Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2463]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [4]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4675]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14876]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14185]
Альтернатива [8953]
СЛЭШ и НЦ [8717]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4231]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-31 мая)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Начни сначала
Он хотел быть самым могущественным человеком на Земле. Но для неё он уже был таким. Любовь. Ожидание. Десятки лет сожалений. Время ничего не меняет... или меняет?

Проклятые звезды
Космос хранит несметное количество тайн, о которых никому и никогда не будет поведано. Но есть среди них одна, неимоверно грустная и печальная. Тайна о том, как по воле одного бога была разрушена семья, и два сердца навеки разбились. А одно, совсем ещё крохотное сердечко, так и не познает отцовской любви.
Фандом - "Звездный путь/Star Trek" и "Тор/Thor"

Клуб Критиков открывает свои двери!
Самый сварливый и вредный коллектив сайта заскучал в своем тесном кружке и жаждет свежей крови!

Нам необходимы увлекающиеся фанфикшеном пользователи, которые не стесняются авторов не только похвалить, но и, когда это нужно, поругать – в максимальном количестве!

И это не шутки! Если мы не получим желаемое до полуночи, то начнем убивать авторов, т.е. заложников!

О драконе и любви
Беллу обвинили в колдовстве из-за того, что она была невероятно красивой и отклонила ухаживания главного пастора церкви. И решили принести в жертву лишь бы унять дракона, который терроризировал их земли... но что, Если дракон, совсем не дракон. И искал он ту, что снимет чары?

Двуличные
Она думала, что он её спаситель, супергерой, появившийся в трудное время. Для него она стала ангелом, спустившимся с небес. Но первое впечатление обманчиво. Так кто же извлечёт большую выгоду из этого знакомства?

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Каким браузером Вы пользуетесь?
1. Opera
2. Firefox
3. Chrome
4. Explorer
5. Другой
6. Safari
7. AppleWebKit
8. Netscape
Всего ответов: 8442
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Виноградные глазницы. Она. (1.1 - 1.2)

2018-6-25
4
0
1.1


— Она сказала, что её отец был алкоголиком, а её мать — животным.
Теперь она живёт, как скиталица.
(с) Hurts – Rolling Stоnе


«Аэропорт в Сан-Диего, штат Калифорния. Энергосберегающие лампы на потолке искрились, недалеко от выхода часы в круглом циферблате показывали шесть вечера. Прохожие странно поглядывали на девушку с рюкзаком за спиной и сумкой на плече, на девушку, которую никто не встретил. В ее карих глазах уверенность, почти вызов. Ей плевать, она подросток, свободный или одинокий – с какой стороны посмотреть. У нее ничего нет, кроме ста долларов в кармане, плеера, документов и сумки с личными вещами: немного одежды, косметики, зубная щетка, книга, духи. Ей некуда идти, ее никто не ждет. Она хочет забыться, затеряться в музыке и энергетике живого выступления, она хочет увидеть Его: разочароваться или влюбиться сильнее. Желает доказать себе, что больше не боится. И эта девушка – я.

Моя семья не была бедной, моя жизнь не казалась ужасной. С виду. Не было никаких причин для побега, отказа от стабильности, от прекрасного будущего. Окажись все проще, будь то, о чем я навязчиво думала и мечтала последний год, лишь проявлением подросткового бунта и жаждой приключений. Но я не собираюсь возвращаться в родную Москву. По-крайней мере, я сделаю все, чтобы не вернуться. Золотая клетка, отравленный рай. Называйте, как хотите.
Два дня назад мне исполнилось восемнадцать. Так и не прижившись в России, я мечтала уехать. Много путешествуя и переезжая со своей семьей, со своим отцом-немцем, бизнесменом, я думала о том, что люди, в принципе, везде одинаковые, а в США прекрасный климат. Деньги – чертовы бумажки, которые не приносят счастья, вот что я четко уяснила. С ними проще, конечно, но бывают вещи хуже бедности. Еще я знала, что отец ни за что не отпустит меня, не позволит самой делать выбор. Кровь толще воды – не в моем случае.

Английский знаю отлично, загранпаспорт имеется, да и виза осталась. Порывшись в ящике родителей, я нашла небольшую сумму денег: на билет в один конец хватило. Все сборы проходили ночью, под тусклым светом фонарика. Я собирала вещи, а заодно искала причины своей слабости. Всегда терпела, а сейчас... сейчас во мне что-то сломалось. Я больше не могла выживать. Мне слишком больно оставаться здесь. Тем более, почти волшебная дата – 10.10.2010.
Не так давно я влюбилась в популярного музыканта. Около пяти месяцев назад я увидела его клип по телевизору. Новая группа из США, играет не типичный для меня, любительницы поп и электронной музыки, инди-рок. Помню, сначала я не обратила внимания на песню и остальных участников. Зеленые, почти изумрудные, глаза, они стали моей путеводной звездой, стали причиной сделать еще один вдох. В общем-то, типично для подростка, жизнь которого не представляет собой ничего интересного, жизнь которого напоминает жестокую шутку. Вокалист пел с хрипотцой, низковато, почти мурлыкал. «Я смогу найти лекарство, найти лекарство для тебя, сломленная девушка». Его зовут Стивен Рэтбоун, ему 24, он чертовски обаятелен и красив. Темно-каштановые волосы достают до подбородка, завиваются на концах и всегда лежат в творческом беспорядке. Мне особенно нравится его кривоватая улыбка (левый уголок всегда выше), легкая щетина, прямой нос. Немного неряшливый стиль одежды: клетчатые рубашки, рваные джинсы, шляпы. Ростом не ниже 180, обычного телосложения. Но он с любой внешностью был бы прекрасен, артистизм и харизма делают свое дело: магнетически очарователен. Я влюбилась в Стивена и переключила свое внимание на любовь к нему. Иногда мне кажется, я навязала себе эти чувства, дабы меньше бывать в реальности. Придумала отдельный мир, наши отношения, его характер. Любить недосягаемую звезду не больно, безопасно и очень приятно. Стивен пишет романтичные тексты песен и рассказывает в интервью, что очень хочет найти свою любовь. И, конечно, в тайне я мечтаю стать для него единственной. Правда, осознание, сколько таких, как я, неплохо отрезвляет.

Судьба ли, но именно в мой день рождения я увидела по телевизору репортаж о том, что группа «» (где Стивен солист, автор песен и один из гитаристов) дает заключительный концерт по Калифорнийской части тура и берет небольшой перерыв перед туром по остальным частям США и Канаде. К сожалению, «» были не настолько популярны, чтобы приехать в Россию или хотя бы Европу. Последний город – Сан-Диего. Я сидела за кухонным столом, ела торт и думала о том, что пора бы мне откинуть трусость и забитость, прогрызть зубами клетку, вырваться на свободу. Либо я уезжаю завтра вечером, либо жду еще неопределенное время, пока вновь не начнутся концерты «». Осознание того, что мне восемнадцать и я, наконец, могу уехать, могу увидеть его, молотом ударило по голове. Пожалуй, моей целью было сбежать из Москвы, от своих сумасшедших родственников, и навсегда изменить свою жизнь. А концерт и встреча с мужчиной мечты – лишь приятный бонус, необходимый толчок для принятия решения».

Каждая секунда — это жизнь,
И с каждой минутой ты все ближе к Богу.
И ты не видишь ничего, кроме красных огней.
Ты позволяешь своему телу гореть, как никогда прежде.
(с) Hurts – Better than love


«Привыкнуть к смене климата оказалось нелегко: только я вышла из аэропорта, голова закружилась, а в футболке, рубашке, кожаной куртке и джинсах стало невыносимо жарко, несмотря на вечернюю прохладу. Но я быстро забыла обо всем, с восторгом разглядывая улицу, полную шумных прохожих – люди покидали аэропорт, весело болтая и обнимаясь. С океана веяло прохладой, пахло солью и бензином. Поймать такси несложно – это не Нью-Йорк, конечно, где желтые машины едут друг за другом дружным паровозиком, но такси у выхода предостаточно, так что я села в уютный салон, откинувшись на сидение и вытянув ноги в черных кедах с яркими нашивками. Чтобы как-то отвлечься, я уставилась на мультяшного песика Гуфи, наклеенного слева от шнурков.

– Вам куда? – спросил седой мужчина, поправляя кепку.

– Бар «Shout House», – ответила я, совершенно не представляя, что буду делать там без билета. Но я вполне могу постоять в дверях. Надеюсь, удастся увидеть Стива после выступления.

Я всю дорогу любовалась сквозь стекло машины городом, уже погрузившимся в сумерки. Сан-Диего ничем не уступал своему старшему брату Лос-Анджелесу: все сверкало, переливалось в свете уличных фонарей, позволяя разглядеть современную архитектуру, высокие дома, уютные кафе и бары; я начинала влюбляться в этот город».

«Здание из белого кирпича с дугообразным красным козырьком, на нем даже издалека можно увидеть название клуба, написанное белыми буквами; для не особо зрячих название дублировалось над крышей на белой табличке с подцветкой (надпись красная, на фоне клавиш пианино). Пока я ехала, таксист рассказал, что «Shout House» – уютный бар, отличие которого пианино на сцене, на нем обычно играли профессиональные пианисты, а зрители танцевали или пели на сцене в караоке, а также сами могли сыграть. Но иногда в бар приезжали музыканты, и он трансформировался в небольшой концертный зал.

Сегодня как раз был такой день (Стивен постоянно подчеркивал в интервью, что в небольших барах им выступать уютнее и приятнее), и понять это можно было по огромной толпе у входа. Я, осознавая безнадежность ситуации, все-таки подошла.

– Ты на концерт? Я Эйприл, – на меня смотрела милая девушка примерно моего возраста, но на голову ниже и с милыми веснушками. На ней футболка с логотипом группы и значки с названием песен.

– Да, но у меня нет билета…

– Я тоже иду, но мы с подругой сильно поругались, как и всегда, она ни во что не ставит меня, – объяснила Эйприл, накручивая на палец прядь золотисто-каштановых волос (так она наверняка пыталась справиться с волнением). – Вот Катрин и не пришла. Билеты должна была достать я, а встретиться мы договорились у бара. – На мгновение замолчав, моя новая знакомая изменилась в лице: широко улыбнувшись, она подскочила ко мне и обняла за плечи. – Ты можешь пойти вместо нее! – выпалила Эйприл и, увидев озадаченность на моем лице, добавила умоляющим тоном: – Брось! Тебе же нужен билет, он у меня есть!

Я не знала, что сказать, поэтому тупо уставилась на нее, открывая и закрывая рот, будто рыба.

– Я… я не могу его принять, – наконец выдавила я. Это шутка такая?

Конечно, встреча с Эйприл – огромная удача, но я ненавижу быть кому-то обязанной.

– Брось! – повторила девушка, легонько ударив меня в плечо. – Мне нужна компания.

– Я отдам деньги, – заверила я, а Эйприл, завизжав, кинулась обнимать меня, словно старую подругу и, крепко сжав мое запястье, потянула сквозь толпу в бар (у нее, оказалось, были VIP-билеты с ранним запуском). – Я Ари, – запоздало представилась я, но не уверена, что девушка меня расслышала.

Внутри бар выглядел бедновато: мебель из ветхого красного дерева, стены выкрашены в красную краску и увешаны табличками с расписанием мероприятий, сертификатами и фотографиями. У барной стойки висит американский флаг, потолок черный, украшен десятками тусклых ламп в железных абажурах. Помещение маленькое, а народу набилось прилично, меня и Эйприл каким-то чудом толпой оттеснило к сцене, недалеко от бара с алкоголем. Сцена находилась на небольшом возвышении, и первый ряд может дотронуться до музыкантов, если те подойдут к самому краю. Пол сцены деревянный, сзади во всю стену плакат с названием группы, уже вынесли инструменты. Эйприл ушла за напитками. Считанные секунды до начала, мое сердце забилось быстрее. Фанаты начали звать музыкантов, выкрикивая их имена.

Свет приглушили, раздались первые аккорды гитары, зал взорвался оглушительными визгами, Эйприл вернулась и, подскочив, чудом не пролила на мою рубашку содовую. Я растеряно огляделась: бар заполнен в основном девушками. Соотношение с мужским полом 70 на 30. Фанаток очень много, и как я не пыталась себя подготовить мыслями «я не одна такая», их количество вывело из равновесия, а их внешность ударила по самооценке. Они визжали, как сумасшедшие, дожидаясь Стивена и коллег по группе – не менее симпатичных гитаристов и барабанщика. Я забралась на небольшую тумбу и смотрела на происходящее в зале сверху. Нервы у меня тоже на пределе, а сердце прыгало у самого горла, но пока я держала себя в руках, только судорожно поправляла волосы и грызла трубочку от слабоалкогольного коктейля из содовой и водки, принесенного Эйприл (ей уже исполнилось 21).

Через несколько минут клуб залился фиолетовым сиянием и на сцене появился Стивен. Очаровательно улыбаясь, он поприветствовал всех собравшихся в зале. Его голос с южным акцентом и приятной хрипотцой казался таким родным, до мурашек. Не верится, что я слышу его вживую. Стив запел, перебирая пальцами струны гитары. У меня вспотели ладони. Он великолепен в красной клетчатой рубашке и черных джинсах, в шляпе. Недельная щетина только украшала его лицо, как и немного странные очки в роговой оправе. Стивен не переставал улыбаться, наслаждаясь выступлением, импровизируя, флиртуя с толпой, веселясь с гитаристами Джерадом и Логаном. Барабанщика Бена почти не было видно за огромной барабанной установкой, выглядывали только его черные кудри, а кожа в искусственном приглушенном свете казалась синеватой, он всегда имел немного болезненный вид и молчаливый нрав.

Логан, застенчивый афроамериканец с ослепительной улыбкой, спортивный и вежливый, не особо интересовал фанаток по причине кольца на безымянном пальце левой руки. Гитарист Джерад был вторым любимчиком в группе после фронтмена Стивена. Джерад носил репутацию развязного плохого парня, ловеласа и циника, а его обаяние всецело компенсировало немодельную внешность: долговязый, с глазами цвета пожухлой травы, впалыми скулами и тонкими губами. Но от его взгляда и ухмылки даже у меня иногда подгибались коленки, хотя я не любила заносчивых самовлюбленных соблазнителей и мало обращала внимания на кого-то, кроме Стивена Рэтбоуна.

Насладиться выступлением не получилось. С тумбы меня столкнули и зажали в толпе. Мой первый в жизни концерт превратился в сущий кошмар, несмотря на любимые песни и живой звук. Все происходящее смахивало на драму, снятую больным режиссером: когда критики разнесут в щепки его артхаусное кино и попросят сходить к психиатру, тот без труда найдет у «творца» шизофрению. Меня не столько оглушала музыка, сколько те, кто пришел на концерт: настоящие ценители инди-музыки и новых исполнителей? Черта с два, – истеричные девочки моего возраста, они кричат и плачут, подпевают гнусавыми голосами и танцуют бешеные танцы. И я, то и дело зажмуривая веки, пытаюсь абстрагироваться от этого безумия, смотреть на него, слушать только его голос. Спаси меня, спаси...

– Я не понимаю, – сорвалось с моих губ.

Эйприл даже не посмотрела в мою сторону: безумие коснулось и ее. То же самое. Сносит крышу, люди превращаются в стадо зомби, желающих обладать. В глазах, вперемешку с эйфорией, восторгом и надеждой – злость. Слепая ярость. Уверена, если дать им в руки по ножу – они перережут друг другу горло только за один лишь шанс прикоснуться к звезде. А что бы сделала я, если бы нож попал в мои руки? Наверняка перерезала бы горло себе.

Не думала, что все может так выйти: получается, чувства к нему не настолько сильны, раз я хочу убежать отсюда, пожертвовав шансом получить автограф и, если повезет, совместное фото. А может, мои чувства наоборот – глубокие? Мне все это не нужно, он для меня давно уже больше, чем картинка; мне бы прогуляться с ним по ночному городу, выпить кофе из пластмассовых стаканчиков, поговорить по душам. Со Стивеном как с человеком, а не как музыкантом, звездой, кумиром. Я не хочу обладать им, я даже стесняюсь думать об этом.

Объявили перерыв. Необходимая возможность побывать на свежем воздухе. Выждав минут десять, пока толпа поредеет, я в спешке покинула зал. Плевать, что я наверняка потеряю выгодное место – почти рядом со сценой! – мне нужно привести мысли в порядок, иначе я просто-напросто сойду с ума. Глупая домашняя девочка не может справиться с приключениями».

«Вторую половину концерта я смотрела выступление с последних рядов, а после, в растерянных чувствах, с тяжелой головой, на грани истерики, пробивалась к выходу, там меня чудом нашла Эйприл и сообщила, что в ее билеты входит не только ранний запуск, но и небольшая автограф-сессия на двадцать человек.

Я говорила со Стивеном. Вернее, сначала впала в ступор. Затем состоялся бессмысленный легкий разговор, вежливый, отработанный – я удивила Стивена Рэтбоуна только долгим молчанием и сильным, из-за волнения, акцентом. Стив флиртовал со мной, но, вероятно, он со всеми флиртует – часть работы, имиджа. Он в жизни так же прекрасен, как и на фото. Близко... спросил мое имя... чтобы расписаться, конечно же. Потом улыбнулся, пошутил и три минуты счастья истекли.
Я могла бы пофлиртовать с ним в ответ, оставить свой email, пригласить куда-нибудь – я много мечтала и представляла эту встречу, – но растерялась, была слишком очарована, не могла поверить в реальность происходящего. Так или иначе, шанс упущен. Ничего не изменилось в моих чувствах. Но иллюзии разбились о реальность и, отдышавшись на свежем воздухе, я осознала, что мечтать о популярном музыканте дома, где фантазия – спасение, проще, чем в Америке. Здесь я лишь одна из, неприметная и ненужная. Отныне я принадлежу сама себе. Я должна трезво смотреть на вещи и осознавать – Стивен Рэтбоун мне чужой человек, вернее, я для него – никто, ему плевать на меня и мои трудности. При всем желании мечтать дальше, надо думать в первую очередь о том, что предпринять, дабы не возвращаться домой.

И счастью не было предела, когда Эйприл предложил первое время пожить у нее. Она такая милая, выслушала мою историю о том, что я осталась без семьи, нищая сиротка. Ложь, верно, но я готова ухватиться за любую возможность, хоть бы остаться. Виза кончится и придется все равно уезжать в Москву, если родители не найдут меня раньше.

У меня нет денег даже на автобус до Лос-Анджелеса, куда вернется Стивен Рэтбоун завтра утром. Но я остаюсь. Зачарованная Америкой. Пожалуй, я свихнулась. Что ж, моему совершеннолетию почти три дня. Я имею право делать глупости».

1.2


Вот они мы. На безопасном расстоянии.
А вот мое сердце. То, что от него осталось.
В этом городе, я убедилась,
Однажды, однажды, да...
У меня была надежда, слепая вера.
© Hurts – Once


«Проснувшись с первыми лучами солнца, не могла поверить – я в Сан-Диего уже целую неделю! Улыбка не сходила с моего лица. Круто. Круто, круто, круто!

– Ари, с добрым утром, милая.

– С добрым утром, Адам, – прислонившись губами к щеке парня, ответила я.

Но стоит начать с самого начала: Эйприл предложила мне пожить с ней и ее братом, они год назад съехали от родителей и начали самостоятельную жизнь. Сначала брат Эйприл – Адам – показался мне грубым: он встретил нас презрительным взглядом и фальшивой улыбкой, но как только Эйприл изложила брату ситуацию, тот согласился, чтобы я осталась. При близком знакомстве и частом общении Адам оказался довольно милым. Да и внешне привлекателен: черные волосы, будто воронье крыло, спадают на лоб длинной челкой; острые черты лица, татуировки на руках, высокий, болезненно-бледный, отчего синяки под его кристально-голубыми глазами никогда не исчезали.

Пока Эйп и Адам были в колледже, я помогала по хозяйству и искала работу, но так как американского гражданства у меня не было, все попытки оказались напрасны. Виза? А что виза? Кому нужен временный работник? Я даже не стажируюсь.
Адам всячески поддерживал меня и помогал адаптироваться в новой среде. Спустя несколько дней, когда мы сидели в гостиной, весело болтали под какой-то глупый сериал, шедший по телеку, и дожидались Эйприл, которая, оказалось, была заядлой тусовщицей, Адам впервые меня поцеловал. Не сказать, что я влюбилась, но с этой минуты Адам стал для меня большим, чем просто друг.

Стивен Рэтбоун остался в Сан-Диего. Когда закончился концерт, группа в полном составе поехала отмечать завершение тура в клуб, и барабанщик Бен попал в больницу (ударился и сломал большой палец на ноге). Ребята приняли решение остаться на неделю-две, объяснив, что хотят быть с другом и, к тому же, им понравился город. Я старалась не думать о допустимой встрече и убеждала себя – несмотря на то, что именно в эту секунду Стив находится где-то рядом, в одном со мной городе, возможно, идет по соседней улице, я не буду с ним. Моя влюбленность, граничащая с больной привязанностью, никуда не делась, но нужно жить в реальности. Такие, как я, не могут быть с такими, как Стивен. А вот студент Адам подходит мне. Быть с кем-то в отношениях ново и странно. Может, нашим коротким разговором на автограф-сессии Стивен благословил на жизнь без него? Без него, несмотря на то, что я никогда не требовала взаимности. Изначально я отдавала себе отчет: я пускаю в свое сердце и голову знаменитого музыканта потому, что одиночество и боль уничтожали, кто-то должен был меня отвлечь и спасти. Теперь, видимо, спасать больше не нужно. У меня есть Адам.

Да, я мечтала о другой жизни, но на данный момент я счастлива. Все сложилось лучше, чем я ожидала, и своей цели – убежать от прошлого – я достигла. Адам чуткий и нежный, Эйприл – веселая и добрая. Но я понимала, что не могу долго злоупотреблять их гостеприимством и мысль «что же делать дальше?» часто посещала меня. Не хочу обратно домой».

« – Эйприл, сколько можно? – я почти кричала в трубку. – Мы же договорились пройтись по магазинам!

– Прости, Ари. Никак не могу приехать, – хныкала подруга.

– Нельзя было сразу сказать? Час жду тебя в торговом центре!

– Прости…

– Ох, ладно.

Я сбросила вызов. Несмотря на приятное утро, день с каждой минутой разочаровывал меня все больше и больше: отсутствие транспорта в дикий ливень, потеря любимого кольца, а теперь еще и Эйприл не может приехать, наверняка начальник завалил ее работой (и Эйп, и Адам подрабатывали несколько дней в неделю). Единственное, что согревало, – Адам и то, как мы проведем сегодняшний вечер: сходим в кино или погуляем по парку.

Вдруг я услышала знакомый голос, такой родной, с южным акцентом, с хрипотцой.

– Да, мы действительно задержимся в Сан-Диего еще на неделю. Бен поправляется, спасибо за ваши сообщения, вы лучшие фанаты!

Подняв голову, я увидела над эскалатором огромный телевизор: Стивен Рэтбоун давал интервью. Я заворожено смотрела на него. Еще неделя? Вторую неделю он будет совсем близко, почти рядом. И я буду надеяться на встречу. Не смогу, как бы ни хотела, выкинуть из головы, оставив приятным воспоминанием. Я чуть не споткнулась на ровном месте. Не верится, когда-то я видела его вживую, он говорил со мной. Грань между реальностью и мечтой стерта.

Домой я ехала с туманом в голове. Периодически вздрагивала, когда видела в толпе кого-то похожего на Стивена Рэтбоуна: взлохмаченные темные волосы, шляпа, клетчатая рубашка или чехол с гитарой за спиной.

Повернув ключ, я зашла в квартиру. Внутри кто-то был. Адам? Почему он не встречает меня?

– Адам? Эйприл? – крикнула я в пустоту.

Ответом мне послужило шуршание в гостиной, негромкие голоса. Сердце ушло в пятки. В доме воры? Я на цыпочках прокралась в гостиную…

Это были не воры. На кровати лежала полуголая девушка, по внешности напомнившая куклу Барби, а на ней – Адам. Мой Адам. Он страстно целовал ее губы, шею, плечи, спускаясь ниже. Его руки скользили по ее груди. На пальце этой красотки сверкнуло мое любимое кольцо...

– Адам, – прошептала я, чувствуя, к горлу подкатывает ком.

Уверенность в человеке не оставляет шансов справиться с болью от предательства, такое открытие похоже на ледяной душ. Я не смогла сдержать слез. Ради этого человека я ломала себя, я привязывалась к нему и старалась убедить себя, что лучше синица в руках, чем журавль в небе. Что комфорт важнее чувств. Меня не нужно спасать, я в безопасности...

– Ари, ты не так все поняла, – воскликнул Адам, вскочив с дивана. – Мелани... она...

Но я не слушала его, качая головой. В ушах стоял шум, а перед глазами пелена слез.

– Я доверилась тебе.

– Ну, прости! – Адам развел руками. – Я не виноват, что ты не даешь мне того, что нужно нормальному мужчине! Ты думала, за красивые глазки жить у меня в доме осталась?!

Я застыла, не в силах остановить беззвучную истерику. Плечи обдало неприятными мурашками. Все сливалось в одно пятно, я уцепилась за стену, едва держась на ногах.

– Ничтожество! – донесся, будто откуда-то издалека, его полный отвращения голос. – Я тратил на тебя время и деньги, а ты ломалась, грязная иммигрантка!

– Зачем ты так, – прошептала я сдавленным от слез голосом.

Но ответ ударился о пустоту: я выбежала из квартиры, желая никогда туда больше не возвращаться».

«До вечера я бесцельно бродила по городу. Адам всего лишь хотел переспать со мной и поэтому вдруг стал таким дружелюбным и чутким. Шокированная открытием, я выбежала из квартиры, не забрав вещи, без куртки. Со мной только сумка с документами, книгой, мелочью на проезд и жвачкой.

А ведь ради Адама и его мнимых чувств я пыталась забыть Стивена Рэтбоуна, упуская возможность на второй шанс: не искала встреч, не читала новости о передвижении музыканта по городу, не мечтала. Прогоняла из головы и сердца.

Никогда я не разделяла людей на тех, кто рядом, а кто нет, ибо близкие могут быть чужими. Для меня важны мои чувства и то, как они влияют на меня. И я упустила возможность высказать их, поблагодарить лично. Доверившись Адаму, его словам о любви с первого взгляда, искренности, порядочности, я наступала себе на горло, убеждала себя, что действительно нет смысла любить Стивена – он звезда, а я просто девчонка; мне стоит отпустить его. Я изо всех сил пыталась полюбить Адама, а он не мог удержать член в штанах пару недель, пока я осваиваюсь! Меня переполняла злость и обида, отвращение и жалость к себе. Я лишь хотела сделать все правильно! И что хорошего в реальных отношениях? Проще любить картинку, с которой никогда не будешь. Боли меньше, ведь изначально знаешь, чем все кончится – ничем.

Вымотавшись, я, в конце концов, остановилась на одной из улиц незнакомого района. Безлюдно, компанию мне составляли только редкие фонарные столбы, ухоженные клумбы и припаркованные автомобили. Шоссе казалось бесконечной волной, убегая вдаль. Тело била мелкая дрожь, от холодного воздуха и слез щемило легкие, в майке и рваных джинсах я замерзла и не чувствовала оледеневших пальцев. У меня началась истерика. Опустившись на сырой асфальт, я шумно задышала и закрыла лицо руками. Мечты не сбываются, а все те знаки, предчувствия, что тут я найду человека, который в будущем станет для меня всем, оказались глупыми иллюзиями наивной романтичной девчонки. Я ненавидела мир, но, по сути, была виновата сама, виновата в том, что доверилась своей интуиции и осталась в этом городе. Он не принес мне ничего хорошего. Я подумала о Стивене. Вспомнила его теплую улыбку. И что с того, он посмотрел на меня и немного пообщался. Теперь, думая о концерте, я вспомнила: он и правда смотрел на меня долго, заинтересованно. Но я быстро выкинула воспоминание из головы, разрыдавшись. Мечты не сбываются. Мои уж точно. Сколько раз нужно это повторить, чтобы перестать надеяться? Утром я заберу свои вещи и уеду обратно в Москву.

Раздался оглушающий скрип тормозов, визг шин, ругательства, и я увидела в нескольких сантиметрах от своего лица горящие фары. Меня ослепило, и я ринулась в сторону: ноги заплелись, падение на тротуар неизбежно. Отскочила вовремя – автомобиль проехал рядом, чудом не задев. Я и забыла, что сидела на проезжей части. Неудачница. Даже умереть нормально не могу.

Громкий удар оповестил: машина врезалась в столб, потом отъехала на обочину. Секунд десять оглушающая тишина. Вновь ругательства. Я, пошатываясь, встала с холодного асфальта. Локоть разодран в кровь, рану сильно жгло, тело горело от пары свежих синяков.

– Ох, черт, Джерад, ты слепой?! – дверцы автомобиля громко хлопнули, водитель и пассажир вышли на улицу, переругиваясь между собой. – Ты идиот! Кретин! Придурок! – возмущался пассажир.

– Ты меня заговорил, и я не увидел этой идиотки! Вот что людям дома не сидится?! – ответил ему второй. Говорили мужчины. – Твою мать! Моя тачка!

– Джерад, ты человека сбил, а тебя волнует машина?!

– Все в порядке, – слабо пробормотала я, жмурясь от яркого света фар и кашляя от дыма, валившего из разбитого капота. Страх и адреналин сдавили горло, я жадно глотала воздух, все еще всхлипывая.

– Точно? – ко мне подбежал мужчина роста чуть выше среднего.

Он загородил собой фару, и я смогла разглядеть его лицо. Пронзительные зеленые глаза, аккуратная щетина. От удивления я отшатнулась, вновь шмякнувшись на холодный асфальт – напротив меня с обеспокоенным видом был Стивен Рэтбоун. Не дождавшись ответа, он присел и осмотрел мою руку.

– Может, в больницу? – спросил он, параллельно сняв с себя кожаную куртку и накинув ее на мои голые плечи. Я чуть не потеряла сознание от аромата его одеколона. – Мы как раз оттуда, друга проведывали.

Верно, Бена.

– Нет, не надо! Все в порядке.

– В порядке? – удивленно выдохнул Стив.

Должно быть, я выглядела паршиво. Брови Стивена взметнулись вверх, он осторожно коснулся пальцами моего взмокшего лба, убирая с него прилипшие волосы. Его руки были холодными, почти ледяными, но, соприкоснувшись с моей кожей, теплели: у школьной подруги я замечала такую особенность организма – тонкие сосуды или что-то подобное.

– Да. Просто…

Я качнула головой, с трудом сдерживая новые слезы. Получше натянув на плечи куртку, я укуталась в нее, пытаясь абстрагироваться от подавленного, шокированного состояния. Надо же, Стивен Рэтбоун опять спасает меня.

– Мы виделись? – он почесал лохматый затылок, сев рядом со мной на обочину и вытянув ноги, совершенно не боясь замарать джинсы о пыль и грязь. – Ммм... Сейчас вспомню.

Я открыла рот и хотела подсказать – мы виделись на концерте, – но Стивен поднял руку вверх, веля мне ничего не говорить. С изумлением я смотрела на его прекрасное лицо и не верила – он помнит меня? Из десятка лиц, он хоть смутно, но помнит меня? Невероятно.

– Подожди, – Рэтбоун хмурился, чуть улыбаясь. Задумавшись о концерте, мы оба немного отвлеклись от происходящего, и я заметила, что успокоилась и впервые за вечер не чувствую себя ничтожеством. – Сейчас... сейчас...

– Стивен, моя машина-а-а-а, – выл Джерад.

– Заткнись! – шикнул на него Стив, поправляя воротник фиолетовой рубашки; мне казалось, в его гардеробе есть рубашки в клетку всех цветов радуги. – Точно! Россия, верно? Сразу вспомнил твой акцент, хотя он у тебя больше немецкий.

Я, смеясь, кивнула, шмыгая носом. Надо же, прошла неделя, а он еще помнит меня...

– Да, – прошептала я, не в силах отвести глаза. Он однозначно самый красивый человек, которого я когда-либо видела. На миг я позабыла обо всем на свете. Разве важно то, что происходило до этой встречи? Одно его присутствие лечит. Здесь, ночью, на пустом шоссе, мне уютно.

– Все же давай я провожу тебя. Мало ли... – Стивен вскинул бровь. – Я возмещу ущерб.

– Это она мне возместить должна! – встрял в разговор Джерад. Он обошел автомобиль, встал напротив фары, и я смогла разглядеть гитариста: светло-каштановые пряди выглядят сальными, глаза бегают, как у наркомана, худые руки дрожат, и не следа от британского обаяния. – Ох, моя малышка...

– Я куплю тебе очки, придурок, – рявкнул Стивен и улыбнулся мне: – Идем? – он вскочил и дал ладонь, помогая мне подняться на ноги. С радостью приняв его жест, я встала, но Стивен не рассчитал силу, и я угодила в его объятья, прильнув к теплой груди. От близости перехватило дыхание.

– Было бы куда идти, – пробормотала я и, смущенно отстранившись, отряхнула колени.

– Что? – переспросил Рэтбоун.

– Я жила с другом и... ну, в общем... больше не живу...

Губы задрожали. Перед глазами возникли картинки недавних событий. Я закрыла лицо руками. Жутко стыдно и обидно от того, что Стивен видит меня такой, но контролировать истерику не получалось. Я бежала от боли, а в итоге получила очередное предательство.

– Ты как? – испугался Стив, не понимая, что ему делать. Растерянно бормоча утешения, он бережно обнял меня.

Обычный молодой человек, а не известный музыкант. Прямо сейчас покорил своей чуткостью и готовностью помочь едва знакомой девушке. Его крепкие объятия успокаивали. Окутанная запахом резковатого парфюма с едва уловимыми нотками кисловатого зеленого яблока, – а также стойким запахом сигарет, – я пыталась запечатлеть в памяти эту минуту; минуту, когда я впервые за много лет чувствовала себя в безопасности.

– Черт! – Стивен задумчиво пощелкал пальцами. – Оставить тебя в таком состоянии... Едем ко мне?

– Что? – одновременно воскликнули я и Джерад.

– Едем, – кивнул Стивен.

Он тепло улыбнулся и положил руку мне на плечо. Находясь в прострации, я слабо понимала, что происходит. Ехать со Стивеном к нему домой? Общаться с ним ближе, чем поклонница и артист? Что вообще происходит? Почему он доверяет мне? Стивен вывел меня из раздумий, переместив крепкие руки с моих плеч на талию. Осторожно поддерживал, словно боясь, что я потеряю сознание. Я и правда была близка к тому, чтобы отключиться. И вовсе не от боли в локте.

– На чем, позвольте поинтересоваться, вы едете? – саркастично усмехнувшись, спросил Джерад, скрестив руки на груди. Его глаза метали искры.

– На такси, – спокойно ответил ему Стивен.

А я шла рядом, смотрела на Стивена Рэтбоуна, и не верила своему счастью».


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37810-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Julia_Romantic (26.05.2018)
Просмотров: 147 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 orchids_soul   (01.06.2018 17:01)
Сразу ощущается этот подростковый максимализм и "море по колено". Благодарю!

0
3 terica   (30.05.2018 18:40)
Цитата Текст статьи ()
Я придумала отдельный мир, наши отношения, его характер. Любить недосягаемую звезду не больно, безопасно и очень приятно.

Кто же не влюбляется в обожествляемых небожителей..., но как далеки выдуманные образы от реальных.
А Ари оказалась очень упорной и настойчивой..., но ведь потом пришло осознание, что студент Адам ей подходит больше, но ее постигло такое большое разочарование..., и главное - вовремя.
Такое неожиданное стечение обстоятельств..., и Ари едет домой к Стивену Рэтбоуну...
Большое спасибо за классное продолжение.

0
2 ValenTyna   (29.05.2018 12:09)
Большое спасибо за замечательное продолжение!

0
1 робокашка   (27.05.2018 20:10)
Возраст подошел и девушку одолела жажда любви. Увидала красивого парня и сотворила себе кумира...

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями