчастливилось жить в этот уникальный момент, на рубеже новой эры, что они стали свидетелями смены тысячелетия. А в это время в квартире номер 35 мужчина и женщина преодолевали свой рубеж, отбросив страхи и сомнения.

- Ну, конец света не настал, - лукаво ухмыльнулся Малдер, отрываясь от губ Скалли и тяжело дыша. Она засмеялась, понимая всю двусмысленность фразы, и поймала взгляд напарника: его глаза без слов говорили с ней о нежности и любви. Притягивая ее к себе, он решил рассказать о том же самом губами, и снова без слов. Малдер где-то слышал про поверье, мол, как новый год встретишь, так его и проведешь. Что ж он намеривался встретить этот год в объятиях Даны Скалли, даря ей ласки до самого рассвета.
 
Twilight Russia. Форум » Fanfiction » Разминка для ума » Архив марафонов » Аноним 2 (FoxyFry)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:


Тайна семьи Свон