Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1639]
Из жизни актеров [1610]
Мини-фанфики [2418]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [23]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4630]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2358]
Все люди [14740]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14124]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8636]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4126]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-31 января

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

С Днём Рождения, Джейкоб!
«Затмение». Элис, желая сгладить острые углы между Эдвардом и Джейкобом, а так же подарить Белле возможность проводить время с другом, но под бдительным оком вампиров, хватается за возможность пригласить оборотня в гости. Совершенно случайно узнав, что у пса день рождения, Каллены в скором порядке готовят ему подарки.

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Затянувшийся отпуск
В результате авиакатастрофы шестнадцать пассажиров самолета и пять членов экипажа оказались на острове в Тихом океане. Большинство из них были между собой не знакомы.

Любовь понарошку
В Голливуде много известных пар. Половина этих романов – фикция. Вот и Белла по настоянию своего агента понарошку встречается с «плохим мальчиком» Голливуда Эдвардом Калленом. Она пойдет на многое ради своей группы и своей музыки.

Отблеск судьбы
1840 год. Англия. Леди Элис Брендон - молодая вдова, возвратившаяся в свет после окончания траура. Она намерена воспользоваться сполна свободой, молодостью, красотой, богатством и положением в обществе. Однако коварная судьба уже зажгла костер, отблески которого не позволят сбыться планам, уведя события по совсем иному пути...

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Секрет
Три подруги: Белла, Элис и Розали, приехали на каникулы к тете Элис. Во время прогулки вдоль берега озера они встречают трех парней: Эдварда, Джаспера и Эммета. Они начинаются общаться и дружной компанией весело проводить время, пока тайна, скрываемая новыми знакомыми девушек, не всплывает на поверхность их вроде бы тихой гавани.



А вы знаете?

...что видеоролик к Вашему фанфику может появиться на главной странице сайта?
Достаточно оставить заявку в этой теме.




А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваш любимый сумеречный актер? (кроме Роба)
1. Келлан Латс
2. Джексон Рэтбоун
3. Питер Фачинелли
4. Тейлор Лотнер
5. Джейми Кэмпбелл Бауэр
Всего ответов: 460
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

Синдром лебедя

2018-2-20
21
0
Название: Синдром лебедя
Номер обложки и саундтрек: 17. Logic & Rag'n'Bone - Broken People

Автор: -
Бета: +
Жанр: драма/роман/детектив
Рейтинг: R
Персонажи: Эдвард/Белла
Саммари: Человек с пистолетом делает шаг. Виден рукав светло-коричневого пальто. Еще острый мужской подбородок. Небритый. Зато меня видно хорошо. На редкость лунная ночь. Неблагоприятное время для убийства. Особенно для двойного.









Она
«Чивас останется без ужина», — думаю я, когда смотрю в круглое дуло пистолета. С глушителем. Никогда не видела оружие так близко. Только по телевизору. В гангстерских фильмах, в которых при виде пушки люди способны на что угодно, лишь бы не получить пулю в лоб. Раньше казалось, что в этом нет и пятидесяти процентов правды. Но теперь с уверенностью бывалого заявляю, что это охренеть как страшно.
Мужская рука, обтянутая кожаной перчаткой, держит пистолет уверенно. Она не дрогнет. Не ослабнет. Не выронит оружие от усталости. Мой мир сосредоточен на руке, на её способностях и возможностях. Еще несколько минут назад главной проблемой были цветные надувные шары. Голубые или зеленые? Теперь — выстрелит или не выстрелит?
Я сегодня не первая, на кого направлен пистолет. Тот, кто был мишенью до меня, лежит в тени. Вижу только ноги и грязные кроссовки.
Времени мало. И я не знаю, как его использовать. Закричать? Убежать? Это кажется бесполезной и изначально провальной идеей. Стоит попросить. Понадеяться на каплю сострадания от человека, убившего минуту назад. Но и тут промах. Никак не придумаю достойные аргументы. Я ненужный свидетель. Нежеланный очевидец. Мотивы убийцы прозрачны. Но что сказать в ответ? У меня нет детей, которые останутся сиротами. Нет мужа, который поседеет от горя. Есть лишь толстый вредный кот.
Человек с пистолетом делает шаг. Виден рукав светло-коричневого пальто. Еще острый мужской подбородок. Небритый. Зато меня видно хорошо. На редкость лунная ночь. Неблагоприятное время для убийства. Особенно для двойного.
— Почему не убегаешь? — из тени доносится мужской голос со стальными нотками.
— Плохо бегаю, — сознаюсь я. — Не хочу ловить пулю затылком.
— Почему не кричишь? — меняет вопрос убийца. — Почему не просишь отпустить?
— Отпусти меня. Я никому не скажу.
— Есть только один способ заставить замолчать.
Пауза затягивается, но шансов нет. Возможно пару секунд. Или три. Или пять.
— Пусть все будет быстро, — решаюсь произнести я.
— Боишься боли? — Убийца выходит на свет. Высокий. Стройный. В черных джинсах и удлиненном пальто. У него широкий лоб и светлые короткостриженые волосы. Прямой нос и четко очерченные скулы.
Что-то взрывается в груди. Сердце? Но выстрела нет. Пистолет все еще направлен в мою сторону, когда заглядываю в зеленые глаза вершителя судеб. Трудно поверить. И понять. Разве такое возможно?
— Эдвард?
Как давно я не произносила его имя. Даже забыла, насколько красиво оно звучит. Я вижу перед собой не восемнадцатилетнего подростка, не влюбленного мальчишку, а мужчину с хладнокровным взглядом. Нет прежней худобы, нет золотистых кудрей, нет ласковой улыбки.
Пистолет прижат к моему виску. Там, где холодный металл касается кожи, пульсирует вена. Неужели судьба настолько безжалостна, что заставила оказаться в этом месте и в этот час. Все возвращается на круги своя. Возможно.
Взгляд зеленых глаз обжигает. Я думала, что уже ничего не чувствую. Что выжгла. Забыла. Но что-то все же осталось. И теперь это «что-то» скопилось у самого горла. Я боюсь представить, кем стал Эдвард спустя столько лет. Хотя труп в переулке не оставляет места воображению.
— Это действительно ты?
Он не отвечает. Не подтверждает. Не опровергает. А смотрит в темноту, откуда доносятся голоса.
— Иди вперед. Живо.
Моя смерть получила отсрочку. На неопределенный срок.

Мы проходим мимо трупа. Мимо пожарной лестницы. И оказываемся за зданием, где припаркован черный автомобиль. Поддержанный. Со следами коррозии на капоте. В салоне пахнет сигаретами. Кожаная обивка на сидениях потрескалась от времени.
Эдвард садится за руль. Снимает перчатки. Включает зажигание.
— Надевай, — приказывает бывший возлюбленный и протягивает черный мешок.

Все проблемы отходят на второй план. Больше не беспокоит голодный Чивас. Или детский день рождения, который я организовала для избалованного пятилетнего сына четы Ньютонов. Всю дорогу думаю о том, что спустя десять лет снова встретила Эдварда Мейсена. Но что страшнее? Наша встреча сама по себе или её декорации.

Когда машина останавливается, Эдвард куда-то ведет по улице, грубо держит под руку. Странный писк. Хлопок двери.
— Снимай мешок, — командует он.
Вокруг полумрак. Маленькую комнату освещает настольный торшер. Шторы задернуты. Обстановка странная. Одноразовая. Как номер в дешевом мотеле. Я поправляю волосы, оглядываюсь по сторонам, ищу. И нахожу. Его взгляд страшнее пистолета.
— Ну, здравствуй, Белла.
Мейсен всегда был самоуверенным. Ничего не боялся. Теперь к этим качествам прибавилась опасность. От него веет хладнокровием. Но это не уменьшает мужской привлекательности. Говорят, что смерть является в образе уродливой старухи. Я везучая. Моя смерть — прекрасный Аполлон.
— Не ожидал, что когда-нибудь снова увижу тебя, — продолжает Эдвард.
В голосе сквозит лед. Презрительная усмешка срывается с губ. А я держусь изо всех сил, чтобы не расплакаться от обиды и разочарования. Хотя чего я могла ожидать? Что кинется с объятиями, едва узнав?
— Сколько лет прошло?
— Десять, — тут же выпаливаю и осекаюсь. Теперь он знает, что я считала. Плохо.
— Как счастливая роскошная жизнь?
Я, наконец, сглатываю ком в горле. Но тут же подступает новый. Трудно не выдавать эмоции. Зажившие раны расходятся по швам. И я зачем-то лгу:
— Замечательно. Муж. Дети. Они ждут меня дома. Я безмерно счастлива.
Эдвард направляется к тумбочке с алкоголем. Берет бутылку виски. Чивас Ригал. В другой ситуации я бы сочла это забавным. Учитывая, что так зовут моего кота. Наполняет стакан и делает жадный глоток.
— Ты опустишь меня? — спрашиваю я.
— Нет.
— Убьешь? — произношу второй по логике вопрос.
В зеленых глазах беснуется пламя. В последнюю встречу его глаза тоже блестели. Только от нежности.
Эдвард отставляет стакан. Достает из-за пояса пистолет. И снова прикладывает к моему виску. Глаза в глаза. Душа в душу. Так было когда-то. Так сейчас.
Подобную встречу невозможно спланировать. Но жизнь — сотни перекрестков. И я свернула не туда. Опять.
— Слышишь? — наклонившись к уху, произносит Мейсен.
Тело охватывает озноб. От его близости. От голоса. От запаха алкоголя. Прислушиваюсь. Жду стук шагов или вой сирены. Ничего.
— И я не слышу, — со злостью замечает он. — Не слышу твоих сожалений.
Ох! У меня столько сожалений на его счет. Будь они кирпичами, то можно построить пятиэтажный дом. А еще за плечами море слез. Такое глубокое и холодное, что утонуть проще простого.
— Твоих тоже не слышно.
— Я вооружен, — напоминает Эдвард.
— Очевидно, — отвечаю, все еще чувствуя холод металла. Страшно так, что подкашиваются ноги.
— Значит, я могу услышать все, что захочу.
— И что же?
— Извинения.
Кажется, что Мейсен сорвется. Нажмет на курок. Но мозг напрочь отказывается подчиняться. Подсознание не верит, что Эдвард способен убить. Меня. И хотя сердце на грани инфаркта, я все же молчу.
— Давай, Белла! Снизойди до моего уровня. Попроси то, чего теперь нет. Проси свободы. А я подумаю, дать тебе её или нет.
Горячие слезинки катятся по щекам. Одна за другой. Эдвард следует взглядом за мокрыми дорожками и убирает оружие. Возвращается к виски. Выпивает алкоголь залпом. А затем произносит:
— Раздевайся.
— Что?
Воспоминания о нежности любимого остались в памяти навсегда. Но то, что ждало сейчас, не сулило ничего подобного.
— Раздевайся.
— Эдвард…
— Немедленно! Снимай все, — приказывает он и садится в кресло.
Я развязываю пояс и скидываю пальто. Выправляю белую полупрозрачную блузку из юбки, расстегиваю пуговицы. Несмело обнажаю белое белье. В комнате прохладно. Кожа реагирует на температуру. Дрожу, как бабочка при легком дуновении ветра. Но продолжаю. Строгая юбка до колен. Сапоги на каблуке. Капроновые колготки. Вещи разбросаны веером на мягком ковре.

Голая я. Надменный он. Это сцена не возбуждает. Она вызывает чувство жалости. Ко мне. Я сама себя жалею и обнимаю за плечи. Неужели Эдвард недостаточно унизил в прошлом? Он хочет еще.
Тишина поглощает нас. Тишина таит в себе неизвестность. Она хуже острых слов. Взгляд Эдварда блуждает по мне. Уже несколько минут. Но в нем нет похоти. Представление теряет смысл.
— Ты останешься здесь. — Вердикт.
— Если отпустишь, то я никогда тебя не выдам. Клянусь.
— Отпустить, значит подписать себе смертным приговор. А я не готов умирать. И если ты тоже, то веди себя тихо, пока не вернусь.
Эдвард собирает мою одежду и уходит, закрыв дверь на ключ.

Он
Когда приезжаю в назначенное место, Кай мертв. Во лбу зияет рана. Убийство произошло минуту назад. Убийца еще где-то здесь. Либо Волтури устранили конкуренты, либо Джеймс нас раскусил.
Слышу шаги и достаю оружие. Из-за угла появляется девушка и замирает, с ужасом вглядываясь в дуло пистолета. Короткие светлые волосы. Большие глаза. Чуть пухлые губы. Впалые из-за худобы щеки. Маленький аккуратный носик. Белла Свон.
Наша встреча похожа на тест. И я его не сдаю. В какой-то момент думаю, что это подстава. Вселенная не могла так пошутить, чтобы превратить Свон в мишень. Или могла?
— Почему не убегаешь?
Побеги Белла сейчас, я бы не стал догонять. Тем более стрелять. Так бы и стоял, пораженный встречей.
— Почему не кричишь? Не просишь отпустить?
Делаю шаг вперед.
— Эдвард, — шепчут побледневшие от испуга губы. Сердце пропускает удар. Становится дурно. Это немыслимо. И невозможно.

Я научился принимать решения мгновенно. Секунда промедления стоит жизни. Но в этот момент не делаю ничего, рискуя собой и Беллой. Лишь новый шорох заставляет сдвинуться с мертвой точки.
По дороге в «логово», стараюсь понять, что знает Джеймс. И предугадать его следующий шаг. Но самообладание дает трещину. Не могу думать о работе, когда она рядом.

Много лет я не вспоминал Свон. Сознательно забыл её имя. Не было никакой Беллы в моей жизни. Не было детской любви, до тошноты нежных поцелуев. Восемнадцатилетний мальчишка из прошлого умер, растворился, канул в неизвестность.
В голове миллион воспоминаний. Первая встреча, взгляд, поцелуй. Первое признание в любви. Первая близость. Но картинки меняются. Злость. Обида. Разочарование. Задержание. Холодная камера. Обвинения. Чарли Свон угрожает, чтобы я не приближался к его дочери. Что впереди ждет суровое наказание. Что я отношусь к категории людей, которым не суждено иметь что-то свое. А затем приходит Джейкоб Блек. Этакий богатенький мудак. Блек объявляет, что теперь я на своем месте. Что Белла встречалась со мной назло ему. А когда надоел, то решила избавиться от неугодного кавалера, подбросив злосчастное ожерелье.
Десять лет я воспитывал в себе социопата. Но взгляд карих глаз взбудоражил душу. Ни одна женщина не вызывала и каплю таких эмоций, которые почувствовал сегодня.

Мне нравиться страх на лице Свон. Хочу, чтобы боялась. Чтобы не питала надежд на спасение из-за того, что раньше я любил её. Любил. Сейчас не люблю. Никого.
Но вопреки стараниям она молчит. Мнит себя выше меня. Гордо вскидывает голову. Я не достоин извинений. Я для неё все еще никто.
— Давай, Белла! Снизойди до моего уровня. Попроси то, чего теперь нет. Проси свободы. А я подумаю, дать тебе её или нет.
Я почти доволен реакцией. Но на бледных щеках мокрые дорожки. Следую взглядом за прозрачными, как роса, слезами до самых губ, и сердце предательски стучит в груди. Опускаю пистолет. Перестарался.

— Раздевайся, — приказываю я. Инстинкт самосохранения подсказывает, что верить нельзя. В одежде могут быть «жучки». Если Джеймс подослал её, то все труды насмарку. Заставляя Беллу оголиться, убеждаю себя, что это необходимость. Но голос совести знает правду. И твердит. Настойчиво.
«Ты хочешь, чтобы она разделась».
Пока Свон неуверенно снимает одежду, надеюсь, что это ничего не даст. У меня было много женщин. Половина из них имели более пышные формы, чем Белла. Я хочу увидеть её тело, чтобы ничего не почувствовать.
Молочная кожа. Нежная, как лепестки полевых цветов. Я помню её бархат. И хочу коснуться. Небольшие овалы груди приковывают взгляд. Вспоминаю, как ласкал их. Ощущаю в пальцах покалывание.
Белла обхватывает себя руками. Ей страшно. Находясь среди монстров, я сам стал монстром. Пора возвращаться к нормальным людям. Вместо того чтобы успокоить испуганную девушку, пользуюсь положением, в котором она оказалась. Неужели мщу?
«Низко, Эдвард. Очень низко».
Собираюсь с силами и ухожу. На улице проверяю одежду. Жучков нет.

— Кай ликвидирован, — сообщаю в трубку уличного телефонного аппарата на окраине города. Каждый раз для связи со штабом меняю место. В этот раз выбор пал на промзону.
— Этого стоило ожидать, — без эмоций отвечает Карлайл.
— Информатор мертв, — негодую я. — Сколько еще человек должно умереть, чтобы ты отдал приказ?
— Откуда столько эмоций? — спрашивает капитан.
— Устал от дерьма, — комментирую я.
— Информации достаточно. Мы готовы взять Джеймса Блума с поличным. Но он нужен нам живым.
— Конечно, шеф. Подонок будет жить. А люди, которых он хладнокровно убил, нет.
— Что-то ты совсем раскис, Мейсен. Работа под прикрытием затянулась. Обещаю двухмесячный отпуск после успешного завершения операции.
— Мне не нужен отпуск.
— Съездишь домой, в Форкс. Поностальгируешь.
— Форкс — это последнее место, куда я отправлюсь. Лучшей наградой станет задержание Блума. Джеймс планирует встречу с поставщиком. Если он не раскусил меня, и не пристрелит как собаку, то скоро выйду на связь и сообщу место.
— Отряд Маккартни в твоем распоряжении.

Я до сих пор не знаю, почему меня выпустили из камеры, даже не предъявив обвинения. Возможно, Беллу замучила совесть, и она созналась, что подбросила ожерелье. Я мог провести в тюрьме несколько лет из-за нелепой ошибки по имени Белла Свон. Но вместо судьбы уголовника меня ждала другая. Я оказался по ту сторону. Стал копом. Превратности судьбы. Меня отправляют в самые жаркие точки, на самые опасные задания. Парень из детского дома, без семьи и родственников, без жены и детей. Солдат, которому нечего терять.
— Джаспер, нужна помощь. — Звоню самому полезному человеку в управлении. Уитлок имеет доступ ко всем базам данных. — Строго между нами. Даже Карлайл не должен знать. Это личное.
— Понятно, — отвечает коллега.
— Изабелла Свон.
— Дата рождения.
— Тринадцатое сентября девяностого года.
Уитлок печатает. Пальцы быстро стучат по клавиатуре.
— Номер счета? Медицинский полис? Что нужно?
— Адрес, — уточняю я.
— Саммер авеню, дом пять, квартира девять.
— Спасибо.
— Это все?
— Семейное положение, — сквозь зубы говорю я. Самооценка летит вниз.
— Не замужем. И никогда не была. Детей нет.
— Я твой должник, Джас.

Легкий аромат женских духов витает в воздухе. Свон нашла одежду в шкафу. Джинсы на пару размеров больше затянула поясом, безразмерный балахон застегнула на молнию. Она спит на диване, скрутившись калачиком. Светлые короткие волосы разметались по подушке. Раньше у неё были длинные каштановые пряди. Мне нравилось запускать в них руку, чувствовать их мягкость.
Я был уверен, что Свон живет в Форксе. Вышла замуж за Блека, получила в наследство завод отца. Вместе с Джейкобом они сколотили огромное состояние, родили кучу детишек и до сих пор посмеиваются, вспоминая неудачника Эдварда Мейсена. Но Белла солгала на счет семьи. Почему? Бесшумно подкрадываюсь и сажусь на пол возле дивана. Слушаю дыхание. Как безумец.
У Беллы длинные черные ресницы, которые слегка подрагивают во время сна. Мягкие нежные губы, которые хочется попробовать на вкус. Когда-то я обратил внимание на неё из-за невероятно больших карих глаз, красивых волнистых волос и мягких изгибов тела. А позже полюбил за добрый характер, мягкий нрав и глубину мысли. Белла отличалась от своего окружения богатых снобов. Не смотря на то, что Чарли Свон один из самых состоятельных людей Форкса, она не бегала по магазинам в поисках последних модных новинок, не сходила с ума от крутых машин, не выставляла напоказ деньги отца. Белла любила сидеть на скамейке в школьном сквере и читать Шекспира. Она была полна стремлений. Никогда не отступала от цели. Рядом с ней я заряжался энергией, верил в будущее. Казалось, что вместе мы способны покорить самые высокие горы. Я безумно любил её, дышал ей, хотел быть рядом. Но образ невинного ангела оказался обманом. Белла банальная лгунья.
Грубо бужу Свон. Накидываю на хрупкие плечи пуховик и выдаю ботинки, которые ей велики. Приказываю следовать за мной и не произносить ни звука. С черным мешком на голове сажаю в машину. Не следовало брать её с собой. Мне нужно избавиться от Беллы, пока не натворил глупостей. Пока никто не знает, что она была в «логове» и на месте преступления. Пока Джеймс не увидел девушку и не догадался, что она для меня что-то значит. Я хочу продолжать жить в мире, где Беллы Свон не существует.

Она
Черный автомобиль скрывается за поворотом. Я стою на обочине возле дома. За горизонтом занимается рассвет. С неба срывается первый в этом году снег.
Не люблю зиму. Именно из-за Мейсена. Он умудрился предать меня в самый светлый праздник. Бросил на растерзание злых языков. Оставил одну. Что-то похожее ощущаю и сейчас.

Чивас истошно орет у двери, требует Вискас. На ватных ногах следую на кухню. Пытаюсь достать пакет из шкафа. Но он выскальзывает из рук. Килограмм сухого кошачьего корма рассыпается по полу. Кот в восторге.
Не раздеваясь, падаю на кровать и зарываюсь лицом в подушки. Страх отступает, освобождая место недоумению. Я притворилась спящей, когда Эдвард вернулся. Слышала, как он сел на пол. Чувствовала, как трогал мои волосы. Поведение Мейсена заставляет думать, что все не так, как кажется. Десять лет назад я тоже искала Эдварду оправдание, но факты говорили громче любых доводов.

До Рождества неделя. В агентстве много заказов. Мой заместитель Виктория едва справляется с объемом работ, потому что я нахожусь в мысленной невесомости. Отнекиваюсь, что все в порядке. Устала. Хочу в отпуск. Просто не люблю Рождество. В конце концов, я хозяйка агентства. Могу себе позволить свалить работу на подчиненных.
Три дня мы готовимся к корпоративу крупного банка. В день «х» я прохаживаюсь по залу ресторана, оцениваю труды Виктории. Она работает в агентстве два года. Из растерянной студентки Вики превратилась в ответственного сотрудника, на которого во всем можно положиться.
— Красиво. По-новогоднему, — хвалю, рассматривая фотозону в холле. — А где эмблема?
— Доставят с минуты на минуту, — отчитывается она.
— Колонки сдвинуть левее. Иначе за вторым столиком оглохнут. Елочную композицию за столом руководства сменить. Она должна быть больше и роскошнее. Это что? — Указываю на большую коробку в центре зала.
— Гирлянды. Еще не развесили.
— Начните украшать со сцены. Эскиз с собой?
— В основу легли морозные узоры и символика банка.
— Что с меню? За столом директора никаких салатов с орехами. У него на них аллергия.
— Помню, — кивает помощница.
— Артисты, ведущий и диджей успевают к началу? На дорогах пробки.
— Ведущий и диджей на месте. Артисты в пути.
— Отличная работа.
— Белла, ты останешься на праздник? — с надеждой спрашивает помощница. — Спасибо, что доверилась, позволила самой принимать решения. Но это мой первый крупный проект. Я немного волнуюсь.
— Конечно, — киваю. — Вики, ты молодец. Не сомневалась, что у тебя все получится.

Вечеринка в разгаре. Во время вступительной речи президент банка благодарит агентство за великолепную организацию. Я люблю свою работу и после исполнения заказов испытываю удовлетворённость и гордость. Только не в этот раз. Тревога одолевает. У меня беда с интуицией. Не бывает прозрений или чего-то подобного. Но появляется стойкое ощущение, что я должна быть дома. Сейчас.
— Все хорошо? — интересуется Виктория.
— Да, — отвечаю, а спустя десять минут бегу к машине, на ходу натягивая пальто.
Дурацкие пробки заставляют провести в пути полтора часа. Город стоит из-за снегопада, который атаковал с утра. Не надо было ехать в ресторан. От офиса до дома десять минут быстрым шагом.
С каждым красным светофором падаю духом. Я страдаю одержимостью. Или гипертрофированным чувством опасности. Или что там обычно на уме у сумасшедших?

Влетаю в квартиру. Кот не орет у двери. Плохой знак.
— Чивас? — зову неразумное животное. — Ты где?
Захожу в гостиную. Эдвард без сознания лежит на животе на диване. Пальто в области левого плеча испачкано кровью, как и коврик из искусственной шерсти на полу. Чивас мирно посапывает у Мейсена в ногах. Бессердечный котяра.
— Эдвард. — Я кидаюсь к нему. Лоб теплый. — Эдвард, очнись.
Он вяло реагирует. Что-то бормочет.
— Белла…
— Как тебе помочь? Я ни черта не смыслю в первой медицинской помощи.
Сгоняю Чиваса с нагретого местечка. И запираю на кухне. Кот недоволен. Карябает дверь.
Пытаюсь повернуть Мейсена на бок. Он тяжелый как слон. В левом предплечье рана от пули. Кровоточит. Бегу в ванную. Нахожу ножницы, перекись и полотенце. Разрезаю пальто, вытираю кровь, заливаю рану раствором и перевязываю. Эдвард вскрикивает. Надеюсь, что моя неосведомленность в лекарствах его не убьет.
В полицию не звоню. В скорую тоже. Чувствую, что этого делать не стоит. Либо Эдвард умрет на моем диване, либо я решусь на крайние меры. Есть только один человек, который способен помочь.

— Анджела, привет. Не разбудила?
— Привет. Недавно вернулась с дежурства и ужинаю в одиночестве. Бен на работе, у них там какое-то «ЧП». Сказал, что вернётся не раньше утра. Как у тебя дела? Ты давно не звонила.
— Нужна помощь, — сразу перехожу к делу.
— Снова головные боли? Это от недосыпа. Принимаешь витамины, которые я прописала?
— Ты нужна мне как хирург, — поясняю я.
— Белла, не пугай. Что случилось?
— Приезжай. Срочно. И захвати рабочий чемоданчик.

Через двадцать минут Анджела Вебер заходит в квартиру. Мы дружим более пяти лет. Познакомились в больнице, когда меня госпитализировали с острой болью в животе. Вебер провела операцию по удалению аппендицита. С тех пор она мой личный врач и подруга. Единственный близкий человек в городе.
— Ты не больна, — с порога делает выводы Анджела. — Тогда кто?
— Он. — Веду её в гостиную и указываю на Мейсена.
— Огнестрел? В полицию ты, конечно, не звонила?
— Анджела, помоги. Это очень важно для меня.

— Ты уверена в том, что делаешь? — спрашивает подруга, пока моет руки мылом.
— Ему нужно помочь, — уклоняюсь от вопроса.
— Ты скажешь, кто он? Как зовут? Как оказался в квартире?
— Нет.
— Как врач, я обязана сообщать о подобных вещах. Но ради тебя промолчу. Надеюсь, что это не принесет бед.
— И я надеюсь.

Мы раздеваем раненого. Я стараюсь не думать о том, как шикарно Мейсен выглядит без одежды. Пока стягиваю с него ботинки, Анджела кромсает ножницами джемпер. Эдвард не приходит в сознание.
— Болевой шок, — уточняет подруга и, открывая рабочий чемодан, достает необходимые инструменты. Я несу чистые полотенца и простыни.
— Начнем. — Вебер действует быстро и уверенно. Я стою у стены, чтобы не мешать.
Все проходит гладко, пока Анджела не залазит какими-то щипцами в рану. Эдвард рычит и пытается вырваться.
— Держи его, — командует она, протиснув что-то твердое Мейсену между зубов.
— Как? — не понимаю я.
— Как хочешь!
Вебер делает укол в руку. Я прижимаю Эдварда к дивану, упираясь ногами в пол. Шепчу:
— Потерпи немного. Скоро все будет хорошо.
С сердцем творится неладное. Оно ликует, когда прижимаюсь щекой к его щеке. Колючей. Небритой. По мне плачет палата для душевнобольных. Не иначе.
— Достала пулю, — сдержанным, как для протокола, тоном произносит Анджела. — Зашиваю. Потеря крови незначительная. Пуля вошла неглубоко, подключичная артерия не задета, мышцы тоже. Пациент провел в таком состоянии долгое время, поэтому и потерял сознание. Меняй стерильные повязки каждые два часа и давай болеутоляющее. Через пару дней будет как новенький.

Вебер ставит капельницу, дает четкие указания по уходу за больным и уезжает. А я остаюсь наедине со своим прошлым. Боюсь, что снова ошиблась. Поступила неправильно. Но рука не поднимается взять телефон и набрать номер полиции. Как только Эдвард очнется, сразу попрошу его уйти.

Мейсен просыпается через час. Бледность прошла. Лечение идет на пользу.
— Как ты? — спрашиваю и ставлю на журнальный столик кружку с горячим сладким чаем.
— Нормально. — Он осматривает раненую руку с удивлением. Шевелит пальцами. — Твоя работа?
— Подруга помогла.
— Передай ей спасибо. — Эдвард садится, скинув простынь. Я отвожу взгляд от идеального торса.
— Выпей чай. Он поможет восстановить силы.
— Чувствую себя хорошо.
— Это обезболивающее лекарство действует.
— Сколько времени прошло?
— Три часа, как я тебя обнаружила. Ты не можешь здесь оставаться, — говорю и протягиваю вещи. Вместо пальто и джемпера выдаю пуховик и кофту, которые Мейсен одолжил при прошлой встрече. Теперь мы квиты. Жизнь за жизнь. Куртка за куртку. — Но прежде чем уйдешь, замени пластырь.
— Поможешь? Сам не справлюсь, — отвечает он.
Мы разговариваем как роботы. Без эмоций и лишних слов. Когда-то близкие люди, превратились в чужих. На душе осадок от происходящего. Давно разбитые мечты ранят осколками.
Эдвард ждет. Касаюсь холодными от волнения пальцами обнаженной мужской груди, отклеиваю широкий пластырь. По руке пробегает ток. Мы оба его чувствуем и встречаемся взглядами. Мои щеки предательски краснеют. Поборов смятение, приклеиваю новый пластырь.
— Готово. Теперь уходи.
Но что-то в этот момент меняется. Будто между нами устанавливается космическая связь. Внеземное притяжение. Правой рукой Мейсен обхватывает меня за талию и прижимает к себе. Разум советует оттолкнуть. Но тело не слушается. Утыкаюсь носом в его шею, он в мои волосы. Так и стоим. Минутная слабость подвластна над обоими. От Эдварда исходит тепло, которого не хватало. Столько бессонных ночей я вспоминала наши объятия и поцелуи. Столько лет сны наполняли яркие романтические моменты из прошлого. Если бы он выбрал нас, а не преступную жизнь. Если бы только… Поток мыслей обрывается, когда чувствую поцелуй на виске. Затем на щеке. Закрываю глаза, впитывая нежность. Под ресницами скапливаются слезы.
— Эдвард, — шепотом зову я.
— Что? — отзывается он, делая глубокий вдох и целуя за ухом.
— Кто ты?
Молчит.
— Ты убил того человека?
— Нет.
И я верю. Прошу у Бога прошение за слабость. Мейсен убирает прядь волос с моего лица, я обнимаю его за талию. Наши губы в миллиметре друг от друга. Неостывшие чувства вырываются томным вздохом. Эдвард касается губ медленно, не спеша. Сердце трепещет, ему тесно в груди. Скопившаяся за долгие годы страсть растекается по венам огнем. Голова кружится. Пол уплывает из-под ног. Чтобы не упасть, обхватываю его за шею. Мы целуемся как влюбленные перед вечной разлукой. А затем замираем. Пытаемся отдышаться. Эдвард хмурит лоб. Ему больно. Разрывает объятия и садится на диван, держась за раненое плечо.
Я трогаю губы, проверяю ожоги. В душе сумбур. В мыслях неясность. Самое время спросить про ожерелье миссис Блек. Про вечеринку у Джейкоба, на которой все произошло. Выяснить, неужели изумруды были важнее меня. Но побоявшись услышать ответ, говорю совсем другое.
— У меня есть деньги.
Хрупкое перемирие летит к черту. Мы снова по разные стороны баррикад.
Смерив презрительным взглядом, Мейсен спрашивает:
— И?
— Ты можешь уехать. Куда угодно. И начать новую жизнь.
Зеленые глаза темнеют. С каждой секундой.
— Если тебя ищут, — уточняю я. — Если хотят убить... Я оплачу любые расходы.
— Мне не нужны деньги твоего отца. — Он зол еще сильнее, чем при встрече.
— У меня свой бизнес.
— Твои деньги тоже не интересуют.
— Я всего лишь хочу помочь.
— Помочь в чем? — Эдвард громко смеется. И я чувствую себя полной дурой. — Белла, кто я такой, по-твоему?
Я моргаю, стараюсь придумать деликатный ответ. Но Мейсен не ждет комментариев.
— Собираешься помочь преступнику? Стать соучастницей? Ты действительно готова на это? — с ненавистью произносит он. — Потому что внутри избалованной принцессы сидит злобная стерва, привыкшая играть с законом и жизнями людей.
— Ты же сказал… Я подумала…
— Чтобы ты не подумала, это не так. Поцелуй ничего не значит. Простое одолжение одинокой женщине, проживающей с толстым котом и врущей напропалую про мужа и детей. Потому что заигралась так, что осталась в одиночестве. Ты беспринципная. Лицемерная. И жалкая.
— Убирайся, — кричу я, не выдерживая поток грязи. — Пошел вон.
Мейсен бьет по больному. Я мечтаю о семье. О детишках и заботливом муже. Но ничего не получается. У меня было три романа, самый долгий из которых длился два года. Я не могу влюбиться и отдаться чувствам полностью. Даже милый и добрый Эрик, с которым встречалась дольше всех, устал от безразличия. Но проведя несколько часов с Эдвардом, я готова броситься в омут с головой, наплевав на правила. Придумала Мейсену кучу оправданий, основываясь на том, что он меня не убил. Вообразила, что Эдварду угрожает опасность. Чувства не позволяют трезво оценивать ситуацию. Отец был прав. Мейсен из другого мира, в котором мне не место.

Сижу на кухне и думаю о том, как низко я пала. У меня два Чиваса. Один плещется в стакане, который взбалтываю рукой. Другой, взобравшись на мои колени, урчит как самолет при взлете.
— И ты убирайся, — приказываю я, глотая слезы. Но кот не реагирует. Трется головой о руку. Словно чувствует, что нуждаюсь в утешении.

Он
Заснежённые улицы пусты. Только дорожная техника нарушает тишину спящего города. Боль в плече пустяк по сравнению с той, что застыла в груди. Я допустил две ошибки. Первую, когда поцеловал Беллу. Вторую, когда накричал на нее. Свон действует на меня как укол адреналином. Не могу побороть желания, которые одолевают, когда она рядом. Я становлюсь неуправляемым. Хочу причинить боль. Но в тоже время мечтаю обнять её, поцеловать, сделать своей. Я страдаю синдромом лебедя. Долбанный однолюб. Должно же быть лекарство от этой болезни?

Операция в порту не состоялась. В последний момент Джеймс поменял место передачи товара. Ситуация вышла из-под контроля, и я не успел сообщить Маккартни новые координаты. Нас поджидала засада. Лоран. Они с Блумом давно ведут войну за территорию. Открылась перестрелка. Защищая Джеймса, потому что он единственная нитка к поставщику, я умудрился поймать пулю. Пока Блум делал ноги с поля боя, пришлось уводить хвост за собой. Подручные Лорана преследовали дольше часа. А когда оторвался от них, то понял, что оказался рядом с домом Свон. Ей следует сменить адрес, иначе так и буду, осознано или нет, блуждать в её квартале. Чтобы выиграть время и перевести дух, проник в квартиру Беллы. Она совершенно не думает о собственной безопасности. Замок на двери взломает даже школьник. В итоге усталость и ранение дали о себе знать, и я вырубился на диване.

Возвращаюсь в «логово», чтобы переодеться и связаться со штабом. Перед тем как скрыться, Джеймс прокололся. Расценив мою защиту как безграничную преданность, он полностью раскрыл карты. Место расположения склада держится в строжайшей тайне. Джеймс не доверяет секретную информацию новичкам, одним из которых я считался долгое время. Кай Волтури проработал у Джеймса несколько лет, но устал жить в страхе. Он решил выдать тайну за неплохое вознаграждение и свободу, но его убили. Теперь ясно, что за этим стоит Лоран, а не Джеймс. Я не только остался в игре, но и укрепил позиции.
Сообщив Маккартни адрес, который Джеймс выдал перед побегом, я готовлюсь к операции. Или возьмем Блума сегодня, когда он уязвим, или при следующей передаче товара, которая состоится не раньше, чем весной. За это время Джеймс снабдит все злачные места города мешками запрещённых веществ.

Прибыв по адресу, рассматриваю вывеску над входом. Аптека. Серьезно? Полки забиты лекарствами. Милая девушка за кассой выдает пенсионерке назальные капли.
— Чем могу помочь? — улыбаясь, спрашивает фармацевт.
— Джейн, — обращаюсь я, прочитав имя на бейдже, — мне нужен Джеймс.
— Тебя ждут. Дверь за стеллажом, — информирует она.

Под аптекой расположен огромный подвал, оборудованный под офис наркодилеров. Охрана на входе обыскивает, прежде чем пропустить внутрь. Отбирает пистолет. Я впечатлен масштабами. Несколько десятков людей заняты сортировкой наркотиков. Взвешивают. Рассыпают по пакетам. Упаковывают. Замечаю комнату с оружием. И запасной выход. Это не склад, а стратегическая база.
— Добро пожаловать, — приветствует Джеймс. — Заждались. Где ты был?
— Избавлялся от слежки.
— Как плечо? — Блум хлопает ладонью по ране.
— Заживет, — стерпев боль, отвечаю я.
— Скажу прямо. — Джеймс сканирует взглядом, наблюдает за реакцией. — Я долгое время не доверял тебе. Были мысли, что Кай пропал по твоей вине. Но теперь ясно, что его переманил Лоран. Гнилой сукин сын сдал нас. В перестрелке полегло много надежных людей. Мне нужен проверенный человек, готовый защищать общее дело ценой жизни. Предлагаю должность надзирателя в цеху. Что скажешь?
— На каких условиях? — Я набиваю себе цену. Тяну время. Нужно убедиться, что Блум останется в хранилище, пока отряд Маккартни не оцепит здание. Здесь полно подземных ходов.
— Ты не так прост, — смеется Джеймс. — Значит, я не ошибся с выбором. Идем. Покажу, что здесь и как.
После экскурсии, во время которой я успел пересчитать количество вооруженных охранников и рассчитать несколько вариантов действий, мы размещаемся в кабинете Блума. Обстановка как в старом кино. Дубовый стол и ковры. Джеймс мнит себя великим гангстером. И это не удивительно, учитывая хитросплетенные схемы, которыми он умело управляет.
Блум наполняет стаканы алкоголем, рассказывая про несметные богатства, которые меня ждут. А я думаю, сколько времени понадобиться, чтобы схватить нож из вазы с фруктами.
— За начало. — Блум предлагает тост, когда в цеху раздаются выстрелы. Маккартни на месте.

Реакция молниеносная. Джеймс теряется на пару секунд, которых достаточно, чтобы вооружиться. Охрана вваливается в кабинет, надеясь защитить Блума и вывести из осады.
— Спокойно, — говорю я, приставив нож к горлу наркодилера. Острое лезвие царапает кожу, когда он дергается вперед.
— Ублюдок, — рычит Джеймс, понимая, что в этот раз попался. — Я уничтожу тебя.
— Опустите пушки. Иначе вскрою ему горло.
Охрана растеряно толпится у входа. Шум все ближе. Слышу голос Эммета. Операция завершена.

Она
Закончив декорировать квартиру рождественскими украшениями, смотрю на мерцающие огни на елке. Чивас не мешает. Он занят охотой на игрушечного Санта Клауса. Я планировала проваляться в кровати до обеда, но передумала. Страдать гораздо легче, занимаясь работой. За день успела побывать в офисе, встретиться с заказчиками, сходить в магазин за продуктами и убрать в квартире. Но к вечеру запал кончился, и депрессия вернулась. Желая убежать от самой себя, хватаю сумку и отправляюсь к Анджеле. Мне нужна компания, чтобы не думать об Эдварде. Или наоборот. Чтобы думать вдвоем.

По дороге к подруге звонит телефон. Мама. Мы созваниваемся с Рене каждую неделю и встречаемся два раза в год. Летом — в Сиэтле, зимой — в Порт-Анжелесе. Система, выработанная годами. Я не езжу домой в Форкс из-за отца, который не принимает дочь с недостатками.
— Привет. — Несмотря на подавленное настроение, стараюсь говорить бодро.
— Белла, дорогая. Я так соскучилась.
— Скоро увидимся. Встречаемся после Нового года в том же отеле, что и в прошлом году. Уже забронировала номер.
— Поэтому и звоню, — с грустью в голосе отвечает Рене.
— Ты не сможешь? — расстраиваюсь и задаюсь вопросом: «Что не так с моей кармой?»
— Дело в том… — неуверенно говорит мама. — Приезжай домой на Рождество.
— Не начинай, — прошу я. — Мы обсуждали это не раз. Папа ненавидит меня. Недостойная дочь и все такое.
— Глупости. Что было, то прошло. Чарли хочет помириться.
— Почему сейчас?
— Ты же знаешь, какой отец упрямый. На самом деле он давно простил тебя, но боится сделать первый шаг. Гордость не позволяет.
— А моя гордость не в счет?
— Белла, послушай. Ты была молода. Мейсен задурил тебе голову, соблазнил и обманул. Чарли дорожил положением в обществе и безупречной репутацией. Он пытался наставить дочь на путь истины.
— Заперев дома? Назвав паршивой овцой, уничтожившей достоинство семьи? Мама, он тиран, который не прощает ошибок.
— Все совершают ошибки. И твой отец тоже. Ты выросла, доказала Чарли, что чего-то стоишь. Сейчас бы Мейсен не смог повлиять на тебя.
Я злюсь. Мама далека от истины. Эдвард снова воспользовался мной. А я повелась на красивые зеленые глаза, позабыв прошлый урок.
— Чарли вписывает тебя в завещание, — продолжает Рене.
— Дело только в завещании? Я отказалась от наследства. Мне нужна была поддержка отца, а не деньги. Я просила прощения, умоляла…
— Чарли сделал, как ты хотела, — возражает Рене. — Освободил Мейсена. Внес залог. Возместил моральный ущерб миссис Блек.
— А потом отказался от меня, — отвечаю я. — Не уговаривай. Не приеду. Увидимся в Порт-Анжелесе.
— Белла, если не приедешь на Рождество, то больше не увидишь отца. Чарли серьезно болен. Ваша ссора затянулась. Вы перешли черту и теперь боитесь сделать шаг назад. Отец скучает. Я молчала, пока он был здоров, но многое изменилось.
Аргумент работает, и я сдаюсь. Обещаю, что прилечу утренним рейсом.

Подруга тоже занята украшением елки. Но в отличие от меня ей весело.
— Как хорошо, что ты приехала, — радуется она. — Проходи.
В доме пахнет сдобным печеньем и уютом. Мишура валяется по всей комнате. Мне нравится бывать в гостях у Веберов. В их доме живет счастье.
— Как больной? — спрашивает Анджела, предлагая кофе.
— В порядке. Ушел сразу, как только очнулся.
— И все?
Хочу поделиться с близким человеком переживаниями. Снять груз с сердца. Открыть душу. Но боюсь рисковать собой. Эдвардом. Анджелой. Мешаю ложкой кофейную пенку, прячу взгляд.
— Он мой старый знакомый. Неудачно сходил в бар. Много выпил. Заспорил с одним мужиком. Началась заварушка. Кто-то достал пистолет и выстрелил.
— Врать ты не умеешь, — скептически замечает подруга.
Таймер издает писк. Анджела ищет прихватку, чтобы вытащить приготовленный ужин из духовки.
— Бен опять задерживается, — говорит она и ставит на стол противень с запененной рыбой. — В последнее время пропадает на работе днем и ночью. У них там что-то серьезное. Но он редко рассказывает про свои дела. Государственные тайны.
— Управление по борьбе с наркотиками серьёзная организация. Они же ловят преступников, — отвечаю я, делая глоток ароматного кофе.
Входная дверь хлопает. В коридоре слышны шаги.
— Добрый вечер, — широко улыбаясь, на кухню вваливается Бен Вебер. — Как вкусно пахнет.
Мы замечаем его приподнятое настроение и блеск в глазах. Он плюхается на стул рядом со мной, не снимая верхней одежды, и достает бутылку шампанского из рюкзака.
Не надо быть врачом, чтобы поставить Бену диагноз. Я хихикаю в кулак, когда вижу реакцию подруги.
— Ты пьян?! — Анджела сердиться. На лбу собираются морщинки, когда она хмурит брови.
— Совсем чуть-чуть. Не ругайся.
— Вовсе не чуть-чуть, Бен Вебер. Я тут распинаюсь перед Беллой, обрисовываю тебя трудоголиком и патриотом. А ты?
— У меня повод есть. Важный. Задержали Джеймса Блума, — объясняется раскаявшийся муж. — Завтра эта новость будет на всех заголовках. Капитан Каллен уже провел официальную пресс-конференцию для журналистов.
— Крупный наркодилер?
— Именно. Долго гонялись за ним. Если б не Мейсен, то ничего бы не получилось.
— Мейсен? — переспрашиваю я.
— Эдвард Мейсен. Мой коллега, — отвечает Вебер и обращается к жене. — Милая, не злись. Я действительно был на работе. Мы с ребятами немного отпраздновали в офисе. У меня и доказательства есть. Вот.
Бен достает из кармана телефон и показывает фотографию. В моей вселенной меняются полюса. На фото несколько мужчин. В центре Эдвард. Крайним слева стоит Вебер.
— Это же он. — Анжела показывает на тайного пациента и пытливо смотрит на меня.
— Мейсен, — подтверждает Бен, не понимая нашего удивления.
— Белла, не хочешь прокомментировать?
Я не знаю, что сказать. Картинка не складывается.
— В чем дело? — растерянно спрашивает Бен. — Вы знакомы?
— Учились в одной школе.
— Почему не рассказала раньше? — допытывается подруга.
— Сама говорила, что информация секретная. Государственная тайна, — нахожусь я.
— Так это тот самый Эдвард. — Анджела вспоминает историю, которую слышала от меня. Про любовь. Про предательство. Про Мейсена.
— Кто? Какой? — подвыпивший Бен не улавливает суть.
— Это другой Эдвард, — отнекиваюсь я.
Подруга не верит, но прекращает допрос. Достает тарелки из шкафа и говорит мужу:
— Вымой руки.
— Ты же останешься на ужин? — интересуется Бен у меня. — Продолжим праздновать.
— К сожалению, нет. Мне пора домой. Заехала на минутку, чтобы попросить Анджелу присмотреть за Чивасом несколько дней. Я уезжаю в Форкс на Рождество.
— Решила помириться с отцом?
— Пришло время простить старые обиды, — киваю я.

Он
— Наш герой! — восклицает Джаспер Уитлок, когда захожу в кабинет.
— Привет, ребята. Рад вас видеть.
— Мейсен, Мейсен, — скандирует Эммет Маккартни. Весь отдел громко хлопает в ладоши.
— Задержание Блума общая заслуга. Без вас я бы не справился. — Мне неловко от чрезмерного внимания.
— Мы отсиживались в управлении, пока ты рисковал собой, — возражает Бен Вебер.
Я привык работать на передовой. У коллег семьи, которые ждут их дома.
— Мой сын твой фанат. Обещал ему сделать фото на память, — говорит Маккартни. — Все сюда. Будет селфи с Мейсеном.
Мы смеемся как дети. Коллеги с радостью корчат рожи в камеру. Но веселье заканчивается, когда слышим голос капитана Каллена.
— Смирно! — приказывает Карлайл.
— Это генерал Тайлер Локвуд, — шепчет Джаспер, когда видим поджарого мужчину с седеющими волосами рядом с капитаном. — Большая шишка.
— Вольно, — произносит генерал.
Но мы все равно стоим в ряд и не двигаемся.
— Благодарю за отличную службу, — командным голосом говорит Локвуд и жмет мне руку.
— Спасибо, сэр. Служу стране.
— За заслуги перед родиной и успешное завершение опасной операции управление по борьбе с наркотиками выражает благодарность и награждает медалью. Я хотел придержать награду до общего собрания перед Новым годом, но Каллен говорит, что ты собрался в отпуск. Не к чему ждать.
От неожиданности не нахожу слов. Жалею, что не надел форму, как советовал Карлайл, и пришёл в офис в джинсах и рубашке. Локвуд вешает мне на грудь медаль.
— А теперь отдыхать, сынок. Заслужил.
— Спасибо, сэр, — повторяю я.

Как только генерал уходит, коллеги громко вскрикивают. Подкидывают в воздух как рок-звезду и качают на руках. Меня охватывает странное чувство. Я так долго шел к этому дню, но удовлетворение не полное.
— Хватит, — окрикивает Карлайл. — Отпустите Мейсена. Нас ждет серьезный разговор. Эдвард, идем со мной.
— Бен, где припасенная на редкие случаи бутылка виски? — Даже в коридоре слышу голос Маккартни. — Джаспер, сходи в соседний отдел. Может у них найдутся конфеты или фрукты?

— Ты не очень счастлив, — замечает Карлайл.
В кабинете открыто окно. Вдыхаю морозный воздух, но он не помогает. Внутри что-то душит. Не дает покоя.
— Блум задержан. Это главное.
— Прочь условности, Эдвард. Что с лицом?
Я смотрю в зеркало на стене. Не вижу изменений.
— Цель достигнута. А ты все еще напряжен. О чем думаешь?
— Поставщик не найден, — поясняю я.
— Джеймс за решеткой. Признание из него выбьют. Будь уверен. Со склада изъяли наркотики и оружие. Ты спас много жизней. Но можешь спасти еще больше.
— Новое задание? — радуюсь я. Цепляюсь за возможность отвлечься от Свон. Иначе сойду с ума. Пусть меня отправят в Занзибар. Или в Бразилию. Или на Аляску. Подальше от Беллы и Саммер авеню.
— Приступаешь к исполнению сразу после отпуска.
— Отлично.
— Тебя ждет должность начальника отдела. Меня повышают. Переезжаю на два этажа выше. Мой кабинет в твоем распоряжении.
— Офисная работа не для меня, — возражаю я.
— Локвуд лично распорядился, — отвечает Каллен. — Возражения не принимаются. А если надумаешь делать глупости и не подчиняться приказу генерала, то дождись окончания отпуска. Послушай дружеский совет, не принимай решение сгоряча. Свободен. Ступай к ребятам. Они ждут тебя.

Импровизированное празднование затягивается до позднего вечера. Мы неплохо проводим время. Много говорим и смеемся. Эммет умудряется рассказывать процесс задержания как анекдот. Все коллеги слушают его, раскрыв рот. А Уитлок с Вебером на двоих допивают виски.

Уже к десяти вечера Эммет и Джаспер провожают меня на подземную автостоянку управления.
— Сам найду. Не маленький.
— А как же торжественная передача ключей? — отвечает Эммет.
Перед операцией я оставил машину на попечение коллеги. Пришло время её забрать. Кузов серебристого Вольво блестит от чистоты. В салоне пахнет свежестью.
— Никто и близко к ней не приближался. Я следил.
— Не ездил или сделал химчистку?
— Химчистку, — сознается он. — Розали отжала машину, чтобы возить сына в школу. Я немного попользовался твоей малышкой. Кстати, мы будем очень рады, если придешь к нам на Рождество.
— Это я хотел пригласить Мейсена, — возражает Джаспер. — Элис уже купила продукты для любимого пирога Эдварда.
— Он встречал с вами Рождество в прошлом году. Имейте совесть, — недовольно бубнит Эммет.
— Почему бы вам не отметить праздник вместе? — предлагаю я. — Познакомьте жён. Уверен, что Элис и Розали поладят.
— Отличная идея, — поддерживает Уитлок. — Ты с нами?
— У меня есть незаконченное дело.
— Что может быть важнее друзей? — в шутку басит Эммет.
— Женщина, — икая, выдает Джаспер.
— У-у-у. Интересно на неё посмотреть. Кто же сумел растопить неприступное сердце Мейсена.
— Там другое, — отнекиваюсь и грозно смотрю на взболтнувшего лишнее Уитлока.
— С женщинами дело всегда в одном, — замечает Маккартни. — Трахни её, и все пройдет.
— У тебя с Розали прошло?
— Даже так? Тогда ты попал, брат. Секс тут не поможет. Станет только хуже. В итоге придется жениться.
— А ты романтик, — смеется Уитлок.
— Я люблю жену и не вижу в этом ничего зазорного.
— С рождеством, парни, — я заканчиваю неудобный разговор. — Еще увидимся.

Всю ночь не могу выкинуть совет Эммета из головы. Маккартни озвучил то, о чем я старался не думать. А если секс действительно поможет? Белла сидит в моей голове, как инфекция разрушает клетки мозга. Нашу историю следует закончить. Поставить жирную точку.

Несмотря на ранее утро, торговые центры забиты покупателями. Все торопятся купить рождественские подарки. Продавец-консультант в ювелирном магазине не отходит от меня ни на шаг. Без устали предлагает украшения. Спрашивает про предпочтения моей возлюбленной.
— Массивное ожерелье с изумрудами, — говорю я, не обращая внимания на учтивую улыбку. Пусть думает, что украшение для девушки. На самом деле для меня. Я подарю себе спокойствие и чистую репутацию на это Рождество.
— Как вам такое? — консультант в третьем по счету магазине близок к успеху. — Винтажное изделие.
— Отлично! —Украшение очень похоже на то самое ожерелье миссис Блек.

Поднимаюсь на третий этаж. Стучу. Подарочная коробка лежит в кармане. Собираюсь вернуть долг, который тяготит десять лет. Заранее накрутил себя, вспомнил поступок Беллы в подробностях, чтобы не растаять от одного её взгляда.
Дверь открывает незнакомая девушка. Волосы собраны в высокий хвост. На носу очки в тонкой оправе. Возле ног сидит толстый кот.
— Добрый день, могу я увидеть Беллу? — спрашиваю и надеюсь, что не ошибся дверью.
Незнакомка внимательно рассматривает. Чему-то ухмыляется. Выглядит так, словно знает тайну вселенной.
— Как плечо?
— Плечо? — переспрашиваю я.
— Заживает? Осмотр не нужен?
Смотрю на девушку как идиот. Каковы шансы, что я не страдаю галлюцинациями, и Свон живет в этой квартире?
— Не пугайся так, — смеётся она. — Я помогала Белле лечить тебя. Меня зовут Анджела Вебер. Бен столько рассказывал о тебе. Приятно познакомиться.
Шестеренки в мозгу работают на износ. Несколько коротких предложений содержат много странной информации.
— Проходи. Я все объясню.
Анжела говорит быстро. Она впечатлена замкнутым кругом знакомых, который свел нас вместе. Считает это забавным. Рассказывает про события вчерашнего вечера, про Беллу. Говорит, что Свон замечательная, добрая и искренняя. Что она одинока, потому что сторониться мужчин. Что, спасая меня, Белла сильно переживала.
— К чему ты клонишь? — не понимаю я.
— Как-то раз подруга поделилась историей из прошлого. Она очень сильно влюбилась в одного парня. Но он причинил ей сильную боль.
Все пустое. Анджела, как и я в свое время, сделала неправильные выводы. Свон искусная обманщица.
— Ты не знаешь всей правды.
— Я никого не сужу. Меня не было рядом с Беллой десять лет назад, но я была здесь в ту ночь, когда тебя ранили. Она очень волновалась. Так не беспокоятся о чужих людях. Ты дорог ей до сих пор. Вам стоит разобраться, что произошло на самом деле, и кто в этом виноват.
— Где Белла? — задаю главный вопрос.
— Уехала в Форкс. Улетела утренним рейсом в Порт-Анжелес.

Форкс встречает унылой вывеской. Ностальгия накатывает, но радости не приносит. Единственные светлые воспоминания связаны со Свон, но и они омрачены предательством. После того, как меня выпустили из камеры, я собрал вещи и уехал. Покинул ненавистный город, чтобы никогда не возвращаться. Но теперь снова здесь. Мне кажется, что ответ прост. Я приехал, чтобы уличить Беллу во лжи. Не хочу думать, что есть другие причины. Занимаюсь самообманом.

Дом Свонов находится в самом центре города. Большой двухэтажный особняк украшен огнями, но в окнах нет света. Зато в доме напротив звучит громкая музыка, подъездная алея забита припаркованными автомобилями. Блеки принимают гостей.
Дежавю. Десять лет назад все было также. Белла привела меня на рождественскую вечеринку к соседям, где собралась вся элита города Форкс, чтобы представить друзьям и родителям. Я понимал, что её окружение может не принять бедного парня из детского дома. Но любимая доказывала обратное. Верила в лучшее.
Знакомство с Чарли Своном прошло сдержано. Он наблюдал за мной весь вечер, но неприязни не показывал. Друзья Беллы отнеслись радушно. Со стороны все казалось нормальным. Даже Джейкоб Блек, который был влюблен в мою девушку и пытался за ней ухаживать, не проявлял враждебности. И я поверил в теорию Беллы, что дело не в деньгах, а в человеческих качествах. На минуту почувствовал себя частью её мира.
После вечеринки я проводил Беллу. Мы долго стояли возле двери не в силах расстаться. А как только Свон ушла, из-за поворота в конце улицы вырулила патрульная машина с мигалками и осветила фарами. Я успел сделать несколько шагов от дома любимой, когда автомобиль подрезал путь. Из машины выскочили трое полицейских. Они обыскали меня, и нашли в кармане куртки ожерелье с изумрудами, которое я видел первый раз в жизни. Но никто не слушал оправданий. На запястья надели наручники и повезли в участок.

Снег оседает на дорогу и тротуары, увеличивая сугробы в размерах. Я стою возле машины. Опираюсь на капот и смотрю на дом Блеков. Белла там. Они все, кто унизил и выставил вором, там.
По тротуару идет человек и сворачивает к дому, из которого доносится музыка. Но тут замечает меня.
— Привет, — кричит парень в черной парке и шапке. Из-за метели и темного времени суток плохо видно лицо. — Ты чего там стоишь? Заходить будешь?
— Меня не звали.
— Пустяки. Я приглашаю. Сегодня Рождество. Не стоит встречать его в одиночестве. — Голос дружелюбного человека кажется знакомым.
— Спасибо, но мне там не место.
Вдруг, понимаю, что не стоило приезжать, пытаться что-то доказать. Главное, что я думаю о себе, а не Чарли Свон.
— Уверен?
— Да. Можешь оказать услугу?
— Конечно. — Парень подходит, и я узнаю одного из одноклассников Беллы.
— Передай, пожалуйста, Белле Свон. — Протягиваю черную коробочку с ожерельем. Затем сажусь в машину и уезжаю.

Она
Мама встречает на пороге. Я соскучилась по ней. И по дому. И по городу. Не ожидала, что буду так счастлива вернуться. Форкс ни капельки не изменился. Заснеженный город и тихие улочки навевают воспоминания из детства.
— Как долетела? Аэропорт в Порт-Анжелесе не замело? Погода ужасная. Метель не прекращалась всю ночь.
— Все хорошо. Приземлились по графику, — отвечаю я. — Взяла в прокате машину и доехала без проблем. Дороги расчищены. Ты меня задушишь.
Снег, прилипший к сапогам и чемодану, тает. Лужицей растекается по полу. Мамины носки промокают, но она не замечает.
— Рене, кто пришел?
Голос отца заставляет обернуться. Возраст, безусловно, сказался на Чарли, но не сильно. Высокий и привлекательный мужчина не выглядит больным.
— Белла? — строгость в интонации сходит на нет. Глаза краснеют, а усы шевелятся, когда он пытается что-то сказать.
Я смотрю на отца, готовая расплакаться. Обида гложет сердце, но тоска по родному человеку пересиливает. Чарли обнимает меня. Слезы брызгают из глаз у обоих. Чувствую себя маленькой потерявшейся девочкой, которую нашли и вернули домой.
— Папа, — задыхаясь от эмоций, говорю я.
— Доченька, — вторит отец и целует меня в щеки. Усы щекочут кожу. — Ты все же приехала. Прости меня. Я был не прав.
— И ты прости. Я думала, что ты вычеркнул меня из своей жизни. Думала, что не достойна тебя.
— Я старый дурак. — Обнимаемся еще крепче, плачем еще горше.
Мы с Чарли о много поговорили. Выяснили, что оба были неправы и вели себя как упрямцы. Папа извиняется за прошлое и сознается, что ничем не болен. Неделю назад он оправился на охоту и провалился в яму. Его искали несколько часов. Пока замерзал, Чарли испугался, что может погибнуть, так и не увидев единственного ребенка.

По сложившейся в Форксе традиции в доме Блеков готовится грандиозная рождественская вечеринка. Я отказываюсь сопровождать родителей, но они уговаривают. Папа просит уступить, хочет похвастаться повзрослевшей дочерью. Но меня тяготят неприятные ассоциации с соседями. Я собираюсь провести время в своей комнате, перебрать старые вещи, окунуться в воспоминания.
— Там будут все твои знакомые, — приводит доводы Рене.
— Хотя бы на часик. Если не понравится, то уйдешь, — добавляет Чарли.
Я сомневаюсь в полезности идеи, но, чтобы не расстраивать родителей после долгожданного примирения, соглашаюсь.

Миссис Блек нацепила на себя все лучшее сразу. В том числе и изумрудное ожерелье. Никогда не понимала пристрастия к украшениям. А после случая с Мейсеном окончательно охладела к побрякушкам. У меня нет колец, серег, браслетов. Бесполезные вещи.
— Белла, рады видеть тебя. Ты так изменилась. — Хозяйка дома приветливо улыбается.
— Джейкоб, иди скорее сюда. Белла приехала, — произносит Билли Блек.
Вокруг меня собирается много людей. Сыпется куча вопросов и комплементов. Среди толпы приветствующих замечаю Джейкоба.
— Надо же, ты вернулась, — говорит он. — Нам тебя не хватало. Познакомься, это Лея. Моя супруга.
К нам присоединяется высокая девушка со смуглой кожей. У неё на руках милый карапуз, наряженный в чудесный синий костюмчик.
— А это Квил. — Джейк светится от гордости. — Мой сынишка.
— Здравствуй, Квил. — Жму маленькую теплую ручку. Малыш улыбается и кряхтит.
— Белла Свон, — громко зовет бывший одноклассник. — Какие люди!
— Деметрий! — радуюсь старому знакомому.
— А я не поверил парню. Думал, что он шутит.
— Какому парню?
— Встретил на улице. Он сказал, что ты вернулась, и попросил передать подарок. — Деметрий протягивает черную коробку.
— Что там? — любопытствует мама, стоя рядом. — Открой.
Не подозревая подвоха, поднимаю крышку. На белом бархате блестит изумрудное ожерелье. Как две капли похожее на то, что красуется на шее миссис Блек. Хорошее настроение улетучивается. Друзья и знакомые замолкают. И только Лея комментирует по незнанию:
— Очень красивое. Похоже на украшение бабушки Квила.
Джейкоб меняется в лице.
— Деметрий, где человек, который передал коробку? — допытываюсь я.
— Уехал. — Одноклассник пожимает плечами.
— Белла, кто мог прислать ожерелье? — с волнением спрашивает Рене.
— Мама, ты не волнуйся, — отвечаю я. — Но сейчас мне надо уйти.
Прорываюсь сквозь толпу гостей. Спешу к выходу. Джейкоб выбегает за мной на улицу. Преследует по пятам.
— Белла, постой.
— Не сейчас, Джейк.
— Подожди, — настаивает он. — Я должен тебе кое-то сказать.
Я останавливаюсь на секунду. Упускаю драгоценное время.
— Украшение прислал Мейсен? — спрашивает друг детства.
— Вероятно.
— Я сильно изменился за десять лет. Лея повлияла на меня. Мы любим друг друга. Я безмерно счастлив и боюсь её потерять.
— Поздравляю. Поболтаем позже. Хорошо?
— Еще не все. — Джейкоб не отпускает. Удерживает за локоть. — Я должен открыть тебе тайну.
— Какую? — Мне не терпится догнать Эдварда. Хочу, чтобы он объяснил свой поступок.
— Я подбросил ожерелье Мейсену. Эдвард не крал изумруды.
— Что? — вскрикиваю я.
— Я был избалованным ребенком. Думал только о себе. Получал все, что хотел. Половина девушек школы мечтали встречаться со мной, а я с тобой. Но ты вцепилась в Мейсена и больше никого не замечала. Ваша лебединая любовь раздражала. Будто ничто в мире не способно вас разлучить.
— Боже. — Запускаю руку во влажные от снега волосы.
— Белла, я хотел сознаться. Понял, что натворил глупостей. Но все так закрутилось. Полиция. Твой отец. Мои родители. Я струсил. К тому же Мейсена в итоге отпустили. Все закончилось хорошо.
— Ничего не хорошо, — кричу я.
— Прости меня. — Раскаяние настоящее. Но прошлое не вернуть.
— Нельзя сломать чью-то жизнь и просить прощения. Историю не перепишешь.
Я бегу домой. Джейк следом.
— Что мне сделать, чтобы все исправить?
— Уйти с дороги. — Если было б время, то я придушила бы Блека.
Ищу в гостиной ключи от прокатной машины. Их не оказывается в ключнице и в корзине на журнальном столике. Обыскиваю одежду, в которой приехала.
— Куда ты собралась? Я поеду с тобой.
Нахожу брелок и стремглав бросаюсь к машине.
— Найдем Эдварда вместе. Я готов с ним поговорить. Если бы знал, что ты до сих пор его любишь… — Джейкоб стучит в окно, пока я завожу двигатель. Он продрог от ветра и мокрого снега, но не отступает. Пытается открыть дверь. — Я сказал Мейсену, что ты подбросила ожерелье. Белла, слышишь меня?
— Уйди ты, — прошу я и выезжаю на дорогу.

Выбор не велик. Либо Мейсен уехал из города, либо остановился в гостинице, которых в Форксе всего три. Еду в ближайшую. На ресепшепе приходится расстаться с двадцаткой, чтобы узнать необходимую информацию.
— Мейсен заселился в номер четыреста четыре, — говорит сонный сотрудник, пряча купюру в карман.
Удача на моей стороне. Эдвард решил остаться в Форксе до утра.
Стучу в дверь изо всех сил. Требовательно. Настойчиво.
— Какого черта? — спрашивает Мейсен, выглядывая в коридор.
Не дожидаясь разрешения, проскальзываю в номер.
— Что ты здесь делаешь?
— Объяснись. — Бросаю ожерелье на кровать. Украшение вылетает из бархатной коробки. Изумруды сверкают на белом постельном белье.
— Вернул должок, — отвечает он, захлопывая дверь.
— Ты ничего мне не должен.
— Но вы же так не думаете?
— Мы?
— Ты и твой отец, Джейкоб Блек и его мать. Вам так скучно от большого количества денег и изобилия, что выдумали забавную игру. Подбросили драгоценности человеку не своего круга. Слово влиятельной миссис Блек против мальчишки из детского дома.
— Неправда! — отрицаю я.
— Правда. — Эдвард наступает. — Зачем ты привела меня в дом Блеков? Для чего познакомила с друзьями, которые считали меня ничтожеством?
— Ты мог отказаться, — возмущаюсь я. — Ничего бы не произошло. Я всего лишь хотела представить тебя родителям.
— Нет смысла спорить. Ты знаешь, что я не вор.
— Я знаю правду не дольше пятнадцати минут. — Но Эдвард не вникает в смысл слов.
— Тебе лучше уйти. Или все плохо кончится.
— Нет.
— Белла, я не шучу, — серьезно произносит он. — Если через минуту не покинешь номер…
— Сначала объясни свое поведение. Почему уехал, когда тебя выпустили? Почему не встретился со мной? Не поговорил. Зачем так поступил в переулке, когда узнал меня? Бен Вебер рассказал, что ты работал под прикрытием, ловил Джеймса Блума. Тогда для чего отвез в мотель? Заставил думать, что убьешь, не моргнув глазом. Приказал раздеться. Что ты хотел доказать, унизив меня?
— Мне надо было удостовериться, что тебя не подослал Джеймс.
— Ты вел себя как маньяк. Запугал до смерти. Угрожал пистолетом. — Не могу заткнуться. Список претензий не имеет конца. — Ты хоть понимаешь, что я пережила? А потом пробрался в квартиру. Что я должна была делать, увидев тебя раненным? Не молчи! Отвечай, черт возьми! Говори немедленно, чем я все это заслужила?
— Не строй из себя жертву. Я тоже задавался многими вопросами, на которые хочу получить ответы. Для чего вы с Джейкобом провернули фокус с ожерельем? Вам было весело? Если ты так хотела быть с ним, то стоило признаться. Я бы отпустил тебя.
— Не было никакого фокуса. Джейкоб подбросил украшение. Он сознался сегодня вечером, когда увидел подарок. Все эти годы я была уверена, что ты украл ожерелье. Что встречался со мной из-за выгоды. Что предал. — Эмоции не поддаются контролю. Стучу кулаками по груди Мейсена. Отчаяние и боль выливаются в агрессию. — Я уговорила миссис Блек забрать заявление. Упросила Чарли внести залог. Если не виноват, то стоило поговорить. Я бы поверила тебе. Но ты не захотел. Уехал. Вся школа потешалась надо мной. Одноклассники шептались за спиной. Тихий городок Форкс всколыхнула история о том, как дочку Чарли Свона использовали. А она, идиотка, плачет за преступником и выгораживает его.
Эдвард хватает за запястья, заводит руки за спину.
— Тише. Успокойся.
— Пусти меня. Ненавижу тебя.
Мейсену повезло, что я не мастер спора по боксу, а то отправила бы его в нокаут.
— Белла. — Он сжимает запястья одной рукой, не дает пошевелиться. Его губы обрушиваются на меня. Захватывают в сладкий плен.
Пытаюсь отвернуться. Горячие губы скользят по щеке, по шее. Чувствую возбуждение. Эдвард держит крепко. Попытки высвободиться лишь отнимают силы.
— Я хочу тебя, — шепчет и целует. Слова сводят с ума. Я все еще держусь. Не отвечаю, но уже не отталкиваю.
— Глупая девчонка, — говорит он. — Я же просил уйти.
Покрывает поцелуями лицо, снова возвращается к губам. Терзает их и мою душу. Я сдаюсь. Отвечаю на ласки. Эдвард ослабляет захват. Провожу рукой по гладковыбритой щеке. Он стягивает с меня пальто, растягивает молнию на платье. Мы опускаемся на колени, продолжая обнажаться. Мейсен срывает с кровати одеяло, кидает его на пол. Укладывает меня на спину. Гладит шею, грудь, живот, ноги. Мы будто сознательно не хотим делить постель с украшением. Оно осквернило кровать.
Искры взрываются между нами. Комната наполняется страстью. Если в соседнем номере есть постояльцы, то им не уснуть. Все происходит в спешке. Словно на любовь отведено ограниченное время. Надо успеть до взрыва атомной бомбы. Мы нуждаемся в любви как в воздухе. Я растворяюсь в ощущениях. Утопаю в удовольствии.
Эдвард расстёгивает молнию на джинсах. Я волнуюсь как в первый раз. Смотрю в зеленые глаза, наполненные желанием, и часто дышу. Он нависает надо мной, не разрывая взгляда, заполняет собой. Вскрикиваю и прогибаю спину. Чувствую его глубже. Обхватываю ногами за бедра и отвечаю на каждый толчок. Теперь знаю, почему так и не смогла влюбиться. Дело не во мне, а в Мейсене. Он всегда жил в моем сердце и никого туда не пускал.

— Почему ты подстриглась и перекрасилась? — спрашивает Эдвард, запуская руку в мои волосы. Теребит пальцами короткие светлые пряди.
Мы лежим на полу. Обнаженные. Уставшие. Но удовлетворенные.
— Они напоминали о тебе. Ты слишком их любил.
Молчание. Добавить нечего. От выяснения отношений и бурного акта любви не становится легче. Мы не виноваты в том, что случилось в прошлом. Но правда ничего не меняет. Между нами огромная пропасть длиною в десять лет.
Пока Мейсен принимает душ, одеваюсь и покидаю номер.

Он
Белла ушла. Я знал, что она это сделает. Специально отправился в ванную комнату, чтобы дать Свон возможность собраться, не испытывая неловкость. Секс был горячим. Настолько, что из соседнего номера кто-то долбил в стену от наших криков. Я не мог насытиться Беллой. Не давал ей передохнуть. Целовал каждый сантиметр тела, вдыхал запах кожи. Чем сильнее Свон отдавалась мне, тем больше возбуждался. Остановился только тогда, когда Белла окончательно выбилась из сил. Но вместе с тем, секс был ошибкой. Когда выяснили правду, следовало простить обиды и расстаться друзьями. Но я не устоял.
До самого утра не удается уснуть. Я настолько подавлен, что даже не злюсь на Блека. Все разом ушло. Злость, разочарование, желание отомстить. Справедливость восторжествовала, а радости не принесла. Я растерян. Чего мне опять не хватает?
Выезжаю из отеля на рассвете. Этот город приводит в уныние, от которого отчаянно хочется убежать.

— Карлайл отправил меня в отпуск, чтобы наказать, — жалуюсь Джасперу, когда он наведывается в гости.
— Что не так?
— Я не знаю, чем заняться. Вторую неделю осваиваю пульт от телевизора.
— Сходи куда-нибудь. В кино, в боулинг, в гости.
— Не хочу.
— А чего хочешь?
Ответа нет. Уже восемь дней как я потерял интерес ко всему на свете. Даже Новогоднюю ночь проспал. Словно кто-то выкачал из меня все стремления и желания.
— Может, у тебя критические дни? — подшучивает Уитлок, открывая холодильник.
— Пива нет, не ищи.
— А пицца есть?
— В пакете с китайской едой осталась лапша.
Уитлок кривиться от предложенного угощения.
— Ты меня пугаешь, Эдвард. Что происходит?
— Я болен, — сознаюсь и тру рукой переносицу.
— Из-за плеча? Попала инфекция?
— Моя болезнь называется синдром лебедя.
— Никогда о таком не слышал, — задумчиво говорит Джаспер, все же заглядывая в пакет из китайского ресторана. — А какая симптоматика?
— Я задыхаюсь.
— Воздуха не хватает?
— Мне не хватает Изабеллы Свон.
— Та девушка, про которую спрашивал? — вспоминает коллега. — Так ты влюблен?
— Это не любовь, а зависимость.
— Когда люди влюбляются, то чувствуют приток сил. У них открывается второе дыхание. А не наоборот.
— Все не так просто.
Я рассказываю Джасперу печальную историю в деталях. Вплоть до того момента, как вернулся домой из Форкса и впал в депрессию.
— Ну, ты и придурок, — делает вывод Уитлок.
— Знаю.
— Я понимаю, что все неоднозначно. Ты думал, что она подставила тебя. Но это не уменьшает твоей вины. Пистолет у виска. Проникновение в квартиру. Даже секс. Ты не имел права отпускать девушку после того, что произошло.
— А что я могу ей предложить? Белла, давай сделаем вид, что десяти лет не было. Кстати, ты случайно не влюблена в меня? А то я постоянно бегаю от пуль и мечтаю кого-нибудь оставить вдовой.
— Конечно, она тебя любит. Это очевидно. Для начала поговорите, решите чего оба хотите. Узнайте друг друга заново. А что касается пуль, то это в прошлом. Генерал оставляет тебя в управлении. Ставит на место Карлайла.
— Я еще не принял окончательного решения.
— Эдвард, не дури. Пришло время двигаться дальше. Принимать на себя другую ответственность. Подумай об этом.

Вечером снова вьюжит метель. Городская активность снижается. Люди разбредаются по домам, чтобы провести время с семьей. А я караулю на Саммер авеню. С букетом цветов в руках. Красные розы покрыты слоем снега. Они замерзают. Как и я.
Не представляю с чего начать разговор. Не верю, что растоптанные сердца можно возродить. Мы пережили слишком много, чтобы вернуться к началу. Оставляю букет на ящике с газетами.
— Давно здесь стоишь? — слышу её голос.
Замечаю изменения с последней встречи. Тусклый взгляд. Под глазами темные круги. Бледная кожа. Белла похудела до неприличия.
— Плохо выглядишь, — говорю я.
Свон сильнее натягивает шапку на уши и говорит:
— Ты тоже.
Беру букет, превратившийся в снежок, и протягиваю ей.
— Это тебе.
Озябшими руками Свон принимает цветы. Снег тает под ладонями, они тут же краснеют. Ей холодно. Все выглядит нелепо. Ни одна операция не отнимала у меня столько энергии. В груди колит. Хочется прекратить боль. Остановить мучения. Боюсь, что может стать еще хуже, если Белла откажет, но все же решаюсь.
— Я хочу спросить.
— Спроси, — торопит она.
— Если существует хотя бы маленький шанс, что ты хочешь попробовать наладить наши отношения, позволь воспользоваться им. Разреши заново доказать, что достоин тебя. Будет трудно, но если не попробуем, то не узнаем.
Жду приговор. Я готов вести бой за наше будущее только в том случае, если Свон захочет.
— Шанс есть, — отвечает она. Щеки краснеют. То ли от мороза, то ли от волнения.
Протягиваю руку, в которую Белла вкладывает озябшую ладонь. Сжимаю ледяные пальцы. Хочу сказать, как люблю её. Но сдерживаюсь. Всему свое время.
— Кофе? — спрашиваю и переживаю как подросток.
— С удовольствием. — На губах Беллы появляется улыбка. В глазах загорается огонек. Мы направляемся в ближайшую кофейню, держась за руки. Наше второе первое свидание.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/350-37667-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: Beshenayabelka (06.02.2018)
Просмотров: 927 | Комментарии: 27


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 27
0
27 katerina420   (18.02.2018 13:35)
История симпатичная, поначалу достаточно напряженная, интересная.
После первой трети весь эмоциональный накал спал, а последующая кутерьма с ожерельем утомила.

Здорово, что в конце не сразу наступил ХЭ. Ход автора с замерзшими розами и отсроченной встречей мне понравился, иначе было бы слишком сладко biggrin happy

0
26 Svetlana♥Z   (17.02.2018 00:21)
Спасибо за историю!
Удачи на конкурсе. wink

0
25 Latiko   (16.02.2018 00:54)
Вся история - на острие ножа, держит в напряжении.
Смогут ли Эдвард и Белла построить совместное будущее? Уж очень они оба потрёпаны душевно, чтобы открыться полностью, доверять партнёру.

В процессе чтения глаз зацепился за несколько опечаток, я была бы рада вернутбся к истории, если бы автор её отшлифовал или вовсе дополнил, расширил.

Сильная история.
Спасибо и удачи на конкурсе!

+1
24 fly▲with▲me   (16.02.2018 00:03)
Ох, ну и заставили меня нареветься вдоволь конечно cry Эмоциональная история с потрясающим сюжетом! Думаю, перечитаю ее еще не раз. Автору большой респект и уважуха cool

+1
23 Frintezza   (13.02.2018 20:47)
Мне очень понравилась история. Живой сюжет.
Удачи!

0
22 leverina   (12.02.2018 02:11)
перечитала.
в груди колИт.
в животе инфаркт.
но!
Теперь я поняла, почему меня нисколечко не царапала
(цитата)
смена POV - если даже предложить, что мужчина может думать так обрывочно и скупо (он ведь полицейский), то два героя одинаково думать не могут - они разные по полу, по натуре, это разные люди! Они физически не могут быть одинаковыми в мыслях. И уж девушка эмоциональная - точно).
(конец цитаты)
На то есть (в моих файлах) две причины:
1. вся эта давняя история с ожерельем их обоих "заморозила" в плане чувств: больше не получается ни любить, ни доверять, ни чувствовать, ни семью создать, ничего.
2. раз они - "половинки" целого (т.е. по сути они и есть один персонаж, а не два!), то они могут быть очень похожи в принципе, вот и эта "глубокая заморозка" у них проявляется сходно. Это "настоящие" характеры непохожи, а "маски" - вполне могут быть однотипными. Маски же гораздо беднее характеров.

Он работает под прикрытием - это постоянное притворство, кругом одни враги и т.п.
А она? А она, блин, организует праздники. Бизнес у нее такой. А кто самый грустный человек? Правильно - клоун. Шут. Паяц.

Теперь попробуют начать оттаивать. Всему своё время...

0
21 Rara-avis   (11.02.2018 22:37)
История напитана адреналином и драйвом, оттого она многим пришлась по душе. biggrin Однако если абстрагироваться от влияния гормонов, то виден банальный сюжет и под стать ему герои. Грамматико-стилистически этому способствует первое лицо в настоящем времени, но, на мой взгляд, высшим пилотажем автора было бы передать чувства героев в третьем лице настоящего времени - чем не вызов самому себе? wink Постоянные перескоки во повествовании, события внахлёст, фактологические ошибки вкупе с суховатым языком (я такой не люблю, но для рассказа он подходит) говорят либо о спешке, либо о нехватки подготовки в написании историй такого жанра. Возможно, тому виной желание следовать обложке и треку (он очень даже ничего). У вас получилось создать цепляющую историю, с потенциалом - не упустите его. За кота(если не выпить, так хоть хвостатого назвать, да?), ироничный юмор отдельное спасибо. biggrin Удачи на конкурсе. wink

+1
19 Валлери   (10.02.2018 21:18)
Мне на хватило эмоций и наполнения. Слог сухой, пустой и безэмоциональный - как торопливое перечисление действий. Причем очень торопливое - события скачут так, что за ними не успеваешь. Только что был на вечеринке, а уже стоит перед Анжелой, бац - и он уже в Форксе, уже передал подарок и уже ушел... Из-за этого история похожа на краткое содержание. Весь текст как роботом написан. Автор даже сам это понимает, потому что у него в тексте это прямо звучит:
Цитата Текст статьи ()
Мы разговариваем как роботы. Без эмоций и лишних слов.


Особенно смущает смена POV - если даже предложить, что мужчина может думать так обрывочно и скупо (он ведь полицейский), то два героя одинаково думать не могут - они разные по полу, по натуре, это разные люди! Они физически не могут быть одинаковыми в мыслях. И уж девушка эмоциональная - точно) Рубленые фразы сделали из героини словно умственно отсталую))) почему она так странно думает?)

Ну и спешка в написании заметна: попадаются опечатки и даже ляпы. Автор, погуглите, где находится предплечье)))

А идея очень даже мне понравилась, жаль, что не хватило либо времени, либо чего-то еще, чтобы ее дожать. если надумаете расширить историю и сделать из нее полноценную - зовите wink

+2
20 leverina   (11.02.2018 19:33)
йомайо, великий и могучий, я тоже всё время путаю эти плечи и предплечья!
согласна насчет суховатости и сжатости.
но сюжет-то хорош (если что - я подразумевала скорее сюжет мелодрамы, чем детектива). и не все карты на стол сразу (тоже не про детектив). и чувства сильные и настоящие.

+2
18 Tamita_92   (10.02.2018 11:32)
Да, черт возьми!!! cool Это было великолепно! Потрясающе! Завораживающе!
Давно искала нечто подобное по стилю и сюжету, а тут хоп и вот оно! happy
Героям я поверила, они продуманы и держат свой характер до последнего.
Цитата Текст статьи ()
Хочу сказать, как люблю её. Но сдерживаюсь. Всему свое время.

И за это отдельное спасибо! Мужик остался мужиком, не превратился во влюбленную размазню и не кинулся кричать Белле о своей долгой любви, да и она не кинулась.
Я не знаю, что еще сказать, мыслей много, а сформулировать их не могу biggrin Надеюсь получить еще парочку подобных историй от автора в будущем )))) да, эгоистичная просьба, но так хочется этого драйва пропитанного ноткой драмы. Хочется, чтобы сердце сжало с первой строчки от переживаний... Короче, АВТОР, ТРЕБУЮ!!! biggrin biggrin biggrin МНЕ НУЖНА НОВАЯ ДОЗА ДРАЙВА cool
Спасибо за историю и удачи на конкурсе! Похоже в этом году я нарушу свои принципы касательно голосования... biggrin biggrin biggrin
P.S. Выбор песни тоже понравился cool

+2
17 MiMa   (10.02.2018 10:46)
Великолепно написано, сюжет держит до конца. Победы на конкурсе, сильная работа.

+2
16 Korsak   (09.02.2018 23:10)
История заворожила!
И название и щемящая грусть до самого конца))
Спасибо!

+2
15 Lucinda   (09.02.2018 22:28)
Я впечатлена. Действительно, так закрутить сюжет! А чего стОит название: " Синдром лебедя", прям диагноз. Чуть чуть мне не хватило в конце какого-то то завершения, что ли. Осталось чувство, что горечь от потери стольких лет не улеглась в сердцах и душах героев, а хотелось бы увидеть полное ослепительное счастье! Спасибо за историю и удачи!

+1
14 MissElen   (09.02.2018 15:57)
Крутой русский детектив, времен 90х...
Но что же случилось с Эдвардом и Беллой, которую он
Цитата Текст статьи ()
полюбил за добрый характер, мягкий нрав и глубину мысли. Белла отличалась от своего окружения богатых снобов
и вдруг сразу поверил оговору Джейкоба Блэка, ненавидевшего его? И что-то я не поняла где происходит действие, в Форксе, этой большой деревне, где по какому-то нелепому капризу живут богатые снобы, такие как Чарли Свон и имеются крупные банки, устраивающие шикарные корпоративы? Или это какой-то другой Форкс-мегаполис, раскинувшийся на просторах Олимпийского полуострова? И еще...
Цитата Текст статьи ()
— Как врач, я обязана сообщать о подобных вещах. Но ради тебя промолчу. Надеюсь, что это не принесет бед.
На такое нарушение закона добропорядочный американский врач никогда не пойдет - ведь меньшее, что ему грозит это потеря лицензии и возможности работать в профессии и вряд ли Анжела пошла на это даже ради близкой подруги. Первую помощь возможно бы оказала, но оперировать, без наркоза, с палкой в зубах?! А если пациент умрет от болевого шока?! В общем. возможно, но мало вероятно.

Спасибо и удачи в конкурсе.

0
13 Солнышко   (09.02.2018 15:41)
Эта история пример того, как в общем-то обычный, довольно типичный сюжет начинает "играть" из-за мастерства автора во владении словом.
Спасибо за историю! smile

+1
12 робокашка   (09.02.2018 10:45)
Банальный обман разбил жизни, но чувства не угасли. Закрутила жизнь на 10 лет, и выплеснулась. Счастлива, что Эдвард пошел на поводу своих чувств и тем самым они с Беллой обрели второй шанс. Спасибо за интересную историю и удачи в конкурсе!

+1
11 marykmv   (09.02.2018 00:59)
Это было нечто особенное. Такие истории надолго остаются в голове и западают в душу. Лихо закрученный сюжет и отличный слог. Автор невероятно талантлив. Спасибо за увлекательную историю. Удачи на конкурсе.

0
10 Piratus   (08.02.2018 13:04)
Спасибо за историю!!!

0
9 Lidiya3397   (07.02.2018 02:17)
Красиво. Здорово написано "Он" - "Она".
"Моя болезнь называется синдром лебедя." - спасибо !!! До конца ждала кто же поставщик? Ну и Х. Э. Это всегда радует. Хотя им нужно ещё о многом поговорить. Хотя секс не исключается. Автор спасибо и удачи в конкурсе!

+2
8 Vivett   (07.02.2018 02:16)
cry
одна из лучших работ на конкурсе. и уж точно мой фаворит.
просто огромное спасибо вам, Автор, за то,что вы умеет так писать.
хочет забрать эту историю себе и раз за разом перечитывать.
очень живые,очень яркие и настоящие герои.
оооочень интересный сюжет, в напряжении каждую секунду.

поскорее бы к вам на форум после конкурса с благодарностями.

0
7 pola_gre   (07.02.2018 00:39)
Цитата Текст статьи ()
— Чарли сделал, как ты хотела, — возражает Рене. — Освободил Мейсена. Внес залог. Возместил моральный ущерб миссис Блек.

Я уж думала, Чарли все подстроил, убрав неудобного зятя с пути дочери...
А он не виноват smile ...Хотя - не нашел настоящего виновника, - значит, все-таки виноват в чем-то wink

Спасибо за историю!
Удачи на конкурсе!

0
6 Arta   (06.02.2018 21:34)
Спасибо, очень понравилось!

+2
5 pandora223   (06.02.2018 19:53)
Вся история пропитана адреналином, а ещё болью. Болью от предательства, болью от разочарования и болью от любви. Они любили так, что им двоим больно от этого, и все же они нашли в себе силы дать шанс своим чувствам. Спасибо! Потрясающая история

+2
4 з@йчонок   (06.02.2018 18:32)
Такие вещи хочется сохранять и перечитывать время от времени. Спасибо!

0
3 Addochka   (06.02.2018 18:19)
Это шикарно. И даже такое нелепое внезапное раскаяние Джейкоба не портит мне картину. Однозначно, на данный момент это лучшее из того, что я прочла на конкурсе. Большое спасибо автору! И удачи.

+2
2 leverina   (06.02.2018 16:41)
действительно, страстная история от начала и до конца! и сильная, и горькая, и при этом выверенная.

мысль, возникшая при чтении именно этого рассказа - и им навеянная:
я прочла, наверное, еще только половину присланных на конкурс рассказов... но уже думаю, что для меня это - конкурс-открытие. такого числа работ однозначно высокого качества - и (главное) написанных не просто пальцами и интеллектом, а сердцем и душой - я не припомню уже давно.

+3
1 anuta7   (06.02.2018 14:11)
Пусть фантастически, но красиво, эмоционально, захватывающе!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями