Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1648]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2464]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [16]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4682]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14894]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14191]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8724]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4251]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 июня)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мечты сбываются, или Фанатка
История встречи поклонницы с Робертом Паттинсоном, рассказанная с двух точек зрения: самой поклонницы и Роберта.

The Art Teacher
Он открыл для меня искусство и слова, страсть и жизнь... Но мне нужен был лишь он сам.

Порочные
Судьба в одночасье прихотливым образом распорядится их жизнями. Чем обернется вынужденное уединение — любовью, избавлением или еще большей несвободой?.. Они и не помышляют, что от неиссякаемой надежды к отчаянным мечтам проследуют неминуемым путем. Капризный жребий изменит мировоззрение, а порочные искушения огранят на свой манер.

Твой дар-мое проклятье
Сколько еще раз я должен был умереть… может, смерть от гриппа должна была стать единственной? Может, мне вообще никогда не стоило рождаться? Перерождаться? Как я мог испытывать эту сковавшую меня боль? Как могла душа, которая навеки проклята, болеть и кровоточить?

Бойтесь желаний
Бойтесь своих желаний – они исполнятся совсем иначе.

Дура
- Дура ты, Мила, - пробормотал Роб.
И вышел, захлопнув дверь.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла

Лунная радуга
Элис достаточно ясно дала мне понять: другого выбора не осталось. Но я готова... по крайней мере, надеюсь на это. Я вернусь, настолько далеко, насколько потребуется. Клянусь, я переиграю судьбу, вырву для нашей истории иной конец, и на этот раз - длиною в вечность.



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 229
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Шестой курс. Глава 7

2018-7-20
47
0
Глава 7. Лагерь племени Теней.


- Вот же!… – Альтаир нервно смял лист пергамента. – Хорошенькая новость!
- Что случилось? – насторожился Драко.
- Папа приглашает меня провести каникулы дома.
- А что в этом плохого?
- Меня. И Гермиону. И только.
Альтаир протянул другу письмо отца. Драко быстро пробежал его глазами и потёр висок.
- Так-так… Как я понимаю, ты подозреваешь, что это всё не просто так?
- Уверен. Мои родители ни за что не согласились бы просто так пригласить её в Блэк-Холл. Да и я-то наверняка приглашён только для того, чтобы был повод пригласить и Гермиону. Сколько раз я проводил Рождество в Хогвартсе – и никогда не было никаких вопросов. А теперь…
Блэк побарабанил пальцами по столу.
- Скорей всего, они решили, что настала пора для тесного знакомства. Что-то вроде экзамена. Достойна ли эта гриффиндорка быть девушкой нашего сына, наследника рода Блэков? Вот в чём дело, больше не в чем. Блэк-Холл, ограждённый от внешнего мира, только я, она и они, и всё это на протяжении двух недель. Лучше условий для «тестирования» и не придумаешь.
- И что ты собираешься в связи с этим делать?
- Мерлин, мне невероятно повезло, что до каникул ещё неделя. Успею подготовить Гермиону к этому «экзамену». А я-то обещал две недели спокойного отдыха в загородном поместье! Вот невезение…
Ситуация была объяснена Гермионе вечером. Девушка внимательно слушала взволнованного Альтаира, на её лице была лёгкая встревоженность пополам с задумчивостью.
- Ты думаешь, что твои родители хотят найти предлог, чтобы… разлучить нас?
- К счастью, нет! В таком случае они бы просто так и приказали мне прямо в этом письме. Вопрос слишком важный – будущее наследника. Нет, я практически на сто процентов уверен в другом. Повторюсь, тебе наверняка будет устроено нечто вроде экзамена. Проверки на… как бы сказать…
- Профпригодность, – слегка усмехнулась гриффиндорка. – Достойна ли я места рядом с тобой.
- Ну, в целом, можно и так сказать.
- А как ты думаешь, в чём конкретно может выражаться эта проверка?
- Всё предусмотреть невозможно, – нахмурился Альтаир. Он подошёл к окну и коснулся ладонью холодного стекла, глядя на кружившиеся снежинки. – Но кое-что будет наверняка. Этикет. Умение вести себя за столом, знание правил приличия и всё такое прочее. Поведение. Возможно… как бы это сказать… политические взгляды.
- То есть? Разве они у нас не одни и те же?
- Одни и те же только в одном, – печально усмехнулся Блэк. – Волдеморт – это лишнее в нашем мире. А вот взгляды на, к примеру, тонкости политики Министерства, традиции магического мира… ах да, традиции. Они тоже наверняка будут «включены в билеты». Все древние чистокровные рода придают им большое значение. О чём, о чём, а о традициях речь зайдёт гарантированно.
- То есть – поддерживаю ли я их?
- Всё не так просто. Главное даже не то, поддерживаешь или не поддерживаешь – в конце концов, можно аргументированно заявить, что вот с этим ты согласна, а это вызывает сомнения, но надеюсь разобраться лучше. Это как раз будет воспринято положительно. Главное – не столько поддержка, сколько знание. Тебе надо ознакомиться с ними, хотя бы углублённо-поверхностно. К счастью, время у нас есть. Я расскажу тебе всё, что знаю, и книги тоже достану.
- Кое-что я знаю, – медленно проговорила Гермиона, машинально бросая взгляд в сторону библиотеки. – Когда мы с тобой начали встречаться, я решила, что мне стоит больше узнать об обществе, в котором ты живёшь. Чтобы лучше понимать тебя, и вообще мне было интересно…
- Отлично. Это очень хорошо, – облегчённо кивнул Альтаир. – Но всё равно мне надо будет всё проверить, не обо всём может быть написано в общедоступной литературе.
- Значит, займёмся этим. Что-нибудь ещё?
- Секунду… Эх, знать бы, многое ли им известно о нас. В смысле, я имею в виду – о наших взаимоотношениях.
- Разве они не знают о них?
- Знают, что мы встречаемся – это я написал. Но не факт, что не знают больше. Хотя, думаю, едва ли им всё может быть известно о том, что мы нередко спим вместе… а ещё чаще как раз не спим.
Гермиона, не сдержавшись, прыснула в ладонь.
- А если узнают?
- Ну… наверное, это всё-таки как раз не слишком их озаботит.
- Разве? А как же… ну, половое воспитание, забота о правильном восприятии отношений между мужчиной и женщиной…
На этот раз прыснул уже Альтаир.
- Давно получено. Родители знают, что у меня с этим проблем нет.
- Получено? – Гермиона пристально посмотрела на него. В памяти девушки снова всплыл тот вопрос, ответа на который она так до сих пор и не получила. – Скажи, Альтаир… а где ты его получал?
Блэк внезапно смутился.
- Ну… как тебе сказать… Это как раз одна из таких традиций, о которых обычно не пишут в книгах.
Гермиона продолжала вопросительно смотреть на него.
- В общем, как бы тебе сказать… – Альтаир смущённо запустил руку в волосы. – По достижении пятнадцатилетнего возраста многим сыновьям чистокровных родов дают возможность… точнее, проводят с ними нечто вроде обучающего курса по этому вопросу. Существуют… особые заведения, в Париже, ну и в Лондоне тоже, и в других столицах… в общем, там можно получить подробные знания о том, как следует вести себя в… интимной обстановке, чтобы остался доволен не только ты, но и твоя девушка…
- А также заодно и умения, – понимающе проговорила Гермиона. – Я права?
- Да… – Альтаир ещё сильнее взлохматил себе волосы.
- Ну что ж, понятно… – гриффиндорка слегка хмыкнула. Так вот оно что, оказывается. Теперь ясно, где Альтаир так навострился в постели. Что ж, всё вполне логично, если вдуматься…
- Ты не думай, я ни с кем там ни в какие любовные отношения не вступал! – добавил Блэк, истолковав паузу как признак недовольства. – Тренировался в чистом виде – и больше ничего!
- И сколько времени у тебя на это ушло? – с невольным любопытством поинтересовалась девушка.
- Недели три или около того… Если в часах, то где-то сорок-пятьдесят.
- Что ж, курс должен был выйти всеохватывающим, – снова хмыкнула Гермиона. – Ладно, Альтаир, не волнуйся ты так. Я ещё в наш первый раз поняла, что у тебя не первая. Меня просто терзало любопытство, где же ты такого опыта набрался. Оказывается, в Париже…
Она хихикнула.
- Ладно, неважно! В конце концов, мне от того стало только лучше. Надо полагать, твой первый опыт в этом деле был не идеальным.
Альтаир поморщился, явно вспомнив не самую блестящую ситуацию.
- Ну… да. Но, поверь, я ни к кому из них ничего не чувствовал! Моё сердце принадлежит только тебе.
Гермиона с улыбкой обняла его.
- Знаю.
Они постояли так какое-то время – Гермиона прижалась щекой к груди Альтаира, а он, в свою очередь, нежно перебирал волосы девушки, обнимая её свободной рукой.
- О чём ещё может зайти речь у тебя дома? – через несколько минут спросила Гермиона.
- Возможно, о наших планах на будущее.
- Что именно ты имеешь в виду?
Блэк вздохнул.
- Скорей всего, папа с мамой выберут момент, когда мы будем не вместе, и заведут с нами ненавязчивый разговор – как я отношусь к тебе, как вижу дальнейшее развитие наших отношений, какие у меня планы в отношении тебя… Тебе будут заданы такие же вопросы, но про меня.
Девушка крепче прижалась к слизеринцу. В его голосе звучала задумчивая тревога – и намного серьёзнее, чем раньше.
- И что мне отвечать?
- Как – что? – Блэк опустил удивлённый взгляд. – Правду, конечно. Только правду. Ложь, скорей всего, будет почувствована.
- Правду… Хм, интересно. А если, к примеру, я вообще ещё не задумывалась о чём-то дальше этого года?
- Значит, так и скажи. А почему, кстати, не задумывалась?
- Ну… – Гермиона пожала плечами. – Идёт война. Будущее неизвестно больше, чем когда-либо. Я не знаю, что ждёт нас следующим летом. Главное, что я знаю – это то, что я хочу быть с тобой. Но ведь я не могу поручиться за то, что это гарантированно удастся сохранить дальше…
- То есть ты опасаешься только внешних помех?
- Да.
- Тогда можешь не опасаться, – заверил её Альтаир, целуя в висок. – Я сделаю всё для того, чтобы тебя не тронула эта война.
Гермиона счастливо вздохнула, потираясь головой о его шею, как ласковая сеттерица.
- А что ты сам в таком случае планируешь на будущее?
- К сожалению, я тоже не могу уверенно делать это… только на больший срок. Я не знаю, что ждёт нас после окончания Хогвартса, но я буду с тобой до тех пор, пока смогу это делать.
- Если война всё ещё будет продолжаться, – тихо прошептала гриффиндорка, – а так оно, скорей всего, и будет – то я буду сражаться.
- А значит, буду сражаться и я, – вздохнул Альтаир, – хотя, признаюсь, я предпочёл бы вывезти тебя в безопасное место. Лучше всего к каким-нибудь антиподам…
- А ты сам?
- Сложно сказать. За что я буду сражаться всегда, так это за друзей и семью. Если Волдеморт будет им угрожать, выбора у меня даже при всём желании не останется, а вот если бы, скажем, и семья, и друзья тоже эвакуировались бы… Тогда не знаю. Признаться, рисковать головой на голом месте не хочется.
- Тебе больше не за что сражаться, кроме семьи и друзей?
- И тебя, – добавил Альтаир. – Если бы война шла с какой-то другой страной, тогда другое дело, а эта проклятая гражданская, где врагом может оказаться тот, с кем ты ещё год назад дружески здоровался… Я бы предпочёл вообще в неё не лезть. Слишком… слишком…
- Я понимаю, – кивнула Гермиона. – Понимаю. Ладно, значит, так и говорим, если спросят?
- Да, так и говорим. Ну, можно, конечно, ещё детали добавить, но это уже неважно.

* * *

Оставшиеся до каникул дни пролетели быстро, и вот уже настало их первое утро. Альтаир проснулся от мелодии будильника и, поднявшись с кровати, подошёл к зачарованному окну. Погода была ясная.
- Что, пора? – спросил Драко, поднимая голову с подушки.
- Да. Одеться, умыться, собрать, что осталось – и к Северусу.
- Понятно. Ладно, Ветроног, давай тогда. Удачи тебе. И Грейнджер тоже.
- Спасибо, – улыбнулся Альтаир. – Нам она пригодится.
Сборы были короткими, поскольку большая часть вещей была подготовлена ещё вчера вечером. Распрощавшись с друзьями, Блэк вышел из Общей гостиной и направился в холл, чтобы встретить там Гермиону. Она не заставила себя ждать, появившись из прохода, ведущего в сторону башни Гриффиндора. Рядом с собой девушка левитировала чемодан.
- Доброе утро, – улыбнулась она. – Ну, как я выгляжу?
Альтаир окинул её оценивающим взглядом. Аккуратная причёска, новая мантия строгого, но элегантного покроя, лёгкий, заметный с такого расстояния только для его обоняния анимага, аромат французских духов…
- Отлично. Даже можно сказать – безукоризненно. Идём?
- Конечно.
Они двинулись вниз по лестнице.
- Надеюсь, твои друзья… э-э… нормально отнеслись к известию о том, как и с кем ты проведёшь каникулы?
- А они не знают, – ответила Гермиона, с удовольствием позволяя взять себя под руку. – Я подумала, что даже Гарри может повести себя… как бы это сказать… несколько нервно, если узнает, что две недели я буду в твоём доме в исключительно, – она хихикнула, – Блэковской компании. Не говоря уже о Роне или Парвати, они бы вообще с ума сошли. Хотя Рон, конечно, в последнее время начал успокаиваться, но мне что-то не хочется подвергать это совсем недавнее и ещё не закончившееся успокоение такому испытанию. Так что для всех я просто отправилась домой, к родителям. Теперь бы вот только не попасться Гарри и Рону на глаза, когда будем возвращаться – вряд ли они поверят в то, что ты меня просто сопровождал к ним и обратно…
Оба засмеялись.
- Это точно. Хотя я не против познакомиться с ними.
- Даже несмотря на то, что они магглы? – Гермиона посмотрела на Альтаира с лёгкой пристальностью.
- Кажется, когда-то у нас уже заходил разговор об этом, – улыбнулся в ответ Блэк. – Они твои родители. И это главное.
Скоро парень и девушка уже стояли у кабинета профессора зельеварения. Переглянувшись с Гермионой, Альтаир кивнул и постучал в дверь.
- Входите! – донеслось изнутри.
Снейп ждал их у камина, будучи в своей обычной чёрной мантии. Лицо его выражало лёгкое недовольство.
- Давайте, давайте… Не задерживайтесь. И без того мне куда как раньше, чем обычно в выходные, пришлось встать. Альтаир, передай Бартемиусу, что в следующий раз проще переслать портключ с домовиком, а не использовать меня как станционного смотрителя.
- Да, профессор.
- Давайте сюда, – Северус снял с каминной полки горшок с Летучим порохом и отступил в сторону, освобождая проход к камину. – На сегодня выделен защищённый канал.
- Идём, – Альтаир подхватил оба чемодана и двинулся к камину. Гермиона последовала за ним.
- Так, чемодан возьми одной рукой, а другой обхвати меня за талию… вот так. – Альтаир взялся правой рукой за собственный чемодан, а левой взял горсть Летучего пороха из протянутого Снейпом горшка. – Спасибо, профессор. Счастливого Рождества!
Блэк бросил порох себе под ноги, взметнулось зелёное пламя.
- Блэк-Холл!
В следующее мгновение они уже летели по каминной сети. Путь от Хогвартса до Лондона был неблизким, так что путешествие было не самым приятным – конечно, крутящееся зелёное пламя не давало замёрзнуть, но глаза приходилось держать зажмуренными во избежание головокружения.
- Долго ещё? – спустя какое-то время спросила Гермиона и тут же закашлялась.
- Нет, – ответил Альтаир, приблизив губы к её уху, чтобы не кричать. – Думаю, не больше пяти минут…
На самом деле понадобилось примерно четыре. Вращение внезапно прекратилось, и Гермиона открыла глаза.
Она стояла в очень крупном камине, намного превосходящим по размеру тот, что был в кабинете Снейпа. Перед девушкой простиралась огромная прихожая – если такое слово было вообще применимо к залу площадью в несколько десятков квадратных ярдов. Камин располагался сбоку, так что входную дверь было отсюда не видно.
- Я понимаю, выглядит мрачновато… – поспешно сказал Альтаир, ступая на пол и подавая руку Гермионе.
- Немного да, пожалуй, – согласилась девушка, обводя взглядом зал. – Хотя… как это ты выразился однажды? «Готическая романтика»?
В стиле оформления и впрямь было много готического. Подставка для зонтиков была выполнена в виде чёрной статуи из мрамора, изображавшей коленопреклонённую фигуру в мантии с капюшоном, надвинутым так низко, что не видно лица. В дальнем конце зала была видна пара дверей и коридор, ведущий в темноту. Освещение обеспечивали факелы и свечи. И подставки для факелов, и подсвечники были богато и пышно оформлены, но их было не слишком много. В результате все проходы были хорошо освещены, но в целом пространство было скорее заполнено лёгким полумраком, ещё сильнее сгущавшимся в углах. Никаких окон не было видно. Наверх вела широкая лестница, украшенная с обоих концов статуями горгулий. Вид у них был довольно-таки угрожающий, но сейчас статуи выглядели скорее забавно – они были увиты разноцветными гирляндами. Более того – пламя свечей тоже имело разные цвета, оживляя помещение и придавая ему более мягкий вид.
- Ну как? – с надеждой спросил Альтаир. Гермиона обернулась к нему. Выглядел слизеринец довольно смущённо, видимо, догадываясь о некоторых минусах обстановки. – Я понимаю, здесь совсем не так, как в Общей гостиной Гриффиндора. Но наверху лучше. А по вечерам и ночью совсем уютно, факелов зажигается больше. Прихожая у нас, собственно, самое мрачное место в доме.
- А почему? – удивилась девушка.
- Потому что в случае нападения, мисс Грейнджер, первый рубеж обороны проходит именно здесь, и мрачность обстановки оказывает угнетающее воздействие на нападающих, – раздался голос сверху. Альтаир и Гермиона одновременно обернулись и увидели мистера и миссис Блэк, стоявших на самом верху лестницы.
- Это давний принцип, хотя на практике его применяли довольно редко, – продолжил Бартемиус, – потому что не так-то просто врагу, даже нашедшему наш дом, вообще прорваться внутрь. Но на всякий случай эта традиция сохраняется, потому что, увы, вероятность нападения никуда не делась. Доброе утро, Альтаир, мисс Грейнджер. Как добрались?
- Всё хорошо, – склонил голову Альтаир. – Без всяких проблем, через камин в кабинете Северуса.
- Что ж, вот и отлично. Как я полагаю, позавтракать у вас не было времени? Тогда прошу наверх. До обеда вы сможете перекусить прямо в комнатах. Альтаир, покажешь нашей гостье всё, что нужно?
- Конечно, пап.
- Очень хорошо, – кивнул Бартемиус. – Тогда ждём вас на обеде.
Старшие Блэки скрылись из виду в тени, отбрасываемой горгульями, а Гермиона вопросительно посмотрела на Альтаира, уже с довольной улыбкой поднявшего чемоданы чарами.
- Ну как?
- Всё в порядке, – заверил её Блэк, двинувшись к подножию лестницы. – Можешь считать это дружелюбно-настороженной встречей. Пойдём, я покажу тебе гостевые комнаты.
Они поднялись на второй этаж. Здесь и вправду было посветлее, хотя некая мрачная пышность в той или иной степени присутствовала везде. По стенам были развешаны картины, добрую половину из которых составляли портреты. Маги и волшебницы, изображённые на них, были тоже в мрачноватом, но пышном и торжественном облачении. Гермиона с любопытством рассматривала их, хотя её немного смущало то, что взгляды большинства портретов были не больно-то приветливые, хотя в глазах всё равно читался интерес. Альтаир, шагая впереди, пояснял:
- В основном тут мои предки. Это Элладора, сестра моего прапрапрадедушки. Это прапрадедушка Сигнус. Его старший сын, Поллукс, умер, когда мне было десять лет. А вот, кстати, и он!
Гермиона остановилась перед портретом, поражённо выдохнув. Изображённый на нём мужчина удивительно походил на Сириуса, разве что был постарше. И с любопытством осматривал гостью своего потомка.
- Добрый день, правнук. Не представишь юную леди?
- Гермиона Джейн Грейнджер, – ответил Альтаир. Гриффиндорка склонилась в изящном реверансе. – Она моя девушка.
- Девушка? – глаза Поллукса сверкнули ещё большим любопытством. – Так-так, значит, наконец-то и у тебя появилась возлюбленная! Что-то ты припозднился, Альтаир. Помнится, мой внук впервые обзавёлся девушкой в четырнадцать лет.
- Сейчас это прерогатива твоего второго правнука, – улыбнулся Альтаир. – Думаю, со дня на день он отметит очередной юбилей по числу подружек. Тридцать было в прошлом сентябре.
Поллукс расхохотался.
- Наслышан, наслышан! Ну что ж, наследственность – штука сложная! Ах да, прошу простить, леди – я сам ещё не представился. Меня зовут Поллукс Сигнус Блэк, и я, как совершенно правильно отметил ваш избранник, являюсь его прадедушкой. Рад видеть вас в этом доме. Вы проведёте у нас каникулы?
- Да, сэр, – кивнула Гермиона.
- Очень рад, надеюсь, что вам здесь понравится, – кивнул Поллукс. – Пойду, сообщу Ирме приятную новость.
Он скрылся за рамой, а Гермиона с улыбкой повернулась к Альтаиру.
- Приятный человек.
- Да, он и при жизни такой был, – тоже с улыбкой, но немного печальной ответил Блэк. – Ты заметила, как он похож на Сириуса?

- Как тут не заметить. И на него, и на тебя.
- Неудивительно. Он доводится прямым предком нам обоим.
- А что это за второй правнук, о котором ты упомянул?
- Драко. Разве я тебе никогда не говорил? Он приходится мне двоюродным братом.
- Правда? – изумилась Гермиона. – Нет, я и не подозревала…
- Его мать – родная сестра моей. Собственно, все чистокровные маги Британии так или иначе в родстве между собой. А зачастую имеются и родственные связи с континентальной магической Европой.
- Хм… Послушай, но тогда… Отец Гарри, если я правильно помню, был чистокровным магом. Получается, вы с Гарри тоже родственники?
- Конечно, – кивнул Альтаир. – Сейчас скажу, какие... Так. Дорея... Поллукс, Кассиопея – сестра... Наполовину, на четверть... Он мой троюродный дядя.
- Дядя? – прыснула Гермиона. Было очень странно осознавать, что можно быть дядей своего ровесника, пусть и троюродным.
- Ну да. Понимаю, звучит забавно, но так оно и есть. Кстати, Джеймс приходился двоюродным дядей Сириусу – точно так же, как сам Сириус мой двоюродный дядя.
- Ну и ну… А у вас, наверно, есть генеалогическое древо?
- Конечно, – с гордостью ответил Альтаир. – Целый гобелен! Ему семьсот лет, он прослеживает нашу историю с самого родоначальника. Если хочешь, я могу его показать – он тут недалеко, во-он в той комнате.
- С удовольствием посмотрю, только сначала, наверное, лучше с вещами разобраться.
- Да ладно тебе, домовики-то на что? Трабби!
Домовый эльф с хлопком появился рядом с хозяином и с готовностью поклонился.
- Отнеси мои вещи в комнату, – небрежно махнул рукой Блэк. – Вещи Гермионы – в гостевую. Ту, что рядом с моей.
- Слушаюсь, хозяин!
- Ну вот, – Альтаир с улыбкой подошёл к Гермионе, – а теперь можно уделить немного внимания истории. Возьми меня под руку – пускай все мои предки ясно видят, с кем я.
- То есть? Как это поможет им понять, кто я?
- Ну, я имею в виду – понять твой статус в этом доме. Ты не просто гостья – ты моя девушка. Среди портретов слухи разносятся быстро.
Идя рядом с Альтаиром, Гермиона старалась держать походку уверенной. Сейчас это дефилирование под любопытствующими взглядами портретов казалось ей чем-то похожим на воинский смотр. Во всяком случае, как представлялось девушке, ощущения должны были быть схожими. Дальние портреты, мимо которых они прошли минуту назад, уже начали негромко разговаривать между собой, явно обсуждая её.
- Вот здесь, – Альтаир остановился и распахнул дверь. – Прошу…
Гермиона вошла в комнату средних размеров, одну из стен которой полностью занимал огромный гобелен. Сверху на нём был выткан герб Блэков и вышит девиз. Девушка подошла поближе, чтобы рассмотреть его.
- Серебряное повышенное стропило на чёрном поле, разделяющее две серебряных звезды и серебряный меч, – раздался сзади голос Альтаира. – Toujours pur – буквально «всегда чисты». Щитодержатели – гончие.
- Я думала, что ваш герб сложней.
- Почему?
- Ты же сам говорил, что твой род очень древний.
- Безусловно, – в голосе Блэка снова зазвучала нескрываемая гордость. – Недаром мы титулуемся «Благороднейшее и Древнейшее семейство Блэк». Но именно потому, что наш род берёт официальное начало из тринадцатого века, его герб и прост. Все древние гербы просты. Конечно, при браках представителей знатных семей нередко происходит объединение гербов, но самые, если можно так выразиться, «породистые» гербы сохраняются неизменными. Во-первых, потому, что нет для них никакого дополнительного почёта в объединении с какими-то другими гербами, а во-вторых, чтобы даже тот, кто ничего не смыслит в геральдике, мог легко опознать представителя древнего рода. Один простой герб от другого отличить ведь намного проще, чем сложный. Недаром большинство государственных гербов простые… но я, кажется, увлёкся. Извини.
- Да нет, мне интересно… А что означает твой герб?
- Меч, направленный вверх – стремление к ратной славе и бесстрашие перед сильным противником. Стропило – забота о семье и доме. Звёзды – дар свыше. Самый многозначительный элемент герба, его очень по-разному истолковывают. В смысле – какой именно дар имеется в виду. Ну и гончие – преданность, верность.
- А почему именно гончие?
- Другие собаки на гербах не изображаются. У геральдики свои правила.
- Понятно… – протянула девушка, подходя ближе к гобелену. – А где тут самое начало?
- Вот, – Альтаир тоже подошёл и присел. – Видишь вот этого? Формально основатель именно он, хотя его отец и дед тоже были магами. Они, кстати, тоже здесь есть.
- Эдуард Блэк, – прочитала Гермиона. – Отец… Эдуард Третий?!
- Да, – улыбнулся Альтаир. – А сам Эдуард Блэк принял эту фамилию только после того, как окончательно перешёл жить в магический мир, инсценировав свою смерть. Среди магглов он больше известен как Чёрный Принц. Прозвище стало фамилией, которую и поныне носят его потомки.
- То есть и ты?
- Разумеется.
Гермиона с интересом посмотрела на Альтаира.
- Ну надо же! Значит, фактически ты потомок короля?
- Моя мама и бабушка любят говорить: «Быть Блэком – то же самое, что быть королевской крови», – Альтаир выпрямился и приосанился, закладывая одну ладонь за мантию. – Теперь понимаешь, почему?
- Ваше высочество, – Гермиона тоже поднялась на ноги и сделала полушутливый книксен, – для меня великая честь быть принятой в вашем доме.
- Леди, – в том же тоне ответил Альтаир, – вы достойны войти в него не просто гостьей. Чувствуйте себя как дома.
Он замолчал, хитро прищуря глаза, в которых играли смешинки. Губы Гермионы неудержимо изгибались в весёлой улыбке. И через секунду оба расхохотались, оказываясь в объятьях друг друга.
- Так значит, ты принц! Теперь понятно, почему Парвати из кожи вон лезет, лишь бы ты на неё своё внимание обратил…
- Не уверен, что она настолько хорошо изучила мою родословную, но надеюсь, что я привлекателен не только из-за неё.
- Конечно, – Гермиона поцеловала его, – ты просто замечательный. Мой принц…
Это звучало необыкновенно вкусно. От самих слов веяло романтикой старых времён. Гермиона тихо засмеялась, подумав о том, что за время, проведённое здесь, запросто может поднатореть в истории больше, чем за все годы до этого. Во всяком случае, в истории английской магической аристократии уж точно.
Гриффиндорка снова посмотрела на гобелен.
- А где здесь ты?
- Вон, – кивнул Альтаир.
Девушка посмотрела в указанном направлении.
- А почему здесь нет твоей миниатюры?
- Они появляются, когда члену рода исполняется тридцать лет.
- Понятно… Постой-ка…
Гермиона пристально всмотрелась в прилегающий к имени Альтаира Сириуса Блэка участок гобелена.
- А Сириус здесь так и не восстановлен?
- К сожалению, это невозможно. Древняя магия гобелена, чтобы глава Рода подумал, прежде чем выжигать кого-либо отсюда.
- Жаль…
- Согласен, – вздохнул Блэк, – но, увы, изменить это нельзя.
- А кто был вот здесь? Между твоей мамой и мамой Драко?
- Андромеда. Мать Нимфадоры.
- Ах да, точно… Сириус же упоминал о ней, – Гермиона продолжила осматривать гобелен. – А вот здесь? Рядом с твоим дедом?
- Альфард. О нём Сириус тоже наверняка рассказывал.
- Конечно! Это он оставил ему дом и наследство, после того как Сириус сбежал из…
Девушка замялась.
- Из этого дома, – спокойно договорил Альтаир.
- Да…
Снова повисло молчание, но на этот раз напряжённое. Гермиона продолжала смотреть на гобелен, и её лицо всё больше хмурилось.
- Что случилось? – тихо спросил Альтаир.
- Андромеду выжгли отсюда за то, что она вышла замуж за магглорождённого?
- Да.
Слово сухо и холодно раскатилось в неподвижном воздухе комнаты.
- А что тогда… – Гермиона развернулась к своему парню, вопросительно на него смотревшему, – будет с нами?
Реакция Альтаира совершенно изумила её – чего-чего, но улыбки она никак не ожидала. Причём улыбки, становящейся всё счастливей с каждой секундой.
- Альтаир? – осторожно спросила Гермиона. – Что с тобой?
- Следует ли понимать это так, – осторожно начал он, хотя его голос подрагивал от радости, – что ты не против…
Девушка прикрыла рукой рот, но тут же опустила её и весело улыбнулась. Она наконец сообразила, в каком смысле были поняты её слова.
- Боюсь, нам с тобой об этом ещё рановато задумываться.
- Ну а, – Блэк запустил руку в волосы, отчаянно лохматя их, – чисто теоретически?
- Как, всего лишь чисто теоретически? – с притворно суровым огорчением спросила гриффиндорка. Наградой ей стало ошарашенное лицо Альтаира, пытавшегося сообразить подходящий ответ. Понаблюдав за парнем пару секунд, Гермиона наконец звонко рассмеялась и обняла его.
- Расслабься! Пока, повторюсь, нам об этом ещё рано думать. А ответ на твой вопрос был дан ещё три месяца назад – разве ты не помнишь?
- Э-э… к стыду своему, нет.
- Ну уж тот случай ты не можешь не помнить! Утром после моего дня рождения мы вбегаем в класс Снейпа – ну, не вбегаем, но это неважно…
- И ты тогда сказала…
- Что совсем не против так называться, – Гермиона снова поцеловала его. – Можешь считать это ответом.
Альтаир счастливо расхохотался и закружил её на руках по всей комнате.
- Гермиона, я люблю тебя!
- Я тебя тоже, Альтаир. Но, увы, возвращаясь к гобелену…
- А, кажется, я понял. Ты опасаешься, что меня тоже могут выжечь?
Девушка со вздохом кивнула.
- Не выжгут, – уверенно заявил Блэк. – Никогда и ни за что.
- Точно?
- Абсолютно!
- А почему?
- Тут сразу несколько причин. Во-первых, Андромеда, насколько я знаю, не была любимым ребёнком в семье. Во-вторых, она была второй сестрой – даже не наследницей. И в-третьих, оставались другие. А я – наследник Рода, единственный сын в семье. Если не станет меня – даже просто в семье, пусть с самим мной ничего не случится – Род прервётся. Даже если бы меня не любили – а папа с мамой очень меня любят – меня бы ни за что не выжгли с гобелена и не изгнали из Рода. С гарантией. Конечно, это не исключает… других вариантов давления, но самого страшного точно не произойдёт.
Новый вздох Гермионы был исполнен облегчения. Она снова прижалась к Альтаиру, чувствуя, как сильные руки обнимают её.
- Это прекрасно. Чего бы я никогда не хотела, так это причинить тебе вред.
- Ну, в любом случае инициатива исходила от меня, так что…
- А принять её или нет – зависело от меня.
С этим было не поспорить.
- Хочешь ещё поизучать древо?
- С удовольствием, но немного позже. За один раз тут всё равно всего не осмотришь, а второпях не хочется…
- Понимаю. Тогда пойдём – я покажу тебе твою комнату.
- Покажи сначала свою, – внезапно сказала Гермиона. – Я хочу её увидеть… вживую.
На губах Альтаира промелькнула горькая улыбка. Он точно знал, о чём сейчас вспоминает его девушка. И знал, что она точно так же знает о его мыслях.
- Идём. Это на третьем этаже.
Они поднялись наверх. Атмосфера здесь была наиболее лёгкая – в смысле оформления, разумеется, воздух-то был повсюду одинаков – слегка прохладный, однако свежий и с трудноуловимым ароматом дуба. Здесь портретов уже почти не было, а пол коридора был застлан мягкими зелёными коврами.
- На втором этаже располагаются гостиные, обеденный зал, комнаты Главы Рода и его супруги, кабинеты… В общем, по большей части деловые и представительские помещения, – объяснил Альтаир, когда они миновали лестничную площадку. На первом – кухня, кое-какие кладовые… в общем, в основном обслуживающая часть. А здесь, на третьем – гостевые комнаты, моя, как наследника, а также пара малых… гостиных. Точнее, не только гостиных, скорее их можно назвать комнатами отдыха. Там много чего есть, на всех рассчитано. Ещё есть чердак, правда, там почти ничего нет, но зато через него можно выйти на крышу. Иногда оттуда хорошо полюбоваться на ночное небо – когда облаков нет. Ну и, разумеется, подземелья. Они едва ли не больше надземной части дома. Если не знаешь, что да как – несложно и заблудиться.
- А на что вам такие огромные подземные помещения?
- История. Это прежде всего история… Когда-то там были и убежища, и камеры для пленников, и даже секретные ходы. Сейчас там в основном хранилища для особо ценных вещей, лаборатория, да ещё иногда можно встретить разные старые вещи – ну, знаешь, из тех, что девать некуда, а выбросить жалко. Мусом, в общем.
- Получается, что этот дом не так уж велик?
- Ну, в городе сложно найти по-настоящему большое здание. Когда этот дом ещё не был скрыт под чарами, делающими его невидимыми для магглов, это было обычное городское сооружение. Потом ему оставалось расти разве что вглубь, тем более что это позволяло и выделить больше хорошо защищённой площади. Самый нижний уровень подземелья футов на пятьдесят, если не на шестьдесят ниже мостовой.
- Впечатляет…
- Это точно. Конечно, это не Малфой-Манор – вот его тебе тоже стоит обязательно увидеть! Как-нибудь и там побываем, непременно. Там тоже только три этажа, но подземелье не хуже нашего по объёму, правда, не такое глубокое. Малфой-Манор расположен не в городе, так что при его строительстве в размерах не стеснялись. Там великолепный парк… А вот и моя комната.
Альтаир мягко нажал на ручку двери и потянул её на себя, одновременно отступая в сторону и давая возможность Гермионе всё осмотреть. Однако девушка не стала довольствоваться поверхностным осмотром и шагнула внутрь.
Здесь всё было точно так же, как она запомнила в те краткие моменты. Широкая кровать под балдахином. Письменный стол, на котором стояли колдографии в рамках. Большой шкаф, пара кресел. И стена, превращённая чарами в пейзаж. Сейчас он изображал вид на море.
- Здесь уютно, – медленно произнесла Гермиона, оглядывая комнату.
- Тебе нравится?
- Очень… Можно посидеть?
- Радость моя, здесь ты можешь делать всё, что захочешь, – рассмеялся Альтаир, закрывая дверь. – Здесь безопасно… что не всегда можно сказать об остальных помещениях.
- А именно? – насторожилась гриффиндорка.
- Библиотека. Она на втором этаже. Вот уж куда точно не советую заходить без меня. Не говоря уже о том, что охранные чары лежат на всём помещении, начиная от входа, там запросто можно натолкнуться на какие-нибудь локальные гадости на отдельных книгах. Да и сами книги не всегда безопасны.
- Примерно как в Запретной секции школьной библиотеки?
- Она и рядом не стояла. Так что не пытайся зайти туда без меня – это может плохо кончиться.
Голос Альтаира был совершенно серьёзен, так что было ясно – пренебрегать этим предупреждением точно не стоит.
- Хорошо, ясно. Есть что-нибудь ещё?
- Да пожалуй, нет, если не считать отцовского кабинета и подземелий. Но в них опасна в основном лаборатория.
- Всё ясно, – спокойно ответила Гермиона, пробуя рукой кровать.
- Она мягкая, будь уверена, – сказал за спиной гриффиндорки Альтаир. Что-то в его голосе заставило её машинально насторожиться. – Очень мягкая…
В следующую секунду её несильно толкнули ладонью в спину, заставляя повалиться на кровать. А сразу же за этим, не успела Гермиона повернуться, как почувствовала на себе мягкую тяжесть, прижимающую к одеялу.
- Видишь? – как ни в чём не бывало продолжил Блэк, нежно обхватывая её пальцами за плечи и щекоча шею тёплым дыханием. – Безукоризненно мягкая.
Гермиона не сопротивлялась. Наоборот, весело фыркнула и расслабилась, позволяя приятной тёплой тяжести его тела вдавить себя в постель.
- Альтаир, тебе кто-нибудь говорил о том, что ты восхитительно наглый конь?
- В такой формулировке – ещё никогда. А вот по отдельности – сколько угодно…
Гриффиндорка рассмеялась.
- Скажи, а до обеда ещё долго?
- Около двух часов. Ты проголодалась? Сейчас прикажу домовику притащить поесть…
- Нет, с этим как раз можно подождать, – Гермиона приподнялась на локтях и повернула голову. – Десять дней… Ты не сочтёшь меня распущенной, если я скажу, что изголодалась по кое-чему другому?
- Скажу, что такой ты мне в любом случае нравишься… Коллопортус!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37809-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (19.06.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 63


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями