Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1634]
Из жизни актеров [1606]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4606]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2353]
Все люди [14644]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14062]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8568]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4077]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

АРТ-дуэли
Творческие дуэли - для людей, которые владеют Adobe Photoshop или любым подходящим для создания артов, обложек или комплектов графическим редактором и могут доказать это, сразившись с другим человеком в честной дуэли. АРТ-дуэль - это соревнование между двумя фотошоперами. Принять участие в дуэли может любой желающий.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Мой плохой мальчик, или моя плохая девочка
Отчаянная и глупая. Жестокий и понимающий. Ей нужно было угнать его машину, но вместо этого она стала частью его команды. И заменила всех.

Дневники Дивы
Дорогой дневник, когда он ушел, я оцепенела. Забралась в раковину отрицания и обиды. А сейчас он вернулся, и я согласилась быть его со-звездой в новом бродвейском спектакле. Очевидно, если бы существовала нация тупых людей, я была бы их королевой.

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel
Завершена!



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7776
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Лавиния. Глава 22. Мои рубцы - порука

2017-12-14
16
0
Глава 22. Мои рубцы - порука


Джейн моргнул. Затем моргнул еще раз.

Видение не исчезло. Это не было плодом разума, отчаянная попытка его надежд на обнаружение насильника Лисбон смешалась с разочарованием от того, что они уже трижды ошиблись с личностью нападавшего. Но был еще шрам.

Левая рука, небольшой, размером с визитную карточку. Это должен быть тот самый шрам.
Джейн окинул офис взглядом, ища какую-нибудь зацепку, не замеченную им ранее. Когда-то давно ему сказали, что насильнику понадобятся боевые навыки, так что он, скорее всего, военный. Беглый осмотр стены у рабочего стола Сэнфорда позволил увидеть снимок молодого офицера в армейской форме, вероятно, рейнджера [прим. пер: военнослужащий подразделения глубинной разведки (подразделение используется для разведки за линией фронта, рейдов по тылам противника, засад и контрзасадных действий, диверсий в тылу противника)]. Рядом с ним стояли товарищи, но у него было самое крупное оружие, и стоял он прямо посередине Альфа отряда.

На стенах также имелись пустые места, которые однажды займут снимки. На безымянном пальце левой руке Сэнфорда была заметна тонкая полоска светлой кожи. Развод. К тому же, совсем недавний.

Азартные игры. Джейн вспомнил день, когда Лисбон допрашивала Сэнфорда, день бала. Сэнфорд был очень азартен, у него начались финансовые проблемы, да еще и жена ушла от него. А Лисбон швырнула всё это ему в лицо.

— Джейн?

Звук его имени напомнил Патрику, где он находится. Он стоял перед насильником Лисбон. Жар поднимался в нем красным, болезненным, пульсирующим импульсом, от которого вскипала кровь. Джейн хотел убить его. Он даже осмотрелся в поисках подходящего оружия. Антикварное пресс-папье из латуни. Этим можно нанести ощутимые повреждения.

Но это было не его призвание.

— У тебя всё в порядке? — спросил Сэнфорд.

— Да, — спокойно ответил Джейн. — Я просто задумался над делом.

Сэнфорд непринужденно кивнул. Он считал себя победителем. Думал, что сможет направить их по ложному следу.

Вот же отвратительный сукин сын.

— Понимаю, — сказал детектив, — это было сложно для всех вас.

— Вы даже не представляете. — Прозвучало холоднее, чем планировалось.

Сэнфорд это не заметил или же счел недостойным внимания.

— Уверен, всё прояснится. А если нет… ну, Лисбон, похоже, неплохо справляется. Уверен, она справится.

— Она сильная, — согласился Джейн. — Сильнее всех, кого я знаю. И ничто этого не изменит.
Ах, а вот и оно. Капелька самодовольства скользнула во взгляде детектива, а уголки губ чуть дрогнули, поднимаясь вверх. Да, он думал, что сломал ее. Считал себя победителем.

— Рад за нее, — произнес Сэнфорд. Он наклонился и поставил свой дипломат у антикварного письменного стола (очевидно, ему нравится тратить деньги, чтобы подчеркнуть свой статус, отметил Джейн). — А теперь, прошу простить, что не могу поболтать подольше; у меня назначена встреча.

— Прошу прощения, что задержал вас.

— Нет-нет, я рад, что вы зашли, — сказал Сэнфорд. — И позвольте предложить вам свою посильную помощь. Уверен, в скором времени вы найдете еще одного подозреваемого.

Джейн улыбнулся и кивнул.

— Не переживайте. Я уверен, что мы совсем скоро встретимся вновь.

***


На обратном пути в КБР Джейн умудрился получить штраф за превышение скорости, но ему было всё равно. На данный момент это было важнее всего. Патрик был рад, что Лисбон не было в общем рабочем пространстве, зато остальные находились здесь. Они как раз занимались делом, пытаясь найти новую зацепку. Джейн собирался облегчить им эту задачу.

— Где Лисбон? — поинтересовался он.

— Пошла за кофе, — ответила Ригсби.

— В комнату отдыха?

— Нет, — ответила Грейс, — она пошла в кофейню в квартале отсюда. Полагаю, ей просто нужно было проветриться.

Весьма понятно, и как раз то, что нужно Джейну.

— Полагаю, вся эта история с Джаспером сильно на нее повлияла, — добавила Грейс. — И мы не знаем, где искать дальше.

— Я знаю, кто это сделал.

Все трое повернули к нему головы быстрее, чем высококвалифицированные солдаты.

— Что? — спросил Чо.

— Кто? — подал голос Ригсби.

— Это Сэнфорд.

— Заместитель окружного прокурора? — спросила Грейс.

Джейн утвердительно кивнул.

— Это он. Я знаю.

— У тебя нет доказательств, — сказал Чо. — Ты сказал, что у нашего парня должна быть боевая подготовка.

— Сэнфорд был армейским рейнджером, — сказал Джейн. — Я видел снимок у него в офисе. И он был на балу. Я помню, что видел его там.

Ригсби моргнул, глядя на Патрика.

— Да, я помню, как он упоминал о службе в армии. Он говорил о том, что поддерживает себя в форме, потому что это помогает ему справиться со сложными делами.

Джейн снова кивнул.

— Есть еще кое-что. Он только что развелся после того, как справился с игорной зависимостью. Лисбон выяснила это на допросе по делу Хоукинса, в тот же день, когда проходил бал.

Грейс шумно выдохнула, а ее симпатичное личико побледнело. Однако Чо был настроен скептически и покачал головой.

— Это недостаточно.

— У него есть шрам на левой руке, как раз там, где указала Лисбон, когда я загипнотизировал ее.

Вот и всё. Чо опустился на свое место, а Ригсби прошептал:

— О Господи.

— Нам нужно увидеть это на видео, — сказал Джейн. — Это подтвердит всё, что я знаю.

Вчетвером они окружили стол Ригсби и запустили на его компьютере видеофайл. Оуэн прокрутил до 11:23 вечера и остановил воспроизведение. Джейн просканировал каждое лицо, пока не нашел нужное.

— Вот он. Смотрите, как смотрит на Лисбон.

Конечно, Сэнфорд наблюдал за Лисбон, когда она выходила через доковую дверь. Он постоял на месте две минуты и шесть секунд, а затем стал пробираться в сторону выхода. Команда наблюдала за тем, как Сэнфорд пробирается через толпу к двери, ведущей в задний коридор.

— Вот оно, — отметил Чо. — Он исчез из обзора камеры.

— Мы знаем, куда он направляется, — сказал Джейн.

Ригсби кивнул; его ладонь, лежащая на столе, сжалась в кулак так крепко, что на тыльной стороне ладони вздулись вены.

— Да, он вышел через заднюю дверь и напал на Лисбон за пределами бального зала.
Грейс прижимала ладонь ко рту, но теперь вновь вернула ее на колено. В глазах ее сверкали слезы.

— Это она. Он у нас на крючке.

— Нет, — сказал Чо, — еще нет.

***


Лисбон считала, что с ее командой творится что-то странное; с позавчерашнего дня они вели себя очень тихо. Конечно, они бы поговорили с ней, но постоянно находили какие-то отговорки, чтобы выпроводить ее из общего пространства. Она знала, что это как-то связано с ее делом, и они, наверно, считали, что постоянная занятость не даст ей развалиться на части?

Ну, это было просто смехотворно.

Она подумывала словить их как-нибудь за делом. Возможно, даже пошпионить за ними… но у нее не было дара, свойственного ее парню, — владение словесными ухищрениями. Кстати говоря… она была уверена, что за всем этим стоит Джейн. Либо это, либо он переживает за нее, поэтому постоянно проверяет на ней всё, что приходит в голову.

Лисбон решила, что скрытая атака была бы неплохим вариантом, но она сработает только в том случае, если никто не видит твоего приближения. Джейн же такого ни за что не упустит. Он подхватился с дивана, едва завидев Терезу.

— Я чувствую потребность в ланче. Ты голодна, Лисбон?

Вообще-то, она была голодна, но не это было причиной того, что она вышла из кабинета.

— Конечно, — ответила Тереза Джейну, следя взглядом за остальными. — Над чем вы, ребята, работаете?

— Рапорта пишем, — ответил Чо.

Терезе хотелось, чтобы сначала ей ответили Ригсби или Грейс, потому что она могла сказать наверняка, когда эти двое юлят, но Чо было не так легко расколоть.

— Правда? — спросила она, изучая Кимбэлла.

Чо лишь изучал ее в ответ, даже не вздрогнув. Ригсби и Грейс и вовсе не смотрели на Терезу.
Черт, выяснить будет сложно.

Джейн взял Лисбон под руку.

— Идем, Лисбон. Сейчас здесь скучно, так что позволь мне развлечь тебя за горячим сэндвичем.

Тереза сопротивлялась около минуты; ей по-прежнему было интересно, чем же занята ее команда, но Джейну все-таки удалось дотащить ее к лифту. И едва они оказались вне зоны слышимости остальных, Лисбон накинулась на него.

— Что здесь происходит?

— Ничего, — обыденно ответил ей Джейн.

— Серьезно? Потому что со стороны выглядит так, словно вы, ребята, что-то от меня скрываете, — отметила Лисбон.

— И что бы мы могли скрывать?

— Я… я не знаю, — призналась детектив.

Джейн улыбнулся.

— Вот именно. Прекращай думать об этом. Сегодня такой долгий день, совсем ничего не происходит.

Тереза с минуту рассматривала Патрика так, словно смотрела сквозь него, пытаясь понять, говорит ли он правду, но это явно было не по ее части.

— Ладно, — пробормотала она и стала наблюдать за тем, как сменяются цифры нумерации этажей, пока кабина ехала вниз.

Лисбон могла бы принять его объяснение… но не была уверена, что действительно поверила его словам.

***


Команда Лисбон не расслаблялась, пока их начальница не оказалась в лифте.

— Это было близко, — произнес Ригсби, открывая ящик и вынимая оттуда папку с делом Терезы.

— Повезло, что Джейн заметил ее первым, — согласилась Грейс.

— Он быстро соображает.

Чо кивнул.

— Он не хочет подавать ей ложную надежду, на случай если в деле что-то пойдет не так.

— Но на этот раз мы знаем, что это он, — отметил Ригсби.

— Это не значит, что мы найдем улики, — подчеркнул Чо. — У него было восемь месяцев, чтобы замести следы, даже помогая нам по делу.

Ригсби выглядел смущенным.

— Я не знал, что это он насильник, когда обратился к нему за помощью.

— Никто из нас не знал, — мягко ответила ему Грейс.

Около минуты все молчали, и каждый думал о своем, о вине, которую испытывал из-за того, что подпустил Сэнфорда так близко к делу. Помогало то, что Джейн тоже был застигнут врасплох… но они, возможно, не выяснили бы этого, если бы не Патрик.

— Мы возьмем его, — твердо заявил Чо. — Мы найдем достаточно улик, чтобы засадить его за решетку.

Затем команда вернулась к работе; каждый взял на себя определенный аспект жизни Сэнфорда, чтобы накопать что-нибудь. Грейс взяла в оборот его бывшую жену, которая могла оказаться очень полезной. Они вспомнили расследование Лисбон по делу о фальсификации улик под руководством Сэнфорда, но теперь изучали всё под другим углом.

— Его бывшая жена рассказала много чего, — стала рассказывать Грейс, когда завершила телефонный разговор. — Она сказала, что у него на руке есть ожог — след от армейской травмы, а еще она сказала, что у него II группа крови. Видимо, у него было многолетнее пристрастие к азартным играм; он заложил дом и всё, что мог, поэтому она ушла от него.

— Можно ли винить ее за это? — пробормотал Ригсби.

Грейс покачала головой.

— Она сказала, что он был очень зол, когда она ушла от него; высказал несколько угроз.

— Почему она не сообщила о нем? — поинтересовался Чо.

— Она сказала, что посчитала это болтовней из-за развода, — пояснила Грейс, — но, видимо, у него было много проблем с тем, чтобы быть «опозоренным». Он мог быть очень жестоким, когда считал себя униженным и оскорбленным.

— Ну, это соответствует теории Джейна, что он изнасиловал Лисбон из чувства мести, — отметил Ригсби.

Зазвонил телефон Чо, и тот снял трубку. Он говорили тихо и долго, а Грейс и Ригсби поглядывали на него в замешательстве. Когда Кимбэлл повесил трубку, оба коллеги всем своим видом выражали готовность узнать, что происходит.

— Сэнфорд был рейнджером, — объяснил Чо. — Это был один из его старых армейских друзей.

— И?

— И он хочет поговорить с нами.

***


Бывший старший лейтенант Брэйди Уилкс сидел в практически пустом баре, когда туда вошли Чо и Ригсби. Он был афроамериканцем с очень темной кожей, его волосы по-прежнему были коротко подстрижены на армейский манер. Чо, как никто другой из них, мог подтвердить, что некоторые привычки трудно искоренимы. Уилкс потягивал что-то, что было похоже на виски с содовой.

— Вы сказали, что хотите поговорить о Коуле Сэнфорде, — начал разговор Чо, когда они подошли к мужчине.

Уилкс кивнул.

— Мы были друзьями, и до сих пор пересекаемся время от времени.

— Что вам известно?

Мужчина сделала длинный глоток и со стуком поставил пустой стакан на стойку.

— Вы сказали, что пытаетесь найти информацию о нем.

— Я спросил, знаете ли вы о нем что-нибудь, а конкретно — о насилии над коллегами.

— Послушайте, я не знаю, делал ли он подобное, — с горечью произнес Уилкс.

— Тогда расскажи то, что знаете, — попросил Ригсби.

Уилск тяжело вздохнул, бездумно водя рукой по стойке.

— Я разговаривал с ним на следующий день после происшествия. Мы встретились пропустить по стаканчику, и он рассказал мне об этом. Он рассказал, что на одного из агентов напали на благотворительном балу.

— И это было необычно?

— Нет, — объяснил Уилкс. — Необычным было то, как он это сказал. Он продолжал обсасывать эту тему, словно она очаровала его. Даже спустя недели он всё равно поднимал эту тему. Мне это показалось… странным.

Чо и Ригсби обменялись взглядами, решая, кто заговорит первым, чтобы продолжить разговор.

— Вы сказали, что виделись с ним на следующий день после благотворительного бала.

— Да.

— У него были какие-либо ссадины или синяки?

Уилкс ненадолго задумался.

— Да, были. У него на шее были длинные царапины. Он пытался скрыть их, но я заметил. Я даже спросил его об этом.

— И что он ответил?

Мужчина выглядел немного смущенным.

— Он сказал, что встретил на балу женщину… которой нравится грубость. Дословно он сказал: «Я отлично оттрахал эту сучку». — Лейтенант покачал головой. — Я думал, это лишь болтовня.

Уилкс поднял глаза и увидел, что Ригсби и Чо смотрят на него с выражением, представляющим собой смесь ужаса и гнева.

— Вы же не думаете, что он мог сделать это…

Полицейские ничего не ответили.

Не имело смысла.

***


Лисбон отвлеклась на встречу с Бертрамом, что было невероятной удачей для ее команды, которая уже была готова обсудить всё, что узнала. Джейн добыл информацию у бывшей жены Сэнфорда, а Чо и Ригсби рассказали, что узнали от армейского друга. Речь шла о царапинах, что могло стать гарантией победы.

Джейн просто кивал головой.

— Я наблюдал за допросом. Он был зол и унижен, и он обвинял ее. Возможно… возможно я бы заметил, на что он способен, если бы уделил этому больше внимания.

— Это не твоя вина, Джейн, — сказала ему Грейс.

Патрик горько улыбнулся и покачал головой.

— Он сделал это, потому что не сомневался, что сможет избежать наказания.

— У нас достаточно оснований для ордера, — начал Чо.

— Тогда возьми его, — сказал Ригсби. — Нам нужен образец его ДНК.

— Крестик, — отозвался Джейн, приковывая к себе взгляды команды. — У него ее крестик. Он забрал его, как трофей. Мы поняли это, когда нигде не смогли его найти.

— Где, по-твоему, он его держит? — спросил Чо.

Джейн ничего не ответил; просто стоял, уставившись в пространство.

— Джейн? — снова обратился к нему Кимбэлл.

— Мы могли бы получить ордер, — озвучил очевидное Джейн, — мы могли бы арестовать его за это…

Чо скрестил руки на груди и уставился на Патрика.

— Или?

— Или мы могли бы убедиться, что он больше никогда не причинит никому вреда.

Слова Джейна утонули в молчании остальных. Это было действительно неловко, потому что никто из них не хотел, чтобы этот человек жил… но также это было очень трудно осознать.

— Ты имеешь виду — убить его, — озвучил Ригсби.

— Мы все сказали, что можем это сделать, — пожал плечами Джейн.

— А ты сможешь с этим жить?

— После того, что он сделал с Лисбон? О, конечно.

Чо внимательно изучал его взглядом.

— Это то, чего ты хочешь?

Джейн встретился с ним взглядом и кивнул.

— Но речь не о том, чего хочу я… это ее выбор. Пора рассказать ей… тогда мы это сделаем. Всё, что она захочет.

На этот раз… никто из них не знал, какой ответ хотел бы услышать.

***


Лисбон вернулась со встречи с Бертрамом, и сразу же заметила, что вся команда смотрит на нее. Она чувствовала себя так, словно вновь вернулась в то безумие, в котором уже побывала, когда все переживали, что она развалится на части. Только на этот раз Тереза не понимала, почему так.

Войдя в свой кабинет, агент обнаружила там Джейна, сидящего на диване и глядящего на нее с серьезным видом.

— Ладно, — произнесла она, уставившись на Патрика, — что-то не так, и ты тот, кто расскажет мне, что здесь происходит.

Джейн кивнул и указал на место рядом с собой.

— Присядь.

— Джейн, ты меня пугаешь.

— Тебе нечего бояться, — заверил ее Патрик, хотя Тереза не была так уверена. У него был такой же решительный взгляд, который она так часто видела в ситуациях, связанных с Красным Джоном.

Лисбон приняла приглашение и села рядом с Джейном; ее сердце застучало быстрее.

— В чем дело?

Патрик немного помолчал, а затем посмотрел ей в глаза.

— Лисбон… я знаю, кто тебя изнасиловал.

На секунду Лисбон показалось, что он нахлынувшего шока мир сюрреалистично накренился. Кровь в жилах словно застыла, и женщина почувствовала, как руки стали подрагивать от беспокойства.

— Я… ты… уверен?

— Я уверен.

Лисбон вытерла ладони о штаны и попыталась взять под контроль участившееся дыхание; головокружение почти прекратилось.

— Кто?

Это была сама длинная секунда в жизни Лисбон, пока Джейн, наконец, не заговорил.

— Это был Сэнфорд.

Лисбон не смогла сдержать вздох.

— Сэнфорд… заместитель окружного прокурора?

Джейн утвердительно кивнул. Лисбон отвернулась от него, пытаясь осознать услышанное.

— Как… почему… ты уверен?

— Его не было на записях охраны во время нападения, он был военным, и я видел на его руке ожог.

Последние слова Джейна заставили Лисбон дернуть головой и посмотреть на него.

— О Боже… — На глаза навернулись слезы, и Тереза прижала ладонь ко рту. — Я допрашивала его в тот день.

— Он был подозреваемым по делу о фальсификации доказательств.

— Он был так зол на меня… О Боже! Я разговаривала с ним на благотворительном балу! Он предложил мне извиниться, но я отказалась, а потом я… о Боже… — Лисбон спрятала лицо в ладонях, качая головой. Теперь ее била дрожь, и Джейн в утешительном жесте сжал ее колено… но это не слишком помогло. — Он помогал с расследованием, он приходил сюда, я ехала с ним на лифте… О Боже, кажется, меня сейчас стошнит.

Лисбон вскочила и метнулась к мусорному ведру, стоящему у ее стола, где и оказалось всё то немногое, что было в ее желудке. Джейн быстро подошел к Терезе, погладил по спине, а затем притянул в свои объятья.

— Всё в порядке, — мягко проговорил он. — Просто дыши, медленно… просто дыши.

Лисбон несколько минут делала то, о чем ее просил Джейн: вдыхала и выдыхала бесчисленное количество раз в течение месяцев. Часть женщины была зла из-за того, что она так расстроилась… так же сильно, как прежде. Но Тереза знала, что это можно преодолеть.

— Я в порядке, — проговорила она, ее голос звучал надломленно и тихо. Джейн помог ей подняться на ноги, придерживая за спину, и повел обратно к дивану. Женщина еще немного посидела, чтобы успокоиться, хотя руки по-прежнему немного тряслись. — Ты знаешь, почему?

— Он был зол и расстроен, от него ушла жена, и он чувствовал, как всё выходит из-под контроля, — сказал ей Джейн. — И свою злость он выместил на тебе.

— Вот же ублюдок, — покачала головой Лисбон. Она чувствовала, как гнев лавой течет по ее венам, наполняя ее теплом и силой. Это ощущение было чертовски приятным. — Ах он сукин сын! Не хочу иметь с ним ничего общего! Какого черта он решил, что я это заслужила? — Тереза стиснула кулаки, стараясь удержать свои эмоции под контролем. — Что теперь будет?
Лисбон ожидала, что Джейн расскажет ей о планах команды; и была удивлена, когда он одарил ее задумчивых взглядом.

— Есть выбор.

Лисбон удивленно посмотрела на него.

— Что?

Патрик отодвинулся, чтобы посмотреть на агента.

— Мы уже давно это обсудили. Этот человек причинил настоящую боль… он должен ощутить все те страдания, через которые пришлось пройти тебе.

— Джейн… о чём ты говоришь?

— У нас достаточно оснований для получения ордера, — рассказал ей Джейн. — Мы можем обыскать его дом, получить его ДНК и привлечь к ответственности через суд. Мы можем передать это дело в руки двенадцати незнакомцев различного уровня интеллекта, которые могут принять или не принять правильное решение, — теперь Джейн посмотрел Терезе прямо в глаза, — или мы можем убедиться, что у него больше никогда не будет возможности повторить подобное.

Лисбон раскрыла рот, но не произнесла ни звука. Не было необходимости спрашивать, что имел в виду мужчина, но слова сорвались с губ как-то сами собой:

— Ты… ты предлагаешь его убить.

— Я хочу причинить ему боль, — твердо заявил Джейн, — но это не мне решать. Он сделал это с тобой, он навредил тебе. Речь о том, что тебе нужно от нас.

— Но, Джейн…

— Нет, Лисбон, — покачал головой Патрик. — В конечном итоге, всё сводится к тебе. Хочешь ли ты, чтобы он предстал перед судом или нет… мы все готовы принять любые последствия. Итак, Лисбон… что ты хочешь, чтобы мы сделали?

***


Секретарь Сэнфорда пыталась помешать им вломиться в офис ее шефа без предупреждения, но Джейн, Чо и Ригсби хладнокровно отодвинули ее в сторону и прошли мимо. Она была невредима. Ригсби пришлось приподнять ее и переставить на несколько дюймов в сторону, а затем они бросились открывать дверь, прежде чем женщина успела предупредить Сэнфорда об их приходе.

Самый большой отморозок на планете земля сидел за антикварным столом и как раз разговаривал по телефону. Он с удивлением посмотрел на троих вошедших.

— Я вам перезвоню, — произнес Сэнфорд, прежде чем повесить трубку. — Какого черта здесь происходит?

— О, мы здесь, чтобы поговорить о деле Лисбон, — невинно начал Джейн. — Я же говорил, что мы скоро увидимся.

— Возможно, в другой раз, — произнес Сэнфорд. — На данный момент я очень занят.

— Нет, — сказал Чо, аккуратно подавая лист бумаги в руки заместителю окружного прокурора, — сейчас.

Сэнфорд взял листок и быстро прочитал.

— Ордер? Зачем?

— Вы знаете зачем, — холодно проговорил Джейн. — Вам было так весело играть с нами, но ваше высокомерие сыграло против вас.

Как-никак, Сэнфорд был юристом и, следовательно, довольно хорошим актером. И выглядел он очень удивленным.

— О чём вы говорите?

— Мы знаем, что вы изнасиловали Лисбон, — сказал Ригсби.

Теперь Стэнфорду не нужно было изображать возмущение.

— Как вы смеете предполагать подобное?

— Да, как мы смеем раскрывать правду, — сказал Джейн. — Можно подумать, нас обучали, как вести следствие. Боже упаси.

— Вы находите это забавным, — прошипел Сэнфорд.

— Ни в коей мере. Выводить вас из себя — единственное, что удерживает меня от того, чтобы не прибить вас на месте. — Тон его был легкомысленным, но серьезность в его взгляде утверждала обратное.

На самом деле, все трое мужчин едва сдерживали свой гнев, балансируя на грани. Каждому из них хотелось убить Сэнфорда. Единственная причина, почему они не сделали этого - потому что Лисбон сказала им не делать этого. Это, а еще то, что они не смогли выбрать, кто из них совершит сие деяние.

— Отойдите, — сказал Чо Сэнфорду. — Нам нужно обыскать ваш стол.

— И что же вы ожидаете здесь найти? Если бы я навредил агенту Лисбон, то почему бы уликам не оказаться у меня дома или на дне реки Сакраменто?

— Вы взяли трофей, — напомнил ему Джейн. — А так как большую часть времени вы проводите здесь, то хранили бы свои украденные награды где-нибудь в своем офисе.

Ригсби встал рядом с Сэнфордом, блокируя выход, когда Чо стал подходить к столу. Джейн стоял рядом с ним, но не наблюдал за поисками; взгляд его был сосредоточен на Сэнфорде.

— Вы ничего не найдете, — произнес заместитель окружного прокурора, глядя Джейну прямо в глаза.

— Найдем, — парировал Джейн.

— У вас нет доказательств, подтверждающих, что у меня были причины сделать что-либо с агентом Лисбон. Да Бога ради, я пытался помочь вам.

— Да, вы пытались направить нас в неверном направлении, — сказал Джейн. — Вы мерзкий, отвратительный слизняк, наполненный ненавистью к себе и яростью, но вы, конечно же, не дурак. Вы знали, что вашей ДНК нет в системе, и что Лисбон не видела вашего лица. Так что пока мы искали подозреваемых, вы убедились, что мы сосредоточены на ком угодно, кроме вас.

Сэнфорд посмотрел на Джейна и натянуто улыбнулся.

— У вас до сих пор нет мотива.

— О, да это же просто. Лисбон унизила вас на допросе. Вытащила на свет божий ваши проблемы с азартными играми и ваш развод. Вы чувствовали, что жена предала вас и ваши чувства, а Лисбон отразила всё это. А затем, когда она отказалась извиниться перед вами, вы сильно разозлились. Она унизила ваше мужское достоинство, и единственный способ отплатить ей — указать ей ее место. Вы должны были снова почувствовать себя мужчиной. Когда вы увидели, что она уходит — это был ваш шанс.

Сэнфорд холодно улыбнулся и покачал головой.

— Вы не можете ничего доказать из сказанного.

— Сможем.

Чо чертыхнулся и пнул стол.

— Здесь ничего нет, Джейн.

Теперь Сэнфорд улыбался ехидно.

— Как я и сказал, у вас нет доказательств. Я понимаю, что сейчас вы все находитесь в стрессовой ситуации, поэтому не стану воспринимать это на свой счет, но, прошу, покиньте мой кабинет сейчас же, или же я позвоню губернатору.

Это был уже не первый случай, когда угроза была адресована Джейну. Возможно, если бы Патрику пригрозили звонком президенту, это бы вызвало у него обеспокоенность, хотя по-прежнему вызывало сомнения. Джейн поджал губы и уставился на стол. Он даже уселся в кресло Сэнфорда, протянув руки над полированной поверхностью.

— Он антикварный, верно?

— А теперь вам еще и мебель моя не угодила?

— Вовсе нет. На самом деле, стол довольно милый, — ответил Джейн. — И это определенно разновидность стола секретаря. В подобных старинных вещах часто находились небольшие потайные ниши, чтобы прятать ценные вещи и тому подобное. Поскольку юристы никому не доверяют, неудивительно, что вы приобрели этот стол для таких целей.

Джейн вытащил один из ящиков, прощупал его и улыбнулся. Конечно же, в задней части ящика оказалась еще одна ловко замаскированная ручка. Ящик в ящике. Потребовалось лишь слегка потянуть. Патрик обнаружил какие-то бумаги, возможно, мошенничество с налогами или вроде того, — Сэнфорд был тем еще типом, — а под всем этим лежал предмет, который искал мужчина.

Золотая цепочка была порвана и всё еще перепачкана кровью, но крестик был чистым и сверкал, свисая с его пальцев.

— Вы не смогли устоять перед сувениром, — проговорил Джейн. — Особенно — ценным для нее.

Сэнфорд стремительно побледнел, уставившись на подвеску, подписавшую ему смертный приговор. Чо и Ригсби, не теряя времени, заковали заместителя окружного прокурора в наручники и зачитали ему его права. Когда браслеты были защелкнуты, кровь прилила обратно к лицу Сэнфорда, он прорычал в сторону Джейна:

— Эта сучка получила то, что заслужила.

Не надо было этого говорить.

Ригсби заехал ему кулаком по лицу. Было какое-то маленькое чувство удовлетворения в том звуке, с каким костяшки пальцев ударились о скулу, а выступившая кровь радовала еще больше. Сэнфорд мотнул головой, глаза пылали яростью.

— Вы не можете это сделать! У меня есть значок.

— Почему? — холодно поинтересовался Ригсби. — Вы пытались сбежать, а я вам помешал.

— Я это видел, — сказал Чо.

— Я тоже, — отозвался Джейн.

— Вам это с рук не сойдет.

Джейн улыбнулся, глядя на мужчину.

— Сэнфорд, вы напали на копа. Никто не поверит ни единому вашему слову.

На самом деле, Джейн был совершенно уверен, что Сэнфорд окажется «неуклюжим» и случайно столкнется с несколькими стенами на пути в изолятор. Боль по-прежнему оставалась болью, даже если это всего лишь лицо того, кто причинил вред Лисбон. Но если этого будет достаточно для нее, то будет достаточно и для него. Сейчас это всё, что имело значение.

***


Лисбон в тревожном ожидании сидела у себя в кабинете. Она знала, что происходит, знала, что Чо, Ригсби и Джейн приводят в исполнение ордер на обыск в офисе Сэнфорда. Джейн сказал, что они будут искать крестик, который Сэнфорд забрал у Терезы той ночью, затем они арестуют его, и всё будет кончено.

Но что, если Джейн ошибается?

Она уже проходила через это не один раз, и каждый раз сталкивалась с разочарованием. Что, если крестика там не окажется? Что, если Сэнфорд избавился от него? Что, если это единственный раз, когда Джейн ошибся?

Что, если ошибку совершила она?

Тереза присела на несколько секунд на диван, прежде чем подняться и снова начать измерять комнату шагами, задаваясь одними и теми же вопросами снова и снова.
Лисбон как раз обходила кабинет по десятому кругу, когда заметила стоящего в дверном проеме Джейна.

— Что случилось? — с ходу спросила агент. — Вы нашли его? Он сознался? О Боже, он сбежал, да? Джейн, ради Бога, просто быстро скажи мне и избавь от страданий.

Патрик не сошел с места, и Тереза знала, что он просто ждет, пока она остановится и вдохнет. Агент сделала глубокий вдох и снова встретилась взглядом с мужчиной в дверном проеме.

— Ладно… что случилось?

Наконец Джейн одарил ее небольшой улыбкой и шагнул вперед. Тереза решила, что он собирается обнять ее, но вместо этого он вложил что-то ей в руку. Раскрыв ладонь, женщина увидела золотую цепочку, порванную, но такую знакомую.

Крестик ее матери.

Тереза ахнула и прижала ладонь ко рту, а затем смахнула слезы. Потребовалось время, чтобы подобрать слова.

— Я… я всегда боялась, что когда увижу его снова, то почувствую его оскверненным… что всё, о чем я смогу думать, это как он забрал его в ночь, когда меня изнасиловали.

Теперь Джейн сжал ее плечо в милом утешительном жесте.

— И?

Лисбон подняла глаза, больше не было смысла скрывать слезы, и покачала головой.

— Ничего. Я просто вижу перед собой последнюю вещь, которая осталась у меня от матери… последний кусочек меня, который пропал.

Джейн снова улыбнулся и на этот раз притянул Терезу в свои объятья. Слезы всё еще катились по щекам женщины, но она не плакала. То есть она хотела плакать, но теперь за этим чувством скрывалось что-то еще, чего не было раньше.

— Он сознался?

— Почти, — ответил ей Джейн. — Вероятно, он захочет отказаться от своих слов, но, когда вернутся результаты экспертизы ДНК, даже он должен будет признать, что не сможет выбраться.

— Это не значит, что он не попытается, — пробормотала Лисбон.

Джейн отстранился и встретился с Терезой взглядом.

— Ты уверена, что это то, чего ты хочешь? Пройти через всё это?

Лисбон понимала, о чем он говорит. Патрик хотел, чтобы она позволила команде позаботиться о Сэнфорде самостоятельно; Джейн всегда был тем, кто очень серьезно относится к вопросу мести. Тереза вздохнула.

— Я не собираюсь врать и говорить, что часть меня действительно желает видеть его мертвым. Конечно, я и слезинки не пророню, если с ним в тюрьме что-нибудь случится… но я также не хочу, чтобы ты был причастен к его убийству.

— Почему нет?

Тереза встретилась с его пристальным взглядом.

— Джейн, я коп. Каждый день я говорю людям, что верю в свою работу и поддерживаю систему правосудия. Я коп, это часть меня, и если я отступлю от этого… даже всего единожды… тогда это будет значить, что Сэнфорд действительно уничтожил меня. — Она нежно улыбнулась. — Я — специальный агент Тереза Лисбон, вот кем я была до изнасилования… и кем являюсь сейчас. — Лисбон вновь заглянула в глаза Патрика. — Ты это понимаешь?

Джейн коснулся ладонью ее щеки и кивнул.

— Да… я понимаю. Я не прошу тебя ничего менять. Я люблю тебя такой, какая ты есть.

— Я знаю, что ты хотел причинить ему боль, — быстро проговорила Тереза, — но Джейн…

Он прижал палец к ее губам, заставляя замолчать.

— Нет, прекрати. Речь никогда не шла о том, чего хочу я; только о том, что тебе нужно. Это то, что тебе нужно, верно?

Тереза немного помолчала, а затем кивнула.

— Мне нужно дать ему знать, что проиграл, затем я хочу уйти и оставить его с осознанием, что я сильнее, чем он. Вот что мне нужно.

Джейн улыбнулся и крепче обнял ее.

— Тогда это именно то, что тебе нужно сделать.

***


Сэнфорда поместили в комнату для задержанных до перевода в окружную тюрьму. Джейн предложил пойти с Лисбон, но она отказалась. Терезе нужно было пройти через это в одиночку; это был единственный способ доказать ему (да и себе самой), что она — сильная.

Офицер Генри Купер, которого весь мир ласково называет «Купом», стоял у двери. Увидев женщину, он улыбнулся.

— Привет, Лисбон.

— Привет, Куп. Справляешься?

— Рад, что этот день наконец-то настал, — ответил офицер.

— Я тоже. — Лисбон посмотрела на закрытую дверь, а затем на Купа. — Могу я поговорить с ним?

Куп посмотрел ей прямо в глаза.

— Хотите, чтобы я ненадолго отлучился в уборную? Я могу, Лисбон. Ты только скажи.

Казалось, все в здании готовы нарушить закон, если она этого захочет. Тереза улыбнулась ему с благодарностью, и покачала головой.

— Нет, это займет не так много времени. Я просто хочу поговорить с ним.

— Тогда ладно. — Куп открыл дверь. — Удачи, Лисбон.

— Со мной всё будет хорошо, — пообещала Тереза офицеру, прежде чем проскользнуть внутрь.

Сэнфорд сидел, положа перед собой на стол закованные в наручники руки, и просто пялился на свои ладони. Когда открылась дверь, он поднял на нее взгляд. Женщина заметила, как его глаза слегка расширились. Тереза не могла не почувствовать некоего удовлетворения от этого.

— Я здесь не для того, чтобы навредить вам, — сказала Лисбон, — хотя могу. Одно слово, и вам не придется переживать о тюремном заключении. Каково это — хоть раз почувствовать себя беспомощным?

Если мужчину и беспокоила эта неоспоримая истина, то он никак себя не выдал. Он не ответил на ее вопрос, но ему хватила мужества посмотреть Терезе в глаза.

— Чего тебе надо?

— Вернуться во времени и пристрелить тебя в том переулке, — ответила Лисбон, — но мы не всегда получаем то, что хотим. Так что мне придется смириться с тем, что увижу тебя запертым за железной решеткой до конца твоих дней. И я молюсь, чтобы вы застряли там с самым отвратительным уголовником из ныне живущих в качестве сокамерника.

Сэнфорд фыркнул.

— Это всё, что ты хочешь мне сказать?

— Нет. — Лисбон обошла стол. Она наклонилась над его протянутыми ладонями, прикованными к холодной поверхности столешницы. Между ними было расстояние в фут или два, что было куда ближе, чем ей когда-либо хотелось. Ее кожа не стала скользкой. Ее тело не тряслось. Но ярость внутри нее грохотала так же сильно, как раскаты грома.

— Я знаю, что вам понравилось, — проговорила агент. — Знаю, что вы наблюдали за мной. Вы видели, как я страдала, как я была разбита тем, что вы сотворили. Вы решили, что получили желаемое. Вы думали, что украли у меня всё. И какое-то время я тоже так думала. Но я ошибалась. Я всё еще я.

Лисбон чуть наклонилась, подавшись вперед. Теперь мужчине пришлось смотреть ей в глаза. Она хотела, чтобы он видел, что в ней больше нет страха.

— Я не принадлежу вам, Сэнфорд. Никогда не принадлежала. А теперь вы отправитесь в тюрьму. Ваша репутация будет уничтожена, и все те люди, которых вы помогли засадить, будут ждать вас там. Но прежде чем вы уйдете, я просто хотела кое-что вам сказать.
Взгляд ее пылал ненавистью, когда агент проговорила:

— Вы не победили.

Она оттолкнулась от стола и улыбнулась.

— Наслаждайтесь тюрьмой.

Это были последние слова, которые Тереза сказала Коулу Сэнфорду. Она не сомневалась в правильности сделанного выбора.

Всех с последней главой smile Мы надеемся, что она вам понравилась и ответила на какие-либо оставшиеся вопросы.
Остался лишь эпилог, который мы выложим ближе к концу/в конце недели.
Спасибо, что прошли с нами весь этот долгий путь wink


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/205-16245-5
Категория: Наши переводы | Добавил: Deruddy (01.10.2017) | Автор: Перевод: Deruddy
Просмотров: 151 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 5
+1
5 pola_gre   (07.10.2017 19:31)
Совершенно случайно нашли насильника...
Мог спокойно остаться безнаказанным, печально.
Хоть радостно, что все же нашли smile

Спасибо за перевод!

+1
4 Schumina   (05.10.2017 16:20)
Спасибо за главку!

+3
3 робокашка   (02.10.2017 14:43)
о, я б тоже хотела пустить ему пулю между ног, и вторую между глаз

+2
2 GASA   (02.10.2017 13:27)
Цитата Текст статьи ()
Это были последние слова, которые Тереза сказала Коулу Сэнфорду. Она не сомневалась в правильности сделанного выбора.

Абсолютно правильно....променять жизнь на пожизненное в тюрьме...это похлеще смерти

+2
1 NJUSHECHKA   (01.10.2017 23:43)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]