Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15299]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14758]
Альтернатива [9250]
СЛЭШ и НЦ [9101]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4510]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Тридцать дней ночи
После Новолуния идёт переход на фильм 30 дней ночи. Когда Белла едет в Бэрроу, штат Аляска, чтобы посетить свадьбу своего кузена, то она невольно попадает в одну из самых опасных ситуаций в своей жизни.

На пороге ночи
Тихой и спокойной жизни пришёл конец. Белла теряет своего горячо любимого мужа Эммета от руки неизвестного убийцы. Может ли прошлая жизнь оказаться всего лишь обманом? На пороге её дома появляется брат её мужа, Эдвард. Но тот ли он, за кого себя выдаёт...

Стойка регистрации
Джейкобу не удалось спасти Беллу после прыжка со скалы, и она погибла. Год спустя она живет в Загробном мире, целыми днями регистрируя людей. Что случится, когда руководитель отправит ее в Чистилище за вампиром?

Отец моего ребенка
Белла мечтает о свадьбе с любимым мужчиной, карьера идет в гору. И тут внезапно все летит в пропасть. Личная жизнь распадается, начальник требует невозможного, а мать попадает в аварию. Последним ударом становится появление разбившего сердце шестнацатилетней Беллы Эдварда. А незапланированная беременность и неопределенность в вопросе отцовства это вообще катастрофа.

Уничтожающее пламя
Шесть лет назад он сломал её. Новая Белла — женщина, которая всё держит под контролем. Что произойдёт, когда Эдвард войдёт в конференц-зал, возвращаясь в её жизнь в качестве нового клиента?

Ненавижу... Люблю...
Я не посмотрела ему в глаза перед тем, как выйти за дверь. Сбежала по лестнице, желая скорее оказаться там, где никто меня не видит. Закрыться, нареветься вдоволь. Посмаковать свой идиотизм. Свою умопомрачительную ошибку. Неожиданный плод долго вынашиваемой ненависти...
Романтика/мини.

Занятная история из прошлого
Первая брачная ночь приятно удивила его – избранница была невинной. Это было единственным сходством, которое он и нашел между своими женами

Лучший в мире подарок...
«Родительский дом навевал воспоминания. Счастливые и грустные, они навсегда останутся со мной, будут частью меня, моей жизни».



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Снился ли вам Эдвард Каллен?
1. Нет
2. Да
Всего ответов: 478
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Сказка для непослушной девочки

2022-7-4
21
0
0
Сказка для непослушной девочки


Категория: Сумеречная сага
Номер цитаты: Затмение. Глава 10
Номер обложки: 88
Бета: +
Жанр: романтика, ангст, фэнтези
Рейтинг: R
Пейринг: Белла/Эдвард

Саммари: Это было каким-то глупым ребячеством. Я отлично понимала, и уже довольно давно, что мне ничего не светит, и все же не упускала случая подразнить Каллена, чтобы лишний раз оказаться в его кабинете и «быть наказанной». Если бы я этого не делала, он бы вообще меня не замечал.







Это было каким-то глупым ребячеством. Я отлично понимала, и уже довольно давно, что мне ничего не светит, и все же не упускала случая подразнить Каллена, чтобы лишний раз оказаться в его кабинете и «быть наказанной». Если бы я этого не делала, он бы вообще меня не замечал. Я была для него пустым местом. Обузой, которую он терпел в офисе только из уважения к моему отцу.

- На ковер, Белла, - подмигнула мне Джессика, давно смекнувшая, что мои регулярные косяки – это уловка.

Усмехнувшись, я встала из-за рабочего стола, взяла папку с текущим делом и отправилась изображать дурочку, втайне наслаждаясь своей бесполезной игрой.

В Эдварда Каллена я была влюблена лет с пятнадцати – именно тогда он впервые появился в доме моего отца. Их связывали странные отношения, которых я никогда не понимала: то ли сын старого друга, то ли консультант в юридических вопросах, Эдвард был старше меня лет на пятнадцать, но выглядел словно только что сошедшая с подиума модель, мимо которой невозможно пройти, не заинтересовавшись. Острый взгляд необычайно ярких изумрудных глаз, идеальный беспорядок рыжеватых волос, плавные движения, в которых сквозили изящество и уверенность. Высокий рост, широкие плечи и волевые скулы дополняли мужественный образ. У меня не было шанса.

Я была слишком молода, чтобы такой взрослый и серьезный мужчина обратил на меня внимание, но не теряла надежды вплоть до недавнего времени. Даже когда мне исполнилось восемнадцать и я расцвела, Эдвард игнорировал мои знаки внимания, выстроив нерушимую стену между нами. И когда мой отец погиб, оставив Каллену нашу семейную компанию и право распоряжаться всеми финансами, Эдвард не оттаял, как я рассчитывала, а даже наоборот – стал холоднее и злее. Тогда-то я и уразумела, наконец, что он никогда меня не полюбит.

Его кабинет располагался в дальней части этажа, панорамные окна открывали потрясающий вид на дождливый Сиэтл. Когда я зашла, наслаждаясь предвкушением спора, Эдвард зажигал свечи, расставленные на подоконнике и источающие тонкий аромат пряных трав, невольно заставляющих расслабиться.

- Итак, мисс Свон, - уселся Каллен за свой рабочий стол, не удостоив меня даже мимолетным взглядом, словно я была настолько ему неприятна. Толкнув по столешнице в мою сторону папку с документами, которые я отдала ему вчера, сурово постучал по ней пальцем. – В вашем отчете не хватает двух страниц. Как вы это объясните?

- Простите, сэр, - напустив в голос растерянности и с трудом пряча ухмылку, пробормотала я, - наверное, случайно выпали. Я найду их и принесу как можно скорее.

- Пора разобраться с вашей невнимательностью, мисс Свон, - отчеканил Эдвард ледяным, как Северный Полюс, голосом. – Иначе вы развалите дело жизни вашего отца, когда встанете во главе компании.

Я поперхнулась заготовленными оправданиями, услышав такое. Мгновенно вспыхнувший гнев не позволил мне смолчать.

- Не думаю, что это входит в ваши планы, сэр. – Так я и поверила, что Эдвард Каллен, заправляющий всем капиталом, спит и видит, как передать мне мое заслуженное наследие. Он не помог даже сохранить отцовский дом – просто позволил мне продать его, потому что я не могла платить аренду за него и к тому же обеспечить свое обучение в университете. Не удивлюсь, если он приложил руку и к смерти отца, чтобы заграбастать наш семейный бизнес. Сукин сын околдовал папу так же, как и меня, своими дьявольскими чарами или аромасвечами, и он ни за что не расстанется ни с властью, ни с деньгами.

- Пока вы не докажете мне, что способны вести дела – нет, - отбрил он жестко.

Непохоже было, чтобы он собирался сказать что-то еще, но и указания убраться из его кабинета не дал, поэтому я продолжала неуверенно мяться в ожидании распоряжений. Разглядывая его идеальный профиль, ловя каждое движение длинных пальцев по клавиатуре, я не могла перестать ненавидеть его и любить одновременно. Больше всего на свете я хотела, чтобы он хотя бы взглянул на меня…

- Можно просьбу, сэр?

- Ты еще здесь, - констатировал он таким тоном, словно я минуту назад стала невидимкой.

Проглотив обиду, я все же озвучила:

- Могу я сегодня уйти с работы на час раньше?

- Это еще зачем?

Я могла бы соврать – придумать больную подругу или необходимость купить подарки к празднику, - но я была слишком зла и с удовольствием бросила правду:

- У меня свидание.

Эдвард Каллен медленно поднял на меня тяжелый взгляд. Не ожидавшая такого поворота, я словно превратилась в камень, чувствуя, как вслед за уходящим испугом кровь бросается к моему лицу, заставляя его пылать.

- С кем? – требовательно уточнил босс, но я, невзирая на панику, не поддалась давлению.

- Это не ваше дело, сэр.

Медленно откинувшись на спинку кожаного кресла, Каллен буравил меня чересчур пронизывающим взглядом, словно слой за слоем сдирал мою кожу, добираясь до самых костей.

- Еще как моё, - не согласился он, продолжая удивлять меня внезапным интересом к моей личной жизни. – Твой отец, Изабелла, оставил мне заботу о тебе. Так что, с кем ты встречаешься, моё дело.

- Мне двадцать четыре, - выдавила я сквозь зубы, ненавидя Каллена сильнее, чем когда-либо прежде. Я многое могла стерпеть – его безразличие и неуважение, его высокомерие и холодность, но только не замашки собственника, извращенно толкующего наставления отца.

- Ладно, - вдруг уступил он, возвращаясь к монитору, и его легко вернувшееся равнодушие больно ранило мои чувства. – Мой ответ – нет. Через полчаса я пришлю вам дополнительную работу, мисс Свон. Приготовьтесь задержаться в офисе сегодня. Свободны.

Скрипя зубами, я простояла еще несколько минут, но не придумала ничего, что могло бы заставить ублюдка передумать. Развернувшись на каблуках, вышла вон, нарочито громко хлопнув дверью.

Что ж, это стало мне хорошим уроком, и в следующий раз я поступила умнее, сохранив свои планы в секрете. Свидание пришлось отложить на несколько дней, и теперь я никому о нем не рассказала.

Хотя мне совсем не понравилось поведение босса, невольно я задумывалась о его причине. Не может же быть, чтобы он руководствовался банальной заботой о дочери давно умершего приятеля? Каллен никогда не пылал ко мне чувствами, разве что такими как раздражение, и было бы странно считать, что я для него хоть в чем-то важна.

Джейкоб встретил меня на пороге, когда я спустилась из своей квартиры, и за руку проводил к своему старенькому фольксвагену, который по случаю свидания хорошенько отмыл. Я оценила, что он почистил даже салон – внутри пахло свежим шампунем. Сияя улыбкой, парень занял место водителя, и я ощутила, как оттаиваю рядом с ним. Джейкоб Блэк был простым автомехаником, не хватал звезд с неба ни в плане образования, ни в плане денег, но его искреннее восхищение мной не оставило меня равнодушной, и я ответила на его ухаживания вскоре после знакомства. К несчастью, проклятый Каллен засел в моем сердце, портя все веселье.

- Поедешь со мной на рождественский уикэнд? – предложил Джейк после долгого и приятного ужина в уютном индийском ресторане. Держа меня за руку и с улыбкой неотрывно глядя мне в глаза, он ненавязчиво подносил мою ладонь к губам, оставляя на тыльной стороне теплые и немного щекотные поцелуи.

- Что? С тобой в резервацию? – уточнила я, сразу же разволновавшись. Это было серьезное предложение, означающее только одно: он готов перевести наши отношения на новый, более глубокий уровень, но была ли готова к этому я? Мы встречались довольно долго, почти пять месяцев. Но я не спешила отдать ему свое сердце и тело, желая вначале убедиться, что не пожалею потом об этом.

- Да, - широко улыбнулся он с такой искренней влюбленностью в глазах, что меня невольно накрыло благодарностью – с Джейком я чувствовала себя любимой. – Там очень красиво и тихо, не то, что здесь. Лес – словно сказка, весь покрыт нетронутым снегом. Воздух чистый и удивительно свежий. Покатаемся на снегокате, полюбуемся на горы. Я познакомлю тебя со своими друзьями. И с родителями…

Кровь отлила от моего лица, когда до меня дошло, насколько все серьезно. Я не была уверена. Но описанная картина сулила полезные перемены: я отдохну, отвлекусь от работы… и от проклятого Каллена, забуду о нем, наконец. Кто знает, может, Джейкоб – моя судьба, и именно он спасет меня от моего болезненного увлечения боссом-самодуром.

- А ты не хочешь составить мне пару на рождественском корпоративе? – выпалила, не подумав как следует, я, преследуя сразу две цели: доказать Каллену, что я вольна сама выбирать себе бойфрендов, даже если он по какой-то причине решил, что имеет право мне указывать, и хорошенько выбесить его. Ну и, конечно, убедиться, что Джейк не ударит в грязь лицом и мне будет комфортно с ним даже среди сослуживцев. Может, после такой наглядной демонстрации Каллен перестанет вести себя как придурок, и оставит попытки влиять на мою личную жизнь.

- Звучит как начало чего-то очень хорошего, - еще шире улыбнулся Джейк, двигая стул так, чтобы дотянуться через стол до моих губ и скрепить наш договор поцелуем-обещанием.

«И серьезного», - подумала я не без тревоги. Но, надо же когда-нибудь делать первый шаг. Джейкоб Блэк был моей синицей в руке, моим личным солнышком, согревшим мое разбитое сердце, и я не собиралась отказываться от шанса.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Все было готово. Рождественский корпоратив Каллен всегда устраивал в одном из известных ресторанов города. Мы с Джейкобом прибыли туда на лимузине компании, которым мне надлежало пользоваться в подобных случаях.

Мой приятель явно чувствовал себя не в своей тарелке, пока нас вез водитель, одетый в костюм, раз в пять дороже наряда Джейкоба, явно позаимствованного у более удачливого друга. Но я не страдала звездной болезнью, для меня это не имело значения. Даже больше – после напыщенного Эдварда простодушный и улыбчивый Джейк казался мне лучшим мужчиной на Земле.

Ресторан, украшенный по случаю Рождества, выглядел ярко: гирлянды, огромная ель в центре зала, светомузыка. Напрасно я волновалась: Джейк очаровал всех моих подруг за считанные минуты. Джессика тут же заняла у меня очередь, если я решу его бросить, а Лорен откровенно флиртовала с ним прямо при мне. Каллена нигде не было видно, и я постепенно расслабилась, получая удовольствие от вечера.

Мы немного выпили и поели, а затем отправились на танцпол. Джейк совсем не умел вести, просто качался из стороны в сторону, держа меня за талию, но его любящий взгляд, непрерывно скользящий по моему лицу, был лучшим подарком дня.

Третий танец подходил к концу, когда я каким-то сверхъестественным чутьем определила появление Каллена. Люди входили и выходили, дверь хлопала, но именно этот хлопок отозвался в моей груди мучительной тоской. Светомузыка померкла, как будто недополучая электричества, и в спину мне уперся тяжелый, как гранитная глыба, взгляд. Положив голову Джейку на плечо – точнее, я дотягивалась едва до его груди, так он был высок, - украдкой я поискала глазами Эдварда и нашла его возле дверного проема с бокалом в руке. От его мрачного и темного взгляда, направленного на нас через все помещение, мне стало физически не по себе. Как будто моя интуиция завопила о надвигающейся неумолимо опасности.

- Я заеду за тобой в пятницу часов в шесть, - тем временем беспечно рассуждал ничего не подозревающий Джейкоб, предвкушая наш милый уикэнд. – Тогда мы задолго до полуночи будем у меня дома. А если получится то, что я еще задумал, то тебя ждет сюрприз. Очень романтичный.

- Прости, мне нужно отлучиться, - чувствуя, как от ярости, буквально клубящейся в воздухе вокруг меня, кружится голова, я извинилась и почти бегом направилась в женскую туалетную комнату. Мне требовалось плеснуть в пылающее лицо немного холодной воды и перевести дух. Ох, как же я ненавидела Каллена за его способность испортить мне настроение даже на расстоянии, не прилагая для этого абсолютно никаких усилий.

Вышла я немного успокоившейся и бледной, хотя по ощущениям лицо продолжало гореть, будто меня нашлепали по щекам. Смешавшись с гостями и прислонившись к стене, я незаметно наблюдала за Джейкобом, танцующим с настырно приглашающими его девушками, испытывая иррациональное облегчение оттого, что мне не приходится быть сейчас на их месте.

- Так вот он, твой избранник? – Голос Каллена возле самого уха чуть не отправил меня в нокаут, настолько прозвучал неожиданно. Судорожно прижав руку к часто вздымающейся груди, я повернулась к нему в ужасе, но он в своей манере смотрел куда-то в зал, равнодушно не удостаивая меня взглядом. – Прости, не хотел напугать.

Действительно, не хотел? А по-моему, именно эту цель он и преследовал, подкравшись исподтишка.

Подняв бокал, он отпил немного шампанского, а я завороженно следила за его увлажнившимися губами и дернувшимся кадыком. Больше обычного растрепанные волосы немного свисали на лоб, идеальный костюм сегодня не был дополнен галстуком или бабочкой, за расстегнутой на две пуговицы рубашкой виднелась ключица. Сложно было представить, что этому мужчине недавно исполнилось сорок пять лет, выглядел он от силы на двадцать пять – тридцать.

- Вас не касается мой выбор, сэр, - повторила я свои недавние слова как можно тверже.

- Я всего лишь забочусь о том, чтобы ты не наделала глупостей, Изабелла, - проигнорировав мою колкость, без эмоций напомнил он.

Я ненавидела его за то, каким он был притягательным. Себя за то, что мне так хотелось коснуться его. На языке вертелось приглашение на вальс, которое он стопроцентно отвергнет. Вместо всего этого я потянулась к столу, чтобы взять свой бокал и отвлечься от бессмысленных и порочных желаний.

Внезапно на моем запястье сомкнулась железная рука. Ойкнув, я испуганно вытаращилась на Каллена, который смотрел на мой браслет с выражением то ли шока, то ли гнева, но, скорее, это было похоже на желание кого-то убить.

- Что это? – рявкнул он, и мне послышался скрежет его зубов.

Дергать рукой было бесполезно, и я оказалась слишком растеряна, чтобы ответить дерзко.

- Подарок от Джейкоба.

- Черт тебя подери, Изабелла… - Каллен не договорил, его маньяческий взгляд метнулся в толпу, и мне на секундочку показалось, что зелень его глаз сменила абсолютная чернота. В следующее мгновение он, ничего мне не объяснив, выпустил мою руку и направился через зал решительными шагами, расталкивая танцующих. Прямо за уходящим подышать Джейкобом, с трудом вырвавшимся из цепких ручек моих подруг.

Что это, черт возьми, только что было?! Полностью дезориентированная, я метнулась за ним, опасаясь худшего и попутно разглядывая браслет, который Джейкоб сегодня мне вручил. Обычные нити и на них индейские бусины из раковин и полудрагоценных камней, а между ними деревянная фигурка волка. Не станет же Каллен бить моего парня за это?! Он вел себя необъяснимо! Как форменный сумасшедший!

Выскочив на улицу, прямо на холод в тонком платье, я застала невинную на первый взгляд картину: Эдвард и Джейкоб пожимали друг другу руки. Только вот привычной улыбки на лице моего парня не было, а Эдвард выглядел словно коршун, пикирующий на добычу. Его губы слегка шевелились: он что-то тихо говорил. После чего Джейкоб развернулся к дороге, подозвал такси и укатил под моим потрясенным взором.

От ужаса и злости я не могла подобрать слов возмущения. А вместо каких-либо объяснений от Каллена получила яростный взгляд и крепкое ругательство. Схватив за плечо и немилосердно сжав пальцы, Эдвард втащил меня в холл ресторана и силой усадил на стул. От непонимания и обиды я расплакалась, не выдержав напряжения. Поэтому, когда Эдвард подал мне шубу, без сопротивления оделась, готовая ехать домой. Для меня эта вечеринка безнадежно была испорчена.

В машине я была тихой, мрачно переосмысливая случившееся. Чувствуя себя овечкой, запертой в золотой клетке тирана, я обдумывала план побега – из компании отца, из города на другой конец света. Эдвард Каллен, всегда ведущий себя со мной холодно и отстраненно, но с точки зрения отношений босс-подчиненная почти безупречно, превратился в психопата всего за один час, и я боялась того, что дальше станет только хуже. Но, где-то в глубине души я не могла до конца поверить в эту его метаморфозу и искала рациональное зерно в его поведении. Причину, которая объяснит, почему Каллена так взволновали мои свидания с простым парнем Джейкобом.

Поразительно, но Эдвард поднялся со мной в мою квартиру и запер дверь. Испытывая бессилие, а может еще не пережив потрясение, я медленно опустилась на стул, пустым и усталым взглядом наблюдая за Калленом, который носился по квартире и что-то искал. Две вещицы здесь имели отношение к Джейкобу: висящий на изголовье кровати ловец снов и спрятанное в ящике комода письмо. И то, и другое Каллен унес на кухню и, судя по запаху, сжег. У меня не осталось ни сил, ни желания удивляться и спорить, в какой-то вялой прострации я ждала хотя бы немного логичной развязки этого странного дня.

- Ты в шоке, Белла, - тихо констатировал мой безумец-босс, присев с бутылкой виски напротив меня. Налив почти полный бокал, протянул его мне. – Выпей.

Необъяснимо, но я и не подумала сопротивляться, безропотно выполнив указание и осушив бокал до дна. Ладонями развернув мое лицо к себе и убедившись, что я не отведу взгляд, Эдвард произнес медленно и внушительно:

- Мне нужно, чтобы ты пришла в себя, Изабелла, и смогла воспринять то, что я скажу. Поэтому отправляйся в душ и приведи себя в порядок. Живо.

Даже если бы я не находилась в состоянии аута, как будто действовала под гипнозом, я бы послушалась. Эдвард обещал дать мне объяснение, и я обязана была его получить. Иначе наутро решу, что напилась и мне все привиделось.

Теплая вода и правда оказала исцеляющий эффект. А может, это было действие алкоголя, разливающегося по венам. Моя голова очистилась, тело расслабилось, почти вернулась ясность мысли, ну, за исключением очевидного опьянения.

Согреваясь под упругими струями, я снова подергала подаренный браслет и попыталась найти замочек, но его не было. Заурядное, но милое украшение, которое я не собиралась носить каждый день и уж тем более в нем мыться и спать, не желало расстегиваться. Разорвать нить и даже разрезать ножницами оказалось невозможно, она была слишком прочной.

Выйдя из душа в махровом халате, я вернулась в комнату, застав Эдварда что-то шепчущим со свечой в руке. Поставив ее на подоконник, босс-псих обмакнул пальцы в чашку с водой и нарисовал невидимый узор на окне, тут же впитавшийся в стекло. Если бы не перебор за сегодня шампанского с виски, я бы решила, что Каллен похож на чокнутого шамана, заговаривающего мой дом против какой-нибудь нечисти, собирающейся сюда проникнуть. Но мы находились на девятнадцатом этаже, и я, очевидно, слишком много выпила.

- Итак, ты расскажешь мне, наконец, что происходит? – потребовала я, сражаясь с заплетающимся языком и накатывающей слабостью – результатом пережитого потрясения.

- Присядь, - попросил Каллен, беря меня за плечи и осторожно усаживая на кровать, после чего деловито проверил мои руки до локтя и ноги до колена, будто я какая-то наркоманка, и даже шею осмотрел со всех сторон, приподняв влажные волосы. Его манипуляции и щекочущее кожу дыхание в сочетании с алкогольным дурманом вызвали во мне слишком приятные ощущения, кружащие голову. Когда он закончил, я смотрела на него уже совсем не теми глазами, что прежде.

- Я не могу его снять, - пожаловалась я ослабевшим от желания голосом, когда пальцы мужчины скользнули вдоль моего запястья и задели браслет.

- Да, - констатировал Каллен сурово, не пытаясь помочь мне избавиться от украшения, словно считал, что это попросту невозможно. Я нахмурилась, пытливо разглядывая его близко оказавшееся лицо, плутая в затягивающей глубине изумрудных глаз и наслаждаясь видом недовольно сомкнутых губ.

- Что за чертовщину ты тут развел? – отрицать увиденное не имело смысла, и если я хотела узнать причину всего случившегося, проще всего было подыграть Каллену в его безумии. Псих или нет, он либо сам верил в мистическое проявление каких-то угрожающих мне сил, либо намеренно пытался навести на меня мороку, чтобы напугать и заставить поверить. И я не понимала, какое отношение ко всему этому имеет Джейкоб.

- Видит бог, я пытался оградить тебя от этого всеми возможными способами, - вновь его ладони легли на мое лицо, забирая мою волю в плен и лишая сопротивления. Зеленые глаза затягивали так, будто обладали настоящими сверхъестественными чарами, заставляя меня забыть саму себя. – Но ты вляпалась по самое не балуйся, Белла!

- Да что с тобой сегодня такое, - пробормотала я, из последних сил борясь с желанием поцеловать Эдварда – он бы мне этого все равно не позволил. – В тебя как будто бес вселился. Ты меня пугаешь.

- Ты и должна бояться, - с угрозой процедил он сквозь зубы. – Но вовсе не меня. Я-то не причиню тебе зла.

Но он уже причинил. Все эти годы я словно жила в тени его славы, оставаясь рядовой служащей без права на наследие отца. Еще он отверг меня как женщину, заставив чувствовать себя никчемной и неинтересной. А теперь собирался отнять у меня парня, готового подарить мне любовь, которой я была лишена. Он буквально разрушал мою жизнь с тех пор, как появился в моем доме девять лет назад. И это он назвал не причинением зла?

- Джейкоб хороший, - запротестовала я с отчаянием и упорством, не собираясь верить в бредни сумасшедшего босса, возомнившего себя каким-то оракулом. Даже если он настолько красив, что сводит с ума и меня.

- Ты должна прекратить любое общение с Джейкобом, - ледяной тон внезапно вернулся, Эдвард вновь превратился во властное чудовище, которое я ненавидела столько лет. – Он не тот, за кого себя выдает, Изабелла. Он тебе не подходит, поверь мне.

- А кто подходит? – бессильно пробормотала я, желая отодрать от своего лица руки Эдварда, лишающие меня рассудка, и, прижав их покрепче, никогда больше не отпускать. Я знала, кого на самом деле хочу, и этот мужчина был прямо передо мной, холодный и недосягаемый. Всего на миг потеряв над собой контроль, я тоже приложила руки к красивому лицу, но успела лишь невесомо провести большим пальцем по мягкой нижней губе, когда Эдвард вздрогнул и отшатнулся.

- Соберись, Изабелла! – рявкнул он, тряхнув меня за плечи так, что мои руки безвольно упали по бокам. Зелень радужки сменилась на долю секунды чернотой, словно за ними скрывалась непроглядная бездна зла. Щелк – переключили кадр, и вот я уже думаю, что мне это померещилось.

- Джейкоб – обычный парень, - вернулась я к обсуждаемой теме без особой охоты. Задыхалась, утопая в глубине колдовских глаз, но находила силы отстаивать свое мнение.

- Нет же! – возразил Каллен и резко поднялся на ноги, отступив на шаг. Покачиваясь от слабости и неудовлетворенного желания, я смотрела, как он подошел к окну и, уперев руку в стекло, опустил голову с зажмуренными глазами, будто его разрывала какая-то внутренняя борьба.

- Кто же он, по твоему? – умоляла я дать мне хоть какое-то оправдание для его необоснованных подозрений.

- Беда в том, - философски заметил он, покачивая головой, - что ты не поверишь ни единому моему слову. Скажи я правду или придумай ложь, ты все равно останешься при своем. Поэтому все, что мне остается, это либо пустить все на самотек и позволить тебе совершить самую большую ошибку в твоей жизни…

- Либо? – поторопила я, потому что он замолчал слишком надолго.

- Либо я могу тебя заставить, - повернув голову, Эдвард уставился на меня столь устрашающе, что неприятные мурашки побежали по моей спине, позволяя думать, что он действительно способен сделать это.

Тут я вспомнила, как Джейкоб развернулся и уехал на такси, словно позабыл обо мне, и с тех пор от него не было ни одного звонка. Может, Эдвард был профессиональным гипнотизером? Это бы объяснило многие странности дня, в том числе мое бессилие и полное ему подчинение, чего никак не должно было произойти, ведь на вечеринке я пришла от его поведения в ярость.

- Я тебя не боюсь, - заявила я как можно тверже. – И если ты не дашь мне исчерпывающего ответа, чем Джейкоб так опасен для меня – и попрошу без твоих дурманящих свечей и странных чернокнижных ритуалов с водой и заклинаниями, - то я продолжу с ним встречаться, что бы ты ни делал.

Сузив глаза, Эдвард смотрел на меня испытующе.

- Хорошо, - нехотя согласился он. – Я скажу тебе, кто он. Твой Джейкоб – убийца.

- И ты понял это, взглянув на браслет? – скептически подняла руку я, демонстрируя незатейливое индейское украшение, но Каллен остался предельно серьезен.

- Именно так.

Хм. Я вновь поднесла побрякушку к глазам, не находя в ней абсолютно ничего необычного, указывающего на такой расклад. Может, в бусинах скрыт какой-то тайный символ, означающий принадлежность к преступному синдикату? Но тогда зачем Джейку дарить его мне? Он же не собирался принять меня в члены группы и сделать соучастницей? Это было лишено всякого смысла.

- Хватит на сегодня потрясений, - Эдвард оказался слишком близко, положив руку мне на лоб, отчего меня мгновенно потянуло в сон, да так, что я позволила мерзавцу уложить меня в постель и укрыть одеялом. Сквозь нарастающую дремоту я видела его сидящим рядом – он что-то шептал.

- Что ты со мной делаешь? – упрямилась я, заставляя себя оставаться в сознании, хотя это было почти невозможно.

- Ничего. Ты просто пьяна, - убеждал он, заставив меня в ответ усмехнуться.

- И кто же меня напоил?

Я видела, как дернулся один уголок его рта, но если даже это был намек на улыбку, в глазах она не отразилась. Слишком серьезный, мой босс-психопат с наклонностями тирана наложил на меня заклятие сна, только так я могла объяснить происходящее. Последнее, что я запомнила, это свои слова, произнесенные в полубреду: я умоляла Эдварда остаться.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

На следующий день мне было непросто себя убедить, что события вчерашнего вечера не приснились. Но браслет на руке, который мне так и не удалось снять, и странный узор на двери, нарисованный мелом, заставили вспомнить удивительные события. Шутка ли, Эдвард Каллен почтил своим присутствием мою квартиру впервые за много лет.

Перед работой я успела вбить в поисковик сфотографированный знак. Это оказалась защитная руна из скандинавской мифологии, слишком древняя, чтобы можно было поверить в ее эффективность в нашей обыденной современности. Эдвард, правда, считал себя кем-то вроде волхва или чародея, обладающего магическими способностями? Его вчерашние слова и поступки сегодня казались мне просто наваждением, результатом большого количества употребленного виски. Скорее всего, мерзавец именно на это и рассчитывал, заставив меня выпить целый бокал.

Рискуя опоздать на работу, я сфотографировала еще и подаренный Джейкобом браслет, но гугл выдал мне кучу противоречивой информации: это могло быть что угодно, от ничего не значащей безделушки до оберега и аналога помолвочного кольца. Ничто не указывало на принадлежность Джейкоба к преступному синдикату индейцев-убийц. Эдвард солгал. Потому что правда была так же смешна, как его рисунки и свечи.

Этот день начинался как обычно, не считая моих воспоминаний о вчерашнем вечере – рутинное заполнение отчетов в офисе окончательно выветрило из головы мысли о колдовстве. А когда Джейкоб еще и прислал сообщение, в котором извинялся за свой внезапный отъезд, мне стало куда легче представлять, что все было банальным недоразумением. Поездка с Джейком на уикэнд к его родителям оставалась в силе. И хотя меня тревожило предостережение Эдварда, я все же была намерена поехать и хорошенько отдохнуть вдали от всего непонятного и сверхъестественного.

Мне пришлось зайти к Каллену в кабинет, потому что я должна была занести ему потерянные документы. Он сидел, как обычно, за своим рабочим столом, но на этот раз поднял на меня взгляд. Впервые за все время я испытала не радость и не трепет, а желание побыстрее покончить с делами и сбежать.

- Как ты? – задал он ничего не значащий вопрос.

Я решила придерживаться здравого смысла, поэтому не стала вдаваться в подробности наших вчерашних приключений.

- Все в порядке, сэр. Плохо помню вечер, ведь я была пьяна. Спасибо, что отвезли меня домой.

Эдвард прищурился, ни на грамм не поверив моему блефу. Раздраженно отбросив ручку, вздохнул.

- Понимаю, Изабелла, все это трудно принять, и я не жду от тебя, что ты будешь вникать в тему или искать доказательства – еще позавчера я бы даже настаивал, чтобы ты того не делала. Но обстоятельства сложились не лучшим для тебя образом, и тебе придется – просто придется, – поверить мне на слово: с Джекобом тебе видеться нельзя!

- И как вы этому помешаете, сэр?

Лицо босса от моей наглости буквально окаменело, превратившись в злую гримасу, когда он понял, что его вчерашние фокусы не принесли плодов. Но он тут же взял себя в руки, усилием воли расслабив сжавшиеся кулаки.

- Обещаю, я улажу твою проблему, но ты должна мне помочь… - Не выдержав и вскочив с места, дальнейшие слова он прорычал, едва сдерживаясь: – Черт возьми, Изабелла, можешь встречаться с ним, если хочешь, но только не сегодня! – При этом он оперся напряженными руками о подоконник и посмотрел в небо так, словно кто-то оттуда подавал ему знак. Может, он был еще и астрологом и читал по звездам? Я не знала, ведь он ничего не объяснял!

- Да, сэр, поняла. Не сегодня, - предпочла согласиться я, вместо того чтобы спорить.

- Подожди, - попросил вдруг он, когда я почти добралась до двери. Вернувшись к столу, он вытащил из ящика маленькую коробочку, а из нее – серебристый кулон на длинной цепочке. - У меня есть для тебя подарок.

Это был первый раз, когда Эдвард Каллен что-то мне дарил. Метаморфозы, произошедшие с ним за два дня, пугали меня и сбивали с толку, но в то же время и очаровывали. Разве могла я устоять перед Калленом, приблизившимся ко мне со спины и вешающим украшение мне на шею? Осторожно убирающим мои волосы на сторону, чтобы застегнуть замок? Слегка дрожа, я с наслаждением ловила его случайные прикосновения, хотя он очень старался избежать прямого контакта кожи.

Наконец, кулон повис на уровне моей груди: на серебристой бляшке была изображена девятиконечная звезда с чашей внутри. Понятия не имела, что это значит, но наверняка это тоже был какой-то магический амулет.

Я затаила дыхание, когда пальцы Эдварда вдруг сжали мои плечи, а тихий и вкрадчивый голос зазвучал возле затылка, отчего все волоски там приподнялись.

- У тебя нет причины мне верить, я знаю. Но очень прошу: даже если ты не хочешь его надевать, носи его в сумочке – пусть он просто будет с тобой.

Я не могла больше удерживать дыхание ровным – воздуха не хватало. Все мое существо наслаждалось волнами желания, прокатывающимися по телу. Джейкоб и его милая улыбка, моя ненависть к Каллену и его странное увлечение колдовством – все отошло на дальний план, на первый вышло влечение. К мужчине, который всегда был для меня единственным, а остальных попросту не существовало. Развернувшись, я утонула в изумрудных глазах, собираясь совершить очередной опрометчивый поступок и наброситься на неприступного босса с поцелуями.

На секунду, всего на секунду мне показалось, что он с той же самой безудержной страстью пожирает меня глазами! А потом его лицо застыло, приобретя привычное выражение злого неприятия, а руки легонько, но уверенно толкнули меня прочь.

- Убирайся, - грубо приказал он, зрачки расширились, почти скрыв радужку. – Живо!

Мой сексуальный настрой исчез, словно переключили тумблер или ударили поддых. Вытянувшись по струнке и чувствуя себя виноватой за нарушение субординации, я неловко извинилась и поспешила прочь. И лишь попав за свой рабочий стол, я пришла в сознание и озадаченно задумалась, что сейчас было.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я чувствовала себя так… как не знаю что. Как будто все вокруг было ненастоящим. Сказочный зимний домик, в который Джейкоб привез меня, укутанный снегом дикий лес вокруг, в котором не проложено ни одной тропинки. Пахнущие отсыревшим деревом стены и утварь, словно оставшаяся здесь с прошлого века. Камин, в котором весело горели и потрескивали поленья, прогревающие маленькое уютное помещение.

Я поняла, что совершила ошибку, как только мы с Джейкобом отъехали от моего дома.

- Этот твой босс, - сказал Джейк будто бы в шутку и невзначай, но слова, вопреки интонации, были грубыми, - и правда настоящий урод. Будь с ним осторожна, Белла, он плохой человек.

- Да? – напряглась я по необъяснимой причине, ведь сама не раз категорично высказывалась об Эдварде, не стесняясь в выражениях. Но слышать в его адрес обвинения от другого человека оказалось не так приятно. – Странно, ведь он то же самое говорил о тебе.

- Что? Что он сказал? – излишне забеспокоился Джейкоб, прямо-таки заерзав на сидении. Невольно закрадывалась мысль: если ему нечего скрывать, он бы отшутился, а не пытался изменить мое мнение о Каллене и не выпытывал подробности.

- Ничего конкретного, - отмахнулась я как можно беззаботнее, не желая обсуждать пугающее увлечение босса черной магией. И перевела тему, надеясь узнать больше о другом: - Кстати, этот браслет – это же не просто подарок? Он что-то значит?

Джейкоб нахмурился, но на его лицо вернулась довольная улыбка, и он, отвечая, слегка покачал головой:

- Это древний индейский обычай: парни дарят девушкам такие браслеты, когда хотят скрепить сердца узами любви. Это как признание. Ну, вообще-то, - явно смутился он, но все же неохотно договорил, - их раньше дарили перед свадьбой. Ты только не подумай, я ничего такого не имел в виду – теперь, в современном мире, это просто украшение, ничего серьезного. Мне просто хотелось, чтобы у тебя была как бы часть меня… Забей, Белла, это старая традиция, и я хотел сделать тебе приятное, а не напугать.

Но напугал. Глядя на браслет, теперь я ужасалась, ведь выходит, я приняла предложение руки и сердца, а это было совсем не так. Моя симпатия к Джейку не заходила настолько далеко, мои к нему чувства болтались почти на уровне дружбы, а тут сразу такая двусмысленная заявка. Да еще и без моего согласия. Попахивало абьюзом.

- Я не могу его снять, - пожаловалась я, надеясь на помощь, но Джейкоб лишь озорно усмехнулся – так, будто я несу чушь.

- Это потому, что по традиции снять его можно только в двух случаях: если влюбленный мужчина сам разрывает отношения или если он мертв.

Н-да, это было бы весело, если бы не звучало настолько жутко. Возможно, Джейкоб просто шутил, но мне стало не по себе. И я намерена была избавиться от браслета сразу, как только он выпустит руль.

Моя тревога усилилась в разы, когда мы въехали в резервацию: безлюдная дорога едва угадывалась между многовековыми деревьями, на всем протяжении не встретилось ни одного фонаря, словно мы направлялись в абсолютную глушь. И было уже поздно поворачивать назад. Да я и не собиралась поддаваться страху, которого наверняка бы даже не возникло, не напугай меня Эдвард своими мистическими предзнаменованиями.

Когда фары машины высветили обветшалый домик в заснеженном лесу, и Джейкоб сказал, что знакомство с родителями откладывается, я запаниковала. Но Джейк был очень мил и заботлив, растапливая камин и накрывая романтический ужин, и я постепенно немного расслабилась, поняв, что зря себя накручиваю. Парень просто хотел меня удивить, сделать этот вечер особенным, а выходные – приятными и свободными от цивилизации. Хотел, чтобы мы побыли только вдвоем. Он даже признал, что да, мечтает заняться со мной любовью сегодня, но если я все еще не готова, то не будет настаивать, и наши отношения останутся пока платоническими.

После этого мне бы окончательно успокоиться и поверить в добрые намерения влюбленного парня, но моя тревога не уходила, исподволь портя настроение.

- Ах, черт, - выругался он, отдернув руку и тряся ею, словно обжегся. Это случилось, когда мы целовались, сидя у камина на мягкой шкуре медведя. Теплая рука скользнула по моим волосам, опустилась на затылок, чтобы привлечь наши лица ближе друг к другу, а затем случилось это.

- Что такое? – нахмурилась я, удивленно наблюдая, как Джейкоб недовольно посасывает палец, чтобы снять боль.

- Ничего… Просто у меня аллергия… на серебро.

- О… - смущенно протянула я, невольно хватаясь за свой амулет, прячущийся под свитером. Эдвард как будто знал, что мне пригодится защита. Только вот от кого, черт подери?

А потом Джейк завел шарманку о своей собаке, которую обязательно нужно немедленно выгулять, и он скоро вернется. Как только он выскользнул за дверь, я схватилась за телефон, чтобы позвонить тому, о ком и думать всего несколько часов назад не хотела.

Дом укутывала глубокая тишина, слышен был только треск поленьев. Время близилось к полуночи, за окном всходила полная луна – в противном случае я вообще ничего не смогла бы разглядеть за окном. Связь почти отсутствовала – одна полоска то появлялась, то исчезала, и мне пришлось подняться по скрипучей лестнице на чердак, чтобы она перестала мигать. Нервничая, я набрала номер Эдварда.

- Где ты! – проорал он вместо приветствия, и я облилась холодным потом, услышав неподдельную панику в его голосе. Вот же влипла.

- Кажется, я совершила ошибку, - дрожа от страха, прошептала я и приникла к крошечному окошку, заметив снаружи движение, словно по снегу пронеслась черная тень, не оставляя следов.

- Ты с ним, - в отчаянии простонал Эдвард, и меня сковал ледяной ужас от осознания, что я здесь совсем одна, а Эдвард минимум в трех часах езды. Никто мне не поможет!

- О боже, только не говори, что он чертов оборотень, - расплакалась я, потому что факты сходились один к одному, как бы мне ни хотелось сказать, что все это бред. Серебряный медальон, о который Джейкоб обжегся, полная луна и разговоры о собаке – слишком много совпадений для одного дня. – Господи, Эдвард, он убьет меня!

- Не думаю, что он затеял романтический уикэнд ради такой банальщины, - эти слова Эдвард злобно прорычал, и я услышала, как хлопнула дверь машины и взревел мощный мотор.

- Этого не может быть, не может быть, - мое неприятие относилось не только к самому факту существования оборотней, но и к тому, что Джейкоб, похоже, собрался и меня в него превратить! Вот для чего он нацепил на меня браслет, скрепляя своими волчьими «узами». Вот почему он просил, чтобы я не боялась собаку и открыла дверь. Проклятый монстр хотел меня укусить!

- Послушай, Белла, ты должна сделать кое-что до того, как он появится, - собранно и жестко потребовал Эдвард моего внимания. – Мой подарок с тобой?

- Да, да, - прошептала я, вытягивая кулон и сжимая серебро дрожащими пальцами.

- Повесь его так, чтобы он находился снаружи. И постарайся не поворачиваться к волку спиной!

- Хо… рошо, - от страха меня атаковала икота.

- Я кое-что еще положил в твою сумочку. Найди под подкладкой маленький мешочек, там растертая трава. Ее нужно рассыпать на пороге и перед окнами – возможно, ее запах на время отпугнет пса. И еще, - добавил он, когда я уже ринулась к лестнице, - связь очень плохая. Отключи звук и спрячь телефон там, где ты находишься сейчас – подозреваю, что это чердак, вряд ли ты залезла на дерево. Я смогу отследить твое местоположение по нему. Удачи.

Он повесил трубку, а я, несколько секунд просидев в прострации, бросилась выполнять указания, пока не стало поздно. Когда я закончила, до полуночи оставалось всего несколько минут. Сжимая кулон в руке, я нервно вышагивала по комнате, выглядывая в окна и боясь увидеть волчий силуэт.

Трудно было поверить, что это возможно, я до последнего надеялась, что все окажется бредом свихнувшегося босса, и Джейкоб просто постучится в дверь, с милой улыбкой знакомя меня со своим добродушным ретривером. Но ровно в полночь тишину леса прорезал волчий вой, и мое сжавшееся в комочек сердце рухнуло в пятки, заколотившись как бешеное. Сделав все возможное, я могла лишь надеяться на чудодейственные травы Эдварда. Дверь я закрыла на тяжелый засов, но окна – они были на вид очень хлипкими, а выйти наружу и закрыть ставни я не решилась.

Вой раздался гораздо ближе. Еще ближе. Сменился легким фырканьем. Тяжелая поступь заставила ступени крыльца заскрипеть, и я вцепилась в амулет так, что казалось, пораню руку. Чудовище поскребло порог и заскулило совсем как настоящая собака, просящая приюта. Я ждала, затаив дыхание в ужасе.

С жалостным хрипом дверь прогнулась под огромным весом, и я сделала два шага назад, упершись пятой точкой в стол. Звук заставил зверя замереть, а затем зафыркать с явным неудовольствием – он понял, что ему не собираются открывать.

Я вздрогнула, услышав скрип снега – тварь обходила дом по кругу. Развернувшись, я в ужасе уставилась в окно, жалея, что в старом доме не сохранилось занавесок, способных скрыть происходящее внутри. Может, тогда у меня было бы чуть больше времени, пока волк соображал бы, намеренно ли я заперлась или просто банально уснула.

Черная тень поднялась, огромная морда появилась за стеклом, и на меня уставились два кроваво-красных глаза. Задыхаясь от ужаса, я смотрела на волка расширившимися глазами, судорожно сжимая в руке амулет. Обнажив зубы в злом оскале, оборотень издал чудовищный рык, от которого затряслась оконная рама и я вместе с ней.

- Убирайся! – прокричала я, протестующе мотая головой. – Оставь меня в покое!

Лишь на секунду волк отступил, я даже не успела вздохнуть с облечением. Резко вернувшись, он слегка ударил мордой в стекло, проверяя его на прочность и заставив меня от испуга вскрикнуть.

- Уходи! Уходи! – молила я его, надеясь достучаться до того милого Джейкоба, который заботился обо мне и говорил о любви. Все было напрасно: милого Джейкоба никогда не существовало, это была просто маска, чтобы заманить меня сюда и превратить в чудовище. Неужели он думал, что после этого я упаду в его объятия и стану его самкой? Хотя, скорее всего, мои чувства его вообще не волновали…

Еще один удар заставил треснуть стекло, и я заорала, теряя контроль и почти впадая в истерику. Холодный пот прошибал меня насквозь, ощущение близкой смерти – или еще чего похуже – накатывало как цунами, лишая остатков рассудка.

Еще один удар с грохотом вышиб стекло. Его осколки вместе со щепами от рамы разлетелись по комнате. Вихрь ледяного воздуха ворвался в помещение и почти затушил огонь. Посуда с едой съехала со стола, запачкав старый ковер. Волк, почти протиснувшийся в окно, вдруг завизжал и изо всех сил стал дергаться обратно – от его лап, которые попали на остатки рассыпанных по подоконнику трав, с шипением шел пар, будто там оказалась разлита кислота.

Волк исчез и юлой завертелся на снегу, скуля и взрыкивая. Вытянув шею, я испуганно наблюдала за его агонией, не веря, что это нехитрое средство действительно сработало. Неужели все байки о вампирах и оборотнях правда? Я с уважением посмотрела на свой амулет из серебра, испытывая надежду, что у меня есть шанс сегодня на спасение.

Но не тут-то было. Зализав раны, волк вернулся. Я как раз немного пришла в себя, оделась потеплее и бросилась переносить траву с другого подоконника, собираясь продлить себе жизнь. Красные глаза злобно сверкали в темноте, рычание раздавалось непрерывно – сердитое и решительное. Словно зверь в клетке, волк ходил перед домом туда-сюда, делая попытку за попыткой – прыгал, получал ожоги и с визгом отступал, пока от трав совсем ничего не осталось, и собрать их стало неоткуда.

Наше противостояние длилось больше часа, в результате оба окна были разломаны, когда оборотень, наконец, прорвался, и я оказалась с ним в одном помещении. Оглушительно рыча, волк наступал, а я, рыдая и умоляя, сорвала с шеи амулет и выставила перед собой на вытянутой руке, инстинктивно обороняясь. Вряд ли это могло надолго удержать его, но что еще мне оставалось?

- Пожалуйста, Джейкоб, не надо, ты не такой, - повторяла я, надеясь его разжалобить и уговорить отступиться. – Ты же любил меня, прошу, не трогай. Я не хочу становиться такой как ты, отпусти меня…

Волк прыгнул. В это же мгновение я, не отдавая себе отчета в действиях, бросила в него амулетом. Серебряный кулон попал ему прямо в огромную пасть, а цепь закрутилась вокруг морды и запуталась между зубами. Густой пар с шипением наполнил помещение, пол тут же окрасился брызгами крови. Отчаянно завизжав, зверь с грохотом закрутился волчком, сшибая мебель с мест, ударяясь в стены и грозя раздавить меня. Не дожидаясь травм, я быстро открыла дверь и бросилась бежать по снегу прямо в лес, не разбирая дороги.

Звук агонии преследовал меня, визг и вой казались почти человеческими, словно кого-то мучают в камере пыток. Но я не собиралась возвращаться. Благодаря полной луне я смогла увидеть следы от автомобильных колес и свернула в сторону города, понимая, что не смогу добраться туда живой, даже приложив все возможные усилия. Мы ехали сюда два десятка миль, и чтобы спастись, мне придется пройти их пешком по глубокому снегу в двадцатиградусный мороз. Джейкоб неизбежно меня догонит, когда избавится от временной помехи, содрав тонкую цепочку с морды.

Так и вышло. Буквально через несколько минут позади раздался не жалобный, а яростный вой, и он неумолимо приближался. Но впереди вспыхнул спасительный свет фар, и я бросилась прямо к нему с максимальной скоростью.

- Эдвард! – закричала я, когда он, резко затормозив, выскочил на мороз и бросился ко мне.

Что-то сбило меня с ног и отбросило в сторону. Ударившись о ствол, я сползла вниз, с трудом оставаясь в сознании. Дыхание перехватило, я никак не могла втянуть воздух, а по спине расползалась колючая боль.

Эдвард появился передо мной словно сказочное видение: держа на ладони что-то светящееся, сдунул это в мою сторону. Облачко мерцающих частиц накрыло меня и плавно опустилось на снег, создав идеальный круг – наверное, это была серебряная пыль.

- Сиди здесь, что бы ни случилось! – прорычал Каллен, его глаза были абсолютно черными и физически пригвождали к месту – даже если бы захотела, я больше не смогла бы пошевелиться.

Он развернулся, доставая из-за пазухи пистолет, но опоздал: Джейкоб был прямо за ним. Ударом лапы он выбил оружие, и ствол отлетел на несколько метров. С рычанием волк напружинил мышцы и раскрыл зубастую пасть, на которой остались кровавые полосы от цепочки, как вдруг словно напоролся на невидимую преграду, стоило Эдварду выставить ладонь.

- Стоп! – металлическим голосом приказал он, и оборотень бессильно задрожал, встряхивая головой и пытаясь сбросить морок. – Лежать!

На этот раз не сработало – лапы лишь немного подогнулись, Джейкоб отчаянно сопротивлялся повелительному приказу, и вот-вот должен был преуспеть. Ему все легче давались движения, а Эдвард все тяжелее дышал, будто двигал рукой целую гору и смертельно устал.

Не глядя протянув свободную руку в сторону, каким-то невероятным образом Каллен заставил валяющийся пистолет подняться в воздух, и тот прилетел ему в ладонь сам, как по волшебству. И в тот же миг волк сбросил гипнотические оковы и прыгнул, зубами вырвав оружие.

Я вскрикнула и прикрыла руками рот. Завязалась нешуточная схватка, в которой неясно было, у кого преимущество. Размерами оборотень был в два раза больше, физически наверняка сильнее человека, но был ли Эдвард человеком в обычном смысле? Я несколько раз замечала его сидящим на оборотне верхом, прежде чем тот подмял Каллена под себя. Крики, в которых не было ни боли, ни страха, а кипела лишь чистая ярость, смешивались со звериным рычанием, и я от всей души болела за Эдварда, надеялась, что он победит.

В какой-то момент борцов накрыло то же облачко серебристой пыли, и Джейкоб, визжа, забился в конвульсиях на снегу, источая пар всей шкурой, а Эдвард поднялся над ним. В его руке блеснул кинжал из черного стекла, и я зажмурилась, не в силах видеть финал битвы. Лишь слышала мощный удар и последовавший за ним жалобный визг.

- Проклятье, - выругался Каллен, и я распахнула глаза. Джейкоб сбежал – его отчаянный вой стремительно затихал в лесу. Эдвард покачивался, широко расставив ноги и смотря волку вслед. А затем медленно повернулся ко мне и так же медленно рухнул на колени, прижимая руку к груди. – Сукин сын.

Я больше не могла оставаться в стороне. Да и сковывающая паника меня уже отпустила. Другой ужас охватил все мое естество – понимание, что с Эдвардом что-то не так, что ему плохо.

Преодолев расстояние на негнущихся ногах, я в последний момент подхватила его, не позволив удариться. Он был слаб и, кажется, в шоке, с трудом находя меня глазами.

- Ты ранен, - заметила я глубокие раны на его груди – когти разорвали одежду и плоть, сквозь пальцы просачивались ручейки крови. – Я отвезу тебя в больницу.

- Слишком поздно, - пробормотал, задыхаясь, он. – Меня уже не спасти…

- О чем ты говоришь! – возмутилась я до глубины души. Крови было не так уж и много, а расстегнув пальто и рубашку, я обнаружила четыре царапины напротив сердца – глубокие, но точно не угрожающие жизни. – Несколько стежков, укол обезболивающего, и ты будешь как новенький!

- Белла! - осадил он меня таким убийственным взглядом, что я замолкла на полуслове. Он выглядел безумным, но не умирающим. Красивое и злое лицо искажала досада. – Где пистолет? Найди пистолет!

Растерянная, я выпустила его плечи и поднялась на ноги, наблюдая за его мучениями со смешанным чувством: ругаясь, Эдвард вновь и вновь пытался притянуть в руку пистолет, то тот его не слушался. Кровь загустела и почти остановилась, но боль, очевидно, раздирала все его тело.

Пройдясь вокруг, я нашла ствол, но не спешила возвращать его Эдварду, догадываясь каким-то шестым чувством, что он задумал.

- Отдай мне его! – приказал он, протягивая руку, но я отступила на шаг и спрятала оружие за спину.

- Нет.

- Черт возьми, Белла! – прошипел он с яростью, и чернота затопила его радужки, скрыв зелень. Следующие слова он произнес властно и жестко: - Отдай. Его. Мне.

Но он был слаб, и его гипноз на меня больше не действовал. Он покачнулся, истратив на меня слишком много усилий, и уперся рукой о снег, чтобы не упасть.

- Проклятье, Белла, ты должна теперь понимать… Я не могу допустить…

- Чего? – произнесла я недоверчиво, помогая ему закончить фразу, которую он никак не осмеливался произнести. – Того, что ты станешь таким, как он? Поэтому ты задумал самоубийство?

- Уж лучше смерть, чем это, - Эдвард взглянул на меня с таким отчаянием, что я сдалась, испытывая к нему жалость. Понять его я могла: сильный, властный мужчина, привыкший получать все, что захочет, никогда не смирится с тем, что не сможет контролировать. Вряд ли его беспокоила волчья потребность убивать – кажется, для него это не представляло проблемы, судя по тому, с какой легкостью он порезал Джейкоба. Но… И почему же он так ненавидел мысль стать волком?

- Ты же вроде колдун – наверняка найдешь способ излечиться. Или научишься жить с этим, создашь какой-нибудь амулет, чтобы избегать превращения, - умоляла я одуматься, но его решимость от этого не уменьшилась. В голове творился сумбур: я вспоминала все, что когда-либо слышала об оборотнях, искренне стараясь переубедить Эдварда. – Разве это не даст тебе какие-то новые преимущества? Силу? Скорость? Быстрое заживление ран? Быть может, даже бессмертие?

- Я и так бессмертен! – крикнул он в бешенстве, лишая меня надежды.

- Я не позволю тебе вот так сдаться, - покачала я головой, пряча пистолет так, чтобы он не смог вытащить его у меня незаметно. – Уверена, что лекарство есть. Думай, Эдвард!

Мы несколько секунд буравили друг друга сердитыми взглядами в упрямом противостоянии характеров. И все же я сейчас была гораздо сильнее Эдварда во всех отношениях – он был ранен.

- Ладно, черт с тобой, - уступил он, пытаясь встать, и я поспешила на помощь, подставив плечо. Указав на дерево, возле которого сидела я, Каллен доковылял туда и вновь опустился на колени, рукой сгребая серебряную пыль со снега.

Я поняла, что он делает, когда он с шипением приложил ее к ране, и взяла ситуацию в свои руки, усадив Эдварда к стволу и отгибая разорванную ткань, чтобы было легче дотянуться. Вместе мы сделали все, что могли. И хотя царапины подсохли и уже не кровоточили, серебро явно причиняло Эдварду боль, потому что он, сцепив зубы, стонал и дергался от каждого прикосновения.

- Всего этого не произошло бы, если бы ты просто послушалась меня, - напомнил он недовольно, пока я обрабатывала его рану и приводила его в божеский вид, застегивая пуговицы.

Его лицо было так близко, и запах окружал меня. Глаза смотрели с какой-то тоской, беззлобно и устало. Как будто его душа кричала мне что-то из глубины, скрытой за непроницаемой маской. Стоило лишь повернуться, и наши дыхания смешались. Беспомощный и слабый, он бы не смог сопротивляться, задумай я его сейчас поцеловать. Но вместо этого я лишь горько улыбнулась и поправила:

- Всего этого не произошло бы, если бы ты любил меня. Ты прекрасно знаешь, что не Джейкоб привлекал меня… Не будь ты таким ослом, я бы здесь даже не оказалась.

- Я не лучше него, - проворчал Каллен, с трудом поднимаясь на ноги и вынужденно опираясь на мое плечо. Вместе мы проковыляли к машине, где я уложила его назад, чтобы он мог отдыхать. – Гони, Белла, - поторопил он, когда я завела мотор. – Возможно, средство есть. Но если ты хочешь меня спасти, на это у тебя всего несколько часов…

- А что Джейкоб? – Астон Мартин ужасно буксовал на глубоком снегу из-за низкой посадки, но я представляла, какую скорость он разовьет на обычной трассе. Вот почему Эдвард добрался до меня так быстро. – Он за мной вернется?

- Не волнуйся, - голос Эдварда прорезал чистый гнев, - я о нем позаботился.

- Он улепетывал резво, на своих четырех, так что вряд ли удар твоим ножом приведет к его смерти.

- Еще не вечер, - мрачно пообещал Каллен без тени жалости. – Этот клинок сделан из обсидиана, смертельного для оборотней. Для верности я смочил его в настойке волчьего аконита. Даже если Джейкоб вытащит клинок, яд уже отравил его кровь.

Я больше не смогла ничего произнести. Шок и страх прошли, и обсуждать так легко чье-то убийство я была не в состоянии. Может, Эдвард и привык вести такую жизнь, полную магии и опасных приключений, но я-то нет. Я впервые столкнулась со сверхъестественным и не готова была воспринимать все как должное. Каким бы подонком ни оказался Джейкоб, я не могла радоваться его смерти, я была не такой.

Мы вернулись в Сиэтл на рассвете, не встретив ни одной пробки. Когда я остановила машину перед домом Каллена, он уже бредил. Втащив его в спальню и уронив на кровать, я обнаружила, что он весь горит. Пришлось раздеть его до трусов и обтирать мокрым полотенцем, чтоб сбить температуру хоть немного. Во время этой жестокой экзекуции он пришел в себя.

Схватив меня за руку, Эдвард приподнялся на постели с безумными глазами.

- Серебро… - прохрипел он, сжимая мое запястье трясущейся от лихорадки рукой. – На столе… В подвале... Быстрее…

Я помчалась вниз, понимая, что у нас почти не осталось времени. Дверь оказалась не заперта – видимо, Эдвард действительно очень спешил ко мне ночью. Сразу я нашла искомое: в стальной чаше, похожей на средневековый кухонный комбайн, осталось немного измельченного в пыль серебра, которое я пересыпала в миску.

Когда я вернулась, Эдвард с трудом меня узнал.

- Что мне делать? – кричала я на него, встряхивая и шлепая по щекам. Без его указаний я была бессильна. – Эдвард, как тебя вылечить?!

- Кровь, - бормотал он несвязно, - серебро… кровь…

Понятия не имея, что делаю, я представила себе капельницу, через которую можно доставить серебро в кровь, но ничего похожего у Эдварда не водилось в доме, а вызывать врача было неразумно. Тогда я, проклиная себя, Каллена и все сверхъестественное, схватила со стены первый попавшийся нож из целой коллекции, ища в себе мужество довести до конца задуманное кощунство.

Пусть это станет самым ужасным поступком в моей жизни, - мысленно пообещала я себе, прикладывая лезвие к груди мечущегося на постели мужчины так и сяк, но никак не могла преодолеть ужас. Четыре рваных пореза от когтей зажили, превратившись в розовые рубцы, и чтобы остановить заражение, я должна была вскрыть раны заново. Правильно ли я поняла слова Эдварда? Моя идея казалась безумной.

- Ненавижу тебя! – прошипела я, надавливая на нож, оказавшийся таким острым, что рассек плоть словно масло. Кровь тут же полилась ручьями, края раны разошлись, но Эдвард почти ничего не почувствовал, отреагировав слабым стоном. А вот когда я опрокинула в разрез пыль из серебра, он распахнул глаза и так бешено заорал, скинув меня с себя, что я засомневалась, верен ли мой поступок.

Ругаясь как сапожник, Каллен прижал рану рукой и подтянул колени к груди. Затем изогнулся, запрокинув назад голову. Между пальцев сочился едва заметный пар, буквально выжигая все внутренности. Господи, что я натворила… Может, уже было слишком поздно, и теперь он умрет. Тогда я своими руками его убила!

Так продолжалось несколько часов. Сидя напротив кровати, я наблюдала бесконечную агонию. Эдвард горел, пот лился с него градом. Под глазами образовались темные круги, а лицо стало бледным, как у трупа. Но постепенно он затих и успокоился.

К полудню он перестал шевелиться и подавать признаки жизни. Тогда я впервые посмела к нему приблизиться. Теперь он стал холодным, как мертвец. Сердце с трудом прослушивалось и едва билось – вдвое медленнее, чем у здорового человека. Я заметалась, гадая, а не пора ли вызвать скорую, но не решилась сделать это без одобрения.

Рана, в которую я всыпала серебро, продолжала кровоточить, и это наводило на мысли, что все идет как надо – обычный человек не может исцелиться так же быстро, как волк. Единственное, что я могла сделать теперь, это обработать рану человеческим антисептиком, перевязать и ждать.

Я очень устала, сутки не спала и пережила огромное потрясение. Скинув с себя верхнюю одежду, я забралась к Каллену и обняла его, пытаясь согреть. Он оставался неподвижен, кожа белая словно мел, губы посинели. Странный запах просачивался сквозь повязку, и я решила ее сменить. Выглядела рана плохо: из нее выходила теперь не кровь, а черная жижа.

Покачивая головой в смятении, я продолжала ухаживать за находящимся в беспамятстве мужчиной, промывая рану, пока выделение жижи не прекратилось. И в какой-то момент, ненадолго опустив голову на подушку, даже не заметила, как отключилась.

Выспаться не удалось. Меня разбудило тревожное предчувствие. На часах стрелка продвинулась всего на час вперед, тиканье раздавалось оглушительно, как удары колокола. Проверив Эдварда, я содрогнулась: сердце не билось, и он не дышал. Сколько он уже лежал в таком состоянии? Он погиб, спасая меня, и я наверняка все сделала неправильно. Сама его убила.

Мысль о том, что я продолжу существовать в мире, где больше не будет его, накрыла меня тяжелым покрывалом отчаяния. Сердце разорвалось на кусочки, разум помутился от ужаса и протеста.

- Нет, ты не умрешь! – разрыдалась я, безумие охватило меня с головы до ног, сея в душе настоящий хаос. – Не смей меня оставлять! – Оседлав Каллена верхом, я начала делать непрямой массаж сердца и искусственное дыхание. Четыре раза вдохнуть, четыре – нажать на грудную клетку. И снова. И снова. И снова. Так до бесконечности. Я не собиралась сдаваться.

Вздрогнув под моими руками, Эдвард резко и громко втянул воздух, словно вынырнул с большой глубины. Распахнув безумные глаза, он откинул меня и стремительно сел. Его взгляд с трудом сфокусировался на мне, дыхание было частым и испуганным. Нормальный цвет лица вернулся, круги под глазами почти исчезли, и в целом он, наконец, выглядел абсолютно живым.

- Что такое? – потребовал он ответа, схватившись за грудь, где нащупал повязку.

- Ты напугал меня. Я думала, ты умер! – закричала я, ненавидя всю эту ситуацию, в которой мы оказались. Паника все еще сковывала мое тело, в крови бурлили адреналин и страх, разум был в смятении. Я не могла себя контролировать, пережив такой шок. Поддалась инстинкту. Бросившись вперед, я сначала от всей души врезала Каллену по щеке, а затем схватила его лицо и впилась в его губы бешеным поцелуем.

То ли от неожиданности, то ли от моего напора – Эдвард не отстранился. Вместо этого его рот приоткрылся, втягивая воздух, а пальцы легли мне на затылок и сжали волосы. Наши губы соединились. Это был самый страстный, самый волшебный и сладкий поцелуй в моей жизни. По телу прошла горячая возбуждающая волна, вызвав мой стон. Рука на моей талии притянула нас так близко друг к другу, что я ощутила мужскую потребность каждой клеточкой своего тела, стремясь прижаться еще сильней, слиться в одно целое.

- Нет, - пробормотал Эдвард и переместил мою голову на плечо, прижав к себе так крепко, что я не могла пошевелиться, пойманная в капкан. Не тут-то было – желание вскружило мне голову, и я вцепилась зубами Каллену в шею. А когда он со стоном отодвинулся, провела по ней языком.

- Я хочу тебя, - умоляла я, хватая Эдварда за шею в попытке оставаться к нему прижатой, но война уже была проиграна. Он был сильнее: за волосы оттянул мою голову назад, заглядывая в глаза. В его лице читалась такая боль, словно он сражался не со мной, а с невидимыми демонами, и битва шла на равных.

Лишь на секунду он ослабил контроль, в изнеможении прикрыв глаза, и я тут же приникла к его губам снова. Мне удалось еще на несколько секунд пошатнуть его сопротивление – несколько секунд еще одного короткого, но упоительного взаимного поцелуя. После этого меня снова дернули назад.

Эдвард тяжело дышал, как после марафона. Зелень его глаз заполнилась непроглядной чернотой, просто дьявольщина какая-то.

- Стоп! – его голос прогремел на всю комнату и проник мне под кожу, все молекулы в моем теле завибрировали и немедленно подчинились, будто каждая клетка превратилась в гранит. Но мое замешательство длилось секунду, не более – сломав барьер, я снова потянулась к мужчине, почти украв у него третий поцелуй.

- Прекрати! - На этот раз эффект был сильнее – будто меня облили холодной водой. Хватая ртом воздух, я пыталась вернуть контроль над собой, испытывая злость и разочарование. Чертов колдун! Я снова ненавидела его. Так же сильно, как и любила.

- Пожалуйста, - взмолилась я одними губами, протягивая руки к красивому лицу, но они безвольно упали. – Эдвард, я люблю тебя.

Он закрыл глаза, шепча под нос – никакие не заклинания, а просто ругательства. Ссадил меня с себя и поднялся на ноги, прижимая руку к ране. Морщась, доковылял до шкафа и не глядя стал одеваться, не обращая на меня больше внимания.

Я не решилась снова атаковать, это было бы слишком жестоко, учитывая его состояние. Шмыгая носом, я одиноко сидела на измятой постели, чувствуя себя отвратительно. Ведь он хотел меня тоже, мне это не показалось. Так почему он вновь отверг меня?

- Это потому, что я дочь твоего друга? Он взял с тебя какое-нибудь дурацкое обещание, что не тронешь меня? – Я заслуживала объяснений. Хотя когда это Каллен мне их давал?!

- Нет, - сурово возразил он, с осторожностью натягивая рукав рубашки на больное плечо.

- Тогда это из-за возраста? Я слишком для тебя молода?

- Сколько мне, как ты думаешь? – стрельнул он в меня темным пронзительным взглядом и отвернулся, подбирая брюки.

- М-м… сорок пять? – предположила я, исходя из имеющейся информации. Конечно, выглядел он гораздо моложе!

- Зная то, что ты узнала за эту ночь, думаю, ты можешь предположить, что все не так просто. И речь идет о цифре гораздо большей.

- Так это все-таки из-за возраста? – потребовала я, зло вытирая слезы. – Ну так знай: мне все равно!

- Нет, не только.

Не только?..

- Ты сказал, что сам не лучше Джейкоба, - вспомнила я, докапываясь до истинной причины упрямства Каллена, - но я в это не верю.

- Джейкоб не первый человек, которого я убил, ясно тебе? – лицо Каллена стало жестоким и суровым, как у солдата, но я не хотела этого слышать, отказывалась бояться. – Разница между нами только в том, что он в личине зверя делал это непреднамеренно, инстинктивно, и не мог остановить это, а я поступал так сознательно и хладнокровно. Что хуже, по твоему?

Я молчала, проглотив горький ответ. Да, идеальный образ Эдварда, властного, но справедливого босса и просто заботливого человека, был для меня безвозвратно разрушен. Он признался, что был – и, возможно, будет – убийцей. Но разве это что-то меняло? Я не могла просто взять и разлюбить его, щелкнув выключателем. Чувства не поддавались расчету, не стирались страхом, не зависели от чьих-то желаний или решений. Они просто были. И никакой гипноз не смог бы вытравить их из моего сердца.

Подойдя с осторожностью, Эдвард присел передо мной на край кровати, наблюдая внимательно, но я не собиралась устраивать еще одно бессмысленное нападение. Для этого я была слишком раздавлена.

- Я пытаюсь уберечь тебя от ошибок, - удивительно мягко произнес он, будто уговаривал обиженного ребенка прекратить капризничать. – Это не потому, что так просил твой отец. Мы с ним никогда не были друзьями, только коллегами – он нанял меня за определенную плату. И я помог ему в свое время – разобраться с долгами и поднять компанию. Теперь ты знаешь, что я обладаю особенными умениями для этого. Но когда он умер и внес в завещание меня… - Эдвард вздохнул, хмуро уставившись на свои руки. – Что ж, я чувствовал себя ответственным за тебя, ведь тебе тогда едва исполнилось восемнадцать, и ты не была готова взять на себя заботу о фирме отца.

Я ни на секунду не поверила, что дело было только в этом. Но Эдвард неспособен был признать, что поступил так еще и по личным соображениям. Кажется, я была ему не так уж и безразлична, как он пытался мне внушить.

- Пойми, ты достойна нормальной жизни, и у тебя все еще впереди. Тебе не нужно связываться со сверхъестественным миром, это всегда приводит людей к гибели.

Выходит, та авария, в которой умер мой отец, не была случайной? Наняв колдуна, Чарли навлек на себя чье-то нежелательное внимание, за что и поплатился. Может, Эдвард даже чувствовал себя виноватым за то, что не смог его защитить? Поэтому так одержимо стремится уберечь хотя бы меня. И, невзирая на все его усилия, я умудрилась вляпаться.

- Как ты? – протянув руку, я неуверенно коснулась спрятанной под рубашкой повязки, заглядывая Каллену в глаза. – Мы смогли остановить заражение? Ты будешь в порядке?

Накрыв мою ладонь своей, он аккуратно вернул ее на мое колено, вновь выстраивая между нами дистанцию, которая каждый раз меня ранила. Его лицо не изменилось, оставаясь непроницаемой маской.

- Узнаю через месяц во время полной луны, - равнодушно сообщил он.

Но надежда была. Не зря же он почти сутки мучился, а я возвращала его после клинической смерти. В любом случае, останется ли он собой или превратится в колдуна-оборотня, я была рада, что он отбросил идею о самоубийстве и смирился. Он будет жить – это главное.

- А теперь тебе нужно поспать, - вдруг заявил он, пересаживаясь поближе. Не успела я опомниться, как его ладонь очутилась на моем лбу, вызывая неконтролируемую сонливость. Как марионетка, я расслабилась и позволила Каллену бережно уложить меня на подушку.

- Не смей снова делать это со мной, - захныкала я, едва ворочая заплетающимся языком, но он лишь усмехнулся, перебарывая мое упрямство легко и непринужденно.

- Ты устала, Белла. Пережила шок. Не спала всю ночь. Моя очередь заботиться о тебе, позволь мне это.

- Я люблю тебя, - пробормотала я из последних сил. Пусть знает, что не сможет запретить мне чувствовать.

Он наклонился, его лицо оказалось совсем близко от моего, а губы зашептали возле самого уха, словно с призрачным порывом ветра.

- Ты любишь меня только потому, что я люблю тебя. Ты видела, какое влияние я оказываю на людей, но я не всегда и не во всем могу это контролировать. Некоторые вещи происходят сами собой. Прости, Белла, что случайно внушил тебе это…

Я хотела кричать, что он не прав. Но моя воля уже была подавлена, сон накатывал неудержимыми волнами, и я даже не была уверена, что Эдвард действительно сказал эти слова. Может, я просто придумала себе их в приятном сне.

- Спи, девочка. Утро вечера мудренее, - наклонился он к моему лицу, и его губы скользнули по моему лбу, а затем сладко прижались к моим губам в отчаянном, похожем на прощальный, поцелуе, но это уж точно могло быть только сновидением, а не реальностью.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

На следующее утро, едва открыв глаза, я поняла: что-то не так. Очнулась я в своей постели, не помня, как тут очутилась. И не было никаких признаков того, что Каллен накануне был со мной. Все случившееся казалось просто ночным кошмаром. Если бы я не знала, что Эдвард способен внушить такие мысли, я бы могла поверить, но – нет.

Единственное, что напоминало о вчерашнем ужасе – это браслет. Раковины на нем потускнели, камни растрескались, а нить больше не выглядела прочной и нерушимой. Потянув, я легко порвала испорченное украшение и брезгливо выбросила его в мусорное ведро. Постояла несколько секунд, глядя на подарок Джейкоба и медленно осознавая значение события: если я смогла снять браслет, то либо Джейк отказался преследовать меня, либо умер. Судя по состоянию украшения, я бы сделала ставку на второе. Неважно, подействовал ли яд, которым был обмазан кинжал, или Эдвард сам отправился в резервацию и закончил начатое вчера.

Когда я завтракала яичницей с беконом и зеленым чаем, мой телефон зазвонил. Это был наш семейный адвокат, который не связывался со мной довольно давно. Чувствуя неладное, я с опасением взяла трубку.

- Мисс Изабелла Свон? – уточнил он официальным голосом. – Спешу вас поздравить: с этого дня компания вашего отца полностью переходит к вам.

- Что?.. – мое сердце по какой-то неизвестной причине съежилось и замедлило биение, из груди царапающими трещинами распространилась боль, затуманивая все остальные чувства. В горле пересохло. Я словно падала в пропасть и уже не могла остановиться.

- Когда вы сможете подъехать для оформления бумаг на вступление в наследство?

Я ничего не слышала, в голове шумело. Трубка выпала из моей ослабевшей руки и разбилась на маленькие кусочки, разлетевшись по кафелю. Сорвавшись с места, я, в чем была, накинув только шубу и сунув ноги в зимние сапоги, выскочила на лестницу и бросилась к лифту.

С трудом удалось завести машину, и я пристроилась в потоке машин, каким-то чудом избегая аварийных ситуаций. В кратчайшие сроки я доехала до дома Каллена, боясь, но каким-то чутьем точно зная, что там увижу.

Ничего. Меня ждала абсолютная чистота, когда я открыла дверь запасным ключом. Ни самого колдуна, ни мебели. Никаких признаков его присутствия, словно его никогда и не существовало, словно я вообще все себе придумала в каком-то бреду, все эти девять лет нашего необычного общения.

В животе свился клубок из змей, закручивая мои внутренности в тошнотворный узел. Ноги онемели, и я опустилась на колени и на руки, с трудом удерживая ускользающее сознание. Меня хватило только на одно, последнее действие, прежде чем я отключилась, не желая принимать не зависящий от меня факт, приводящий меня в бешенство и убивающий всякую надежду. Эдвард исчез. Уехал, даже не попрощавшись. Бросил меня. Запрокинув голову наверх, умываясь слезами, я сжала кулаки, с ненавистью царапая ногтями пол, и прокричала равнодушным небесам:

- Мерзавец!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Четыре года спустя

Я не понимала, зачем это делаю. Столько лет прошло, а я все продолжала его искать. Эдвард давно покинул Сиэтл и наверняка сменил имя, но я не отпускала надежду.

Многое изменилось за прошедшие года, и самым главным образом – я. Встав во главе компании, мне пришлось учиться ответственности и решимости, чтобы не потерять все, что создал отец и поддерживал Эдвард. Многие пытались меня обмануть, другие – уговаривали продать компанию, и мне пришлось разбираться с предатедьствами самостоятельно, собрав свое разбитое сердце в кучку и повзрослев. Я распределила обязанности, повысила до руководителей тех, кому доверяла, сумев подстроить работу под себя таким образом, чтобы оставалось время на отдых. И лишь одно было неизменным всегда – мои чувства к Каллену.

Я помнила его последние слова о том, что моя любовь – всего лишь проекция его чувств ко мне. Наверное, поэтому он и уехал. Одно дело – защитить наследие отца и позволить мне закончить учебу, подготовить меня к управлению компанией и уберечь от глупых ошибок, а также от всего сверхъестественного, что сгубило Чарли. И совсем другое – бороться с самим собой, оградить меня от своей способности внушать людям то, что они не испытывают. В его понимании, он поступил благородно. Только вот в чем загвоздка: Каллен уехал, а моя любовь к нему не исчезла и даже не притупилась со временем.

Но однажды мне повезло. Если бы не случайность, мы бы так и не встретились – может, до конца моей жизни. Я искала Каллена по объявлениям, рекламирующих услуги ведьм и медиумов. Проверяла различные фирмы по скупке и продаже связанных с колдовством трав и артефактов, думая, что Эдвард может быть директором одной из них. Ничего. Он как сквозь землю провалился.

А затем на одном из общественных мероприятий, где собрались сливки общества, политики и бизнесмены из нескольких городов, я услышала разговор двоих из них о том, что сейчас можно купить все, даже успех. Один бизнесмен высмеивал второго и считал, что таким образом мошенники выкачивают из доверчивых миллионеров деньги, второй доказывал, что экстрасенсы и оккультисты могут абсолютно все.

Заинтересовавшись, я выспросила у мистера Стоуна подробности и убедилась, что нахожусь на верном пути: друзья друзей Стоуна нехило подняли свой бизнес, который уже едва держался на плаву. Имя таинственного колдуна не светилось ни в прессе, ни где-то еще – бизнесмены не собирались делиться с конкурентами своими секретами, - а передавалось исключительно по знакомству. Так я узнала, что фамилия чудо-медиума – Мейсен, промышляет он сейчас в Чикаго, и получила эксклюзивный пригласительный билет на вечеринку, где он должен был появиться через неделю.

- Он дерет в три шкуры, дамочка, имейте в виду, - напутствовал меня излишне восхищенный мистер Стоун. Не увидь я своими глазами, на что способен Эдвард, решила бы, что этот идиот – просто фанатик. – Но оно того стоит.

И вот наступил тот самый день, когда я готовилась встретиться лицом к лицу с мужчиной, разбившим мне сердце. Не знаю, на что я надеялась. Он отказал мне очень много раз и вряд ли это сегодня изменится. Но я, как минимум, выскажу ему все, что о нем думаю. И, может, получу ответ, за что он с нами так.

Длинное платье в пол, украшенное струящимися пайетками, разрез до самого бедра и высокие каблуки. Провокационное декольте и «египетские» стрелки на глазах. Свободно распущенные волосы, уложенные волнами и закрепленные над ушами декоративными заколками, чтобы подчеркнуть скулы. Я сделала все, что могла, чтобы не оставить ни одного мужчину равнодушным. Но именно тот, кого я желала, и вспоминать обо мне не хотел. Придумал себе какое-то нелепое оправдание, будто я его не люблю, и выкинул собственные чувства в мусорный бак, не дав нам даже шанса проверить истинность притяжения друг к другу.

Для афтепати был арендован дорогой бильярдный клуб, но в целом вечеринка не отличалась от многих, на которых я бывала. Те же общественные деятели, бизнесмены и политики, иногда актеры и музыканты – словом, богачи. Именно во время подобных мероприятий устраивались встречи для заключения разных неофициальных сделок. Ну и, конечно, здесь можно было, заплатив огромную сумму за вход, бесплатно поесть, выпить и найти партнера для плотских утех «из своей лиги».

Эдвард стоял в окружении кучки бизнесменов, обсуждающих финансовые дела, - я заметила его во время своего третьего коктейля. Он же, похоже, увидел меня давным-давно, потому что смотрел только на меня, неотрывно и не мигая, с напряженным и обеспокоенным выражением.

Я не стала изображать удивление, ожидая его действий. Неужели он предпочтет опять сбежать? Вместо этого он едва заметно мотнул головой куда-то в сторону, явно приглашая на разговор.

Я направилась через весь зал, а Эдвард оставил толпу и исчез за поворотом. Длинный красивый коридор вел в служебные помещения – дверь туда оказалась приоткрыта. Музыку здесь почти не было слышно, на лестнице раздавался звук шагов, и я проследовала на второй этаж, где располагались офисы руководителя и менеджеров клуба. Эдвард скользнул в пустующий кабинет, и я поспешила за ним.

Когда я вошла, он уже налил два стаканчика брэнди, предлагая присоединиться, если я захочу. Присев на край стола, он вытянул ноги, рассматривая меня встревоженно.

- Что-то случилось, Белла?

- Да, случилось, – обвинила я, отложив свой маленький клатч в сторону, чтобы освободить руки.

- Что-то с компанией? Ты влезла в долги?

Ну, конечно же, он привык, что к нему все обращаются с такими проблемами, не представляя, что кому-то может быть интересен он сам.

- С компанией все отлично.

- Тогда почему ты здесь? – нахмурился он озадаченно.

Дернув бровями, я прошла вперед, чтобы пригубить немного брэнди. Как же это подать… Поразмыслив, я решила сыграть на его чувствах и посмотреть, что будет.

- Что, если мне требуется помощь в вопросе любви? Ты не только с деньгами работать мастер, не так ли?

- Ты говоришь о ворожбе? Хочешь заставить кого-то полюбить тебя? – уточнил он удивленно, и от меня не укрылась промелькнувшая болезненная гримаса: Эдварда задела перспектива того, что я открыла сердце кому-то другому.

- Нет, он любит меня, он сам мне сказал, - пожала я плечами, пряча улыбку. - Но этот осел вбил себе в голову, что я не люблю его.

Секундное замешательство на лице Эдварда медленно сменялось пониманием. Наконец, сделав усталый выдох, он закатил глаза.

- Белла…

- Я здесь, чтобы узнать, почему ты бросил меня! – перебила я, не собираясь снова выслушивать оправдания.

- Прости? – без эмоций извинился он, явно не чувствуя за собой вины. Вернул пустую стопку на поднос с помощью своей чудо-магии, ничуть не скрываясь. Внимательно проследив ее полет, я затаила дыхание, испытывая почти благоговение перед его силой. – Я же все тебе объяснил.

- Да, ты наплел что-то о своей любви и о том, что я к тебе того же не испытываю, - медленно сократила я расстояние. - Но ты не счел нужным проверить свою гениальную теорию, хотя бы раз мне позвонив!

- Я освободил тебя от своего проклятия. Ты должна была забыть меня, как только нас разделит расстояние, – его голос чуть дрогнул, когда я подошла к нему вплотную. За счет каблуков и того, что Эдвард сидел на краю стола, я была выше, но он обвел мою фигуру взглядом властелина, оценивающего с трона подданную. – Выглядишь… потрясающе.

- Спасибо, - сухо поблагодарила я, ожидая больше восхищения, но, как обычно в случае с ним, просчиталась. Глубоко вздохнув, перевела дух и взяла себя в руки. Рядом с Эдвардом мне всегда недоставало контроля, а уж теперь, после долгой разлуки, после стольких лет и вовсе трудно стало себя сдерживать. - Долго же пришлось тебя искать.

Мои слова, не значащие ничего особенного, по какой-то причине разбили его невозмутимую маску. Приоткрыв рот, он посмотрел на меня растерянно.

- Ты меня искала?!

Я кивнула.

- Все эти годы.

- Но я… - он отвел взгляд и тряхнул головой, как будто не мог поверить, что я говорю правду. Его дыхание немного участилось: он был взволнован. И я, то ли своим женским чутьем, то ли благодаря его таланту транслировать собственные желания, точно знала причину его волнения.

- Мой ответ – нет, - ответила я на невысказанный вслух вопрос. – Нет, Эдвард, моя любовь не прошла, когда ты уехал. – Он поднял взгляд, в нем плескалось настоящее потрясение, и вся моя обида в тот же миг превратилась в ничто. – И если бы ты так не спешил сбежать, если бы хоть раз дал мне возможность нормально объясниться, ты бы понял, что мои чувства – только мои.

- Я думал…

- Я полюбила тебя с самой первой встречи, - перебила я его, пока он снова не наговорил ерунды. – Мне было пятнадцать, и я уверена, что ты обратил на меня внимание, как мужчина на женщину, много позже.

Он молчал, но я по глазам читала: именно так все и было. Должно быть, это случилось после смерти отца, тогда от отчаяния я совершила немало глупостей под влиянием чувства потери и юношеских гормонов. И каждый раз Эдвард отказывал мне. Но в какой-то момент я все-таки произвела на него впечатление.

- Итак, мы выяснили, что я искала тебя, потому что не смогла забыть, - улыбнулась я немного застенчиво, потому что открывать сердце человеку, столько раз отвергавшему, становилось с каждым разом все труднее. – Теперь я хочу знать, как поживал ты. Ну, кроме очевидного: тряс миллионеров.

Эдвард усмехнулся, а я осторожно приложила ладонь к его груди, нащупывая под рубашкой старые шрамы. Несколько секунд мы неотрывно смотрели друг на друга, заново привыкая к контакту. А затем Каллен решительно стянул с себя галстук и помог мне расстегнуть верхние пуговицы, а затем отогнул рубашку и пиджак в сторону, чтобы я смогла осмотреть результат.

Шрамы остались. Четыре длинные светлые полоски исчертили кожу напротив сердца, их пересекала ровная линия, оставленная мной с помощью ножа. Я нежно и со значением гладила их пальцами.

- Мне удалось спасти тебя? – прошептала я с трепетом, поднимая глаза и утопая в мерцающих изумрудах напротив. – Ты не превратился?

- А это имеет значение? – уклончиво ухмыльнулся Эдвард, напомнив мои давние слова, что мне все равно, кто он, даже если убийца.

- Нет, - искренне покачала я головой, прижавшись к нему всем телом, и Каллен непроизвольно обхватил меня за талию, чтобы уберечь от падения.

Наши взгляды пересеклись, но уже совсем с другим выражением: чувства вот-вот грозили вырваться на свободу, дыхание стало невозможно удерживать ровным. Запах Каллена окружил меня, вызывая эйфорию, и я с жадностью вдохнула его, наслаждаясь ощущением близости. Мои желания были совсем не невинными, и я не собиралась упускать шанс на этот раз: потянувшись, губами скользнула вдоль шрамов, пробуя кожу мужчины на вкус.

- Но… - хотел он возразить и замолк, когда я спустила ему пиджак с плеч и потянула рубашку из-под брюк.

- Что «но»?.. - расстегивая последние пуговицы, заглянула я в зеленые глаза, в которых горело незабываемое выражение борьбы: возможно, я слишком торопилась, и в нашем случае стоило проявить терпение, или Эдвард все еще сомневался, или сопротивлялся просто по привычке, но я физически ощущала его готовность вот-вот сдаться. Какое же это было приятное чувство - взаимность! Истинное блаженство.

Он глубоко задышал, когда я отправила рубашку вслед за пиджаком и вознамерилась поставить над ключицей засос. Издав звук слабого протеста, он схватил меня за волосы. Но не оттолкнул, а лишь вынудил посмотреть ему в глаза, словно хотел убедиться, что я его не разыгрываю.

Я не отвела взгляда, купаясь в мерцающих изумрудах. Мои руки тем временем жили своей жизнью, изучая рельеф мужских мышц.

- Ладно, - обессиленно выдохнул Каллен, и его пальцы на моем затылке расслабились, высвободив волосы. – Ты победила.

- И что это значит? – затаила я дыхание, опасаясь все неправильно понять и снова разочароваться.

- Ты получишь то, зачем пришла, - низко прорычал он, поглаживая мою спину вверх и вниз, чем вызывал нехватку воздуха и горячий отклик в каждой моей клеточке.

- Мне нужен не только секс, - предупредила я недоверчиво. - Я хочу получить гораздо больше.

Его глаза вспыхнули пугающей, привлекательной тьмой, как у дьявола-искусителя, и один уголок рта дернулся в кривоватой ухмылке.

- Что сможешь унести – все твое, - прошептал он как клятву, скрепляя наш договор по-своему. Теплая ладонь на моей шее напряглась, притягивая наши лица друг к другу, и губы властно атаковали мои.

Голова закружилась от нежности нашего первого настоящего поцелуя. Не веря счастью, я приложила ладони к щекам Каллена, впитывая движение его рта каждой клеточкой. Сладко и жаждуще приникла всем телом, задыхаясь от волнения. Сквозь все мое тело прошла возбуждающая волна, когда я ощутила растущее желание Эдварда – не только физически, но и эмоционально. А в следующую секунду мы поменялись местами: я оказалась сидящей на столе, во власти пьянящих губ и нетерпеливых рук, быстро избавляющих меня от откровенного платья, и так держащегося на одном честном слове.

Лишь на мгновение Эдвард отвлекся, чтобы разобраться с дверью: по мановению его руки замок защелкнулся сам собой, и все жалюзи кабинета одновременно сработали, скрыв нас от персонала, который мог случайно заглянуть в эту часть заведения. Для верности стул со скрипом поехал по полу, но споткнулся и застыл, когда я чувственно и щекотно прикусила Эдварда за ребра.

- Приятно знать, что я способна лишить такого мужчину концентрации, - фамильярно притянула я Каллена к себе, слегка шлепнув по заду.

Издав обещающий расплату смешок, Эдвард заставил-таки стул сдвинуться с места и подпереть дверную ручку.

- Ты умеешь произвести на даму впечатление, - признала я, расстегивая дорогой ремень и медленно двигая молнию брюк вниз.

- Ты единственная, кто видел это, - ответил он той же ехидной улыбкой, спуская струящийся материал платья к моим ногам.

- Надеюсь, таковой и останусь. Навсегда и навечно, - приникла я к сильному плечу, когда Эдвард поднял меня на руки и понес к дивану.

- До тех пор пока ты жива, - поклялся любимый мужчина, с оттенком мрачности напоминая о нашей разнице в возрасте – он был бессмертным колдуном, а я – простым человеком. Нам уготовано было не больше пятидесяти совместных земных лет. Половину из которых я буду выглядеть рядом с ним старухой.

Да только это было теперь не совсем так. Гнусный Джейкоб все-таки передал мне свой темный дар: оставил маленькую царапинку на ладони, которую мы не заметили в пылу сражения. Да и потом, когда я спасала Эдварду жизнь, мне было не до таких мелочей. Легкое недомогание, которое я испытала, и близко не походило на агонию Эдварда, и я списала ее на стресс и беготню по зимнему лесу, а царапину посчитала результатом падений на землю. И лишь через месяц, во время полной луны, я узнала правду…

Впрочем, я относилась к своим новым возможностям вовсе не так пессимистично, как Эдвард. Так что придется и ему тоже смириться с этим. Но это уже совсем другая история…

____________________________

Форум


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-37945-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Валлери (07.01.2022) | Автор: Валлери
Просмотров: 2600 | Комментарии: 24


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 241 2 »
0
24 tanuxa13   (30.04.2022 14:16) [Материал]
Интересная история, с удовольствием прочитала) Хотя есть нестыковка в возрасте) Сначала Белла говорит, что Эдвард на 15 лет ее старше, а потом, что ей 24, а ему 45)) Удачи в конкурсе! smile

0
23 Нюсь   (30.04.2022 10:41) [Материал]
Солидарна с предыдущим отзывом smile тоже прочитала с удовольствием. Правда за всё время нахождения этой истории на сайте- это уже в четвёртый раз biggrin
Мне всё также интересно продолжение истории такой страстной пары. Удачи в конкурсе!

0
22 lytarenkoe   (30.04.2022 04:16) [Материал]
Снова прочитала. Снова с удовольствием biggrin Попался Эдвард со своими обещаниями - унесёт Белла его любовь с собой, что делать будет? biggrin И снова пожелаю победы в конкурсе. Удачи!

0
21 Marishelь   (16.02.2022 00:42) [Материал]
Понравилось Хотя есть некоторые нестыковки - возраст героев, например: Белла как бы лет на пятнадцать младше Эдварда(в то время, когда он помогал Чарли), но при разговоре в офисе выясняется, что ей 24, а Эдварду 45... И вот про Беллу-оборотня, на мой взгляд, уже не вписывается. Она тоже будет убивать? А продолжение рода?...
Лучше бы её Эдвард заколдовал, что ли

0
19 Танюш8883   (10.02.2022 21:07) [Материал]
Белла четыре года искала сбежавшего от нее мужчину, упорство заслуживающее внимания. Возможно, потому что только Эдвард сможет понять и принять ее изменившуюся сущность. Спасибо за неординарный сюжет)

1
18 Gracie_Lou   (30.01.2022 23:35) [Материал]
"Запрокинув голову наверх, умываясь слезами, я сжала кулаки, с ненавистью царапая ногтями пол, и прокричала равнодушным небесам" - ну, вот, собсно, за что я ненавижу по четыре деепричастных оборота в одном предложении. Судя по всему, даже бета ничего криминального не заподозрила. Тяжело ей. Понимаю.
Сцена с нападением оборотня очень классная! Хотя я подозреваю, что это всё же был не Джейк, а Росомаха. Откуда иначе у Беллы такие гигантские когти, чтоб царапать пол сквозь сжатые кулаки?
И ещё мне остался непонятен момент, по какому признаку Эдвард определяет оборотень перед ним или нет? Может, я не поняла, но финал выглядит так, будто Эдвард не в курсе, что Белла обратилась. Почему?

1
17 lytarenkoe   (29.01.2022 15:27) [Материал]
Вау!- как говорится... Si magnifique.!... Очень интересно и воображательно написано - оторваться невозможно. Единственный минус - быстро закончилось и на самом интересном месте. Так ждала-ждала, а тут раз ( и в глаз) - the end.... Но вы же понимаете, уважаемый автор - при желании - это всё тянет на полноценный ф/ф. И фантазия тут может разгуляться вдоль и поперёк - никаких сдерживающих факторов. Только представить себе, как Белка в ночь полнолуния, задрав хвост, гоняет по лесу - уже эстетическое наслаждение получишь... biggrin что уж об остальном говорить? (я мечтательно вздохнула...) А интересно, что это будет всё её, что она может с собой унести? Что же это может быть, после того, как они оприходуют диванчик? biggrin wink Есть у меня догадки на этот счёт, но они так и останутся догадками, если не будет продолжения... В общем, желаю вам, дорогой автор, занять достойное место на пьедестале победы! А там, воля ваша... wink

0
20 Marishelь   (16.02.2022 00:10) [Материал]
В голове автоматически всплыло продолжение:
...как Белка в ночь полнолуния, задрав хвост, гоняет по лесу... Эдварда biggrin

1
14 Валлери   (20.01.2022 15:40) [Материал]
Любовь Беллы пережила несколько лет издевательств Эдварда, вот что значит - любят не за что-то, а вопреки. И даже когда он ушел, Белла не обиделась, а упорно искала его. И ее упорство было вознаграждено. Хотя в реальной жизни, скорее всего, было бы
и по-другому - он бы снова ее отверг, и что дальше? Всем бы такую ее уверенность в том, что мужчина любит, прям завидная у нее стойкость к отказам)))
Спасибо за историю и удачи в конкурсе!

0
12 leverina   (17.01.2022 20:43) [Материал]
О Белла! ты самка, ты волчица... ты к Эдварду уходишь от меня (прорычал на прощание Джейкоб).

Вот так и повзрослела девушка Белла, по залёту, можно сказать, - от случайной царапины некоего милашки-оборотня из резервации.

0
10 Concertina   (11.01.2022 00:45) [Материал]
Какая отличная история! Я получила настоящее удовольствие smile
Хотя редко что-то нравится из фэнтези wink но в этой истории настолько все красиво сочетается, так приятно, со вкусом. Недосказанность, боль, любовь, близость смерти, расставание, желание - все здорово!
Есть одно но для меня, но оно на столько не значительное, что и не стоит упоминания wink
Удачи в конкурсе и победы!

1-10 11-18