Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1636]
Мини-фанфики [2723]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [7]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4860]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15280]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14629]
Альтернатива [9095]
СЛЭШ и НЦ [9103]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4498]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав апрель

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Равноденствие
Мир перевернула не война, хотя она идет. Жестокая, бессмысленная и беспощадная. Земля содрогнулась не от горестных стенаний и предсмертных криков, хотя их в избытке. Всю выстроенную долгими веками жизнь извратили предательство, лицемерие, равнодушие, ненависть. Что или кто сможет противостоять натиску убийства и изощренности коварства? Любовь? Доброта? Сплоченность?
Но есть люди… просто, лю...

Мелодия сердца
Жизнь Беллы до встречи с Эдвардом была настоящим лабиринтом. Став для запутавшейся героини путеводной звездой, он вывел ее из темноты и показал свет, сам при этом оставшись «темной лошадкой». В этой истории вы узнаете эмоции, чувства, переживания Эдварда. Кем стала Белла для него?

Её зовущая кровь
— Не уходи, Эдвард.
Ее слова и то, с какой болью она произнесла их, заставили меня опуститься на колени.
— Я здесь, Белла, — прошептал я, максимально приблизившись к ее прекрасному лицу.

Неожиданный эффект
Покупая приворотное зелье, потрудись узнать заранее о его побочных эффектах, а не то они могут оказаться совсем не такими, как ожидаешь.
Мини, юмор и альтернатива.

The Art Teacher
Он открыл для меня искусство и слова, страсть и жизнь... Но мне нужен был лишь он сам.

Английская терция
Там, где нет места именам, есть лишь тени и свет. Кто она, утомленная испанским многословием незнакомка? Кто он, таинственный тореро, сын Севильи? Может ли тот, кому имя «собственность», ощущать боль, страсть, смерть, испытывать любовь к своему обладателю? Ни одной лишней мысли. Ни одного лишнего чувства. Только три терции…

Расплата
Спасение Беллы в Порт-Анджелесе от жестоких насильников кажется прекрасным поступком. Но каково было Лонни очнуться в полицейском участке? И что он сделал потом?
POV от лица Лонни.

Пока есть время
С момента расставания Беллы и Эдварда прошло уже более трёх лет. Единственное, что связывает их – общая пятилетняя дочка Ренесми, которую по общему уговору Белла каждый раз привозит к отцу в канун Рождества.
И в этот раз всё происходит, как и заведено, но совершенно неожиданно девушка начинает замечать странности в поведении бывшего мужа. Она догадывается, что что-то произошло... Только вот...



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11746
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

More To Love Than This. Глава 40. Честность ничего нам не стоит...

2021-7-29
16
0
Глава 40. Честность ничего нам не стоит…*


BPOV


Я прекрасно понимала, что Эсме шепчет мне через дверь чистую правду. Если я откажусь выйти или впустить кого-нибудь в мои комнаты, то окажусь под угрозой повторной госпитализации за несоблюдение условий выписки.
Меня выписали при условии, что я буду регулярно являться на прием к Керри и выполнять все предписания врачей.
Отказываясь выйти из комнат, я тем самым собиралась пропустить назначенную встречу с Керри и подвергнуть опасности процесс выздоровления. Я знала все это. Только мне было все равно.
Я просто лежала на кровати рядом со спящей Элизабет и смотрела, как она спит. Она это все, что у меня есть. Ей одной я могу доверять. Она единственное хорошее и истинное в моей жизни.

Несмотря на все, что Каллены для нас сделали, они не доверяли мне, и я чувствовала обжигающую боль потери теперь, когда знала это. Я знала, что не заслуживаю их доверия, ведь я им никто. То, что мне не дали ключ, ранило меня. Ранило сильно. Я совершенно неправильно понимала ситуацию, полагая, что меня будут считать членом семьи. Это было не так. Да и не могло быть. Ведь они не доверили мне ключ. Я была замужем за другим.
Я услышала, как к дому подъехала машина. Слушала, когда Карлайл пытался уговорить меня хотя бы открыть дверь. Я полностью проигнорировала его.
Я слышала его шаги, когда он пошел к себе наверх спать. Слышала, как Эсме движется по дому, занимаясь хозяйственными делами. Слышала, как снова и снова звонил домашний телефон и как кто-то тихо разговаривал – наверное, обо мне.

Я знала, что бесполезно и для меня, и для Элизабет просто лежать здесь, но не могла придумать, как вытянуть себя из мрака уныния, в котором я пребывала. Эдвард вдохновил меня на возвращение независимости, дав мне денег и доступ к машине. Я использовала и то, и другое и чувствовала себя очень хорошо, но только до того, как моя радость испарилась, когда он отказался встретиться со мной в клинике.
Я понятия не имела почему. Я знала, что расстроила его утром, и думала, исходя из его сообщения, что он преодолел свою ревность. Думала, что мы можем просто отбросить ее и вернуться к нормальной жизни, но, очевидно, ошибалась. Мой мобильник не звонил, сообщения не приходили, поэтому я могла только сделать вывод, что какими бы ни были причины, заставившие Эдварда запретить мне приезжать в клинику, я буду последней, кто о них узнает. Эсме, похоже, ничего не знала, Карлайл даже не упомянул об этом, когда неистово шептал за моей дверью, поэтому я вынуждена была предположить, что Эдвард просто не хотел, чтобы я была там.
Разумеется, я понимала это. Я портила все и всех, с кем вступала в контакт. Он не хотел, чтобы я заразила то место, где он работал, и я понимала это тоже. Его работа была крайне важна для него, и я знала, даже не видя этого воочию, что его там очень уважают, что он хорошо знает свое дело. Мое появление рядом с ним могло только испортить его репутацию.

Поэтому я лежала, спрятавшись от мира и тех самых людей, которые говорили, что они здесь, чтобы помогать мне. Это было ложью, как все и всегда.

EPOV


– Не хочу слышать это дерьмо! – взревел я на Джейка, который снова сидел в кресле напротив моего письменного стола.
Я никогда не признался бы никому, как был напуган мыслью о том, что Белла появится в клинике, пока Джейк здесь. Я не желал даже думать о том, что могло бы случиться с ней, если бы она встретилась с ним. Я был уверен, что вред, который был бы нанесен, даже если бы встреча была цивилизованной, превышал пределы ее устойчивости.
Поэтому я закричал, чтобы она не приезжала. Я вынужден был дать понять моей матери, насколько серьезно я возражаю против приезда Беллы сюда сейчас. Мне пришлось закричать о моем отрицательном отношении, чтобы она поняла, что что-то не так. Я не мог объяснить ей, в чем дело, потому что мучитель Беллы в это время стоял в дверях моего кабинета. Я не хотел вызывать у него враждебность и беспокоить или пугать маму, сообщая ей, что разговариваю с ним.
Поэтому я сидел между очень тяжелым молотом и исключительно твердой наковальней и слушал, как Джейк излагает беспорядочные мысли о том, как лучше всего нейтрализовать Чарли Свона.
- Это сработает, - сказал он яростно. – Он выболтает мне свое дерьмо, всегда так делал, и все, что мне нужно – это как-то записать это.

Я очень расстроенно запустил руку в волосы и посмотрел ему прямо в глаза.
- Если ты серьезно хочешь помочь, езжай в Порт-Анджелес и встреться с детективами, ведущими ее дело. Поговори с ними о том, что ты знаешь. Предложи им схему, которую ты придумал, и предоставь им заниматься ею дальше. Я не могу помочь тебе, Джейк, ты должен помочь себе сам.
Он сгорбился в кресле, и его лицо приняло почти разочарованное выражение. За короткий час он превратился у меня на глазах из враждебного человека в сломленного. Не могу сказать, что я почувствовал к нему жалость, потому что этого не было, и хотя я уважал тот факт, что он хочет попытаться помочь Белле, но не мог быть причастным к каким-либо его планам. Это должно было исходить от него. Чтобы значить что-то для Беллы, в глазах Беллы, это должно было исходить от него. Любые шаги, которые он предпримет, должны были быть его и только его.
- Ты прав. Извини, - сказал он и встал. – Я сейчас же позвоню им.

Он ушел, не сказав больше ни слова, и я был рад этому. Как только за ним захлопнулась дверь, я позвонил Кену Ливингстону и рассказал ему, о чем мы только что разговаривали. Он был явно обрадован тем, что Джейк на нашей стороне, и заверил меня, что они нуждаются в любой помощи и будут за нее благодарны. Он сообщил, что у них есть основательные доказательства против обоих обвиняемых, но признание окончательно довершило бы дело, поскольку речь идет о Чарли. Я немного воспрял духом, поняв, что у нас есть хорошие шансы посадить Чарли Свона. Ни у меня, ни у него не было сомнений, что Джейк будет сидеть. Но Чарли – другое дело. Он был полицейским и знал, что и когда говорить.
Кен понятия не имел, как получить такое признание, но был рад сообщению, что Джейк, похоже, готов попытаться помочь.
Я повесил трубку и задумался, правы ли мы, что доверяем Джейку. Ведь он в большой степени послужил причиной того, что стало с Беллой. Я хотел, чтобы Чарли посадили, но не за счет освобождения Джейка от наказания. Он тоже должен был заплатить за то, что сделал с моими девочками.

Мой следующий звонок был Джасперу. Я поймал его как раз когда он собирался возвращаться в класс из комнаты отдыха для учителей, но он успел сказать мне все, что я хотел знать. Да, он видел Джейка вчера вечером в магазине видеопроката. Да, назвал его в присутствии кассира трусом, и неудачником, и бесполезным куском дерьма. Да, он поцарапал машину Джейка, когда тот выезжал с парковки.
Голос Джаспера вовсе не был виноватым, и мне этого не больно-то и хотелось. Я знал, что они с Эмметом избили Джейка в тот первый раз, но полагал, что теперь, когда они оба отвели душу, они оставят его в покое и, как и я, предоставят дальнейшее полиции.
Дело кончилось тем, что я поблагодарил его еще раз за то, что он постоял за Беллу и Элизабет. Мы распрощались, договорившись вскоре встретиться.

Потом я позвонил Эммету, но попал на голосовую почту. В оставленном мной сообщении я попросил его перезвонить мне и сказал, что слышал о его стычке с Джейкобом накануне вечером. У меня не было сомнений в том, что нападение Эммета было куда более неистовым и жестоким, чем атака Джаспера. Преданность Эммета имела глубокие корни. Очень глубокие. Для этого здоровяка в жизни было только белое и черное. Причините боль члену его семьи – и он воспримет это как удар по нему самому. Заденьте его девочек – и он потеряет всякое чувство реальности. Невозможно было, чтобы он спокойно перенес то, что Джейк гулял на свободе и, казалось, наслаждался жизнью, в то время как Белла была далеко не в порядке.
Я посмотрел на настенные часы и увидел, что был уже первый час дня. Я надеялся, что мама отвезла Беллу на прием к Керри вовремя или около того, но знал, что мне необходимо сделать еще один звонок до того как я смогу поехать в больницу и узнать, как дела у Беллы и Джошуа.

Гэри Бенсон сам взял трубку.
- Вы дозвонились Гэри Бенсону, чем могу помочь?
- Гэри, это Эдвард Каллен.
- Рад слышать. Я как раз собирался связаться с вами, похоже, вы облегчили мою задачу, - сказал он своим строгим голосом юриста.
- Есть новости? – торопливо поинтересовался я.
- Есть. Я собирался позвонить и спросить, могу ли встретиться с вами завтра. Это возможно? – спросил он, не догадываясь, что я звонил ему с той же самой целью.
- Отлично. В любое время после часа. Мы будем дома, - ответил я.
Он сказал, что приедет, а я, положив трубку, мысленно выругал себя за то, что не спросил, что это за новости. Теперь остаток этого дня и большую часть завтрашнего мне предстояло думать об этом, пока меня не избавят от этих страданий.
Я аккуратно сложил файлы пациентов и опустил их в корзину на стойке Гейл. Я пожелал ей хорошего дня и торопливо попрощался со Стивом и поблагодарил его.

Старый добрый Чарли Свон следовал за мной до больницы, хотя я был уверен, что в этот день мы оказались на дороге в одно и то же время чисто случайно. Вряд ли я когда-нибудь заканчивал работу в это время, поэтому он никак не мог заранее знать, когда я поеду. Это было просто чистое везение.
Я свернул, чтобы заехать на больничную парковку, а он поехал прямо. Я был благодарен этому. Хотя задний фонарь был исправен, но ничто не могло помешать Чарли снова разбить его и выписать мне очередной смехотворный штраф, а в моем тогдашнем настроении я непременно сказал бы или сделал какую-нибудь глупость.

В регистратуре меня тепло поприветствовала Дон, и я направился на третий этаж в уже знакомое мне консультационное отделение. Секретарь Керри сказала мне, что у нее пациент, и попросила присесть. Я был доволен тем, что буду здесь, когда консультация Беллы закончится, и мы сможем вместе навестить Джошуа.
Ожидая, я полистал пару журналов. Не читал, а просто рассматривал иллюстрации, то и дело качая головой на выходки знаменитостей.
Дверь кабинета Керри открылась, и оттуда вышел совершенно незнакомый парень. Он пожал руку Керри и сказал, что придет к ней снова на следующей неделе.
- Эдвард? – Керри произнесла мое имя вопросительно, а я продолжал недоумевать, почему из кабинета вышла не Белла.

Я подошел ко входу в кабинет, где она стояла.
- Я думал, Белла записана к тебе на полдень? – нерешительно спросил я.
- Так и есть, но она не явилась, поэтому я попросила секретаря передвинуть расписание вперед. Заходи, - сказала она, небрежно показывая мне рукой на открытую дверь кабинета.
Я вздохнул, проходя мимо нее. Почему Белла не пришла? Она знает, насколько важны эти сеансы. Знает, что ее могут снова госпитализировать, если она не будет выполнять обязательства, касающиеся психотерапии.
Я опустился в кресло напротив письменного стола Керри и ждал, пока она закрепит наш файл поверх других на своем клипборде. Чертов клипборд.

- Почему ты здесь, а Беллы нет? – задала она резонный вопрос.
- Это очень хороший вопрос, и я хотел бы иметь на него ответ, но у меня его нет. Она ездила в магазин с моей матерью этим утром, а я поехал в клинику. Я просил ее позвонить мне, когда она будет готова, чтобы забрать ее и привезти на прием, но она этого не сделала, поэтому я подумал, что ее отвезла мама, - объяснил я. – Вот почему я здесь, чтобы забрать ее.
- Что ж, очевидно, этого не произошло. Она ездила в магазин? – спросила Керри, и я кивнул. – С твоей матерью, но не с тобой?
Я снова вздохнул, на этот раз расстроившись из-за того, что вынужден был признаться ей в этом. Она собиралась анализировать повседневные подробности моей жизни, то, как я сегодня справился с проблемами, и я был совершенно уверен, что снова получу по полной за то, что так крупно облажался.

- У нее все получалось очень хорошо. Была пара небольших промахов, но она справилась с ними просто отлично. Я думал, что мы прогрессируем, но этим утром у нее начались критические дни – со всеми ее проблемами по поводу крови – и она вроде бы разволновалась из-за этого. Мама помогла ей справиться, подробностей я не знаю, а потом они объявили, что едут в магазин. Мы с отцом поняли, что им нужно купить какие-то средства гигиены. Похоже, я закатил небольшую истерику из-за того, что мне сказали, что я не могу ехать с ними, но потом извинился и думал, что у нас все хорошо. Не знаю, почему ее здесь нет. Моя мама звонила тебе?
- Да, звонила, - она ничего не добавила к этим словам, что очень меня разозлило. Если она знает, что происходит, почему бы ей просто не сказать? Она яростно строчила в файле, и я понимал, что не стоит ждать от этого ничего хорошего. Подняв авторучку от бумаги, она улыбнулась мне, но это выглядело зловеще, и я взял себя в руки, чтобы выдержать дальнейшее. – Ты закатил истерику? – переспросила она.
- Да, - буркнул я.
- Был ли ты в ярости из-за того, что она не допустила тебя?
- Конечно, был, - признался я.
Она снова застрочила.
- И как ты думаешь, почему тебя не пригласили?
- Слушай, я не идиот и знаю, почему меня не пригласили, мне не приходится гадать, ясно? Она не хотела, чтобы я ехал с ней, потому что тогда я узнал бы, что у нее кровотечение, когда она стала бы покупать тампоны и прочее. Я понимаю это. Я был в ярости, но сейчас успокоился.
И снова она записывала.

- Значит, сейчас ты не сердишься? – спросила она снисходительно.
- Нет, не сержусь, - твердо ответил я. – Есть разница между паникой, которую я чувствую сейчас из-за того, что ее нет здесь, и гневом, который я испытывал утром. Если ты знаешь, где Белла и почему она не здесь, просто скажи мне.
- Ты паникуешь из-за того, что ее здесь нет?
Она бесила меня, и я почувствовал, как утренний гнев снова поднимает свою уродливую голову.
- Да. Может быть, что-то случилось. Ты звонила домой? На ее мобильный? На мой?
- Нет, не звонила. Пациенты часто пропускают прием, Эдвард. У меня нет причин считать, что с ней не все в порядке, - она посмотрела в файл. – Ты сказал, что поехал в клинику этим утром? Но ведь ты взял отпуск, не так ли? Почему ты поехал на работу?
- Ладно, я был в ярости. Я не хотел злиться рядом с Беллой. Поэтому поехал в клинику.
- Как ты извинился перед ней?
- Отправил ей сообщение, - сказал я, вытаскивая из кармана мобильник. Я открыл нужный пункт меню и прочитал ей текст, который послал Белле.
- И что она ответила?
- Она написала, что принимает мои извинения и любит меня.
- Когда она прислала это сообщение?
Я посмотрел на отметку времени. В одиннадцать утра.
- И с тех пор вы с ней не разговаривали?
- Нет. Правда, я говорил со своей матерью. Она позвонила мне и спросила, не встречу ли я Беллу на парковке у клиники, потому что она хочет приехать. Я сказал ей, чтобы она не пускала туда Беллу. Я спросил, все ли в порядке, и она ответила, что да.

Теперь я забеспокоился. Я не понимал, куда клонит Керри.
- Можешь сказать мне, почему ты сказал матери не пускать Беллу в клинику?
- Потому что Джейк Блэк сидел в это время в моем кабинете, - не знаю, почему, но при этих словах я опустил голову, как будто признавался в чем-то постыдном.
- Понимаю. Мы вернемся к этому и обсудим позже, а сейчас, думаю, мы должны остановиться на твоем разговоре с матерью. Ты знаешь, что Белла во время разговора была за рулем твоей машины? – спросила она.
- Нет. Я думал, мама повезла ее в город. Белла вела машину? – взволнованно спросил я.
- О да, и, похоже, у нее получалось так хорошо, что она захотела заехать в клинику, чтобы увидеться с тобой. Твоя мать позвонила тебе из машины, Эдвард. Динамик был включен, когда ты… - она посмотрела в свои записи и прочитала оттуда: - когда ты кричал, я цитирую: «Нет, не пускай ее сюда! Ей нельзя сюда приезжать!»

На этот раз я затрясся. Радость, которую я почувствовал, когда услышал, что Белла сама вела машину, была полностью перекрыта страхом, который я ощутил, узнав, что она слышала, как я вопил эти слова моей матери.
- Я был на громкой связи? – спросил я, ни к кому не обращаясь. – Будь я проклят, Боже, что я наделал?!
Раньше, чем Керри успела что-нибудь ответить, я был уже на ногах, с ключами от машины в руке, и набирал номер на мобильнике.
- Сядь, Эдвард, - тихо сказала она, но я не послушался.
- Я должен идти. Должен попасть к ней. Она думает, я не захотел, чтобы она была там. О Господи. Я ничего подобного не имел в виду, - я нажал на кнопку быстрого набора и приложил телефон к уху. Ответила моя мать.
- Мам, это я. Где она?
- Она у себя в комнатах, Эдвард. Она не выходит, - мама вздохнула.
- Не дай им уйти, я уже еду! - крикнул я в трубку и разъединился.
- Сядь, Эдвард, - снова сказала Керри, но я проигнорировал ее.
Я уже почти выбежал из кабинета, когда она закричала мне, чтобы я сел. Я обернулся.

- В чем твоя чертова проблема? – бушевал я, возвращаясь к ее столу. – Ты знала, что я расстроил ее, но держала меня здесь, расспрашивая о гребаной работе и шопинге, хотя понимала, что она страдает. Что, черт возьми, с тобой такое?
- Сядь, пожалуйста, Эдвард, - сказала она ровным голосом и очень спокойно для женщины, на которую только что нецензурно орали. Я сел. – Хорошо. Так. Да, я знала, что она дома, и да, я знала, что она расстроена. Но ты тоже был расстроен, и ты был здесь. Я не могу помочь ей, поскольку она не пришла, но могу помочь тебе, ведь ты явился и поэтому на данный момент стал моим приоритетом. Так что вместо того чтобы нестись домой и ломать ее дверь, напугав ее на всю следующую неделю, может быть, лучше ты успокоишься и мы сможем немного об этом поговорить? Ты ведь не знаешь, а вдруг я имею некоторое представление об этом и могу поделиться тем, что поможет тебе разобраться вместе с ней в этой проблеме.

Я сел глубже в кресло и просто смотрел на нее. Она довела меня до белого каления, а теперь хочет, чтобы я успокоился? Что она плетет, черт возьми?
- Все пошло неправильно. Я не могу исправить это, сидя здесь с тобой.
- И точно так же ты не можешь исправить это, рванув туда, чтобы решить все на месте. Только не в случае с Беллой. В общем, повторяю, я разговаривала с твоей матерью, и она обрисовала ситуацию. Итак, Белла слышала, как ты сказал, чтобы она не приезжала в клинику. Как, по-твоему, она восприняла это?
- Думаю, она была расстроена, разумеется. Это прозвучало, как будто я скрываю что-то такое, что ей нельзя видеть или в чем нельзя участвовать.
- Именно. Что буквально повторяет то, что она заставила тебя почувствовать этим утром. Как будто она и твоя мать что-то скрывают от тебя. И потом, когда они поехали без тебя в магазин, ты почувствовал, будто есть что-то, к участию в чем ты не допущен, правильно?
- Да, кажется, - пробормотал я.
- Ты сумел справиться с этими чувствами сам и понял, что они собой представляют. Расскажи мне немного о том, как ты пришел к решению извиниться.
- Черт, я не знаю. Я поговорил с коллегой в клинике, который объяснил мне, что я действительно не имею нужного опыта или навыков, чтобы иметь дело с месячными, поэтому от меня, скорее всего, все равно не было бы никакого прока. Думаю, я просто понял: правильно, что с этой проблемой разбиралась мама, а не я, - и поэтому попросил прощения за то, что вел себя, как ребенок, и признался, что ревновал к тому, что не я, а мама исправляла ситуацию.

Она глубокомысленно кивнула, как будто я сделал какой-то невероятный личный прорыв.
- Твой коллега был прав. Белле необходимо было поговорить об этом с женщиной, и ей повезло, что рядом оказалась твоя мать. Судя по тому, что мне рассказала Эсме, Белла быстро пришла в себя, несмотря на свой первоначальный страх при виде крови, и согласилась поехать в магазин, хотя боялась этой поездки. Кроме того, твоя ревность, на мой взгляд, была совершенно логичной реакцией. Ты ждал того дня, когда заберешь Беллу домой, и полагал, что в основном именно ты будешь ее поддерживать, а в дальнейшем и обучать. В этом нет ничего плохого. Твердо рассчитывать на это было непрактично, но надеяться - вполне реально. Я считаю, что ты справился с этим достаточно хорошо. Ты удалился, чтобы избавить Беллу от твоего гнева. Поговорил с кем-то о своих чувствах и открыл свои мысли и эмоции быстро и ответственно. Извинился перед Беллой за все, что сказал или сделал, к тому же самостоятельно распознал чувство ревности и понял, почему оно появилось. Это все положительные моменты, Эдвард. Если не принимать во внимание последнего недоразумения с ее посещением клиники, можно считать, что при данных обстоятельствах ты действовал очень хорошо.
- Тогда почему я все равно так дерьмово себя чувствую?
- Потому что ты знаешь, что она страдает, и хочешь быть там, чтобы успокоить ее. И снова это совершенно естественное чувство. Главное – как ты собираешься это сделать.
- Так что же мне делать?

Перед тем как ответить, она глубоко вздохнула.
- Будь с ней предельно честен. Скажи ей, почему ты кричал, чтобы она не приезжала. Она испугается, узнав, что Джейк враждебно вел себя у тебя на работе, но ты не можешь скрыть это от нее. Расскажи ей, что ты защищал ее от человека, который причинял ей боль. А потом послушай, как она это поняла. Я не могу обещать, что она выслушает тебя, но если ты будешь честным, она в конце концов поймет, что ты кричал не на нее, что твоя реакция на сообщение о ее приезде была такой вовсе не из-за нее.
- А если она откажется слушать? Если не впустит меня в свою комнату, что мне делать тогда?
- Ждать.
- Проклятье!

BPOV


В два часа дня Элизабет проснулась, разбудив и меня. Должно быть, я уснула прямо рядом с ней. Я отнесла ее в детскую, сменила подгузник и подогрела бутылочку со смесью. Скормив малышке половину порции, чтобы она перестала кричать, я отнесла ее в ванную, чтобы искупать.
Я не торопилась. Мне нужно было растянуть этот процесс, потому что ухаживая за Элизабет, я не замечала, как болит сердце. Я дважды вымыла ей голову. Дважды намылила ее маленькое тело. Дважды сполоснула ее. Потом дала ей полежать в теплой воде в два раза дольше, чем обычно. К тому моменту, как я вынула малышку из воды и завернула в одно из пушистых красных полотенец, ее кожа покрылась морщинками, как персиковая косточка.
Я одела ее в чистое и пристегнула к пеленальному столику на то время пока меняла постельное белье в ее кроватке. Потом еще раз подогрела бутылочку и села с малышкой на руках в кресло-качалку, пока она допивала остаток молочной смеси. Я не хотела, чтобы она сразу засыпала, но она уснула, и я снова осталась наедине со своими мыслями.

Я еще раз приняла душ, стараясь не смотреть вниз на розовые ручейки, сливающиеся в сток. Вымыла волосы шампунем и кондиционером и попыталась удержаться от мыслей о том, что, возможно, это последний раз, когда мне довелось стоять в этой красивой ванной. В любой момент меня могли попросить покинуть этот дом, и мне придется уйти. Идти мне было некуда, но если меня попросят, то я буду вынуждена уйти. У меня не было прав на это место, а у них – никаких обязательств.
А еще я не имела ничего своего, и это делало мысль о переезде пугающей. У меня все еще хранилась брошюра из приюта в Порт-Анджелесе, и я знала, что могу поехать туда, но мне нечего было взять с собой. Все в этих комнатах принадлежало им. Каллены приготовили все это, и когда я уйду, все должно остаться здесь. В детской наверху, в комнатах Эдварда, я видела вещевой мешок с детскими принадлежностями, привезенный из квартиры Джейка. Там, вероятно, все еще лежали вещи Элизабет, поскольку ничего из них я не видела ни в той детской, ни в этой, здесь, на первом этаже. Если мы уедем сейчас или достаточно скоро, ей еще подойдет хоть что-то из ее одежды.
Я вытерлась, надела джинсы и голубую футболку. Я не имела возможности надеть мою собственную одежду, потому что здесь ее не было. Судя по всему, она все еще оставалась сложенной в стопки на полу в квартире Джейка, но точно не в доме Калленов. Я проверяла.

Я села на диван и сложила вещи, которые должна была вернуть, в маленькую кучку. Ключ от комнаты. Деньги из моего бумажника. Кольцо Эдварда. Браслет с моего запястья и еще один – с ручки Элизабет. Мобильный телефон и конфеты, которые остались у меня еще из больницы.
Рядом с этой кучкой я сложила еще одну, из вещей, которые могла взять с собой. Которые были моими. Их было немного, но это было все имущество, которым я действительно владела, поэтому они были важны для меня.
Моя папка с кулинарными рецептами, приглашение на свадьбу Элис и пустой теперь бумажник. Я добавила к ним маленький белый пластмассовый идентификационный браслет, который носила в больнице, и карточки от букетов, которые давно уже засохли. В эту же кучку я положила брошюру из приюта и большой конверт с медицинскими документами, выданный мне при выписке… и посмотрела на обе кучки.
Мне было двадцать четыре года, и все накопленное мной к этому времени имущество сводилось к кое-каким документам, нескольким открыткам с пожеланиями выздоровления и сборнику кулинарных рецептов. Жалкое зрелище, жалкое имущество, жалкая я.

Еще один тихий стук в дверь заставил меня подскочить.
- Белла, милая моя, пожалуйста, позволь мне увидеть, что с тобой все хорошо.
Я ничего не ответила и не пошевелилась.
- Разреши мне хотя бы приготовить тебе поесть, должно быть, ты голодная.
Я не ответила. Не пошевелилась.
- Эдвард уже едет домой, скоро он будет здесь, пожалуйста, выйди, чтобы мы могли разобраться со всем этим, дорогая.
Я была голодна, но на маленькой кухоньке в детской были какие-то продукты, поэтому я ничего ей не ответила. Я просто продолжала сидеть на диване, уставившись на свое скудное имущество. Кучка, которую мне придется оставить, за пять коротких недель стала значить для меня больше, чем все, что когда-либо принадлежало мне. Но все эти вещи должны были остаться здесь. Они не были по-настоящему моими. Они были взяты взаймы.
Каллены не доверяли мне, а Эдвард не хотел меня, поэтому эти вещи должны будут остаться здесь, когда мы уйдем. Если Эдвард скоро приедет домой, значит, нужно уйти сейчас, чтобы избежать столкновения, навсегда порвать с ним быстро и решительно и избавить всех от сцены, которая разыграется, если мы начнем это обсуждать.

Я не хотела слушать, как он будет говорить, что любит меня. Я верила ему, я знала, что он любит, но не могла перенести того, что он стыдится меня. Я понимала это. Мне бы тоже не хотелось, чтобы его видели со мной, но это ранило меня сильнее, чем любые побои, которыми наказывал меня Джейк.
Я не могла добраться до мешка с вещами Элизабет, поэтому использовала пакеты от сегодняшнего шопинга и те, в которых мы привезли сюда мои вещи из больницы. Я упаковала подгузники, банку молочной смеси, немного ее одежды и одеяльце в один пакет, а во второй положила кое-что из нижнего белья, джинсы и две футболки для меня. У меня не было сумочки, поэтому я освободила детскую сумку Элизабет и решила использовать ее.

Я поставила пакет на пол рядом с диваном и ходила взад-вперед между двумя комнатами, добавляя к вещам Элизабет фартучек, детский крем, две стерильные бутылочки. Я бросила в пакет свою щетку для волос, зубную щетку и наполовину опустошенный флакон шампуня для себя. Не считая крошечной кучки на столе, это было все, что я возьму с собой. Большая часть этих вещей не была моей, но я решила, что все равно никто не захочет использовать мою щетку для волос или зубную щетку, Каллены просто выкинут эти вещи, как только я уйду, поэтому мне казалось, что это можно без опаски взять с собой.
Я застелила свою кровать и разгладила покрывала. Взяла одеяльце Элизабет и положила его на подлокотник дивана. Мне не хотелось будить малышку, но нам нужно было уйти до возвращения Эдварда.

- Белла! – услышала я его вопль еще до того как успела дойти до Элизабет. Черт. Он еще злится на меня. Я слышала это в его голосе, когда он снова и снова звал меня по имени и с топотом бежал по дому. Потом он постучал в мою дверь, сильно. – Белла? Белла? Пожалуйста, открой дверь, мне нужно поговорить с тобой, детка, - сказал он.
Я посмотрела на Элизабет, спящую в кроватке, потом на дверь моей комнаты. Я упустила свой шанс.
Я была узницей в этих комнатах.
Теперь столкновения было не избежать. Он постучал снова, но я молчала. Он еще раз постучал, и я встала со своего места на диване и уставилась на дверь. Я не хотела плакать. Не хотела, чтобы он увидел, как я расстроена из-за того, что отказываюсь от этой мечты. Я подошла к двери и решила, что если он еще раз постучится, я открою. Я не могла не сделать этого. Это был его дом. Их дом, а не мой. Я не могла уйти, не увидев их, невозможно было добраться из этих комнат до внешнего мира, не встретив их, и я знала, что они ни за что не позволят мне просто уйти отсюда. Они отпустят меня, я знала это, никто не будет задерживать меня силой, но теперь я не могла выскользнуть из дома незамеченной.
Тук-тук.
Его голос утратил всю ярость, когда он еще раз попросил меня открыть дверь. Теперь он звучал грустно, покорно.

EPOV


Было чертовски трудно утихомирить мою панику, когда я стучал в ее дверь. Изнутри не доносилось ни единого чертового звука, и если бы моя мать не сказала мне, что они там, я был бы уверен, что они уже убежали.
Меня сотрясала паника. В больнице, после беседы с Керри, я чувствовал себя неплохо и думал, что контролирую свои эмоции и что у меня готов хороший план, как все исправить, но теперь, стоя возле ее двери и зная, что она не хочет со мной разговаривать, я почувствовал, как весь мой самоконтроль уплывает, покидая меня.
- Белла, детка, просто открой дверь и дай мне увидеть, что с тобой все в порядке, - умолял я.
- У меня все хорошо, - прошептала она из-за двери. – Уходи.
По голосу не чувствовалось, что у нее все хорошо. Нет, неправда. Голос звучал нормально, просто мне не нравилось, когда мне говорили, чтобы я ушел.
- Я не собираюсь уходить, Белла, поэтому с тем же успехом можешь открыть эту дверь.
- Эдвард! – зашипела сзади моя мать. – Не говори с ней так, ты испугаешь ее.
- Черт, мам, чего ты от меня хочешь? Вы часами пытались, но она не вышла. Что я, по-твоему, должен делать? – закричал я на нее. И снова повернулся к двери. – Детка, просто открой дверь и покажи мне, что у тебя все в порядке. Я хочу только увидеть, что у тебя все хорошо. И все. Я не притронусь к тебе, не буду на тебя кричать, тебе даже не придется говорить, просто открой дверь и позволь мне тебя увидеть.

Я понимал, что умоляю, но меня это не волновало. Мне нужно было увидеть, что она не причинила себе вреда. Я не знал, почему она могла бы сделать это, но перед тем как попытаться оценить психическое состояние Беллы, мне необходимо было убедиться, что физически она в порядке.
Я услышал, как щелкнул, открываясь, замок на другой стороне двери, и брови мамы просто взлетели вверх. Я не сомневался, что она откроет мне, только не знал, когда.
Белла открыла дверь гораздо шире, чем я ожидал, и отступила назад в комнату, прочь от меня.
- Можешь войти, - тихо сказала она и, когда я проскользнул в комнату, закрыла за мной дверь.

Я был внутри. Слава Богу! Белла выглядела хорошо, в полном соответствии с ее словами.
– Спасибо, что впустила меня, - прошептал я ей, пересекая комнату и садясь на край дивана.
- Это твой дом, - пробормотала она.
Я посмотрел вокруг. Казалось, ничто не изменилось. Не было никаких признаков того, что что-то не так. Я заглянул в приоткрытую дверь детской и увидел, что Элизабет крепко спит в своей кроватке. Я передвинулся на другой конец дивана и сел на подлокотник. И тогда мой взгляд упал на кофейный столик.

Я мгновенно понял, что это. Две половины жизни Беллы. Та, что была до нас, и та, что началась с нами. Все было здесь. Ее папка и бумажник с одной стороны, деньги и браслеты – с другой. Я посмотрел на ее руку и увидел пустое место там, где должно было быть мое кольцо. Я снова посмотрел на аккуратные кучки на столе и увидел две стороны медали. В одной кучке лежало мое кольцо, в другой – обручальное.
– Ты хочешь уйти, - выдохнул я. Это был не вопрос, а простая констатация факта.
- Я не могу оставаться там, где меня не хотят, - шепотом ответила она.
Меня засасывал страх, что она уйдет и я ее больше никогда не увижу.
- Ты сдаешься, - снова шепнул я.
- Я и не могла победить, - тихо прозвучало в ответ.
- Я пойду с тобой, - предложил я. Она подняла на меня грустный взгляд, но я видел удивление, проглянувшее сквозь выражение покорности на ее лице. – Если ты уходишь, я тоже, - сказал я ей. Это был прием, который я никогда раньше не считал возможным использовать по отношению к Белле. То, что я тоже уйду. Но будь что будет. – Не смотри так удивленно. Если ты здесь несчастна, мы уйдем – вместе. Мы найдем себе жилье, где ты захочешь и какое пожелаешь. Но если ты уходишь, я иду с тобой.
- Но твои родители, семья, твоя жизнь здесь, - пробормотала она.
- Моя жизнь – с тобой, и на этом точка. Если ты уходишь, я тоже.

И тогда упала первая слеза. Белла была так красива, даже когда плакала. Я хотел было обнять ее, но знал, что она мне не позволит. Пока не позволит.
- Не поступай так со мной, - прерывисто шептала она.
- Я ничего тебе не делаю, детка. И никто не делает и не сделает ничего, если ты не захочешь. Решение за тобой. Это твоя жизнь, Белла. Никто здесь не принимает решений за тебя или за кого-нибудь еще. Если ты хочешь уйти, мы не можем остановить тебя. Но ты должна знать, что если ты уйдешь, я тоже уйду.

- Не затрудняй все еще больше, - всхлипнула она.
Я хотел закричать, что это она бросает меня. Хотел орать и спорить до хрипоты. Хотел, чтобы она поняла, что выбирает легкую дорогу, что остаться и бороться за себя, за нас, было бы достойным выбором… но слова отца продолжали крутиться у меня в голове, и я прикусил язык. Ей нужно, чтобы я был спокойным, не агрессивным, не важно, насколько приятнее мне было бы изложить мою точку зрения, выплескивая свои истинные эмоции.
- Детка, тебе тяжело уйти, потому что ты чувствуешь, что должна, а не хочешь этого. И я не понимаю, почему, - сказал я, хотя это была чепуха.
Я точно знал, почему она хочет уйти. Я все испортил. Моя мелкая ревность этим утром, в паре с тем, что, как ей казалось, она знала о ситуации в клинике, заставила ее думать, что я лгу ей. Она считала, что я не захотел впускать ее в свою повседневную жизнь. Решила, что она нужна мне здесь, только здесь, в этом доме, что я не хочу, чтобы меня видели с ней.

- Я здесь никому не нужна, - она ломала руки, говоря эти слова, и я видел, что она искренне верит в это.
- Чушь собачья, - буркнул я.
Тогда она повернула ко мне залитое слезами лицо. Мои слова были грубыми, но это было правдой.
- Мне не позволено иметь ключ, - пробормотала она.
- Что? – крикнул я. Я не собирался кричать, и мой крик испугал ее. Она вжалась в диван, отпрянув от меня. – Прости, - шепнул я. – Я не хотел кричать. Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что тебе не позволено иметь ключ?
У нее были ключи. Я дал их ей. Я был уверен, что они у нее.
- Вы не хотите, чтобы у меня был ключ, - снова сказала она.
Через мгновение я был на ногах. Я постарался не хлопнуть дверью, выбегая из комнаты. Я помчался на кухню, чтобы найти ее ключи и мою мать.

- Мама! – закричал я, финишировав. Она вышла из оранжереи, с лицом, хмурым от беспокойства. – Где ключи Беллы? – спросил я.
- На доске, а что?
Я отмахнулся и, сорвав ключи с доски, побежал обратно к комнатам Беллы. Я подошел прямо к ней и положил ключи ей в руки.
- У тебя есть ключи, - твердо сказал я. – Я дал их тебе сам. Я знаю, что у тебя еще есть ключ от этих комнат, потому что тоже дал тебе его.
Она покрутила ключи в руке, а потом сжала их пальцами.
- Я не могу приходить и уходить, когда мне захочется. Я не свободнее здесь, чем у Джейка, - прошептала она.
У меня все сжалось внутри, когда она произнесла его имя. Я так хотел, чтобы она снова надела на палец это чертово кольцо, что чувствовал его притяжение, когда снова сел на подлокотник дивана.
- У тебя есть ключи. У тебя есть машина. У тебя есть деньги. Я не понимаю.

Она выпустила из руки ключи, и они выскользнули на столик перед ней, упав рядом с ключом от ее комнаты. Теперь она плакала еще сильнее, но я по-прежнему не понимал, в чем дело.
- У меня нет ключа от дома. Никто не доверяет мне его.
Она сказала это так тихо, что я подумал, что мне показалось. Но я понял ее слова. Я схватил связку ключей со столика и снял их с кольца. Я положил ключ от «БМВ» назад, а второй ключ оставил в руке. Взяв ее руку с колен, я опустил этот простой медный ключ ей на ладонь и прикрыл его сверху ее пальцами.
- Это ключ от дома, Белла.
Она раскрыла ладонь и уставилась на ключ.
- Это он? – спросила она с удивлением.
Тогда я хохотнул. Не смог удержаться. Вся ситуация была цепью недоразумений, и я не мог поверить, что из-за этого почти потерял их обеих.
- Да. Это он. Никто из нас не пользуется этими ключами, потому что мы заезжаем в гараж и входим через внутреннюю дверь. Я думал, ты тоже будешь так делать, поэтому даже не упомянул об этом ключе.
Она заплакала еще горше. Я надеялся, что от облегчения. Надеялся, что теперь она понимает.
- Я не знала. Я думала, мне не позволено иметь ключ от дома. Думала, мне не доверяют этот ключ… - сбивчиво лепетала она, но я слышал, что она говорит.

Она была такой хрупкой. При всей ее силе она была чувствительной, хотя не призналась бы в этом даже себе самой. В некоторых отношениях она была гораздо сильнее меня. Во всем, что касалось Элизабет и Джошуа, она побеждала меня одной левой, но во многих случаях не представляла, как справиться с ситуацией. Ее так легко было обидеть, и хотя я понимал, почему, мне это не нравилось. Я соскользнул с подлокотника дивана и придвинулся к Белле, чтобы сидеть прямо рядом с ней. Притянув ее к себе, я просто дал ей выплакаться. Я ощутил такое приятное облегчение, когда она позволила мне обнимать ее, что удовлетворенно вздохнул. Я знал, что она расстроена. Что ей больно… Что она очень ошибалась… Но было так прекрасно снова прикасаться к ней. Я начал надеяться, что все обойдется.

- Ты никогда не делала ничего такого, что могло бы заставить кого-то не доверять тебе, Белла. Мне жаль, что ты думаешь по-другому. Впредь мы будем стараться и добьемся, чтобы ты знала это. Мне жаль, что я не объяснил тебе подробнее о ключах. Это просто наша общая привычка. Даже Элис использует свой гаражный пульт управления, чтобы входить в дом, а она даже не живет здесь больше! Никто и никогда не пользуется парадным входом, кроме отца, да и он делает это только потому, что предпочитает парковать машину на подъездной дорожке, на случай если ему придется в спешке уезжать для оказания неотложной помощи. Даю слово, я просто забыл тебе сказать, я не хотел, чтобы ты думала, что не можешь свободно входить и выходить когда угодно. Я хочу, чтобы ты так и поступала. Хочу, чтобы ты чувствовала, что можешь так делать. И тебе даже не надо сообщать мне, когда ты уходишь или куда направляешься. Ты можешь делать все, что захочешь. Я обещаю, - и я поцеловал ее в макушку, а она сгорбилась возле меня.

- Ты не хотел, чтобы я приезжала в клинику, - это было утверждение, а не вопрос, но теперь, когда я знал, что она слышала мой разговор с мамой, я был лучше подготовлен к тому, чтобы разобраться с этим.
Я повернулся, чтобы сидеть лицом к ней.
- Я облажался, Белла. Облажался и знаю это. Я знаю, что ты слышала, как я сказал, чтобы ты не приезжала в клинику. Знаю, что ты расстроилась из-за этого, а этим утром – из-за моей истерики. Я очень прошу извинить меня, но для этого были причины. – Она вытерла глаза тыльной стороной руки, а я воспользовался возможностью набрать полную грудь воздуха перед тем как поступить согласно совету Керри. Мне нужно было говорить с ней предельно честно. – Когда мама позвонила, в моем кабинете был Джейк.
Она попыталась отстраниться от меня, но я не отпустил ее. Я прижал ее к себе и держал, чтобы не дать ей уйти.
- О боже, о боже, о боже, - монотонно повторяла она и боролась со мной, чтобы я ее отпустил.
Но я не отпустил и не отпущу. Никогда. Она отталкивала меня ладонями, но я держал ее крепко. Я гладил ее по спине и шептал, что люблю ее, и говорил, что я в порядке, что все хорошо. Я знал, что она не верит мне. Что она напугана.
- Детка, все в порядке. Мы просто немного поговорили. Со мной все в порядке, посмотри на меня и увидишь, что я в порядке.

Она немного отклонилась назад и осмотрела меня с головы до ног. Она зажала нижнюю губу между зубами, и я боролся с потребностью наклониться и освободить ее с помощью моих губ.
- Зачем? – спросила она.
Это был простой вопрос, и я хотел бы, чтобы ответ тоже был таким же простым, но это было не так.
- Он приходил и раньше, Белла, - признался я. – Но сегодня все было по-другому. Сегодня он пришел поговорить о Чарли, - я наклонился, чтобы оказаться лицом к лицу с ней. Ей нужно было видеть мое лицо, пока я рассказывал ей об этом визите. Понимать, что я не обманываю, когда говорю, что со мной все хорошо. Знать, что Джейк не намерен больше причинять ей вред.
Пока я объяснял, она сидела совершенно неподвижно. По мере того как я объяснял, ее ужас исчезал. К моменту, когда я закончил, она только тихо всхлипывала.

BPOV


Когда Эдвард закончил рассказ о том, как Джейк приходил в клинику, проснулась Элизабет.
Мои чувства были такими противоречивыми. Мне было неловко из-за того, что я пряталась, но в то же время я все еще не хотела выходить. Я не могла посмотреть в лицо Эсме и чувствовала себя ужасно из-за всего, через что по моей вине пришлось пройти сегодня Эдварду.
Предполагалось, что главное – это чтобы я выписалась из больницы и пришла домой. Предполагалось, что жизнь с Калленами заставит все плохое растаять. Я знала, что будут срывы. Знала, что некоторые вещи будут по-прежнему расстраивать меня. Но я никак не ожидала, что буду чувствовать себя такой уязвимой, находясь в этом доме. Я думала, что все плохое, что могло ранить меня, было снаружи. Я так долго пряталась от всего мира, что забыла, как на самом деле жить со взрослыми людьми. Они спорят. Они не соглашаются. Они все разные, с разными мыслями и эмоциями. Они конфликтуют. Они обижаются.

У меня с самого начала были все ключи. Произошло просто недоразумение, и я чуть не выбросила единственный шанс, который у меня был, из-за того, что не проверила связку ключей. Я почти выбросила мой единственный шанс на счастье – из-за медного ключа, который все это время был моим.
Я приняла объяснения Эдварда насчет ключей и причин, по которым он не хотел, чтобы я приезжала в клинику. Я знала, он не стал бы лгать мне, потому что он никогда не делал этого раньше и ничего не выиграл бы от этого сейчас. Особенно если он был серьезен, говоря, что пойдет со мной, если я предпочту уйти.
Это обезоружило меня. То, что он готов был покинуть свой дом, своих родителей и все, к чему привык, чтобы уйти со мной, если я предпочту уйти. Я не ожидала этого. Я знала, что он боролся бы за то, чтобы я осталась, но никогда, ни на минуту не представляла, что он мог бы уйти со мной.
Маленькая часть меня хотела этого. Крошечный кусочек меня мог представить дом, где мы жили бы вместе. Я могла вообразить нас настоящей семьей в нашем собственном доме. Но большая часть меня знала, что я еще не готова покинуть Эсме. Карлайла тоже – в меньшей степени. Но мысль о том, чтобы так скоро начать жить без Эсме, выбивала меня из колеи.
Она очень быстро стала неотъемлемой частью моей жизни. Она была нужна мне. Нужна Элизабет. Она все еще нужна Эдварду. Я знала, что могла бы справиться с Элизабет без чьей-то помощи, и справлялась с тех пор, как пришла домой, но я не смогла бы справиться с тем, что происходило у меня в голове, если бы ее не было рядом. Я знала, что если у меня возникала проблема, если Эсме была необходима мне для чего-то, то она оказывалась там, где нужно, готовая помочь. Лишение этого прямо сейчас убило бы меня.
Поэтому, хотя я хотела жить с Эдвардом, но еще не могла обойтись без Эсме и Карлайла в своей жизни. Это выглядело как отговорка, когда я призналась в этом себе самой, и я чувствовала, что покажусь Эдварду глупой и недостаточно взрослой, если признаюсь ему, но все же призналась.

Он сказал, что понимает меня. Что утром, когда очень разозлился, искал в интернете местную недвижимость, решив просто купить что-нибудь и переехать. Но немного успокоившись и обдумав это более здраво, он тоже пришел к пониманию того, что не хочет жить отдельно от родителей, пока мы все еще решаем мои проблемы. Он знал и понимал мою привязанность к его родителям. Иногда ревновал по этому поводу, но сознавал, что это такое.
Я проглотила свое отвращение и страх и рассказала ему, почему мне пришлось ехать за покупками только с его мамой. Эдвард сказал, что знал и понимал это тоже. Он признался, что это его отец подсказал ему, использовав «черный ящик фокусника» Эсме как способ понять, что со мной происходит. Я, конечно же, смутилась, но Эдвард объяснил, что он не только врач, хорошо умеющий обсуждать естественные функции организма, но еще и мужчина, глубоко любящий меня. Он сказал мне, что любит меня и что мое кровотечение не может вызвать у него отвращения. Он говорил со мной, преодолевая мой страх и отвращение к самой себе, и к моменту, когда он объявил, что дискуссия «совершенно исчерпана», я на самом деле поверила, что его не волнует то, что у меня кровотечение.

Мы продолжали разговаривать, пока я переодевала и кормила Элизабет. Пока она срыгивала воздух. Пока ужинали пастой и хлебом, которые Эсме поставила мне под дверь. Мы разговаривали несколько часов подряд.
Я начала немного лучше понимать Эдварда, а также то, что он сделал и сказал за последние сутки. Я надеялась, что он тоже немного лучше узнал меня.

Когда Элизабет была уложена в кроватку – в надежде на то, что этим вечером она больше не проснется, - Эдвард уложил в постель и меня. Он сказал, что не уйдет, если я не захочу – и я не захотела – но добавил, что не ляжет со мной в эту ночь.
- Отец был прав, Белла. Мы слишком зависимы друг от друга. Тебе необходимо твое собственное пространство, а я вечно пытаюсь выйти за границы возможного, в то время как тебе больше всего нужно время. Поэтому позволь мне дать тебе немного времени, пожалуйста, - и этой ночью он лег на диване.

Мне нравилось, что он, по крайней мере, в одной комнате со мной, но очень не нравилось, что его нет рядом на кровати. Мне не нравилось это, когда я переворачивалась с боку на бок ночью, а его не было. Мне не нравилось, что от постельного белья пахло только стиральным порошком, я скучала по пряному запаху Эдварда на подушках, когда я проснулась в пять утра, чтобы покормить Элизабет.
Его ничто не могло разбудить. Ни вопли Элизабет. Ни тихое гудение микроволновки, когда я разогревала ее бутылочку. Ни поскрипывание кресла-качалки в детской, когда я кормила малышку. Он не проснулся, когда я присела на диван рядом с ним, но восхитительно застонал, когда я прижалась к нему и натянула покрывало на нас обоих.

В семь часов утра он принял душ в моей ванной комнате, потом оделся в свою вчерашнюю одежду. Он не мог здесь побриться, поэтому, выйдя из ванной, благоухал, как ангел, но выглядел, как черт. Его волосы были в потрясающем беспорядке, а золотистая щетина выглядела, как будто была искусно выращена, несмотря на то, что он был в грязных джинсах и помятой футболке.
Никто из нас ничего не сказал о том, что я спала с ним на диване. Я, во всяком случае, не хотела об этом говорить. Я любила его и нуждалась в нем – и в том числе в том, чтобы была спать с ним рядом или на своей кровати, или на его. Меня не волновало, если даже это делало меня зависимой, если это было неправильно, по мнению психологов или его отца, мне просто необходимо было находиться рядом с Эдвардом.
- Сейчас вернусь, - шепнул он мне на ухо, когда я с трудом потягивалась на диване.

В полном соответствии со своими словами, он вернулся через несколько минут, неся бутылку апельсинового сока, две чашки кофе, пару ярко-зеленых яблок и пакет мюсли. Он поставил все это на низкий кофейный столик и прокрался в детскую к Элизабет, чтобы принести оттуда молоко, миски и ложки.
Мы молча поели за кофейным столиком. Когда я доела, он спросил, не хочу ли я еще чего-нибудь, и когда я ответила, что сыта, сложил все на поднос и вынес его за дверь. Я не хотела вести себя здесь, как в отеле. Не хотела, чтобы Эсме вынуждена была убирать за мной, и сказала об этом.
- Если ты хочешь сама прибрать все, на здоровье, - ответил он, самодовольно ухмыляясь.
Он знал, что я не хочу выходить из комнаты. Знал, что мне стыдно за свое поведение и за то, как я реагировала на ситуацию, в которой оказалась накануне. Но он знал и то, что мне ненавистна была мысль, что его мама будет убирать за мной.

Я послала ему точно такую же самодовольную ухмылку и, высоко подняв голову, понесла поднос на кухню. Эсме и Карлайл сидели у стойки, как это было каждый день с тех пор, как я здесь поселилась.
- Доброе утро, дорогая, - сказала Эсме своим обычным приветливым тоном.
- Как спалось? – спросил Карлайл, не поднимая взгляда от газеты.
- Доброе утро, - прошептала я, выбрасывая яблочную кожуру в мусорное ведро и загружая посуду в посудомоечную машину. – Я спала хорошо, спасибо.
- Рад это слышать, - сказал Карлайл, складывая газету и глядя прямо на меня. – Гэри Бенсон перенес встречу и будет здесь в два часа, а твой визит к Керри переназначен на полдень. Пожалуйста, постарайся прийти, мне не хочется снова тебя госпитализировать.
Если это был упрек, то он хорошо его сформулировал, и я поняла нравоучительный подтекст без лишней тревоги или паники.
- Спасибо. Я больше вас не подведу, - ответила я, вкладывая глубокий смысл в свои слова.
- Хорошая девочка, - весело сказал он и поднялся со своего места. – Я уезжаю на обход. Увидимся в одиннадцать, дорогая, - он легонько поцеловал в волосы Эсме, а потом меня, взял свой портфель и вышел.

Я не могла смотреть в глаза Эсме.
- Прости меня за вчерашнее, - попросила я ее.
- А ты меня. Я слишком давила на тебя. Когда будешь готова снова сесть за руль, скажи мне. Когда будешь готова ехать в клинику, скажи мне об этом. Было ошибкой с моей стороны торопить тебя, дорогая моя девочка, - ее голос звучал ясно и ровно, но был наполнен невысказанным чувством.
Я бросилась к ней, и она открыла мне объятия. Я вцепилась в нее, говоря, как мне жаль, что я огорчила ее. Она крепко обняла меня и сказала, что все в порядке. Она была такой понимающей, такой способной простить, и забыть, и не держать зла.
- Я хочу водить машину. Хочу съездить в клинику. Хочу, чтобы ты давила на меня. Иначе я никогда не выйду из этого дома.
Она отступила на шаг, и теперь лицо ее сияло улыбкой.
- Знаю, дорогая. Я знаю. Все это так пугающе для тебя. Но мы встретим это вместе, как семья, и ты увидишь, насколько легче, когда ты не одна. – Я кивнула, подтверждая, что понимаю ее, но ничего не сказала, чтобы не захлебнуться благодарными слезами. – А теперь иди прими душ и оденься, пока я немножко покричу на Эдварда, - хихикнула она.

Я не хотела, чтобы она кричала на него, он такой хороший, а все это было одним большим недоразумением, но я кивнула и побежала к себе в комнату. Эдвард – большой мальчик и вполне способен накричать в ответ, поэтому я передала ему сообщение от его мамы и поспешила в ванную, чтобы принять душ.
Розовые струйки воды на этот раз меня так сильно не беспокоили. Я не хотела, чтобы это было на мне или во мне, но смыв их, почувствовала приятное облегчение, так как знала, что здесь нечего стыдиться или бояться. Джейк не заразил меня своей ненавистью, это просто кровь. Я не грязная внутри. Это только кровь.

Кроме того, Эдвард сказал мне, что Джейк ненавидит не меня, а себя. Точно так же, как Чарли.

_______________________________________________________________________________

* Честность ничего нам не стоит… - Honesty costs nothing – начальные слова нескольких похожих англоязычных пословиц, смысл которых сводится к тому, что честность ничего нам не стоит, но ее плоды бесценны.


Перевод: O_Q (Ольга)
Редакция: Чипка


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/110-9740-45
Категория: Наши переводы | Добавил: O_Q (21.10.2012) | Автор: перевод: O_Q (Ольга)
Просмотров: 4461 | Комментарии: 37 | Теги: Эсме, Белла, Джейк, Джаспер, Каллены, Карлайл, Эдвард, Эммет


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 37
1
36 белик   (02.02.2018 23:11) [Материал]
Вот скажите мне... где можно найти таких мужчин?...

0
37 O_Q   (02.02.2018 23:29) [Материал]
Ох... вопрос вопросов. Один шанс на миллион, и хорошо, что он выпал этой тяжко обиженной судьбой молодой женщине.

1
34 ღSensibleღ   (26.09.2015 21:16) [Материал]
Хууух.. не ожидала, что Эдвард так хорошо сможет справиться с накручиванием Беллы... он просто герой, что не бросил все, да и вообще нашел силы ее убедить, что он любит и что ей нечего бояться... теперь осталось Белле каждый раз принимать решения... только от нее зависит - будет ли она счастлива...

0
35 O_Q   (26.09.2015 21:35) [Материал]
Да, Эдвард повёл себя по-мужски, но хорошо, что Керри его притормозила, иначе он мог ту ещё панику навести. А так сделал всё по-умному, осторожно, но непреклонно, молодец. А принимать решения Белла в конце концов научится.
Спасибо за комментарий!

1
32 Аськ@   (09.07.2015 20:44) [Материал]
Ниужели удалось таки выбить из ее головы что она не грязная!? Просто не верю.
Эдвард конечно еще та истеричка)
Спасибо за главу!

0
33 O_Q   (09.07.2015 20:47) [Материал]
На здоровье smile
Да, ещё одна маленькая победа.
Эдварду так досталось за это время, его можно и понять. Но нужно взрослеть, конечно.
Спасибо за комментарий!

1
30 Olissi   (22.06.2015 13:29) [Материал]
Спасибо за главу! В этой главе мне впервые стало очень жалко Калленов и Эдварда. Понятно что Белла не может быть иной после того что с ней приключилось. Но каково это столько тратить на неё сил, и постоянно видить что как что она все забывает что ей говорили много раз, предает отворачивается от них. Отталкивает.
Ещё не понравился сеанс с психологом у Эдварда. Бессмысленный полностью, девушка там себя накручивает чувствует ненужной а она поболтать захотела. Единственный плюс от этого что она его похвалила. От родителей ему в последнее время никой поддержки. А ведь ему не намного легче, он все свои и её проблемы пропускает через себя.
Эсме вообще работает топорно. Отпустить ехать её одну, для встречи с Чарли без всех, это привет клиника. Без Элизабет даже, ей не выдержать. А с Эдвардом, да она должна быть за неё, но пару слов сказать можно чтобы тупо его успокоить и поддержать. Он ведь её сын. Она только больше зажигает в нем боли. Беллы рядом не было нельзя улубнуться и сказать сынок это наши женские дела. Нет надо орать ты не поедишь, она не хочет, ты нам там не нужен. Есть у начальников такие приемчики много слов вроде не оскорбительных, но так хреново после потому что мозг вспоминает обрывки не про ситуацию, а про тебя ты не нужен, одни, твое мнение никого не интересует.

0
31 O_Q   (22.06.2015 16:22) [Материал]
На здоровье smile
А мне так даже не впервые стало их жалко. Что делать, Белла пока над собой не властна. В конце концов она обязательно раскроется, перестанет обороняться, пусть даже подсознательно, от тех, кто желает ей только добра.
Что касается сеанса - да она же просто успокаивала его, можно сказать, тянула время. Разве можно было пускать Эдварда к Белле в таком состоянии? Он мог всё окончательно испортить. А так всё утряслось к общему, можно сказать, удовлетворению.
Насчёт Эсме совершенно согласна - она торопила события, от этого, возможно, возникло чрезмерное напряжение, готовность к срыву. Нужно было действовать не так энергично - когда имеешь дело с кем-то вроде Беллы, осторожность прежде всего.
Родители действительно словно испытывают Эдварда, а он, бедняга, тоже устал, да и вообще не такой уж сильный, живёт на пределе. Воспитывать его явно не время. Хорошо хоть Карлайл ему объяснил, что происходит, а то ещё неизвестно, кто сильнее сорвался бы - Белла или сам Эдвард.
Спасибо за комментарий!

1
28 робокашка   (17.09.2014 19:40) [Материал]
А я считаю, что Эсме все-таки торопилась с Белкиной акклиматизацией. Не нужно ей одной выезжать, вот привязался бы этот урод Чарли, был бы срыв почище прочих

0
29 O_Q   (17.09.2014 19:49) [Материал]
Мне тоже так кажется, хотя, с другой стороны, она как-то острее реагирует на тех, кто её любит.

0
27 СлАсТиК   (08.05.2014 02:12) [Материал]
Спасибо

0
25 Julia_Pattinson   (05.08.2013 20:18) [Материал]
В этом фанфе и так достаточно плохих героев и ситуаций) Так что Каллены,как луч света в этом темном царстве! Найти сложно - если вообще такие существуют happy

0
26 O_Q   (05.08.2013 20:21) [Материал]
Если присмотреться, хороших людей много: в больнице, в клинике, где работает Эдвард, в церкви, в резервации... Но все они, конечно, не смогли бы сделать для Беллы так много, как сплочённая и любящая семья Калленов.

1
21 Julia_Pattinson   (02.08.2013 08:09) [Материал]
Спасибо за главу!) очень эмоциональная глава! Главное Эдвард сумел найти правильные слова happy Ну это как всегда) Когда же она уже выкинет кольцо Джейка? То что она замужем - это просто бумажка wacko

0
22 O_Q   (02.08.2013 14:08) [Материал]
Бумажка бумажкой, но психика Беллы настолько глубоко перепахана этими двумя негодяями, что для неё имеет значение то, что кажется другим пустяками. Вон какая буря поднялась на ровном месте буквально из-за ерунды, а брак для неё, особенно с человеком, которого она до судорог боится, значит очень много.
А Эдвард молодец, конечно, учится на ошибках, но продвигается вперёд.
Спасибо за комментарий!

1
23 Julia_Pattinson   (04.08.2013 23:28) [Материал]
Согласна, проблему из ничего сделали wacko Эдвард бесспорно молодец,столько старается: где б таких найти?) wink

0
24 O_Q   (04.08.2013 23:30) [Материал]
Эдвард в этом фанфике, как мне кажется, вообще ближе к ангелу, чем к человеку (как и вся замечательная семья Калленов). Найти такого в реальной жизни, боюсь, очень сложно smile

0
20 aurora_dudevan   (17.06.2013 01:11) [Материал]
спасибо за главу)

1
19 cat7496   (18.11.2012 18:50) [Материал]
Эдвард молодец...быстро сообразил,что делать smile

1
18 Zwezdochka   (15.11.2012 22:22) [Материал]
наконец-то все разрешилось, они вместе преодолели еще одно препятствие smile

0
17 ✿Mariya✿   (24.10.2012 00:48) [Материал]
Спасибо.

1
16 Masya6045   (22.10.2012 13:09) [Материал]
Очень переживаю ,спасибо за главу.

1
15 marusenkairiska   (22.10.2012 10:44) [Материал]
Ну вот, опять обливаюсь слезами cry cry
Спасибо за перевод.

1
14 ♥KrasotulkA♥   (21.10.2012 23:23) [Материал]
Спасибо за продолжение! Глава очень эмоциональная,но главное что все поняли друг друга smile

1
13 rita@))   (21.10.2012 23:09) [Материал]
спасибо за новую главу! Эмоциональная глава)

0
11 mia138   (21.10.2012 22:42) [Материал]
спасибо!!!

1
10 nina75   (21.10.2012 21:45) [Материал]
Эдвард нашел непробиваемый аргумент, что уйдет вместе с Беллой куда бы она не направилась. Молодчина!
Интересно, как он будет возвращать кольцо Беллы на его законное место?!

0
12 O_Q   (21.10.2012 22:59) [Материал]
Очень нежно, разумеется. Это же Эдвард.
А аргумент действительно прекрасный - и ведь сам догадался, без Керри.

0
9 МиЛледИ   (21.10.2012 16:47) [Материал]
Спасибо за перевод! tongue

0
8 mamamis   (21.10.2012 15:59) [Материал]
спасибо большое

0
7 Tanya21   (21.10.2012 15:45) [Материал]
Спасибо за главу.

0
6 Т@НюЮюШк@   (21.10.2012 15:43) [Материал]
Спасибо за главу!!!

1
5 ksyok   (21.10.2012 15:28) [Материал]
Отлично справились с ситуацией.

1
4 Наталья   (21.10.2012 14:51) [Материал]
Спасибо! Замечательный перевод!
Очень рада, что они разобрались, хотя бы, с этими проблемами! wink

0
3 Helen77   (21.10.2012 14:50) [Материал]
Спасибо огромное.

0
2 Dark_Paradise   (21.10.2012 14:44) [Материал]
Спасибо!!!

0
1 Эмма7298   (21.10.2012 14:12) [Материал]
Спасибо!!!



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]



Материалы с подобными тегами: