Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4859]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14617]
Альтернатива [9074]
СЛЭШ и НЦ [9136]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4490]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Основы пикапа от Эдварда
Мог бы новый день в школе стать ещё хуже, чем предполагалось? Оказалось, что да.

The Falcon and The Swallow
Белла начинает привыкать к Берлину – городу, в котором оказалась из-за неразделенной любви и работы – во многом благодаря внезапному знакомству с Эдвардом, чей интерес и ухаживания оказываются взаимны. Но как только Белла решает рассказать о своем новом возлюбленном Элис, лучшей подруге, их с Эдвардом история становится в разы сложнее. Ведь и Элис, и Эдвард уже много лет знают друг друга.

Мухи в янтаре
Что есть любовь? Это привычка быть рядом с человеком, с которым тебя связывает слишком многое? Или это желание заполучить недоступную цель? Случайным попутчикам повезло выяснить, является ли любовью то, что они испытывают.
История двух запутавшихся людей.

Перстень Зимы
Не бери чужого, счастья оно тебе не принесет.

Dracolis
Драко — один из солистов популярной рок-группы. После того как уходит из жизни дорогой ему человек, Малфой в течение нескольких месяцев не может прийти в себя. Остальные участники Dracolis, заботясь о товарище и будущем группы, пытаются что-то изменить. Гермиона Грейнджер появляется на горизонте неожиданно... никто из ребят не знает, насколько непростое прошлое связывает Драко и Гермиону.

По велению короля
Небольшое затерянное в лесах графство лишь однажды привлекло к себе высочайшее внимание – когда Чарлз Свон, будущий граф Дуаер, неожиданно женился на племяннице короля...

Итака - это ущелья (Новолуние Калленов)
После того, как Каллены оставили Форкс и переехали в штат Нью-Йорк, Карлайл борется за сохранение своей семьи - боль Эдварда угрожает разлучить их. Итака - это история о стремлениях сына, любви отца и уникальной семьи, изо всех сил пытающейся поддерживать их обоих…

Edward's eclipse
Для истинных фанатов Эдварда. Полное проникновение в глубины сердца, ума и души любимого Эдварда Каллена, попавшего в водоворот событий "Затмения".



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6711
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Бывшие. Глава 19. Откровения

2021-5-7
14
0
Злость. Отчаяние. Беспомощность и ярость. Испытывала ли я когда-нибудь все эти чувства разом и с такой интенсивностью? Я не могла припомнить. Вряд ли в тот момент я вообще была в состоянии вспомнить хоть что-нибудь из прошлой жизни. Перед моими глазами все плыло. Руки с силой сжимались в кулаки, а внутри разгоралась такая отчаянная жажда крови, что я всерьез испугалась возможности совершить насилие. Мне хотелось крушить, ломать все вокруг, сжигать мосты, убивать. Мне хотелось выбить из стоявшего напротив меня человека всю его самоуверенность. Мне хотелось стереть с его лица его всезнающую улыбку. Мне хотелось, чтобы он никогда, никогда больше не смел появляться на моем пороге и иметь наглость заявлять свои права на меня.
- Я тебя ненавижу, - с жаром выдавила я. – Как ты смеешь приходить ко мне сейчас, спустя пять лет и говорить мне, как ты хочешь все исправить? Пять. Долбанных. Лет. Я убью тебя!
И, как если бы физическое насилие могло облегчить мою боль, со всей отчаянной силой, с беспомощной яростью и ненавистью, бурлившими внутри меня, я обрушилась на единственного в мире мужчину, который был способен вызвать во чувства такой силы – на моего бывшего мужа.
Когда мой кулак впервые ударил его в грудь, Эдвард даже покачнулся, а мои пальцы пронзила резкая боль, отчего у меня на мгновение потемнело в глазах, но я не остановилась, а он не остановил меня. И, наверное, именно его смирение, его готовность принять всю силу моей злости позволили мне окончательно слететь с катушек. Будто реальный мир перестал существовать, и все, что мне оставалось делать – это молотить кулаками по груди Эдварда, по его рукам и животу, чтобы выплеснуть всю боль, и обиду, и отчаяние. Чтобы найти себя. Чтобы выжить. А он только чуть отклонял голову, когда мои кулаки поднимались выше, безропотно принимая удары и молча ожидая, когда бурлящая во мне ярость уляжется.
Я отдавала себе отчет, что в этой буре была не только злость на Эдварда. На его самоуверенность, на его гордость, на его наглость. Здесь была злость и на меня саму. На поступки. На стечения обстоятельств. На судьбу, которой было угодно, чтобы я в одночасье потеряла ребенка и мужа. Эмоции, которые я так долго держала внутри, прорвали шлюзы, и я не могла, просто не могла остановить то, что так долго было спрятано под замок.
- Ненавижу тебя, ненавижу, - повторяла я без остановки.
О, да, я ненавидела Эдварда. Но кровь бурлила в моем теле, подгоняемая не только ненавистью. Мне так хотелось продолжить драться, сцепиться с ним… Прижаться к нему. Внезапно в моей голове возникли непрошенные и нежданные картинки темных ночей и смятых простыней. Мимолетных свиданий, голодных поцелуев, судорожных объятий… Мой пульс вновь участился. А понимание того, что я совершенно не способна контролировать физическую реакцию своего тела на бывшего мужа только сильнее распалило гнев.
И я била его, царапала, кусала. Я обзывала его самыми грязными и обидными словами, которые могла придумать. А он все стоял и молчал, давая мне возможность выплеснуть тоску, негодование, фрустрацию, только в темных глазах плескалась мука и горечь, которые, мне казалось, не имели ничего общего с физической болью, причиняемой мной.
Я не знаю, сколько времени продолжалась эта битва. Мне кажется, довольно долго. Потому что костяшки моих пальцев болели, а кулаки то и дело сводило от напряжения. Да из горла все чаще вырывались не обидные слова, а судорожные всхлипы, грозящие перерасти в настоящую истерику.
И когда я почувствовала, что силы уже на исходе, что злость утихает, а на ее место приходят тоска и печаль, я услышала тихий голос Эдварда:
- Достаточно.
Он уверенно сжал в своих руках мои запястья, предотвращая очередной, уже достаточно слабый, удар по своему телу. Только сейчас я с изумлением почувствовала, что меня всю трясет и оковы его теплых пальцев приносят с собой неожиданное спокойствие и теплоту.
Наши глаза встретились. В его взгляде было столько участия и понимания, что меня охватило отчаяние от собственной несдержанности. О, этим всплеском эмоций и судорожным бормотанием я рассказала ему куда больше, чем хотела бы. И он, конечно, обязательно воспользуется всей этой информацией.
Он сделает меня уязвимой.
В тот момент я была совершенно ошеломлена тем фактом, что я могу вести себя так по-детски, что Эдвард способен вывести меня из себя до такой степени, что спрятаться за холодным равнодушием мне больше не удастся, что теперь я для него – как открытая книга.
Я с трудом перевела дыхание, ощущая сухость в горле. Боль и обида беспощадно жгли сердце. А потом, вдруг, я почувствовала, что на глазах выступили слезы.
Я отвела взгляд и опустила голову в попытке спрятать их, не дать Эдварду увидеть мою слабость.
Но он увидел. С нечленораздельным восклицанием, он рывком притянул меня к себе, так что я уткнулась лицом в его грудь, скрытую тонкой рубашкой. Его сильные руки освободили мои запястья, но только лишь для того, чтобы сжать дрожащие плечи. Я застыла в его объятиях, чувствуя напряжение каждой клеточкой тела. Пока вдруг мое тело не начало сотрясаться от конвульсивных рыданий, которые, наконец, вырвались из моего горла.
- Я не могу… - всхлипнула я. – Я не могууууу...
И в тот момент я сама не знала, что скрывается за этим «не могу». Эмоциональная вспышка всколыхнула глубоко запрятанные воспоминания, темные, уродливые тени прошлого, которые так пугали меня, и я оказалась неспособна отличить их от реальности.
Из моих глаз градом катились слезы. Горло саднило. Всхлипы становились все сильнее. Я хваталась за Эдварда, как за соломинку, которая еще держала меня на плаву, не позволяя увязнуть в водовороте печальных воспоминаний, горечи и обид, готовых поглотить меня всю.
Я оплакивала свою юность, свои разбитые надежды, свой неудавшийся брак, своего ребенка, который так и не родился, и надежду, вспыхнувшую во мне, когда я поняла, что могу забеременеть вновь.
Все это время Эдвард молчал, только медленно гладил меня по спине, предлагая утешение, которое я, к собственному изумлению, на этот раз приняла.
Прошло не меньше десяти минут прежде чем слезы стали иссякать, прежде чем тело перестало вздрагивать от судорожных рыданий, прежде чем я вновь могла рассуждать. Я закрыла глаза, уступая предательскому желанию подольше продлить ощущение спокойствия и безопасности, которые я вдруг испытала, отгороженная от мира кольцом рук Эдварда. К собственному ужасу я осознала, что мне было так хорошо, что даже желание воевать и отстаивать свою независимость в этот миг исчезло. Я подняла руки и несмело обхватила бывшего мужа за талию. Эдвард, видимо, не ожидал этого, потому что на мгновение застыл и тело напряглось, будто от нового удара. Но потом с тяжелым вздохом расслабился, прижал меня к себе еще ближе и склонил голову так, что его подбородок уперся в мою макушку.
Это было такое простое, но такое интимное, такое чувственное объятие. Я спрятала голову у него на груди. Руки стали инстинктивно поглаживать его спину. А обоняние купалось в теплом, солнечном, таком мужском и чистом запахе, который всегда был присущ Эдварду.
И в этот миг я уже знала правду. Знала, что я все еще люблю этого сложного мужчину. Что никто и ничто не смогло вычеркнуть его из моего сердца. Что моя душа и мое тело так же, как и пятнадцать лет назад, принадлежат только ему.
Какое-то время мы молчали. Теперь, когда выплеск негативных эмоций остался позади, я вновь начала чувствовать незримую связь между нами. Связь, которая не исчезла за прошедшие годы.
- Я очень хотел, чтобы ты забеременела, - внезапно раздался у меня над ухом голос Эдварда. Я замерла, затаилась, размышляя, не послышались ли мне эти слова, но он, после секундной заминки, продолжал: - Я так отчаянно хотел этого ребенка, потому что мне казалось, что тогда я смогу привязать тебя к себе, и ты больше никогда не покинешь меня. Но за последние сутки я многое понял. Понял, что я хотел этого ребенка, потому что он бы был частью тебя и частью меня. Потому что для меня он был бы символом любви. Моей любви к тебе. Любви, которую я когда-то имел, а потом, по своей глупости, потерял.
Я почувствовала, что мне не хватает дыхания, и поняла, что все время этого короткого монолога Эдварда сдерживала дыхание. Судорожно вздохнув, я попыталась отстраниться от него, но он не позволил.
- Я бы хотел изменить многое, что произошло с нами пять лет назад, но это не в моих силах, - тихо сказал он. – Я могу лишь постараться сделать так, чтобы мы были счастливы, потому что я вижу, чувствую, что, не взирая на все, что было в прошлом, мы хотим быть вместе сейчас, - он как-то печально усмехнулся. – Прости, я вновь говорю за нас обоих. Правильнее будет сказать, что я хочу быть с тобой и я готов на любые, любые испытания, только бы ты дала мне шанс доказать тебе как сильно я дорожу тобой.
Сделав усилие, я все-таки отстранилась от него и прямо встретила его взгляд. Его глаза были темными и печальными. Уголки губ опущены. На лбу появились морщинки, так что мне хотелось протянуть руку и разгладить их.
- Простишь ли ты меня когда-нибудь? – не сказал, выдохнул Эдвард. – За нашего малыша? За то, что не был рядом тогда, когда ты нуждалась во мне? За то, что не остановил тебя, когда ты уходила? - на его лице застыло такое выражение покорности судьбе, неуверенности и надежды, что я даже немного растерялась, поскольку этот образ совершенно не вязался с тем Эдвардом, которого я знала.
- Я никогда не винила тебя в том, что у меня случился выкидыш, - прошептала я. Голос дрожал, но я постаралась подобрать слова, чтобы он понял мои чувства. – Ты знаешь, я чувствовала, что с моей беременностью что-то не так… И потом врачи сказали мне, что это было практически неизбежно. Патология развивалась молниеносно.
- Даже если это действительно так, в тот день я должен был быть с тобой, не взирая ни на что. Ты звонила и делилась со мной своими опасениями, но я… - неожиданно его голос охрип от нахлынувших чувств. В его глазах была такая мука, такая горечь сожаления, что я почувствовала его боль как свою. – Я помню тот день от начала до конца. Сотни раз прокручивал его в голове. Помню, как плохо спала ты накануне, помню, как утром думал, что ты совсем измучилась и мне нужно быть повнимательнее к тебе, помню сожаление, что вместо меня в лагерь Ренесми отвез отец. Я понимал, что работа отнимает у меня все время, которое должно было принадлежать тебе, и я обещал себе, что исправлюсь, но так и не успел сделать этого. В тот день у меня была очень важная встреча. И когда я говорю важная, я действительно имею это ввиду. Весь бизнес, все состояние нашей семьи было поставлено на карту. Это правда. Ты можешь узнать у Эммета. И все же, и все же я должен был быть с тобой. Я не ищу себе оправдания. Я бы отдал все, чтобы вернуть нашего малыша.
- Ты не говорил мне, что компания испытывала какие-то трудности, - с ноткой удивления прошептала я.
- Тебе было за что переживать и без этого. Я просто не хотел взваливать на тебя еще и свои проблемы. К тому же, когда я был с тобой, мне не хотелось говорить о работе. Мне хотелось держать тебя в объятиях и не отпускать, потому что только рядом с тобой я чувствовал себя как живой человек, а не как калькулятор.
Я вздохнула. Я не сомневалась в его искренности, не могла ставить под сомнение его слова и чувствовала, что на его честность я тоже должна ответить откровенностью.
- Мне казалось, что ты сожалеешь о нашем браке. Я никогда не сомневалась, что ты любишь Ренесми, но чувствовала, что этого второго ребенка ты не желаешь. Что он приносит тебе только неудобства, как и то, что я так тяжело переношу беременность и тебе приходится постоянно со мной носиться. Я… - я покачала головой, мысленно возвращаясь к делам давно минувших дней. – Я чувствовала себя такой одинокой и потерянной. Я вдруг оказалась ненужной тебе, отрезанной от привычного общения, потому что мне приходилось сидеть дома одной, ведь даже Ренесми мы отвезли в лагерь. Я помню, что просто ходила по нашей стерильной квартире и чувствовала себя так, будто я в больнице с заразной болезнью и никто не может находиться рядом…
Эдвард застыл, а потом протянул руку и нежно погладил меня по щеке, медленно повторяя движение мокрых дорожек, оставленных слезами.
- Прости меня, - прошептал он. И в этой мольбе было столько чувства, столько боли и отчаяния, что мой мир, который я так тщательно выстраивала после нашего развода, поколебался.
Я молчала. Только чувствовала его тело рядом со мной, его руки на моих плечах, его теплое дыхание. Он по-прежнему не отрываясь смотрел на меня, и я смотрела на него, чувствуя в воздухе странную наэлектризованность, которая просто не должна была сейчас появляться.
Возможно, нам следовало отвернуться друг от друга, но никто из нас этого не сделал. Эдвард вздохнул, будто покоряясь судьбе, и начал наклоняться ближе, так что я стала ощущать тепло его дыхания на своих щеках, губах. И затем медленно приблизился настолько, что его губы смогли коснуться моих. Легонько, почти незаметно, но и этого было достаточно, чтобы я поняла, чем это все может кончится, и успела предпринять меры, чтобы не допустить этого.
Только я застыла. Не мешала ему. Не протестовала. Смотрела на него и молчала.
И когда он поцеловал меня, поцеловал по-настоящему, а я не оттолкнула его, я кристально ясно осознала, что с моей стороны это капитуляция. Абсолютная, бесспорная капитуляция. И теперь назад дороги уже не будет.
Мои руки крепче сомкнулись вокруг его талии, а доводы разума утонули в лавине ощущений, вызываемых нежными прикосновениями его губ и языка, которые ласкали, покусывали, гладили и совращали, изгоняя из головы все разумные мысли и медленно погружая в океан чувств и восторгов.
Через минуту, показавшуюся мне вечностью, он отстранился от меня. Тяжело дыша, он пытливо глядел на меня. И голод, сверкавший в его глазах, граничил со звериной похотью. Некоторое время мы пожирали друг друга глазами, обуреваемые слишком бурными чувствами, чтобы говорить. А потом его руки сомкнулись вокруг меня, притянули ближе с нетерпением, граничащим с грубостью. И этот новый поцелуй уже не был нежным и осторожным, теперь он был неистовым и жарким, наполненным долго сдерживаемыми чувствами – испепеляющим желанием, жгучим вожделением и чувственным голодом.
Его щетина царапала кожу. Дыхание было влажным, язык нежным. Руки жадными. Поцелуи ненасытными. И все перестало иметь значение. Утро и спешащие прохожие за окном. Моя работа, на которую я безбожно опаздывала. Обещание, что я больше никогда не позволю Эдварду коснуться меня. Прочные барьеры, сдерживающие взаимные чувства на протяжении долгих пяти лет, наконец, рухнули, открыв путь бурлящему потоку страсти и все растворилось в водовороте чувственного удовольствия, в котором просто не было места сожалениям.
Не прерывая поцелуй, Эдвард стащил с меня пиджак, потом слегка наклонился, чтобы умелыми движениями быстро расстегнуть молнию на моих джинсах и стащить их с бедер. Одно мгновение – и они темной массой упали на пол в метре от меня. Окружающий мир завертелся у меня перед глазами. Я застонала, когда правая нога Эдварда протиснулась между моих бедер. Одна его рука задрала мою футболку, а другая поползла по животу и сдвинула в сторону трусики.
На мгновение у меня перехватило дыхание и в глубине души возникло сомнение, но он, тяжело дыша, покрыл мое лицо обжигающими поцелуями, и страх исчез. Настолько, что через секунду я уже сама срывала с него рубашку, дрожащими руками расстегивала ремень на его брюках, целовала его шею и грудь, гладила плечи и жадно впивалась в его рот.
Мы не разделись до конца. В этот первый раз страсть была столь дикой и отчаянной, что я так и осталась с задранной футболкой, а его джинсы болтались у щиколоток. Не было долгой прелюдии, поцелуев, подготовительных ласк, но, честно говоря, они не были нужны – наши тела так давно стремились к друг другу, что малейшее промедление казалось мукой. Словно во сне я услышала свой голос, жалобно выкрикнувший: «Эдвард» в тот миг, когда мы стали одним целым, но после этого наслаждение стало таким мучительным и сладким, что мой мозг больше не мог формировать буквы в слова и я просто стонала от удовольствия, подчиняясь вечному ритму, объединяющему мужчину и женщину.
Эдвард был неутомим. От его ненасытной, яростной страсти не было избавления, но я его и не желала. Я наслаждалась его голодом, его торопливостью, его отчаянными, неловкими движениями, свидетельствовавшими о том, что и он теряет над собой контроль. В этот миг он принадлежал мне, только мне, без остатка, без сомнения. И я приняла его. Приняла душой и телом, чувствуя небывалую гармонию чувств, завершенность и целостность, которая возникала во мне только тогда, когда мы были вместе.
И когда мир рассыпался на тысячу осколков, я услышала, как Эдвард торжествующе выкрикнул мое имя. Его тело вздрогнуло. Его губы прижались к моим в коротком, но очень нежном поцелуе и я закрыла глаза. Потому что на меня снизошло настоящее, чистое удовлетворение.

Было далеко после полудня, когда я проснулась. В ванной шумела вода. По всей комнате были разбросаны вещи. Солнце заглядывало прямо в комнату, щедрыми лучами грея постель, отчего все случившееся в моей спальне казалось еще более постыдным. Я прижала пальцы к губам, ощущая, как они припухли, какими чувствительными стали, чувствуя, как жар заливает мои щеки.
Внезапно звук льющейся воды прекратился. Через пару секунд дверь отворилась и на пороге показался мой бывший муж.
О, Боже…
Если не считать полотенца, небрежно повязанного вокруг бедер, Эдвард был совершенно обнажен, худощавое, но мускулистое в нужных местах тело было покрыто легким загаром, на широкой груди вились темные волосы, в которых блестели, как жемчужинки, капли воды.
Конечно, я много раз видела его обнаженным. Конечно, я занималась любовь с ним всего пару часов назад. Но сейчас, при ярком свете дня, я глядела на него во все глаза и с ужасом обнаружила, что не в силах оторваться. От него веяло такой мужской силой, что у меня перехватило дыхание, а пальцы на ногах поджались.
Он был идеальным. И я теряла голову от одного взгляда на него. Прежде чем я успела придумать, что сказать, в голове мелькнула мысль, насколько бы легче нам было решать наши проблемы, если бы страсть не была такой сильной, почти осязаемой.
- Ну, здравствуй, - хрипловатым голосом произнес он.
Мое сердце забилось чаще. О, Господи, я сейчас растекусь лужицей у его ног только из-за этого голоса. Я отвернулась от него и принялась теребить концы простыни, в которую успела завернуться за секунду до появления Эдварда из ванны.
- Когда ты уезжаешь? Мне нужно на работу и… - я смешалась и так и не закончила фразу.
Я не увидела, почувствовала, как он напрягся. А потом в два шага пересек расстояние, разделяющее нас, и схватил за плечи, вынуждая поднять глаза и посмотреть на него.
- Давай говорить начистоту, Белла, - предложил он с нажимом. – Я не собираюсь никуда уезжать. А когда поеду, надеюсь, ты и наша дочь поедете со мной.
- Мне кажется, ты много на себя берешь, - услышала я свой голос, который, на удивление, звучал вполне твердо. – У нас с Ренесми здесь своя устоявшаяся жизнь.
- Я это знаю. И я не прошу вас ее бросать. Я надеюсь, нам удастся найти компромисс и наладить жизнь между Лос-Анджелесом и Сиэтлом.
- Зачем? Да, мы с тобой поговорили и расставили все точки над i, возможно, мы с большим пониманием относимся к прошлому, да, в сексуальном плане мы хорошо подходим друг другу, но это не меняет действительности.
- Ты сейчас говоришь о сексе?
- А о чем еще?
- О Боже, Белла! Я не хочу, чтобы ты превратно истолковывала то, что между нами случилось в этой постели, у нас и так с тобой неприятностей предостаточно! – он тяжелым взглядом глядел на меня сверху вниз, а в глазах его горел какой-то странный огонь. Затем он глубоко вздохнул и сказал, будто теряя терпение: - Мне от тебя нужен не только секс. Я не хочу входить в твою жизнь на таких условиях! Мне нужно от тебя совсем другое.
- И что же тебе нужно? – задыхаясь спросила я.
- Я прошу тебя вернуться в мою жизнь не как любовница. Я хочу, чтобы ты вернулась, как моя жена.
- Ты, должно быть, шутишь.
- Вовсе нет.
- У нас ничего не получится.
- Почему? За то время, которое мы были в разлуке я ни разу ничего не испытывал ни к одной другой женщине. Меня интересовала и интересуешь только ты. И судя по состоянию твоей личной жизни, ты можешь сказать то же самое.
- Немного самонадеянно делать такие заявления, нет?
- Когда ты ушла от меня и подала на развод, я все ждал, что Ренесми скажет мне, что ты выходишь замуж за Уизердейла, но…
- О, Господи! – воскликнула я, спрыгивая с постели, отчаянно пытаясь удержать на груди простынь, которая так и норовила съехать. – Джеймс-то тут при чем? Я никогда не собиралась заводить с ним отношения! Я уже говорила тебе, что тот поцелуй у нас дома – это было единственный раз и по его инициативе. И, даже если бы ты не появился, я бы сама оттолкнула Джеймса и велела убираться.
- Но он приходил к тебе в больницу! Еще до того, как туда смог попасть я и запретил пускать его, он приходил к тебе! – в ярости закричал Эдвард.
- И что с того? – в тон ему воскликнула я, ощущая закипающую внутри ярость. – Он приходил, чтобы попросить прощения.
- Он приходил, чтобы забрать тебя у меня!
- Ему не нужно было забирать меня. Ты сам отдал меня! А я не видела Джеймса пять лет до той неожиданной встречи на открытии отеля.
- Почему? И не говори мне, что он не хотел тебя.
- Да почему ты настолько слеп? Я не хотела его! Я никогда никого не хотела, кроме тебя! Я очень дорожила дружбой Джеймса, потому что внезапно он оказался единственным, кто находил время регулярно звонить мне, узнавать, как я себя чувствую, развлекать меня рассказами о колледже, в который я никак не могла ходить, - я перевела дыхание и постаралась взять себя в руки. – Сейчас я понимаю, что сама спровоцировала в нем всплеск романтических чувств, дала какую-то надежду, но тогда я просто принимала его дружбу как должное, не заботясь о его чувствах. Я вела себя эгоистично. Но я никогда, никогда не воспринимала его как мужчину с романтической точки зрения. И уж конечно, я никогда не собиралась уходить от тебя к нему.
Эдвард подошел ко мне, но остановился в шаге, так и не прикоснувшись, будто не знал, как подступиться ко мне. И долгое время молчал.
- Белла, пять лет назад я поступил непростительно. Я был поглощен бизнесом. Я ревновал как сумасшедший. Я подвел тебя. Но я больше не подведу. Пожалуйста, поверь мне, - от избытка эмоций голос Эдварда стал неестественным, немного охрипшим и более грубым, чем обычно. – Возвращайся ко мне. Как жена, как любовница, как друг. И я положу все свои силы на то, чтобы ты никогда не сожалела об этом поступке, - он отстранился от меня, взял в ладонь одну мою руку и переплел свои пальцы с моими, а потом прижал их к губам.
- Я полюбил тебя в тот самый момент, как ты зашла в класс биологии. И никогда не переставал любить. Я просто был слишком глуп, слишком самонадеян, слишком молод чтобы доказать тебе это.
Ну вот. Он сказал это. Слова, которые я так ждала от него в прошлом, он, наконец, сказал мне сейчас, спустя пять мучительных лет разлуки, за которые я научилась жить без него… Но, научилась ли? Я вспомнила пустые вечера, холодные ночи, дни, загруженные работой, которая позволяла не думать, не вспоминать, не сожалеть о том, к чему, казалось, нет возврата. Я представила дни, годы, которые ждали меня впереди. Хотела ли я провести их так же? Или же я готова была рискнуть еще раз? Поставить на кон свою душу и свое сердце, уповая лишь на то, что в этот раз судьба будет ко мне более благосклонна?
- Когда мы поженились, я верила, что ты любишь меня, - прошептала я. – Но потом мне стало казаться, что ты жалеешь о нашей свадьбе. Что тебя интересуют другие женщины. Я… Я просто не могла смотреть, как все девицы вешаются на тебя, даже когда мы ходили куда-то вдвоем. А потом ты и вовсе перестал брать меня с собой. И я была уверена, что пока я сижу в нашем пустом доме, ты с Татьяной…
- Никогда, - категорично произнес он. – Ни с Татьяной, ни с кем другим. С тех пор как мы познакомились и до того момента, как официально развелись у меня не было ни одной женщины. Мне никто не был нужен кроме тебя. И даже когда я остался один, убедив себя, что ты больше не любишь меня и совсем скоро выйдешь замуж за Уизердейла, я пытался завести интрижки. Тогда у меня было много женщин. Я не святой, ты знаешь это. Но в итоге я всегда уходил, понимая, что они – это не ты. И я так злился на себя и на тебя за это…
Я вздохнула. Даже несмотря на то, что я не претендовала на верность Эдварда после развода, слышать о его похождениях было совсем неприятно и я поморщилась.
- Забудь об этом, - попросил он тихо. - Вернись ко мне.
Я прикусила губу, чтобы не дрожать. Усилием воли заставляя себя не убежать в панике. А Эдвард между тем осторожно и нежно приподнял рукой прядь волос у моего лица и смотрел, как она, мерцая, медленно падает вниз. При этом у него было такое выражение лица, что я почувствовала, как меня бросило в жар. Его обаяние фатально! Для меня – абсолютно.
- Ты знаешь, что я решил бороться за тебя в тот самый момент, когда ты открыла мне дверь своей квартиры две недели назад? – внезапно спросил он.
Я удивленно подняла брови, в изумлении вглядываясь в его красивое лицо, на котором блуждала робкая улыбка.
- А может быть, это случилось даже раньше, когда я услышал по телефону твой голос, сообщающий мне о трудностях с нашей дочерью, - он усмехнулся. – Мне тогда показалось, что спустя пять лет непроглядной тьмы, для меня внезапно выглянуло солнце. И я уже не мог совладать с собой. Я помчался в аэропорт, убеждая себя, что это только из-за Ренесми. Но на самом деле, я так сильно хотел увидеть тебя, что даже минута отсрочки казалась мне вечностью, – он вздохнул. – Возможно, я выбрал неправильную тактику – я напирал, соблазнял, провоцировал тебя, но мне казалось, что это единственный способ достать тебя из той скорлупы, в которой ты сидела, защищаясь от меня. Я пошел ва-банк.
- Ты сильно рисковал. Я могла лишь еще сильнее спрятаться.
- Но ты этого не сделала, - парировал он. – Ты отвечала мне с не меньшей страстью чем та, которую испытывал я. И это дало мне надежду. Правда, в ту ночь в Форксе, когда мы впервые были близки, и я заснул самым счастливым человеком на земле, а проснувшись, понял, что ты убежала, я подумал, что все испортил.
- Я так испугалась тогда. Я просто запаниковала.
- Думаешь, я этого не понял? В первый миг я ужасно разозлился на тебя, но, представив, что ты должна была испытывать, сразу остыл. Потом мне в голову пришла мысль, что ты могла забеременеть, ведь я не предохранялся и не знал, делаешь ли это ты. И я решил, что судьба сыграла мне на руку. Что у меня может появиться время на то, чтобы убедить тебя в своих чувствах. Остальное ты знаешь.
- Я очень хотела ребенка, Эдвард. Я всегда хотела еще детей. И то, что я могу носить под сердцем твоего ребенка, наполняло меня такой радостью, - откровенно призналась я.
- Но ты совсем не выглядела радостной, - с шутливым упреком произнес он. – Скорее, ты выглядела напуганной и шокированной.
- Я просто боялась.
- А теперь? – с надеждой спросил он.
Я заглянула ему в глаза. Моя ладонь погладила его щеку. Указательный палец повторил резкие контуры его подбородка. И я сбросила последние оковы, сковывающие мое сердце.
- А теперь я готова рискнуть и посмотреть на то, как ты будешь доказывать мне свою любовь.
Глаза Эдварда засверкали, улыбка озарила его лицо. Он схватил меня на руки и закружил, а я засмеялась, чувствуя небывалую легкость на душе.
- Я люблю тебя, - серьезно сказал он, поставив меня на ноги.
Я улыбнулась. Подняла руки и погладила его плечи, потом положила их на грудь, чувствуя под ладонями бешеное биение его сердца, и, впервые за пять лет, ощущая внутри робкие ростки счастья, проникающие в мою душу.
- Я люблю тебя тоже.

PS: в самое ближайшее время выложу эпилог + ссылку на новую историю, на этот раз, о Ренесми. Надеюсь, вы меня поддержите


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-37108-1
Категория: Все люди | Добавил: lakomka (30.05.2018)
Просмотров: 3161 | Комментарии: 20


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 20
0
20 Kate999   (19.12.2018 22:54) [Материал]
Наверное,это единственная история(такого сюжета), в которой Эдвард возвращал Беллу не своей любовью,заботой,обожанием,а какими-то уговорами,непонятными упреками.

Единственное признание в любви,которое произвело на меня впечатление,было от Джеймса(оно было действительно милым и теплым). От слов Эдварда в горле песок появился. dry

0
19 nikki_rid   (08.06.2018 12:00) [Материал]
Как же я за них рада! Хорошо, что они нашли в себе силы простить себя и друг друга и наконец смогли стать счастливыми! Спасибо за такую жизненную историю!!

0
18 Kataru   (08.06.2018 07:34) [Материал]
Спасибо, отличная глава и история вцелом.

0
17 Alice_Ad   (04.06.2018 05:32) [Материал]
Спасибо)

0
16 lenuciya   (03.06.2018 13:02) [Материал]
Спасибо. Судя по комментариям выше, не все могут так быстро простить и понять, рискнуть на возобновление отношений.

0
15 Alin@   (03.06.2018 09:39) [Материал]
Белла смогла его простить, что очень радует. И без того пять лет прожили в страхе и переживаниях. Пускай сейчас все сказано, а дальше только счастье.

0
14 Svetlana♥Z   (01.06.2018 23:31) [Материал]
Жаль, как-то быстро Белла сдалась. Такие обиды не прощаются легко. Пусть теперь хотя бы год доказывает свою любовь! tongue wink
Спасибо за продолжение! happy

0
13 terica   (01.06.2018 20:10) [Материал]
Повезло Эдварду - его бывшая жена оказалась всепонимающей и всепрощающей...
Большое спасибо.

0
12 ghbdtn555   (01.06.2018 19:52) [Материал]
Этот разговор должен был случиться сразу после всех событий! Стечение обстоятельств. Но Эдвард виноват больше. Хорошо, что всё равно поговорили.

0
11 робокашка   (01.06.2018 15:04) [Материал]
ффффф... женщинам прям генетически суждено понимать, прощать и любить вопреки smile

0
10 Lepis   (01.06.2018 02:25) [Материал]
Спасибо

0
9 pola_gre   (01.06.2018 00:53) [Материал]
Вот помирились smile
Спасибо за продолжение!

0
8 angel7955   (31.05.2018 21:46) [Материал]
я все же считаю что он должен был бы хотя бы попытатся вернуть ее, и не отягивать развод офицально как можно дольше, а не упиватся и искать замену в других обьятьях, и жаль что она не была близка с другими мужчинами, как он с другими женшинами, если он такой трус и не повел себя как любящий и адекватный мужчина

0
7 NJUSHECHKA   (31.05.2018 21:42) [Материал]
Спасибо

0
6 FaNATKA3178   (31.05.2018 20:06) [Материал]
Ура!!!!! Наконец-то!!!!! Какие же они молодцы!!!! Огромнейшее спасибо за такую счастливую главу!!!!

0
5 Velcom   (31.05.2018 19:25) [Материал]
Какая позитивная глава, спасибо за продолжение истории))

0
4 prokofieva   (31.05.2018 12:51) [Материал]
Думаю , такого чудесного Автора , все поддержим , в любых начинаниях .
Огромное спасибо , за главу .

0
3 veha   (31.05.2018 10:26) [Материал]
Отличное произведение!!! Спасибо!

0
2 оля1977   (31.05.2018 10:16) [Материал]
Молодец. Она нашла в себе силы простить и принять его обратно в свою жизнь. Гордыня не всегда хорошо. Именно их общая гордыня отняла у них 5 лет жизни и 5 лет счастья. Надеюсь они выросли достаточно для того , чтобы не допустить повтора их ошибок в будующем. Спасибо за продолжение.

0
1 Маш7386   (31.05.2018 08:53) [Материал]
Замечательная глава! Большое спасибо за продолжение!



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]