Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4844]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15308]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14764]
Альтернатива [9258]
СЛЭШ и НЦ [9103]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4512]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Смотритель маяка
Я являлся смотрителем маяка уже более трех лет. Признаюсь, мне нравилось одиночество...

Жертва
Эдвард Каллен страдает диссоциальным расстройством личности. Исправится ли он после встречи с прекрасной и возбуждающей незнакомкой Беллой Свон?
Белла/Эдвард. Мини.

Ослепительный ангел
- Ты отведешь меня на городской рождественский бал, - приказала я, ненавидя способность Эдварда отказывать мне во всем, чего ему делать не хочется, словно я какая-то плебейка, не стоившая его внимания.
- Нет, - с раздражающим спокойствием возразил он.
История встречи Эммета и Розали.

Исключительный вкус
Высокомерный, популярный шеф-повар, британец Эдвард Каллен, произвёл неизгладимое впечатление на Беллу Свон, директора фирмы, обслуживающей банкеты, задолго до того, как каждый нашёл свой путь к успеху. Вооружившись кошкой и однажды коварно пошутив, Белла и подумать не могла, что повысит градус напряжения между ними.

Кристофф
Розали, без преувеличений, лучшая кандидатура эскорт-агентства. А Кристофф Койновски привык брать самое лучшее.

Dracolis
Драко — один из солистов популярной рок-группы. После того как уходит из жизни дорогой ему человек, Малфой в течение нескольких месяцев не может прийти в себя. Остальные участники Dracolis, заботясь о товарище и будущем группы, пытаются что-то изменить. Гермиона Грейнджер появляется на горизонте неожиданно... никто из ребят не знает, насколько непростое прошлое связывает Драко и Гермиону.

На твоем месте!
Что будет, если Эдвард и Белла поменяются местами? Белла станет вампиром и... мужчиной. А Эдвард - человеком. И женщиной. Это грустно, опасно или забавно? В любом случае, герои вынесут из этого урок.
Рождественский мини/юмор.

Любовь слаще предательства
Эдвард не жил вместе с Карлайлом и не знает, что можно пить не только человеческую кровь. Он ведет кардинально иной образ жизни. Как же он поступит, встретив Беллу?



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7821
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Огненноликая. Глава 44. То, что к тебе я чувствую

2022-8-18
17
0
0
То, что к тебе я чувствую,
Не имеет даже названия.
Буквы такие отсутствуют,
Слово пишут дыханием.
Это слово цвета радуги,
Это слово пахнет розою,
Не длинное и не краткое,
Похоже на небо звёздное.
Похоже на море бурное,
Похоже на рек слияние.
Оно как молния чУдное
И как северное сияние.
Оно как собака верное,
Оно как облако нежное,
Оно как ягодка первая
И как небо безбрежное.
Это слово похоже на луч,
Оно как луна или солнце,
Оно как свет среди туч
Или как свет в оконце.
Это слово нельзя сказать,
Его написать невозможно.
Его можно только вдыхать
Или выдохнуть осторожно.
Фаина Фанни


Белла

Когда мы покидали тронный зал, меня переполнял целый букет положительных эмоций: удовлетворенность тем, как все закончилось, гордость от того, чего я добилась, кем стала, предвкушение новой жизни, и, конечно, счастье от возможности находиться рядом с тем, в ком все эти дни чувствовала опору и поддержку и кому навсегда отдала свое сердце, пусть он пока об этом и не знает. И даже случайная встреча с «призраком из прошлого» не могла омрачить той эйфории, в которой я пребывала.

Держась за руки, мы с Деметрием шли, ничего не замечая вокруг, желая лишь поскорее уединиться. Я всецело отдалась его воле, он вел меня куда-то, мне было все равно — куда, только бы с ним. Пройдя несколько коридоров, мы наконец остановились у стальных дверей, которые через пару мгновений услужливо разъехались в стороны, и в глубине открывшегося пространства перед нами возникли наши собственные отражения. Деметрий сделал шаг вперед, увлекая меня за собой… в кабину лифта?

Да, я не сразу поняла, что это был лифт. Мало того, что я не ожидала увидеть в таком древнем готическом дворце это современное чудо инженерной мысли, так еще и все стены и потолок в нем, в том числе и внутренняя сторона дверей, были зеркальными. Войдя в него, мы оказались одни, но наши бесконечные отражения в зеркалах, двигаясь вместе с нами, создавали иллюзию множественного присутствия. Интересно, какому маньяку пришло в голову установить такой лифт? Это же лютый майндфак и крышеснос, только и успела я подумать, как Деметрий привлек меня в свои объятия, не давая потеряться в этом бесконечном лабиринте отражений.

— Куда это мы? — выдохнула я ему в грудь, погружаясь в его пьянящий запах. Все же любопытство взяло верх.

— Это сюрприз, милая, — наклонив голову, тихо прошептал он мне прямо в губы и больше не позволил проронить ни звука, накрыв их своими губами.

Страстные обжигающие прикосновения его горячих губ заставили меня забыть обо всем и потеряться во времени, а медленно и плавно скользившие по моему телу руки рождали искры желания. Ощущение близости его сильного тела сводило с ума. Словно в зазеркалье, я тонула и растворялась в этом мужчине, в его пылких объятиях, готовая отдаться его искушенным ласкам и поцелуям. Пусть даже я впоследствии тысячу раз пожалею об этом, но сейчас это было прекрасно.

Бесшумный лифт, громко звякнув, остановился, прерывая наш горячий поцелуй. Зеркальная гладь расступилась, выпуская нас на волю. Мы нехотя разомкнули жаркие объятия, но сплели наши руки, не желая ни на секунду терять контакт.

— Где мы? — спросила я, все еще опьяненная его поцелуями, когда мы ступили на каменные плиты просторной террасы.

— На крыше башни, она переделана во что-то вроде смотровой площадки.

Как бы в подтверждение его слов в одном из углов террасы стоял устремленный вдаль телескоп.

Обняв одной рукой за талию и оставив на моих губах легкий, дразнящий поцелуй, Деметрий повел меня к украшенному зубцами парапету.

Мы стояли у парапета. Внизу, чернея в ночи черепичными крышами, раскинулся спящий борго, а дальше за стенами города во все стороны расстилался волшебный тосканский пейзаж, напоенный звуками и запахами плывущей над нами теплой, приветливой ночи. Легкий ветерок весело вертел возвышавшийся над крышей флюгер. Глубокий черный бархат неба был украшен россыпью сияющих звезд, внизу под ним мирно дремала Вольтерра, словно навсегда застывшая в Средневековье, под стать застывшим во времени и обитавшим в ее стенах вампирам, и по праву ставшая олицетворением древних тайн и мистики.

— Никогда не видела такого волшебного неба и таких красивых пейзажей, — залюбовавшись невероятно красивым видом вокруг, с благоговением прошептала я.

Деметрий крепче обнял меня за талию и привлек к себе, моя голова склонилась ему на плечо.

— Это самая высокая точка Вольтерры. Отсюда все красоты местности как на ладони. Но сейчас вся эта красота бледнеет перед тобой, amore mio.

Если бы я не была вампиром, то решила бы, что мои щеки наливаются румянцем. Пусть это и не прямо высказанное признание, а просто ласковое обращение, но от него так сладко заныло в груди, там, где должно стучать сердце.

— Я так рад, что ты теперь член клана, — задумчиво проговорил он.

— Белла Вольтури, — медленно, почти по слогам, произнесла я, словно пробуя эти слова на вкус и примеряя друг к другу.

— Белла Вольтури, — эхом повторил он. — Красивое сочетание, я бы даже сказал — идеальное.

— Я тоже рада быть в клане. Правда, альтернативы у меня как бы и не было. Но это не умаляет моей радости.

— Они не нашли ничего лучше, как пригрозить тебе наказанием, ведь они знают, что им больше нечем тебя удержать, если ты захочешь уйти, — голос Деметрия был тихим, но серьезным.

— Мне незачем уходить из клана. Мне кажется, я наконец нашла свое место.

— Я счастлив это слышать, но они этого не знают.

— Они не знают, что я никогда не покину клан, пока ты здесь, — тихо произнесла я, поддавшись внезапному порыву признаться стоящему рядом со мной потрясающему мужчине в своих чувствах.

Деметрий с удивлением посмотрел на меня, и в его глазах мелькнул радостный огонек, а красивые губы тронула едва заметная улыбка. Он еще крепче прижал меня к себе и поцеловал в макушку.

— Зато они знают, что я пойду за тобой куда угодно, — сказал он, отвечая на мое признание своим.

Теперь настал черед удивляться мне. Я с немым вопросом подняла на него глаза, не веря своим ушам.

— Ты правда готов это сделать? Пойти за мной куда угодно? — прошептала я, не в силах говорить громче от нахлынувших чувств.

— Да, — просто ответил он, потершись подбородком о мои волосы.

— А как они об этом узнали? Аро прочел твои мысли?

— Нет. Это Маркус, он обладает способностью видеть эмоциональные связи между людьми. Он увидел сильную связь между нами. Вот о чем он сообщил Аро, и вот о чем они так долго совещались, — проговорил Деметрий.

Теперь я вспомнила, как заинтересованно смотрел на нас Маркус и как озадаченно — Аро.

— Так между нами сильная связь? — посмотрев ему в глаза, я робко улыбнулась, все еще не веря услышанному и ожидая подтверждения.

— Во всяком случае, мои чувства к тебе столь сильны, что не оставили у Маркуса никаких сомнений, — серьезно ответил он.

Его признания заставили меня в душе ликовать. Он мягко развернул меня к себе, и теперь мы стояли лицом к лицу. Деметрий взял меня за руки и смотрел мне прямо в глаза своим открытым, ясным взглядом.

— Белла, я знаю, ты можешь мне не поверить, моя репутация идет впереди меня. Но я хочу, чтобы ты знала, что я к тебе чувствую. Помнишь, я говорил тебе, что никогда никому не давал обещаний и клятв?

Я кивнула, припомнив разговор о Джейн.

— Это правда, я никогда никому не признавался в любви, не давал клятв в верности, никогда ни одна женщина не пробуждала во мне таких чувств, которые пробудила ты. Я даже описать их не могу. Но я впервые по-настоящему счастлив. Поверь, это не пустые слова прожженного ловеласа, а искренние слова того, кто впервые за сотни лет познал сладкий вкус любви.

Он на секунду замолчал, а потом тихо, почти шепотом, произнес:

— Белла, я люблю тебя. Люблю, как никогда и никого не любил.

В этих словах было столько чувства и искренности, что от них мое мертвое сердце словно ожило и пустилось в пляс. Он меня любит! Это невероятно! Я хотела ему верить. Я верила ему. Повинуясь внезапно охватившему меня порыву чувств, я обняла его дрожащими руками и уткнулась носом в его стальную грудь. Вышло немного смешно, по-детски.

— Я тоже… — выдохнула я ему в камзол, мой голос слегка дрожал, — я тоже тебя люблю.

Не выпуская меня из объятий, он чуть отстранился и осторожно приподнял мое лицо за подбородок, чтобы заглянуть мне в глаза, а затем припасть нежным, но страстным поцелуем к моим губам. Его родное тепло и сладкое дыхание окутали меня. Обвив руками его шею, я еще теснее прижалась к нему и раскрыла губы навстречу его пылким губам, жаждая покориться его требовательным ласкам. Все мысли покинули мою голову, оставляя там лишь чистое желание, лишь опьяняющую страсть. Сердце готово было выпрыгнуть из груди, каждая клеточка моего тела пела и трепетала от любви к этому прекрасному мужчине, от желания отдаться ему и обладать им.

— Белла, ты уверена? — в промежутке между поцелуями вдруг спросил он, в его голосе звучала непривычная робость.

Подушками пальцев он мягко провел по моей щеке, и его прохладное прикосновение приятно остудило мою горячую кожу.

— В том, что люблю тебя? Я еще никогда и ни в чем не была так уверена, как в этом, — произнесла я чуть хриплым от желания голосом.

Склонившись, он вновь поцеловал меня, мягко, нежно, сладко, а затем прервал поцелуй и снова произнес:

— Нет, в том, что хочешь этого сейчас, — его глаза смотрели на меня выжидающе, в них плескалось едва сдерживаемое желание.

— Я готов ждать столько, сколько потребуется, пока ты будешь к этому готова, — противореча глазам, проговорили его губы.

Оу! У меня ни на мгновение не возникло сомнения в правильности того, что мы делали, поэтому я просто замотала головой и потянулась к нему. Он не стал ждать больше ни секунды, его мягкие горячие губы с неистовой страстью прижались к моим губам. Они ласкали, дарили наслаждение, обещали рай, наши языки переплетались в страстном танце, делая поцелуй еще более чувственным и страстным.

В какой-то момент, не прерывая поцелуя, он поднял меня на руки и куда-то понес, а спустя пару мгновений нежно опустил на что-то мягкое и гладкое. Это оказалась широкая кровать-шезлонг с тонким полупрозрачным балдахином, до этого скрытая от наших глаз на другой стороне пятиугольной террасы. Одним легким движением Деметрий снял с меня плащ и цепь, отбросив их в сторону, и уложил меня на прохладный белый шелк. Со своими атрибутами принадлежности к клану он проделал то же самое, а затем лег рядом и снова стал медленно и страстно целовать меня, рождая во мне волны желания и побуждая к ответным ласкам. Я отвечала ему, вложив в поцелуи всю страсть, на какую была способна. Он расстегнул на мне блузку и застыл на мгновение, словно изучая открывшуюся ему картину. Вдруг я застеснялась того, как выгляжу, ведь никогда не отличалась пышными формами и считала свою грудь довольно плоской. Но его восхищенно-жадный взгляд меня успокоил. В следующее мгновение его губы и руки уже странствовали по моему телу, гладя и лаская мои бока, живот, прикрытые тонким ажурным лифом миниатюрные холмики грудей. Наконец, его пальцы нащупали у меня на спине застежку бюстгальтера и ловко ее расстегнули, после чего он быстро стянул с меня тонкую ткань, отделявшую его ищущие руки от моей кожи, и прильнул к моей груди губами. От этих новых, непередаваемых ощущений я вздрогнула и застонала. Во мне росли и зрели новые чувства, наполняя меня жаром и огнем. Мое смущение разом испарилось. Я приподнялась, теснее прижимаясь к нему, безотчетно желая чего-то большего. Мои пальцы потянулись к пуговицам на его камзоле, мне не терпелось дотронуться до его кожи, ласкать каждый дюйм его мускулистого тела, но руки предательски дрожали, и пальцы плохо повиновались. Он пришел мне на помощь, одной рукой расправившись со всеми пуговицами. Я стянула с его плеч камзол и попыталась вытянуть рубашку из брюк, в ответ на мое лихорадочное усилие он на секунду оторвался от меня, срывая с себя рубашку и подставляя мне всего себя. Мои руки гладили его рельефную грудь и широкие твердые плечи, ощущая, как все сильнее напрягаются его мышцы.

Его ласки дарили мне все новые и такие сильные ощущения. Его губы медленно переместились от груди к животу, а потом ниже… По телу пьянящим вином стремительно разлилась сладкая слабость, я изнывала от страсти, казалось, я вот-вот растаю от чистого наслаждения. Я не заметила, как и когда исчезли остатки нашей одежды. Не переставая ласкать меня губами и при этом пристально глядя мне в глаза, Деметрий очень медленно и осторожно вошел в меня, преодолевая сопротивление моего тела, на какое-то мгновение меня пронзила боль, от чего я резко вдохнула и впилась ногтями ему в спину. Со стоном наслаждения он замер, обнимая меня, я услышала тихий шепот:

— Прости, любимая…

Последнее слово почти исцелило меня, заставив забыть об испытанной только что боли, а ощущение его внутри себя, эмоции, которые я видела на его лице, в его глазах, придали сладости моменту. Я выдохнула и немного пошевелилась, чтобы привыкнуть к новым ощущениям. Почувствовав мое движение, он снова стал двигаться, невыносимо медленно и осторожно, не теряя зрительного контакта и стараясь больше не делать мне больно. Постепенно боль сменила медленно нарастающая волна наслаждения. Его медленные, плавные движения доводили меня до белого каления, вызывая во мне жгучую дрожь неутоленного желания. Двигаясь в синхронном ритме, мы смотрели друг на друга, не отводя взгляда. В его глазах я читала столько эмоций — любовь, забота, желание, страсть, обожание, привязанность…

Ожидание стало невыносимым. Я выгнулась и обхватила его ногами, еще теснее прижавшись к нему всем телом. Мои ногти царапали его спину, я стонала, призывая его поскорее закончить сладкую пытку. Наконец он перестал сдерживаться, отдавшись страсти, впиваясь страстным поцелуем в мои губы, ловя губами мои вскрики и стоны. Страсть накрыла нас с головой, мы горели в ней ярким пламенем. Он двигался надо мной и внутри меня — нежный и неистовый одновременно, сотрясаясь от жгучего желания, посылая мне медленно накатывающие волны наслаждения. Очередная волна накрыла меня с головой, унося на вершину блаженства. Широко раскрыв глаза, замерев от восторга, я парила в эйфории. Когда последние волны экстаза прошли сквозь меня, я почувствовала как Деметрий весь содрогнулся и прокричал мое имя, а затем рухнул, прижавшись к моей груди.

Спустя мгновение, перекатившись на бок, он заключил меня в объятия, и моя голова уютно устроилась у него на сгибе плеча. Он стал целовать меня в макушку, шепча ласковые слова на итальянском.

— Ti amo da morire. Sei la mia dolce metà, — шептал мне на ушко любимый, перебирая мои волосы пальцами.

Зная, что я пойму не все, он перевел мне эти звучащие как музыка слова:

— Люблю тебя до смерти. Ты моя вторая половинка.

Затем он чуть приподнялся и потянулся к стоящему рядом столику, на котором стояли бутылка в ведерке со льдом и два бокала. Поймав мой удивленный взгляд, Деметрий игриво улыбнулся и взял в руки бутылку. Когда он ее откупорил, у меня вырвался стон. Это была кровь. Разлив эту вампирскую амброзию по бокалам, он протянул один бокал мне, и мы осушили их до дна.

Самая прекрасная ночь в моей жизни была позади, уступив место полному обещаний рассвету. Первые лучи солнца прямыми яркими стрелами прорывались сквозь лениво колышущуюся легкую ткань балдахина. Закрыв глаза, я упивалась нежностью, с которой меня обнимали руки любимого мужчины.

-----
* Борго - небольшие, красивые и малоизвестные старинные деревушки и городки Италии за крепостными стенами
** Amore mio (итал.) — Любовь моя.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38694-1
Категория: Альтернатива | Добавил: newfan (28.11.2021) | Автор: Элиза Гвиччиоли
Просмотров: 277 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
1
2 Танюш8883   (10.12.2021 13:01) [Материал]
Тема вампирской дефлорации весьма сомнительна, так как потребуется нечто вроде отбойного молотка. Но это, как говорится, их сугубо личное дело. Радует то, что Белла снова влюблена и взаимно. Спасибо за главу)

0
3 newfan   (16.12.2021 17:20) [Материал]
Вы правы, тут могут быть сомнения. Хотя почему бы не представить, что достоинство Деметрия сработает не хуже отбойного молотка.:D
А вообще я много размышляла над тем, что будет с девственницей, превратившейся в вампиршу. Будет ли ее девственная плева каждый раз восстанавливаться или же достаточно поработать один раз? biggrin

1
1 робокашка   (29.11.2021 21:13) [Материал]
Итак, Белла нашла свою любовь и, так сказать, призвание там, где и не ожидала
Главное, чтобы Деметрий был искренен...