Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4836]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15290]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14746]
Альтернатива [9207]
СЛЭШ и НЦ [9100]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4509]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Ищу бету
Начали новую историю и вам необходима бета? Не знаете, к кому обратиться, или стесняетесь — оставьте заявку в теме «Ищу бету».

Перстень Зимы
Не бери чужого, счастья оно тебе не принесет.

Midnight Desire/Желание полуночи
Эдварду приходится бороться с невероятным сексуальным желанием, объектом которого окажется... Белла Свон. И, конечно, у Эдварда есть тайна: внутренний Монстр, совершенно не желающий слушаться хозяина!
Романтика/юмор.

Изабелла
Внезапно проснувшийся ген — не единственный сюрприз, который ждал меня в этом, на первый взгляд, знакомом мире.

Porno for Pixelated People
Скучная жизнь, скучная работа, скучный парень... Скучный секс! Сможет ли случайный спам в электронном ящике изменить ее жизнь?

Долг и желание / Duty and Desire
Элис, повитуха и травница, больше всего на свете хотела облегчить страдания маленького Питера. Но управляющий поместьем Мейсен имел предубеждение, как против ее незаконнорожденности, так и «колдовской» профессии. Когда врачи Питера признают, что больше ничем не могут помочь мальчику, Джаспер оказывается в ужасном положении и вынужден обратиться за помощью к женщине, чьи способности он презирает.

Ветви одного дерева
Хэкон спас Юлю, попавшую под пули. «Сол» улетел, унося тело исследователя в глубокий космос.
Спустя два года необычная способность Юли управлять инопланетными артефактами растёт. И кто-то решил, что пора положить этому конец.
Фантастика, романтика



А вы знаете?

... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Кристен Стюарт?
1. Белоснежка и охотник 2
2. Зильс-Мария
3. Лагерь «Рентген»
4. Still Alice
Всего ответов: 270
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 22
Гостей: 14
Пользователей: 8
IsabellaCullen17, innasuslova2000, Tirra, SelivanovaSveta38, стерва1585, SvetlanaSvetlaja, Kristi22, valiktokval123
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Тайны крови. Еще один шанс. Глава 18. И каждому воздастся

2022-5-28
17
0
0
Канада, Манитоба, Сэнди Бэй, 26 июля 2015 года
С момента отъезда Мейсона прошло уже два дня, а вестей никаких не было. Несколько ночей подряд Изабелла не могла сомкнуть глаз. Внимательно прислушиваясь к посторонним звукам и шорохам, каждый раз опасливо вздрагивала, крепко сжимая в ладонях рукоятки кинжалов. В любой момент готовая вступить в неравный бой и дать отпор коварно подкравшемуся врагу.
Но самая изматывающая борьба – это внутренняя, когда приходится бороться с собой, с собственными темными мыслями и желаниями. Изабелла старалась не задумываться о том, как посмотрит в глаза мужу, как объяснит Эдику случившееся. И гнала прочь обжигающие воспоминания о тех вольностях, которые позволила себе с другим мужчиной, поддавшись невольно нахлынувшей животной страсти.
Она запрещала себе даже вспоминать свое грехопадение, сейчас не время сожалеть о случившемся, слишком велик груз ответственности, возложенный на ее плечи. Кроме собственной жизни и благополучия дочери, в ее руках сосредоточена судьба трех людей. Невольные свидетели разборок между вампирами представляли смертельную опасность не только для Мейсона, но и для нее самой.
Этой ночью не спал и Сэт, она слышала, как он беспокойно ворочался в кровати, потом вставал, с трудом передвигался по комнате, что-то перекладывая с места на место.
Эдвард прав, наиболее разумным решением было избавиться от раненого. Мейсон именно так и поступит, как только узнает, где работает ее сводный брат, и по какой причине тот оказался в заповеднике. И ей тогда уже никакие ухищрения не помогут, даже если будет на коленях перед ним ползать.
Она невольно содрогнулась, представляя эту картину. Да уж, правильно говорят, нет человека – нет проблемы. И как иногда заманчиво пойти по пути наименьшего сопротивления…
Перед самым рассветом, когда сон самый сладкий, и ей почти удалось задремать, сверху снова послышались шаги и тихий скрип оконной рамы. Затем еще какое-то движение, на этот раз доносящееся со стороны улицы.
Изабелла невесело усмехнулась: Сэт все-таки решился бежать. Что же, вполне естественно для опытного агента ФБР, работающего под прикрытием.

Еще не окрепший после тяжелого ранения, мужчина спускался медленно и осторожно. Прежде чем решиться на следующий шаг, несколько раз прощупывал ногой выступы на стене. Изабелла уже ждала его внизу, прячась за углом дома. И не торопилась обнаруживать свое присутствие, выгадывая побольше времени на принятие нелегкого решения.
– Далеко собрался? – холодно поинтересовалась она, как только он твердо встал на ноги.
Застигнутый врасплох беглец дернулся и резко обернулся на звук голоса. Увидев ее прямо перед собой, тяжело выдохнул и скривился от боли, хватаясь за раненный бок. Но тут же взял себя в руки, видимо, сказалась профессиональная подготовка. Быстро метнулся назад, прижимаясь спиной к дому. Не сводя с нее напряженного взгляда, он стал шарить руками по сторонам в поисках средства обороны, и таки нащупал оставленную у стены садовую лопату, которой Ева вчера приводила в порядок клумбы.
Завладев этим «грозным» садовым инвентарем, Сэт, видимо, почувствовал себя в относительной безопасности. Смертельно бледный от потери крови, он еле держался на ногах, но взгляд был тверд и бесстрашен, с вызовом. Несмотря на слабость, мужчина готовился подороже продать свою жизнь.
Хищно улыбнувшись, Изабелла сделала вкрадчивый шаг немного в сторону, при этом сокращая расстояние между ними.
–Братец, неужели ты до сих пор не понял, насколько легко для меня свернуть тебе шею? – насмешливо поинтересовалась она, полукругом обходя неудачливого беглеца.
– А ты изменилась, Изабелла, – заговорил он, внимательно следя за каждым ее осторожным движением.
Странно было слышать это от человека, который знал ее очень давно. Трудно судить, насколько он прав: она всегда была нелюдимой, страх выдать свою сущность заставлял избегать близких отношений, держаться подальше от всех. И по злой насмешке судьбы именно тот, от кого не нужно было прятаться тогда, в Форксе, стал ее самым страшным кошмаром…
– Не думаю… мне всегда приходилось притворяться, – невесело усмехнулась она своим мыслям. – Ты не представляешь, как я виртуозно научилась это делать. А теперь… уже не имеет смысла.
Улыбка сползла с ее губ, взгляд резко стал серьезным. Сэт, усмотрев опасность в ставшем ожесточенным выражении ее лица, крепче сжал черенок лопаты и согнул ноги в коленях, готовясь отразить атаку.
Темно-карие глаза девушки сверкнули недобрым огоньком и угрожающе прищурились. Чуть подавшись вперед, она наклонила голову на бок, пристально его разглядывая. Тусклый свет пробивающейся через низкие облака луны подчеркивал агрессию, исходящую от миниатюрной фигурки. Это была не женщина, а хищная кошка, застывшая перед стремительным прыжком, который станет смертельным для жертвы.
Немало повидавший за время службы в ФБР мужчина невольно ощутил, как непривычно дрожат руки, а лоб покрывается холодной испариной. И пропустил молниеносное движение, выбивающее лопату из его рук.

Ева проснулась поздно. После вчерашнего разговора с Изабеллой преследующий ее страх постепенно испарялся, вытесненный несмелой надеждой на лучшее. Это так удобно – переложить ответственность на чужие плечи, доверить свою жизнь кому-то более сильному и решительному. Тешить себя иллюзией, что эта странная девушка-нечеловек спасет их с Мэдди от неминуемой гибели.
Готовя завтрак, Ева впервые за последние недели позволила себе ни о чем не думать и просто радоваться погожему летнему дню, и даже начала тихонько напевать себе под нос. Первым делом решив накормить раненого, а потом уже звать девочек, собрала поднос для Сэта и направилась к лестнице на второй этаж, но Изабелла решительно преградила ей путь.
– Его там нет, – ее голос прозвучал глухо и отрешенно.
– Почему? – прошептала Ева, все радостное настроение мигом улетучилось.
Изабелла молча отвернулась. Избегая смотреть ей в глаза, прошла на маленькую кухоньку.
– На рассвете Сэту стало хуже, – ответила, зачем-то перемешивая соте на уже выключенной сковородке.
Внутри все похолодело, Ева вцепилась пальцами в поднос с едой, как будто он стал для нее единственной точкой опоры.
– Для него все закончилось, – излишне спокойно продолжила Изабелла. – Ничего нельзя было сделать. От тела я избавилась, пока дети не проснулись. Утопила в озере.
Ева не сразу поняла, о чем идет речь. Не может такого быть, Сэт в последние сутки чувствовал себя значительно лучше, даже стал вставать…
Поднос с едой выскользнул из ослабевших рук. Придавленная ужасным известием девушка опустилась прямо на ступеньку, вся сжалась в комок, обхватывая голову руками. В висках навязчиво стучала только одна мысль – она убила человека…
Перед глазами пронеслись воспоминания, как выхаживала его, моля Бога, чтобы тот позволил раненому выжить, как переживала, что Эдвард с ним жестоко расправится. Как Сэт подшучивал над ее неудачной попыткой обмыть его причинные места, а потом требовал ответов на вопросы, которые она не в состоянии была ему объяснить.
Теперь его нет… и в его смерти есть ее вина… Как дальше жить с такой тяжкой ношей на душе?
Ощутив чужую руку на своем плече, она нервно вздрогнула и вскинула голову, встречаясь с ожесточенным взглядом Изабеллы.
– Ева, мы сделали для него все, что могли, – твердо заговорила девушка. – Не смей себя винить! Думай о том, что скоро все разрешится, и ты вместе с дочерью вернешься к прежней жизни.
Ева тихо всхлипнула и смахнула непрошеную слезу, уже не очень-то веря в счастливый исход. Смерть кружила где-то совсем рядом, выискивая себе новую жертву, и ее дочь или она сама вполне могут оказаться следующими.

Италия, Вольтерра, 26 июля 2015 года
Перед самым рассветом Мейсон получил последние наставления от Деметрия. И снова все пошло не так, как он запланировал. Но планы для того и существуют, чтобы в нужный момент один можно было оперативно сменить на другой.
– К чему такие сложности? – все же заметил он, скептически рассматривая предложенное ему оружие. – Зачем излишняя театральность, когда важен результат?
Старинный двуручный меч с извилистым клинком, безусловно, внушал трепет и уважение одним только своим грозным видом и размерами. Темный, дамасская сталь, из которой он был отлит, обработана черненым серебром. Рукоятка, инкрустированная редкой красоты рубином величиной с грецкий орех, была выполнена в форме летучей мыши с раскинутыми в полете крыльями и обнаженными клыками.
– Он должен знать, – отрезал Деметрий, церемониально протягивая ему оружие на вытянутых руках. – Перед тобой меч правосудия, издавна предназначенный для казни виновных вампиров самого высокого ранга. Последний раз им воспользовались более трех столетий назад, тогда были уничтожены лидеры румынского клана. Теперь пришел черед самого Аро сложить голову.
Эдвард принял меч, с трудом скрывая раздражение: он бы предпочел незаменимые в ближнем бою короткие ножи, которые легче спрятать в складках одежды. Но сильнейшие мира сего, прожившие не одну сотню лет, слишком уж много внимания уделяли соблюдению устаревших традиций.
Оказавшись в руках Мейсона, старинное оружие ожило, словно меч признал нового хозяина. Рубин, отражая отблески настенных светильников, зловеще засиял кровавым светом. Невероятно захватывающе было ощутить в руках такую мощь, совершенно не предназначенную для людей: человеку, даже самому дюжему, не хватило бы сил просто сдвинуть его с места.
Оценивая балансировку и вес меча, Эдвард перекинул его с одной руки в другую, а потом вытянул вперед. Повинуясь чужой воле, клинок со свистом замелькал в воздухе, выписывая немыслимые пируэты по обе стороны от его торса. Казалось, что рукоятка не крепко сжата в руках Мейсона, а танцует сама по себе, едва касаясь его ладоней, лаская и одновременно дразня, словно женщина, заигрывающая с понравившимся ей мужчиной.
Деметрий, снисходительно наблюдающий, как резвится его бывший ученик, не успел и глазом моргнуть, как клинок неожиданно оказался в непосредственной близости от его горла, едва касаясь острием кожи.
Взгляды мужчин на мгновение пересеклись, испытывающе друг друга рассматривая. Мейсон, борясь с искушением завершить все здесь и сейчас, надменно улыбнулся, наслаждаясь своим превосходством. На лице Деметрия не дрогнул ни один мускул, слишком тот был уверен в своей безопасности.
– Я всегда знал, что ты – лучший, – снисходительно улыбнулся Волтури.
Мейсон, потянув еще несколько мгновений, с большим сожалением убрал меч от его горла. Сегодня еще будет шанс померяться силами со своим учителем. И он жаждал развязки в томительном предвкушении, представляя удовольствие, сравнимое разве что с ощущениями от умопомрачительного секса.

Известие о беспорядках в Англии, как и было задумано, пришло на рассвете. Большая часть охраны под предводительством Кайуса покинула замок. Осталось только дождаться вечера и разыграть хорошо спланированную многоходовую комбинацию.
Но жизнь внесла свои коррективы. Неожиданно в замок на несколько дней раньше назначенного времени доставили сделанный на заказ саркофаг для Джейн. И Аро уединился в подземелье, отдавая дань памяти трагически погибшей дочери.
Решив, что усыпальница – идеальное место для осуществления казни, к тому же придающая этому действу символическое значение, заговорщики резко изменили свои планы относительно времени проведения операции. Мейсон не смог их переубедить, его доводы тут же отметались, а настаивать на своем – только вызывать дополнительные подозрения.
В итоге предупредить своих об изменившихся обстоятельствах он не смог, Деметрий больше не отпускал его от себя ни на шаг. Не было никакой возможности связаться с Хэйлом или поставить в известность хотя бы Эдварда-младшего.
Но обратного пути в любом случае не было. Мейсон со все возрастающим нетерпением ждал развязки, уповая на свой талант к импровизации и на смекалку немногочисленных союзников.

Как только начало смеркаться, стены древней крепости сотряс мощный взрыв в западном крыле, спровоцировавший пожар. Разбушевавшееся пламя алчно пожирало оставшиеся со времен средневековья деревянные постройки. Немногочисленные вампиры из охраны, оставшиеся в замке, кинулись на борьбу с разрушительной стихией.
Трое заговорщиков, дождавшись, когда центральная крепость опустеет, направились к техническому лифту, ведущему в усыпальницу. Впереди твердой поступью вышагивал Деметрий, за ним еще один вампир из окружения Маркуса, худой долговязый француз. Замыкал это шествие Мейсон, скрывающий под длинным плащом старинный ритуальный меч.
Вампир, стоящий на страже возле дверей лифта, вытянулся, приветствуя Деметрия. Он не успел даже пикнуть, как Волтури вонзил обработанный серебром кинжал ему в горло.
Из раны засочилась темная кровь, вампир рухнул на колени, хрипя и хватаясь руками за горло. Деметрий хладнокровно добил его, воткнув еще один кинжал сзади. Брезгливо отодвинув тело ногой, он нажал кнопку вызова, и створки лифта приглашающе расползлись в стороны.
Заговорщики вошли вовнутрь, при этом француз затащил в кабину и поверженного стражника.
Спускались они в абсолютной тишине. Идеальное чутье подсказывало, что их расчеты оправдались: Аро находился в подземелье совершенно один.
– Как-то все слишком просто… – озабоченно нахмурился Деметрий, ожидая, пока створки лифта снова разойдутся.
– Так ты же именно этого хотел? – сухо подначил его Мейсон, уже захваченный азартом предстоящего сражения. – Другого такого шанса может не представиться.

В то же время массивные двери, за которыми скрывалась ведущая в усыпальницу парадная лестница, через которую туда спускались лишь самые высокопоставленные гости, были плотно закрыты. Возле них застыл огромный вампир, охраняющий покой своего повелителя. Со стороны он напоминал мраморную статую, столь же спокоен и неподвижен: ноги расставлены, руки скрещены на груди, взгляд уперся в противоположную стену. Даже взрыв, сотрясший древний замок, не заставил Феликса покинуть свой пост.
Но как только донесся звук приближающихся шагов, каменное лицо ожило: губы искривились в пренебрежительной ухмылке, а взгляд переместился в сторону надвигающейся опасности.
Ноздри хищно втянули воздух, безошибочно определяя по запаху, что непрошеных гостей двое, причем один из них сейчас должен был находиться далеко за пределами замка.
Шаги раздавались все ближе, и через несколько секунд из-за поворота показались две фигуры, завернутые в черные плащи. Впереди шествовал один из братьев Волтури, его сопровождал вампир из охраны.
– В левом крыле замка взрыв, – хладнокровно сообщил Маркус, – отправляйся туда и разберись, что к чему. Я пока доложу о происшествии Аро.
– У меня другой приказ. – Феликс не сдвинулся с места. – Владыка велел не тревожить его ни при каких обстоятельствах.
На мгновение лицо Маркуса исказила гримаса ненависти, он молниеносно выхватил из-под плаща пистолет, целясь в Феликса. Тот успел отклониться от пули, и подался вперед, собираясь расправиться с предателями. Но налетел на пулю, выпущенную спутником Волтури.
Каменные своды огласил рев раненого медведя, громила, расставив руки, бросился вперед, не обращая внимания на жалящие его пули, сбивая противников с ног весом своего тела.

Просторное помещение с низким потолком и колоннами, поддерживающими каменные своды, освещало несколько факелов. Ему не нужен был свет, это была дань древним человеческим обычаям прощания с усопшими.
Эту часть подземелья оборудовали под усыпальницу несколько веков назад, когда трагически погибла жена Кайуса. Позже сюда добавились Дидима, жена Маркуса, и Сульпиция, подарившая Аро детей. А сегодня на отделанном обсидианом возвышении в центре зала появился еще один саркофаг, в котором покоились останки его дочери.
Сама смерть бросала вызов предводителям сильнейшего клана, отбирая у них любимых. Казалось, что четыре мраморные женские фигуры на надгробиях дремлют, чтобы в один прекрасный момент проснуться и озарить весь мир своими прекрасными улыбками. Но ничто уже не потревожит их покой, этот сон будет долгим, длиною в вечность.
Отголоски взрыва покачнули пламя факелов, отдаваясь эхом в каменных сводах. Интуиция подсказывала, что именно сейчас идеальный момент для покушения на его особу. И он ждал своей участи, внимательно всматриваясь в застывшие черты дорогих ему женщин. Наклонившись, задумчиво провел рукой по искусно высеченному из мрамора лицу дочери. Камень столь же холоден, как и ее сердце.
Ни смерть Джейн, ни предательство брата не вызвало в его очерствевшей душе нужного отклика. Аро так долго жил на этом свете, что все чувства притупились, стерлись, он разучился не только любить, но и ненавидеть. Но положение обязывало носить соответствующую маску, и не только изображать скорбь по единственной дочери, но и жестоко расправиться с теми, кто виновен в ее смерти.
А вот его брат, похоже, ненавидеть умел. Древняя, как мир, история, в которой замешана женщина: двое мужчин не смогли поделить ту, о которой быстро забыли, но извечная гордыня не позволила одному из них простить.
Он переместился к саркофагу, в котором покоилась Сульпиция. Провел рукой по барельефу, вспоминая, какой она была, надеясь возродить ощущения, которые в свое время испытывал, находясь рядом с ней. И не смог: даже боли не было, лишь привычная пустота и равнодушие царили внутри.
Аро тяжело вздохнул и склонился, едва касаясь губами мертвенно холодного лба мраморной статуи, почти не различая разницы в температуре. А ведь когда-то тело Сульпиции горело в его руках…
Шум опускающегося лифта заставил его насторожиться. И почти одновременно со стороны лестницы, находящейся в противоположной части усыпальницы, послышались выстрелы и шум борьбы. Вот и началось.
Он так и остался стоять, скорбно склонившись над саркофагом. На все воля провидения, если суждено остаться в этой усыпальнице навечно, то давно к этому готов. Но если заговорщики надеются, что все будет очень просто, то они очень сильно ошибаются.
За спиной раздались тяжелые шаги. Все-таки Деметрий. А ведь когда-то, в мятежные времена средневековья, Аро безоговорочно доверял ему. Но в последнее время, когда открытые столкновения между вампирами стали большой редкостью, и владыка начал строго требовать абсолютного соблюдения законов даже от своих приближенных, между ними пролегла темная пропасть отчуждения. И тогда брат Маркус приблизил к себе этого амбициозного вампира.
С ним двое, один из охраны, мелкая сошка, не представляющая особого интереса. И Эдвард Мейсон, в руки которого Аро сейчас вверял свою жизнь.
Он все еще раздумывал у надгробия, не сочтя нужным прерываться. Прибывшие тоже мешкали, видимо, ожидая кого-то еще, вслушиваясь в доносящиеся сверху звуки борьбы.
– Аро, – наконец, окликнул его Деметрий.
Владыка медленно выпрямился, но не стал поворачиваться.
– Как ты смел потревожить мое уединение? – холодно поинтересовался он.
– Твое время прошло, – раздалось в ответ. – Ты стал слишком либеральным. Вампирский мир нуждается в более жестком правителе.
На этот раз Аро счел нужным резко обернуться. И окинул наглецов полным ледяного презрения взглядом, от которого каждый из них почувствовал себя неуютно.
– И кто же меня заменит? – грозно заговорил он, и каменные своды эхом повторили его слова. Рука владыки взметнулась, обвиняюще указывая перстом на предводителя: – Может, ты?
– Нет, – Деметрий твердо выдержал тяжелый взгляд. – Твой брат сделает это.
– Маркус, – понимающе кивнул Аро, снова пряча ладонь в складках плаща. – Он всегда был честолюбив. За что же вы убили Джейн?
– Изначально именно твоя дочь возглавила заговор против тебя. Ты ей мешал, ограничивал своими дурацкими рамками и условностями. Но в последний момент Джейн спасовала, решила выйти из игры. Даже посмела шантажировать нас, что раскроет тебе глаза на предателей. А тут как раз такой повод подвернулся – убийство на почве ревности. Все знали, что она помешалась на этом сопляке, Эдварде Каллене. Подставить его жену было совсем не трудно, заодно выпал шанс настроить тебя против Карлайла, слишком ты благоволил к его семье.
Этот глупец надеется задеть его побольнее? Тонкие губы Аро дрогнули и искривились в снисходительной улыбке. Как будто слова могли ранить его…
Известие не произвело особого впечатления, слишком хорошо он знал Джейн, для которой удар в спину был самым излюбленным средством достижения своих целей. Но нашлись те, кто оказался хитрее и коварнее…
– Кто был исполнителем? – глухо поинтересовался он.
– Я, – гордо ответил Деметрий. – Но это уже не имеет значения.
Скорей всего подручный просто тянул время, ожидая главного зачинщика этого представления. Но тот не появлялся, доносящиеся сверху звуки борьбы свидетельствовали о том, что эта важная особа задерживается не по своей воле.
– Ты прав… – неожиданно легко согласился Аро. – Тогда выполняй, что задумал. К чему медлить, когда удача в любой момент может оставить тебя?
Деметрий, несколько мгновений поколебавшись, слегка обернулся, кивая застывшему за его спиной Мейсону.
Тот выступил вперед, доставая спрятанный под полой плаща меч. Рубин на рукоятке заиграл, купаясь в свете факелов. Аро сразу узнал его, ведь сам в свое время сделал эскиз и все расчеты, по которым отлили это грозное оружие. Ну что же, это в какой-то степени символично – умереть от собственного меча.
Мейсон уже поднимался по каменным ступеням на возвышение, за ним следовал вампир из охраны, а Аро так и стоял, ожидая, пока они приблизятся.
Остановившись всего в паре шагов от владыки, Мейсон отвесил церемониальный поклон и занес меч для удара, крепко сжимая его в обеих руках.
На мгновение их взгляды встретились, мертвенно-спокойный Аро и горящий озорными огоньками – Мейсона. Тяжелый меч рассек воздух, описывая большой круг – и голова стоящего за ними вампира полетела с плеч, несколько раз подскочив на ступенях, и покатилась дальше, остановившись лишь при ударе о каменную колонну.
Мейсон тут же слетел вниз, снова занося меч, на этот раз намереваясь нанести удар своему якобы союзнику. Но Деметрий успел ловко отпрыгнуть в сторону и на ходу сорвать со стены зажженный факел.
В подземном могильнике, где уже несколько веков господствовали лишь тишина и покой, все пришло в движение: стремительное перемещение двух силуэтов, свист рассекаемого мечом воздуха, сумасшедшая пляска света на стенах. И лишь темная фигура владыки, завернутая в традиционно черный плащ, оставалась неподвижной, как мраморные изваяния, увековечивающие почивших здесь женщин.
Конечно, преимущество было на стороне вооруженного мечом Мейсона, во время первой же атаки он точным движением перерубил факел противника.
– Что, не можешь справиться со мной без этой игрушки? – насмешливо бросил ему в лицо обезоруженный, но не растерявшийся Деметрий. – Давай один на один, без всяких приспособлений, помнишь, как на Аляске?
Мейсон в ответ снисходительно усмехнулся и театральным жестом откинул свое оружие к ногам владыки. Меч, величественно проскользив по отделанному обсидианом возвышению, замер прямо перед своим создателем. Аро едва заметно кивнул, оценивая благородство этого жеста: его защитник давал ему шанс постоять за себя самостоятельно, если его самого постигнет неудача.
Противники тем временем сошлись в рукопашной схватке. Они дрались красиво, играючи, Аро даже залюбовался их плавными, идеально выверенными движениями. Сосредоточенные лица не искажала ненависть, лишь глаза горели азартом боя. Безусловно, эти вампиры друг друга стоили: мастерски отточенные удары сыпались градом, и трудно было сказать, на чьей стороне преимущество.
В какой-то момент Мейсон стал теснить Деметрия к стене, и тот, неожиданно отпрыгнув назад, завладел еще одним факелом. И стал надвигаться на соперника, тыкая пламенем прямо ему в глаза. Теперь Мейсону пришлось отступить.
– Ты плохо усвоил урок, – ехидно кинул ему в лицо Деметрий, перекидывая факел в левую руку, а правой доставая спрятанный в складках одежды кинжал. – Не думал, что мой ученик – такой благородный дурак.
Уверенный в своем превосходстве, перед тем, как уничтожить противника, он решил с ним поиграть. Уклоняясь от его очередного выпада, Мейсон пригнулся, проводя рукой вдоль голенища своего ботинка, и в следующее мгновение в его ладони блеснуло лезвие короткого ножа. Едва уловимое движение руки – и клинок просвистел, рассекая воздух, входя точно в горло ослепленного временным преимуществом врага.
Лицо Деметрия исказила гримаса боли, оружие выпало из ослабевших рук. Шатаясь, он схватился за рукоятку и с усилием выдернул кинжал из собственной плоти. Вампир с недоумением уставился на короткое лезвие, с которого капала темная кровь, словно не веря, что ученик его одолел.
Мейсон оказался рядом с раненым противником, легко вырвал у него кинжал из рук и переместился за спину, крепко обхватив ладонями его голову.
– Я очень хорошо усваиваю уроки, – шепнул он на ухо хрипящему в агонии вампиру.
Резкое движение рук, с хрустом ломающее шею – и еще одна голова поверженного врага покатилась под ноги владыке.

За окном уже смеркалось. Он не находил себе места, метался по комнате из угла в угол, как раненый зверь. Мейсон хоть и велел не высовываться, но в то же время намекнул, что сегодня ночью все разрешится, и возможно потребуется его, Эдика, помощь. Но насколько можно доверять тому, кто столько раз предавал?
Когда замок содрогнулся от мощного взрыва, он не выдержал, выскочил в коридор. Крик и грохот доносились из западного крыла замка, но Эдик направился в противоположную сторону, к тронному залу, ведь именно там должны были происходить главные события.
Проходя мимо коридора, ведущего в подземелье, где начинался тайный ход, остановился, уловив запах Маркуса, которого не должно быть в замке.
Первая мысль была об Алисии, что Волтури пришел за ней. Но след вел в сторону, противоположную покоям девушки. Ведомый тревожным предчувствием, Эдик решил незаметно проследить за вампиром.
Чутье привело к входу в усыпальницу, где покоились самые высокопоставленные Волтури. Звуки борьбы и выстрелы он услышал еще до того, как добрался до парадной лестницы.
Пустившись бегом, он завернул за угол, и его взору предстала картина яростного боя: раненый Феликс, обхватив огромными лапищами шею Маркуса, прижимает его к стене, а еще один неизвестный ему вампир, держась рукой за разорванный бок, заносит нож для удара в шею громилы.
Не медля ни секунды, Эдик прыгнул, сбивая неизвестного с ног, а тем временем грянул выстрел: Маркус пальнул Феликсу в живот. Громила содрогнулся всем телом, но рук не разжал, продолжая душить своего врага.
Эдик и его соперник стали отчаянно волтузить друг друга о стены. Он уже не видел, что Феликс, разжав смертельные объятия, отбросил Маркуса и переключился на вампира, который пытался размозжить череп Эдика о каменные плиты пола.
Громила легко разнял дерущихся, схватив нападающего за волосы, и вскоре послышался неприятный хруст костей: соперник Эдика остался без головы.
И снова сзади раздался выстрел: Маркус, за это время перезарядивший свой пистолет, на этот раз попал в Эдика. Резкая боль молнией пронзила ключицу, он отшатнулся к стене, зажимая рану ладонью. Следующий выстрел достался Феликсу, он взревел и всем корпусом кинулся под ноги обидчику, делая Маркусу подсечку, из-за чего тот выронил пистолет, который окровавленный громила ловко оттолкнул в сторону своего неожиданного помощника.
Эдик наклонился, и, завладев оружием, направил его на сцепившихся вампиров. Но боль жгла каленым железом, рука дрожала, и он не решался нажимать на курок, боясь задеть своего союзника.
А Маркус тем временем выкатился из-под изрешеченного пулями Феликса, и тут же подскочив на ноги, кинулся прочь, увертываясь и лавируя. Эдик послал ему в спину несколько выстрелов, но попал всего раз, задев бок, не причинив тем самым сильного вреда.
– Ты как? – склонился он над сползшим на пол громилой, помогая ему привалиться к стене.
– Останови его, – прохрипел истекающий кровью вампир. – Только близко не подходи… стреляй… он ослаблен ранениями… добей его…
Эдик подобрал с пола еще один пистолет, проверил обойму и засунул за пояс. Превозмогая боль в раненном плече, он двинулся вслед за Маркусом, держа второй пистолет наготове.
Коридоры были пусты, очевидно, охрана ликвидировала последствия взрыва. Поняв, куда ведет приправленный кровью запах, Эдик из последних сил прибавил шагу.
Но он опоздал: дверь в покои Алисии была распахнута настежь, а комнаты пусты. Внутри все оборвалось: Маркус забрал девушку с собой.
В глазах помутилось, он схватился рукой за стену, пытаясь дышать глубоко и ровно. И как только зрение восстановилось, снова бросился в погоню, крепко сжимая в ладони рукоятку пистолета.
На этот раз шлейф запаха вел в сторону подземного хода. Кладка, закрывающая лаз, была разобрана, и Эдик, ни секунды не раздумывая, нырнул внутрь.
В узком ходу двигаться было неудобно, но и тот, кого он преследовал, не мог далеко уйти. Уже были слышны тяжелые шаги Маркуса, но шагов Алисии Эдик не различал, только чуял сладковатый аромат девушки, смешанный с резким запахом вампира. Видимо, тот нес свою добычу на руках.
По мере сил и возможностей ускорив свое движение, замер, как вкопанный, на повороте, ведущем в расширяющуюся галерею.
Напротив него всего в нескольких шагах замер Маркус, прикрывающийся бесчувственным телом Алисии, словно щитом. Рваный окровавленный шрам на шее девушки свидетельствовал о том, что вампир уже восстановил свои силы за счет ее крови, и сейчас она находилась в состоянии наркотического опьянения от его яда.
К горлу Алисии был приставлен нож, наверняка обработанный серебром.
– Пошел вон, щенок, – прохрипел Маркус. – Не то я перережу ей горло!
Эдик, держа его под прицелом, лихорадочно просчитывал в уме свои шансы, представляющиеся весьма плачевными.
– Спокойно, – попробовал договориться он. – Отпусти ее, и я дам тебе уйти.
В ответ древний вампир лишь коротко рассмеялся.
– Брось пистолет, щенок! – велел он, выразительно нажимая лезвием кинжала на горло девушки.
– Хорошо, – вынужден был согласиться Эдик.
Он медленно наклонился, и так же осторожно выпрямился, стиснув зубы от резкой боли в плече. Для правдоподобности ногой откинул пистолет в сторону, так, что тот завалился в узкий желоб у стены, чтобы у Маркуса не возникло желания завладеть оружием.
– Идиот, – довольно хмыкнул вампир. – Я бы с удовольствием свернул тебе шею, жаль, времени нет.
Маркус попятился назад, все еще прикрываясь Алисией. Эдик сквозь сковывающую тело боль внимательно следил за его перемещениями, и как только вампир стал поворачивать в боковой ход, собираясь закинуть девушку себе на плечо, выхватил сзади из-за пояса второй пистолет.
Выстрел сотряс подземелье, Маркус взвыл, хватаясь за раненное бедро, Эдик снова прицелился, но раздался лишь щелчок затвора: закончились патроны.
Подбирать первый пистолет не было времени, Маркус приходил в себя, и снова поднимал нож к горлу Алисии. Собрав последние силы, Эдик прыгнул, сбивая вампира с ног.
Тот выпустил свою ношу, и они покатились по грязному полу подземелья. Вампир пытался задеть его ножом, но при таком близком контакте это было затруднительно.
В конце концов, Эдик оказался под более сильным соперником, и Маркус занес кинжал, целясь ему в шею. Эдик перехватил его руку, изменяя направление удара, и лезвие под углом вошло в уже раненное плечо сплита.
Страх за судьбу Алисии придал сил, заскрежетав зубами от боли, он брыкнулся, сбрасывая с себя ослабевшего вампира, и попытался подняться, но Маркус перехватил его за ногу и дернул, заставляя рухнуть на пол.
И снова навалился сверху, норовя дотянуться до торчащего из плеча Эдика кинжала.
Они замерли практически одновременно, привлеченные посторонним звуком и запахом другого вампира.
В нескольких шагах от них стоял Мейсон, сжимая в руках пистолет, дулом направленный на дерущихся.
– Эдвард, – обрадовался Маркус. – Прикончи этого щенка! И его жена будет твоей!
Глаза Мейсона вспыхнули хищным блеском, и Эдику на мгновение стало не по себе: он засомневался, что дед сделает выбор в его пользу.
– Хорошая мысль, – самодовольно ухмыльнулся Мейсон, явно получающий наслаждение от всей этой ситуации. – Но ты не учел одну вещь. В отличие от тебя, я крайне трепетно отношусь к своим родственникам.
Прогремел выстрел, тело Маркуса дернулось и обмякло, придавливая Эдика к земле. Потом сразу же еще один, и за ним щелчок, свидетельствующий, что патроны закончились.
Эдик брезгливо столкнул с себя вампира, и попытался подняться, но в глазах помутилось, и он рухнул обратно. И тут же взвыл от рвущей внутренности боли: из него резко выдернули нож. Открыв глаза, увидел склонившегося над ним Мейсона.
– Ты как? – это ему показалось, что в темном взгляде вампира мелькнула тревога? – Цел?
– Не дождешься, – сквозь зубы пошутил Эдик, все еще не веря, что дед спас его.
Но все-таки взялся за предложенную руку, позволяя Мейсону поставить себя на ноги. Тяжело прислонившись к стене, он с тревогой наблюдал, как вампир ощупывает бесчувственную Алисию.
– С ней все в порядке, она под действием яда, – поделился он результатами осмотра и переключился на Маркуса.
Тот, весь начиненный серебром, тоже находился в полусознательном состоянии. Такие раны не смертельны для вампира, если вовремя оказать помощь. Но Эдик надеялся, что никому не придет в голову его спасать.
– Я должен поблагодарить тебя за спасение, – констатировал он, встретившись с уже привычно насмешливым взглядом Мейсона.
– Не стоит благодарностей, – пожал плечами дед. – Я пришлю тебе счет.

Около полуночи в ту часть подземелий, где располагались темницы, спустились двое вампиров, закутанные в черные плащи. Охранник, завидев их, вытянулся по струнке, приветствуя важных визитеров.
Один из них, тот, что повыше и пошире в плечах, остановился в стороне, а второй проследовал к решетке, отделяющей одну из камер.
Идеальное зрение выхватило из темноты тело, скрюченное на грязной подстилке из соломы. Пленнику не была оказана помощь, серебро разъедало его внутренности, причиняя адскую боль.
Гость обхватил ладонями толстые прутья и прислонился к ним лбом. Чужие страдания не доставляли ему удовольствия, он пришел сюда по другой причине.
– Почему? – коротко и хрипло спросил, на мгновение зажмурившись, только бы не видеть искаженного мукой лица брата.
Пленник с трудом оторвал голову от пола, его взгляд был тускл и безумен. Попытавшись приподняться на одной руке, другой схватился за начиненный взрывчаткой ошейник, мешающий дышать.
– Ты всегда был первым, – тяжело заговорил, и его слова временами прерывались приступами удушливого кашля. – Я устал находиться в твоей тени! Ты не хотел никого слушать, все решал единолично! По твоей глупой прихоти погибла Дидима… Ты отобрал у меня Сульпицию. Это я убил ее! Изнасиловал и убил, чтобы она не сдала меня! И дочь твою я против тебя настраивал! Джейн выросла продажной сукой, и ей самое место в аду!
Пленника трясло от злости, последние слова он буквально выплюнул, израсходовав на них все силы. Но бушующая в нем ненависть была сильнее немощи.
– Ты знаешь, что такое цель в жизни? – сквозь зубы процедил он, снова впиваясь в гостя уничижительным взглядом. – У меня она была – заставить тебя страдать! И я ее достиг – ты теперь вечно будешь мучиться, что виновен в смерти Сульпиции и дочери!
Гость молчал, как будто не слыша этих страшных обвинений, продолжал сжимать ладонями железные прутья.
– Что же ты медлишь? – прохрипел пленник. – Убей меня! Избавься от родного брата!
В руке владыки мелькнул пульт от ошейника, он бросил его за решетку. Портативное устройство упало прямо возле руки пленника, который сразу же им завладел, зажимая в трясущейся ладони.
– Сделай это сам, – гость сделал шаг назад, отдаляясь от решетки.
Пленник, не успев ответить, разразился коротким хриплым смехом, переходящим в удушливый кашель. Владыка, кинув последний быстрый взгляд на озлобленного брата, пошел прочь.
Спустя несколько шагов за его спиной раздался взрыв, но он не обернулся.
– Закажи саркофаг для Маркуса Волтури, – устало кинул на ходу своему спутнику.

На следующий день правитель Вольтерры собрал в тронном зале всех вампиров, на данный момент находящихся в замке. Слева от него на кресле восседал Кайус, только что вернувшийся из Англии. А вот кресло справа сиротливо пустовало.
Эдик, Мейсон и Джаспер, который появился в замке только ближе к полуночи и пропустил все самое интересное, тоже присутствовали и ожидали речи владыки.
– В стенах замка давно зрел заговор, – провозгласил Аро официальным тоном. – Деметрий и еще несколько вампиров из охраны хотели захватить власть, уничтожив правителей. Они же коварно расправились с моей дочерью. Восстание удалось пресечь, но мой брат Маркус трагически погиб.
Он замолчал, и все вампиры почтительно склонили головы, отдавая дань памяти почившему Волтури.
Аро, выдержав паузу, продолжил:
– Эдвард Мейсон и Эдвард Каллен, – объявил он.
Переглянувшись, мужчины выступили вперед.
– Вы оказали неоценимую услугу клану, – Аро сделал знак рукой, и подручный передал ему тот самый ритуальный меч. – Эдвард Мейсон, жалую тебе этот меч в качестве награды за верную службу.
Мейсон опустился на одно колено, принимая оружие из рук повелителя.
– Благодарю вас, владыка, – почтительно склонил голову он.
– Эдвард Каллен, – обратился Аро к Эдику. – Надеюсь, пребывание в этом замке не стало для тебя слишком утомительным. Я слышал о твоих увлечениях, ты достойный сын своего отца. В этой рукописи собраны древние знания по физиологии вампиров и сплитов, думаю, тебе будет интересно ее изучить.
Подручный вынес огромный фолиант в темной кожаной обложке, инкрустированный драгоценными камнями. Младший Каллен принял дар, благодаря владыку за щедрость.

На этом официальная часть мероприятия закончилась. Чуть позже, когда в тронном зале остались лишь посвященные, владыка тихо переговаривался с Феликсом, и присутствующим приходилось терпеливо ожидать его высочайшего внимания. Мейсон исподтишка наблюдал за внуком, предвкушая реакцию Эдварда на просьбу, с которой он намеревался обратиться к Аро.
– Если кто-то из вас когда-либо хоть словом обмолвится о том, что произошло за этими стенами… – наконец, глухо проговорил владыка.
И хоть Аро прервал свою угрозу на полуслове, все присутствующие оценили ее серьезность.
– Согласен ли ты продолжить службу в моей личной охране? – обратился он к Мейсону.
– Владыка, – осторожно ответил тот, – если вы позволите, я бы предпочел оставаться в тени. И мог бы принести больше пользы за стенами этого замка. Вы можете рассчитывать на меня в любых деликатных вопросах.
– Хорошо, – согласился Аро. – Я найду тебя, как только возникнет необходимость. А ты? – он повернулся к Эдварду-младшему. – Вернешься к своим исследованиям? Есть ли у тебя какие-нибудь пожелания?
– Владыка, я смею просить вас об одной услуге, – заговорил Каллен.
Аро кивнул, позволяя ему продолжить.
– Женщина, предназначенная вашему брату, Алисия... Позвольте ей покинуть замок. Она еще совсем молода, и натерпелась жестокости от вашего брата.
Мейсон, не ожидавший, что внук опередит его просьбу, поспешно выступил вперед:
– Владыка, поскольку у моего внука уже есть жена, позвольте мне забрать Алисию, – почтительно обратился он. – Я давно задумываюсь о спутнице жизни, эта девушка – как раз то, что мне нужно. Я смогу о ней позаботиться.
Аро нахмурился, задумчиво переводя взгляд с одного на другого.
– Хорошо, – коротко кивнул он Мейсону. – Ты можешь забрать ее. Но у меня есть условие. Если у вас родится дочь, вы отдадите девочку-сплита в жены одному из Волтури.
Мейсон не собирался заводить с ней детей. Да она вообще была ему не нужна, совсем другую женщину хотелось вечно сжимать в своих объятиях. А если Алисия родит от его внука, то этот ребенок не будет представлять особой ценности для селекции высокородных вампиров.
– Для меня будет большой честью породниться с великим родом Волтури, – церемонно склонился он.
Не удержавшись от искушения, он слегка повернул голову, встречаясь с горящим ненавистью взглядом внука. И самодовольно усмехнулся: а ведь его план работает!

Эдик едва дождался, пока они выйдут из тронного зала.
– Отпусти ее! – почти спокойно проговорил он, усилием воли придавив бушующую внутри ярость. – Она же совсем еще ребенок! Не ломай девочке жизнь, она и так натерпелась!
– Что можешь дать ей ты? – надменно поинтересовался Мейсон. – Сделаешь своей любовницей? Будешь бегать из семьи?
Эдик устало потер шею. Ошейник давно сняли, а у него до сих пор было такое ощущение, что постоянно не хватает воздуха. Бесполезно было доказывать, что он не имеет никаких видов на эту девушку, ведь дед всех мерил по себе.
– Кроме тебя и меня, есть еще на свете мужчины, даже среди вампиров и сплитов! – продолжил уговоры он, не очень-то надеясь на результат. – Дай ей шанс выбрать самой!
– Ты не поверишь, я как раз об этом подумал, – вдруг легко согласился Мейсон. – И буду просить твоего отца, чтобы Алисия какое-то время пожила у Калленов. Кто, как ни они, умеют заботиться о детях.
Эдик застыл, пораженный коварством деда. Тот все продумал на десять шагов вперед, и ему теперь нечего было возразить, ведь Мейсон вроде как уступил его просьбе.
– Что с Беллой? – спросил, меняя тему.
– Карлайл уже едет за твоей семьей, и доставит их в Сиэтл к нашему возвращению, – сухо отозвался Мейсон. – Если, конечно, тебе еще нужна семья.
Эдик хотел было съязвить в ответ, но сдержался. Какой смысл в этой перепалке, если его специально провоцируют, пытаясь вывести из себя. Не стоит доставлять Мейсону такого удовольствия.
Вчера их объединила общая цель, а сегодня они снова стали непримиримыми соперниками. Он все еще не верил, что Мейсон просто вот так возвращал ему жену. Его дед всегда играл в грязные игры, и наверняка собирался скомпрометировать его при помощи Алисии, заставить Беллу ревновать.
– Не переживай, все образуется, – Джаспер опустил руку на его плечо. – Главное – все живы и здоровы, и скоро ты обнимешь жену и дочь.
Эдик рассеянно кивнул брату, думая о своем. Столь долгожданное возвращение домой грозило обернуться самым настоящим кошмаром.


Спасибо за иллюстрацию helencapricorne. Также спасибо Лене за идейную поддержку, особенно в части написания экшин-сцен.

Спасибо Инге dasik за помощь в редактировании главы.


ФОРУМ
Категория: Альтернатива | Добавил: ТТТТ (26.02.2013)
Просмотров: 3285 | Комментарии: 39 | Теги: Тайны крови


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 391 2 3 4 »
1
39 Mari:)   (17.03.2013 00:15) [Материал]
Как Эдик мог так поступить с Би... то, что Би предала Эдика - не больно уже, а вот предательство Эдика >( >( >( >( >( >(

0
38 Deniz   (04.03.2013 00:09) [Материал]
Спасибо огромное за главу!

0
36 Strawberry_Milk   (01.03.2013 15:46) [Материал]
Спасибо за главу!!! smile

1
35 Bagira♫   (01.03.2013 14:39) [Материал]
Спасибо за продолжение! Кажется прочитала на одном дыхании...

1
34 Solt   (01.03.2013 00:04) [Материал]
Мейсон все продумал, кроме одного - А вдруг Белла простит мужа.

0
37 GASA   (02.03.2013 20:01) [Материал]
да она то точно простит мужа,у самой рыльце в пушку и вообще выбор мужчины будет делать Белла,который останется с ней,мне так кажется

1
33 Ируна   (28.02.2013 22:47) [Материал]
спасибо за главу. Возвращение будет тяжелым для всех

2
32 geolena   (28.02.2013 21:08) [Материал]
Мейсен молодец, потрясающий стратег! Вот как все обернул, круто! Теперь Эдик будет крутиться как вша на гребешке! cool Рыльце то в пушке, хотя и Белла хороша - тоже согрешила с бывшим!

0
31 natalj   (28.02.2013 20:58) [Материал]
Большое спасибо за потрясающее продолжение!

0
30 Рубина   (28.02.2013 18:52) [Материал]
Потрясающая глава! Очень ждем продолжения!

2
29 Gollga   (28.02.2013 00:31) [Материал]
Cпасибо за главу
Эдик пока еще в подметки не годится деду, у того за плечами мега жизненный опыт. Белла поймет все сразу.
в общем с нетерпением жду продолжения

1-10 11-20 21-30 31-38


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]



Материалы с подобными тегами: