Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1629]
Из жизни актеров [1605]
Мини-фанфики [2395]
Кроссовер [680]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4596]
Продолжение по Сумеречной саге [1263]
Стихи [2351]
Все люди [14618]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14034]
Альтернатива [8939]
СЛЭШ и НЦ [8507]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4046]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Осенний конкурс профилей
Предлагаем вам украсить свои профили, а значит и наш сайт, под стать времени года, в шикарные золотистые тона. Темой нашего конкурса будет осень и все ее проявления.
Прием комплектов до 25 ноября.

Он рядом
Он соврал... Она умерла... Найдут ли они друг друга?

DOZOR
Ночь, машины, дороги, километры… Скорость, заборы, подвалы, крыши, лестницы, стены, деревья… Свет, тьма, эмоции, чувства, драйв, экстрим, адреналин...
Это нужно чувствовать... Это нужно пережить... Через это нужно пройти... Белле Свон… и NE_людI...

Добавлен эпилог! История закончена.

В клетке воспоминаний
Все убегают от своих болезненных воспоминаний. Но ОНИ живут с ними. Их попытка убежать от воспоминаний закончилось тем, что они встретились в одном городе. Откроются ли они другим людям и идти дальше? Или ужасные воспоминания сильнее их? Реальная жизнь людей, которые преодолевают жизненные трудности, но всё равно находят счастье в жизни.

Адреналин
Опьяняющее чувство свободы, когда мчишься с большой скоростью по трассе — словно наркотик, и этот наркотик — адреналин. Экшен, байки, тестостерон, бои без правил и романтика. Мини от Валлери, MaryKent и Olga_Malina

Видеомонтаж. Набор видеомейкеров
Видеомонтаж - это коллектив видеомейкеров, готовых время от время создавать видео-оформления для фанфиков. Вступить в него может любой желающий, владеющий навыками. А в качестве "спасибо" за кропотливый труд администрация сайта ввела Политику поощрений.
Если вы готовы создавать видео для наших пользователей, то вам определенно в нашу команду!
Решайтесь и приходите к нам!

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 467
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Треугольник времени. Глава 6

2017-11-19
47
0
Не знаю, как и насколько, но мне удалось уснуть.
Очнувшись, я не чувствовала себя отдохнувшей, скорее, наоборот – меня будто били изо всех сил по каждому участку тела, и теперь я даже не могла поднять головы с подушки, не издав при этом мучительного стона.
Первые несколько секунд нужны были для того, чтобы понять, где я нахожусь. Разум отказывался принимать тот факт, что я все еще в прошлом, нас с Клэр похитил дикий шотландец и привел в чужой дом, чтобы нас сожгли тут, как нечестивых, а не в доме преподобного после ужасного и столь реалистичного сна.
Неохотно разомкнув веки, я задрожала – под толстым слоем пледов мне все равно было холодно. Кожа вмиг покрылась мурашками. Я боялась, что меня до сих пор знобит от простуды.
– Ну что, как дела? – Клэр услышала, что я зашевелилась, и также открыла глаза, привыкая к яркому свету.
– Мне нехорошо, – не переставая дрожать, ответила я. – Тело болит, голова тоже. Я надеялась, посплю – и все пройдет, но мне стало только хуже.
Она испуганно откинула одеяло и притронулась губами к моему лбу, а когда отстранилась, поняла, что все очень скверно.
– Спрошу у миссис Фиц, есть ли у нее что-нибудь. Вряд ли у них имеются антибиотики, но народная медицина не так уж плоха, если знать, чем лечить. А ты лежи и не вставай, поняла? – отдала приказ подруга и встала с постели, но я ее остановила:
– Клэр, тебе стоит одеться. Судя по всему, для них мы не в платьях, а в нижнем белье по замку ходим. – После сказанных слов я почувствовала ужасающую сухость во рту и кашлянула. – Поищи что-нибудь накинуть.
– Да, ты права. – Миссис Рэндолл, опустив голову, изучила себя.
– Она тут искала нам одежду? – заглянув в прикроватный ящик, поинтересовалась подруга и достала корсет со множеством запутанных шнурков. – Но я понятия не имею, как надевается эта штука. Может, пока наброшу на себя что-то…
Клэр не стала церемониться, а просто взяла один из пледов, которыми укрывалась, и вышла из комнаты, решив, что такой вариант тоже неплох.
Да, намного лучше того, в чем видна ее обнаженная грудь.
Подруга оставила меня в холодной, но довольно светлой комнате, а мне вспомнилось детство, когда мама сказала, что сходит в новый магазин за железной дорогой, к слову, слишком дорогостоящей для нашей семьи в те времена, и быстро вернется. Сейчас я бы заподозрила неладное, но разве ребенок семи лет мог думать о финансовом положении родителей, когда на кону стояла игрушка, которой наверняка не было ни у одного из друзей и одноклассников?
Я знала, что магазин находился недалеко от нашей квартиры, так что легко отпустила маму, хоть и жутко боялась оставаться одна.
Выглядывая в окно, я буквально провела ее взглядом до самых дверей торгового здания, в то время как отец строго запрещал открывать раму и высовывать голову. Мы тогда жили в Нью-Йорке. Как известно, этот город никогда не спит – слишком много машин, людей, разбоя и иммигрантов в любой период суток. К тому же времена были непростые, работы не было, так что многие шли на отчаянные поступки, а увидев маленькую девочку в окне, вполне могли проникнуть в квартиру, предположив, что она одна дома.
Прошло достаточно времени, пока я ждала. Там, внизу, жизнь не стояла на месте, но я не теряла надежды, вырисовывая в голове картинки, как мама встретила тетю Сьюзен и заболталась с ней, или очередь за моей игрушкой настолько длинна, что покупателям приходилось ожидать весь день.
Люди все куда-то бежали, ругались, смеялись, богачи ездили на новых автомобилях, а небо темнело – близился вечер.
Признаюсь, осознание произошедшего пришло не сразу. Когда дверь квартиры открылась, и зашел обеспокоенный папа, слезы из моих глаз потекли ручьем, и я кинулась к нему в объятья.
В то утро я видела маму последний раз. Оставила она не только мужа, сбежав с каким-то итальянцем на пароме, в первую очередь она бросила свою дочь, пообещав новую игрушку! В какой момент своей жизни моя мать полностью утратила человечность? Была ли она вообще?
Отец никогда не позволял говорить о маме, даже думать запрещал, и я не имела ничего против. Когда она ушла, он не стал оправдывать ее, сочиняя сказки о поездке, из которой она должна скоро вернуться; он посадил меня рядом и рассказал всю правду, а затем отвел в кино, где демонстрировали новый фильм Ширли Темпл. И я до сих пор благодарна ему за это.
Возвращаясь в реальность, я боялась того же исхода событий, подозревая, что Клэр может не вернуться, и тогда папа не придет с работы и не сводит меня в кино. Останусь только я и люди, понятия не имеющие, что такое кинотеатр.
Я не хотела думать о подобном, но в нынешнем состоянии в моем воспаленном мозге засела недобрая мысль: а если миссис Рэндолл действительно не вернется, бросив меня здесь? По сути, я мешок с камнями, не позволяющий двигаться дальше. Клэр умная и сообразительная, вполне сможет найти выход из сложившейся ситуации, а такая тяжелая ноша, как я, в виде груза, случайно оказавшегося с ней в одной лодке, лишь тянет на дно. Я больна, многого не знаю об этом времени, да и с тем уровнем медицины вряд ли смогу поправиться. Зачем я ей? Проще вернуться обратно и сказать, что меня убили, нежели выхаживать ромашковым чаем и похлебкой.
Сколько ни пыталась еще поспать, поняла: не смогу, пока не выпью хотя бы глоток воды. На губах появилась корка, будто я провела в пустыне несколько дней под палящим солнцем.
Неужели у меня такой сильный жар?
Отхлебнув с трудом немного остывшего чая, который перед сном принесла миссис Фиц, я обессилено откинулась на подушку. Если там, в лесу, я могла двигаться, даже бежать, то сейчас едва поднимала веки – они приобрели вес булыжника.
Прошло некоторое время, пока я лежала с закрытыми глазами, размышляя на не самые приятные темы, как дверь комнаты резко отворилась. Я дернулась от испуга. К счастью, это была Клэр с небольшим подносом в руках.
Внутренняя Кэтти радостно захлопала в ладоши.
– Как же ты меня напугала...
– Прости, я очень спешила.
Залетев в комнату, подруга поставила поднос с какими-то травами и емкостями на нашу постель.
– Это лесная малина. Как хорошо, что в запасах миссис Фицгиббонс я нашла хоть что-то, действующее при таком жаре. А еще немного спирта и чистые ткани. Нужно тебя растереть.
– Что сказали о внешнем виде? – приподнимаясь, поинтересовалась я.
Кажется, руки мои были не в состоянии удержать меня, и я снова откинулась на подушку, наблюдая за активными движениями Клэр.
– Миссис Фиц сказала, что позже зайдет и поможет мне одеться перед встречей с «ним», а пока необходимо разжечь камин, чтобы тебе было тепло.
– С «ним» – это с тем самым?
– Да, полагаю.
– Прости, подвела тебя с этой простудой... Я не хотела, чтобы ты шла туда одна.
– Ни о чем не переживай. Возможно, это нам даже на руку, – подкладывая поленья в камин, проговорила миссис Рэндолл. – Ссылаясь на твой недуг, я скажу, что нам немедленно нужно попасть в город, к доктору. И тогда, может, удача повернется к нам лицом.
– Клэр, – совсем тихо начала я, но она не повернула ко мне головы, продолжая заниматься делами, – а если я не выздоровею?..
После этих слов подруга подлетела ко мне, села на край кровати и сжала крепко мою руку.
– Кэтти, я запрещаю тебе думать о таких вещах, ясно? Ты поправишься. Я сделаю все, даже невозможное, чтобы уже завтра ты проснулась и почувствовала себя намного лучше.
Вместо слов я просто кивнула. По правде говоря, даже если это не так, у меня разве был выбор?
Ухаживая за мной, миссис Рэндолл, видимо, не помышляла ни о чем другом, кроме как о моем выздоровлении – это было видно по ее сосредоточенному лицу, словно я для нее – очень важная пациентка, при лечении которой нельзя отвлекаться. Каждая минута, казалось, дорога, словно в моей ноге пуля, и ее нужно аккуратно извлечь, чтобы не пришлось ампутировать конечность.
– Я сейчас умру от запаха, нежели от болезни, – не переставая кашлять от пронзающих ноздри паров спирта, сказала я.
– Я знаю, моя хорошая, – успокаивающим голосом ответила Клэр, не переставая растирать мои ноги тканью, пропитанной спиртом, разведенным с водой, – но сейчас это лучшее средство от жара, что у нас есть.
Лечебные процедуры прервал тихий стук в дверь, и я снова дернулась от испуга. Не знаю, удастся ли мне вообще перестать бояться здесь каждого шороха, но пока я насторожилась, ибо мы не ждали никого, кроме миссис Фиц, а стучит она громко и несколько раз.
Но это оказалась как раз кухарка, боясь, что я могу спать. После некоторых вопросов о моем состоянии и нескольких наставлений, она разложила одежду для Клэр, дожидаясь, когда та закончит растирать меня.
Выглядела миссис Фицгиббонс довольно удивленной, рассматривая нас во время процедур. Чувствуя себя экспонатом в музее, я попросила подругу о небольшом перерыве, потому что больше не могла дышать парами спирта. Ну, и чтобы скрыть свое полуобнаженное тело от кухарки. Мне было неловко, несмотря на то, что миссис Фиц – дама.
– Вы молодец, разожгли камин, – подкинув несколько поленьев, заметила она. – Милочке необходимо хорошенько прогреться!
– Да, Кэтти стоит пропотеть, чтобы вышли вредные вещества, токсины, из организма.
Похоже, слова были не совсем понятны для женщины этого времени, поэтому миссис Фиц уставилась на Клэр:
– Откуда тебе все это известно? Ты что, знахарка?
Подруга запаниковала, но тут же выпалила:
– Да, что-то вроде этого.
Ничего не отвечая, кухарка в мгновение ока стала с большим уважением относиться к Клэр и повлекла ее за собой к подготовленному одеянию. Без каких-либо протестов подруга приняла это и позволила помочь.
Миссис Рэндолл пришлось снять всю одежду и предстать перед нами нагой, ведь кухарка заставила ее сменить даже нижнее белье, которое, я уверена, отличалось от здешнего во много раз. Это было понятно по очередному ошеломленному взгляду миссис Фиц, но Клэр что-то пробурчала про французскую моду, и они продолжили обряд облачения в наряд этого времени.
– Я решила, что зеленый подойдет к вашим каштановым волосам, милочка, и оказалась абсолютно права, – любуясь с восхищением работой, приговаривала кухарка скорее самой себе. – Еще ленточки нужны!
Она достала из своего бездонного кармана пучок лент и какие-то украшения.
Подруга выглядела напуганной, но, помимо страха, я заметила необычайную красоту в образе средневековой Клэр Рэндолл. Я не представляла, как сама буду смотреться во всей этой одежде, но подруга была необычайно красива и женственна.
Пока мы ехали сюда, на территории замка я обратила внимание на некоторых женщин примерно нашего возраста, но они и на сотую долю не были похожи на Клэр, пусть даже приведут себя в порядок, сделают красивую прическу. Миссис Рэндолл обладала аристократичной внешностью: худощавая фигура, осанка, изящность и грация в движениях, бледная кожа, длинная шея. Платье только подчеркнуло ее качества, сделало в разы прекраснее. Наверняка такими были лишь дамы высшего общества, считающиеся богинями красоты.
– Так, теперь все хорошо. Вы готовы ко встрече с ним.
Волнение окатило нас с головой после произнесенных миссис Фицгиббонс слов. Клэр перевела взор на меня, ожидая поддержки, но я не могла ее подбодрить: ни взглядом, ни словами. Хотела, но не знала, как! От нее сейчас зависели наши жизни, и мне было чертовски стыдно, что я ничем не могла помочь. Кто бы там ни был, наверняка будет задавать сложные вопросы. Стоит подруге оступиться хоть один раз – все пропало.
– Я скоро вернусь. Постарайся поспать, – кинула напоследок Клэр, и они удалились из комнаты.
Дрова в камине негромко потрескивали, и я наблюдала за этим из-под толстого слоя тканей, окутавших меня со всех сторон. Жарко было невыносимо, но я понимала, что не должна раскрываться, иначе до завтра могу не дожить. Капли пота стекали по лбу, но я даже не вытаскивала руки, чтобы их вытереть.
Вот она, настоящая тяга к жизни!
Казалось, минуты потекли медленнее. Часов, к сожалению, у меня не было, а определять время по цветовой гамме за окном я не умела, но приблизительно понимала: день идет к закату.
Размышляя над тем, что сейчас приходится переживать Клэр, я не заметила, как вернулась виновница моих дурных размышлений.
По выражению ее лица можно было понять, что мы не обречены, завтра нас не отведут на казнь. Я мысленно облегченно выдохнула, однако расслабляться все же не стоило.
– Пожалуйста, скажи, что все в порядке. Я извелась, пока ждала тебя.
– Они не доверяют нам… – Клэр заняла место у камина, видимо, собираясь прийти в себя после столь напряженного диалога, но я заметила, что туго затянутый корсет на ее талии просто не давал ей такой возможности.
– Почему? Что не так?
– Не знаю, какое у них сложилось о нас мнение, но нам явно не доверяют. Они не верят, что две девушки английского происхождения, на которых из одежды лишь ночные сорочки, могут так просто повстречаться кучке шотландцев в лесу.
– Понимаю, звучит странно, но мы ведь не сообщим им правду. Нас повесят за это!
– Я сказала, будто нас ограбили, угнали повозку, забрали одежду и пытались изнасиловать, только Колум вряд ли поверил моим словам. Поэтому, чтобы выжить, нам нужно приспособиться: слиться с ними, дать понять, что мы не представляем угрозы. Жить, как обычные люди, не выделяться из толпы.
– Легко сказать… Пока мы будем приспосабливаться, нас раскусят и потребуют сжечь на костре.
– Мы не допустим этого. – Подруга поднялась на ноги, подошла к окну и задумчиво уставилась вниз. – Я увидела в письме на его столе дату… 1743 год.
Я поперхнулась.
– Мне немного известно, но есть вещи, которые нам стоит знать, если об этом заговорят. У власти король из Ганноверской династии – Георг II Ганноверский.
– Георг II? – переспросила я, понятия не имея, кто он такой.
– Да. Запомни, потому что это важно.
– Хорошо. Хотя мне легче притвориться глупой и необразованной, нежели пытаться поговорить с людьми этого времени.
– Не стоит никого избегать, чтобы они не стали пускать о нас сплетни. Веди себя так, словно никто и ничто тебя не удивляет. А когда все утихнет, мы украдем лошадь и сбежим обратно к камням, – последние слова подруга прошептала.
– Надеюсь, это произойдет как можно скорее.
Некоторое время Клэр провела рядом со мной. Она снова заварила малиновый чай, себе и мне. Пока мы пили горячий напиток, миссис Рэндолл рассказала обо всем, что знала про восемнадцатый век, точнее, то, что вспомнила со слов своего мужа. Я пыталась впитать информацию в себя, как губка, однако понимала: так много мне не нужно. Если я собираюсь притворяться крестьянкой, все эти знания не обязательны. Девушки, как я понимала, здесь довольно глупы. Они целыми днями выполняют свою работу, а когда приходит время – выходят замуж и рожают детей, и снова продолжают трудиться на богатых людей. Девушки из высшего общества – иные, там все сложнее, но не будем выходить за поставленные рамки.

Когда на улице почти стемнело, в спальню зашел Мурта, наш похититель, и сообщил, что КолумМакКензи ждет миссис Бичем в зале, дабы отужинать.
Клэр убедилась, в порядке ли я, и сказала, что вернется так быстро, как сможет. Как бы ни хотела остаться со мной и больше не оправдываться перед этими людьми, она понимала: другого выхода нет.
– Тебе что-нибудь принести поесть? – у самой двери спросила вежливо подруга, оттягивая каждую секунду, но я заверила ее, что не голодна.
Я была невероятно зла на себя за то, что заболела. В самый эпицентр решения проблемы я валялась в этой чертовой постели и ничего не делала, кроме как пила малиновый чай. Самое ужасное, что мне приходилось действительно просто лежать и смотреть в потолок или на камин, потому что ни книг, ни какого-либо другого развлечения тут не было.
Я даже расслабиться толком не могла, боялась, что в любую секунду в комнату ворвутся и убьют меня или изнасилуют – это ведь вполне нормальное явление для этих людей. Нет полиции, которая могла бы защитить от маньяков и убийц. Ты предоставлен сам себе, будь беззащитной девушкой или двухметровым амбалом. Смерть в этом времени ходит за тобой по пятам.
Сон почти окутал меня, как я почувствовала легкое дуновение ветерка по открытому участку кожи на лице. Лениво открыв глаза, я не на шутку испугалась, потому что моим гостем оказалась вовсе не Клэр.
– Бог мой! Как вы меня напугали, – пыталась отдышаться я, обращаясь к Джейми.
Он выглядел виноватым, тихо подходя к постели.
– Простите. Я не должен быть здесь, поэтому не хотел стучать, чтобы не привлекать лишнего внимания.
– Даже не знаю, меня должно смутить это или наоборот? Если вы пришли перерезать мне глотку, было бы лучше иметь свидетелей.
Шотландец негромко рассмеялся и прошел внутрь комнаты, звеня оружием на поясе. За ним в помещение проник напоминающий конюшню запах.
– Вам не холодно? Я могу подкинуть дров в камин или принести еще один плед.
– Нет! Не нужно, прошу вас. Если здесь станет жарче хотя бы на градус, я скончаюсь от жары, нежели от болезни, – возразила я и позволила себе привстать с подушки, потому что ощущала: больше не в силах лежать неподвижно – шея страшно затекла.
Парень заметил это и жестом поинтересовался: может ли он помочь, поправив подушку? Я кивнула – и через мгновение ощутила, как меня охватил страх, когда шотландец приблизился ко мне.
Страшно было признаться, но что-то в нем притягивало меня. Скорее, парень привлекал и одновременно отталкивал. Я была уверена, что ему известно о нас и непростом нашем путешествии, но спросить напрямую не могла.
– Так лучше?
– Да, спасибо.
Каждое его движение казалось неловким по отношению ко мне – не заметить это было сложно. Но я пыталась выглядеть спокойной, вежливо принимая его помощь. Я и сама краснела.
– Вы позволите? – указал он на край кровати, и я незамедлительно кивнула, ощутив при этом резкий удар в груди.
«Волнение ни к чему, Кэтти, расслабься».
Постель опустилась под тяжестью его тела, а когда Джейми полностью приземлился на матрас, я поняла, что присел он еще и на мою ногу. Судя по всему, парень этого не почувствовал через такой слой ткани.
– Извините, – прокашлялась я, – вы сели на мою ногу.
В глазах его отразился настоящий ужас, и он молниеносно отстранился, полностью осознав, что своими габаритами мог раздавить меня.
Я тихонько засмеялась, прикрыв рот рукой.
– Прошу прощения, я не заметил. Вы такая крохотная, особенно под таким количеством одеял. – Парень замешкался и присел немного дальше от меня.
– Спасибо за комплимент. Обычно выражаются не так мило. Чаще всего мне говорят, что я незаметная, а это равносильно быть невидимой для людей. – Я произнесла это лишь потому, что считала: он не поймет моих слов. Беды здешних людей, уверена, отличаются от проблем подростков двадцатого века. – Странная параллель, знаю. Не будем об этом. Почему вы не на ужине?
– Не думаю, что мне там рады. Я мог бы спросить вас о том же, но причина ясна.
–Полагаю, она весомее ваша. – Я закашлялась. – Никогда не поверю, что вы пропустили ужин из-за визита к незнакомке, чтобы узнать о ее самочувствии.
– Я совершал куда более глупые вещи, чем это. Да и не такая уж вы незнакомка.
Лукавая улыбка Джейми сразила меня и заставила кровь забурлить. И лишь потом до меня дошел смысл его слов. Я затаила дыхание, ожидая продолжения. Я была уверена: он неспроста это сказал, чтобы наконец поговорить о том, что ему известно, но, оказалось, он имел в виду другое.
– Мы провели с вами немало времени в седле. Разве можно назвать нас незнакомцами?
– Обычно я дольше завожу друзей, – вырвалось у меня, – но вы, необъяснимо для меня самой, вызываете доверие.
– Я рад, – улыбаясь, смущенно опустил голову он.
– Как ваше плечо? – заметив, что Джейми без повязки, спросила я. – Может, дождетесь Клэр, и она сделает перевязку? У вас была серьезная рана, а вы даже повязку не носите. Хотите осложнений?
– Не беспокойтесь, миссис Фиц позаботилась обо мне. На мне все заживает, как на собаке. Пару дней – и рука будет как новенькая.
– Часто получаете пули в плечо? – сузила глаза я.
– Нет, пулю я получил впервые, зато испробовал другие виды насилия над своим телом: порка, ножи, кулаки, даже как-то камень отпечатался на моем подбородке, – показал он на место, где должен, видимо, быть шрам, но в комнате царил полумрак, так что я ничего не увидела.
– У вас была веселая юность! Со мной подобного не происходило, наверное, поэтому я так тяжело переношу падения с лошади в колючие кусты и путешествие в тонком платье в ноябре.
– Мне очень жаль, что так вышло, но у меня не имелось выбора, – вмиг переменился в лице парень.
– Знаю. Перестаньте извиняться. Если бы я злилась, вас бы тут не было.
– Думаете, вы в состоянии меня прогнать? – с насмешкой произнес он, намекнув на мою комплекцию.
– А вы так сильно хотите остаться?
Я поняла, что разговор начинает походить на флирт, только вот было неясно: мне нравилось это или казалось неправильным?
– Поверьте, я рискую многим, находясь в пределах замка, а уж здесь – тем более.
– О чем вы?
– За меня объявлена награда, довольно приличная сумма. – Его насмешливый тон переменился; голос стал тихим. – Столько любой из этих людей – показал на дверь Джейми, имея в виду жителей замка, – не заработаетдаже за год, так что, уверен, многие в округе захотят обогатиться, узнав, что меня разыскивают. Им не составит никакого труда сдать меня англичанам.
– Вас ищут англичане? За что?
– За убийство.
Я оцепенела и отругала себя за то, как плохо разбираюсь в людях, решив: если парень симпатичный внешне, то и внутри у него райский сад.
– За убийство, которое не совершал, – видимо, заметив мое беспокойство, добавил шотландец.
– Вы так говорите, чтобы меня успокоить?
– Нет, потому что правда. На самом деле, это довольно долгая история. Я бы хотел рассказать вам, но, боюсь, трапеза скоро закончится, и меня могут увидеть.
Собираясь встать с постели, Джейми взглянул на меня с надеждой, будто ждал одобрения, но я молчала, воображая, как эти длинные и сильные руки берут пистолет и убивают, возможно, ни в чем не повинного человека.
– А вы не опасаетесь, что я окажусь именно той, которая захочет подзаработать?
– Ранее вы сказали: чувствуете, что можете мне доверять. Вот и я ощущаю к вам то же самое. – Несколько секунд он молчал, кочергой поправляя превратившееся в угли дерево. – Что ж, доброй ночи, мисс Бичем.
Рыжеволосый шотландец удалился из комнаты так же тихо, как и зашел, оставив после себя размышления для моего воспаленного мозга.
Мне ведь нельзя такое говорить. Боже... Я моментально начинаю вырисовывать далекие от реальности картинки в голове. А если он прав? Если не виновен? Убил человека потому, что тот сам хотел его прикончить? Вариантов много.
Я была до безумия напугана, так как ощущала: после этого разговора хочу увидеть его снова, и не важно, убийца он или обычный парень, на которого повесили преступление. Он оставил огромную недосказанность между нами, и уже ничего не изменить. Я желала знать о Джейми больше и не хотела думать о нем плохо.

Когда вернулась Клэр, я просто лежала, глядя на затухающие угольки в камине. Мне было о чем поразмыслить. В какой-то момент я поймала себя на том, что парень заставил меня на мгновение запамятовать, где я и что произошло. А я не хотела забывать и мириться с этим фактом, поэтому покачала головой, возвращаясь в реальность.
– Как ты? – поинтересовалась миссис Рэндолл, присаживаясь на то место, где недавно сидел шотландец.
– Немного лучше. Спасибо тебе за это. – Я взяла ее за руку в знак благодарности.
– Ты какая-то другая, – с подозрением заметила Клэр. – Глаза горят радостным сиянием.
– Правда? Кажется, я надышалась парами спирта и опьянела, – хихикнула я, не желая выдавать присутствие Джейми. Подругу бы заставило это нервничать, и в следующий раз она ни за что бы не оставила меня одну.
– Вот кто опьянел, так это я! – Голос миссис Рэндолл звучал рассерженно. – Чуть было не попалась на удочку Колума и Дугала! Они специально поили меня своим изысканным вином, чтобы выпытать информацию, а я, идиотка, чуть не прокололась.
Когда подруга дыхнула в мою сторону, не было смысла успокаивать ее, будто она вовсе не пьяна; перегар чувствовался стойкий.
– Клэр, не вини себя. Им не в чем нас подозревать, потому что мы не сделали ничего плохого. Они сами поймут это и отпустят нас через пару дней.
– Да, ты права. Мы занимаем целую комнату, к тому же на нас уходят продукты, которые могли бы достаться детям. Ты точно не голодна? Я схожу на кухню и принесу тебе чего-нибудь.
– Не нужно, я правда не хочу. Аппетита совсем нет.
Мне удалось немного успокоить подругу, дабы она ни о чем не переживала.
Подкинув пару поленьев, чтобы ночью мы не околели, Клэр стала раздеваться, пытаясь самостоятельно снять платье и все к нему прилагающееся, однако без моей помощи она не справилась. Теперь понятно, зачем женщинам прошлого нужно было много слуг как утром, так и вечером – ритуал одевания и раздевания вряд ли можно выполнить самостоятельно. Зато мы немного отвлеклись, найдя это занятие забавным и нелепым.
– Хватит смеяться! – выдохнула миссис Рэндолл, воссоединившись с матрасом. – Завтра посмотрим, как ты будешь надевать все это на себя. Я даже пальцем тебя не трону!
Смех подруги был такой заразительный, что я, представив это, сама начала хохотать.
– Как трудно быть женщиной, скажи?
Через некоторое время Клэр и вовсе расслабилась, положив голову на подушку рядом со мной. Ее веки отяжелели, хотя на часах, уверена, не было и девяти вечера.
– Я так устала...
– Спи, – тихо произнесла я.
– Доброй ночи, Кэтти, – не открывая глаз, прошептала подруга и легла удобнее, словно мы дома, в Инвернессе, в 1945-ом, просто ночуем вместе. И ничто нам не угрожает.
– Доброй ночи, Клэр. Приятных снов.
Мысль о том, что мы не дома и неизвестно, вернемся ли обратно, загнала меня в тупик. Когда я жила в Америке, во время войны, у меня бывали такие моменты, панические атаки, поздно вечером, когда все ложились спать. Казалось, я возлагала на свои плечи все горести мира и несла их.
Мне было жаль каждого поступившего в наш госпиталь, которого мы пытались выходить. Я плакала, представляя, как больно им, их семьям, женам, невестам… Было жалко любого, кто не мог улыбнуться, потому что хотел плакать.
Сейчас мне не жаль… мне страшно: я не знала, что будет дальше.


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/201-35979-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Kata_Pantinson (19.02.2017) | Автор: Kata_Pantinson
Просмотров: 193 | Теги: любовный треугольник, Треугольник времени, Путешествие во времени, Чужестранка, Outlander


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 0
Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]




Материалы с подобными тегами: