Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2605]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4824]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15131]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14441]
Альтернатива [9027]
СЛЭШ и НЦ [9051]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4376]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Новости скоро появятся...


Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

The Selkie Wife
Времена правления Кровавой Мэри Тюдор. Эдвард пленил Беллу, чтобы та растила его дочь. Он пообещал, что когда-нибудь отпустит ее, но случится ли это? Дворцовые интриги и опасности подстерегают на каждом шагу. Смогут ли они и их обретенная любовь выжить?

Король моего сердца
Юной принцессе предстоит понять, что не всегда зажегшаяся в сердце искра перерастает в пламя.
Что можно простить предательство, совершенное врагом, – но не принять руку помощи, протянутую другом. Что чаша весов между собственным счастьем и Долгом очень редко склоняется в желаемую сторону.
И что даже в простом наемнике можно отыскать своего Короля…

Тот самый день
Врачу известно о моей любви к писательству. Она приносит мне немного белой бумаги и несколько острых карандашей. Сажусь за стол и замираю. О чем мне написать? Как? С чего начать?

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13504
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Шепот ветра

2020-4-1
47
0
Название: Шепот ветра

Категория: Авторские истории. Другие фандомы
Фандом: Звездные войны
Авторы: Валлери и Миравия
Номер обложки: 36
Жанр: Sci-fi, Angst, Romance, Fix-it
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Рей/Бен
Саммари: Она слышала голос Бена в шелесте листвы и мощных ударах штормовых волн, видела его силуэт в каждом зеркальном отражении. Многократно повторенный за ее спиной, он молча стоял позади и словно пытался ей донести, что она все еще не одинока.





Часы, дни текли своим чередом, складываясь в недели, наполненные триумфом после победы. Последний Орден, флот ситхов, восставший из мертвых по воле воскресшего императора Палпатина, был повержен, как и армада Кайло Рена. Разбегающиеся враги захвачены в плен или убиты.

Повстанцы всей Галактики, сбившиеся в огромную, доселе невиданную по размерам армию разнокалиберных кораблей, праздновали победу Сопротивления, и вместе с ними ликовали и другие солнечные системы, надеясь на наступление мира, когда не нужно будет бояться очередного выстрела сверхоружия, способного уничтожать целые планеты.

В джунгли, окружающие старую базу повстанцев на Эджан Клоссе, их основном командном пункте последние годы, один за другим приземлялись союзники. Воздух звенел от смеха и слез. Победа далась огромной ценой, но все отлично понимали, что жертва была оправданной. И теперь сражавшиеся против Палпатина снова, как много лет назад, собрались вместе, чтобы почтить память, обнять друзей. В искрах костров увидеть то будущее, о котором мечтали, и в последний путь проводить погибших друзей. Тех, кто отдал жизни за то, чтобы они могли здесь быть.

Всех объединяло одно желание: наконец-то разорвать порочный круг, когда праздники даются слишком дорого. Хотелось, чтобы чествование победы не требовало таких жертв, а превратилось в годовщину, в светлую дату, не обесцененную последующими событиями, когда ростки зла не вырвали до конца, и все началось заново. Хотелось принести мир исстрадавшейся Галактике.

Постепенно ликование затихало, бойцы сопротивления разлетались по родным планетам, возвращаясь к обычной жизни и своим покинутым семьям. База опустела, тут остались те немногие, кому некуда было идти. И те, кто планировал заняться бесхозными кораблями, приспосабливая их к мирной жизни.

Рей одной из последних оставила этот зеленый мир, когда стало уже ясно, что делать здесь ей нечего. Войны больше не угрожали Галактике, тайны своего прошлого, какими бы неприятными они ни оказались, она раскрыла, а что будет делать дальше, пока не знала вовсе. Ушла в Силу принцесса Лея, соединившись с братом, и не у кого было спросить совета. Отныне решения Рей предстояло принимать самой, и от всего пыла сражений осталась лишь невыносимая тоска, сжимавшая сердце и гнавшая прочь из места, обезлюдевшего и тоскливого, полного боли по несбывшемуся.

«Тысячелетнего сокола» Рей по праву отдала Чуи, себе выбрав один из старых транспортников, который отремонтировала, подкрасила и обновила. Вместе с Би-Би-восемь она отправилась в одинокое путешествие, намереваясь обрести хоть какой-то покой, которого лишилась после трагических событий на Экзеголе.

Бен Соло. Его имя постоянно крутилось на языке, его образ не прекращал появляться во снах и воспоминаниях, отравлял вкус победы горечью личного поражения. Его улыбка, которую она успела увидеть всего один раз, его настоящее, полное живых человеческих эмоций лицо, горящие радостью и удивлением глаза, когда она его поцеловала, - все это заволакивалось тьмой, когда на смену светлому воспоминанию приходила картина его смерти.

Он отдал свою Силу до последней капли, чтобы вернуть Рей к жизни, и в миг триумфа, когда они одержали верх над злом, Рей потеряла самое главное, что многие месяцы подпитывало ее дух, вело к цели, - надежду. Надежду не просто вернуть Бена к Свету, но и разделить его с ним, воспользоваться шансом им обоим начать наконец-то по-настоящему жить, а не бежать по колесу непрекращающихся сражений с врагом и собой… Ту самую надежду, которая дала ей возможность исцелить Кайло на Кеф-Бире, делясь с ним своей силой. Этот долг он успел отдать сполна, но сам ушел, и без него эта победа имела горький привкус опустошения и одиночества. Рей вернулась ровно к тому, с чего начала свой путь на Джакку – опять была одна.

Все, что осталось от Бена – черную одежду, павшую на землю, - она бережно сохранила как напоминание о том коротком миге озарения, той особой связи, сплотившей на мгновение их сердца воедино, позволившей ощутить, как это могло бы быть, если б Бен выжил. Краткая вспышка обжигающей взаимности, сменившаяся привычной внутренней пустотой – новым циклом бесконечного одиночества, в котором Рей существовала с раннего детства, и который так стремилась прервать. Одиночества, которое все же не было полным благодаря оставшимся с ней воспоминаниям. Она слышала голос Бена в шелесте листвы и мощных ударах штормовых волн, видела его силуэт в каждом зеркальном отражении – как в той мрачной пещере на Эйч-То. Многократно повторенный за ее спиной, он молча стоял позади и словно пытался ей донести, что она все еще не одинока. Но едва она сосредотачивалась на видении, желая разобрать отдельные слова, разглядеть лицо призрака Бена - как смогла увидеть Люка и Лею, - видение исчезало, унесенное безжалостным ветром.

Все изменилось на Татуине. Рей отправилась туда, решив именно там спрятать мечи Скайутеров «до новых темных времен» - которые, как она надеялась, никогда больше не наступят. Здесь когда-то все началось, здесь таилась скрытая угроза, но тут неожиданно нашлась и надежда. Где, как не здесь, следовало поставить точку? Никого не осталось из ситхов и джедаев. Лишь она сама продолжала жить, как воплощение баланса силы. Древнее пророчество исполнилось, история подошла к концу, и надо было оставить прошлое позади и шагнуть вперед… Но только забыть никак не получалось. Терзало чувство, что эта потеря – её вина. Не сделала все, что могла. Где-то что-то упустила... Ошиблась.

Рей надеялась, что, расставшись с мечами Люка и Леи и наконец-то создав собственный клинок, сможет обрести спокойствие, но едва пески сомкнулись над тряпицей с оружием, как в жарком пустынном мареве возник силуэт с горящим красным мечом, и голос Кайло Рена, искаженный шлемом, куда более отчетливый, чем последние недели после его смерти, раздался прямо в разуме: «Идём со мной».

Призрак двигался целеустремленно: длинный плащ развевался за спиной, алый меч мерцал и потрескивал, электризуя горячий воздух, бросая отблески на песок. Так же, как в лесах Такоданы, где Кайло Рен когда-то захватил ее в плен.

«Помоги мне», - шепот ветра вздыбил волосы на затылке Рей и заставил обернуться. С противоположной от воплощения зла стороны стоял Бен-человек, протягивая руку в приглашающем жесте. Смоляные пряди опускались на лоб, наполовину скрывая сосредоточенный теплый взгляд.

Это не был призрак Бена, созданный Силой, подобный Люку и Лее, который она столько раз надеялась увидеть, нет. Скорее, это было похоже на те видения, которые возникали между ними и прежде - нерушимая, пронзающая любые расстояния ментальная связь, доступная только им. Связь возникшей Диады.

Видение длилось недолго, и, казалось, растаяло без следа, но оставило еще более щемящее чувство тоски. Оба они – и Кайло, и Бен, - держали Рей настолько прочно, что даже смерть не смогла их разлучить. Словно молнии Палпатина только упрочили связь, и теперь Рей неудержимо влекло вслед за Беном, где бы он ни находился. По словам императора, они были Диадой. И после смерти Соло-младшего не перестали ею, похоже, быть.

Вернувшись к транспортнику, Рей бросилась за кресло второго пилота, где в ящике лежали вещи Бена. Нуждаясь сейчас хоть в какой-то эмоциональной поддержке, Рей прижала рубашку Бена к лицу, вдыхая запах, уже совсем почти выветрившийся от времени.

Шелковая ткань змеей просочилась меж пальцев и медленно опала невесомой полупрозрачной массой, сквозь которую можно было разглядеть неоднородный скелет корабельного пола. Склонив голову, Рей озадаченно и весьма удивленно уставилась на необычное явление. В ее разуме возник калейдоскоп хаотичных предположений от сомнения в собственном разуме до идеи, что она все еще во власти видения.

Ей потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя и убедиться: она не спит и не находится под чьим-то влиянием. Вокруг по-прежнему не было ни единой живой души. И даже не совсем живой тоже не было. Медленное дыхание помогало, мысленное обращение к Силе всегда имело эффект, рассеивая иллюзии. Но не в этот раз. Похоже, увиденное иллюзией не являлось: одежда продолжала просвечивать, медленно истаивая. Не понимая, что творится, девушка зажмурилась и ущипнула себя за руку - и тоже не сработало. Дрожащими пальцами коснулась ткани - та ощущалась еще материальным предметом, но как-то странно.

На несколько мгновений Рей охватила паника, но это чувство она отлично умела брать под контроль, и на сей раз старые навыки опытной жительницы пустыни пришли на помощь. Несколько глубоких вздохов позволили отбросить лишнее и погрузиться в воспоминания, ища отгадку происходящего, перебирая знания в надежде увидеть подсказку. Пытливый ум Рей никогда не отмахивался от знаков, а во всем этом было что-то удивительно знакомое. Но откуда? До сих пор предметы либо существовали, либо были иллюзорными...

Ну да, конечно! В памяти возникла принцесса Лея, словно наставница вняла зову и пришла на помощь. Рей вспомнила разговор после битвы на Крэйте, когда генерал поведала о прощании с братом. В тот раз, перед тем как Люк выступил один на один против Кайло, давая повстанцам время для побега с планеты, он успел навестить сестру и оставил ей маленький сувенир – золотые кости Хана Соло. Памятная вещь, с которой старый контрабандист не расставался почти всю жизнь, благодаря которым он выиграл «Тысячелетний Сокол»; личный символ удачи. Они оказались искусной подделкой разума, порождением силы, таким же, как сам магистр Скайуокер. И исчезли, как только Люк на Эйч-То слился с Великой.

Одежда Бена Соло явно пыталась проделать тот же трюк, только гораздо медленнее, чем кубики.

- Ты жив… - потрясенно выдохнула Рей одними губами. Схватив ускользающую ткань, девушка закинула ее на сидение второго пилота и устроилась в кресле, торопливо пристегивая ремни и заводя двигатели. Следовало спешить. Судя по состоянию одеяния Бена, у нее было мало, очень мало времени.

*********

Первым делом она проложила путь в Неизведанные регионы - туда, куда надеялась никогда больше не возвращаться. На планету, столько лет укрывавшую Палпатина. Именно там, полагала Рей, могло остаться тело Бена, бездыханно лежащее в руинах. Он вполне мог добраться до Экзегола на каком-нибудь ржавом корабле, но в последний момент понять, что не успевает на выручку Рей, и воспользоваться помощью Силы.

Весь полет она ругала себя: как можно было не вспомнить об этом, не подумать, увидев без следа истаявшее тело? Бена обучал сам магистр Скайуокер! Он мог передать ученику умение создавать свою проекцию с помощью Силы. Рей злилась: ну почему, почему она не удостоверилась в смерти Бена, сразу приняв ее факт?

По прибытию Рей обыскала развалины храма ситхов, существенно пострадавшие от ударов повстанческих истребителей и взрыва Силы, убившего Палпатина и разрушившего трон. Спустилась в расщелину, куда Палпатин отбросил Соло, обыскала каждый дюйм пространства, каждое нагромождение камней, взывая к Бену с помощью мысленной связи, которая прежде так громко и ярко срабатывала, что позволяла даже прикоснуться друг к другу физически через любое расстояние.

Ничего. Здесь не было его останков, равно как и призрачного духа, как и ощущения его ментального присутствия. Здесь, в черной бездне, завывало только абсолютное одиночество ледяного ветра, а в округе поселилась одна лишь смерть.

Не теряя надежды, Рей внимательно осмотрела место сражения Бена с рыцарями Рен, ища какие-либо следы или знаки, - хотя обостренные чувства давно подсказали ей, что Бена здесь нет. Она обошла заснеженные просторы, изъязвленные взрывами и усыпанные остовами поверженных кораблей Последнего Ордена, ставшие могилами для тысяч и тысяч безымянных вражеских солдат – чьих-то детей, отнятых когда-то у матерей и обученных убивать ради непомерных амбиций Палпатина.

Корабли пылали тут неделями, отравляя воздух безлюдной планеты, но теперь, затухнув или перегорев дотла, они вздымались ввысь корявыми полуразрушенными бортами, покрытыми копотью, пеплом и свежим снегом, постепенно превращающим окрестность в покрытое белым саваном кладбище. Здесь не было жизни, ее всю выжгло войной, и лишь остаточные эманации страданий тысяч людей мешали дышать, тяжелыми гирями повисая на плечах и ногах.

Сердце Рей стиснуло болью потерь: слишком многие нашли здесь свои могилы. Настигло то самое неприятное чувство стыда, не позволяющее спокойно спать по ночам: она могла сделать больше. Могла быть сильнее, лучше.

Вернувшись к своему транспортнику и заметив возле пологой стены храма космический корабль, прямым попаданием расколотый надвое - по всей видимости, даже не взлетевший во время битвы с земли, - Рей направилась к нему. Слабый импульс энергии магнитом тянул вперед, пронизывая пустое пространство мертвой планеты дыханием едва теплящейся жизни.

Жизнь на могильнике войны, посреди бесконечного множества смертей, сбивала с толку и толкала проверить, не оставлять живое существо медленно ждать конца, чужак это был или друг. Невольно пробуждала болезненные воспоминания о потерях, едва утихшие за прошедшие недели в сердце Рей. Бойцы сопротивления и их враги полегли здесь сотнями и никогда не вернутся к своим семьям. Рей жалела о гибели друзей, но тысячи мальчиков и девочек, служивших Первому Ордену не по своей воле и нашедшие вечный покой далеко-далеко от дома, тоже вызывали ее сочувствие.

Потери этой войны были неисчислимы, и Рей оплакивала каждую из них. Люк, прикрывший отход разбитого Сопротивления ценой своей жизни; Лея, совершившая жертвенный ритуал; а теперь и ее сын, павший жертвой злобного ситха уже после того как выбрал правильный путь. Успел ли он увидеть мать, также как Рей посчастливилось встретиться с ее мерцающим в мареве жара песков Татуина силуэтом, и если да, что сказал бы ей? Как повел бы себя его отец, если бы мог появиться среди призраков Силы, простил бы он сына за то, что тот убил его собственной рукой? Что думал об этом кощунственном поступке сам Бен, и когда был Кайло Реном, и после того как оставил эту судьбу?

Воспоминание о смерти Хана было мучительным, тяжелым, оставившим незаживающую рану на сердце и до сих пор не позволяющим забыть подробности той встречи с Кайло. Теперь Рей было очевидно, что младший Соло уже тогда был во власти Палпатина, руками Сноука манипулировавшего последним из Скайуокеров, извращенно мстя за прошлое поражение. Это все объясняло, но принять до конца не помогало то, кем тогда был Бен. Слишком долго Рей видела в Кайло воплощение зла. Слишком на многое он решался, творя жестокость своими руками, стремясь походить на знаменитого деда в его худшие годы. Слишком далеко зашел по дороге тьмы. И не все, далеко не все можно было оправдать коварством Палпатина. Бывший император лишь подталкивал Бена к темному пути, но не заставлял – вступил тот на него сам. Вряд ли Рей могла просто забыть об этом.

Было бы ей проще, если бы на той скале в ее руках умер не Бен Соло, а Кайло Рен? Смерть врага казалась бы не настолько болезненной? Или Рей саму себя обманывала, и тогда, и сейчас, и ей было бы одинаково больно? Она это поняла еще тогда, когда на «Звезде Смерти» пронзила Рена световым мечом.

Кем был для нее Кайло Рен – или, лучше казать, Бен Соло, человек, с которым их связала судьба настольно прочно, что разрубить узел и у смерти не получилось? Жаль, что у них было слишком мало времени, чтобы ответить на эти и другие вопросы. Всего лишь несколько секунд, во время которых Рей успела ощутить нерушимое единство их ментальной связи, глубокое родство их одиноких душ, и тут же потерять… Узнать, каково это, когда такая связь рвется, причиняя невообразимую боль и оставляя еще более пустым того, кому не повезло выжить.

Шанс получить ответы у нее теперь был, если Бен действительно окажется жив и Рей удастся его спасти. Им многое следовало друг другу рассказать, многое решить и еще больше почувствовать из того, чего до сих пор не было позволено.

- Подожди меня здесь, - строго сказала она Би-Би-восемь, следующему за ней по пятам и с явным опасением поглядывающему на громады разрушителей. Она не хотела, чтобы механический друг провалился в какую-нибудь дыру, из которой его будет сложно вызволить. Робот издал звуки неодобрения, но все же остался, взволнованно поглядывая Рей вслед.

Комфортабельная большая яхта, смотревшаяся среди военных кораблей чуждо, была прошита снарядом насквозь и разломана напополам, в месте попадания измята и обуглена. Внутренние переборки почернели от бушевавшего тут недавно огня. Но сохранилась она лучше, чем участвовавшие в сражении разрушители, мимо которых Рей бродила недавно, превратившиеся в мертвые груды оплавленного металла.

Едкий запах кисловатой гари засаднил в горле, когда Рей пробралась в нутро корабля, двигаясь по наклоненному под неудобным углом коридору. Рей осторожно, ощупывая непрочный пол ногами, двигалась вперед, одержимая стремлением найти необъяснимый источник энергии – единственный пульс жизни на этом пепелище. Включив фонарь, она прошла обугленную, почти полностью разрушенную часть корабля, едва не провалившись в нескольких местах, и углубилась в почти не пострадавший жилой отсек, где стены мерцали слабым голубоватым свечением, подсказывая, что где-то чудом сохранился работающий генератор.

«Тут нет жизни, - с прискорбием осознала она через несколько шагов, не обнаружив ничего интересного. – Всего лишь остаточное электричество…»

Она почти развернулась и ушла: Бен не мог сюда никак попасть, а ничто другое ее не интересовало, - когда вдруг натолкнулась взглядом на ряды прозрачных зеленоватых трубок, проложенных по стенам. Они исходили из нескольких лабораторных резервуаров, наполненных различными химическими жидкостями, и вели к единому центру, как лапы большого синтетического паука, чудом уцелев при взрыве.

Рей направила луч фонаря на стену, к источнику мерцания. Там обнаружилась старая заиндевелая капсула стазиса, сплошь покрытая толстым слоем ледяных кристаллов и налипшего на них пепла. Посветив кругом, Рей обнаружила еще одну капсулу пустой, а рядом с пультом управления несколько мертвых тел; красные одежды подсказывали, что это была охрана Палпатина - алая гвардия. Рей поняла, что находится на личном космическом корабле лидера ситхов, которым тот намеревался воспользоваться после воскрешения для достижении плана захвата мира, возглавив флот.

За прозрачным пластиком смутно виднелось чье-то лицо. Рей понадобилось минут десять мучений, чтобы отбить куски льда и разглядеть человека, погруженного в глубокий криогенный сон. Когда усилия увенчались успехом, Рей отпрянула, от шока выронив резко погасший меч и споткнувшись обо что-то ногой. Затем, учащенно дыша от потрясения, прильнула к прозрачному пластику: внутри находился ни кто иной, как Хан Соло.

Старческие черты отца Бена были спокойными, волосы – по-прежнему седыми, глаза закрытыми. Если надежда и могла на короткий миг возникнуть, в том, что Хан жив, то сразу исчезла, как только девушка взглянула на жизненные показатели: увы, они отсутствовали. Тело Хана Соло находилось здесь, сохранялось в капсуле стазиса бесконечно долго неповрежденным, без признаков разложения, рана от смертельного удара мечом была зарубцована и излечена, но дух уже блуждал где-то далеко, ушел навсегда туда, откуда не возвращаются, и был вне досягаемости любого, даже самого могущественного существа.

Рей зарычала от ярости, достроив в уме коварный план Палпатина влиять таким образом на Бена, манипулировать им. Намеревался ли он соблазнять Бена обещанием воскресить отца тем же способом, которым вернулся из мира мертвых сам, с помощью древних техник ситхов либо силы Диады? Мог ли он угрожать Бену чем-то, связанным с отцом, использовать для достижения своих целей эту слабость сына, подчинить своей воле в случае неповиновения? Либо просто сохранил тело, как вечное наказание за самый страшный поступок Кайло Рена, красноречиво напоминающий, что пути назад не существует?

Теперь это вряд ли имело значение. Палпатин был мертв. Но сама мысль, что жестокий император собирался причинить Бену боль, сломать его дух и волю, вызывала ярость. Необузданную, дикую, столь сильную, что перед глазами замелькали золотые искры.

Пришлось остановиться и зажмуриться, вспоминая уроки принцессы Леи, постепенно погружаясь в медитацию, прогоняя лишние эмоции прочь. Ведь стоило им поддаться, и под ногами раз за разом выстилалась дорога, ведущая во Тьму. Рей слишком легко ей уступала всегда. Пусть из благих намерений - как тогда, над пустыней Пасааны, где ее безумное желание победить Кайло Рена, доказать ему, что она никогда, ни за что не будет с ним, привело к гибели невинных пленников. И пусть Чуи не оказалось на том корабле, лучше ситуация стала от того не намного.

Темная сторона не перестала манить со смертью Дарта Сидиуса, скорее наоборот. Так легко было протянуть руку и взять оставшуюся бесхозной Силу. Так просто было сделать шаг, поддавшись внутреннему голосу. Вот только тем самым она обесценит смерть Леи и Люка. Лишит смысла победу, давшуюся слишком дорогой ценой. А на подобное Рей пойти не могла, потому держалась.

Потеряв несколько бесконечно долгих минут, но всё-таки совладав с ураганом чувств, Рей отлевитировала капсулу стазиса на свой корабль, чтобы с должными почестями похоронить Хана Соло рядом с могилой Леи, когда рано или поздно доберется до бывшей базы сопротивления.

Больше ей на Экзеголе делать было нечего, и девушка поторопилась покинуть проклятое место, где сама земля была пропитана злобой Дарта Сидиуса, а обугленные остовы кораблей грозили вот-вот заговорить его голосом, напоминая о ее родстве с темным императором. Этому страху она пока не готова была заново смотреть в глаза. Зато была способна с ним бороться, что уже было неплохо.

*********

Следующим пунктом назначения стал Кеф-Бир. На этом океаническом спутнике Эндора Кайло и Рей виделись в последний раз перед его смертью. Именно там они сражались долго и ожесточенно, и она неожиданно сумела одержать верх, проткнуть его мечом. А затем, не в силах видеть его умирающим, упала на колени и сама же, своею рукой, залечила смертельную рану.

Почему она тогда поступила именно так? Не было ответа. Это стало неожиданностью для нее самой. Она поддалась порыву, ей неведомому. Лишь на одноместном истребителе Кайло, схватившись за штурвал, Рей осознала, что позволила Верховному Лидеру продолжать существовать, убивать ее друзей, мучить ее саму… а ведь тогда она еще не знала, что ее поступок станет отправной точкой для возвращения Рена на светлую сторону. Все это произошло непроизвольно, как-то само собой – она просто не смогла дать ему умереть. Это был порыв, продиктованный тем, чего она не понимала.

Возможно, это Сила подсказала ей, как нужно поступить, исподволь управляла ею, предостерегая от последствий. Либо внутри Рей тлела уверенность в том, что Кайло Рен не сумел поглотить Бена Соло до конца – она знала это, после того как, оказавшись привязанной к пыточному креслу во время первого их противостояния, пролезла в его голову и увидела, что на самом деле творится у него на душе. Сколько боли и переживаний скрывает Кайло Рен. Сколько слабости таит перед тем, кого презирает – перед самим собой, Беном Соло. Рей знала, что однажды может наступить момент, когда Бен окажется сильнее своего темного воплощения, и тогда Кайло Рен падет. Вот почему стоило его спасать и тогда, и сейчас.

У нее было не так уж и много предположений, где он мог находиться. Экзегол был одним из них. Вторым стал спутник Кеф-Бир – место, где они сражались на разрушенной «Звезде смерти».

Старый транспортник позволил Рей достигнуть системы Эндора за несколько часов, которые она без особого успеха пыталась потратить на отдых. Сон не шел. Глаза сами собой испуганно распахивались от глубоко сидевшей тревоги, взор стремился к черным одеждам, едва различимым на ткани кресла. Пока еще видимым, но время утекало, как песок сквозь пальцы. Слишком поздно девушка взялась за миссию спасения. Слишком поздно о многом задумалась.

Вдобавок Рей снова преследовали голоса. На этот раз они раздавались с ее же корабля, откуда-то из грузового отсека, из-за перегородки.

Движимая любопытством, Рей поднялась и на цыпочках проследовала туда. Приглушенное красноватое освещение позволяло разглядеть тюки с продовольствием, тихо дремлющего в уголочке Би-Би-восемь и мерцающую капсулу стазиса, подключенную к энергоблоку корабля. Рей не видела ни живых людей, ни призраков, но, закрыв глаза и потянувшись к источнику звука с помощью Силы, смогла различить слова.

«Слишком поздно, - повторял голос Бена ее собственные недавние размышления, так что поверить, будто это не иллюзия и не сновидение, было довольно трудно. – Я ушел по этой дороге так далеко, что нет уже пути назад».

«Нечего спасать, пойми, отец, - Бен спорил с Ханом, которого Рей слышать не могла, но представить, что именно так могли беседовать отец и сын, было вполне реально. Рей успела узнать Хана Соло довольно хорошо, а потому верила, что он нашел бы в себе силы простить сына. Если бы Бен и Хан могли поговорить, если бы Хан не был мертв, а Бен – не находился неизвестно где, именно это они сказали бы друг другу при встрече.

«Я хотел повторить путь деда, равнялся на него... Что ж, мне удалось достичь многого из того, чего достиг он, но хвастать тут, как оказалось, нечем. Однако кое в чем я превзошел его: сумел сделать большее, чем получилось у Энакина Скайуокера. Рей жива».

Я догадывался о цене, пап, но если я о чем-то и жалею, то только не об этом. Рей должна была выжить! Ты знаешь ответ: кто из нас двоих больше достоин существовать, чьи поступки ведут на какую дорогу. Мое желание было исполнено, усилие вознаграждено, и расплата за это не важна. Я умираю с добрым чувством, что сделал в конце хоть что-то стоящее.

Я хочу этого, пап, не держи меня. Бороться? Во мне таких сил уже не осталось. Вокруг темнота, и я не знаю, где нахожусь. С каждым днем лишь больше слабею. Мое сражение проиграно. Осталось только слиться с Силой и увидеть деда там. Услышать наконец-то его голос, а не наваждение Палпатина – это будет настоящим подарком».

Можно было только догадываться об ответах Соло: о пути Дарта Вейдера, о его раскаянии и возвращении к свету, о самопожертвовании и о том, как он погиб, спасая Люка. Бену действительно кое в чем удалось пройти путь деда, даже финал оказался одинаков: если ей не удастся спасти Соло-младшего, он, подобно Энакину Скайуокеру, останется в истории для большинства палачом императора, а не тем, без кого победа бы не состоялась…

Безмерно хотелось прервать традицию. Чтобы не смерть стала искуплением, а жизнь. Возможно, тогда Дарт Сидиус не потревожит уже этот шаткий мир, навсегда оставшись в прошлом.

«На сей раз Сидиус не воскреснет, - в голосе Бена звучала убежденность в ответ на сомнения девушки. – Мы уничтожили его лабораторию и всех его слуг. Да и Рей не позволит. И тогда моя смерть обретет смысл».

Она закусила губу. Бен верил в нее больше, чем сама она в себя. Способна ли она была на что-то повлиять, вновь оказавшись в одиночестве? Как могла удостовериться, что прошлое не повторится, и история не зайдет на новый круг? Ведь она была всего лишь недоучкой, только-только начавшей приобщаться к Силе, до мастерства настоящих джедаев ей было ой как далеко. Многое было дано ей от рождения, но умела и знала она совсем мало! И не осталось уже учителей, которые помогут правильно применить свои способности и не совершить новых ошибок.

Бен хотел стать ее учителем, мог им стать, но она не приняла его руки. Сейчас Рей видела единственный путь: разыскать младшего Соло, и тогда мир будет защищен. Две половинки одного целого, вместе они сделают больше, чем она одна. Только тогда они смогут быть уверены, что Палпатин никогда не вернется вновь. Бен знал больше Рей и куда лучше умел управляться с Силой.

Помотав головой, стряхивая навязчивое наваждение, Рей вернулась в постель. А наутро не могла вспомнить, реальность это была или сновидение.

*********

Планета изменилась с последнего здесь появления: бесконечная степь, над которой летела Рей, была укрыта снегом, а пески на побережье стали похожи на высокие гребни золотистых волн с пенно-белыми верхушками.

На границе степи и песков она заметила небольшое поселение, а вокруг него множество живых существ: местные праздновали какое-то событие. В воздух взмывали разноцветные ленты. Рей успела разглядеть ипподром, на котором шли бега. Те самые лошади, что выручили их в бою на Экзеголе, одетые в яркие попоны, понукаемые наездниками, неслись к финишу, вздымая копытами золотисто-белые фонтанчики песка и снега. Болельщики поднимали руки с лентами и флагами, вскакивали и качались из стороны в сторону, довольные происходящим.

Такой знак мирной жизни радовал: значит, люди смогли преодолеть кризис очередной галактической войны, раз возвращаются такие традиции, как маленькие праздники.

Рей запомнила место и отправилась дальше: возможно, ей придется заглянуть сюда, если в обломках старой «Звезды Смерти» ничего найти не удастся, в надежде на то, что местные жители могли что-то знать или видеть.

Посадив транспортник на высоком обрыве, напротив торчащих из-под воды осколков планетоида, Рей застегнула меховую куртку, укутавшись от пронизывающего зимнего ветра, и, прищурившись, взглянула на свою цель. Берег был усеян изломанными огромными глыбами льда, нагроможденными друг на друга штормами. Где-то в полумиле отсюда бесновались волны, накидываясь на замерзший край точно драконы, грызущие и грызущие крепкий лед, заставляя его скрипеть и лопаться от давления, ежечасно добавляя рисунку новых неровных линий.

Место было опасным – гораздо опаснее, чем обычные волны, который Рей пришлось в прошлый раз преодолеть. Она могла соскользнуть и застрять в узкой расщелине, могла провалиться под лед и захлебнуться в холодной воде, могла попросту упасть с высоты и насмерть разбиться. И не было средства, позволяющего одолеть этот пугающий отрезок пути – корабль был слишком велик, чтобы приземлиться прямо на «Звезде».

Совета ждать было неоткуда, на этот раз никакие бывшие имперские штурмовики не пришли на помощь одинокой гостье. Наступивший мир успел притупить бдительность, и корабль никого не заинтересовал, так что Рей оставалось надеяться только на себя. Получше закрепив меч на поясе и покрепче сжав два изогнутых кинжала, девушка бросилась на ледяные волны, как на гигантского могучего врага, вонзая лезвия в его твердую, но хрупкую плоть.

Лед крошился, но выдерживал вес. Раскачиваясь как на трапеции, Рей совершала прыжок за прыжком, спускалась с вершины и вновь взбиралась на следующую, не зная ни страха, ни устали. Ее Сила росла, вливалась бурлящим потоком в самое сердце, наполняла мускулы, осязая совсем рядом слабое мерцание Силы Бена. В шуршании скатывающихся крупинок Рей слышала слабый вздох Бена: «Помоги», а в мельком ухваченных ледяных отражениях видела высокую темную фигуру за своей спиной, могла рассмотреть напряженное нетерпеливое лицо, темные глаза, взволнованно следящие за каждым ее безрассудным движением. Жив он или мертв, но Бен Соло находился где-то здесь, – в этом Рей была теперь абсолютно уверена. И чем ближе она оказывалась к «Звезде», тем сильнее ощущала его присутствие.

Наверху все осталось по-прежнему, разве что с наступлением морозной зимы планетоид утратил подвижность и застыл, скованный со всех сторон льдом, окруженный прозрачными глыбами, как причудливой короной неведомого мертвого великана. Рей ходила по местам, где они бились насмерть с Кайло Реном, заглядывала во все рваные отверстия в корпусе, вначале надеясь найти его давно остывшее тело, затем – хотя бы какие-то следы. Но даже крови его не осталось на металлической обшивке, все смыла вездесущая океанская вода.

Через несколько часов поисков, усевшись на обледенелый выступ, Рей уронила голову на руки, не зная, что еще может предпринять. Это была конечная точка ее плана; если Бен и мог где-то еще обнаружиться, кроме Неизведанных регионов, то лишь здесь, где она бросила его без космического корабля, посреди бушующего океана, без средства спасения. Он был сильным. Но даже он не смог бы преодолеть те волны вплавь. По крайней мере, не сразу, не в тот же день. К тому же она не могла ошибиться, чувствуя его присутствие прямо сейчас. Он был где-то здесь, но как найти его, не имея никаких ориентиров, только слабое, не имеющее центра, притяжение его тающей силы?

Мысленно Рей пыталась восстановить цепочку событий, исходя из того, что ее невероятная теория верна. Вот она покидает Кеф-Бир и направляется на Эйч-то, намереваясь остаться там навеки в качестве отшельницы. Истребитель Кайло Рена, гораздо более быстроходный, чем ее нынешняя старая посудина, доставил девушку до места назначения в считанные часы, за которые Бен не успел бы не только найти себе другой корабль на этой богом забытой планетке дезертиров и контрабандистов, но и, с большой долей вероятности, одолеть штормовые волны, отделяющие «Звезду Смерти» от берега, ведь затишье обещали только к утру. Благодаря призраку Люка на Эйч-то Рей пробыла совсем недолго, устремившись на Экзегол. Можно было утверждать однозначно: девушка располагала огромной форой. И дальнейшие события развивались слишком стремительно, чтобы Рей могла её утратить.

Мог ли Бен перебраться на берег, используя скиммер, утащенный Рей у местных жителей? Его изрядно потрепало и напрочь разбило штурвал, но даже если б Бен воспользовался течением и силой приливной волны, Рей сомневалась, что на этой планете нашелся бы космический корабль достаточной мощности, способный за несколько часов перебросить его в Неизведанные регионы.

Значит, все-таки Сила. Значит, Бен смог повторить трюк Люка. И расстояние вновь не стало помехой.

Подобное перемещение потребовало от адепта Силы максимального напряжения, а ведь Бен умудрился еще и вдохнуть в нее жизнь, не позволив умереть. Любой на его месте упал бы замертво в тот же миг, использовав все резервы до последнего удара собственного сердца. Чем это окончилось для Люка, Рей помнила. Сын Избранного, он не выжил. Могло ли его племяннику, внуку Энакина Скайуокера, повезти больше?

Рей оставалось надеяться только на чудо. Да, она успела перед этим поделиться с Кайло силами. Да, в отличие от Люка, он не был стар. В конце концов, он был Скайуокером, - отпрыском семьи, которой Сила всегда благоволила, да еще и получившим способности от могущественного деда, о необычайной силе которого слагались легенды неспроста. Или дело могло оказаться в их связи, уже не раз доказавшей, что диаде позволено достигать куда более впечатляющих результатов, чем одиночкам. Но хватило ли этого? С каждым мигом Рей сомневалась в этом все больше, коря себя за задержку, за то, что слишком поздно все сопоставила.

Бен был молод, и иногда казалось, что он сильнее любого известного Рей джедая, даже своего легендарного деда. Но и он такого перенапряжения мог не выдержать. Приходилось признать - скорее всего, его тело просто смыло волной…

И все же она чувствовала его присутствие где-то здесь… и назойливая, упрямая надежда не желала сдаваться. Возможно, Бен не мог физически оказаться на Экзеголе, но мог каким-то образом добраться до суши, покинув останки «Звезды Смерти». Что если он угнал с Кеф-Бира чей-то корабль? Тогда он мог застрять где-то на орбите планеты, так и не достигнув Неизведанных регионов. Тогда оставался шанс, что местные что-то знают: кораблей здесь было мало. Следовало вернуться на берег и отправиться в то поселение, которое Рей углядела при подлете. То, что празднование собрало многих местных жителей в одном месте, было хорошим знаком.

Собираясь с силами, девушка провела еще несколько минут, сидя на холодном обломке, когда вдруг услышала рядом чье-то сопение. Рывком подняв голову, Рей едва сдержала возглас разочарования: перед ней стояло какое-то странное существо. Маленькое, ростом ей до пояса, на двух коротких ногах, с вислыми мохнатыми ушами и морщинистой физиономией, существо разглядывало Рей сквозь очки всеми своими четырьмя крошечными глазками. Тонкое полупальто с огромным количеством отделений и кармашков, плотно забитых инструментами всевозможного назначения, не спасало от мороза. А орудие в руке, направленное на Рей, выглядело смехотворно, а не угрожающе.

- Хрифет, - поздоровалось существо настороженно, но доброжелательно. – Нечем здесь фожифиться. Растащили дафно хсё ценное. Уфирайся.

Рей поднялась. От местного обитателя веяло запахом костра.

- Я ищу человека. Высокого, черноволосого мужчину. С красным мечом.

Местный житель смешно наклонил голову, рассматривая Рей под необычным углом, словно так ему стало гораздо больше видно. Глаза его сверкнули.

- Сколько дашь за инфорфацию? – прошепелявил он, и Рей оживилась, хватаясь за соломинку.

Она порылась в карманах, вытаскивая на свет божий все, что там завалялось. Существо внимательно смотрело, а затем быстро выхватило из рук Рей мелкую деталь от гипердвигателя «Тысячелетнего сокола», неисправную, но сделанную из достаточно драгоценного и редкого металла, дабы пробудить интерес.

- Это фойдёт, - кивнул он и махнул рукой, семеня в противоположную сторону. – Меня зофут Хэчч, я техно-фастер – дохтор хашин и фрифороф. Идёф со хной…

Они двигались вглубь «Звезды» одному кеф-бирцу ведомой незаметной «тропинкой», собранной из кусков арматуры и неожиданно появляющихся из уцелевших стен металлических ступеней, скрытых в пустотах корабля. Они прыгали вниз и взбирались наверх, пересекали разрушенные части планетоида по подвесным ржавым лестницам и, наконец, дошли до места.

- Тфой трофей? – указал Хэчч куда-то в темную часть бывшего жилого помещения «Звезды», которую превратил в личную нору с огромным количеством повсюду развешенных и расставленных приборов и инструментов и даже импровизированным камином в дырявой стене. Пахло дымом, жареным мясом, ржавчиной и испражнениями, но в целом здесь было чисто и даже уютно.

Рей активировала меч и в его тусклом желтом свечении разглядела в спальном отсеке гору заштопанных одеял, а под ними – неподвижного, будто спящего вечным сном Бена Соло. Оттенок его сильно похудевшего лица был бледным, но все же непохожим на цвет мертвеца, каким должен был стать, пролежав в тепле несколько недель после собственной смерти. Опустившись на колени, Рей поднесла ладонь к приоткрытым губам, но не ощутила тепла дыхания. Приложила пальцы к сонной артерии, но не нашла и пульса…

- Нашел его я, ни жиф, ни хёртф, - тем временем, озабоченно рассуждал Хэчч за спиной Рей, как родитель, искренне беспокоящийся о здоровье внезапно слегшего с неизвестной болезнью ребенка. – Жалко стало, сюда фринес. Фсё ждал, что очнется фот-фот. Но нет. Слафый он. Не ест, не фьёт дней уже хного. Тело его здесь, но дух флуждает где-то, дороги дохой найти не фожет. Слишкоф долго фез сознания. Он не хротянет до фесны. Я сделал фсё, что фог.

Рей нахмурилась, уловив в речах кеф-бирца что-то до боли в сердце знакомое. «Тело его здесь, но дух блуждает где-то», - почти так же она думала о Хане Соло, надежно сохраненном в стазисе. Пока тело живо и цело, оно готово принять дух обратно, нужно его лишь немного подтолкнуть. Показать дорогу домой.

Закрыв глаза и взяв ледяные пальцы Бена одной рукой, а вторую положив ему на грудь, Рей начала медленно погружаться в медитацию, пытаясь отключиться от внешнего мира, забыть о нем на время. Только вот настойчивое любопытство Хэчча слегка мешало, и девушке пришлось прерваться, чтобы избавиться от досадной помехи.

- Ты можешь меня оставить тут с ним ненадолго? - попросила она доброго местного жителя, которому была крайне благодарна за сохранение тела Бена в удовлетворяющем состоянии. - Мы не задержимся, обещаю.

- Хорофо, - фыркнул, отворачиваясь, Хэчч. - Я фока кофтер хделаю, да еды хриготофлю.

Существо принялось вытаскивать какую-то ветошь, по помещению поплыл запах паленой ткани, однако Рей это уже не интересовало - она сосредоточилась на холодных пальцах в ее руке и надежде услышать сердцебиение.

Сначала казалось, что все бесполезно. Даже тени отклика не удалось почуять. Былая связь представлялась не то, чтобы угасшей, а вовсе никогда не существовавшей, словно события последних лет Рей приснились. Будто никогда она не лежала в том пыточном кресле, никогда не видела сверкающих глаз Кайло Рена, пытавшегося достать у нее координаты карты, не проникала в его разум сама. Будто никогда они не тянулись друг к другу через горящий костер, когда она была на Эйч-то, и они впервые почувствовали тягу, чуть не поддавшись опасному зову. Не было и последующих событий.

Мысль отозвалась внутри настолько сильной болью, что спокойствие разом пропало. Дыхание сбилось. Чувства оказались слишком сильными, и не сочетались с практиками былого Ордена, требовавшими полного самоотречения, ухода от эмоций.

- Бен, - тихо прошептала девушка, наклоняя голову и уже лбом касаясь его пальцев. - Бен...

Она стиснула веки, и картинки прошлого снова закружились перед глазами. Вот они сражаются с алой гвардией Сноука. Рядом, плечом к плечу. Насколько полным было ощущение тогда, насколько настоящим, потрясающе живительным, будто они стали сверхпроводниками и Сила равно перетекала от него к ней и обратно, позволяя действовать единым фронтом, читать мысли друг друга за миг до действия и доверять абсолютно! Будто они и вправду на время стали двумя частями целого, и одна часть не могла существовать без другой. Но рассмотреть за монстром человека у нее не получилось, она ушла. Кто знает, останься она рядом с ним тогда, может, все повернулось бы иначе? Сколько раз он предлагал ей руку, а она отказывалась?

Со стоном девушка сжала зубы, до крови прикусывая щеку, заставила себя откинуть все эти мысли. Каяться еще будет время, как и думать о том, кто прав, кто виноват. Сейчас надо было протянуть руку самой, раз уж раньше этого не сделала. Позвать его, поделиться силами, но словно что-то мешало концентрации.

Она закрыла глаза вновь. В какой-то миг ей показалось, что в густом и вязком тумане видит знакомую фигуру, но разглядеть не удавалось: он уходил прочь. Она попыталась бежать - не получалось, словно ее держало что-то на месте, вытягивая обратно в реальность, не позволяя погрузиться в транс полностью.

- Я пойду за тобой, - прошептала она, утыкаясь в закрытую рваными одеялами грудь. - Только не исчезай насовсем. Ты сам говорил, что вместе мы можем многое, обещал, что я не одна больше, так не бросай меня!

Вспышка ли неожиданной злости была виновата, либо мысли о том, что он вот-вот уйдет навсегда, панцирь самообладания, в который Рей себя постоянно сковывала, внезапно распался. Из героини сопротивления, из пилота, ученицы принцессы Леи она вдруг стала обычной девчонкой. Из глаз полились слезы отчаяния, сердце захлестнуло новой волной боли и одиночества.

- Вернись ко мне, Бен, - стиснула она со всхлипом его пальцы.

И вдруг они дрогнули. Безжизненная только что ладонь слабо сжалась, заключая в плен ее руку. Рей подалась всем телом вперед, слезы высохли. Стараясь припомнить те ощущения, которые однажды уже помогли залечить раны Кайло Рена, она потянулась к нему, не прекращая звать. Гадая, каким образом он мог устанавливать с ней ментальную связь, сосредоточилась на их последнем взаимодействии, когда на мгновение они стали единым целым, готовясь дать отпор. Как можно ярче представила каждый момент, когда Бен звал ее сквозь огромное расстояние, и она способна была разглядеть все, что находится у него за спиной – в то время как он не мог видеть ничего, кроме нее, словно она была чем-то защищена. Может, ее нежеланием этих внезапных контактов, пугающих так, что бросало в дрожь? Теперь она открылась, позволяя ему проникнуть внутрь нее, как он того хотел. Отрешилась от мира так, что тот перестал существовать. Распахнула разум и душу, чтобы Бен увидел этот маяк, вывешенный в ночи, и нашел дорогу в кромешной тьме, вышел к зовущему его свету.

Рей тянулась вперед. Сделала глубокий вдох и медленный выдох, нащупывая ускользающее равновесие. Туман был прежним, но словно стал менее вязким. Фигура, обозначившаяся в этом ничто, оказалась куда ближе, чем прежде.

Он обернулся, и оказался не Кайло Реном, а Беном Соло. Таким, каким она запомнила его в последний миг перед расставанием. Из последних сил Рей дернулась к нему, протягивая руку в попытке поймать видение. Уголки губ мужчины едва заметно дрогнули, в темных усталых глазах блеснула удивленная, неуверенная надежда. Он поднял руку ей навстречу.

И у них получилось, снова. Стоило их пальцам коснуться там, в видении Силы, как сердце Бена в реальности ожило и вздрогнуло, забилось, разрушив сосредоточенность Рей. Раз, второй. Последовал рваный вздох. Распахнув глаза, она уставилась на неподвижно лежащую фигуру в невыносимом, мучительном ожидании пробуждения…

Бен не открыл глаз. Минута проходила за минутой, но он не шевелился. Только грудная клетка очень медленно двигалась от слабого дыхания.

Обмануться было невозможно: получилось, и эта мысль наполнила ликованием изнутри. Рей удалось вытащить Бена буквально с другой стороны Силы, в лабиринте которой он ненароком заблудился и не мог найти дорогу домой. Промедли она еще несколько дней, и все было бы кончено.

Еще минуту Рей просто сидела рядом. Бен по-прежнему сжимал ее руку, но в себя не приходил, глаза оставались закрытыми. И теперь, когда опасность потерять его отступила, схлынуло волнение, смешанное с отчаянием, на освободившееся место прокрались былые тревоги.

Куда им двигаться дальше? В этом новом мире, в котором не было места ни Кайло Рену, ни даже Бену Соло? И что будет делать он, очнувшись окончательно? Сможет ли принять изменения в Галактике, ради которых готов был умереть? Ему, привыкшему к полноте власти над огромным количеством людей, придется непросто...

Решив, что подумает об этом позднее, Рей вернулась к простым вопросам: надо было убираться со Звезды Смерти. Смахнув черные пряди Бена с теплеющего лба, она озадачилась, каким образом перетащить его на корабль, находящийся по другую сторону ледяных гор, которые и в одиночку-то с трудом преодолела.

Пока она размышляла, Хэчч, заметивший, что она оглядывается по сторонам, выкатил из соседнего отсека плоскую платформу на гравитационных двигателях и короткими маленькими ручонками шустро подхватил тело Бена подмышки, поторапливая Рей помочь ему. Похоже, ему тоже не терпелось избавиться от надоевших гостей, растревоживших привычный покой, от Бена, поддерживая жизнь которого, приложил немало усилий и потратил немало нервных клеток. И скорее всего, не один кредит.

Дорога обратно не заняла много времени: ветер почти утих, в разрывах облаков проглядывала Иблим, и ее лучи, отражаясь от ледяных глыб, рассыпались сверкающими искрами. Вскоре они достигли берега, где Рей и Бена ждал старый транспортник. Хэчч подарил Рей красивый серебряный амулет и какую-то мензурку, уверяя, что содержимое понадобится Бену для поддержания жизни, а Рей отблагодарила доброго кеф-бирца остатками обнаруженных на корабле кредитов и самыми настоящими объятиями, от которых тот растрогался и даже по-отечески расплакался. Еще долго маленький человечек махал улетающему кораблю разноцветным платком, пока не превратился в крошечную точку на заснеженном берегу и не исчез, скрытый густыми облаками.

Рей легла на орбиту и достала звездную карту, чтобы проложить курс, нет-нет, да и поглядывая на соседнее кресло пилота, с которого исчезли все признаки черного одеяния Бена. Прислушивалась к размеренному дыханию мужчины, ясно слышимому в оглушительном безмолвии космоса, обращаясь то к темной, то к светлой стороне своих эмоций, не в силах принять решение, как ей относиться к тому, что сделала.

Бен лежал без сознания здесь, в ее корабле, и Рей понятия не имела, каким он будет человеком, когда очнется. Если очнется. В момент, когда она сидела над его бездыханным телом, его окончательный уход в Силу казался худшей трагедией, которую можно только представить, но сейчас Рей пребывала в растерянности. Он спас ее, и теперь она смогла отдать долг. Вот только каким станет его дальнейшее существование? Что он скажет ей?

Закрыв глаза, Рей вновь обратилась к Силе, ища Бена Соло среди десятков шепчущих голосов мертвых джедаев. Она старалась установить связь, которая Кайло Рену давалась столь легко, а ей – лишь единственный раз, надеясь, что теперь, когда она уверена в том, что он жив, все должно получиться. Взаимодействие, вплоть до физического контакта, раньше всегда происходило по его воле, она оставалась сторонним наблюдателем, неспособным вмешиваться в процесс. Теперь она искала способ достучаться до Бена. Пробовала различные комбинации, от злости и абсолютной безмятежности до того пресловутого равновесия, которого ей удалось достичь.

И наконец, она увидела Бена в мареве молочной пелены, сквозь которую медленно проступали очертания ее же корабля. Бен парил среди звезд, двигался навстречу с закрытыми глазами, так и не проснувшись. Его черты, будучи расслабленными, выглядели непривычно мягкими. Веки, покрытые сеточкой капилляров, слегка подрагивали, как будто он видит сон.

«Вернись ко мне, Бен»… - позвала она его сквозь неизмеримое расстояние, разделяющее хуже Тьмы и Света.

- Рей?.. – ответил от тихим и четким голосом, отчего мурашки побежали по шее девушки и на затылке поднялись волоски. Его дыхание прохладой овеяло обнаженную кожу рук. – Я здесь.

Звезды исчезли, и Рей отчетливо разглядела заднюю палубу своего корабля, на фоне которой стоял, чуть пошатываясь, настоящий, живой Бен Соло.

В мгновение она вскочила на ноги и выставила светящийся меч – привычка, избавиться от которой будет не так уж и просто. Она тяжело дышала, напряженно вглядываясь в мерцающие блики меча, отражающиеся в карих глазах возвышающегося напротив мужчины. Таких спокойных, каких она никогда еще не видела. Лишенных злобы и жестокости. Открытых, живых. Избавившихся от тьмы.

- Неожиданный цвет, - пробормотал он, разглядывая ее оружие. - Тебе действительно удалось найти баланс, да?

Меч схлопнулся, его рукоять со стуком упала на металлическую панель и покатилась. Бен не пошевелился. Они смотрели, не мигая, друг на друга, не зная, чего ожидать. А затем Бен стал оседать. В последнее мгновение, прежде чем он ударился о твердый пол, Рей подхватила его, помогла медленно опуститься на колени. Он был слишком слаб, чтобы воевать или угрожать, чтобы благодарить или в чем-либо признаваться.

- Стоило ли вставать, упрямый банта? – озабоченно поинтересовалась она, убирая непослушные черные пряди со лба, вглядываясь в усталые глаза. – Ты как?

- Скоро буду в порядке, - пообещал он, не отводя взгляда. Слегка прищуренного, но добродушного, ласкового: - Мне это приснилось, или ты обещала пойти со мной наконец-то? - и кончиками пальцев прикоснулся к ее руке, держащей его лицо.

Рей вздрогнула. Непривычное, щемящее и горячее чувство заполнило ее сердце, медленно поглощая все остальное. Прежде Рей испытала такое лишь раз, но то был краткий миг победы, ее охватил адреналин и радость от осознания, что они победили и Бен выбрал сторону Света. Она не успела впитать его целиком – Бен исчез, оставив ее ни с чем. Опустошенную. Разбитую потерей. Не успевшую осознать, что случилось.

Теперь Рей разрывалась перед выбором, который ставила перед ней судьба. Или она сама? Готова ли она поддаться силе, не относящейся ни к каким сторонам, но способной разрушить любые барьеры, основы, верования… даже планеты, если понадобится? Силе любви, которую до сих пор отмечала для себя как невозможную – по крайней мере, с Кайло Реном. С тем, кого ненавидела всей душой. Или это было не так?

На самом деле она ненавидела не его. Она ненавидела темную и запретную свою часть, которую он всегда олицетворял в ее глазах – Тьму, от которой она истово отрекалась, даже в минуты гнева. Ту Рей, которая скрывалась по другую сторону и притягивала, словно магнит, подавлять которую становилось все труднее из-за чувств, которые Кайло Рен в ней вызывал и которые она отчаянно отказывалась признавать. Глядя в темные бездушные глаза Кайло, Рей ненавидела не его, а саму себя, свою слабость перед соблазнительной Тьмой, перед звучавшим раз за разом призывом присоединиться к Кайло на темной стороне. Она не могла позволить себе сдаться. Ненавидела себя за то, что где-то в глубине души – тут он был прав – желала этого.

«Я хотела принять твою руку, - призналась она ему совсем недавно. – Руку Бена Соло».

И вот он стоит перед ней, открывшийся, ранимый и беззащитный. Настоящий. Не тот, что был прежде, скрывающийся за маской монстра, которого она не захотела принять, но тот, к которому взывала без особой надежды. Беда была в том, что этого, нового Бена, Рей совсем не знала…

Пока она колебалась, Бен не бездействовал. Сменив сторону, он не перестал быть сильным или решительным, берущим то, что считает принадлежащим ему. То, что жаждет больше всего на свете, и что способен подчинить своей воле в мгновение. Его лицо стремительно приблизилось, горячие губы властно прижались к ее губам, и на несколько бесконечно долгих мгновений она растворилась в сильных объятиях мужских рук, позволив себе почувствовать… Испытать, каково это – быть чьей-то идеально совпадающей половинкой, частью единственной в Галактике Диады, скрепленной не силами Света и Тьмы, но Любви.

Он отстранился, казалось, слишком рано, пытливо всматриваясь в ее глаза и все еще удерживая в объятиях. Ее прерывистое дыхание и обожающий ответный взгляд сказали больше, чем любые слова, и лицо мужчины осветилось широкой улыбкой, наполненной живыми эмоциями, которых никогда не позволял себе Кайло Рен. Губы Рей, непроизвольно поддавшейся волшебству момента перед неизбежным осознанием последствий, дрогнули, уголки поползли вверх, но быстро опали.

На место эйфории пришли прежние справедливые опасения: Бен спасён, но радость недолго будет править балом – его возвращение было лишь малой частью проблем, вершиной той горы смертей, которую он оставил за собой, и с этим что-то нужно делать. Узнав, что бывший Верховный Лидер, успевший отвергнуть свои идеалы, остался жив, за ним начнут охоту и свои, и чужие, а если узнают, что Рей ему помогла, то и за ней. Рей знала, кем станет теперь в глазах друзей – предательницей, спасшей убийцу.

Не следовало недооценивать и личные мотивы Рей, которая пока не знала, готова ли нырнуть в омут с головой: груз прошлого отягощал все светлые чувства, тяжелыми цепями сковывал грудь, не позволял забыть уже причиненное зло. Она действовала порывисто, поддавшись сильным эмоциям, и даже не думала, когда стремилась найти Бена Соло живым, какими будут ее дальнейшие действия. Возьмет ли она протянутую им руку, или ошибки Кайло Рена встанут между ними непреодолимой стеной.

Бен смотрел молча в ожидании ее решения, лишь между бровей залегла хмурая складка.
Понимал, что ей потребуется время и мужество обдумать и принять все перемены. Она и раньше демонстрировала удивительное нежелание признавать очевидное. Упрямилась и спорила. Злилась и нападала, когда ей казалось, что ее пытаются обидеть. Больно царапалась, как перепуганный фелинкс. Именно это и привлекло его в ней – неукротимость духа, сила характера и очаровательная взбалмошность.

Ему было проще: он осознал их тягу друг к другу давным-давно, и ему нечего было терять. Он шел к своей цели и достиг ее, неважно какой ценой. Даже если ради этого пришлось уничтожить прошлое - убить Кайло Рена в себе, когда понадобилось. Он никогда не боялся рисковать.

Рей была не такой. В ней уживалось слишком много противоречий. И он готов был ждать, когда она и в этом найдет свой баланс. Кайло был терпелив, Бен тоже. В отличие от нее, он всегда твердо знал, что их связь возможна.

- Ты в порядке? – адресовал он ей её же вопрос, не в силах отвести теплого взгляда и перестать поглаживать нежную кожу Рей там, где ее изящная тонкая шея пряталась под одеждой.

- Теперь да, - неуверенно улыбнулась она, забывая моргать. Никак не могла осознать, что они… просто разговаривают. Без пафоса, ненависти и желания покалечить друг друга. Трудно поверить, после всего пережитого, что теперь они на одной стороне. Из-за этого Рей чувствовала себя немного растерянной. – Благодаря тебе…

Его улыбка стала шире, по-настоящему счастливой. Наполнилась неожиданной гордостью и удовлетворением.

- Как и я, - парировал он, припоминая случай на осколках «Звезды Смерти». – Я должен был умереть, но ты вылечила меня.

Рей недоверчиво покачала головой: это были несравнимые вещи. До сих пор о возвращении из мертвых можно было услышать только в легендах, да и то, им никто не верил. Палпатин стал единственным, кому это по-настоящему удалось, но для этого понадобились знания, накопленные ситхами и джедаями за множество лет, попавшими к императору после падения Республики, да еще и сила Диады. Рей видела, что воскрешение не сделало императора человеком – он так и остался сумасшедшим монстром. Очевидно, что игры со смертью имеют последствия, о которых стоило бы задуматься.

Рей была уверена, что на Экзеголе умерла. Как же Бену удалось вернуть ее с той стороны Силы? Откуда у него такие невероятные способности? Чем это окончилось для него, она уже знала – он почти погиб. Только чудо, не иначе, дало ему шанс вернуться.

- Как же ты сумел?..

- Потому что я знал, что это возможно, – прошептал Бен. – Ты смогла излечить мою смертельную рану, после этого я понял, что Великая способна гораздо на большее, чем помогать нам левитировать предметы, превышать грани возможного для человеческого организма или даже манипулировать сознанием окружающих. Но дело не только в этом, - нахмурился Бен. – Ты знаешь, я всегда бредил историей деда. Неосознанно тянулся к нему, вызывая протест матери – ведь она так и не смогла принять Дарта Вейдера, пусть и бывшего, как отца. Не смогла простить его за Альдераан. Я знаю две версии его истории: одну поведал мне Люк, другую – Сноук. Один говорил об искуплении и возвращении к свету, как о главном деянии Избранного. Другой рассуждал о могуществе Тьмы, захвате власти и следовании пути ситха, когда ученик должен убить учителя. Теперь я понимаю, что ни одна из этих историй не была до конца достоверной: слишком многое знал только дед, и никто иной не может уже поведать правды. Да и сам понимаю: нельзя столь запросто менять стороны, как и нельзя полностью отказываться от любой из них. Необходим баланс.

Бен помрачнел, в задумчивости припоминая пережитое.

- Постигать эту истину мне пришлось самостоятельно: призрак деда ни разу не пришел ко мне, сколько бы я его ни звал. Знаю одно: он был уверен, что темная сторона обладает могуществом, недоступным Свету. Энакин Скайуокер хотел научиться воскрешать мертвых, либо, по крайней мере, удерживать умирающих на грани, позволяя им вернуться к жизни. Именно страх потерять жену привел его на темную сторону, а соблазнил его император Палпатин, посулив спасение возлюбленной. Я думал, воскрешение - это миф. Просто очередная глупая легенда, достаточно убедительно поданная, в устах Дарта Сидиуса кажущаяся правдоподобной. Но последние события доказали – возможность существует.

- Ты знал, что за эту способность придется заплатить собственной жизнью? – рассердилась Рей.

- Я не знал. Но предполагал. Такая отдача сил имеет свою цену, - согласился Бен неохотно и приблизил лицо, чтобы как можно доходчивей донести до возмущенной девушки свою мысль. – Вероятно, именно так Вейдер сам пережил Мустафар – Палпатин отдал ему жизненные силы жены. Пусть та и не была форсъюзером, но связь между Энакином и его возлюбленной была очень сильна. Увидев тебя бездыханной, я не мог принять это как данность: что бы я делал без тебя? В тот миг я вообще не думал о себе, только о том, что ты мертва, и что я могу – могу! - это исправить. Это больше, чем сумел в свое время мой дед, который лишь мечтал о такой возможности. Ведь у него не было той, с кем они образовали Диаду Силы.

Выражение лица Рей менялось, отображая так много противоположных по силе эмоций, от радости, которую она не могла сдержать, до озабоченности и даже немного злости.

- Мог бы сказать или оставить мне хотя бы какой-то знак, - фыркнула она раздосадовано, - чтобы я знала, где искать тебя. Я несколько недель считала тебя мертвым!

- Я и был мертвым, - отвернулся он. – Люка убил трюк с одной лишь проекцией, он требует много сил. Мне пришлось выложиться куда больше, но я готов был к уходу в Силу. Да и лучше мне для многих там и оставаться…

Рей не понравились эти слова, но возразить на них было нечего. Она ведь уже думала об этом. Но не нашла решения. Может, его подскажет время…

Она помогла Бену подняться и усадила в кресло второго пилота, а сама заняла свое. Он, отлично прочувствовав состояние Рей, не стал продолжать разговор. Молча пристегнулся и включил панель управления с уверенностью человека, привыкшего быть лидером во всем и вести за собой. Ему даже в голову не пришло, что он него требуется что-то иное.

- Эй, притормози, - прикрикнула Рей на мужчину, привыкшего к захватническому поведению. Он бросил на нее удивленный взгляд, когда она переключила панель управления на себя и многозначительно подняла брови, с вызовом напомнив: - Это мой корабль.

- Где твои друзья? – оглянулся он, предполагая, что у нее должны иметься помощники. Би-Би-восемь был единственным существом на этом корабле, кроме них двоих. Держась на расстоянии – не доверяя новому пассажиру, – дроид поспешно спрятался за переборкой. Оттуда раздались его недовольные звуки.

- Их здесь нет, - ответила Рей, вспоминая всех, кого ей пришлось оставить ради того, чтобы оказаться здесь. Ради цели, о которой не должен знать никто. Ради Бена, которому лучше считаться мертвым. Ради смутной надежды спасти его она вновь выбрала одиночество... – Я одна.

- Ты не одна, - тихо прошептал он, совсем как тогда, на Эйч-то, когда они впервые увидели друг друга и через огромное расстояние ощутили неясное, то такое сильное, почти непреодолимое притяжение. Общность Силы и духа. Связь, которую тогда не мог объяснить никто. Помимо воли на сердце у Рей опять, как тогда, потеплело.

Но она упрямо продолжила активировать панель. У них осталось слишком много проблем, чтобы поддаваться слабости. Бежать или прятаться? Сражаться за право существовать? Необходимо было решать, что дальше делать – и чувства в этом точно не помощники.

- И куда мы летим? – уступил Бен, неохотно откидываясь назад и вцепляясь в ручки кресла пальцами, которым не нашлось применения – что, безусловно, раздражало.

- Есть у меня пара идей… - деловито двигая налево-направо навигационную карту, сосредоточено буркнула девушка.

- Хочешь отдать меня под трибунал? – спросил он совершенно спокойно, как будто был к этому готов.

Рей бросила на него быстрый неодобрительный взгляд – нет, этого она точно делать не собиралась. Хотя была обязана.

- Я еще не решила, - фыркнула она, отточенным движением руки проверяя готовность двигателей к переходу в гиперпространство.

- Если ты до сих пор ненавидишь меня, зачем спасла? – задал он самый очевидный вопрос, желая заставить ее признать, что она чувствует. – Ты могла бросить меня умирать на «Звезде Смерти». Зачем вернулась? Еще несколько дней, и я бы ушел в Силу. Окончательно и безвозвратно.

Рей плотно сомкнула губы. Ей совершенно не хотелось сейчас дерзить, слишком велика была радость видеть Бена живым. Она давно не ненавидела его, призналась же самой себе, что ненавидела не его, а собственную слабость. Вот только преодолеть растерянность не получалось. Тот самый страх потерять себя, раствориться в том, кому еще не научилась доверять, не давал расслабиться. Но вслух об этом Рей точно говорить пока не собиралась.

- Я изменился. Ты знаешь это, - тихо напомнил он, накрыв ее дрожащую от напряжения руку, замершую на пульте. - Иначе бы мы здесь не оказались. Оба.

Она опустила взгляд. Его большая рука смотрелась угрожающей на ее маленькой ладони. Но она не боялась его. Никогда. Она всегда боялась только себя.

- Знаю, - согласилась она и покачала головой. – Но если тебе легко убить прошлое, то мне - нет. Некоторых вещей я не смогу забыть никогда. Закрываю глаза и вижу все, что ты делал, слышу все, что ты говорил. Помню все зло, что ты причинил. – Рей вздохнула, поморщилась. – И я не говорю о бойцах сопротивления – погибли мои друзья, и это причиняет мне боль, но я понимаю, что война есть война. Я говорю о гражданских, которых расстреливали и пытали по твоему приказу. О безоружных повстанцах, спасающихся бегством, которым вы стреляли в спину. О Хане Соло… - Рей перевела дух, не в силах выкинуть из головы картину, где Кайло Рен хладнокровно убивает родного отца. В тот миг он обрубил не только свою связь с прошлым, со своей светлой стороной, но и с Рей, глубоко осознавшей, что Кайло Рен – монстр, и Бена Соло внутри больше нет. В тот миг он убил ростки ее надежды в том, что он – действительно ее родственная душа, единственный, кто способен был по-настоящему понять ее одиночество. – Я еще не уверена, что смогу простить тебе смерть Хана.

Они посмотрели друг на друга, долго и пристально изучая малейшие эмоции собеседника. Как всегда, ни один из них не мог победить, но ярость ее потухла, утонув в его взгляде.

- Еще не уверена, сможешь ли простить, - повторил Бен, и не пытаясь скрыть боли в темных глазах, наполнившихся безмерным и искренним сожалением, глубины которого ей никогда было не постигнуть. – За смерть отца я не смогу простить себя никогда. У меня тогда уже был выбор. Был шанс. А я им не воспользовался...

Верно. Рей думала об этом множество раз. Легко игнорировать совесть, идя по дороге Тьмы. Но стоит обернуться к Свету, как эти муки будут преследовать снова, и снова, и снова. И это то, на что Бен обрек себя – страдать до последнего вздоха, немыслимое количество лет вспоминать тот страшный эпизод и сожалеть о содеянном, не в силах повернуть время вспять и принять другое решение.

Или нет.

Прикрыв на секунду глаза, Рей задумалась о Хане Соло, замороженная оболочка которого была навечно сохранена в капсуле невредимой, находящейся на этом корабле. Тело его было здесь, но дух блуждал там, откуда не возвращаются. Точно ли это известно? Если уж у нее, неопытной, нетерпеливой и неусидчивой ученицы, хватило Сил вернуть заблудившегося Бена к жизни, то что говорить о силе Диады, которую они вскоре создадут? Слившись воедино, приумножив усилия вдвоем, Бен и Рей найдут дух Хана в любой, самой далекой части Галактики, и покажут ему дорогу домой…

Она взглянула на Бена по-новому, с осознанием его неизмеримой мощи… и своей. С надеждой, которая может стать уверенностью, если она позволит.

- Тебе придется дать мне еще один шанс, - молвил он с непререкаемой убежденностью. – Ты уже дала мне его – поэтому я здесь. Осталось лишь признать, что ты сама хотела этого. Ты злишься, потому что знаешь: я нужен тебе. Так же, как ты - мне.

Это были больно колющие слова. Ударяющие правдой, признать которую открыто Рей пока не была готова. Словно она вновь смотрела в зеркало на собственное отражение – темную сторону себя, нагло ухмыляющуюся ей в лицо и заявляющую право на свое существование. Никогда не бойся своей природы, - так когда-то сказала принцесса Лея? Что ж. Пришла пора вспомнить, что без тьмы света быть не может, и баланс предполагает присутствие и того, и другого...

- Хочешь шанс? - приподняла она уголки губ. - Вот тебе шанс, - Рей набрала координаты, приглашая Бена взглянуть на объемное изображение красно-белого шара в окружении трех маленьких серых лун. – Это планета Эпсилон-Три-Шесть, одна из дальних баз Первого Ордена, там…

- Я знаю, что там, - перебил ее Бен. – На этой планете готовят штурмовиков.

- После победы оттуда приходит сигнал, - кивнула Рей. – Не думаю, что это сигнал бедствия, но… - Она мрачно посмотрела на мужчину. – Тысячи детей, которых оторвали от матерей и заставили служить вам. Которые должны были умирать… за тебя. Теперь, когда Первый Орден разбит, и они не знают, что им дальше делать, не думаешь, что их стоит вернуть домой, отпустить на родные планеты, к семьям? Ты можешь отдать им такой приказ, если захочешь.

- Если они будут слушать меня теперь, - хмыкнул он и бросил задумчивый взгляд в глубины космоса, а следом весело ухмыльнулся: - Но разогнать охрану… всегда можно попробовать. Провести, так сказать, агрессивные переговоры. Спина к спине, вместе, да?

- Тогда сначала тебе придется сделать себе новый меч, - прищурилась девушка, гадая, каким теперь может быть цвет оружия Бена Соло.

- Думаю, из этого что-то может получиться, - Бен смотрел на Рей, с решимостью воина обдумывая ее грандиозный план. Это могло бы стать неплохим новым началом. Искуплением, на путь которого он только-только ступил, и который может оказаться очень длинным, если не бесконечным. Вечный бег сквозь Галактику, исправляя ошибки и создавая на их месте что-то новое, наполненное светом. Оно того стоило, если наградой будет Рей, идущая с ним рука об руку, плечом к плечу.

- А потом нам необходимо будет убедиться, что у Палпатина не осталось еще каких-то козырей в рукаве, и он никогда не вернется снова, - продолжала она. - Думаю, и с этой задачей справиться нам по силам.

Нам. Это скрытое признание Бену понравилось. Он сдвинул брови и обратил сосредоточенный взор на панель, решительно подавшись вперед. Нажатием нужных кнопок уверенно вернул управление себе, как будто Рей и не заблокировала панель несколько минут назад, наивно полагая, что власть перешла полностью ей. Вместо тысячи слов он заложил маршрут и втопил рычаг гипердвигателя до предела, делом, а не словом, доказывая свои намерения. Теперь можно было не сомневаться - Бену Соло по силам стать хозяином своей судьбы. И их путь отныне пролегает там, где они - вместе.

____________________________

От авторов: мы с Машей будем очень рады видеть читателей на Форуме


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-38409-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Валлери (14.01.2020) | Автор: Валлери и Миравия
Просмотров: 1248 | Комментарии: 9


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 9
0
8 FoxyFry   (13.02.2020 00:04) [Материал]
Оставила чтение историй по ЗВ напоследок, так как надо было посмотреть сначала 9й эпизод (не люблю спойлеры, да и ознакомившись с оригиналом, легче понять и проникнуться фф), а перед девятым, надо было освежить в памяти предыдущие восемь, так что мой путь к этой потрясающей истории был долог. И тернист за счет жуткого качества Восхода Скайуокера - кэмрип с китайскими сабами и жутко навязчивой рекламой, но оно того стоило biggrin

Благодаря тому, что читала сразу после просмотра, в памяти были свежи все описываемые моменты, да и в целом, история воспринималась, как закономерное продолжение. Я тоже еще при просмотре задумалась - каким макаром он со звезды смерти улетел? не пожелали заморачиваться? А Автор удачно использовал этот ляп для создания вполне убедительной и такой желанной новой главы.

И я не считаю, что для Бена Соло есть только один выход - смерть. Скорее это самый простой выход: расплатиться своей жизнью за все те злодеяния и спокойно уйти. Кажется, будто фильммейкерам просто хотелось наконец поставить точку в этой долгой истории. А вот события этого фф, где Бену придется столкнуться с последствиями своих поступков, положить жизнь на то, чтобы что-то исправить, чтобы внести частицу Света на каждый оставленный им в галактике след Тьмы, характеризуют его, как человека сильного и не пасующего перед трудностями. Именно таким он всегда и был.

И такой финал мне кажется единственно верным. Их диада уникальна: они придают друг другу сил, и мне кажется, именно в диаде реально сохранить истинный баланс Света и Тьмы.

Спасибо, Автор, за эту историю, за приверженность оригиналу, за аутентичность героев. Читать было истинное удовольствие.

0
7 -Piratka-   (11.02.2020 23:37) [Материал]
Удачи в конкурсе

0
6 Валлери   (08.02.2020 17:05) [Материал]
Еще одна вариация на тему "а если бы Бен выжил". Я тоже ждала в финале, как именно его оживят, ведь это Голливуд и космическая сказка, думала я, не могли же создатели убить главного героя, который еще и стал положительным. Но в то же время я не представляю, как бы он жил дальше, если бы выжил. После всего, что он сделал, ему была только одна дорога - смерть. Поэтому любые вариации иного приводят лишь к многочисленным вопросам: как он сможет выжить теперь? Будет вечно бежать от закона? Или сядет в тюрьму за преступления? Ну не могут его отпустить! Видимо, именно так и будут делать герои этого фанфика - вечно убегать от правосудия.
Спасибо и удачи в конкурсе.

0
5 Lidiya3397   (24.01.2020 17:48) [Материал]
Спасибо за фанфтастически написанную фантастику. Любовь творит чудеса даже в далёком тли недалёком будущем. Симпатичный четырёхглазка в очках !!! Удачи.

0
4 leverina   (21.01.2020 18:30) [Материал]
Ух ты! Старый добрый фанфик! Я уже так давно (боюсь даже сказать, КАК давно) не воскрешала в своих фантазиях убитых авторами любимых героев, что и забыла, насколько это приятно.

Приятно видеть такое уважение к первоисточнику, верность, увлеченность, созвучность и любовь. Никаких чуждых привнесений, никакой отсебятины. Только оригинальное, только хардкор. Со всей возможной тщательностью.

Поклонники ЗВ не могли, конечно, не мечтать о такой истории.

Моментов с зимой и традицией не заметила, ну и бог с ними.

Всё замечательно, респект. Для меня, человека, который не в курсе фандома (фильмы я видела только те, что были сняты в прошлом веке, а про пару ГГ этой истории, так, только справки навела) - всё было правдиво, понятно, подробно.

Что ж... Спасибо тебе, русский язык, за сослагательное наклонение.

0
9 FoxyFry   (13.02.2020 01:11) [Материал]
Цитата
Моментов с зимой и традицией не заметила, ну и бог с ними.

Ну, как же? Когда Рей прилетела на Кеф-Бир в поисках Бена, она говорит, что планета изменилась - выпал снег, волны превратились в ледяные хребты, а жители в ближайшем поселении что-то отмечали, видимо, какой-то местный зимний праздник biggrin

0
3 робокашка   (17.01.2020 20:23) [Материал]
В моём понимании Рей - избранная и у неё свой путь. Но пройти его она может только с Беном. Поэтому и почувствовала, нашла, поделилась Силой.
Вспомнились шедевральные слова Виктора Цоя:
Смерть стоит того что бы жить,
А Любовь стоит того что бы ждать.
Спасибо и удачи в конкурсе!

0
2 Танюш8883   (15.01.2020 08:32) [Материал]
"Нет ничего непоправимого, кроме смерти". Во вселенной Звездных войн даже этот постулат имеет погрешности. Любая история имеет перспективы и Рей удалось исправить то, что казалось ей непоправимым. Полагаю, что теперь, когда Диада состоялась, у Бена есть реальный шанс искупить неискупаемое. Спасибо за историю)

0
1 MissElen   (14.01.2020 21:27) [Материал]
Ох, как все сложно и запутано! Хотя в истории вроде бы все подробно описано, но мир Звездных войн очень сложен и противоречив, чтобы все его реалии и изменчивые судьбы героев, верно уложились в мозгу wacko
Но главное здесь то, что Рей спасла Бена от окончательного ухода в Силу, нашла и вернула к жизни и теперь они будут вместе, на одной светлой стороне продолжать
Цитата Текст статьи ()
вечный бег сквозь Галактику, исправляя ошибки и создавая на их месте что-то новое, наполненное светом


Спасибо. Удачи в конкурсе.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями