Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1629]
Из жизни актеров [1605]
Мини-фанфики [2395]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4596]
Продолжение по Сумеречной саге [1263]
Стихи [2351]
Все люди [14619]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14034]
Альтернатива [8940]
СЛЭШ и НЦ [8507]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4049]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 01-15 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!

Прошу, услышь меня...
Что если бы Белла после расставания с Эдвардом не общалась с Джейкобом и жила весь год в депрессии. После чего переехала в NY.

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Я всё ещё чувствую тебя...
Действия происходят после того, как Эдвард бросил Беллу в Новолунии.

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Грехи поколений
Это история об отце, который оскорбительно относится к своему сыну, и как Эдвард бунтует против Карлайла, попутно узнавая, что же такое на самом деле любовь.

Прям как доктор прописал
Медсестра Свон клянется никогда не встречаться с врачами, полагая, что они эгоистичные наглецы. Но изменит ли она свое мнение, когда придет на новую работу и встретит привлекательного доктора Каллена, или его заигрывания только укрепят ее решение?

На грани с реальностью
Сборник альтернативних мини-переводов по Вселенной «Новолуния». Новые варианты развития жизни героев после расставания и многое другое на страничках форума.
В переводе от Shantanel



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8865
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Общее

Я родилась пятидесятилетней... Главы 3-7

2017-11-22
11
0
Глава 3. Мелкие неприятности

Первый год моей новой жизни был невероятно сложным, прежде всего для моей психики. Начать с того, что мне почти постоянно хотелось спать. Я засыпала, не замечая этого, посреди какой-нибудь важной мысли, что невероятно бесило меня. А всё потому, что мне было очень трудно сосредоточиться с открытыми глазами, так как я постоянно теряла фокус. Но каждый день я тренировала глазные мышцы, чтобы скорее обрести нормальное зрение. Лишь после трёх месяцев я получила удовлетворяющий меня результат. Но нет предела совершенству! Я продолжала работу над собой и окружающими. И да, в зрячем состоянии это стало проще.

Так я узнала, что живу в относительно маленьком двухэтажном домике типично американского типа, хотя для крошечной меня, тут были царские хоромы, но я старалась соизмерять масштаб и быть объективной. Детская и спальня родителей располагались наверху, там же была ванна, где меня часто купала Рене. Чарли меня немного побаивался, хотя я росла образцовым ребенком, который хнычет лишь тогда, когда голоден, не берёт грязь в рот, спокойно лежит на руках и лишь морщится, когда нужно сменить памперс. Единственную истерику я устроила, когда у меня начали резаться зубы в восемь месяцев. Там было просто необходимо сбросить накопившийся негатив, но и того молодым родителям вполне хватило.

Рене была милой, но немного невнимательной, на мой взгляд, особой, хотя ветреность я списывала на возраст. Пару раз, заговорившись по телефону, она забывала меня на диване в гостиной, откуда менее разумный ребёнок мог легко «чебурахнуться» без присмотра родителей. Она могла легко перегреть детскую смесь, а один раз мамаша, замечтавшись, а может и по незнанию, чуть не вставила в микроволновую печь баночку яблочного пюре вместе с металлической крышкой. С ужасом увидев это, я подняла громкий плач, и она бросилась меня успокаивать. Как, могла, жестами, показала, чего хочу, и, спустя минуту, мы достигли консенсуса. Яркая синяя крышечка была гордо выдана мне.

Чарли казался мне более адекватным, поэтому, когда он пришёл вечером с работы, я показательно крутила крышечку от баночки в руках.

— Рене, у Беллы новая игрушка? — да, папочка, погремушки я гордо игнорировала, мягкие игрушки скидывала на пол, соски выплёвывала, а с металлической крышечкой от пюре — мы лучшие друзья… Странно, правда?

— Чарли, если честно, то я сама в шоке, я хотела подогреть ей баночку в микроволновке, но, когда она увидела эту крышечку, твердо дала понять, что хочет получить её немедленно.

Чарли внимательно посмотрел на меня и мою новую игрушку. Я по-прежнему увлечённо крутила металлический кругляш в руках, не делая попыток засунуть его в рот. Еще бы! Мало ли, где крышка была, и кто ее трогал? Мама ведь даже не помыла вещицу, когда отдавала мне. Я тихо вздохнула.

— Может быть, ей понравился цвет? — продолжала Рене, на что я непроизвольно закатила глаза.

Тут же поймала удивлённый взгляд Чарли, натянуто улыбнулась, высунула язык и, сделав глупое лицо, воспроизвела смешной булькающий звук, отчего мои слюни полетели во все стороны.

Отвратительно...

— Родная, — обратился Чарли к Рене, переводя взгляд на неё, — ты хотела подогреть баночку вместе с металлической крышкой? — уже с подозрением спросил папа.

Бинго, парень!

Хотя, я зря радуюсь. С ним нужно держать ухо востро. Не хотелось бы, чтобы эти американцы сдали своего подозрительно умного в три месяца ребёнка на опыты. Ещё подумают, что я инопланетянка. У них этот миф популярен… Поля у них кто-то творчески приминает и косит, тарелки в небе всякие летают… У нас почему-то никто не удивляется, увидев нарисованные на грязной машине узоры, а иногда и буквы, складывающиеся в ненормативные слова. Про тарелки рассказывать вообще неинтересно, ведь после праздничного запоя и по возвращению домой мужа ждут не только летающие тарелки, но и сковородка, половник и вообще всё, до чего супруга дотянется.

— Нууу, да… — Рене нахмурилась, вспоминая, и тут до неё начало, видимо, доходить, — Ой… Она… Она могла взорваться? — на её лице явно проступал страх и смущение.

Я тихо хихикнула и так же тихо сказала, обращаясь, скорее, к крышечке, чем к родителям:

— Бум…

Рене посмотрела на мою игрушку в священном ужасе. А Чарли поднял бровь. Чёрт, тоже так хочу. Надо будет потренировать мышцы лица. А то пока занимаюсь только речевыми центрами и координацией в пространстве. Массаж молодые родители мне не делали, ручки и ножки не разминали, так что вопросы собственного равновесия я решала сама. Потом буду развивать мелкую моторику. В этой жизни я планировала улучшить свой врачебный почерк и всё же выбиться в хирурги. А для этого я должна очень хорошо владеть не только руками, но и всем телом, на самом деле.

Чарли посмотрел на меня, потом на жену и крякнул. В его карих глазах играли смешинки:

— Беллз, ты присматривай за мамой, когда меня нет дома, ладно?

Я заставила свои губы не разъехаться в предательской ухмылке. Моргнула.

Мама вспыхнула, что мило смотрелось на её бледной коже. Глаза у неё были нежно-голубыми, да и в целом лицо сердечком выглядело по-детски наивным. Интересно, у меня глаза папины или мамины? Кожа у отца была явно смуглее моей, так что цветом я, скорее, пошла в Рене. Волосы я свои видела плохо, они были ещё короткими, а моё любопытство не зашло до такой степени, чтобы специально вырывать у себя клок и сравнивать с родительским генофондом.

Вообще, в своей первой жизни я начала следить за своей внешностью только с поступлением в медицинскую академию. Сейчас мне было, скорее, любопытно увидеть себя, чем крайне необходимо, так как я знала, что всё может сильно поменяться с годами.

Зная множество рецептов поддержания красоты, я планировала начать следить за собой раньше, чем подростковые гормоны начнут вылезать на лице, волосы потеряют детскую пушистость и мягкость, а коренные зубы начнут расти вкривь и вкось, уничтожая правильный прикус, из-за которого стёсывается эмаль, и начинаются вечные походы к стоматологу.

Нет, я сделаю капитальную работу над ошибками своей первой жизни. И хотя все эти моменты я непременно прорабатывала перед сном, составляла мысленный план на завтра, каждый раз мне казалось, что в своих наполеоновских планах на жизнь я упускаю что-то важное. Какую-то знакомую деталь... И это было следующей неприятностью и минусом моего младенческого состояния. Я, по понятным причинам, не могла записывать и систематизировать новые знания привычным способом. О, как я мечтала, чтобы мои разрозненные мысли были похожи на упорядоченную картотеку больницы или библиотеки! Но, увы… Пока картина жизни в целом была очень зыбкой и туманной.

Странное оцепенение напало на меня через восемь месяцев после случая с крышечкой, когда к нам приехал друг отца по имени Билли. Судя по длинным чёрным волосам и красновато-коричневой коже, он был типичным индейцем. Чарли вылез из потрёпанного пикапа грязно-рыжего цвета вслед за водителем и, подойдя, поцеловал сначала Рене, потом меня, забрав у неё уже довольно увесистую дочь на ручки.

— Вот, Блэк, знакомься: это моя красавица Беллз. В следующий раз приезжай с девочками, наверняка им вместе будет веселее играть.

Билли посмотрел на меня, а я оценивающе посмотрела на него. Подняла бровь. Да, я научилась это делать недавно, и Чарли каждый раз приходил в неописуемый восторг, когда я изображала такую мордашку.

Индеец заметно удивился:

— Глазки определенно твои, Свон, — заметил он с усмешкой. Да, я уже видела в зеркале после ванны, что глаза у меня явно папины. И хотя пока они только набирали карий цвет, уже становилось ясно, что светлыми им уже не быть. Эх, а так хотелось быть нежным голубоглазым ангелочком… Ладно, что дали, то дали, привередничать грешно.

Я ответила на улыбку, сверкнув двумя нижними молочными:

— Отень плиятно познакомиться, мистл Блэк, — вежливо протянув ладошку, сказала я, отвратительно картавя. — Как у вас дела?

Если честно, я чувствовала себя кроликом из "Винни Пуха", которому свернули челюсть и неправильно её вставили. Никогда не думала, что ребенку ТАК сложно разговаривать, но-таки это правда. Если мой английский словарный запас спустя почти год стал вполне сносным, и я даже ловила себя на том, что иногда думаю на этом языке, то разговаривать на нём было совсем непросто. Хотя я надеялась, что с появлением первых моляров* (жевательных молочных зубов, которые растут сразу после клыков) я справлюсь со своими дефектами речи. Я же врач, черт возьми!

— Хей, а она неплохо разговаривает для своих лет, Чарли! — воскликнул Билли, полностью игнорируя мой вопрос, хотя у них этот вопрос, скорее, вежливо-риторический, чем конкретный.

Я закатила глаза.

— Я вообсе сооблазительная для своего возласта, сэл, — серьёзно сказала я, чем очень рассмешила взрослых. Все направились в дом.

Рене недовольно скривилась, когда увидела, сколько мужчины наловили рыбы. Можно подумать, что отец пустые бутылки из-под пива привёз, а не хороший улов.

Мне тут же очень захотелось рыбки… Солёненькой… Красненькой… Как Лёша в своё время делал: со свежей варёной картошечкой, которую потом на сливочном маслице поджаривал до румяной корочки и посыпал укропчиком... И грибочки со сметанкой... Ммм...

— Подбери слюни, женщина, — дала я себе мысленную пощёчину. — Твой удел нынче — каша и пюре.

— Раз твоя дочь такая сообразительная, может быть, она знает, кто победит в нынешних президентских выборах, а, Свон?

Выборы мне были до лампочки, если честно, после развала Советского союза я совсем перестала следить за политикой...

— Мне кажется, что победят республиканцы: Рейган себя неплохо показал, так что Джордж Буш легко обойдёт этого болезненного из Массачусетса, — твердо ответил Чарли, заходя в дом со мной на руках.

И это было хорошо, что меня крепко держал папа. Потому что, если бы я стояла сейчас на своих двоих, то упала бы.

ЧТО, простите? Какого чёрта?! Рейган? Джордж Буш?! Это — который старший?! Мамочки... это же... который сейчас год!?

— Не согласен с тобой, ещё неизвестно, как этот Буш себя покажет, когда дорвётся до реальной власти, пока его сдерживает лишь Рейган, а демократы не могут проиграть третьи выборы подряд, — голос Билли доходил до меня, как сквозь вату...

— А когда президенту делали операцию по удалению полипов из кишечника, кто был у руля? — насмешливо спросила Рене.

— Ха, всего лишь восемь часов! Даже я не смог бы развалить страну за столь короткий срок!

Они все смеялись, а я переживала свой маленький кошмар. Новым, потерянным взглядом я оглядела дом. Старая бытовая техника, домашний телефон, мебель... Ни намёка на сотовый, который в 2008 был даже у меня, пятидесятилетней бабульки, потому что мне его подарили коллеги... Тяжёлый телевизор, хотя уж в Штатах можно было давно купить не такой громоздкий...

Можно было бы... Не родись я в 1987... Не живи я сейчас в 1988!

Бл... — чуть не вырвался у меня ненормативный русский "бульк".

— Так кто выиграет выборы, кроха? — весело поинтересовался у меня индеец, не замечая моего состояния.

— Буш... Победит Буш... — растерянно пробормотала я и оказалась права.

Ну, ещё бы!




Глава 4. Хьюстон, у нас проблемы...(с)

Весь вечер, пока взрослые ели рыбу, пили пиво и смотрели бейсбол по старому, точнее вполне новому, телевизору, я мысленно сердечно костерила себя на все лады за невнимательность. Ведь были «звоночки». Почему я не замечала их? Почему не слышала новости по тому же телевизору или радио, почему не обращала внимание на разговоры тех же родителей, их быт? Я считала, что они, как молодая семья, живут достаточно небогато, поэтому у них нет хорошей машины и современной техники, но это не оправдание. Я слишком отвыкла смотреть телевизор в своей жизни, чтобы обращать внимание на него сейчас, для меня в последний год он служил, скорее, фоном и, заодно, возможностью отвлечь родителей, когда мне нужно было провести тренировку или лёгкую гимнастику, чтобы позже у меня не было проблем со связками и равновесием. Таким образом, занимаясь собой, я совершенно упустила тот факт, что живу в конце восьмидесятых…

А это всё значит, что я каким-то невообразимым образом попала в прошлое… В прошлое, черт возьми! И в этом прошлом где-то в России сейчас живу я, мой муж, дочь, родители… От нахлынувших чувств закружилась голова. А что, если… Безумная мысль мелькнула и пропала. Мне не попасть в Россию. Я американский годовалый ребёнок! Но Алекс через десять лет переедет в Аризону… Я помню его адрес, помню даже точную дату нашего маленького семейного отпуска там…

Я помотала головой, в надежде, что глупая, навязчивая мысль вылетит из головы от таких смешных манипуляций. Я не смогу подойти к себе прежней и рассказать ей всё, я даже не уверена, что смогу попросить её проверить легкие Лёше. Да и как я представляю себе поездку в другой штат в десятилетнем возрасте? Бред… Но такое искушение увидеть их. Хотя бы издали.

Я попыталась вспомнить, не мелькала ли фигурка маленькой кареглазой девочки рядом с домом Александра, не встречали ли мы её, гуляя в парке, приходя в магазин, может быть, я обращала внимание на чей-то пристальный взгляд и, найдя его в толпе, встретилась с серьезными глазами ребенка? Нет… Моя память не могла вспомнить ничего похожего.

Вздрогнув от громкого смеха Билли, я резко поднялась и пошла на кухню.

— Родная, куда ты? — Рене отвлеклась от подшучивания над Чарли и обернулась ко мне.

— Я хочу печенье, — хмуро отмахнулась я от неё, мысленно умоляя Рене удовлетвориться моим объяснением и оставить меня в покое на это короткое время.

— Я налью тебе молока, милая, — заботливо улыбнулась мне мама, вставая с дивана и направляясь в мою сторону.

Я сглотнула. Как не вовремя Рене решила побыть внимательной! Но тут же одёрнула себя. Женщина не виновата, что ты через раз называешь её Рене в своих мыслях, так и не смирившись, что теперь ОНА твоя мать…

Глубокий вдох не привёл мысли в подобие порядка, но искусственно замедлил зашкаливающий пульс. Спокойно, Белла. Сейчас ты сядешь на свой стул и будешь играть роль счастливого ребенка этой милой, в общем-то, женщины. Сев за стол, я подтянула к себе вазочку с овсяным печеньем. Взяла одно и начала задумчиво крутить его в руках, взвешивая все «за» и «против».

— Эй, крошка, может не стоит обдумывать план по захвату мира с таким мрачным лицом? — Рене, улыбаясь, подсела рядом, поставив передо мной стакан с подогретым молоком. Без пенки. Она быстро учится быть хорошей мамой.

Я мрачно усмехнулась, провожая взглядом печеньку, которую она взяла с вазочки.

Состроив серьёзное лицо, я невозмутимо пробормотала, откладывая свою печенюшку:

— Да, ты плава… Слиском больсая велоятность того, сто с такой плохой маскиловкой мной заинтелесуется Пентагон…

Рене подавилась откушенным десертом и закашлялась. Я спокойно пододвинула к ней стакан с молоком. Осушив его до половины, мама с недоверием посмотрела на меня:

— Изабелла Мари Свон, надеюсь, это была шутка?! — раскрасневшись, строго спросила она.

— Нет, — спокойно ответила я, внутренне посмеиваясь её ошарашенному лицу. Выждав театральную паузу, я добавила, — это был салказм.

Чарли

Проводив взглядом жену и дочку, я обернулся к другу.

— Знаешь, Билли, мне кажется, что моя дочь — самая лучшая, но самая странная на свете.

Блэк посмотрел на меня насмешливо:

— Кажется, я понимаю, о чём ты говоришь, потому что у меня таких две. До сих пор не могу выбрать, кто из них лучшая, а кто странная. Наверное, та, что в данный конкретный момент не шкодит… — индеец ласково улыбнулся, видимо, вспоминая шалости близняшек.

— Белла никогда не шкодит. Знаешь, недавно застал её в детской, и она делала зарядку… — я заметил, как друг поднял бровь, мол: ну и что? В чём криминал?

— ПОЛНОЦЕННУЮ зарядку, Билли! С приседаниями, наклонами и растяжкой! Я не показывал ей этого…

— Конечно, не показывал, ты бываешь дома только вечером и в выходные. Кстати, знаешь, я думаю, что в таком темпе ты дослужишься до шерифа, — он похлопал меня по плечу.

— Дело не в этом, Билли. Моя дочь делала мельницу руками и считала… Считала на немецком! — в голове так и стояла картинка, как Белла, наклонившись, с идеально прямыми ногами касается правой рукой пальцев левой ноги и наоборот, приговаривая: айн, цвай... айн, цвай…

— А какой язык в школе учила Рене? — вопрос друга ворвался в мои воспоминания.

— Конечно, испанский! Билли, мы все учили испанский! У нас в Форксе даже курсов других языков нет, насколько мне известно.

— А ты сам-то её спрашивал на эту тему?

— Рене или Беллу?

— Беллу, конечно. Извини, но Рене не производит впечатления продвинутой матери.

— Не критикуй мою жену, Блэк, она старается, — огрызнулся я, но потом вздохнул, вспомнив случай с крышечкой и пару подобных моментов…

— Знаешь, я не стал спрашивать Беллу по поводу зарядки. Мне показалось, что это глупо — подозревать собственного ребёнка в чём-либо. Она вполне могла увидеть, как какой-то рыжий немец вёл программу фитнеса. Телевизор работает целыми днями, а Белла никогда не смотрит мультфильмы.

— Эй, а вот это действительно странно. Мне казалось, что все дети любят мультики!

— Моя дочь — исключение, — я улыбнулся воспоминаниям. — Мы пробовали их ей включать, но, кажется, что она смотрела их из вежливости минут десять, а потом просилась спать.

— Ну и ну! У тебя действительно идеальный ребенок, Свон. Моих девочек уложить можно только после трёх сказок.

— Вот тебе и «ну и ну». Ты бы видел, как Белла веселилась, узнав значение этой фразы.* (Дело в том, что в английском есть устойчивое выражение «Holy cow» дословный первод на русский — «святая корова», имеет значение типа: «ну и ну», «бог ты мой», «вот это да»)

— Не знаю, что её рассмешило, но она хохотала до слёз.

— А она знает, что такое «корова»? — осторожно спросил Блэк.

— Я подозреваю, что да. Потому что потом она спросила про коровьи рожки и их отношение к ангелам.

Билли посмотрел на меня, словно надеясь, что я скажу, будто это шутка. Но это не было шуткой…

— Ты меня разыгрываешь.

Я покачал головой.

— У неё специфический юмор для годовалого ребенка, — я усмехнулся, вспоминая, что Белла, в отличие от той же Рене, всегда понимала мой сарказм. Я видел это по прищуренным глазам и закушенной губе дочери, когда она сидела рядом во время наших утренних подначек с Рене.

Я подозревал, что ранний брак — это не то, о чём мечтала Рене, заканчивая школу. Она всегда хотела уехать из этого города, ей не нравился постоянный дождь, она хотела жить в мегаполисе, а не быть одной из трёх тысяч жителей населенного пункта под названием Форкс. Мы были разными. Но я любил её. Наверное, я мало говорил ей это, всегда считая, что самым красноречивым проявлением любви являются поступки. Но ей нужны были слова, наверное. Жаль, что в нашем случае нельзя сказать, что противоположности притягиваются. Это чудо, что школьный роман с весёлой девчушкой неожиданно перерос в брак.

Я помню, как Рене сказала мне, что беременна. Почему-то я представлял голубоглазого мальчика, который ходил бы со мной вместе рыбачить и на бейсбол… Парня, которого бы я в четырнадцать лет научил стрелять и основам рукопашного боя. Парень, который мог бы продолжить моё дело…

Но, когда на УЗИ нам показали маленькую девочку, я понял, что мои мечты о сыне были не идеальными. Парни бывают откровенными балбесами и шалопаями. Девять из десяти бросают родителей и уезжают в дальние дали, не поступают в колледж, начинают пить раньше двадцати одного или что похуже. Мальчика трудно воспитать, тем более помощнику шерифа. Слишком много времени съедает работа. Слишком мало внимания остается для ребёнка. И редкий ребенок понимает необходимость работы.

«Мой папа шериф». В устах парня это звучит как вызов, хвастовство, тогда как если эти слова скажет девочка, в них будет предупреждение. Только взяв на руки этот маленький попискивающий и дрожащий комочек из рук медсестры, я понял, насколько счастлив, что у меня именно дочь. Но при взгляде в растерянные глаза, которые смотрели как будто сквозь меня, я испытал самый настоящий страх, который не знал никогда в жизни.

Она такая маленькая, такая беззащитная. Кто, если не я, защитит её, такую хрупкую, такую слабую? А если обманут? Обидят? При одной мысли об этом мои кулаки каждый раз непроизвольно сжимались, грозя уничтожить будущего неудачника, который рискнёт её расстроить. Первые месяцы я боялся даже взять дочку на руки. Она выглядела слишком хрупкой для этого мира. Маленькие пальчики меньше моего ногтя на мизинце ввергали меня в шок. Она точно вырастет? — хотелось спросить мне, глядя на её миниатюрность.

Все мои школьные друзья подшучивали, что теперь мне мало удастся поспать. Что теперь моя жизнь превратится в ад и будет подчинена детскому крику, пелёнкам, бутылочкам и памперсам. Причём мне необходимо будет научиться распознавать по децибелам, чего же хочет Белла.

В реальности с ребёнком проблемы были минимальны. Она много спала, а когда не спала, то ела или занимала себя самостоятельно. Поначалу мы с Рене, наслушавшись чужих советов, накупили дочери цветных игрушек, но все они мало занимали моего ребёнка.

Говорят, что дети немного с другой планеты, но если выстроить всех детей в ряд и поставить рядом мою Беллу, она бы явно была на этой планете, по меньшей мере, военным маршалом или президентом, с такой серьезностью она порой смотрела на наши попытки её развеселить. Иногда я готов был поклясться, что она закатывает глаза, когда мы вели себя, по её мнению, глупо.

Необыкновенный ребёнок. Мой ребёнок. Моя дочь.

Мне казалось, что она понимает некоторые вещи даже лучше, чем я. Хотя, возможно, с большой натяжкой, некоторые моменты можно было назвать простым совпадением. Но… с ОЧЕНЬ большой натяжкой.

Чего только стоит случай, когда мы в прошлый раз поссорились с Рене, потому что она начала в открытую флиртовать с Бобом, кассиром продуктового магазина? Мы ругались по дороге домой, не замечая ребёнка, который с задумчивым видом рассматривал пейзаж на заднем сидении автомобиля. На секунду замолчав, переводя дух, мы услышали, как дочь напевает сама себе смутно знакомую мелодию.

— Чарли, пожалуйста, скажи, что это не La donna è mobile из Риголетто*… (знаменитая ария оперы Джузеппе Верди, слова которой на русском выглядят так «Сердце красавиц склонно к изменам и к переменам, как ветер мая…») — более образованная в музыке Рене перевела на меня ошарашенный взгляд.

До меня тоже быстро дошёл смысл этой мелодии, и я аккуратно съехал на обочину.

Обернувшись на дочь, которая перестала напевать, как только мы остановились, я спокойно спросил:

— Белла, что ты поёшь?

В карих глазах дочери мелькнула растерянность, потом лёгкий страх, а потом её глаза стали хитренькими.

— Песенку, — она улыбнулась, как будто только что провернула шалость, но знала, что ей ничего за это не будет.

— А ты знаешь, что это за песенка? — осторожно спросила жена.

— Да, её пел глустный дядя в телевизоле, — спокойно пожала плечами наша крошка.

Дальнейший путь до дома прошёл в молчании. По приезду Белла первым делом ушла мыть руки, оставляя нас с Рене разбирать продукты. Мы молчали; я не самый разговорчивый человек по натуре, молчание же говорушки Рене настораживало.

— Дело не в Бобе, Чарли. Я не права, знаю, но я не могу так больше. Это длится уже не первый месяц…прости… Я… Я решила уехать, — уверенно закончила Рене.

Я посмотрел на неё. Вид у жены был виноватый. Но она ведь не могла говорить о разводе, так ведь? Возможно, я был не лучшим мужем, которого она заслуживала, но… Я старался, у нас была семья, у нас была Белла… Маленькое, почти годовалое чудо, которое напевает Верди, когда её непутевые родители ссорятся.

— Надолго?

Она сглотнула.

— Навсегда.

Это маленькое слово ударило меня под дых.

— А Белла?

— Белла поедет со мной.

— Нет.

Я был решительно против, чтобы она забирала дочь, но внутренне понимал, что вряд ли суд встанет на мою сторону, отдавая опеку в мои руки.

— Чарли, подумай сам, что ей может дать этот город? Наша дочь умница, ты не можешь этого отрицать! Господи, да все мои подруги жалуются на то, что их дети совсем не разговаривают почти в два года, а нашей малышке десять месяцев, а она говорит предложениями! Вспомни Эрика Йорки, он старше её на полгода, но до сих пор не освоил горшок и ест левой рукой! Ей нужны курсы, ей нужны кружки, хорошая школа, колледж! Господи, ты только подумай, сколько может дать Белле мегаполис.

— Рене, но ведь дело не только в Белле, признайся. С самого начала, ещё до её рождения, ты мечтала лишь о том, сколько большой город может дать ТЕБЕ! — я понимал, что Рене права и Белле не место в Форксе, но мне была невыносима мысль, что они уедут. Я любил своих девочек.

Но всё дело было в том, что Рене уже не любила меня. Я видел, как постепенно её глаза гаснут, и в них зарождается грусть. Она чахла под вечно хмурым небом Форкса. Она разочаровалась в браке со мной. Но она определённо не была разочарована Беллой. Я знал, что Рене любит нашу дочь. Я медленно разжал кулаки. Я сдавался.

— Хорошо, я дам тебе развод, — решение далось мне непросто, резко защемило сердце, но я и не подумал растереть грудь в этом районе, не желая показать себя слабым и разбитым решением женщины, которую по-прежнему любил, — Белла останется с тобой, но я хочу, чтобы она приезжала ко мне на лето.

Рене вскинула подбородок выше. Она выглядела почти оскорблённой.

— Конечно, ты можешь видеться с ней в любое время, я не собираюсь ограничивать тебя в этом. Но, полагаю, тебе будет трудно, так как я планировала переезжать в Аризону.

— Не в Сиэтл?! — мне резко стало хуже, я тяжело опустился на стул.

Господи, ну конечно. Рене давно мечтала переехать туда, где побольше солнца.

— Нет, я уже нашла чудесный домик в Финиксе… — жена поджала губы.

Значит, она уже присмотрела домик…

— Рене, там сорок градусов по Цельсию в тени почти круглый год, а если Белле не понравится такая жара?! — я не выдержал и ударил ладонью по столешнице.

Женщина напротив меня тихо вскрикнула. Да, я редко повышал голос, тем более она никогда не видела меня в таком состоянии. Что же, когда, как не перед разводом, можно узнать все грани характера человека, с которым жил под одной крышей, делил спальню и воспитывал дочь… Поспешность жены в этом вопросе тоже стала для меня сюрпризом. Она не дала мне и шанса.

— Я уверена, что Белле будет хорошо там. Конечно, если ей будет плохо, я подыщу другое место, но это будет явно не этот Богом забытый городишко! — вспылила она. — Наша дочь не застрянет в этом болоте, чтобы выйти замуж «по залёту» и всю оставшуюся жизнь чистить рыбу, пить пиво, лежать на диване и смотреть бейсбол по телику!

Это было как пощёчина. Резко встав, отчего стул громко скрипнул, я быстро вышел из кухни.

Позже Рене опять извинилась.

Мы поговорили и решили, что на время оформления развода будем вести себя по-старому, чтобы Белла даже не догадывалась о том, как всё плохо. Я дал возможность Рене сказать самой о переезде. Сам же почти всё свободное время посвящал дочке.

Сегодняшний вечер с Билли был исключением. Я кинул взгляд в сторону кухни. Возможно, сейчас Рене говорит Белле о переезде. Что она подумает? Обрадуется ли? Расстроится ли?

— Это правда, что вы разводитесь, Чарли?

— Так заметно?

— Нет. В том-то и дело, — Билли внимательно посмотрел на меня. — Такое впечатление, что вы передумали.

— Это только иллюзия для Беллы, — отрезал я. — Документы почти готовы, домик в Финиксе будет снят с первого числа месяца.

— Может быть, я не вовремя… — неуверенно начал друг.

— Нет, Билл, всё в порядке. Я в норме. Так будет лучше для Беллы.

С кухни донёсся радостный визг. Маленький кудрявый ураганчик быстро подбежал ко мне, я тут же подхватил девочку на руки и закружил, отчего она весело засмеялась.

— Папа! Папа! Это плавда, да?! — глаза Беллы были восторженно распахнуты. — Мы пелеезаем в Ализону?!

Я оглянулся. На пороге кухни стояла Рене. Ей не хватило духу сказать дочке всю правду. Я прочитал в её глазах просьбу. Вот как… Что же, у меня будет время прийти в себя, когда девочки уедут, а пока мне нужно собрать последние силы и сказать дочери правду, раз это не смогла сделать Рене.

— Да. Вы с мамой переезжаете в Аризону.

Белла моргнула. В её глазах поселилась тревога.

— А ты? — её голос упал на октаву. Больше не было улыбки. Моя бедная проницательная девочка…

Я перевёл дыхание. Закрыл глаза, чтобы она не увидела блеснувшие, совершенно несвойственные мне, слёзы.

— А я буду ждать тебя каждое лето в Форксе, Белла. Я всегда буду ждать тебя, малышка.

Примечания:
Согласно канону, Рене и Чарли развелись, когда Белле был не год, а полгода, автор об этом знает. Но мне показалось, что при такой дочери, видя, как хорошо они общаются с Чарли, Рене могла долгое время не решаться на развод. Надеюсь, пишу логично.




Глава 5. Тик-так... Это не часы... Это бомба...

Белла (Валентина)

— А я буду ждать тебя каждое лето в Форксе, Белла. Я всегда буду ждать тебя, малышка.

Он будет ждать меня в Форксе.

Тик-так…

Вся моя недавняя радость от новости Рене растаяла в один миг. Я смотрела в печальные глаза Чарли и понимала, как ему трудно. Отстранившись, я слезла с его рук. Ещё раз внимательно посмотрела на него, потом на Рене. Конечно, я не питала иллюзий относительно личности инициатора развода, поэтому суровый взгляд, который я послала новой матери, женщина не выдержала. Она опустила глаза.

Воздух стал каким-то густым. С каждой секундой его становилось сложнее проталкивать в лёгкие.

Они разводятся. Мои родители разводятся. Рене и Чарли…

Тик-так… Тик-так…

В этот момент я не была ребенком. Я была Валентиной Архиповной Скоролец, в девичестве Рихтер, которая была женой прекрасного человека, чем-то похожего на Чарли. Я прожила в браке двадцать четыре счастливых года. Всё, как в клятвах, пока смерть не разлучила нас. Нетрудно догадаться, что я была категорически против разводов. Тем более, если есть дети. А ведь у них есть дочь, не так ли? И где-то там, глубоко внутри меня, сейчас лил слёзы этот ребенок.

Не такой ценой я мечтала попасть в Аризону…

Тик-так…

Я смотрела на людей, которые были рядом со мной в этот сложный год. Неужели я была настолько плохой дочерью, и они решили, что такая семья их не устраивает?

«Нет, — отмела я моментально эту мысль, — ты сделала всё, чтобы от тебя не было никаких проблем».

Причиной развода я не являлась, но мне было, что сказать на это их «взрослое» решение, однако я вовремя вспомнила, что мы не одни.

Друг Чарли, Билли Блэк, неуверенно смотревшийся в маленьком кресле нашей гостиной, начал подниматься.

— Я, наверное, пойду, шериф, — смущённо пробормотал индеец.

Тик-так…

Телевизор был включён, и там шёл бейсбол, но почему-то я не слышала ни воя трибун, ни быстрой речи комментаторов. Мою черепную коробку ощутимо вскрывало равномерное тиканье часов, похожее на пульс.

Блэк тоже знал про развод. И молчал. Как и мои родители.

— Ну… Пока, кроха, — обратился ко мне Билли, так как другие молчали.

Мне нужно вспомнить о своей роли ребенка, о которой я так неосторожно забыла, доверившись этим двоим. А они меня обманули. Я сглотнула ком в горле.

— Доченька, я… — взволнованно начала Рене, но я прервала ее быстрым взмахом руки.

Тик-так… Тик-так…

«У тебя не получается. Ты не ребенок, — казалось бы, насмешливо тикали они, — Ты не похожа на неё. Ты не Белла Свон».

Никогда не страдала вандализмом, но сейчас очень захотелось сломать эти часы.

Чарли во все глаза смотрел на меня. Его руки были по-прежнему широко расставлены, как будто он боялся, что я вот-вот упаду. Нет, мне не настолько плохо. Я стою на своих маленьких, хрупких ножках куда увереннее, чем они.

Тик-так…

К черту!

Резко развернувшись, отчего пышная, нарядная юбочка в бело-зелёную клетку расцвела на секунду пионом, я тихо направилась к лестнице, чувствуя спиной взгляды застывших людей. Быстро преодолевая ступеньки, я судорожно хваталась за столбики перил.

Почему мне так страшно? От чего я бегу? Куда хочу спрятаться? Что со мной происходит? Неужели это детская психика, которая дремала почти год, решила проявить себя в самый неподходящий момент?

Тик-так…

«Это уже было» — издевались часы… А, может быть, не часы? А что? Бомба с часовым механизмом?

Ты знала, что они разведутся — накрыло меня сознание… Как? Откуда? Ведь ты сегодня видела, буквально пару часов назад, как Чарли поцеловал Рене, возвращаясь с рыбалки… Потом они сидели и смеялись вместе на диване… Пока ты мечтала встретиться с бывшими родными в Аризоне… Увидеть мужа, дочь, внучку…

Кровь бешено неслась по венам. Бах! — правый глаз настойчиво зачесался, такое бывало, когда лопался сосуд.

От выстроившихся в ряд мыслей меня заколотило. Я почти достигла детской, когда перед глазами замелькали слова внучки из прошлого:

Форкс. Рене и Чарли. Развод. Аризона. Индеец Билли Блэк. Изабелла Свон…

Ты попала, девочка…

Примечания:
Это не совсем глава, скорее второе дополнение к Хьюстону. Сумбурно выглядит из-за множества коротких абзацев, но я хотела передать панику, растерянность героини. Вот... Ну и по здравому моему рассуждению, пора бы ей вспомнить и соотнести факты, а то слишком много подсказок. Если будет ждать до переезда в Форкс, многое забудется. Да и готовиться к такому нужно морально годами в спокойной обстановке, а не на перемене возле кабинета биологии).




Глава 6. Шагая по дороге в ад, я ещё и наслаждаюсь путешествием (с)

«Ну что, Валентина Архиповна, будем разбираться?» — спокойно спросило моё подсознание, когда я, придавленная страшной догадкой, буквально вползла на слабых ногах в детскую и прислонилась к стене.

Будем… Куда деваться-то?

Варианта на самом деле два. Даже три, но своё сумасшествие я отмела сразу.

Вариант первый: автор истории про вампиров, кажется, с фамилией Майер, которую я запомнила только благодаря аналогии с именем основателя финансовой династии Ротшильдов, абсолютно случайно, ненароком, так сказать, использовала для своей книги имена и биографию реальных людей, которые жили в этом городе… Только женщина слегка приукрасила настоящую историю, добавив перчинки в качестве вампиров. Может быть, она даже жила в этом городе, поэтому и знала меня и моих родителей.

Очень заманчивое оправдание, да только сейчас я начинаю вспоминать некоторое несоответствие. Рене и Чарли, согласно книге, развелись, когда Белле было полгода. Мать просто сбежала из Форкса в Аризону. Этот момент очень не понравился мне, когда я слушала эту историю впервые, поэтому я его хорошо запомнила. Но сейчас мне одиннадцать месяцев. И сегодняшняя сцена не похожа на побег. Чарли знал про развод, в неведении была только я. И, главное, я совсем не похожа на Беллу.

Еще одним камнем преткновения в этой лёгкой для психики версии была банальная американская жажда оригинальности и право имени. Ну не могла эта Майер так запросто взять и скопировать чужие жизни, не изменив даже фамилии! Наша маленькая, ничем не примечательная семья — не объект для публичности. Первым бы пошел в суд Чарли, который был человеком закрытым и не стал бы мириться с тем, что его дочь стала известна, как героиня книги о каких-то упырях!

Но второй вариант не нравился мне совсем. Он походил на какой-то розыгрыш, и я бы уже начала смеяться, не будь я сейчас в теле годовалого ребенка, который, к слову, родился в 1987.

— Демиурги — это ведь создатели мира, да? — продолжала щебетать Нюта. — Мне кажется, что каждый автор по-своему Творец… Особенно автор, который написал что-то такое, что затронуло много душ людей. Ведь каждый раз, читая, человек как будто переносится в новую Вселенную! Автор вкладывает в своё произведение свои мысли, душу, фантазии, а читатель насыщает книгу своими чувствами, он оживляет героев в своём сознании, ассоциируется с ними! Лично я представляла себя Беллой… Хотела бы я быть на её месте…

Нет…нет… НЕТ! Я же не хотела быть на этом месте! Мне даже не понравилось, что Аня мечтала о подобном. Всё, чего я хотела на тот момент, — это умереть побыстрее, чтобы не занимать место возле аппаратов жизнеобеспечения, отнимая у кого-то шанс, чтобы не быть запертой в собственном теле.

«А вместо этого ты сама получила шанс на новую жизнь. Теперь ты в другом теле, — внезапно дошло до меня. — И вы не так уж не похожи с этой Беллой. Обе старомодны и жертвенны, хотя ты уже без фанатизма. Год без движения в коме совсем не улучшил твой характер, да, Валя? Ты хочешь жить».

Да, хочу! И мне плевать, предстоит ли мне судиться с автором бестселлера, которая нагло возьмёт для своего сюжета эту биографию, или мне придётся встретиться с вампирами, которые через четырнадцать лет должны приехать в этот город.

Если будет суд, то компенсацию по нему я пущу на колледж, а если будут Каллены…

Тяжелый вздох.

Вот сначала своими глазами этих беженцев из морга увижу, а потом подумаю, чем они могут помочь медицине в целом и мне в частности. Доктор Карлайл, наверняка, хоть раз, но заканчивал Гарвард… И проходил стажировку в Швейцарии… А какой у него опыт врача и стаж в хирургии…

Моё дыхание перехватило, глаза заблестели, и я поняла… Я уже не против. Нет, не так, я ХОЧУ познакомиться с Эдвардом Калленом и его семьей… Особенно с Карлайлом. Хотя можно просто с Карлайлом. К черту Эдварда! Это точно не мужчина моей мечты! Из-за своего молодого вида он мог разве что ассистировать при закрытых травмах. Он не сдерживается от вида крови, о чём с таким хирургу разговаривать?

А вот Карлайла я могу удивить… Достаточно того, что я помню всех нобелевских лауреатов по физиологии и медицине вплоть до 2008 года, я знаю о новых препаратах, их свойствах, плюсах и минусов современных методик, которые только предстоит придумать в этом мире.

Боже, да я могу посоревноваться с самой Элис в прогнозировании курса рубля и его соотношения к доллару! Я знаю, что 30 июня 2002 года Бразилия обыграла сборную Германии 2:0 и стала пятикратным призёром Чемпионата по футболу! На одном этом знании я могу заработать миллионы, сделав одну ставку в несколько долларов. Почему я не задумывалась об этом?

А сам вирус вампиризма, на что он влияет? Как столь быстро и кардинально может изменить живую плоть? Их тела перестали стареть и расти, то есть остановилось развитие клеток, но что-то же перерабатывает полученную кровь в энергию? Куда деваются продукты распада? Эдвард съел кусок пиццы в столовой, что будет с этим куском, если его тело принимает только жидкую пищу? Вопросы, вопросы, вопросы…

Я прикрыла ладошкой рот и прошептала еле слышно:

— Спасибо… За то, что я жива, здорова и у меня есть путь, по которому я могу пройти.

Даже если это дорога в ад, я буду наслаждаться путешествием. И интересной компанией.




Глава 7. Хорошо быть бесстрашной, когда никто не пугает (с)

— Белла… Родная, ты точно не хочешь взять игрушки? — Рене смотрела на меня с сомнением.

Боже, ну зачем нам этот детский мусор? Разве что забрать с собой этого красивого фарфорового мальчика, в которого я буквально влюбилась, когда впервые увидела это чудо на витрине маленького антикварного магазина…

Игрушка была новой, не старинной, и это было хорошо видно по качеству фарфора и мягким переходам цвета, хотя сама кожа была непривычно бледновата, на мой взгляд. Темные глаза цвета спелой вишни были особенно хороши и были не наивно распахнуты, как у большинства похожих кукол, а немного прищурены, что заставляло думать, что этот милый мальчик сосредоточен на решении какой-то загадки.

В общем, я не просила эту куклу. Но Чарли, заметив мой интерес, тут же решительно вошёл в магазин. Хозяин антикварной лавки быстро узнал моего отца и сделал хорошую скидку такой «очаровательной» девочке, как я. Мальчик-мыслитель был бережно упакован в коробку, повязан золотистым бантиком и вручён папе, так как ростом превосходил махонькую меня. Я была в восторге. Никогда не видела фарфоровых кукол-мальчиков, да с таким мастерством сделанных, так что тут прямо налюбоваться не могла в первый день. Нет, какой красивый!

Вернувшаяся в этот же день из Аризоны Рене была тоже восхищена подарком, хотя в куда больший восторг ее привел новый домик в Финиксе. Я была уже наслышана о нём. Одноэтажный просторный домик в стиле ранчо.

— Две ванны, детка! — восторженно описывала мама, не замечая, как поморщился Чарли. — И кухня такая большая и светлая! И окна выходят прямо на восток! А какая там погода, милая! На твой день рождения уже передали солнечную погоду! Да что я говорю, там почти всегда солнце! Тебе там понравится, гарантирую!

После того, как я окончательно успокоилась и привела мысли в порядок, я вышла к родителям, и мы долго говорили о семейных ценностях, о любви, о том, что обманывать тех, кого любишь, нельзя, и так далее. Я сумела развернуть беседу так, что все эти правильные вещи в основном говорили они, а я с наивным видом задавала наводящие вопросы.

— Мама, я возьму только Тутти, я хочу, чтобы он стоял в моей комнате.

Да-да, я назвала куклу в честь наследника трех толстяков, и что? Никто из моих родителей не читал советскую сказку Юрия Олеши, так что вопросов по поводу имени фарфорового друга с живыми глазами мне не задавали. Всего лишь очередной каприз маленькой девочки. Ну и чудненько!

Проводив взглядом маму, которая унесла моего Тутти, я в последний раз осмотрела комнату на предмет любимых вещей. Большой деревянный шкаф, зеркало в старинной раме, детская кроватка, кресло-качалка, в которой успокаивала меня Рене, когда у меня резались зубы… Комната дышала теплом и покоем. Наверное, я буду скучать по этому дому, по этому городу, даже погоде.

Согласно последним прогнозам погоды, которые ежедневно проверяет Рене, следующий дождь в Финиксе обещается только в феврале, хотя и тогда температура не должна упасть ниже семидесяти семи градусов*(Имеется ввиду по Фаренгейту, что равно 25°C). Такой жаркий климат для меня, коренной сибирячки, выглядел несколько пугающим, но я внушала себе, что не получу рак кожи, если займу себя чем-то полезным.

Планы были грандиозными. В отличие от книжной Беллы, я не была неуклюжей. Гимнастика, ежедневные зарядки на растяжку и равновесие дали свои плоды, чему я была несказанно рада, понимая, что проблема была не в смещенном центре тяжести, а в невнимательности родителей, которые вовремя не обратили внимания на плохую координацию ребенка.

Таким образом, я планировала с четырёх лет записаться на упрощённые уроки балета. Можно было бы подождать пару лет и записаться на бальные танцы, но… Когда я посмотрела на шлепанцы и сланцы, которые мне вручила счастливая Рене, я поняла, что от детского плоскостопия меня отделяет максимум год, и если я не хочу проблем со спиной, то я должна либо срочно объяснить молодой мамаше, что мне необходима обувь с супинатором, либо искать молчаливые методы решения. Одной из лучших профилактик от плоскостопия, если мне не изменяет память, является балет или ходьба на носочках. Балет так же был полезен для фигуры, прекрасно влиял на связки, осанку, делал походку лёгкой, а движения грациозными.

Я Свон, в конце концов! * (Swan — лебедь)

Но пока мне в скором времени грозило детское чистилище. Детский сад. Честно сказать, я была по-настоящему удивлена фактом, что в Америке почти нет декретного отпуска. Мамочкам дают полтора месяца, чтобы прийти в себя после родов, а потом малыш, которому всего лишь шесть недель, отправляется в детский сад, где таких червячков от пяти до сотни на здание, и это только младшая группа.

Привозят детей, не знающих, что такое настоящий дом, и мама в семь утра с котомочкой, в которой одеялко, памперсы и бутылка со смесью, а забирают полвосьмого вечером. Услышав подобное, я поняла, как мне повезло в первый год жизни, что Рене не искала работу. Не представляла себя в этом садике. Но, скорее всего, придётся смириться с этим, как с неизбежным злом.

Ладно, в садике тоже можно найти плюсы; то, что я их пока не вижу, — это другой вопрос. Но это не значит, что я не буду их искать. Если мне станет скучно, я всегда смогу уйти в себя, освежая воспоминания и полученные в прошлой жизни знания. Но не думаю, что этот этап американского образования окажется таким бесполезным. Это будет хороший опыт общения со «сверстниками». Я смогу попытаться проникнуться этой культурой, где дети с облегчением покидают отчий дом, едва закончив школу. Мне нужно стать своей в этой стране, потому что мой менталитет, мой образ мыслей остался российским, я бы даже сказала советским. Всё-таки многое зависит от детства… И если я не хочу ещё больше выделяться из коллектива, мне стоит постараться хотя бы понять, что движет моими новыми соотечественниками.

Интересно, вампирам не скучно постоянно ходить в школу? Представив на миг, что каждые пять лет я хожу на одни и те же уроки в школе, я искренне посочувствовала бессмертным…

— Детка, спускайся, папа уже ждёт нас внизу! — громкий голос Рене прервал мои мысли.

Ну вот и всё, я уезжаю…

Аризона, держись!

Источник
Категория: Общее | Добавил: Maria6137 (25.10.2017) | Автор: Maria6137
Просмотров: 807 | Комментарии: 24


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 24
0
23 GASA   (09.11.2017 22:38)
хочется сказать: Валя держись! где наша не пропадала... biggrin

0
24 Maria6137   (10.11.2017 00:13)
Ой, в каких только классных местах она не пропадала... Но школа Форкса все переплюнет, конечно)

0
22 Маш7386   (04.11.2017 14:50)
Большое спасибо! Очень очень интересно!

0
21 Maria6137   (01.11.2017 13:41)
Я, надеюсь, что все прочитали вторую главу) Она была добавлена позже)

0
20 Korsak   (30.10.2017 22:04)
Спасибо большое за главу!
Чудесный Чарли))
И да! Я тоже если и встретиться с Калленами,то больше от Карлайла тащусь)) и его медицинского опыта!
Шикарной написано- как и задумано во всех мыслях/действиях/поступках чувствуется советский человек и медик))

0
19 Котенок1313   (28.10.2017 06:17)
Большое спасибо за главу, жаль Чарли cry

+1
14 terica   (27.10.2017 16:15)
У меня сразу вопрос - все рожденные дети помнят так досконально свою прошлую жизнь, или это коснулось только Валентины?
Малютка Бэлла пытается неназойливо воспитывать родителей..., получается.
И часто от общения с суперумным ребенком они впадают в почти шоковое состояние; чего стоит лишь описание зарядки, которую делает малышка( ведь делать массаж ручек и ножек у родителей ума не хватило)
Цитата Текст статьи ()
ПОЛНОЦЕННУЮ зарядку, Билли! С приседаниями, наклонами и растяжкой! Я не показывал ей этого…
Моя дочь делала мельницу руками и считала… Считала на немецком!

Чарли очень импонирует - серьезный, вдумчивый, любящий юмор и обожающий свою дочь, своего необыкновенного ребенка.
Да, все по канону - Бэлла с матерью переезжают в Аризону( это ведь совсем рядом с ее мечтой), а Валентина вспомнила слова внучки -
Цитата Текст статьи ()
Форкс. Рене и Чарли. Развод. Аризона. Индеец Билли Блэк. Изабелла Свон…

Кукла Тутти имеет какое -то отношение к Эдварду?
Бэлла сама себя воспитывает, определяя нужные и необходимые вехи на пути своего взросления.
Большое спасибо за продолжение. Нет слов- насколько потрясающе!

+1
15 Maria6137   (27.10.2017 21:38)
Нет, не все дети) Только те, которые после смерти прошли такое же чистилище и не забыли свою жизнь) Валентина поймала себя на мысли, что забывает случайно, а хорошая память и железная воля помогли восстановить вовремя прошлую жизнь. Так бы она очнулась гугукающим младенцем и отправилась на перерождение, как и многие. Дело в том, что мне кажется эта идея логичной, так как та же индийская философия до сих пор имеет тысячи последователей, реинкарнация периодически всплывает и это не может быть на пустом месте. Какая-то остаточная память, странные знания, которые люди не знают, как получили... Короче, много всего интересного и непонятного, то, что там за гранью - одно из самых интересных на мой взгляд)
Чарли - один из любимых персонажей) Им горжусь и восхищаюсь)
Тутти - весьма похож внешне на Эдварда, но тут такой спойлер, который я еще не раскрывала) Одно скажу, в тексте очень много отсылок, сюжет переплетается, некоторые мелочи, которые по началу кажутся незначительными постепенно выстреливают, как то самое ружье на стене) У меня уже люди каждую мелочь в спойлер записывают)
Спасибо всем)

0
13 FaNATKA3178   (27.10.2017 08:53)
Вот это чудо-ребёнок!!!!!!! И история какая необычная!!! Читала и читала бы не отрываясь!!! Огромное спасибо за продолжение!!!

+1
12 Svetlana♥Z   (27.10.2017 01:18)
Чем дальше - тем интереснее. У Беллы неплохо получается маскироваться. Промахи бывают, но всё же. Интересно будет наблюдать за её взрослением. А вот найдёт ли она общий язык с ровесниками? Не возникнет ли у неё желание воспитывать их? biggrin wink

+2
11 kotЯ   (26.10.2017 22:49)
11-ти месячная Белло-Валентина вызывает шок wacko

+1
10 Al_Luck   (26.10.2017 21:57)
Интересно, что она почувствует к Эдварду? Ведь она прожила целую жизнь с любимым человеком. И все-таки сходство с канонной Беллой есть.

+2
9 Саня-Босаня   (26.10.2017 19:20)
Вот попадется нормальным среднестатистическим родителям нестандартный ребенок, ведь угробят все его таланты! Особенно "хороша" молодая мамочка Рене, одевая годовалому ребенку пляжную обувь! wacko Верно подмечены все косяки родителей, совершенно не обращающие внимания на важные мелочи для здоровья ребенка - сразу видно, что историю пишет медик-специалист. wink
Спасибо за новые главы!)) Мне нравится. smile

+1
16 Maria6137   (27.10.2017 21:39)
Верно) Но Белла выживет) biggrin

+1
8 Alice_Ad   (26.10.2017 18:18)
Спасибо! Очень захватывающая история!

+1
7 Natavoropa   (26.10.2017 13:23)
С каждой главой история затягивает, хочется читать и читать.
Спасибо автору! smile

+1
6 MissElen   (26.10.2017 11:15)
Цитата Текст статьи ()
мой менталитет, мой образ мыслей остался российским, я бы даже сказала советским


Это чувствуется буквально в каждой строчке и эта история будет совсем другой, чем те Сумерки, которые мы знаем...
dry

0
17 Maria6137   (27.10.2017 21:39)
Это очень плохо?)

+1
5 CARAMEL_Jul   (26.10.2017 09:43)
Очень интересно, спасибо за продолжение! С нетерпением буду ждать следующего!!

+1
4 prokofieva   (26.10.2017 08:59)
С огромным упоением прочитала главы , Вашего шедевра . Держись Аризона ! Даже настроение повысилось . Огромное - преогромное спасибо .

+2
3 Lucinda   (25.10.2017 23:41)
Я в восторге!

0
2 Стефания   (25.10.2017 23:38)
такие установки! даже не представляю ее встречу с Калленами...спасибо!

+2
1 pola_gre   (25.10.2017 22:55)
Цитата Текст статьи ()
я ХОЧУ познакомиться с Эдвардом Калленом и его семьей… Особенно с Карлайлом. Хотя можно просто с Карлайлом. К черту Эдварда!
lol
Да, Эдварду еще предстоит произвести впечатление... Что, хирург трупов не видела? Хотя таких быстрых наверняка не видела biggrin

Спасибо за продолжение!

0
18 Maria6137   (27.10.2017 21:40)
Шустрых не встречала, однозначно biggrin

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]