Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1655]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2495]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [22]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4717]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14963]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14215]
Альтернатива [8963]
СЛЭШ и НЦ [8771]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4335]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

amberit
Горячие новости
Топ новостей августа
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вспомни
Белла бросается со скалы и при ударе о воду теряет память...

Любовь началась со стакана воды
Вот оно счастье! А началось все осенним вечером со стакана воды в переполненном кафе.

Славянский кипиш в Корее
Три славянские девушки прилетели в Южную Корею отдохнуть и расслабиться, но с какого-то момента все пошло не по плану. Подруги даже не подозревали о тайнах и происшествиях, поджидавших их в этой экзотической стране.

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Секрет
Я была в ярости. Я кричала и злилась на всех, но более всего на них, и был только один человек, который меня понимал - Розали. Она тоже изменилась, тоже умерла три дня назад. Мне было жаль себя, её, наших родителей.

Тихий зов надежды
Иногда глас судьбы еле слышен, зов надежды – едва уловим. История о чуть заметных, смутных и мимолётных знаках и силах, которые привели Джаспера к его Элис. POV Джаспер.

Осколки
Вселенная «Новолуния». Альтернативное развитие событий бонуса «Стипендия». Эдвард так и не вернулся, но данные Белле при расставании обещания не сдержал…
Мини-история от Shantanel

Лунная радуга
Элис достаточно ясно дала мне понять: другого выбора не осталось. Но я готова... по крайней мере, надеюсь на это. Я вернусь, настолько далеко, насколько потребуется. Клянусь, я переиграю судьбу, вырву для нашей истории иной конец, и на этот раз - длиною в вечность.



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15720
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Всё, что есть, и даже больше. Глава тридцать пятая

2018-10-22
14
0
Я надеюсь, что и он тоже стал мудрее, чем был.
Но для меня он всё тот же Эдвард.
Белла Свон


- Спокойной ночи, Эдвард, - говорю я, и эти слова, как и его с аналогичным содержанием, сказанные чуть ранее, будто возвращают меня в прошлое, не очень близкое, но и не слишком далёкое, в ту пору, когда мы засыпали и просыпались вместе, и слышать данную фразу было нормой. Я думала, что нас ничто и никогда не разлучит, и не ценила те дни, как должно, но теперь я усвоила урок и знаю, что не повторю своих ошибок вновь.

Не всё было неправильно, но то, что являлось таковым, я не собираюсь совершать вновь. Я любила Эдварда и сегодня утром, когда открыла глаза, и накануне вечером, когда обнаружила его ожидающим меня у галереи. И в тот момент, когда он сделал мне больно, а потом и вовсе ушёл, и даже в тот день и час, когда потеряла нашего общего ребёнка, и всё это всё ещё ощущается почти как единственно верная вещь в мире. Наверное, так и должно быть, если ты ощущаешь, что эти чувства на всю жизнь, и что именно через годы ты их и пронесёшь. Это правильно, любить его, и, в очередной раз за последние несколько часов испытывая нежелание, чтобы этот прекрасный вечер подходил к концу, я вдруг осознаю, что никогда прежде не любила Эдварда так сильно, как сейчас, когда спустя почти два с половиной года после нашей последней встречи он снова рядом со мной. Мы оба стали старше, и я надеюсь, что и он тоже стал мудрее, чем был, но для меня он всё тот же Эдвард. Клянусь, я готова смотреть на него вечно, и мне это никогда не надоест. Наверное, всё дело в воспоминаниях, что потускнели, или, быть может, это из-за костюмов, которые он прежде не любил, но сейчас, видимо, носит ежедневно, но мне кажется, что он стал лишь прекраснее по сравнению со своим же образом, отпечатавшимся в моей памяти. Прежде, чем между нами всё окончательно рухнуло, его тяготило, что я больше не улыбаюсь, хотя он и пытался не показывать этого, но то же самое отравляло жизнь и мне. Теперь это сродни благословению, видеть, как уголки его губ снова и снова приподнимаются в улыбке, и, думая об этом, я понимаю, что счастлива, видеть его таким спокойным и безмятежным снова.

Я не собираюсь звать его наверх и приглашать в гости, и дело совсем не в родителях и сестре, наверняка ожидающих меня у самой двери, просто для этого ещё слишком рано, как и для основательного разговора по душам. Я точно больше никогда не разрушу свою жизнь и не предам свои мечты из-за него, и не подставлю себя, лишь бы ему стало лучше, но я, несомненно, хочу, чтобы, когда придёт время, он стал частью моего настоящего и будущего. Как и в ресторане, сейчас он на расстоянии вытянутой руки, и мне это нравится, то, что при желании я смогу его коснуться, и он не будет возражать. Я знаю, что он позволит мне это сделать, ведь в машине мы уже держались за руки, причём всё началось по его инициативе, наши пальцы были переплетены, и это ощущалось так знакомо и так невероятно правильно, хотя я и представить не могла, что всё будет именно так. Но правда в том, что нам хорошо вдвоём, будто и не было ни расставания, ни наркотиков, ни боли, а то, что мы находимся так близко друг к другу, лишь служит сигналом к тому, что, если чувства живы, всегда можно всё преодолеть и начать всё сначала.

Я не связалась с Эдвардом, просто не смогла, но он раздобыл мой номер телефона и написал. И если это не признак того, что и его эмоции остаются прежними, и что мы оба хотим одного и того же, тогда я просто больше не знаю того человека, который явно смотрит мне вслед и ждёт, когда я зайду в свой подъезд. Но я в курсе того, кто такой Эдвард, и что он собой представляет, даже после нескольких лет молчания, тишины и полнейшего неведения о его судьбе. По крайней мере, это то, в чём я убеждена, и пока он не заверит меня в обратном, я буду верить в то, что подсказывает мне моё сердце, слушать его и просто ждать, когда мы снова станем одним целым. Так же остро, как и тогда, когда мы только обрели друг друга, я нуждаюсь в том, чтобы просыпаться с ним каждый день в одной кровати и делить на двоих все радости и горести. Мы мечтали о собственной семье и разделить успех друг друга, и Эдвард уже посетил мою выставку, а теперь я чувствую ещё и то, что для нас ещё не всё потеряно.

Он назвал меня красивой, и я видела в его глазах себя прежнюю, голодную, желающую поесть, но не способную принять пищу, и потому болезненно худую и бледную, а также желание позаботиться. Я больше не такая, но воспоминания слишком свежи, и едва он начал объяснять, я и сама поняла, почему он заказал мне так много всего. Чтобы откормить, хотя я более и не нуждаюсь в этом, и убедиться, что у меня всё есть. Я, и правда, многим обладаю, в том числе и квартирой, пусть и не своей, но той, что вполне могу себе позволить, и материальным благополучием, но всё это ничто, если я не с тем, с кем хочу разделить всё это и провести всю свою жизнь, точнее столько, сколько мне осталось. Далеко не всегда нам удаётся получить желаемое, и наверняка каждому человеку хотя бы раз в жизни, но доводилось слышать соответствующие слова, и хотя в моей голове почти намертво и засели слова Эдварда, что вместе с ним вернётся и всё плохое, я хочу думать позитивно.

Если мы действительно жаждем одного и того же и сильно постараемся, то ничего такого никогда не случится, и даже больше. Я пока этого не ощущаю, но когда мы оба будем готовы поговорить откровенно, у нас обязательно всё получится. Это то, во что я верю, и так просто я не отступлюсь, даже если члены моей семьи и не будут рады за меня и не одобрят мой выбор. Решать не им, а мне, но, учитывая то, что время их пребывания в Нью-Йорке и со мной строго ограничено, и уже завтра днём они сядут на поезд, чтобы вернуться к своим жизням, ссориться с ними я совсем не хочу. И поэтому, когда, зайдя домой, я нахожу родителей в гостиной, именно это первым делом им и говорю. Они прекрасно знают, где я была и с кем, но у нас не было времени об этом поговорить и всё обсудить. Когда Эдвард связался со мной, я находилась в галерее, и всё, что я сделала, это предупредила их о своих планах, и хотя я и не горю желанием возвращаться к нашему не совсем завершённому разговору, возможно, без этого никак не обойтись.

Не то чтобы я так уж сильно нуждаюсь в их благословении, но всё же мне нужно их одобрение, и чтобы, если этого ещё не произошло, они простили Эдварда, а со временем и приняли его в нашу не так давно увеличившуюся семью. Это то, что мне необходимо, и если мы с ним будем держаться особняком, как это уже было тогда, когда мы страдали от наркозависимости, то мне просто будет больно, что бы я ни думала о том, что смогу с этим жить. Ничего из этого не выйдет, ведь у меня племянник, в судьбе которого я и дальше собираюсь участвовать по максимуму, и я не хочу оказаться в ситуации, при которой придётся выбирать между семьёй, что не пожалела ничего ради моего спасения, и любовью всей своей жизни. Это не вариант и не выход, и пока всё не сложится наилучшим образом, я не успокоюсь, но мне хочется оказаться понятой прямо здесь и сейчас и так же скоро разобраться и с возникшими разногласиями, если без них не удастся обойтись, чтобы потом не пришлось делать это по телефону.

- Насколько я знаю, никто и не собирается ссориться, Белла, да и с чего бы нам это делать? - отвечает мама, но я-то знаю лучше, как всё это бывает. Это просто слова, а на деле они оба наверняка предпочитают совсем не думать об Эдварде, будто игнорирование его существования заставит его снова исчезнуть, а меня в свою очередь перестать хотеть быть с ним. Но этому не бывать, и я согласна переступить через себя и поговорить и о нём, и об их отношении к нему, и о том, что они думают о тех моих картинах, главной темой которых он как раз и является. Да, мою выставку мы тоже обсудить не успели, но, быть может, это даже и к лучшему. Теперь поговорим обо всём и сразу, не прерываясь и не начиная всё сначала из-за необходимости принять к сведению новые обстоятельства и то, что я поужинала с ним и определённо собираюсь сделать всё, чтобы вернуть его в свою жизнь.

- Я... я, конечно, не уверена, но, быть может, потому, что я нарисовала Эдварда, а сегодня ещё и поужинала с ним, в то время как вы, вероятно, о нём не самого лучшего мнения, - садясь в кресло, ведь разговор вполне может затянуться, объясняю я, не желая недомолвок. В моём прошлом их было более чем достаточно, и всё, чего я хочу, это чтобы именно там они и остались.

- И ты хочешь это обсудить?

- Скорее да, чем нет.

- Что ж, можем и обсудить, если для тебя это так важно.

- Если честно, то да. Более чем.

- Хотя ты и не предупредила нас заранее, я бы не сказала, что была сильно удивлена вчера, и уж тем более никакие из твоих картин меня не шокировали. Чего-то такого в глубине души я и ждала, и я понимаю, почему ты сделала всё это. В отличие от твоего отца.

- Рене...

- А что? Это ведь правда, а наша дочь, как я понимаю, хочет честности, и чтобы мы были с ней откровенны. И вообще я думаю, что мне лучше удалиться и оставить вас одних.

- Но тебе совсем необязательно уходить, мам.

- А почему нет? Это твоя жизнь, твои решения, и хотя я и думаю, что ты уже совершила немало ошибок, если таковые ещё будут, они тоже должны быть исключительно твоими, но я почему-то уверена, что ты знаешь, что делаешь.

- Я, и правда, знаю.

- Вот поэтому мне и не нужно здесь оставаться, ведь это не у меня проблемы с Эдвардом. Как женщина женщину, я тебя прекрасно понимаю, и будет лучше, если вы двое пообщаетесь наедине.

Встав с дивана, мама выходит из комнаты, чтобы, вероятно, составить компанию моей сестре, где бы в квартире она не находилась, а мы с папой остаёмся вдвоём, и после всего, что мне довелось услышать, это заставляет меня нервничать. К самой мысли о том, что мы с Эдвардом воссоединимся и снова будем вместе, он, очевидно, относится крайне негативно, и я его понимаю, но знаю, что больше никогда не увязну. Может, это и преждевременно, но я так же уверена и в том, с кем и после всех этих лет по-прежнему хочу связать свою жизнь. Возможно, после одной встречи и нельзя это утверждать, но его глаза сказали всё за него, выразив то, на что слова порой неспособны. То, как ему жаль, и его решимость на этот раз сделать всё правильно.

Я ощущала слёзы на протяжении долгого времени, но и во взгляде Эдварда видела ту же влажность, что испытывала и сама, и я знаю, он не притворялся. Просто не мог. Он никогда не играл с моими чувствами, и не думаю, что это вдруг произойдёт. Я просто должна убедить во всём этом и своего отца, которого уже однажды разочаровала и, если бы о постигшей меня беде стало известно и за пределами семьи, даже опозорила бы, но больше я так не поступлю. Я обязана им жизнью, и я должна беречь себя, чтобы показать, что всё было не напрасно, и что они не должны беспокоиться о том, что меня придётся снова спасать. Да, я обожглась и сглупила, но это ведь не означает, что теперь меня постоянно придётся страховать и вечно быть начеку, верно?

Я пересаживаюсь туда, где несколькими минутами ранее и сидела мама, чтобы быть как можно ближе к отцу, когда придёт время донести до него мысль, согласно которой обо мне больше нет нужды переживать. Очевидно, что у родителей это в крови, волноваться о своём ребёнке, сколько бы лет ему не было, но я не хочу, чтобы за меня тревожились. Отныне и всегда мне необходимо доставлять окружающим лишь радость и счастье, и прямо сейчас я и хочу начать.

- Пап?

- Ты побывала в аду и вернулась к жизни, и ты невероятно сильная женщина, а я бы сделал всё от меня зависящее снова, но мы спасли тебя не для того, чтобы всё повторилось, и чтобы ты ещё раз наступила на грабли.

- Я знаю, но вам с мамой больше не нужно нервничать. Вы помогли мне выжить, и, учитывая все обстоятельства, иной реакции ожидать было бы просто глупо, но теперь я снова в состоянии отвечать за себя и свои поступки и обещаю, что ничего такого со мной не случится. Ты можешь мне доверять, когда я говорю, что не подставлю свою жизнь под угрозу снова.

- Я доверяю тебе, милая, но не тому человеку, который и сделал с тобой всё это, - отвечает папа, и в его голосе сжимающая мне сердце грусть. Но самое расстраивающее это то, что иногда, в зависимости от освещения, я, кажется, вижу морщины на его лице, которых бы там не было, если бы не принятые мною решения, чуть не убившие меня. Он словно постарел, и в этом мне некого винить, кроме самой себя, но в Эдварде, даже зная, сколько мы оба неприятностей и страданий доставили обеим нашим семьям, я всё равно нуждаюсь. И в моих силах сделать всё, чтобы его отстоять и защитить. Я не дам его в обиду, даже если это и обоснованно, ведь нужно уметь прощать.

- Но я чувствую, что он изменился... - говорю я, ведь именно это ощущение и возникло у меня, едва я села к нему в машину, и даже прежде, когда я только согласилась на встречу, и оно настолько стойкое, что я и сейчас продолжаю его испытывать. Из-за него я и не раздумывала долго, ведь, пусть я и не решилась позвонить первой, мне хотелось увидеть Эдварда снова и услышать его голос, когда мы будем говорить, но получила я даже больше, чем то, на что рассчитывала. В моих мечтах мы касались друг друга, но мне не верилось, что это может произойти в реальности, поскольку, сидя рядом с ним на заднем сидении машины, я не могла найти ни единого повода, чтобы дотронуться до Эдварда первой. Но в стремлении успокоить он сделал это за меня, и когда его тёплая ладонь накрыла мою, это было даже лучше, чем в моих воспоминаниях, гораздо и намного. И я хочу, чтобы не только наши пальцы переплелись снова, но и наши жизни. Навсегда. - Если бы вы встретились, ты и сам бы это увидел. Теперь он другой, как и я, но в чём-то всё тот же. Он больше никогда меня не обидит.

- Как ты можешь быть уверена в этом?

- Я просто знаю. Я так чувствую, понимаешь?

- Наверное... Просто мы завтра уезжаем, и я боюсь, что ситуация может повториться. Необязательно то, что ты навредишь себе снова, но то, что он каким бы то ни было способом сделает тебе больно, и мы узнаем об этом по телефону.

- Обещаю, всё будет хорошо, и я хочу, чтобы ты мне верил.

- Ты хотя бы знаешь, что у тебя есть и другие варианты? Вы были вместе, но это ещё не означает, что он и есть твоя судьба.

- Но именно так всё и обстоит, - в моём голосе невероятная по силе убеждённость, ведь я уже давным-давно всё для себя решила, то, что Эдвард единственный в своём роде, и дело совсем не в том, какой он красивый, или какой у него чарующий голос. Несомненно, он прекрасен снаружи, но я не думаю, что причина, по которой я полюбила Эдварда, это его внешность. Это вовсе не она заставила меня влюбиться, а его душа и то, что скрыто от посторонних глаз, да я и не нуждаюсь в том, чтобы рядом со мной был самый красивый во всём мире человек. Я просто хочу, чтобы меня искренне любили, а сильнее, чем Эдвард, ни один другой мужчина это делать не будет. - Кроме него, мне больше никто не нужен. Лишь он один, и чем раньше ты это примешь, тем будет лучше для всех нас.

- Иди сюда, - просто говорит папа, раскрывая для меня свои объятия, и я без всякого промедления и более чем охотно прижимаюсь к нему. Хотя на мне сейчас и платье, но оно совсем не милое, по крайней мере, не из тех, что носят маленькие девочки, да и я уже давно не малышка, но для своих родителей и, в особенности, для него я всегда буду именно такой. Это совершенно нормально и даже естественно, просто я не хочу, чтобы желание всегда быть уверенными в том, что у меня всё хорошо, отражалось на их физическом здоровье и душевном состоянии.

- Я люблю тебя, пап, но и его тоже... И я уже ничего не могу с этим поделать.

- Просто будь осторожна, Белла, хорошо? Это всё, о чем прошу.

- Хорошо, - киваю я, чувствуя поцелуй в своих волосах. Они были ломкими, слабыми, тонкими и тусклыми, и я думала, что они уже никогда не восстановятся, но мои опасения, к счастью, не подтвердились. Мне кажется, что это лишь вопрос времени, когда мы с Эдвардом снова будем вместе, и потому я более чем уверена, что когда впервые после немыслимо долгого перерыва он, наконец, вдохнёт мой запах, то будет несказанно счастлив, ощутить вкус зефира в моих вновь густых волосах и увидеть, что они отросли. Эдвард ненавидел то, как их состояние изменилось в худшую сторону, да и я сама презирала это, но теперь всё хорошо, и я снова ем зефир потому, что люблю его, а не из-за того, что пытаюсь втолкнуть сладости в себя, лишь бы доказать, что у нас с Эдвардом всё по-прежнему.

Он не остался со мной сегодня вечером, но я верю, что рано или поздно настанет момент, когда нам больше не придётся разлучаться дольше, чем на несколько часов. Мы сойдёмся и всегда будем вместе, и станем семьёй, как и хотели после того, как я согласилась на его предложение, хотя и очевидно, что прямо с этого места мы продолжить никак не можем. А в ожидании момента, когда всё встанет на свои места, я должна сделать всё необходимое, чтобы Эдварда не ненавидели. В конце концов, пусть я и не собираюсь об этом рассказывать, он в каком-то смысле тоже спас мою жизнь. Не когда нашёл меня в ванной, но когда ушёл, хотя, кажется, больше всего на свете и желал остаться, но знал, что это лишь окончательно меня погубит и сотрёт с лица земли, будто я никогда и не рождалась.

Выглядит так, словно он, фактически и совершенно наплевав на себя, пожертвовал собой ради моего благополучия, выздоровления и того, чтобы я забыла всё плохое, с ним связанное, и была по-настоящему и безгранично счастлива, но разве это так? Нет, совсем нет, и уж точно не без того, кто, кажется, и по сей день что-то испытывает по отношению ко мне. Я определённо чувствую любовь, и в течение некоторого промежутка времени я даже раздумывала над тем, чтобы признаться Эдварду в этом, и хотя так ничего подобного и не сказала, миг, когда я это сделаю, обязательно наступит.

- Спасибо, милая.

- Это тебе спасибо. За всё.

- Чем смогу, я всегда помогу тебе, Белла, ведь я тоже люблю тебя, моя девочка.

- Я знаю, пап, - киваю я у его груди, скрытой тканью фланелевой рубашки. Мне очень хорошо, как и всякий раз, когда мой отец обнимает меня. Это происходит не так уж часто, но когда случается, я уж точно не тороплюсь покинуть тепло его рук, но, как правило, он всегда отстраняется первым, впрочем, как и сейчас.

- Ну, я думаю, что нам всем пора спать, ребёнок. Завтра рано вставать, - папа поднимается с дивана, мы желаем друг другу доброй ночи, и он уходит в комнату, в которой когда-либо в дальнейшем и будут создаваться мои, надеюсь, шедевры, а пока там располагаются мои родители на привезённой с собой надувной кровати, в то время как сестра ночует вместе со мной. У меня пока есть лишь матрац, но для человека, нуждающегося в том, чтобы просто было, куда упасть после порой утомительного и насыщенного дня, это как раз то, что нужно. Именно об этом я и думаю, входя в свою комнату, где уже находится Анжела. Она стоит спиной ко мне, и каким-то образом я, даже не видя, на чём конкретно сосредоточен её взгляд, понимаю, что именно её так сильно заинтересовало.

Есть лишь одна вещь, которая могла приковать к себе всё внимание моей сестры, и когда я подхожу к ней, то убеждаюсь, что не ошиблась. Мне хочется злиться, что Анжела не то чтобы рылась в коробке с моими вещами, но извлекла рамку без спроса, но я просто смотрю на более молодую версию самой себя, которую обнимает соответствующий ей по возрасту Эдвард. На бережной хранимой мною фотографии мы оба улыбаемся в камеру, и мы счастливы, и наша любовь друг к другу более чем очевидна. Из множества снимков в моём телефоне именно этот самый любимый, и именно поэтому я его и распечатала и храню максимально близко к себе, чтобы смотреть на него перед сном. Даже если мне не особо и нравится тот факт, что Анжела добралась до того, что не предназначено для её глаз, гнева я совсем не ощущаю.

- Вы здесь такие красивые и влюблённые.

- Да, так и есть, - естественно, соглашаюсь с ней я, ведь мы, и правда, были такими, и иногда это ощущалось так, будто окружающего мира и вовсе не существует, а есть только мы. Эта фотография уже история, и нам уже никогда не выглядеть, да и не быть такими молодыми снова, но это вовсе не означает, что мы больше не будем такими же счастливыми и беззаботными, как на напоминающем мне о хороших временах снимке. Я вижу красивую пару, но двое, что прекрасно смотрелись вместе, всё ещё живы и способны составить её снова.

- Злишься, что я на неё наткнулась?

- Нет, но буду благодарна, если ты уберёшь её на место, - отвечаю я, уже снимая с себя платье, переодеваясь ко сну и, наконец, забираясь под одеяло. Признаю, мне бы хотелось, чтобы под ним и рядом со мной находился Эдвард, и хотя пока это и несбыточные желания, из-за присутствия сестры я нисколько не расстроена. Я почти слышу, как в её голове блуждают мысли, а вопросы сменяют друг друга, но Анжела ни о чём не спрашивает, и я ей за это благодарна. Особо рассказывать и нечего, но это невероятно ценно, то, что она, кажется, понимает, что сейчас мне хочется просто помолчать и спокойно обдумать сегодняшний вечер. Я, и правда, нуждаюсь в этом, но минутка и даже часы наедине с собой будут у меня и завтра вечером, а родные к тому времени уже уедут. Осознавая это, я выключаю свет на прикроватной тумбочке со своей стороны, из-за чего комната погружается в темноту, и поворачиваюсь к своей сестре, чтобы немного поговорить и с ней. - Извини, если вдруг обидела.

- Да нет, всё в порядке.

- Мне кажется, что я снова могу дышать, и всё это благодаря тебе.

- Быть может, мне и не стоило вмешиваться, но я больше не могла видеть, как ты мучаешься. Ты должна была быть счастливой, но ты не была ею. Теперь же я вижу, что тебе уже лучше. В твоих глазах наконец-то появился свет.

- Я и сама это чувствую.

- Ты не обязана всё рассказывать, но я хотела бы знать, как у вас двоих будут складываться дела, хотя я и уверена, что всё будет хорошо.

- Я на это надеюсь, - отвечаю я, ощущая невероятное спокойствие и то, как с души, будто камень упал. Долгие месяцы мне не удавалось заснуть в одно мгновение, поскольку я всё думала и думала о совершённых в прошлом ошибках и о потерях окончательных и, надеюсь, временных, но сегодня, едва моя голова касается подушки, на то, чтобы уснуть, у меня, кажется, уходит всего одна секунда, и это прекрасно. Это благословение, и лишь теперь, перестав словно задыхаться, я понимаю, что по-настоящему исцелена. Впереди чистый лист, и даже не один, ведь на самом деле их много, и я могу использовать какие угодно краски и рисовать всё, что хочется, и этого у меня никому не отнять.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-37794-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (12.10.2018) | Автор: vsthem
Просмотров: 246 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
3 terica   (14.10.2018 17:49)
Цитата Текст статьи ()
Но правда в том, что нам хорошо вдвоём, будто и не было ни расставания, ни наркотиков, ни боли, а то, что мы находимся так близко друг к другу, лишь служит сигналом к тому, что, если чувства живы, всегда можно всё преодолеть и начать всё сначала.

Все равно Бэлла остерегается..., не смотря на сильные чувства; и чтобы начать жизнь с чистого листа, необходимо время.
Очень важно, что Бэлла сумела убедить своих родителей - Эдвард, именно. тот человек. с которым она будет счастлива.
Большое спасибо за интересное продолжение.

0
1 оля1977   (13.10.2018 11:52)
Все я да я, но почему она не вспоминает, что и он тоже был не в порядке. Почему, собственно, ей на протяжении этих двух лет, когда она писала картины и дулась на него за то, что он ей не звонит и не интересуется ее жизнью не пришло в голову, а как он сам себя чувствует? вылечился ли? жив ли вообще? и это после смерти Джейкоба. Она начала осозновать , что он , уйдя от нее, позвонив ее родителям, тем самым спас ее жизнь. И потом, почему не вспоминал? А как же все эти анонимные звонки с молчащей трубкой? Кто по ее мнению мог ей звонить и молчать? Не понимаю ее. Спасибо за продолжение.

0
2 ghbdtn555   (13.10.2018 18:37)
Полностью согласна! Спасибо!

0
4 vsthem   (17.10.2018 21:01)
Придет время, и она все поймет. Поймет, насколько сильно он ее любил и по-прежнему любит. И со звонками тоже все прояснится.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями