Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1634]
Из жизни актеров [1606]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4603]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2353]
Все люди [14640]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14059]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8555]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4077]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Отцы
Что будет если троих горе-отцов оставить всего на один день со своими чадами? Третья мировая? Только подготовка к ней...

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Dreamcatcher (Ловец снов)
Эдвард — вор, забравшийся в дом к Белле накануне Рождества. Но охотится он не за обычными ценностями…

Хорошая новость – смерть
Белла Свон одинока и раздавлена расставанием с любовью всей своей жизни Эдвардом Калленом. С приходом в ее жизнь некого мистического существа ситуация усугубляется. Как сохранить чистый разум и отличить реальность от игры собственного сознания? А вдруг это не игра и на самом деле существует нечто?

Дом разбитых иллюзий
Прагматичная и расчетливая Розали, в самом расцвете своей молодости и женской красоты, намерена заполучить сердце (и миллионы) «вечного холостяка» Карлайла Каллена. Только вот все ее планы летят под откос, когда в фамильном замке будущего мужа она внезапно сталкивается с его сыном…

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Ковен Знамений
Скандал в прошлом Эдварда. Полигамная религиозная община. Проповеди со змеями. Две разгневанные женщины, способные всё разрушить. Смогут ли Эдвард и Белла преодолеть препятствия, стоящие у них на пути, и быть вместе? Несмотря на убийство, несмотря на общество, где они живут, несмотря на обстоятельства.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13473
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Продолжение по Сумеречной саге

Сто шагов назад. Часть 4. Заключительная. Глава 3. Быть человеком

2017-12-13
12
0
Быть человеком mp3

POV Ренесми

Мы вернулись домой поздним вечером. Красная блестящая машина дочери уже стояла у дома. Байка Лето видно не было.

В гостиной мы застали Лилу с подружками – Дженнифер и Кристен, они увлеченно разбирали подаренные Элис наряды.

Я поздоровалась с девочками и, спросив, не надо ли им чего, поднялась по лестнице вслед за мужем.

Вскоре под окнами раздался рев мотоциклетного мотора, хохот и восторженные вопли, и в дом ввалился Лето со своим закадычным другом Соулом. Из гостиной теперь доносились кокетливое хихиканье девчонок и сдержанные смешки парней.

Мы с Джейком прислушивались к происходящему внизу с улыбкой.

Мой волк, улегшись на кровать, призывно похлопал по покрывалу ладонью. Я не заставила себя долго ждать и прижалась к горячему плечу щекой.

- Как же хорошо, что у наших детей есть друзья, – прошептала я. - Это так важно.

- Угу, - отозвался мой муж, блуждая губами по моим волосам, обжигая дыханием затылок. – Плохо то, что и у одного, и у другого слишком хороший слух. И мы вынуждены терять время впустую.

- Джейк, - возмущенно зашептала я, – у тебя на уме один секс!

- Не один, - ответил мне муж, и его губы соскользнули с затылка на шею, а рука, откинув волосы, стала спускать с плеча тонкую лямочку топа, - много-много секса.

- Дурак, - ответила я, но отстраняться не спешила. Вязкое тягучее возбуждение заструилось по жилам, заставляя сердце ускорить ритм. – Внизу дети. Подождем, пока разойдутся.

- А если я не хочу ждать? - прошептал Джейк, и горячая ладонь скользнула под топ, тронув затвердевший сосок и сорвав с моих губ хриплый стон.

- Прекрати, - я положила руку ему на грудь, туда, где билось его сердце.

Мой любимый разочарованно выдохнул и сел в кровати.

- Слушай, Несс, почему у меня такое ощущение, что ты не все мне рассказала про эту сыворотку? - спросил он внезапно.

Я тоже села и виновато посмотрела мужу в лицо.

- Потому что так и есть. Я не хотела, чтобы это слышала Розали.

- Что «это»? – Джейк нахмурился.

Я помолчала, подбирая слова. Потом сказала:

- Понимаешь, многие свойства сыворотки мы можем только предполагать, просчитав их на результатах лабораторных опытов. Проверить в деле вряд ли когда-нибудь сможем. Но мы думаем, что если ввести её укушенному вампиром человеку до того момента, когда его сердце остановится, она может предотвратить обращение.

Джейкоб вздохнул. На его лице отразилась внутренняя борьба.

- Интересно. Получается, что это вещество, введенное вампиру, может снова сделать его человеком? Поэтому ты не хотела, чтобы слышала Розали?

- Отчасти, – ответила я грустно. – Мы тоже надеялись, что это так. Но увы, если обращение завершено, сыворотка становится для вампира смертельно опасной.

- Ясно, - выдохнул мой волк. Мне показалось, что он разочарован. И это отчего-то резануло мне сердце неясной тревогой и обидой.

- Но все же, и это главное – мы смогли её проверить!

Джейк взял мое лицо в ладони и заглянул в глаза.

- Проверить? На ком же? Только не говори, что ты вводила эту сыворотку себе!

- Да, - коротко ответила я и, не дожидаясь его возмущенных упреков, продолжила: - Других полукровок, кроме меня и нашей дочери, в нашем распоряжении не было. Ее кандидатура в качестве подопытной не рассматривалась. Так вот, в моем организме это вещество вызывало некоторые изменения, - Джейкоб молчал, стиснув зубы и нахмурившись. - Полностью исчезала жажда, менялась формула крови, становясь ближе к человеческой. Но эксперимент пришлось прекратить.

Джейк уже почти не дышал от напряжения. Мне показалось, он догадался о том, что я ему хотела сказать.

- Дальнейшее введение сыворотки могло запустить обычный для людей механизм старения. Понимаешь? Она сделала бы меня обычным человеком.

Мой муж, лихорадочно стиснув меня в объятиях, потрясенно молчал.

***


POV Лилу

Я, конечно, всегда догадывалась, что вампирская часть моей семьи, носящая фамилию Каллен, практически всесильна и любит нас с братом, а в особенности меня, до безумия. Но подарок, который я получила на окончание школы, был просто невероятным. Ярко-красная, сверкающая лаком, завораживающая плавными хищными линиями. «Феррари». Моя «Феррари»!

Сжимая в руках кожаную оплетку руля, вдыхая неповторимый аромат новой дорогой машины, я все еще не могла поверить в то, что это не сон. Радостное возбуждение пробегало по телу, как ток. Я гнала машину по дороге в Форкс, чувствуя трепет ее мощного стального сердца. Я предвкушала изумленные лица подружек, и моя радость увеличивалась.

В зеркале заднего вида я видела брата, восседающего на своем сверкающем «харлее» с улыбкой во все лицо. На обочине я заметила серую мохнатую тень, и Лето затормозил, лихо наклонив мотоцикл.

Я не стала останавливаться, мягко надавив на педаль газа.

Мы с Крис и Джен веселились до позднего вечера, носясь по притихшим улицам Форкса, а потом я вспомнила, что в багажнике моей «Феррари» лежит десяток пакетов с нарядами – подарок от тетушки Элис. Поэтому вечеринку было решено продолжить у меня дома. Купив в кафе по дороге три огромных пиццы, а в магазинчике – упаковку кока-колы, вскоре мы уже мчались по узкой дороге, распугивая ревом мотора лесных обитателей.

Родителей еще не было дома, и мы устроили в гостиной настоящий показ мод, натягивая друг на друга платья, кофточки, юбки, брюки, делая макияж и прически.

Крис и Джен действительно были моими близкими подругами, несмотря на то, что я с большим трудом подпускала к себе людей. Они были абсолютными противоположностями. Кристен – маленькая, хрупкая, с длинными темно-русыми прямыми волосами и большими серыми глазами – была тихоней, не слишком разговорчивой и задумчивой, но замечательным слушателем и прекрасным советчиком. Ее глубокие замечания и врожденная интуиция не раз выручали нас в затруднительных ситуациях. Крис тайно вздыхала по моему брату, хотя не хотела в этом признаваться. Дженнифер же – высокая, стройная, спортивного сложения, тоже член команды чирлидеров, как и я. Рыжеватые кудри ее отливали золотом, глубокие зеленые глаза напоминали кошачьи. Она была словно ртуть – живая, подвижная, неугомонная. Заразительно смеялась, постоянно что-то выдумывала. Джен была душой и двигателем нашей маленькой компании.

Мама часто рассказывала мне о своих подружках-сокурсницах, постоянно подчеркивая, насколько важными могут быть такие отношения.

Годам к пяти, когда я перестала стремительно расти и меняться, а Лето выглядел лет на восемь, родители стали часто привозить нас в Ла Пуш и разрешали играть с индейскими ребятишками. Сэм попытался возражать против моего присутствия в резервации, но мама сказала ему: «Чего ты боишься? Что кто-то из стаи повторит нашу с Джейком судьбу? Это, по крайней мере, глупо. От судьбы не сбежать». Адли было вспыхнул, но возражать не стал. Я быстро нашла себе подружек благодаря своему природному обаянию. Мы строили вместе шалаши, пеленали кукол, играли в Покахонтас. Лето было сложнее. Из-за его необычной внешности мальчишки во главе со старшим сыном Сэма Адли, Билли, устраивали брату настоящую травлю. И он, естественно, никогда не давал им спуску, строго-настрого запрещая мне рассказывать об этом отцу. Однажды маленькие хулиганы бандой в восемь душ прижали братишку на заднем дворе бакалейной лавки старого Фила. Я услышала шум драки и голос брата, угрожающий и отчаянный. Бросив кукол, я рванула на звуки борьбы и увидела, как Лето из последних сил пытается отбиться от своих мучителей. Я закричала и кинулась ему на подмогу, но моих хотя и нечеловеческих, но все же детских сил не хватало, чтобы одолеть восемь довольно крепких индейских мальчишек возрастом от семи до десяти лет. И нам пришлось бы туго, не спрыгни на нас с крыши лавки двенадцатилетний паренек, высокий и крепкий. Выглядел он настолько внушительно, что малолетние хулиганы, с минуту еще потоптавшись на месте, выкрикивая всякие обидные слова, но уже не с таким азартом, как раньше, ретировались.

Так мы и познакомились с Соулом Квинсли, дальним родственником старого Квила Атеары по материнской линии. Они с матерью не так давно вернулись в Ла Пуш, и он слыл нелюдимым и странноватым мальчиком. Но именно странность и стала той точкой соприкосновения, что сдружила Соула с моим братом. Да и я прониклась к мальчишке дружескими теплыми чувствами. Позднее, увидев его в своих страшных ночных видениях, я поняла почему.

В самый разгар нашего веселья вернулись родители. Папа усмехнулся и молча прошел наверх, а мама заботливо поинтересовалась, не нужно ли нам что-нибудь. Мы с девчонками дружно заявили, что нет, и мама удалилась вслед за отцом.

Градус веселья немного спал, но тут с улицы послышался оглушительный рев мотоцикла и в гостиную с хохотом ввалились Лето и Соул.

Через несколько минут я поняла, что лишилась внимания подруг на весь остаток вечера. Я не переставала удивляться, какую власть имели оборотни над девушками. Крис и Джен тут же начали, забыв про наряды, строить глазки моему братцу и его дружку. Заскучав, я решила подняться к себе, чтобы отнести одежду, разбросанную нами в беспорядке по гостиной.

Проходя мимо комнаты родителей, я почти не дышала, так как не хотела им мешать. Но, услышав их тихие голоса, непроизвольно прислушалась… и замерла.

Не веря в то, что говорил тихий мамин голос, я впечатывала в свой мозг каждое слово.

- …Дальнейшее введение сыворотки могло запустить обычный для людей механизм старения. Понимаешь? Она сделала бы меня обычным человеком.

Я не спала до самого утра. Странные слова матери все вертелись в голове, как детская карусель. И еще я видела лицо паренька лет девятнадцати, белокурого, с огромными грустными голубыми глазами. Смешная нелепая шапочка. И зеленая куртка в полоску. Губы сами прошептали имя, которое я так долго хранила, запрятав глубоко-глубоко, в самый дальний уголок сердца.

Но, выпустив его имя и образ, я открыла путь наружу и другим теням – жутким, кровавым, безжалостным. Сжавшись в комочек и обхватив колени руками, я кусала губы, чтобы не закричать. Не выдать себя. Не выдать того, на что я сейчас решилась.

***


Прежде всего мне был нужен план. Четкий и обдуманный. Никаких глупых, спонтанных и безответственных поступков типа побега из дому или опасных знакомств. Слишком тонка была грань, за которой жил мой персональный ад. А повторения его я не хотела.

И еще я не могла предать маму. Свершенное нами связало нас так крепко, что я чувствовала: ее сердце этого не выдержит. Но и открыть ей то, что я собиралась сделать, было невозможно.

Проведя в раздумьях всю ночь, я решила действовать осторожно и постепенно, по шажку.

Первым шагом стал поиск в интернете любой информации о Мартине Нолане. Правда, таковых нашлось несколько сотен. Пролистывая странички социальных сетей, всматриваясь в чужие фотографии, улыбчивые незнакомые лица, я испытывала одновременно и надежду, и страх. Надежду вновь увидеть это знакомое до щемящей боли в сердце лицо, немного усталую улыбку, голубые глаза, смешно торчащие белокурые вихры. И боялась, что его жизнь без меня окажется счастливой и безмятежной. Такой, что я не посмею в нее вмешаться.

Через неделю полночных бдений за ноутбуком и безуспешных поисков мне улыбнулась удача.

С фотографии на страничке в социальной сети на меня смотрел он. Я онемела, задыхаясь от слез, наполнивших мои глаза, в груди жгло так сильно, будто туда засунули горящую головешку. Я не могла оторвать взгляда от его лица и, сама не знаю зачем, прикоснулась кончиками пальцев к экрану ноутбука, словно хотела погладить его по щеке.

Просидев так несколько минут, я наконец очнулась. Слушая, как бухает сердце, я нервно сглотнула комок в горле и пробежала глазами по информации. Место жительства – Осло. Слава богу, он не в Тронхейме. Учеба – второй курс медицинского колледжа. Медицина! Явно влияние сестры. Увлечения… Ну конечно, танцы.

В груди заворочалась глухая тревога. Я вспомнила, как Кирстен из кожи вон лезла, чтобы завоевать его внимание. Сколько их, таких, как эта мерзкая блондинка, рядом с моим Мартином?..

Моим… Я горько усмехнулась. Он даже не знает о моем существовании! А вдруг я ему не нужна?

Я долго не решалась нажать на кнопку отправки сообщения. Набирала текст. Читала. Стирала. Опять набирала. Снова стирала. Наконец написала только два слова: «Давай дружить», и, затаив дыхание, нажала клавишу Enter.

Он был в офе. Я смотрела на экран и думала, что это хорошо. Что я не готова, если он ответит «Нет». А если вообще не ответит? Под ложечкой засосало, снова подступили слезы. Нет, такого быть не может. Он не должен, не должен…

Тихий щелчок возвестил о том, что на мою страничку поступило сообщение. Сердце перестало биться, пальцы онемели. Словно во сне, я кликнула по высветившемуся окошку.

«Привет! Давай!» и смешной смайлик.

Я готова была расцеловать экран. Снова щелчок.

«Ты живешь в Америке?»

«Да. Штат Вашингтон. Городок Форкс, недалеко от Сиэтла. А ты в Осло?»

Пальцы порхают по клавишам, и я, кажется, слышу его голос, когда читаю ответные сообщения.

«Ага. Тут такая скукотища. Чем занимаешься?»

«Пока ничем. Недавно окончила школу. Ты будущий врач?»

«Сестра настояла. Я хотел танцевать. Но она решила, что это не занятие для мужчины. Сначала плевался. Сейчас даже нравится».

«Ты танцуешь? Классно. А я была капитаном чирлидеров».

«Вау! Круто! Тогда ты самая популярная девушка в школе. Наверное, куча ухажеров. Парень у тебя есть?»

«Нет. И ухажеров всех прогнала. Я одиночка. А у тебя есть девушка?»

Набрав эту фразу, я снова замерла. Нечасто моргал курсор, мягкий свет от экрана освещал мою постель. Я считала удары своего сердца и понимала: если он ответит «есть», я просто закрою эту страничку и выкину из головы все, что напридумывала себе. Я не имею права снова портить ему жизнь.

«Нет. Как-то все не складывается. Наверное, жду кого-то особенного».

Строчка расплылась перед моими глазами. Ждет. Особенного. Меня… Я закусила губу, чтобы не зарыдать от счастья.

Мы проболтали до самого утра. Прощаясь, заспорили, кто первый уйдет в оф. Наконец договорились, что вместе на счет «три». И никто не закрыл странички. Договорились еще раз. Выключились, наверное, раза с пятого.

Захлопнув ноутбук, я откинулась на подушку и, лежа с открытыми глазами, все еще не верила в то, что произошло этой ночью. Потом медленно провела подушечками пальцев по своим губам, вспоминая его мягкие теплые прикосновения. Его ошеломительный запах. Его горячий шепот и осторожные ласковые руки на моем теле… Впервые за столько лет я представляла, как эти руки касаются меня, и меня не охватывал ужас. Только тихая нежность, разливающаяся по всему телу, трепетная, согревающая.

***


Еще неделю я все ночи напролет сидела без сна с ноутбуком на коленях. Я узнавала Мартина заново, мне открывались все новые и новые его черточки, такие, о которых я и не подозревала тогда, за гранью. Он казался мне взрослее, увереннее, мужественнее. Я заново влюблялась в него без памяти. И трепетно надеялась, что тоже пробуждаю в нем какие-то чувства.

Однажды утром я решила, что пора сделать второй шаг – поговорить с мамой. Это было еще труднее, чем начать общаться с Мартином через интернет. Гораздо труднее.

Лето с отцом умчались, как всегда, в Ла Пуш. Мама, тихо напевая что-то себе под нос, возилась на кухне.

Я сбежала по лестнице и, крепко прижавшись, обхватила ее сзади руками.

- Доброе утро, мам!

Она развернулась и, отложив тряпку, обняла меня и поцеловала в лоб.

- Привет, милая. Опять не спала до утра?

- Ага. С друзьями сидела в интернете.

- Завтракать будешь? Или коктейль?

- Завтракать, - твердо ответила я, усаживаясь на гладкую прохладную поверхность табурета.

Мама поставила передо мной тарелку с омлетом и села напротив.

- Тебя что-то беспокоит? – спросила она, заглядывая мне в глаза.

- Ну, - смутилась я, заставляя сердце не стучать так бешено, - просто раздумываю, чем бы заняться после школы.

- И какие мысли? – улыбнулась мама, но на дне ее карих глаз затаилась тревога.

- Наверное, медицина, - ответила я как можно беззаботнее. – Пойду по стопам доктора Каллена. И твоим, кстати.

- Медицина? – мама удивилась. - Но ты никогда даже не заговаривала об этом!

- А вот теперь заговорила, - сказала я, прожевав очередную порцию омлета и запив его апельсиновым соком.

- Это хорошо, - сказала мама, но голос ее дрогнул. – Прадедушка Карлайл будет гордиться тобой. И какой колледж ты выбрала?

Мне хотелось себя придушить. В ее глазах было столько тоски и боли. Она так же боялась нашего расставания, как и я. Но так было нужно. Прости меня, мамочка…

- Не хочу уезжать далеко, - я схватила ее руку и прижалась к ней щекой, – не могу надолго с вами расставаться!

Мама судорожно вздохнула.

- Сиэтл? Там вроде есть медицинский факультет.

- Да, мам. Отправим завтра документы? Я буду приезжать каждые выходные! И на все лето.

Мамина теплая рука потрепала меня по щеке.

- Да, малышка. Конечно, отправим.

Я вскочила и обняла ее крепко-крепко, чтобы скрыть слезы, которые покатились по моим щекам. Справившись с собой, я разжала объятия и, убирая со стола свою тарелку, произнесла:

- И еще, мам, можно мне помогать Карлайлу и тебе? Я слышала, вы вместе работаете над чем-то в лаборатории Большого дома?

Мама посмотрела на меня удивленными глазами.

- Помогать? Ну что же… Спрошу твоего прадедушку, но не думаю, что он будет против. Тем более Каллены снова собрались уезжать – слишком долго пробыли на одном месте, так что нам понадобится помощь, чтобы обеспечить стаю защитой.

- Мам, ты самая лучшая, - пропела я, целуя ее в щеку.

Мой безнадежный план продвинулся вперед еще на один маленький шажок.

***


Доктор Карлайл Каллен около десяти лет назад из соображений безопасности покинул форкскую больницу, но его неистребимое желание помогать людям не давало ему просто погрузиться в медицинские исследования. Он завел частную практику в Сиэтле и три дня в неделю работал там в своей клинике. Дома же он оборудовал лабораторию по последнему слову техники и увлеченно занимался исследованиями. Мама, все-таки получившая диплом биохимика, хотя и несколько неординарным способом, также немало времени проводила в лаборатории доктора Каллена.

Теперь ее порог предстояло переступить мне. Мой прадедушка с радостью согласился принять мою помощь, поэтому уже на следующий день утром мы приехали в Большой дом.

Спустившись по лестнице в цокольный этаж, я оказалась в довольно просторном помещении, выложенном ослепительно белой кафельной плиткой, заставленном всевозможной аппаратурой, столами с лабораторной посудой, шкафчиками с препаратами и несколькими компьютерами. С мягким шипением закрылись герметичные двери, и я зажмурилась под лучами синего света.

Мама, ободряя, положила мне руку на плечо. Карлайл, ослепительно красивый в своем белом халате, с радостной улыбкой обнял меня и сказал:

- Такая неожиданность! Я очень, очень рад, что ты решила заняться медициной. Никогда не думал, что у нас получится целая династия! Но почему Сиэтл? Это не лучшее место! И совсем не престижное.

- Я не хочу уезжать далеко от семьи, - ответила я, оглядываясь на маму.

Прадедушка понимающе кивнул.

- Ничего, какая, по сути, разница! Ну давай я тебе тут все покажу.

Даже моя нечеловеческая память не в состоянии была вместить в себя всю лавину информации, что обрушилась на мой бедный мозг в течение следующих нескольких часов. Поначалу мне казалось, что Карлайл и мама говорят на каком-то незнакомом для меня языке. Я постоянно переспрашивала, иногда по нескольку раз. Краснела от стыда за свою тупость, но, боясь упустить что-то важное, спрашивала снова.

Потом они оба решили, что с меня достаточно на первый раз и послали чистить клетки лабораторным крысам. Я внутренне содрогнулась. Я ненавидела этих гадких грызунов всей душой. Мое неудовольствие заметила мама.

- Лилу, ты боишься крыс? – удивилась она.

- Не боюсь, - ответила я мрачно. – Просто ненавижу.

- Не переживай, они тебя тоже, - засмеялась мама. – Но без этого никак. Решилась – вперед!

Поджав губы и собрав в кулак всю свою волю, я отправилась в соседнее помещение, совсем небольшое, заполненное рядами клеток со снующими, пищащими, копошащимися крысами. Белые, с красными глазками-бусинками, длинными усами, тонкими голыми хвостиками… Брр…

Почуяв меня, большинство крыс сразу же забились в дальние углы своих клеток и даже перестали пищать.

- Правильно, - усмехнулась я. – Я вас ненавижу, вы меня ненавидите. Все правильно.

Проделав всю положенную работу, я с облегчением покинула этот крысиный рай. Думаю, крысы тоже вздохнули спокойнее.

Когда мы возвращались домой, мама спросила меня:

- Ну что, не передумала? Крысы – это только начало! В медицине полно всяких «приятностей»: кровь, загнившие раны, трупы и тому подобное.

- Нет, - я решительно помотала головой. – Не передумала. Я справлюсь.

***


На то, чтобы начать просто понимать, о чем говорят во время работы и что делают мама и Карлайл, у меня ушла почти неделя. Проведя со мной небольшой тест, доктор Каллен наконец допустил меня до подготовительных работ – мойки лабораторной посуды, смешивания простых ингредиентов, регистрации результатов испытаний.

Работа по изучению крови Лето, выделению из нее сыворотки и получению ее искусственного аналога была не единственной. Также доктор Каллен и мама исследовали свойства вампирского яда, пытаясь понять механизм его действия, установить стадии превращения и процессы, которые происходят в организме человека, укушенного вампиром. Больше всего Карлайла интересовала исцеляющая способность яда. Он надеялся получить с его помощью лекарство от рака.

Постепенно я проникалась все большим уважением и восхищением перед моим замечательным прадедушкой. Это было просто непостижимо: вампир, существо, созданное для убийства людей, положил все свое бесконечно долгое существование на то, чтобы спасать их от смерти!

Мне становилось все интереснее принимать участие в разработках доктора, чувствовать себя причастной к такому важному и нужному для человечества делу.

Но я помнила, зачем сюда пришла. Мысль о том, что мне придется снова обманывать, изворачиваться, а может, и красть, резала как ножом. Но был ли у меня другой выход? Позволили бы мне мама и прадедушка сделать то, что я задумала, открой я им свой безумный план? Скорее всего, нет. И шанс этот будет утерян для меня навсегда.

Прежде всего мне нужно было узнать, какая доза сыворотки сможет сделать меня человеком. Затем получить доступ к препарату и придумать, каким образом незаметно для мамы и Карлайла изъять нужное мне количество.

К моему большому сожалению, доктор Каллен никогда не вел никаких записей, полностью полагаясь на свою вампирскую память. Поэтому у меня не было возможности узнать о ходе эксперимента над моей мамой. Спросить я тоже не могла, так как не должна была знать о нем. Я промучилась в раздумьях, каким же образом получить нужную мне информацию, больше десяти дней. За это время мне удалось точно узнать, где хранится готовая сыворотка и что ее всего две дозы. Также я узнала, что до отъезда Калленов на Аляску, который планировался примерно через месяц, необходимо было изготовить еще десять доз, чтобы обеспечить стратегический запас. Но для этого нужна была кровь моего брата.

Мама собиралась поговорить с отцом на эту тему. Я, затаив дыхание, слушала её тихий разговор с Карлайлом, продолжая невозмутимо мыть колбочки и пробирки. Для пущей убедительности даже вставила в уши пуговки наушников, но так, чтобы они не мешали мне слышать каждое слово.

- Джейк, конечно, будет недоволен, - грустно произнесла мама, - но я попытаюсь его убедить. Мне тоже неприятна мысль, что снова придется брать кровь у нашего мальчика. Но эта жертва оправдана. Вместе с сывороткой стая получит иммунитет к вампирскому яду. Следовательно, волки станут менее уязвимыми перед вампирами. В ваше отсутствие это особенно важно. А в сочетании с даром Лето… - мама осеклась, но тут же поправила себя, - возможным даром Лето они будут практически неуязвимы!

Карлайл с легкой улыбкой на губах кивал соглашаясь. Потом произнес:

- Я все еще жалею, что мы истратили пять доз на тот опасный эксперимент. Мы не должны были так рисковать.

Мама сжала его руку, глазами указывая на меня.

- Что сделано, то сделано, – продолжил он, наклонив голову в знак согласия. - К тому же ты знаешь, что нечастое донорство даже полезно: способствует обновлению крови. Тем более для такого сильного мальчика, как Лето.

- Представляю, как разозлился бы Джейкоб, услышь это из твоих уст! – невесело пошутила мама.

Вечером я заперлась в своей комнате, чтобы обдумать услышанное. Итак, эксперимент прекратили, когда маме ввели пять доз сыворотки. Значит, мне понадобится больше. Но сколько? Шесть, семь? Но и этого количества у меня не было.

Мне нужно было получить доступ к самому процессу изготовления, тогда, возможно, я смогла бы изготовить «неучтенные» дозы и использовать их для воплощения своей мечты. И еще нужно было поговорить с Лето. Мне казалось отчего-то, что, используя кровь брата, я должна посвятить его в свой план. О том, что он может меня выдать, я даже не задумывалась. Я слишком хорошо знала его. Кого-кого, а меня он точно никогда не предаст. К тому же моя тайна жгла меня изнутри. Мне просто необходимо было разделить свою ношу с родной мне душой.

Вздохнув и решив, подобно Скарлетт О'Хара, подумать обо всем этом завтра, я с бьющимся сердцем включила ноутбук и, затаив дыхание наблюдала, как загружается страничка Мартина.

Общаясь через Всемирную паутину, мы день ото дня становились все ближе. Моя душа рвалась к Мартину, мне ужасно не хватало его голоса, прикосновений, удивительного запаха. Но пока наша встреча была невозможна и преждевременна.

Зайдя, как всегда, на его страничку, я увидела его новый статус. «Влюблен». Сердце гулко стукнуло по ребрам и замерло. Я застыла перед экраном, надеясь, что этот статус относится ко мне, и боясь, если это не так. Это было, как китайское печенье: разворачиваешь записочку и не знаешь – благое там предсказание или нет.

Мы минут двадцать перекидывались ничего не значащими фразочками о музыке, новых клипах, фильмах. Потом на несколько минут Мартин замолчал. Я перестала дышать. Слушала стук сердца в ушах.

«Видела мой статус?»

Судорожный вдох.

«Да».

«И что думаешь?»

Еще вдох.

«А что я должна думать?»

«Ну о ком я?»

Вдох, больше похожий на всхлип.

«Не знаю».

«Ну, Лилу!» и негодующий смайлик.

Сердце пустилось вскачь. Галопом. Вприпрыжку. Как пятилетний карапуз, получивший свое любимое мороженое.

«Мартин, это не шутки!»

«Я серьезно!»

«Мы даже не встречались».

«Неправда, я знаю тебя всю свою жизнь!»

Слезы катятся по щекам и капают на клавиатуру. Я даже не вытираю их.

Пальцы не слушаются, я не вижу клавиш, поэтому набираю эти два коротеньких слова несколько раз.

«Я тоже».

Теперь пути назад для меня не было.

***


- Джейкоб, – голос мамы звенел негодованием, - я не хуже тебя понимаю, что это наш сын! Но пойми, то, что мы делаем с Карлайлом, защитит всю стаю! Нам надо всего ничего! И это в последний раз. Формула аналога уже готова. Только пока не удается ее стабилизировать.

- Малыш, - отец уже был готов сдаться. Как всегда. Он не может противостоять маме больше трех минут. Засекала специально. – Ну я погорячился. Просто мне отвратительна сама мысль об этом. Вампир выкачивает кровь у моего сына… - он произнес эти слова с таким отвращением, что я почувствовала его кожей.

- Не вампир, – едва слышный влажный звук поцелуя, - кровь возьму я. Мне-то ты доверяешь?

Отец не ответил. Они точно целовались. Я улыбнулась и воткнула в уши наушники. Пусть наслаждаются друг другом.

Откинувшись на подушку, я закрыла глаза, впитывая чудесные невесомые и радостные звуки Моцарта. Я видела лицо Мартина и его голубые глаза, в которых была только нежность и любовь. Ко мне. До дрожи хотелось прикоснуться к нему, вдохнуть его запах, почувствовать его.

Осторожный стук в дверь. Лето… Я почуяла его даже из-за двери.

- Заходи, - сказала я тихо, вынимая наушники. Все равно услышит.

- Привет, – брат выглядел обеспокоенным.

Я села на кровати, Лето уселся на пол передо мной.

- Что случилось? Чего такой кислый? – спросила я.

- Это правда, что ты собралась уезжать? – спросил брат, чуть смущаясь.

- Ну да. В Сиэтл. В колледж. Стану врачом. Вернусь и буду ставить волкам клизмы, – пошутила я.

Лето криво усмехнулся.

- Ясно. Жалко. Без тебя будет скучно. И Сэт…

- Что Сэт? – спросила я, лукаво улыбаясь.

- Ну… он… - Лето замялся, покраснел и запыхтел.

Я спрыгнула с кровати и обняла брата за плечи, усевшись рядом с ним на полу.

- Братик, Сэт зря надеется. Я вижу в нем старшего брата, может, дядю. В общем, родственника. Но никак не бойфренда. Господи, я уже жалею, что попросила его об этом дурацком спектакле.

Лето горестно вздохнул.

- Я ему это говорил. Не верит. Надеется.

Поцеловав брата в щеку, я пропела ему на ухо:

- Не бери в голову, я сама поговорю с ним до отъезда. Это еще не скоро – только осенью. А ты когда девушку заведешь?

Лето вспыхнул и отстранился.

- Зачем мне девушка? Мне и так хорошо. Еще не хватало таскаться за юбками.

Я усмехнулась:

- Посмотрим, как ты запоешь, когда у Соула появится подружка, а ты будешь третьим лишним. Послушай умную старшую сестру. Заведи девушку! С твоим обаянием оборотня – только свистни, любая прибежит. Вон хоть Крис. Души в тебе не чает. И девчонка отличная!

- Лилу, - лицо брата стало до смешного серьезным. – Если она не нареченная, ей нельзя будет рассказывать правду о нас.

- Слушай, а кто просит рассказывать? Ты же не жениться собираешься?

Лето опять покраснел, густо-густо. Мальчишка… Какой же он еще мальчишка. Ну что взять с двенадцатилетнего пацана? Только с виду мужчина.

- Прекрати, - прошипел он. – Хватит об этом.

- Хватит, – согласилась я.

Мы помолчали. И тут я поняла, что сейчас самый подходящий момент, чтобы открыться брату. Мне стало бы гораздо легче на душе.

- Лето, - начала я не слишком решительно. Брат посмотрел на меня удивленно. - Я хочу доверить тебе тайну. Самую сокровенную тайну, что у меня есть. Если ты выдашь меня маме или отцу – мне конец.

Глаза Лето расширились от изумления и интереса. Он даже дышать перестал.

- Я собираюсь кое-что сделать… Знаешь, для чего нужна твоя кровь?

- Ну чтобы сделать сыворотку от вампирского яда.

- Не только, - сказала я, переходя на самый тихий шепот. – Если ввести ее полукровке, как я, в определенном количестве, она сделает ее простым человеком.

Лето сжал мою руку в волнении.

- Но ты же не…

- Именно, - прервала его я. – Я хочу стать человеком.

- Но зачем? – брат смотрел на меня как на безумную. - Ты практически бессмертна. Зачем тебе стареть?

- Понимаешь… – я мучительно подбирала слова, чтобы попробовать объяснить брату, для которого слово «любовь» пока было просто сотрясением воздуха, свое решение. – Представь: ты не можешь жить без другого человека. Никак. Дышать не можешь, спать не можешь. Но он просто человек. Он будет рядом с тобой взрослеть, потом стареть. А ты будешь оставаться таким же семнадцатилетним. Смог бы ты смотреть на то, как он стареет? Смог бы пережить его?

Лето задумался, наморщив лоб. Он мучительно пытался себе представить то, о чем я говорила.

- Не знаю.

- Вы, волки, можете перестать обращаться и прожить с любимым его человеческую жизнь. А что делать мне?

- Так ты что, влюбилась в человека? – глаза брата стали огромными от изумления.

Я просто кивнула.

Лето смотрел на меня молча, не решаясь ничего сказать. Было видно, что наш разговор потряс его до глубины души и он сочувствует мне.

- Расскажешь о нем? - спросил он тихо, сжимая мою руку.

Я благодарно улыбнулась ему и поцеловала в щеку.

- Обязательно. И если все получится – познакомлю. Вы подружитесь. Он просто замечательный.

Уходя из моей комнаты, он обернулся на пороге и сказал тихо:

- Сестренка. Вся моя кровь – твоя. Помни об этом.

Я улыбнулась ему сквозь слезы и прошептала:

- Спасибо, братик.

***


Месяц, назначенный для подготовки отъезда Калленов, прошел незаметно. Было изготовлено десять доз сыворотки, и Карлайл торжественно передал ее Сэму и отцу. Отныне каждый дозорный волк носил при себе шприц-тюбик.

Я все лучше разбиралась в исследованиях, что вели мама и Карлайл в лаборатории Большого дома. Прадедушка даже однажды доверил мне самой изготовить сыворотку от начала и до конца. Все оказалось довольно-таки несложным. Кровь Лето смешивалась с ничтожно малым количеством вампирского яда. Антидот отделялся от остальных компонентов при помощи центрифуги. Потом полученная сыворотка стабилизировалась антиоксидантом. Весь процесс занимал около трех часов.

Карлайл весь светился от гордости за меня. А я была счастлива, что сделала еще один шажок по выбранному мной пути.

В конце августа пришло письмо из Муниципального колледжа Северного Сиэтла, в нем сообщалось, что я зачислена на первый курс факультета анатомии и физиологии и предлагалось прибыть в начале октября для начала занятий.

Первыми из Форкса уехали Эмметт и Розали. Роуз долго держала мою руку в своих прохладных ладонях, гладила меня по щеке, и мне казалось, что из ее янтарных глаз готовы были пролиться слезы. Я крепко обняла ее и пообещала навестить их как-нибудь, когда Эмметту надоест путешествовать по дикой сельве Амазонии и они осядут в более доступном месте. Через два дня уехали Элис и Джаспер, они решили навестить клан в Ирландии. Шивон давно звала в гости олимпийцев. Карлайл и Эсми тоже должны были поехать в Ирландию, но сначала собирались погостить у Денали. В Форксе пока оставались только Эдвард и Белла. Они хотели уехать после того, как я отправлюсь в колледж, и ни днем раньше. Мои дедушка и бабушка решили вернуться в Лондон, где Эдвард хотел продолжить карьеру музыкального критика. Но в последний момент они передумали, решив переехать в Сиэтл, чтобы присматривать за мной. Одному богу известно, скольких нервов, слез, уговоров и обещаний мне стоило изменить решение моего дедушки. Но к моему удивлению, на мою сторону встала мама, и вместе мы смогли убедить Эдварда, что, поскольку я уезжаю не одна, а с подругами, постоянное присутствие рядом вампиров будет создавать проблемы. Дедушка сдался, оставив за собой право подобрать нам с девчонками квартиру поближе к кампусу в самом безопасном районе Сиэтла.

Постепенно Большой дом опустел. Лабораторию, где мы работали, Карлайл хотел законсервировать, вывезя оборудование и усыпив всех лабораторных животных. Но это бы означало крах моего плана. И я как могла осторожно стала убеждать доктора Каллена, что лабораторию следует оставить в рабочем состоянии для того, чтобы успеть приготовить еще сыворотку, если вдруг возникнет такая необходимость. Карлайл сомневался, но мама поддержала мою идею, пообещав в его отсутствие продолжить работу по созданию лекарства от рака. На этом и порешили. Я облегченно выдохнула. Теперь дело было за малым: взять у Лето нужное мне количество крови и оказаться в лаборатории одной.
И спустя полторы недели мне удалось изготовить нужное мне количество сыворотки. Впервые я мысленно благодарила ненавистных грызунов, ведь мне удалось выпросить у мамы ключи от лаборатории под предлогом ухода за этими животными. Упакованные в термоконтейнер шесть доз сыворотки были запрятаны в самом укромном уголке моей комнаты вместе со специальным шприцем с титановой иглой.
Тридцатого сентября я впервые со дня своего рождения покинула родной дом. Меня ждал Сиэтл, колледж. И неизвестность. Манящая и пугающая. Шесть доз сыворотки в своем термоконтейнере переместились на дно моей сумки. Последний шажок к тому, чтобы стать человеком.

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/36-37074-1#3418185
Категория: Продолжение по Сумеречной саге | Добавил: MissElen (01.12.2017) | Автор: Юлия Данцева
Просмотров: 149 | Комментарии: 7 | Теги: Джейкоб Блэк, Лето Блэк, Карлайл Каллен, Лилу Блэк, Ренесми Блэк


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 7
+1
5 Valeri5035   (02.12.2017 09:19)
Калленв жалко. Розали тоже жалко, если у Лилу все получиться.

0
7 MissElen   (02.12.2017 14:38)
Конечно у Лилу все получится - ведь это её осознанный выбор, а Калленнов чего жалеть, что не смогут вернуть себе человечность или что Лилу отказалась от бессмертия ради любви к человеку? И то и другое имеют свою ценность и если в данной судьбе ничего изменить нельзя, нужно радоваться тому что есть... dry

+1
4 Dunysha   (02.12.2017 00:24)
О я не сразу поняла кто такой Соул, вот бы и ему встретить ту самую итальянка smile
Надеюсь и Мартин переведется в Сиэтл, и у Лилу все получится и никто её не осудет а только порадуются за неё. Жалко конечно Розали с её несбыточной мечтой о детях.

0
6 MissElen   (02.12.2017 14:27)
Как сказала Ренесми: "От судьбы не уйдешь", так что и Соул своей не минует. Мартин судьба Лилу равно как и она его. А Розали досталась судьба заботливой и любимой тетушки... всех появляющихся в семье детей wink

+1
3 Alice_Ad   (01.12.2017 23:15)
Смелый поступок.огромное спасибо за главу!!!!

+1
1 FaNATKA3178   (01.12.2017 21:55)
Стать человеком! Смело! Большое спасибо за продолжение!!!

0
2 MissElen   (01.12.2017 22:26)
Да, это очень смелое решение отказаться от бессмертия ради любви и желания разделить с любимым одну судьбу, одну человеческую жизнь... dry

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями







Материалы с подобными тегами: