Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1683]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2581]
Конкурсные работы [23]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4867]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2394]
Все люди [15149]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14386]
Альтернатива [9031]
СЛЭШ и НЦ [9016]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4359]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей декабря
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за декабрь

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Тайна семьи Свон
Семья Свон. Совершенно обычные люди, среднестатистические жители маленького Форкса... или нет? Какая тайна скрывается за дверьми небольшого старенького домика? Стоит ли раскрывать эту тайну даже вампирам?..

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Противостояние
Жизнь молодой ведьмы Изабеллы Свон полна трудностей с самого детства. В то время как все ведьмы и маги её мира имели напарника, Изабелла была одинока. О возможности работать в отряде магического правопорядка стоило забыть. Привыкнув к одинокой и спокойной жизни, Изабелле придётся вновь вспомнить о старом. Ибо по её душу пришел самый злобный и ненавистный маг в её жизни.

Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"
Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!
Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ.
Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами. Полная свобода фантазии!

Прием работ продлится с 07.12.2019 г. по 02.02.2020 г.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Дворцовые тайны
Многие считают, что под кожаной маской Эдварда Каллена таится настоящий зверь. Вскоре он встречается с Изабеллой Свон и влюбляется в нее. Пара оказывается в середине заговора, который может угрожать их жизням. Сможет Эдвард завоевать любовь Изабеллы, чтобы спасти свое холодное сердце и себя самого. Сможет Изабелла заглянуть за отвратительный внешний вид Эдварда и искренне полюбить его?



А вы знаете?

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15569
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 32
Гостей: 23
Пользователей: 9
юльчитайка, Love1520, Svetlajchok, Nastyska, samuelle, Kirya, taang2188z, Ana89, zadortomsk


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


Конкурс мини-фиков "Снежные фантазии"



Дорогие друзья!
Авторы, переводчики и читатели!


Мы рады предложить вам очень романтичную, достаточно сложную и одновременно простую тему конкурса - в вашей истории должны быть описаны ЗИМНИЕ ТРАДИЦИИ. 

Тема конкурса также не будет ограничена фандомами и пейрингами – вы сможете написать (или перевести) истории о любых персонажах - сумеречных, собственных или героях тех фандомов, которые любите, каноничных парах и нет. Полная свобода фантазии!

Более подробно ознакомиться с темой конкурса и правилами приема работ вы можете здесь:

Организационная тема


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Перекрёсток - 14 глава 2 часть

2020-1-19
47
0
14 глава 2 часть:


Я сама не поняла, как Алисе удалось вытащить меня на улицу, когда моя домашняя работа по рунам была еще не доделана. Ее способность добиваться своего порой обезоруживала, заставляя идти у нее на поводу. А ведь она все четко продумала: Ревейн полчаса ныла, когда я сидела в спальне и переводила рунический текст, потом увязалась за мной хвостом, когда мне понадобилось пойти в библиотеку за книгой, а в довершении стала так жалостливо хлопать ресницами и беспрестанно вздыхать, что мне пришлось сдаться.
- Слышала, что Миранда Стоун запала на твоего Тейлора? – я заметила нотки ехидства в ее голосе. – Мне об этом рассказала Мэри, а ей сказала Эртон и – внимание! – попросила передать тебе, чтобы ты была настороже.
Я даже остановилась от возмущения и пробурчала себе под нос:
- Какая Лина заботливая.
- Да, серьезно она взялась за Поттера, - Алиса хитро улыбнулась. – Похоже, тебя она хочет устранить с помощью Колина, поэтому так и печется о вашем совместном будущем.
Мы шли по протоптанной в снегу дорожке вдоль Черного озера, на котором у берега лежал тонкий лед. Я с наслаждением вдыхала морозный воздух, ощущая вкус свежести, и слушала хруст снега под ботинками. Алиса, укутанная в теплый шарф, с раскрасневшимися от мороза щеками и носом, выглядела очень забавно. Из-под синей шапки с помпоном выглядывали ее белокурые волосы, кончики которых от дыхания покрылись легким инеем. Она все время вертелась, шла то с одной стороны от меня, то с другой, уходила немного вперед и, развернувшись, разговаривала со мной, много жестикулируя.
Падал легкий снег. Он кружился так причудливо и тихо, что на его сказочный танец хотелось неотрывно смотреть. Я подняла глаза в махровое небо: подвешенные серые тучи, будто огромные подушки, лениво сыпали свои пушинки, а те легко парили в воздухе и ложились на холодные щеки, покалывали глаза, уютно устраивались на голубом шарфе Алисы…
Было так спокойно на душе, и я была готова поверить, что безумная карусель мыслей в голове, наконец, остановилась.
Ровно до того момента, пока среди толпы ребят, играющих в снежки, не мелькнула взлохмаченная макушка Поттера.
Мой хрупкий иллюзорный мир спокойствия растаял в ту же секунду.
Джеймс сражался с Фрэнком, который просто закидывал его снегом, не успевая лепить шарики. Он уже почти прорвался сквозь снежную стену Лонгботтома, как тому на помощь пришел Блэк, и целый фонтан из снега накрыл Поттера с головой, заставив отвернуться от нападающих.
Он весело смеялся, когда я утонула в топленом шоколаде этих глаз. А потом его улыбка стала только моей, и я с жадностью ее отбирала у него.
- Ребята, смотрите-ка, девчонки! – громкий голос Блэка разрушил эти сладкие секунды. – В атаку!
Теперь с неба падали не хрупкие снежинки, а шарики размером с мой кулак. Нас обстреливали с разных сторон, и мы поначалу вынуждены были отвернуться от мальчишек, а потом стали кидаться в ответ. Я видела горящие глаза Алисы, которая что-то кричала Фрэнку, а тот, не слушая, схватил ее и повалил в снег. Она звонко хохотала, брыкалась, а он обсыпал ее снегом, так же весело смеясь.
А я осталась в одиночестве, поэтому снежков посыпалось в два раза больше. Блэк, не зная усталости, с особым наслаждением обсыпал меня снегом, и я уже была похожа на снеговика. Наспех слепив снежок, я совершенно случайно попала им прямо в щеку Поттеру, хотя целилась в вездесущего Сириуса. Я на секунду замерла, а потом со всех сторон меня стали обкидывать, обсыпать… Я закрыла руками лицо, хохоча в варежки, что-то выкрикивала о сладкой мести и ойкала, когда снег попадал за шиворот, но этот обстрел не прекращался. Слышалось радостное улюлюканье, победные выкрики ребят… Я только успела почувствовать толчок, как тут же рухнула на землю, а сверху на меня кто-то упал. Сейчас снег мне сыпался прямо в лицо, и при всем желании не получалось открыть глаза. Чтобы увернуться, я немного приподнялась и уткнулась носом в шарф того, кто все еще лежал рядом со мной.
Терпкий запах сандала проник в легкие и целой россыпью мурашек пробежался по коже.
Джеймс… Он, и никто другой.
Я почувствовала, как замерло сердце, пропуская удар за ударом.
- Смотрите, слизеринки! – раздался чей-то голос, и я услышала скрип снега под ботинками удаляющихся ребят, а затем раздался девчачий визг.
Снег перестал сыпаться, и я осторожно открыла глаза.
Мерлин, как давно мы не были так близко! Я ощущала, как закипает кровь, как стремительно этот огненный поток несется в самое сердце, заставляя его вспыхивать. Мой мирок горел в его улыбающихся глазах, превращая переживания прошедших дней в пепел. Все нещадно уходило, убегало, сомнения таяли, как снежинки на моих пылающих щеках, и оставались только солнечные лучи его теплых глаз, в которых виделось мое отражение.
Опершись на руку, он неотрывно смотрел на меня. А мне не хотелось говорить, не хотелось вставать, не хотелось отодвигаться – только бы не разрушить волшебство этого мгновения. Сейчас я как никогда понимала, что бешено изголодалась по его глазам, запаху, голосу – по нему всему с его дурацкими привычками, неуместными шуткам и сомнительными похождениями. Я рассматривала его лицо, очерчивая взглядом линии его черных бровей, запутываясь в его ресницах, боясь опустить взгляд к подбородку – туда, где его теплое дыхание обжигает обветрившиеся губы…
- Я выгляжу такой же мокрой, как и ты? – захотелось поморщиться, когда я услышала, как ломко зазвучал мой голос.
Его глаза сузились в улыбке.
- Снежинка-Эванс… Ты выглядишь чертовски привлекательно.
Сердце ухнуло куда-то вниз, и, казалось, вообще перестало биться. Я выдохнула, и отвела взгляд в сторону, стараясь заставить себя хотя бы не так откровенно терять голову.
- Эй, Сохатый, пойдем уже, - это кричал Блэк. Я повернула голову в его сторону и увидела, саркастическую улыбку Сириуса, поэтому не удивилась его следующим словам. – Ребят, кажется, наша неуловимая птичка Эванс попалась-таки в клетку!
Раздался смех, и я поморщилась.
- Не слушай их, - Джеймс тряхнул головой, и несколько капель с его волос упало мне на лицо. – Я что тебе хотел сказать: ты не передумала учиться заклинанию патронуса?
- Конечно, нет!
- Тогда приходи сегодня к гобелену. У меня для тебя кое-что есть, думаю, это поможет, - он замолчал, я увидела, как судорожно дернулся его кадык, а затем почувствовала, что холодные пальцы коснулись моей щеки, смахивая капли, но он тут же убрал руку, будто решил, что перешел запрещенную черту. – В девять я буду ждать тебя.
Поттер резко встал и помог мне подняться. Я стала отряхиваться, но снег, будто ворох репейников, плотно вцепился в мою одежду.
- Лили, они тебя не закопали? – раскрасневшаяся Алиса подбежала ко мне, обняв за плечи, а следом за ней подошел Фрэнк.
- Ну, девчонки, вы теперь на снеговиков похожи, - Лонгботтом осмотрел нас и рассмеялся. – Здорово мы их, да, Джеймс?
- А то! Будут знать, что с нами шутки плохи, - он улыбнулся и, даже не взглянув больше на меня, поспешил к заждавшимся его ребятам.
Я увидела, как он запустил руку в свои мокрые, замерзшие на кончиках, волосы, и на несколько секунд прикрыла глаза, выравнивая дыхание.
- Срочно в гостиную - сушиться! – выдохнула Алиса, стряхивая снег с моих плеч, а потом с шутливой злобой прищурила глаза. – Фрэнк, а тебе я это припомню!

Вечер горел жарким огнем в камине. Гостиная была наполнена криками и громкими возгласами - факультетский ноябрьский турнир в плюй-камни был в самом разгаре. Я сидела на подоконнике, притянув колени к груди, и смотрела в окно. В магических узорах, нарисованных морозом на стекле, я пыталась узнать очертания различных зверей и предметов – игра, которую в детстве придумал Северус.
«Нет, это точно олень, вот и рога, - едва касаясь пальцем, я очертила контур витиеватого узора. – Мерлин, мне уже везде он мерещится…»
Минуты тянулись, как старая жвачка - вкус томительного ожидания оказался слишком кислым.
Из Мародеров в гостиной был только Блэк, Ремус уже ушел на дежурство, а Питер с Джеймсом где-то пропадали весь вечер. Сириус же был одним из первых претендентов на победу, поэтому никак не мог пропустить очередной этап турнира – очевидно, это и было причиной его присутствия весь вечер в родной гостиной.
Я сразу заметила, что появился Петтигрю: он тут же подскочил к Блэку, что-то шепнул ему на ухо и передал сложенный пергамент, который я сразу узнала, а потом присоединился к многочисленным зрителям игры.
Быстрый взгляд на часы: пора. Я ловко соскочила с подоконника и вышла из гостиной.
Привычные картинки коридоров, череда портретов и лестниц сейчас были похожи на цветные частицы из калейдоскопа. Они проскакивали мимо сознания, не пытаясь даже зацепиться за самый краешек моего внимания. Я замечала только стук безумно мчащегося сердца.
Коридор восьмого этажа, как и в последний раз, был совершенно пуст. К моему удивлению, здесь было прохладно, точно у домовиков не доходили руки до обогревающих его каминов. Я запахнула мантию и вступила на сиреневый ковер. Темные камни на стенах мрачно следили за каждым моим движением, повторяя звук моих легких шагов. Я глубоко дышала, стараясь успокоиться и хоть немного согнать предательский румянец со щек, которые в соприкосновении с прохладой ощутимо пылали. Здесь властвовала ватная тишина, по-хозяйски обволакивая и меня, принуждая не цокать каблуками.
Ряды железных доспехов, арки огромных окон, перекресток, повороты… Маршрут до боли знаком. Я улыбнулась, вспомнив, как первый раз шла на встречу к Поттеру, как все начиналось… Все было будто не со мной, и я тогда была не я… И только сейчас мне удалось стать той Лили, которая узнавала мир с совершенно другой стороны, о которой раньше с упоением читала лишь в книжках.
Показался знакомый поворот – последний.
А там за ним - он.
Я остановилась, прислонившись к холодной стене. Сердце истошно билось, точно хотело выскочить из груди и бежать, бежать, бежать… От волнения стало покалывать кончики пальцев, и я постоянно их потирала друг о друга.
Я подняла руку и раскрыла заколку – волосы плавными волнами рассыпались по плечам.
Вдох. Выдох. И один удар сердца.
Джеймс...
Я вышла из-за угла.
Твердым, уверенным шагом пересекла расстояние, разделяющее нас. Он стоял около стены и вертел в пальцах волшебную палочку. Света было мало, поэтому его кожа приобрела оливковый оттенок, а глаза казались совершенно черными.
- Привет, - он улыбнулся, но мне показалось, что неловко. – Хорошо, что пришла чуть раньше, а то я тут не один…
Я округлила глаза и на всякий случай огляделась по сторонам – никого не было. Джеймс наклонился, и на мгновение мне показалось, что он хватает рукой воздух, но потом я увидела большой сундук, появившийся на полу.
- Это что такое? – я приподняла бровь, с сомнением глядя на него.
- Сундук, - лаконично ответил Джеймс, складывая мантию-неведимку, и принялся ходить вдоль стены.
Мы снова погрузились в тишину. Я бросала на Поттера взгляды, пытаясь понять, как именно он открывает комнату, как вдруг сундук дернулся и глухо ударился о стену. Я вскрикнула и отскочила к Джеймсу.
- Не бойся, Лили, - он улыбнулся, а потом негромко рассмеялся, заглянув в мое испуганное лицо. – Да, буйный попался, но, честно сказать, выбора у нас не было.
Шорох за моей спиной заставил обернуться, и я увидела, как из стены, медленно расползаясь контуром, появляется знакомая дверь с кованой решеткой. Джеймс раскрыл ее настежь, жестом приглашая меня пройти первой, а затем взмахнул палочкой и отлевитировал следом за мной сундук.
Комната была совершенно такой же, какой я ее запомнила: теплой, просторной, с множеством факелов и целой библиотекой! Я тут же подошла к одному из шкафов, увлеченно читая названия на корешках. Хотелось найти ту самую книгу, которая была в Запретной секции, и мне не удалось ее заполучить – «Тонкости обращений. Анимаги и их волшебные особенности».
- Эванс, ты случайно не эту книжку ищешь? – я обернулась: Джеймс указал мне на столик между пуфами, на котором лежала толстая книга.
Я быстро пересекла комнату и опустилась на мягкий ковер. Страницы были старые, шершавые и пахли пылью. Все оказалось таким простым…
Джеймс перевернул обложку и прочитал название. Затем на его лице промелькнула тень, но он ее тут же спрятал за небрежной улыбкой.
- «Тонкости обращений…» значит… Собираешься стать анимагом?
Я упрямо смотрела ему в глаза и молчала. Поттер сначала спрятал взгляд, а потом снова посмотрел на меня.
- Или это относится к тому самому оленю из леса, которого ты посчитала анимагом?
- Возможно, - я взяла книгу и встала. – В конце концов, я же имею право так считать.
Джеймс взлохматил волосы.
- Тебе этот олень не дает покоя, да?
Сейчас он выдавал себя с потрохами: этот блуждающий взгляд, сцепленные пальцы, нервное постукивание ногой по полу…
«Неужели я еще сомневалась?» - книжка снова вернулась на свое место на полке – она мне больше ни к чему.
Столько хотелось ему сказать, столько задать вопросов, но я ограничилась самыми искренними словами, которые смогла подобрать:
- Ни днем, ни ночью…
Он прикрыл глаза и улыбнулся.
Я слышала, как в этой тишине мои слова расползаются по комнате, проникают между страницами сотен книг и, наконец, сгорают в огне факелов, вызывая это потрескивание…
- Что у тебя в сундуке? – я первой нарушила тишину.
- Лили, я… точнее, мы долго думали, как можно помочь тебе вызвать патронуса в условиях боя – когда рядом дементоры. Так мы вспомнили о нем – о страшном и ужасном страхе, - Джеймс кивнул в сторону сундука. – Угадаешь, кто там?
Я неуверенно посмотрела на него:
- Боггарт?
- Десять баллов Гриффиндору, мисс Эванс, - Поттер изобразил МакГонагалл, и я улыбнулась. – Давай так: для начала мы посмотрим, что именно является твоим самым большим страхом. Я открою его, не волнуйся. Встань сюда.
Он взял меня за плечи и немного подвинул, чтобы я оказалась строго напротив сундука. На мгновение меня охватила паника: чего я боюсь? Грозы, крыс, темноты и злой соседской собаки… Нет, все не то…
Замок щелкнул, и крышка сундука резко распахнулась. Я инстинктивно отступила на шаг, вспомнив, что даже не достала волшебную палочку.
Страх накрыл меня с головой, утягивая на дно пропасти, заставляя леденеть от ужаса, когда появился черный капюшон, и уже через несколько секунд напротив меня парил настоящий дементор.
- Экспекто патронум! – серебристый олень подскочил к лже-дементору, и тот спрятался обратно в сундук, а Джеймс его тут же захлопнул. – Отлично! Значит, я не прогадал с идеей.
Я тяжело дышала, невидящими глазами смотря на закрытую кованую крышку. Этот боггарт воскресил во мне весь ужас встречи с настоящими дементорами, и мне уже стало казаться, что я никогда не смогу вызвать патронуса.
- Лили, - парень подошел ко мне и заглянул в глаза, - все хорошо. Это всего лишь боггарт. Поверь, с настоящими дементорами куда сложнее.
Он снова подошел к сундуку, а я достала свою волшебную палочку, крепко сжав ее рукоять.
- Сосредоточься, - он склонился, и его пальцы легли на защелку замка. – На счет три: раз, два…
Уже через мгновение передо мной снова возник дементор. Страх пронзал каждую клеточку, проникал в каждую мысль, в каждый вдох…
«Письмо, зеленые чернила, герб - замелькали в голове воспоминания. – Зачем Джеймс так смотрит на меня?..»
И я четко произнесла заклинание.
Из моей палочки вылетел поток света, встав щитом передо мной, и под его натиском дементор снова залез в сундук.
Я была готова ликовать, но по лицу Поттера поняла, что победу праздновать рано.
- В чем дело, Джеймс? – мой голос дрожал, как и пальцы. – Что-то не так?
Он задумчиво сел на пуфик и стал вертеть в руке палочку. Я смутилась и просто смотрела на него, ожидая вердикта. Он снял мантию и уткнулся взглядом в пол.
- Странно, что у тебя не получается телесный патронус… - он словно разговаривал с самим собой.
Между нами снова завесой встала тишина. Я отошла к книжному шкафу и раскрыла первую попавшуюся книгу, размышляя о том, что могло так не понравиться Поттеру: да, пусть поток света – не патронус, но и он мог бы спасти меня там, на поляне в лесу. Затаив дыхание, я бросала на него осторожные взгляды, но, убедившись, что он даже не думает смотреть в мою сторону, стала наблюдать за ним. Сейчас он походил на прилежного младшекурсника, который с рьяным упорством пытается решить неподдающуюся задачку: сосредоточенно смотрит, озадачено морщит лоб, иногда почесывает переносицу, забавно приподнимая очки… Глядя на него, нестерпимо хотелось улыбнуться, но я не решалась. Вот он отложил палочку на столик и стал усердно закатывать рукава рубашки, умело подгибая ткань, - его длинные пальцы двигались ловко и быстро.
Мерлин, как же он хорош!
Я выдохнула и с демонстративным шумом перевернула страницу книги. Мысли уже витали запредельно далеко от цели сегодняшней встречи.
- Может, тебе трудно вызвать телесного патронуса потому, что дементор рядом? – тихо сказал Джеймс, а потом взглянул на меня. – Попробуй без боггарта – посмотрим, что получится.
Я попыталась собраться с мыслями, но они от меня упорно разбегались, не давая возможности сосредоточиться. Мой растерянный взгляд остановился на Джеймсе, окунувшись в его глаза, и я вскинула палочку.
Комнату наполнил яркий свет, белесым облаком расползаясь в воздухе. Снова неудача.
Поттер откинулся на спинку пуфика и нахмурился. Его брови сошлись на переносице, отчего он стал походить на строгого учителя.
Выдержки на этот раз не хватило, и на моем лице все-таки появилась улыбка от мысли о том, каким разным он умеет быть. Как этот боггарт в сундуке, с той лишь разницей, что Джеймс превращается не в кошмар, а в неизвестно откуда свалившуюся на тебя мечту.
Он встал и начал мерить комнату большими шагами, совершенно не осознанно – видимо, уже на уровне инстинкта – лохматя волосы.
Неожиданно Джеймс остановился и посмотрел на меня.
- Какое у тебя воспоминание?
Я опешила, а потом недовольно прищурилась.
- Мне кажется, это слишком личное.
- Послушай, Эванс, - он подошел еще ближе. Волнение усиливалось, поэтому мне пришлось отступить на шаг и упереться спиной в шкаф, но на этот шаг приблизился и Поттер. – Неужели не понимаешь, что я хочу тебе помочь? Я уже всю голову сломал, чтобы научить тебя, поэтому могла хотя бы сейчас не перечить.
Дыхание сбивалось, а глаза во всю гуляли по каждой черточке его лица. Зачем он стоит так близко? Зачем смотрит так, будто что-то решает для себя – серьезно, пристально, немного обжигающе? И дышит так часто, так глубоко…
Я опустила глаза и медленно отошла в сторону.
- Письмо, - стоило порадоваться победе самообладания – голос прозвучал твердо. – Я вспоминаю письмо с моими отличными оценками по СОВам.
Глаза Джеймса, полные бесконечного удивления, распахнулись, а лицо вытянулось.
- Ты издеваешься? – он иронично рассмеялся, а потом замотал головой. – Это все не то, Лили! Я же тебе говорил, что это должно быть самым счастливым, самым ярким воспоминанием! Это что единственный момент, когда ты была счастлива? За всю жизнь?!
Слова полоснули по мне. Голос, тон, взгляд – все безупречно подобрано, чтобы заставить разрыдаться. Мои ресницы предательски задрожали, и я закусила губу.
Теплые, почти горячие руки накрыли мои плечи, и я подняла глаза. Джеймс с нежностью – или это блики факела виноваты? – смотрел на меня, щекоча сердце своим взглядом.
- Лили, хорошо подумай: это должно быть такое воспоминание, от которого у тебя бы теплело в сердце, - его голос звучал мягко, и я догадалась, что он старается загладить свой резкий выпад. – Что-то яркое, о чем ты никогда не сможешь забыть.
В его глазах терялись мои мысли, исчезая, уносясь прочь от меня. Лишь гулкий стук сердца отчетливо раздавался в груди, накрывая эту звенящую тишину.
Разве что-то может быть ярче этих карих глаз? Этой сумасшедшей осени?
И я нашла его. Воспоминание…
- Готово, Джеймс, - улыбка прогнала остатки сомнений.
- Оно точно самое радостное? – он хитро приподнял бровь.
- Даже не сомневайся.
Поттер не заставил себя ждать, и уже через пару секунд его рука легла на защелку замка.
Мгновения затянулись… Мы смотрели друг на друга, и этот беззвучный диалог прибавлял мне силы, ломая выставленные границы из недопониманий.
Крышка сундука распахнулась, и я крепко сжала палочку, когда передо мной вновь возникла фигура в черном плаще.
Вспышки воспоминаний замелькали: бархат закатного неба, свист ветра в ушах, ощущение пьянящей свободы, жгучей эйфории, и стук самого дорогого сердца под моими пальцами… Из глубины моего существа поднялась волна теплоты, защищая от хватающих щупалец страха.
- Экспекто патронум! – выкрикнула я, и эта теплота в крови заискрилась, выплеснувшись через мою волшебную палочку.
Я широко распахнула глаза, когда на пол ступили серебряные копытца.
Лань…
Она подскочила к дементору и стукнула копытом, и он залез обратно в сундук, который тут же захлопнул Поттер.
Хотелось смотреть на нее бесконечно. Аккуратные ушки стояли торчком, а между ними – маленький хохолок, длинная тонкая шея, изящные ноги… Весь облик – совершенство грации.
- Она прекрасна, - слова сами сорвались с моих губ.
Джеймс будто застыл. Он восторженно смотрел на нее, не отрывая взгляд, даже не дыша, ловя каждое ее движение… Тогда лань подошла к нему. Они какое-то время смотрели друг на друга, но когда Поттер протянул руку, чтобы коснуться ее серебряного носа, она растаяла белой дымкой…
Я опустила палочку.
- Получилось, Джеймс! – от восторга мутился разум, и я совершенно неосознанно подбежала к Поттеру и крепко обняла его. – Ты видел ее?! Видел? Я даже не ожидала…
Я говорила, говорила, говорила… Улыбалась, взвизгивала от радости, теребила его руку, постоянно прикасалась к предплечьям… А он только смотрел на меня светящимися глазами.
Ударили напольные часы, и мы оба посмотрели на стрелки: десять вечера. Перезвон механизмов снова рассыпался песчинками тишины.
- Надо возвращаться, - сказала я совсем другим тоном. – У меня не доделана работа по рунам, а завтра ее сдавать…
Он опустил глаза, снова взглянул на меня, и на его лице одновременно читались остатки восторженности, нотки замешательства и удовольствия, но легкая тень разочарования не укрылась от меня.
Джеймс отошел к пуфикам, накинул мантию и повернулся ко мне. В его глазах был вопрос – он буквально светился в черных зрачках. Поттер чего-то ждал, что-то хотел сказать… А может, он ждал чего-то от меня?
Я растеряно отвернулась.
Замок щелкнул, и Джеймс раскрыл дверь, даже не выглянув предварительно в коридор. Я уже было хотела ему напомнить об осторожности после отбоя, но он меня опередил.
- Ты ничего не хочешь мне объяснить? – Поттер прислонился к косяку двери, пристально изучая меня.
Я прошла мимо него и вышла в прохладный коридор.
- А должна?
- Лили, у нас с тобой парные патронусы, - он сказал это ровно и спокойно.
Мысли застыли, потерявшись в его словах.
Крестики-нолики… Я проиграла. Вот так неожиданно, так нелепо, так откровенно…
Я резко обернулась к нему, чувствуя, как холодеют руки. Свет из открытой двери в Выручай-комнату образовал ровный прямоугольник на полу, и стоило поблагодарить Мерлина за то, что я стою чуть дальше, и мрак коридора скрывает мои покрасневшие щеки. Воздух с трудом проходил в легкие, и мне пришлось дышать чаще.
Джеймс все так же стоял в дверях, и кончик его длинной тени почти касался моих туфель.
- Поттер, это просто совпадение, - оставалось только надеяться, что моя улыбка не выглядит такой неестественной. – Я даже не обратила на это внимания. И потом, именно ты учил меня – может дело в этом?
«Мерлин мой, что за чушь я тут несу!»
Слишком много всего случилось между нами за эту осень, и Джеймс не мог не видеть, не замечать, не чувствовать…
- Совпадение значит? – его взгляд заставил меня отвести глаза. – Парных патронусов у чужих людей не бывает!
- Тогда поинтересуйся у своей Эртон о ее патронусе! – выпалила я, и эхо унесло мои слова, которые, как мячик, отскакивали от каждого камня…
Губы Джеймса сжались в узкую полоску, и он резким рывком захлопнул дверь.
По телу пробежали мурашки, и я инстинктивно отступила.
В сумраке коридора его глаза горели недобрым огнем. Под натиском этого взгляда хотелось сжаться до размеров мышки и, не зная усталости, бежать куда подальше. Едва уловимый шорох исчезающей двери казался громовым в этой оглушающей тишине.
- Мне нет дела до патронуса Эртон, как и до нее самой, – он прищурился, а его грудь под белой тканью рубашки тяжело вздымалась.
Я судорожно сглотнула, чувствуя, как его слова проникают в сознание.
- Неужели? – я вздернула подбородок, и с вызовом посмотрела ему прямо в глаза – была не была! – Даже если это и так, значит ты, Поттер, запросто, можешь играть чувствами других людей, и я…
- Что ты знаешь обо мне, Эванс? – он сделал еще шаг ко мне, и теперь мы стояли в опасной близости, сверля друг друга злобными взглядами. – У тебя все предельно просто: если ты все делаешь по правилам, то ты хороший, а если в чем-то провинился, нарушил хоть одно из них – плохой. Но я не такой! А ты никогда даже не пыталась понять меня.
Хотелось зажать уши или наложить на себя чары оглушения, только бы не слышать его слов...
- Я столько лет надеялся на то, что ты хотя бы начнешь думать обо мне без раздражения, - Поттер горько усмехнулся. – И все перепробовал, чтобы завоевать тебя или забыть даже твое имя…
Это признание так легко сорвалось с его губ, что до меня не сразу дошел смысл сказанного.
- Это тупик, понимаешь? – он отошел от меня, и я увидела, как он сжал кулаки. – Хочу скорее окончить школу, чтобы вычеркнуть твои зеленые глаза из своей жизни! И хотя бы сейчас избавь меня от своих вечных поучений.
Мое сердце остановилось, когда я поняла, что он уходит. Правда, которая все это время лежала на поверхности, которая так была нужна мне, отзвучала в стенах этого коридора, сохранилась в памяти старых камней, еще витает в воздухе… Вот она - мечта, совсем рядом… Просто набраться сил… Прогнать этот скользкий страх, сомнения и предрассудки…
Просто сделать один шаг к нему навстречу.
И поверить в него. Поверить в нас...
- Джеймс! – эхо прокатилось по коридору.
Он обернулся. Резко, порывисто, удивленно…
Не теряя драгоценных секунд, я пошла к нему. Пусть все непросто, пусть многое надо будет сказать, пусть страшно и неловко…
Карие глаза, знакомые до самого последнего лучика около зрачков, замерли на мне, словно боялись разорвать появляющуюся связь. Нити… Цветные, посеребренные и позолоченные нити опутывали нас все плотнее с каждым моим шагом. Я приблизилась к нему и остановилась.
Джеймс не шевелился. Он сказал все, что чувствовал, и теперь мне заканчивать эту затянувшуюся шахматную партию.
Я смотрела на него, будто видела впервые.
Еще не мой, но уже не чужой…
Его глаза говорили бесконечно много, но с губ не сорвалось ни слова. Я взглядом цеплялась за его ресницы, скользила по смуглой коже, спускалась к его приоткрытым губам… Дыхание сбилось, завороженное этим напряжением, волшебным чувством предвкушения, остротой желаний…
- Если ты думал, что в тупике, то я бродила в лабиринте, не зная какую дорогу выбрать, - тени последних сомнений отступили. - Но сейчас все в прошлом. Ты не должен…
Договорить я не успела, потому что Джеймс подскочил ко мне, зажав рот рукой. Теплота его ладони обожгла мои губы, но он тут же отпустил меня, и я услышала быстрые шаркающие шаги.
- Вот вы и попались, - скрипучий голос Филча раздался близко, за углом поворота, а следом за ним стала выползать кривая тень.
Внутри все похолодело, сковываясь отчаянной мыслью…
Я даже не успела додумать, как Джеймс схватил меня за руку и потащил в угол ближайшего алькова, а затем стал судорожно разворачивать мантию-невидимку. Я с ужасом смотрела на блики приближающегося света фонаря, с которым всегда таскался Филч, но Джеймс притянул меня к себе и накрыл нас мантией.
Первое, что я заметила, так это то, что ткань была прозрачной, но с эффектом затемнения. Сквозь нее разрастающийся на полу полукруг света не казался таким ярким, будто на мне были солнцезащитные очки. Мягкая ткань касалась лба и кончика носа, поэтому при выдохе, она слегка шевелилась.
Наконец, показался Филч. Он остановился прямо напротив нас и стоял так близко, что без труда можно было разглядеть длинные морщины его осунувшихся щек, крохотные глазки без ресниц и болтающуюся на нитке верхнюю пуговицу рубашки, которую он никак не пришьет.
Адреналин в крови начал свою бешеную игру.
Руки Джеймса, обнимающие меня со спины, сомкнутым замком лежали на талии. Их тепло будоражило, пробуждая вереницы мурашек. И этот полумрак, и Филч, который никак не уходит, и страх, смешивающийся с трепетом его вздымающейся груди, сводили с ума.
Волна от такой близости накрывала меня, затуманивая разум. Вот оно – это чувство, которое заставляет терять голову, когда уже не замечаешь сбивчивого дыхания, биения сердца в висках и нарастающего гула в ушах…
- Вам никуда не деться, - продолжал скрипеть Филч, размахивая своим фонарем, медленно уходя от нашего выступа.
Я почувствовала, как Джеймс расцепил свои пальцы, и его руки заскользили по моему животу, стискивая меня в объятиях. Я приоткрыла губы, задышав глубоко и часто. Он прижимал меня к себе, носом зарываясь в мои волосы, сжимая пальцы на моих ребрах, ощущая всем существом каждый мой вдох. На любое его малейшее движение тело реагировало всплесками электрических зарядов, которые стремительно бежали по позвоночнику…
- Лили... - жарким облачком по шее скользнуло его едва слышное дыхание.
Последние сомнения были смяты желанием любви, покрыты, как карамелью, неистовым стуком его сердца и дрожащим шепотом…
Я медленно, совершенно бесшумно, развернулась, скользя в кольце его рук, и посмотрела на Джеймса.
Карие и зеленые глаза пересеклись – они все сказали за нас. Он осторожно, будто спрашивая разрешения, склонился ко мне, и его горячее дыхание обожгло мои губы.
А потом я сошла с ума.
Яркий вихрь новых, еще неизведанных ощущений уносил меня из этого коридора туда, где существуют только эти руки, где реальностью являются эти губы, где огненные всполохи, рождаемые в моей груди, не гаснут, словно маленькие солнышки… Я с жадностью вдыхала сладкий запах его поцелуев, отдаваясь ему целиком, готовая и властвовать и подчиняться одновременно. Руки Джеймса скользили по спине, крепко прижимая меня к пылающему телу, будто все еще боялись, что я могу исчезнуть.
Жадно, ненасытно, неистово…
Он коснулся моей шеи, приподняв тяжелые пряди волос, и по телу пронеслись стаи мурашек, но сладкий стон не успел сорваться с моих губ, потому что Джеймс снова накрыл их поцелуем. Я хваталась за его плечи, чувствуя, что уже не в силах стоять на ногах, когда за спиной выросли крылья… Даже через рубашку мои пальцы обжигались от его разгоряченной кожи, но не было сил оторваться даже на секунду.
Я любила его целиком, и каждую клеточку отдельно.
Джеймс резко развернулся, и теперь я оказалась прижатой к стене. Прохлада камней не смогла остудить огонь, что полыхал внутри меня, и я еще крепче сжала его плечи, впиваясь ноготками в кожу, царапая белую ткань рубашки… Он оторвался от моих губ и, тяжело дыша, заглянул в глаза. Взгляд утонул в мутном шоколаде, и этот миг без нежности его губ показался вечностью, поэтому я обняла его за шею, притягивая к себе. Но он расцепил мои руки и, прижав их к камням, переплел наши пальцы. Джеймс склонился ко мне, но не спешил целовать, жадно ловя губами мое дыхание. Едва ощутимые прикосновения опаляли, и я сжала его руки, а потом вырвалась и приникла к губам, с наслаждением запустив пальцы в его волосы.
- Лили, Лили… - едва слышно повторял Джеймс, скользя губами по моей щеке и спускаясь к шее. Он закусил мочку моего уха, вызвав дрожь во всем теле, и прошептал: - Люблю тебя… люблю…
Я распахнула глаза, но реальность растворялась в страсти поцелуев, таяла, как воск, от огня его рук… И уже было не понять, что шепчут губы, что ищут руки, о чем спрашивают глаза…
Неожиданно стало холодно – Джеймс больше не обнимал меня. Тонкая ткань мантии скользнула по щеке, взметнула волосы, а потом стало слишком много света. Я прищурилась, и сквозь ресницы увидела Сириуса Блэка.
Он ошеломленно смотрел на нас, так и застыв с волшебной палочкой, от кончика которой в разные стороны рассыпался яркий свет, в одной руке и картой Мародеров в другой.
- Бродяга, надеюсь, ты понимаешь, что у тебя должен быть серьезный повод? – голос Джеймса охрип. – Буквально вопрос жизни и смерти.
Я дернулась в сторону, но Поттер моментально среагировал и уверенно схватил меня за руку. Блэк внимательно на нас посмотрел, а потом я отчетливо увидела в его глазах искорки веселья.
- Даже не думай! – сквозь зубы прошептал Джеймс, видимо тоже заметив этот огонек.
- Молчу, молчу, как рыба, - Сириус примиряюще поднял руки, а потом бегло заговорил. – Сохатый, не знаю, что ты натворил, но в гостиную пришла МакГонагалл и сказала, что нас с тобой вызывает директор. Я, конечно, соврал, что ты спишь, но она дала мне десять минут на то, чтобы мы добрались до кабинета Дамблдора. Из них я уже пять потратил, пытаясь докричаться до вас.
Джеймс чертыхнулся, а потом глубокая складка залегла между его бровей.
- К слову, осталось уже четыре минуты, - глядя на нас, Блэк даже не старался скрыть хитрющую улыбку.
- Пойдем, Лили, - негромко сказал Поттер и потянул меня за руку.
Коридор и Блэк были похожи на выцветшие картинки какого-то нелепого сна, а реальностью была только горячая ладонь Джеймса, которая сжимала мою руку. В голове мутилось, дыхание до сих пор не могло выровняться, а слабость в коленях все отчетливее ощущалась с каждым шагом.
Мы шли быстро, и я с трудом на ватных ногах поспевала за ребятами.
- Что в такое время от нас понадобилось Дамблдору? – хмурился Джеймс. – Что за срочность?
- Самому интересно, - Блэк недоуменно пожал плечами. – К тому же, он еще и Лонгботтома вызвал.
- Фрэнка? – удивился Поттер. - Странно…
Сириус заглянул в карту, и мы вышли на лестницы. После темного коридора яркий свет множества факелов слепил глаза, и я немного щурилась.
Кровь почти закончила свою бешеную игру. Нужно еще совсем немного времени, и она снова спокойно и размеренно потечет по венам, отшумит в голове и вернет ясность восприятия.
Вдох, выдох…
Мы остановились около двери, ведущей на седьмой этаж, и Джеймс, выхватив из рук Блэка карту, немного отвел меня в сторону, заслонив собой от любопытных лукавых глаз Сириуса.
- Возьми карту и мантию-невидимку и возвращайся в гостиную, - он говорил торопливо, отдавая мне свои реликвии, но я его почти не слышала, словно завороженная смотрела в его глаза.
Он положил руки на мои плечи и с нежностью взглянул на меня.
- Лили, дождись меня. Я уверен, что это какое-то недоразумение, и я быстро вернусь, - от его близости, овеянной будоражащим запахом сандала, снова начинала кружиться голова. – Нам надо поговорить, мне столько всего нужно сказать… Лили, дождись, прошу…
Я только утвердительно кивнула, чувствуя, что уже совсем потерялась в его глазах. На миг Джеймс заколебался, не решаясь что-то сказать или сделать, но лишь сильнее сжал мне плечи, развернулся и бегом помчался вниз по лестнице.
Сумбурные мысли никак не могли собраться воедино, чтобы я могла осознать все произошедшее. Еще сегодня утром мне казалось, что нужно бороться со своими чувствами, но сейчас все перевернулось, и эта любовь, сотканная из осенних листьев, так неожиданно распустилась первыми весенними цветами.
Едва я вошла в гостиную, как тут же увидела Алису, которая сидела на диване около камина. Засунув мантию-невидимку подмышку и прикрыв ее своей мантией, я села на кресло.
- Лили, ты где была? – она окинула меня цепким взглядом, а затем ее глаза заблестели. – С Поттером?
Я отвела глаза, чувствуя, что краснею.
- У вас было свидание, признавайся? – Алиса подсела на подлокотник моего кресла, с нетерпением смотря на меня.
Я уже было хотела рассказать ей о случившемся, но тут в дверном проеме появился Фрэнк. Он так и застыл посреди гостиной, блуждая взглядом по полу, а на его лице лежала черная тень.
Алиса вскочила и подбежала к нему.
- Фрэнк, что случилось? Что тебе сказал Дамблдор?
Он ничего не отвечал, а лишь растеряно посмотрел на нее и отошел в сторону. Еще немного постояв, сел на диван. Алиса опустилась рядом с ним и взяла его за руку.
- Фрэнк, милый, что…
- Мой отец умер, - его голос сорвался, а губы дрогнули.
Внутри все похолодело, и, кажется, даже дыхание стало ледяным. Я сидела в кресле, не в силах шевельнуться, чувствуя лишь острую боль, которая ржавой иголкой впивалась в сердце.
- Мерлин мой… - по щекам Алисы потекли слезы, и она не успевала их стирать тыльной стороной ладони. – Но как?
Фрэнк сцепил пальцы, и я увидела, как побелели на них костяшки.
- Там было много народу, а потом появились они…
- Кто? – Алиса расцепила его пальцы и сжала их в своей руке. – Я ничего не понимаю…
Он дернулся от нее, и на его губах появилась нервная улыбка, которая тут же погасла.
- На презентации этой чертовой метлы – все там случилось, - он говорил, стараясь сдержать рвавшиеся слезы. – Веселье было в разгаре, когда появились Пожиратели. Дамблдор сказал, что подробностей еще не знает, все произошло в считанные секунды. Они взорвали стену, а потом исчезли… Там теперь Черная метка…
Он сжимал кулаки, а Алиса цеплялась за его плечо, горько плача. Она что-то нашептывала в висок Фрэнку, чтобы не молчать, не позволять этой безысходности вытянуть все внутренности до смертельной пустоты. А он лишь сильнее сжимал кулаки и не чувствовал, как по щекам бегут соленые дорожки…
К сердцу подползало что-то тяжелое, темное, уродливое…
Джеймс…
Я сорвалась с кресла и опустилась на корточки рядом с Лонгботтомом.
- Фрэнк, а зачем Дамблдор вызвал Поттера?
Он перевел на меня глаза, и сердце сжалось в комок от такого погасшего взгляда.
- Моя мать терпеть не может квиддич… - он остервенело вытер слезы. – А вот миссис Поттер любила, как и его отец… Они были там… оба…
Пальцы дрогнули.
Я замотала головой, судорожно вдыхая, пытаясь погасить поднимающийся к горлу спазм. Тупая боль медленно заполняла лёгкие… На несколько мгновений ушли звуки, исчезла гостиная, не стало воздуха и тепла…
А потом мир вернулся, ворвавшись в сознание горьким плачем Алисы, которая бессильно обнимала Фрэнка.
Я погладила его по коленке. Он кивнул, и тут же отвел взгляд.
Даже физически было трудно терпеть боль, которая выжирала тебя изнутри, отрывая по кусочкам сердце. И мне было невозможно представить, что будет чувствовать Джеймс, когда узнает… Или уже узнал.
Я встала и быстро поднялась по лестнице, остановившись около двери в нашу спальню, и раскрыла карту Мародеров. Точка с надписью «Джеймс Поттер» недвижимо оставалась в кабинете Дамблдора, там же был и Блэк. Но неожиданно точка с его именем стала удаляться, и у меня защемило сердце.
Теперь он знает.
Я резко открыла дверь и, подбежав к своей кровати, засунула мантию-невидимку под подушку, а потом под недовольное бурчание разбуженной Мэри выскочила из спальни.
Кровь стучала в висках, отбивая каждую секунду. Когда за мной захлопнулся портрет, я еще раз посмотрела на карту: Джеймс спускался по лестнице, а Блэк все еще оставался с Дамблдором. Нельзя было терять времени. Я отыскала местоположение Филча и миссис Норрис, убедилась, что путь свободен, и бегом помчалась по коридору.
Картинки мелькали перед глазами, но я не обращала ни на что внимание, а лишь старалась не забывать дышать и периодически поглядывать на карту.
Меня била дрожь.
Я резко остановилась, когда увидела, что Джеймс вышел из замка и направляется в сторону Запретного леса.
И сейчас он один. Совершенно один…
Казалось, прошло всего несколько секунд, когда под ногами ступеньки сменились каменным полом. Я уже взялась за большую узорчатую ручку двери Главного входа, как вздрогнула от неизвестно откуда взявшегося голоса:
- Куда ты собралась?
Я резко обернулась и увидела Сириуса: непривычно серьезен, мрачен, и та же черная тень на лице, что у Фрэнка, что у Алисы…
Я распахнула дверь, выбежала на улицу, но тут же остановилась, по остроте стремительных мурашек на коже поняв, что на мне надета обычная мантия. Я заколебалась на миг, а потом решительно пошла по снегу, но Блэк схватил меня за руку, резко развернув:
- Ты совсем рехнулась, Эванс?! – он сверкал глазами, но я не отвела взгляда. – Куда ты направилась?
- К Джеймсу. Я знаю, что случилось, и должна быть с ним, - мой голос звучал твердо и уверенно. - Пусти меня, Блэк!
Я дернула руку и побежала, уже не слыша слов Сириуса.
Северный ветер играл со снежинками, кружа их в безумном танце, мучая, не позволяя упасть на землю так легко. И они летали в воздухе, ударялись о мои щеки, тая в слезах. Мантия продувалась насквозь, но я не чувствовала холода – сердце уже заледенело, а кровь остыла. Бешено несущееся сердце отбивало ритм самого дорогого имени.
- Эванс, остановись! – Блэк снова дернул меня. – Ты не найдешь его! Даже с картой не найдешь!
- Найду! – только и ответила я, пытаясь отдышаться, но воздух словно растворялся, и я жадно его хватала ртом, снова припускаясь на бег.
- Ты мимо него пройдешь и не узнаешь! – Сириус бежал рядом со мной, злобно крича. – Эванс, послушай меня!
Я остановилась около кромки Запретного леса и снова посмотрела на карту: точка с именем «Джеймс Поттер» была чуть левее нас, и я торопливо пошла туда, даже не слушая злобные выкрики Блэка. Я остановилась, вглядываясь в кромешный мрак, стоящий между деревьями, а затем громко выкрикнула его имя.
- Лили, прошу тебя, возвращайся в замок, - Сириус взял меня за плечи, развернув к себе. – Ты же вся дрожишь! Сейчас не время…
Но он не договорил, потому что послышался хруст веток, и из темноты леса вышел олень. Красивый, изящный, сильный… Взгляд жадно цеплялся за него, скользя по ветвистым рогам, спине, покрытой тонким слоем снежинок, по легкой дымке от его дыхания. Я медленно подошла к нему. Он не шелохнулся.
- Джеймс… - прошептала я.
Наши взгляды встретились.
Зеркало моего мира рассыпалось режущими сердце осколками.
Карие глаза, укрытые пеленой отчаяния, почернели. В них не было ничего – только пустота, зияющая огромной дырой в душе.
Глаза, которые всегда так заразительно смеялись. Глаза, которые никогда не умели бояться. Глаза, которые я люблю…
Я протянула дрожащую руку и почти почувствовала мягкость его шерсти, как он повел шеей и, бросив последний взгляд на меня, отвернулся.
Джеймс возвращался во мрак леса.
- Уходи, Лили, уходи! – голос Сириуса ворвался в сознание каким-то разорванным фрагментом реальности. – Джеймсу так легче, не жалей его.
Блэк подталкивал меня в сторону замка и что-то говорил, а я все смотрела вслед оленю.
- …я останусь с ним. Уходи! Эванс!
Он встряхнул меня, больно сжав предплечья, и я посмотрела в серые глаза, которые так ярко горели яростью, как звезды морозной ночью. Больше повторять не пришлось. Я резко развернулась и помчалась обратно в замок, путаясь в снегу и мантии.
А потом тишину нарушил хлопок, и я обернулась: на том месте, где еще минуту назад был Сириус, стоял огромный черный пес.
«Как? И Блэк?..»
Удивление на миг вытеснило все остальные чувства.
Пес громко залаял, глядя на меня. Я очнулась из оцепенения и быстро побежала, глотая слезы бессилия.
Где-то в небе мерцали звезды, но свинцовые тучи висели слишком низко, слишком близко… А снежинки падали так тихо и таяли на щеках, разбавляя соль моих слез.

Все свои мысли и предположения по поводу дальнейших развитий событий вы можете оставить здесь))
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Проня (13.09.2011) | Автор: Екатерина Седова.
Просмотров: 896 | Комментарии: 5 | Теги: Лили, Джеймс


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
0
5 Lenerus   (25.01.2014 00:51)
cry cry cry cry cry

+1
4 FollowMe   (01.03.2012 01:01)
Но поcлeдниe cтроки измeнили вce...

+1
3 FollowMe   (01.03.2012 00:38)
Cтолъко вceго интeрecтного произошло и cтолъко вceго хотeлоcъ нaпиcaтъ...

+2
1 VeraL   (19.09.2011 19:26)
боже... как жалко Джеймса....
Вот Блк удивился, что Лили знала, что Сохатый анимаг....
надеюсь на следующую главу happy

0
2 Проня   (21.09.2011 11:04)
Да, Джеймса очень жалко..( sad
И я даже не могла представить до этого момента реакцию Сириуса на новость, что Лили знает про "лохматую" болезнь Ремуса и анимагические способности других Мародёров)
Последняя заключительная(!) глава "Перекрёстка" появится в субботу))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: