Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4859]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14617]
Альтернатива [9074]
СЛЭШ и НЦ [9136]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4490]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Собственный омут
Фейерверк. Вот как можно было описать то, что происходили в мыслях. Блаженство. Вот как можно было описать то, что происходило с нашими телами. Правильность. Вот как можно было описать то, что происходит на всех духовных уровнях. Вечность. Вот как можно было описать то, чего хотелось больше всего.

Призрак прошлого Рождества
Эдвард Каллен вполне доволен своей жизнью, но исподволь что-то постоянно гложет его изнутри, не позволяя в полной мере радоваться каждому дню, быть счастливым. Неожиданная встреча раскроет секреты прошлого.
Рождественский мини.

Эсме. Затмение
После возвращения домой, жизнь относительно наладилась и тучи над нашим домом расступились. И стоило только поверить в то, что всё будет хорошо, как появилась новая опасность для нашей семьи. И на этот раз нам не только придется выступить против неведомого врага, но и сотрудничать с нашими извечными недругами ради общей цели. Чем закончится такой альянс для обоих сторон?

Эдем
Что может быть романтичнее межгалактических путешествий и поиска внеземных цивилизаций? Что может быть прекраснее новых неосвоенных планет? Экипаж космической субмарины понимал, что это билет в один конец, и «Ребро Адама» - их дом отныне. Но капитан даже не предполагал, чем закончится выбранный ими путь.

Прогуляемся?
Белла принимает самое верное, на ее взгляд, решение. Вот только Вселенная, похоже, с ней не согласна.

Знакомый незнакомец
История о нем, о ней и ее любовнике… Она любит двоих, не в силах отказаться ни от одного из мужчин. Что если эти мужчины - один и тот же человек, любящий девушку много лет?

Ядовитый цветок
Король Чарльз решается отдать самое драгоценное, что у него есть, ради прекращения войны, - свою единственную дочь, обладающую редким магическим даром. Согласится ли на щедрое предложение принц Эдвард, прозванный в народе «монстром» за жестокость и беспощадность к врагам?
Мини, сказка.

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



... что можете заказать обложку к своей истории в ЭТОЙ теме?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый женский персонаж саги?
1. Элис Каллен
2. Белла Свон
3. Розали Хейл
4. Ренесми Каллен
5. Эсми Каллен
6. Виктория
7. Другой
Всего ответов: 13034
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Общее

Я родилась пятидесятилетней... Главы 8-12

2021-5-7
11
0
Глава 8. Аризона

Полёт я почти не запомнила, никогда не любила воздушный транспорт, а на стресс мой юный организм реагировал весьма специфически — он впадал в спячку. Проснулась я, когда мы уже получали багаж в аэропорте Sky Harbor. Именно здесь нас с семьёй обычно встречал Алекс… Через десять лет этот аэропорт будет выглядеть почти точно так же, насколько я могу судить по воспоминаниям. Интересно, тут уже есть небольшой музей авиации, или его организовали позже?

Я вертела головой во все стороны со всей детской непосредственностью, на которую была способна. Родители, глядя на моё любопытство, лишь улыбались и тихо переговаривались. Мы выглядели типичной американской семьёй. Но, к сожалению, это было не так, единственным связующим звеном в нашей маленькой группе была я. Со вчерашнего дня моих родителей уже не связывал брак.

— Белла, крошка, в чём дело? — Рене первая заметила, как мой ажиотаж от «нового-старого» места сменился грустью.

— Тебе не жарко? — с тревогой спросил папа.

— Нет, всё холошо, я плосто устала…

Я на самом деле чувствовала себя уставшей, но не в том смысле, в котором подумали родители. Если мои физические силы восстанавливались легко, то где черпать моральные — я не могла придумать. Таким образом, на меня стали накатывать то приступы почти необоснованного воодушевления, во время которых я строила наполеоновские планы на жизнь и встречу с прошлыми родными, которые казались как никогда близки, то впадала в уныние от скорой перспективы детского сада, младшей школы и наполнялась неуверенностью в своих силах относительно встречи с Калленами. Дошло до того, что, засыпая недавно, я услышала предложение Рене обратиться к детскому психологу. Чарли сразу отмёл эту глупую идею, но я видела, как сильно он беспокоится обо мне.

— Конечно, ты устала, этот полёт меня тоже вымотал, но ничего, скоро мы будем дома, и ты увидишь детскую. О, она просто прелестна! Маленькая комнатка принцессы… — щебетала Рене.

По ней никогда не было видно, что она вымотана. Она чем-то напомнила мне Наташу Брагину. Интересно, Данил выжил в той аварии? Как она сама? Родила ли ребёнка? Вспоминая эту теплую чету, я не могла не желать им счастья. А ведь Рене, согласно книге, тоже найдёт свое счастье. Бейсболист Фил, кажется? А Чарли? Найдёт ли он замену? Полюбит ли вновь?

Вопросы, на которые могла ответить только жизнь.

Я посмотрела на родителей. Может быть, и хорошо, что они развелись…

— А завтра в семь мы поедем в ботанический сад Финикса… Позже просто смысла нет ехать… — продолжала Рене, кажется, я её прослушала.

— Ты уверена, что Беллз встанет в шесть утра, чтобы посмотреть на кактусы? — насмешливо спросил Чарли, морщась на ярком солнце.

Что?! В шесть утра? А как же моя зарядка? Обычно я делала её именно в это время, пока родители спали.

— Ботанический сад Финикса включает в себя не только флору Аризоны, но и фауну, — уверенно, словно по буклету, продекламировала Рене.

— Дорогая, серпентарий — тоже не предел мечтаний ребёнка. Тем более, этот сад ей всё равно не пройти, даже если мы приедем туда в четыре утра, 59 гектаров по такой жаре не одолею даже я, — кажется, Чарли тоже смотрел рекламный буклетик.

В ботанический сад я не ходила, и мне было бы довольно интересно посмотреть даже на кактусы, но почти шестьдесят гектаров и палящее солнце мягко намекали, что до будущей весны кактусы никуда не денутся, а я пока подрасту, натренирую свои цыплячьи ножки, да и именно весной, насколько мне известно, идёт массовое цветение растений. Завтра там делать однозначно нечего.

— Тогда можно сходить в Papago, Белла никогда не была в зоопарке. Я слышала, у них есть машинки для детей, на случай, если она устанет, — мама победно вскинула подбородок.

В зоопарке этом я уже была, но не в этой жизни, десять лет назад мы ходили туда всей семьёй, показывая маленькой Анечке огромную коллекцию животных, которые населяли тропики. В принципе, неплохое место, но завтра я бы предпочла более пассивный отдых. Непонятно, как быстро я пройду акклиматизацию.

— Мама, ты обещала, сто скоро мы пойдем на пикник, — напомнила я Рене, пока она не предложила ещё что-то.

— О, а это чудесная идея! — воскликнула она. — Мы поедем в Энканто, там можно покататься на лодочках и посидеть в тени пальм, а ты, Чарли, можешь порыбачить, я слышала, там водятся окуни, сомы и даже форель.

Кажется, в прошлый свой приезд Рене обошла весь город. Она прекрасно ориентировалась в этом мегаполисе, знала самые большие магазины, парки, кафе и рестораны. Мне по дороге купили мороженое, и всю дорогу я ела сладкое лакомство, рассматривая такой знакомый и одновременно чужой город.

Домик мне понравился. Он не был большим, но мне определённо нравилось то, что теперь мне не нужно будет каждый день преодолевать лестницу на второй этаж. Что уж говорить, для годовалого ребёнка я совершала подвиг, забираясь туда без помощи родных. Детская была светлой и милой, но я решила, что, если убрать розовые занавески, жить здесь станет несравнимо приятнее. Над планом их устранения можно подумать позже… В конце концов, пора вспомнить, что я ребёнок, и мне свойственно немного шалить в силу возраста. Может быть, вырезать эти милые цветочки и подарить их Рене в виде носовых платков? Будет, чем вытереть слёзы, когда она поймет, откуда я взяла ткань для своей поделки… Я обдумывала этот план, уже засыпая, когда мне в голову пришла странная мысль…

Интересно, а вампиры плачут?

***

Мне снился первый день в школе Форкса. Множество новых лиц, множество заинтересованных взглядов, я сидела в столовой, и смутно знакомый мальчик с ярко выраженными проблемами кожи говорил мне что-то о школьной стенгазете. Слушала его невнимательно, рассеянно улыбаясь, и кивала невпопад.

Я высматривала кого-то и не могла найти. Кого? А, вспомнила…

— А где Каллены? — спросила наконец, ни к кому определённо не обращаясь. Может быть, сегодня был солнечный день, и они прогуливают школу?

— Какие Каллены? — нахмурился светловолосый паренёк с голубыми глазами.

Что значит какие Каллены? Я всматривалась в лица людей и видела их искреннее непонимание. Оглянувшись, я поняла, что на меня уставилась вся столовая. Чувствуя, как щеки заливает безнадёжный румянец, я попыталась объясниться, но ничего не приходило в голову. Мысли путались.

— Я…

***

— Белла, просыпайся… Мы идём на пикник, ты помнишь? — напевный голос мамы вырвал меня из сна.

Да уж… Точно… Пикник… До школы Форкса мне как до открытия, что язва желудка вызывается бактерией Helicobacter pylori, а не стрессом. Я посмеялась над собой и собственным подсознанием, которое решило подкинуть мне идеальный вариант событий, в котором Калленов не существует, и моя жизнь не будет висеть на волоске, зависимая от самоконтроля столетнего подростка.

В прекрасном настроении, подсчитывая плюсы и минусы от существования вегетарианского клана вампиров, я отправилась на пикник вместе с родителями. Чарли тихо бурчал, что с такой жарой можно спокойно жарить яичницу на кепке, а я ловила себя на мысли, что после промозглого Вашингтона солнечная Аризона кажется всё более соблазнительной. Мне даже нравился горький, но приятный смоляной запах креозота и пронзительный хор вечерних цикад, перистые кроны тропических деревьев вместо привычного уже мокрого папоротника и огромное, как будто выгоревшее, небо, без единого облачка. Непривычно, но яркие краски рыжего, коричневого и жёлтого действовали на меня вдохновляюще. Они как бы призывали проснуться, выйти из своего коматозного состояния и познавать этот прекрасный мир, похожий на четвёртую планету от Солнца.

Мы быстро доехали до места пикника. Энканто Парк — это государственный парк, расположенный в самом центре Финикса. Этакий оазис. Его территория имеет площадь 222 акра. Рене не соврала ни на грамм, тут действительно можно было взять удочки и снасти и рыбачить, но Чарли сказал, что не собирается брать в аренду то, что верно ждёт его в Форксе, а карпы и форель тут наверняка шуганные. И я была склонна с ним согласиться, так как в этот выходной день тут буквально на головах стояли дети, бегали парни и девушки в спортивных костюмах, кормили уточек пожилые пары, и катались на лодочках влюблённые. Парк был весьма популярным, и нам с трудом удалось найти, где уединиться в тенёчке.

Рядом была детская площадка, поэтому я решила, что место было выбрано Рене намеренно.

— Белла, почему бы тебе не пойти поиграть с детьми? Может быть, с кем-то подружишься… — бодрый голос мамы подтвердил мою догадку.

Ха. Ставлю свой первый доллар, что как минимум сорок процентов из этих потенциальных друзей едят козявки. Заметив парня, который только что забрался на горку и засунул палец в нос, инспектируя его с видом нефтяника, я вздохнула. Нет, не сорок процентов, а все пятьдесят.

— Как скажешь, мам, — с видом великомученцы, я поплелась в сторону детской площадки.

Чарли смотрел на меня сочувствующе. Да, он тоже неуверенно ощущал себя в большой компании. Дома он расслаблялся и часто шутил, но в основном держался отстранено. Н-да, интроверт я в папочку.

Хмуро обводя взглядом детский муравейник, я пыталась выявить самое адекватное лицо среди мелькающей и визжащей детворы.

И тут я услышала девочку:

— Отстань от меня, жирдяй! — отбивалась кроха.

— Фто ты сказала?! — рявкнуло реально перекормленное чадо.

Конфликт между толстым мальчиком лет пяти и светловолосой девочкой, которой было от силы два, мог и не привлечь моё внимание, не говори последняя на чистом русском.

Батюшки, наших бьют! — взревела во мне душа патриота, и я помчалась помогать предполагаемой соотечественнице…

Понимая, что с такой весовой категорией справлюсь только за счёт скорости и эффекта неожиданности, я со всего маха впечаталась в парнишку, прыгая ему на спину. Пошатнувшись, он плюхнулся на землю, благо не на меня, а вперёд. Девочка, которую мелкий бугай до падения держал за косичку, ошеломлённо уставилась на меня.

Ой…

Оглянувшись на поверженного, я убедилась, что тот просто в шоке, и видимых травм нет. Оно и правильно. Я тоже упала мягонько.

Время вокруг нас троих будто замерло, а за пределами нашего пяточка я видела, как к нам уже бежали Рене, Чарли и ещё какая-то дородная тётка.

— Тони, мальчик мой! Что же это такое?! — голосила последняя на весь парк.

Я поморщилась. То есть, когда чадушко обижало девочку, мамаша не волновалась, а как прилег на травку, так она сразу всполошилась…

Первым к месту событий подбегал папа, и у меня созрел гениальный по простоте план.

Подпрыгнув на мягкой попе американца, я громко гаркнула в лучших традициях полицейской академии:

— Луки за голову! Вы имеете плаво хланить молтяние! Всё, сто вы сказыте, мозет и будет использовано плотив вас в суде. Ваш адвокат мозет плисутствовать пли доплосе. Если вы не мозете оплатить услуги адвоката, он будет пледоставлен вам госудалством. Если вы не глазданин США, вы мозете связаться с консулом своей стланы, плежде чем отвечать на любые воплосы. Вы понимаете свои плава?

У подбежавших родителей глаза были по тарелке. Чарли так вообще застыл статуей…

— Ма-а-ам, я не хочу-у-у в тюрьму-у-у, — заревел белугой подо мной задержанный.

Чарли Свон, помощник шерифа города Форкс, штата Вашингтон, согнулся пополам и просто неприлично для общественно-культурного места заржал.

Чарли

Я смотрел, как удаляется понурая фигурка дочери. Общение со сверстниками не сильно вдохновляло ее. Ей всегда больше нравилось общаться со взрослыми. И чем разумней и серьёзней эти взрослые были — тем лучше.

Стоит только вспомнить, какой весёлой она была, когда я привёл её к себе на работу…

В участке моя девочка всех буквально покорила. Джон, наш шериф, даже дал ей свой значок, чтобы она его нарисовала. Белла не стала мучиться с прорисовкой шестиконечной звезды, хотя Стен, мой друг, шутливо предлагал ребёнку свою помощь в «подделке» шерифского значка. Но Белла вежливо отказалась. У неё был свой план. Моя дочь просто взяла лист бумаги, карандаш, и, плотно подложив под бумагу звезду, начала быстро закрашивать проступающую рельефную поверхность. От её простых, но немного неловких действий, бумага точно копировала шерифский жетон. У нас с ребятами глаза на лоб вылезли, когда мы посмотрели на результаты ее трудов.

— Свон, твоя дочь чёртов гений, ты знаешь? — ошеломлённо пробормотал старый Джон, разглядывая рисунок Беллы.

Я сглотнул. Надеюсь, я смогу воспитать её так, чтобы она не стала гением криминальным…

— Вот видишь, Чарли, — вырвала меня из недавних воспоминаний жена, то есть бывшая жена…

— Белла здесь почти освоилась. Ей тут нравится. Скоро она найдёт тут друзей и будет… — она запнулась на полуслове, — в чём дело?

Я обернулся, и в тот же миг увидел, как моя дочь на большой скорости несётся в сторону сцепившейся парочки детей. Не раздумывая, я побежал за ней. У меня чуть сердце не остановилось, когда Беллз запрыгнула на спину бугаю лет пяти втрое шире ее по комплекции… Парень упал вперед, а голова моей девочки опасно дернулась. Господи…

— Белла!

Это кричала испуганная Рене, бегущая вслед за мной. Белла потрясённо посмотрела на мальчика, потом куда-то в сторону и, наконец, оглянулась на меня. Быстро улыбнулась и подпрыгнула, не слезая с парня. Её звонкий голос заставил притихнуть детей на детской площадке:

— Луки за голову! Вы имеете плаво хланить молтяние! Всё, сто вы сказыте, мозет и будет использовано плотив вас в суде. Ваш адвокат мозет плисутствовать пли доплосе. Если вы не мозете оплатить услуги адвоката, он будет пледоставлен вам госудалством. Если вы не глазданин США, вы мозете связаться с консулом своей стланы, плежде чем отвечать на любые воплосы. Вы понимаете свои плава?

Я словно налетел на невидимую стену. Что?! Моя дочь только что дословно повторила Правило Миранды?* ((англ. Miranda warning) — юридическое требование в Соединённых Штатах Америки, согласно которому во время задержания задерживаемый должен быть уведомлен о своих правах, а задерживающий его сотрудник правопорядка обязан получить положительный ответ на вопрос, понимает ли он сказанное. Правило Миранды возникло вследствие исторического дела Миранда против Аризоны и названо именем обвиняемого Эрнесто Миранды, чьи показания были исключены из материалов дела как полученные в нарушение пятой поправки. Миранда, тем не менее, был осуждён на основании других материалов дела.)

Я просто не мог пошевелиться и тупо смотрел на суровую дочку, которая нетерпеливо подпрыгивала на задержанном. Оглянулся на Рене. Она тоже стояла, открыв рот. Упитанная женщина, подоспевшая к окончанию фразы, беспомощно разевала и закрывала рот, как выброшенная на берег рыба.

Первым, кто обрел дар речи, стал, на удивление, парень, которого уронила моя непостижимая дочка:

— Ма-а-ам, я не хочу-у-у в тюрьму-у-у! — зарыдал он, не делая даже попытки сбросить с себя горе-полицейского. Белла состроила недовольную мордочку, как будто ждала такого же чёткого ответа, в стиле: да, понимаю, я гражданин США, и когда вы отвезёте меня в участок, я позвоню своему адвокату...

Представил на секунду эту картину. И это меня просто добило.

Я заржал. Это было похоже на истерику. Но я успокоился... Почти.

Разогнувшись после приступа смеха и утерев выступившие слёзы, я унял взбешённую мамашу поверженного круглика. Показательно погрозил пальцем дочери, которая смущённо ковыряла ножкой пол и рассказывала, как увидела, что мальчик обижает и дергает за косичку девочку, а та умоляет её отпустить. По словам дочери, Белла решила, что они играют в «плеступника и желтву», а в такой игре просто необходим коп.

— И так как у тебя, папа, есть шелифский значок, — на этом моменте Белла с превосходством взглянула на маму мальчика, но я не стал перебивать дочь и говорить, что ее нарисованный значок остался где-то в Форксе, — то я поняла, что лоль полицейского моя…

Скромно улыбнувшись, маленькая хулиганка спрятала хитрые карие глазищи за пушистыми ресницами. Ангелочек...

Женщина, которая недавно орала что-то про своего «бедного побитого Тони» побледнела. Она явно подумала, что шериф — я, и после показаний девочек расклад явно не в пользу её мальчика.

В этот момент к нашей группе подбежала взволнованная молодая девушка со светлыми волосами, очень похожая на нашу «желтву»:

— Света! Где ты была?!

Выяснилось, что это старшая сестра Светы, которую отправили погулять с ребёнком. Заговорившись с друзьями, Анастасия упустила шуструю сестрёнку среди субботней толпы. Я представил на мгновение, что потерял Беллу в этом мегаполисе, и по моей спине прошёл холодный озноб…

Пусть говорит, как взрослая, пусть делает зарядку, пусть смотрит канал культуры вместо мультиков и рисует шерифские значки… Пусть… Только, чтоб на виду... Живая и здоровая. О большем не прошу, Господи!




Глава 9. Моя прекрасная жизнь... Главное - не сглазить...

В книге несколько раз упоминалось, что Белла Свон была дамочкой несчастной. Удача отворачивалась от нее, ноги путались, очаровательный румянец мешал врать в лицо людям, стеснение и природная скромность препятствовали заводить новые знакомства, и вообще жизнь в Финиксе, по её же словам, была скупа на события, скучна до зубовного скрежета, короче, необъятно однообразна.

Безбожная ложь и гнусные инсинуации...

Первый год после рождения ещё можно было назвать не особо счастливым, но последние пятнадцать лет моя жизнь была настолько прекрасной, что я каждый раз ловила себя на мысли, что боюсь сама себя сглазить.

В садик меня устроили особый. Частные ясли для русских иммигрантов приняли новую подружку Светланы Казанцевой легко и дружно. Там я стала официально билингвой* (человеком, который одинаково хорошо владеет двумя языками), потрепала нервы нянюшке, порезвилась на тихом часу, рассказывая детям истории Киплинга, и вместе со Светкой переболела высокозаразным заболеванием Варицелла-Зостер, в простонародье именуемым ветрянкой…

После легчайшей формы этой заразы в Аризону прилетела бабушка моей закадычной подруги Светы, с которой мы после истории с Тони были буквально не разлей вода. Старой бабушке было скучно сидеть дома без дела, так что в тот же день Свету забрали из садика. И можно было уже биться головой об стену…Но…

Таисия Степановна приняла подругу внучки как родную, и после скромной просьбы мамы присмотреть за мной, так как без Светы я ходить в садик отказалась наотрез, она даже обрадовалась и стала нашей общей няней. Бабушка Тая была неподражаема. Она никогда ничему не удивлялась. Даже моим тараканам. И не ругалась. Даже, когда нас нужно было откровенно драть ремнем. Чувствую, её бабушка, а, может быть, и матушка учились в Смольном.

Например, когда мы-таки разрезали мои цветочные занавески и сделали из ткани красивую розу для Тутти, она лишь улыбнулась и сказала, что «пора учить барышень шить и вышивать». Гладь и крестик нам не пошли, а вот мишек и кукол мы со Светкой нашили приличную гору... И хоть я знала, как делать кукол Тильд, секрет покраски белой ткани с помощью смеси кофе и клея я «придумала» как бы случайно после нескольких проб и ошибок.

Первая декоративная кукла вышла, даже с помощью бабушки Таи, немного косой, но восхитившись эффектом, мы тут же принялись за вторую. Фабричных поставок мы делать не могли, но нашими поделками быстро заинтересовался игрушечный магазинчик, который стал скупать наше творчество мелкими, но оттого дорогими партиями, на что мы стали небедно для детей жить. Продавали в магазине по цене вообще бешеной, но мы не роптали.

Вообще вопрос денег не стоял особо остро, оказалось, что мой дедуля со стороны матери был не бедным дядей, который зарабатывал на хлеб с чёрной икоркой брокерством. Роб Хиггинботам ушёл от бабушки Мери, когда Рене было четырнадцать. Развод был громким. Судьба после него у супругов была противоположной: мать Рене ушла в своё горе, три года почти не занималась дочерью, и была на грани самоубийства, но пьяный водитель прервал её жизнь первым, а Роб после развода уехал в Нью-Йорк, устроился брокером и жил припеваючи до самой смерти бывшей супруги. Отношения между отцом и дочерью до сих пор были натянуты, что не мешало моей матери принимать финансовую помощь от Роба. Мне про дедушку не рассказывалось, историю семьи я узнала, подслушав посиделки Рене с подругой.

Поэтому, когда мама открыла дверь голубоглазому дяде и приказала, а не попросила меня пойти в детскую, я улыбнулась и помахала импозантному дедуле рукой. Нахмуренные брови взлетели, и деда попросил разрешение хотя бы обнять меня, а мне, лисе, это только и надо было!

— А ты мой добрый дедуля, да? — ласково спросила хитропопая трехгодовалая я, глядя в знакомые глаза цвета неба.

Всё. Старика можно было лепить пластилином. Он бы не сопротивлялся. После я показала растроганному дедушке свою комнату, куклу, альбомы с рисованием, сшитые поделки, маленькую заначку из карманных денег, которая «подозрительно» пополнилась на сотку баксов после приезда дедушки, свои любимые сказки, которые тут же ему зачитала, и много всего-всего, что в один день возвело крепкий мостик между дочерью и отцом, и между дедом и внучкой. Потому что, в сущности, деньги ничего и никогда не определили бы в жизни Рене. Конфликт нужно было решать теплом и любовью.

С тех пор дедушка многим нам помогал, а после некоторых моих метких и разумных замечаний, перестал вкладывать в рубль. Это он правильно сделал накануне развала СССР. Он же, не спрашивая, поставил с моей отмашки на Бразилию в 2002 году, так что на моём личном счёте теперь лежит и умножается кругленькая сумма, на проценты которой я живу последний год очень счастливым школьником, способным позволить себе любые курсы и кружки, а в перспективе — Гарвард. Но тьфу-тьфу-тьфу, пока только кружки.

Кстати, о них. Я и раньше себе в них особо не отказывала. Рене вкладывалась в меня по полной, но пока это окупалось. На балет я-таки пошла ровно в четыре, да ещё и умудрилась затащить туда Светку, аргументируя тем, что американским коровам до нас, русских балерин, как до Парижа на мамонте. Записались мы на упрощённую версию, где сильно нас не убивали, но, честно говоря, иногда я вскакиваю среди ночи от приснившегося прокуренного голоса миссис Харборд:

— Пятая позиция! Правую ножку в замочек! Пятка рабочей ноги соединяется с носком опорной ноги. Коленки вытягиваем до конца. Живот в себя! Корпус подтянут! Вы как сонные мухи!

Бррр… Через два года мы сбежали.

Бежали мы недалеко, ровно до соседнего корпуса бальных танцев.

Там, протанцевав четыре года и не особо напрягаясь после балета, мы завоевали пару призовых мест на региональном детском уровне и, дружно посовещавшись за вкуснейшим тортиком, поставили галочку в плане на жизнь напротив танцев, ушли искать себя в музыкальной школе. Света выбрала гитару, а я, отвергнув совет Рене по поводу фортепиано, трепетно взяла в руки скрипку. Этот инструмент всегда нравился мне...

По моим тогдашним расчетам скоро в Аризону должен был приехать Алекс, который был как раз известным в классических кругах скрипачом, и я надеялась, что таким образом я нашла бы повод повидаться с семьей. Прошлой семьей. Каково же было моё удивление, когда, мельком проезжая мимо знакомого адреса, накануне «их приезда» я увидела чужой дом. Абсолютно другой. И людей, счастливых, беззаботных. Но чужих. Уже вечером, устроив мозговой штурм себе лично, я поняла, что это совсем другой мир, схожий с нашим, но меня в нём быть не может. По всем законам физики. А если нет меня, нет моей дочери, внучки, возможно, даже Лёша погиб раньше. Таким образом, погоревав с неделю, никому ничего не рассказав, я провела траурную черту к своей прошлой жизни и запретила называть себя Валей, даже мысленно.

Тем более, жизнь Беллы Свон была куда интереснее предпенсионного существования бабушки Валентины. Занятия скрипкой были моей отрадой, и, хотя приходилось терпеть мозоли на руках да вечный синяк у подбородка, я не роптала. Через четыре года занятий мы со Светой заняли гран-при на конкурсе в Калифорнии, и нам даже были обещаны всевозможные бонусы при поступлении в почти любой музыкальный колледж. Но после победы, дружно отпраздновав красивым маникюром, мы беспечно забросили инструменты, чем вызвали искреннее непонимание родственников и преподавателей.

Света тянула меня в художественную школу, а я мечтала освоить искусство фотографии. И впервые за тринадцать лет весёлого и нерушимого тандема наши пути разошлись. Я видела, что мои художественные таланты заканчиваются ровно на прорисовке амёбы обыкновенной, а Света вечно рисовала такие шедевры, что мне было стыдно даже за свои геометрические узоры на полях тетради... Света тоже упёрлась рогом, так как страдала повальным невезением относительно всего, что касалось электроники. Бытовые приборы, телефоны и даже мой несчастный палароид пали в неравном бою с моей «антитехничной» подругой.

Промотавшись полгода по разным студиям, снимая и рисуя одни и те же пейзажи (пустыни Сонора, Гранд-Каньон и водопад Хавасу), а также лица родных и знакомых, мы, наконец, забросили кисти и плёнки куда подальше и пошли в чирлидинг собственной школы.

В последней, несмотря на повальную занятость на курсах, что у меня, что у Светы всё было прекрасно. Учились мы в разных классах, так как подруга была на полтора года меня старше, но это не мешало нам быть «гениальными девочками» и любимицами преподавателей, которых часто ставили в пример отстающим. Жаль, что скоро она уедет в колледж…

Вообще со Светой мне нереально повезло. Она была весёлой, умной и талантливой девчонкой. Рядом с ней я всегда чувствовала себя моложе своих реальных лет. Наша встреча наверняка не случилась в книге, но в этой жизни я была настолько благодарна Рене за тот поход в парк, что даже взяла над мамой негласное шефство.

Рене стала моим личным проектом. Я всегда относилась к ней, скорее, как к дочери, в этом мы с книжной Беллой были схожи. Мама была наивной, как ребёнок. Сначала я сквозь пальцы смотрела на её короткие романы, но, когда я услышала ее сдавленные рыдания после очередного разрыва, я стала внимательно следить за всем, что касается её личной жизни.

Наверное поэтому, когда я увидела на пороге дома высокого, довольно молодого мужчину с букетом в руках, я сначала растерялась, а узнав, что он к маме, грубо хотела захлопнуть дверь со словами:

— Извините, Вы нам не подходите, слишком молоды, значит, серьёзных намерений не имеете.

— Наоборот, — поймал дверь ботинком парень с задорной улыбкой. — Я как раз с серьёзными намерениями. Я очень люблю вашу маму и хочу на ней жениться.

Что-то в голове моей щёлкнуло.

— Вы бейсболист, — я не спрашивала, а утверждала.

— Вы меня узнали? — с надеждой спросил мой будущий отчим.

— Конечно, Фил, — радушно распахнула я двери, принимая в руки букет из фрезий, любимых маминых цветов. — Проходите, вы приняты заочно.

Через полтора месяца они поженились.

А я морально готовила себя к переезду.

Одно радовало меня. Чарли будет счастлив.




Глава 10. — Не ходи туда, там тебя ждут неприятности. — Ну как же туда не ходить? Они же ждут!(с)

Проводив в колледж подругу, выдав маму замуж и предупредив друзей и Чарли, я начала подготовку к переезду в Форкс. Маме до последнего не говорила. Это не было местью. Я просто боялась её реакции. Пожалуй, впервые мне пришлось понять её желание скрыть неприятную новость о переезде и разводе. Ирония судьбы, но опять главные слова сказал Чарли. Только теперь его лицо было в разы счастливее.

Я была права, мой отец ждал меня всё это время с нетерпением. Организационные вопросы в школе он взял на себя, мне оставалось только послать ему копии документов и список уроков. Мои нежно любимые предметы с усложнённой программой остались в Финиксе, в Форксе же был только средний и пониженный курс, за что Чарли виновато оправдывался. Ладно, у меня достаточно выигранных олимпиад, чтобы даже из этой слабой школы поступить в Гарвард. Я настояла, чтобы в моём расписании было побольше химии в ущерб тригонометрии. О биологии старалась даже не думать.

Мой переезд планировался ровно после зимних каникул. Я хотела отпраздновать Рождество с мамой, так как не знала, смогу ли ещё хоть раз увидеть её. Было страшно. Несколько раз я даже порывалась позвонить отцу и отменить переезд. Мама, кажется, чувствовала это, поэтому всё чаще заводила не раз закрытый разговор, приводя новые и новые аргументы.

Но одного она знать не могла. Неведомая сила тянула меня в Форкс. Он даже начал мне сниться. Я понимала, что это ненормально… И несмотря на все свои страхи, я не могла отменить поездку. Или могла?

Доверю дело случаю. Кто-то бы назвал это ребячеством, но после аварии я начала внимательнее относиться к маленьким подсказкам жизни.

Подойдя к книжной полке, я, закрыв глаза, ласково коснулась корешков… Обхватив случайный томик, я открыла его почти в самом конце и ткнула пальцем в строчку, а прочитав, замерла:

Бывает в жизни всё, бывает даже смерть...
Но надо жить и надо сметь…

О'кей, Судьба… Вижу, ты настроена решительно…

***

Через неделю Рене довезла меня до аэропорта. Бедная мама до последнего надеялась, что я передумаю. Но маленький томик Сирано Ростана уже сделал выбор за меня. А уж судьбе после собственной аварии я научилась доверять. Да и грех не попытаться, шансы ведь есть.

Я пообещала маме отписаться, как только доеду до дома, и часто звонить… Персиковый сок в кафе аэропорта показался безвкусным. Хотя, возможно, это из-за волнения. Пять часов в самолете до Порт-Анжелеса я не могла заснуть, пребывая в каком-то нервном возбуждении, которое обычно рассудительной мне было не свойственно.

Нужно успокоиться… Вдох-выдох…

За годы спокойной жизни в Финиксе ты явно отвыкла от крупных неприятностей, Белла, а сейчас понимаешь, что летишь навстречу, возможно, крупнейшей и последней опасности своей короткой новой жизни. Прошлая жизнь перед глазами не мелькала. Охотно пользуясь знаниями и опытом, я почти перестала вспоминать свое детство и юность, так как старые блеклые картинки заменялись на яркое настоящее.

Я слишком поздно осознала, как изменилась за последние пятнадцать лет. И дело даже не в новой стране и влиянии её первичных институтов на развитие моей личности. Конечно, Рене и Чарли, как родители, оказали влияние на меня, но больше поверхностно. Сильнее всего я поменялась просто потому, что у меня появилась возможность допустить эти изменения. После года неподвижности комы, во время которой я думала о своих прошлых мечтах, сейчас я по-настоящему смогла оценить шанс, который подарила мне новая жизнь.

Последние годы я всё время куда-то бежала, боялась, что не успею, что всё это вдруг прервётся. Семья, увлечения, друзья, книги, музыка, приключения, путешествия. Я брала от этой жизни столько, сколько никогда не посмела бы взять в прошлой. Я научилась жить сегодняшним днём, хотя ещё пятнадцать лет назад имела чёткий план, казалось бы, на всю жизнь. Я чувствовала в себе силы быть на гребне волны, подхваченная быстрым течением, и мчащейся на огромной скорости по океану судьбы, я чувствовала, как сама укрощаю эту жизнь. Тем неприятнее было осознавать, что эта игривая, но могучая волна несла меня прямиком в Форкс, ставший нынче пристанищем семьи вампиров.

Папа встречал меня на патрульной машине, что сильно выделяло его на общем фоне. В носу немного защипало. Мне так не хватало его в Финиксе...

После того, как он заметил в толпе меня, его лицо будто разгладилось. Поравнявшись с ним, я крепко обняла его, желая почувствовать себя на миг в безопасности тёплых рук.

— Я скучал, дочка, — прошептал отец мне в тёмную макушку.

— Я тоже, пап. Кстати, я взяла с собой скрипку, как видишь… Попытаюсь за полтора года объяснить тебе, что скрипач в доме - не всегда хорошо... — я изображала бодрость и радость, как могла.

Чарли усмехнулся и забрал мой чемодан с новыми тёплыми вещами, так что в руках у меня остался только футляр и маленькая сумочка с документами. Сгрузив багаж, он галантно открыл мне дверь.

Путь до Форкса пролетел быстро. Я оживлённо рассказывала новости Финикса, убедила отца, что Фил к моему отъезду имеет слишком косвенное отношение, чтобы шериф Свон беспокоился, рассказала, какими правдами и неправдами мама пыталась отговорить меня от отъезда, как дела у Светы, дедушки Роба и много всего ещё. Я непривычно стремилась заполнить тишину, направляя всю лишнюю энергию в слова. И, что удивительно, это помогло. Заходя в родной дом, полный старых воспоминаний, я была почти спокойна. Даже счастлива.

Почти три года тут не была.

Наш старый дом как будто замер во времени, не меняясь, чтобы не огорчить свою маленькую хозяйку, которая слишком хорошо помнила свой странный первый год второй жизни. Мельком взглянув на стену, увешанную, в основном, моими фотографиями, я проглотила стоявший в горле ком — папа так и не убрал фото со свадьбы. Не желая погружаться в горькие размышления о том, что даже после брака мамы с Филом отец не нашел нужным убрать этот снимок, я быстро отвернулась от настенного альбома семьи, обречённой на провал.

Взлетела по когда-то ненавистной лестнице в свою комнату, поставила на ковёр футляр со скрипкой. Обвела взглядом комнату. В бывшей детской тоже почти ничего не изменилось с прошлого приезда. С нежностью посмотрела на кровать, застеленную новым бельём, чистый стол, полки с книжками по музыке, медицине, истории и просто классикой, подошла к любимому креслу-качалке...

Ностальгия, однако.

— Я не стал ничего менять... — папа тихо сгрузил чемодан рядом со шкафом.

— Правильно. Давай закажем пиццу? Мне нужно разобрать вещи, приготовиться к завтрашнему дню, да и попробовать выспаться. Не хочу завтра выглядеть уставшим трупом, — я не смогла сдержать нервный смешок.

— Да, конечно, первый день в новой школе... Зайдешь в администрацию, там сразу выдадут документы и расписание. Я сделал всё, что мог, но два часа тригонометрии в неделю у тебя всё же будет, — папа выглядел почти виноватым.

Я махнула рукой. Это не самая большая проблема на сегодняшний день.

— Два часа потерплю... — отвернувшись к чемодану, я уже хотела начать разбирать вещи, когда вдруг вспомнила. — Ах, да, пап, чуть не забыла! Ты довезёшь меня завтра до школы, или тот рыжий красавец возле дома теперь мой? — спросила я для проформы, уже зная ответ.

Папа смутился, он знал, что дед на совершеннолетие обещал мне Aston Martin цвета мокрого асфальта, но я поспешила заверить отца, что в надёжном пикапе Билли буду как в танке, так что лучшей машины для неопытного водителя не найти. Чарли заметно расслабился.

Поужинав, я аккуратно повесила в шкаф вещи, сложила школьную сумку, заплела в косу влажные после душа волосы и хотела взяться от скуки за скрипку или книгу, но с удивлением поняла, что уже почти полночь. Быстро день пролетел... Набрав запоздалое сообщение маме и пожелав папе спокойной ночи, я легла спать, хмуро заглядывая в закрытое окно, по которому размеренно бил мелкий дождь. Надеюсь, он поможет мне заснуть.

Проснувшись утром относительно бодрой, я быстро приняла контрастный душ. Тщательно высушила немного вьющиеся волосы и собрала их в хвост. Обдумала наряд, остановившись на любимых джинсах, полусапожках и зелёной водолазке. Ничего вульгарного и открытого, но все изгибы подчеркнуты — какой смысл прятаться в мешок из-под картошки? Самое главное — горло прикрыто, нечего приглашать кровососущих. С неторопливой тщательностью я оделась и пошла делать завтрак, раз поленилась делать вчера ужин. Благодаря любви мамы к кулинарным экспериментам, готовить я начала рано и даже иногда позволяла баловать себя и близких русской кухней.

Но сегодня никаких особых изысков. Я хотела приехать в школу пораньше своих новых одноклассников. Блинчики оставим на следующий раз.

Чарли с аппетитом поел омлет с зеленью, сыром и помидорами, отдельно поблагодарив за сэндвичи, которые я собрала ему на работу, отдал ключи от пикапа, пожелал удачи в школе и уехал, неловко поцеловав на прощание.

Быстро расправившись со своей порцией и замочив посуду, я накинула куртку и вышла под мелкий дождик.

Ну что, Белла, готова отправиться в цитадель знаний оценивать мифическую фауну родного городка?

Нет?

А придётся!

Заперев дверь и поплотнее запахнув куртку, я поспешила к своему пикапу, тут же включила радио и печку. В машине быстро стало сухо и тепло. От бежевой обивки сидений ненавязчиво пахло табаком, бензином и мятной жвачкой. Шумный двигатель чертыхался всё время дороги. Да, дорогой, я тоже не в восторге от перспектив сегодняшнего дня.

Школу я отыскала без труда, так как не раз проезжала её вместе с Чарли. Как и многие другие здания, она располагалась чуть в стороне от шоссе. Несколько одинаковых школьных корпусов из тёмно-красного кирпича. Деревья и кусты здесь росли так густо, что о размерах школьной территории можно было только гадать... Наверное, вампирам удобно. Лес совсем рядышком, можно сбегать за оленем во время ланча. По-моему, это лучше, чем выбрасывать нетронутую еду на глазах у всей столовой, пока где-то в Африке голодают дети… Но некоторые из их братии едят людей, так что к вегетарианскому клану нужно быть снисходительнее.

Припарковавшись перед первым зданием, на двери которого многообещающе висела неприметная табличка «Администрация», я бодро зашагала по мощённой камнем дорожке между тёмных живых изгородей. Прежде чем открыть дверь, я сделала глубокий вдох. Если я встречу вампира сейчас, он меня убьёт? На биологии по книге его сдержала лишь толпа учеников... Но что будет, если я столкнусь с ним случайно в коридорах?

Случайно не столкнешься, — успокоило меня моё чёрное чувство юмора. — Вот если только он со своим обонянием почувствует «вкусняшку» на расстоянии и начнёт выслеживать, тогда, да… Можно сушить белые тапочки.

Значит, действуем по канону. Никакой самодеятельности, барышня. Я всё время до отъезда напрягала свою память, вспоминая начало книги. По плану у меня сегодня спокойные первые уроки, столовая, в которой я увижу мёртвых школьников, и самая страшная биология в моей жизни... Кажется, нам ещё предстояло пересечься где-то ещё, но я не могла вспомнить, где именно. Ладно, чему быть, того не миновать.

— Никто тебя не съест, — пробормотала я, не опасаясь быть услышанной. Подумаешь, новенькая нервничает в первый день. Ох, знали бы они…

Внутри корпуса администрации горел яркий свет и было теплее, чем я рассчитывала. Помещение оказалось маленьким, складные стулья и оранжевый в крапинку ковролин не отвлекали внимания от теснившихся на стенах объявлений и грамот... Громко тикали большие часы.

Тик-так…

Господи, это же не плохой знак, правда?

Часы обязательная часть школьного интерьера, Белла... Не будь мнительной, - мысленно отругала себя я.

Повсюду стояли комнатные растения в больших пластмассовых кадках — это можно было назвать милым, но неужели им мало зелени снаружи? Комнату делила пополам длинная стойка для бумаг, заставленная проволочными лотками с яркими этикетками, приклеенными к лоткам спереди. За одним из трёх столов, помещавшихся за стойкой, сидела крупная рыжеволосая женщина в очках. При виде её лиловой футболки собственная одежда показалась мне неуместно нарядной. Ну, хотя бы с хлорофиллом окружающей флоры я приятно сливаюсь.

Женщина подняла голову.

— Чем могу помочь?

— Я Изабелла Свон, — сообщила я, и глаза дамы мгновенно осветились узнаванием. Чувствую, что я стану главным предметом для её ближайших сплетен — единственная и любимая дочка шефа полиции, наконец, сбежала от ветреной матери под крылышко к отцу.

— Да-да, семестр уже начался, но с твоей успеваемостью тебя быстро перевели, уверена, после программы в Финиксе, тебе будет не трудно — женщина задумчиво рылась в опасно накренившейся кипе бумаг на столе, но, наконец, нашла то, что искала. — Здесь твоё расписание и карта школы, — она подошла к стойке и выложила на неё несколько листов.

Сверив с ней предметы и классы, я попросила её маркером подчеркнуть мне на карте маршруты и, забрав у неё карточку, в которой должен был расписаться каждый учитель, поблагодарила, направившись на выход. Женщина улыбнулась и выразила надежду, что в Форксе мне понравится. Я постаралась улыбнуться как можно естественнее. Нравится, не нравится — живи, моя красавица!

Когда я вернулась к своему пикапу, остальные ученики уже начали съезжаться. По территории школы я ехала, следуя размётке и с радостью отмечая, что машины здесь по большей части ещё древнее моей, а роскошных и вовсе не попадается. Да, приедь я на новеньком «Мартине», народ бы меня порвал. Но до подарка мне ещё нужно прожить без аварий полтора года. Наш район в Финиксе был не самым богатым, однако новый «мерседес» или «порше» на школьной стоянке считались обычным явлением. Здесь же самым шикарным был серебристый вампирский «вольво», который сразу бросился мне в глаза. Нет, вот что стоило им прогулять сегодня? Взрослые лю…кхм…существа, зачем им школа? За на́дом…тебе же нужна? И вампиры тебе тоже нужны. За тем же на́дом. Иначе сидела бы в Финиксе и не переживала.

Средняя школа Форкса непривычно выделялась общим количеством учеников — триста пятьдесят семь человек, вместе со мной — триста пятьдесят восемь; до́ма, в Финиксе, в одних только старших классах их насчитывалось более семисот. Все здешние школьники выросли вместе, их деды знали друг друга ещё детьми. Я же окажусь среди них новенькой из большого города. Надеюсь, мне зачтётся первый год жизни и несколько летних месяцев у папы? Хотя бы кармически…

Первый урок английский. Вряд ли мне скажут что-то новенькое. Интересно, в каком состоянии их библиотека? Зайдя в класс, отдала свою карточку учителю — рослому лысеющему мужчине, сидевшему за столом с табличкой «Мистер Мейсон». Увидев мою фамилию, он вытаращился, и я подняла бровь, как часто делал это Чарли. Видимо, сравнение на внешнем уровне я прошла, так что учитель смущенно отправил меня на галёрку, не представив классу. Ну и ладненько, зрение пока позволяет. Представление же классу и правда было бы лишним. Можно подумать, папа не хвастался моим переездом всем и каждому. Кто умный, сам меня идентифицирует. Глазеть на меня, сидящую сзади, моим новым одноклассникам было непросто, но они всё же ухитрялись. Я же разочарованно изучала список литературы, который вручил мне учитель. Список был стандартным: Бронте, Шекспир, Чосер, Фолкнер. Всё это я уже читала. Но можно ведь спросить у него, есть ли что-то сверх этого... Вдруг посоветует что-то новенькое?

Так как новые одноклассники заговорить со мной не пытались, я уже понадеялась, что мой задумчивый взгляд всех распугал, но сразу после первого урока ко мне подлетел, сияя любознательностью и не совсем здоровой кожей, смутно знакомый парнишка по имени Эрик. Кажется, я видела его ещё младенцем. Да, точно... Именно он рыцарем вызвался проводить меня в соседний корпус, в котором была скучная тригонометрия.

Этот предмет я знала прекрасно, но душа к нему не лежала совершенно. Эрик по дороге спрашивал меня обо всём на свете, так что сложилось впечатление, будто он берёт интервью. Я натянуто улыбалась, стараясь отвечать красочно и подробно, но сильно не выставляться (про скрипку, балет и танцы благоразумно промолчала), но активный паренёк заставил пообещать ему фотографию для стенгазеты. Вот уж чего было предостаточно.

— Ну как, большая разница с Финиксом? — допытывался Эрик.

— Очень. Кажется, что я прилетела на другую планету, а не в другой штат.

Идущие за нами ученики едва не наступали на пятки. Я была готова поклясться, что они ловят каждое слово. Как "мило". Я новая игрушка.

— Там ведь редко идут дожди, да?

— Ну почему же? Раза три-четыре в год. Поговаривают, когда-то был даже снег, но я не верю в сказки.

— Ого! А в остальное время? — Эрик выглядел озадаченным.

— Солнечно, — просто ответила я.

— Что-то не выглядишь ты загорелой.

Я закатила глаза. Ещё не хватало. Моя кожа явно не была создана для длительных солнечных ванн, да и я никогда не забывала о риске рака кожи.

— У меня мама — наполовину альбинос, — пошутила я.

Парень настороженно вгляделся в мое лицо, заставив меня вздохнуть. Как же сейчас не хватало Светы... Вот, кто всегда понимал мой сарказм.

Мы обогнули кафетерий и направились к южным корпусам возле спортзала. Эрик проводил меня до самой двери, хотя номер корпуса был виден издалека.

— Ну, удачи тебе, — пожелал он, когда я взялась за дверную ручку. — Может, на других уроках ещё встретимся, — с надеждой в голосе добавил он.

Мою немного скованную молчаливую улыбку Эрик не расшифровал. К счастью для его самолюбия. Потому что надеяться этому парню было не на что.

Учитель тригонометрии мистер Варнер стал единственным, кто велел мне выйти к доске и представиться классу. Ладно...

— Привет всем, я Изабелла Свон, можно просто Белла. Приехала из Финикса к отцу. Книгочей, меломан, будущий врач по профессии, скорее всего, хирург… Вот такой диагноз...

Мгновение тишины, и из класса послышались смешки, а одноклассники смотрят с улыбкой. Сработаемся.

Моей соседкой по парте на этом уроке была Джессика, худенькая и невысокая брюнетка, на несколько сантиметров ниже моих ста шестидесяти трех сантиметров, но из-за темной шапки буйных кудрей разница в росте почти не чувствовалась. Кажется, она была первой сплетницей школы. Ладно, тоже полезный кадр.

После химии, во время которой я упрямо пыталась вспомнить, где же я столкнусь с Эдвардом после биологии, новая "подружка" проводила меня в столовую и предложила сесть в её компании. К нам тут же подсели несколько девушек и двое парней с тригонометрии. Они что-то спрашивали меня, и я даже автоматически отвечала им, пока мое сердце заходилось в бешеном аллегро.

Я, опытный хирург, не раз видевший трупы, перекраивала свое представление о картине мира... Замерев на месте, я смотрела прямо в заинтересованные чёрные глаза вампира, который был чертовски похож на мою детскую фарфоровую куклу...

Ну, здравствуй, Тутти...




Глава 11. Камень преткновения

— Жил парень счастливо, но как-то он наткнулся на камень преткновения всех мужчин.
— Что это за камень?
— Море?
— Алгебра?
— Дихотомия добра и зла?
— Пф! Баба...*
(Примерная цитата из «Пиратов Карибского моря»)


Эдвард

Если бы кому-то пришло в голову спросить у меня, что самое худшее в долгой жизни вампира, я бы ответил: скука и вечная жажда. И то, и другое сегодня терзало нашу семью. Безрадостные школьные будни, толпа подростков с их мелкими мыслишками, жужжащими где-то на краю моего сознания, оставались злом привычным и неизбежным.

Ну а то, что наша семья не ходила на охоту третью неделю, было весьма опрометчиво с нашей стороны. Джаспер привык к иному стилю жизни, и ему было тяжелее всего себя сдерживать. Мы это знали, но всё равно делали вид, что его выдержка не хуже нашей. Поэтому теперь Джаспер страдает, а я вместе с ним, ибо как бы не старался «убавить громкость», чужие мысли я никогда не перестаю слышать. Как и Элис – видеть будущее. Это неотделимая часть нашей личности, сомнительный дар, делающий нас настоящими уродами среди уродов. Поэтому, наверное, я быстро привязался к ней и стал считать сестрой, как только она к нам присоединилась. Даже несмотря на то, что эта вредина выселила меня из собственной комнаты...

Эдвард, — просящий голос в моей голове вырвал меня из воспоминаний моего вынужденного переезда. Я не стал смотреть в сторону Элис. — Присмотри за ним, пожалуйста.

Сестра как всегда волновалась за Джаспера. Я незаметно наклонил голову. Мы иногда общались с прорицательницей подобным образом, наши молчаливые диалоги раздражали родных, если, конечно, нас ловили за ними…

Спасибо, — я моргнул в ответ на её благодарную мысль.

Нельзя сказать, что подобная просьба меня радовала, жажда мучила меня, как и любого из нас, а от терзаний Джаспера боль в горле становилась сильнее, и рот наполнялся ядовитой слюной. Чёртова жажда. К ней невозможно привыкнуть.

Я внимательно проанализировал сознание брата. К счастью, он держал себя в руках. Пожалуй, это можно назвать моей работой — следить за мыслями окружающих. Следить, чтобы никто нас не заподозрил, дабы семья могла жить спокойно. Вот и сейчас я прислушался, о чём думают люди. Интересно жить с таким даром было первые два десятилетия. Всё, что только может прийти в человеческую голову, я слышал уже прежде, и не раз. Мысли людей стали слишком однотипны и предсказуемы. Сегодня, в частности, все помыслы крутились вокруг незначительного происшествия — нового дополнения к нашему школьному сообществу. Надо так мало, чтобы заставить этих детей волноваться. Я видел новое лицо в мыслях каждого из тех, кто сидел в столовой. Всего лишь обычная человеческая девочка. Волнение из-за её приезда было настолько очевидно, что большая часть мыслей мгновенно озвучивалась. Половина мальчишек уже представляли, как влюбятся в неё — и это всё только потому, что она была незнакомкой.* (Частичное цитирование "Солнца полуночи")

Я был удивлён, что Элис тоже думала об этой девчонке. Кажется, она была с ней на химии. Я окунулся в сознание сестры, чтобы понять, чем её могла заинтересовать эта смертная, когда сестра передала мне своё быстрое видение.

— Новенькая посмотрит на нас через две минуты. Эдвард, прочти её мысли, мне интересно, что она подумает, когда нас увидит.

Я чуть заметно усмехнулся. Вот в чём дело... Девушка просто не заметила Элис среди других учеников. Сестра не хотела этого показывать, но такое пренебрежение её немного задело. Несмотря на свой маленький рост, эльф считала себя фигурой довольно заметной в толпе.

Я решил обратить внимание на мысли новенькой чуть раньше, чтобы не пропустить её первую реакцию. Что она увидит, когда посмотрит на странное, мертвенно-бледное семейство, которого все так старательно избегают? Я сосредоточился на девушке, которой в данный момент рассказывал про школу Майк Ньютон, и не услышал ровным счетом ничего...

Как странно... Она ведь не могла незаметно для всех уйти, верно? Я обернулся, чувствуя себя так, как будто у меня выбили почву из-под ног. Я хотел проверить то, что мне сообщало мое шестое чувство, и это не было похоже ни на что, с чем я сталкивался раньше. Она сидела на том же самом месте, как я и думал, смотрела на Ньютона и слушала, как он пересказывает случай с мистером Мэдисоном на прошлой дискотеке. Её лицо выражало легкую заинтересованность, что подбадривало собеседника.

Вдруг, как будто почувствовав мой взгляд, девушка поёжилась и оглянулась. Её карие глаза на мгновение вспыхнули, как если бы она увидела кого-то знакомого, рот слегка приоткрылся, и она сделала судорожный вздох. Её широко распахнутые глаза выражали недоверие, растерянность, граничащую с паникой. Эти чувства легко можно было прочесть по её лицу, но мысли девушки были абсолютно безмолвны.

Переведя взгляд на мою семью, она без восторга строго осмотрела каждого из нас, остановившись, в конце концов, на моём лице. Её хмурая складочка выражала усиленную работу мысли, которую я так и не мог отследить. Дьявольщина!

— Это Каллены, — голос Джессики Стенли был вполне дружелюбным, хотя её мысли, которые я без труда читал, выражали скорее зависть к новенькой, чем благодушие. Она не понимала, почему я обратил внимание на Беллу, когда все попытки Джессики заговорить со мной невежливо игнорировал последние три года.

— Я знаю, — тихие слова Свон прозвучали для меня слишком пронзительно, но это было лишь из-за того, что я слишком внимательно вслушивался в её голос. Обычно, чем лучше он мне знаком, тем проще настроиться на мысли человека. Но пытаясь пробиться в её сознание, я снова потерпел фиаско. Что значит это её «Я знаю»? Что она вообще про нас знает и откуда?

— Эдвард, в чём дело? — Джаспера заинтересовало мое раздражение и лёгкая паника. Я мотнул головой, отворачиваясь от новой загадки, но продолжая отслеживать задумчивое лицо девушки через мысли её новых друзей. Она больше не смотрела на меня, сосредоточив всё внимание на чашке чая у себя в руках.

— Откуда ты знаешь про Калленов? — заинтересовалась Джессика, предчувствуя новую сплетню. Стенли представилось, что мы с новенькой уже были знакомы раньше, ведь Белла, казалось, ни капли не удивилась нашей внешности, отстранённости и странному поведению.

"Интересно, — подумал я, — эта Белла заметила полные подносы еды и наш отсутствующий аппетит?"

— Про семью доктора Каллена мне рассказывал отец, — спокойный голос прервал фантазии Джессики о неудачном школьном романе новенькой, в котором я бросил девушку и уехал в этот маленький городок, скрываясь от её преследования. Я усмехнулся. Не похоже, чтобы эта девушка была способна хоть кого-то преследовать, когда как моё любопытство, подогреваемое загадкой её молчаливых мыслей, становилось для Изабеллы Свон опасным.

Её ответ разочаровал Стенли, но успокоил меня. Я не считал шерифа особо сообразительным человеком, его мысли всегда текли слишком рвано и вяло, чтобы представлять для нас опасность. Сначала он относился к нам слегка настороженно, но потом, видя, что проблем с законом мы не имеем, успокоился и часто пресекал неприятные слухи о нашей семье, беспокоясь, чтобы глупые сплетни не оставили город без такого профессионала своего дела, как мой отец.

— Доктор Карлайл действительно так хорош? — Белла Свон спросила это все с той же легкой заинтересованностью, как будто говорила о погоде.

Мысли Джессики стали восторженными, она вспомнила, как мой отец зашивал ей рану на руке, а его добрый и спокойный взгляд действовал лучше всякого обезболивающего.

— О, да-а… — мечтательный взгляд Стенли заставил новенькую поднять бровь, — У него великолепные светлые волосы, высокие скулы и такие губы… — Поморщившись, я переключил внимание на мысли Анжелы Вебер, так как мысли Джессики перестали быть хоть сколько-нибудь осмысленными.

— Вообще-то… — губы новенькой пытались сдержать хитрую улыбку, — я интересовалась скорее его врачебной практикой, чем внешностью…

Её слова заставили Джессику вспыхнуть, она уже готовилась нагрубить девушке, когда в разговор встрял Ньютон, который вспомнил представление новенькой классу.

— Да, точно, ты же хочешь стать врачом, не так ли? — он не считал эту профессию подходящей для девушки, но картинка Беллы в коротеньком белом халате парню весьма понравилась. Почувствовав раздражение от его грубых фантазий, я вновь попытался пробить ментальный барьер незнакомки.

— Хирургом, — немного кровожадная ухмылка Беллы мигом прервала фривольное направление мыслей парня. Он даже помотал головой, пытаясь выбросить из нее пугающую картинку того, как с этой ухмылкой девушка отрезает от него нечто очень нужное.
Я не смог сдержать смешка.

— Ну, что там? — обиженный вой Элис ворвался в мою голову слишком неожиданно.

— Я не слышу мыслей новенькой, — тихо признался я в своем поражении, в очередной раз наталкиваясь на безмолвную тишину вместо мыслей незнакомки. Теперь уже на меня, а потом на девушку уставились все вампиры в столовой. Да, это удивило мою семью. Никогда раньше мой дар не давал осечек.

— Но я чувствую её эмоции, — пробормотал Джаспер, чем ещё больше расстроил меня. Честно говоря, если бы девушка оказалась неслышной и для его способностей, я бы перестал беспокоиться, что что-то не так с моим даром.

— Старина, ты нигде головой не падал? — подколка Эмметта заставила Розали усмехнуться, а меня недовольно поморщиться.

— Давайте не будем пялиться на девушку, судя по напряжённым плечам, она наш коллективный взгляд чувствует, — тихий голос Элис заставил нас вновь обратить внимание на подносы с отвратительной человеческой пищей и трещинки в стенах столовой. Я начал нервно расщеплять пальцами булочку.

Какая разница, о чём думает эта девушка, если её мысли, наверняка, похожи на мысли всех остальных подростков? Но противное любопытство и дух противоречия не давали мне успокоиться. Раз мысли скрыты, значит, их нужно разгадать! Слишком мало загадок осталось в этом мире для меня. Мучительная жажда отошла на второй план, когда я вновь сосредоточился на маленькой героине дня. Джессика Стенли как раз распиналась о ужасах профессии хирурга:

— Мой желудок скручивается, а в глазах темнеет, когда я представляю, как кто-то ковыряется скальпелем в человеческом мясе и костях, — её брезгливое отношение было выражено в притворном приступе рвоты.

— К счастью, я не страдаю неврокардиогенным синкопе вазовагального типа, — просто и с улыбкой ответила Белла Свон, чем заставила меня снова обернуться, — тем более, скальпели предназначены для рассечения лишь мягких тканей типа апоневрозов, мышц, кожи и подкожной клетчатки, а для костей существуют долота, стамески...

Вид у девушки был при этом мечтательно-грустный, как будто она уже скучала по любимой работе.

Её соседи по столику смотрели на девушку будто она внезапно заговорила на старокорякском. Я же вынужден был признать, что её мысли далеки от прототипов мыслей одноклассников.

— Хах, — потрясенно выдохнул Эрик Йорки, прерывая неуютную тишину, — Ты, никак, метишь в Гарвард?

Белла Свон посмотрела на парня, выныривая из своих мыслей:

— Пока в ближайших планах — закончить школу. У меня сейчас по расписанию биология, кто-нибудь может проводить?

Майк Ньютон тут же вызвался помочь, а я вспомнил, что моей следующей парой тоже стояла биология. Класс был заполнен, а это значит, что свободное место было только рядом со мной…

Белла

Я всеми силами пыталась отвлечься от семьи вампиров, чьи взгляды на протяжении обеда сверлили мою спину. Честно говоря, от внешности этой великолепной пятёрки у меня неприятно сводило челюсть. Обычно подобная красота лепится скульпторами, либо пластическими хирургами. Золотое сечение Фидия явно имело место быть. Причём у каждого, как я успела мельком заметить. У блондинки так вообще распространялось на все пропорции тела. Неудивительно, что этих ребят недолюбливали. Они выделялись в этой школе как звезды Голливуда, неожиданно приехавшие в деревню Хапцентодрищинскую, где из трезвых мужей был один конь, и тот мерин.

Опасность я чувствовала только от болезненного вида блондина, как его зовут, я честно забыла, но смутно припоминала, что у кого-то из «мальчиков» Карлайла были проблемы с самоконтролем. Пожалуй, этот несчастный взгляд мог свидетельствовать о том, что парень не понимал, зачем ему ходить в столовую, если людей все равно жрать нельзя.

Тутти, который вовсе не Тутти, а Эдвард Каллен согласно водительскому удостоверению, меня впечатлил лишь схожестью с любимой игрушкой, да пристальным вниманием к моей скромной персоне. Что-то я явно сделала не так, ибо Джессика на выходе из столовой шепнула, что Эдвард Каллен с меня глаз не спускал. Я равнодушно пожала плечами, хотя на самом деле немного напряглась. Я шла на биологию вместе с Майком, голубоглазым парнем, чем-то похожим на сослуживца моего бывшего мужа. Вадим был парнем весёлым, но легкомысленным, не дураком, но обидчивым. Судя по всему, мой новый одноклассник из той же породы людей. Но я могла и ошибаться.

По крайней мере, взгляды дарил он мне порой неоднозначные. Вроде, что такого во взглядах? Меня скоро ждут убийственные чёрные глаза голодного вампира, а я беспокоюсь о том, что мне противно от сканирующего взгляда подростка, который уже изучил каждый изгиб изумрудного свитера…

Да, не о том думаешь, девочка, — дала я себе мысленный подзатыльник.

Ну, вот мы и дошли до класса биологии. Бросив опасливый взгляд на вентилятор, который был направлен на аудиторию, я смело шагнула вперед, на секунду закрывая глаза. Со стороны места вампира я услышала сдавленный вздох и тихий треск…

Ну, на*ер…

Я сваливаю…

— А-а, мисс Свон… — голос преподавателя вывел меня из состояния панического страха. — Присаживайтесь, свободное место в классе только одно, вот, рядом с мистером Калленом…

Я мрачно взглянула на голодного «мистера Каллена» и усилием воли заставила себя успокоиться.

Свежевыжатый сок чеснока тебе в клизму, а не моей крови, упырь гламурный…

Я презирала себя за чувство страха, которое испытала, встретившись с голодными глазами ненавистного вампира. Все мои движения, пока я медленно шла к парте Эдварда, были скованными и какими-то неловкими, как будто все семнадцать лет работы над собой ничего не значили, когда мне пришло время встретиться с «каноном».

Оглядела класс, полный возможных жертв несдержанности вампира... Если он сорвется, вряд ли оставит свидетелей. Парни смотрели на меня более-менее дружелюбно, тогда как девушки откровенно завидовали моему соседству. Было бы чему завидовать, дорогуши! Вот я ни разу не поклонница экстрима… Учитель, имя которого было написано на табличке стола, даже не заметил состояние неадекватности «мистера Каллена».

Добравшись до места на подгибающихся ногах, я тихо присела на самый краешек стула.

Хриплое дыхание слева мгновенно нарисовало в моем воображении картинку демонической собаки Баскервилей, которую сдерживал лишь хлипкий и модный поводок чихуахуа. Обязательно в стразиках.

— Мистер Баннер, — пусть в душе меня откровенно колотило, но мой мозг с хирургической точностью искал варианты спасения. Отдавать свою жизнь в руки неблагонадёжного кровососа мне откровенно не хотелось.

— Да, мисс Свон? — учитель обернулся и посмотрел на меня немного недовольно. Мужик, я тебе, возможно, жизнь спасаю, так что сделай лицо попроще…

— На улице как раз закончился дождь, может быть, мы просто откроем окна на проветривание и выключим кондиционер? — я выдавила из себя немного застенчивую улыбку.

Преподаватель нахмурился и посмотрел на не устраивающую меня технику:

— Чем вам не нравится действие кондиционера, мисс Свон?

Я вздохнула и покосилась на вампира. Действительно, что меня не устраивает?

— Из-за отсутствия необходимой циркуляции в воздухе, мистер Баннер, накапливается углекислый газ, выдыхаемый классом, патогенные вирусы, другие взвеси... Прямые потоки холодного воздуха могут спровоцировать ОРВИ, бронхиты и воспалительные процессы в лимфоузлах учащихся. Также к неприятным последствиям воздействия этого чуда техники при неправильной работе с фильтрацией можно отнести аллергию и, как следствие, бронхиальную астму, отёк гортани, пневмонию. Особенно опасны пневмонии, которые развиваются на фоне воздействия размножающихся в кондиционере патогенных микроорганизмов — легионелл…

— Я понял! — торопливо прервал мою маленькую лекцию учитель, быстро нажимая на кнопки выключения «аппарата-убийцы», — Мистер Каллен, будьте добры, откройте окна! Свежий воздух действительно лучше получать непосредственно с улицы, если погода позволяет…

Эдвард вскочил, торопливо, но с грацией хищника подошёл к окну и быстро вдохнул свежий воздух без примесей моего запаха. И перестал дышать… Судя по напряжённым плечам…

Я же наблюдала за каждым его движением, нервно покусывая ноготь.

Молодец, хоррроший вампир, хорррроший… А теперь выйди через окно, на*ер! А то нервируешь меня, Муля…

Эдвард моих кричащих мыслей не услышал. Сжав челюсти, отчего на щеках играли желваки, он вернулся на место, максимально придвинулся к окну и уставился невидящим взглядом куда-то на доску.

Ладно, чудненько, вот так и сиди, загрызайчик.

Вдох… Выдох…

Мне-то дышать можно и нужно.

А ещё желательно привести пульс в порядок.

Я не хотела умирать. Совсем не хотела. Более того, пройдя через эту процедуру один раз, я панически боялась её повторения...

Если я опять очнусь в теле ребенка? Опять роды? Опять пелёнки, памперсы и два года без нормальной еды? А ведь мне в этот раз повезло… Я попала к молодым, но добрым родителям, которые искренне любят меня. А сколько тупых мамаш рожают вне больницы, а потом избавляются от плода, хорошо, когда просто в детский дом, а не топят, как котенка? Я попала в развитую в медицинском плане Америку, а не в ЮАР, где каждый четвёртый житель — разносчик СПИДа. Я родилась в конце двадцатого века, а не в четырнадцатом, где женщине положено было быть чуть умнее собаки. Не родилась в Германии в век Каролины, когда простых травниц сжигали на кострах, а полоумные шарлатаны, называющие себя врачами, лечили все болезни клизмой и кровопусканием. Я родилась девочкой, в конце концов! Человеческой девочкой, а не неведомой зверюшкой. Здоровой и крепкой. Даже вполне симпатичной. И без всяких ярко выраженных патологий, за которые в Спарте младенца могли сбросить со скалы…

Да, я Белла Свон. Да, я неведомым образом попала в «Сумерки». Да, я предпочла бы более интересное произведение, даже не возмущалась бы, попади в рассказ Беляева «Голова профессора Доуэля». Даже не побрезговала бы продолжить его феноменальные эксперименты с телом человека…

Но меня почему-то закинуло в мир сияющих вампиров, которым даже колом жопу не проткнешь и распятьем не напугаешь. Ну вот почему они не похожи на импозантного аристократа Цепеша? У того столько слабостей… А тут я даже не помню, как справиться с этими кровососами, так как подростковый романтизм сюжета убил во мне интерес к книге, так что я помнила, в основном, только про Карлайла и пару подробностей из жизни Эдварда…

Рассуждая о возможности удаления вампирских гланд аммиачным раствором оксида серебра через жопу и о последствиях такой операции на организм кровососущего, я поймала себя на мысли, что мне уже не страшно, мне смешно.

Эй, там, в небесной канцелярии! Вы хоть понимаете, кого поместили в это милое и молодое тело? Я же разнесу тут всё...

Покосилась на соседа по парте. Птица обломинго над тобой уже пролетела, парень… Ну, что ты пялишься своими зыркальцами, блаженный? Хапальцы и хавальце тоже держи от меня подальше, и, может быть, после моей естественной смерти лет через шестьдесят, я в порыве невиданной щедрости завещаю тебе пакетик своей донорской крови, бедняга.




Глава 12. Оптимизм — это недостаток информации (с)

Эдвард

Я сел на своё обычное место, аккуратно сложив учебники на краю стола. С сегодняшнего дня у меня появится соседка по парте. Обычно люди избегают нас, подсознательно чувствуя опасность, но у этой девочки просто не было выбора. Место в классе только одно. Это будет сложный урок для нее, должен признать. Но, возможно, вблизи я смогу расшифровать или услышать ее мысли? После её реплик в столовой я уже не пытался убедить себя в том, что результат не будет стоить затраченных усилий.

Я впервые с таким нетерпением ждал начала урока. Мысли Майка Ньютона, через которые я отслеживал новую девочку, медленно приближались к кабинету биологии. Я поймал себя на том, что застыл в нетерпении. Лицо девушки выражало задумчивость, но, кажется, она совершенно не слушала мальчишку. Вот она прикусила губы и коротко вздохнула. Она чем-то расстроена? Не похоже, чтобы она не любила биологию… Может быть, она считает программу Форкса слишком лёгкой? Возможно, я угадал. Об этом вполне можно будет спросить за уроком. Поймав Майка на том, что парень смотрит ниже уровня ее подбородка, девушка кашлянула, призывая глаза одноклассника к приличиям. Забавно.

Перед входом в класс Белла Свон пропустила Ньютона вперед и на несколько секунд задержалась. Стеснялась? В столовой она выглядела куда увереннее… Заходя в кабинет, девушка хмуро взглянула на кондиционер и медленно шагнула под поток холодного воздуха, зажмурив глаза.

Мне понадобились доли секунды, чтобы учуять её сводящий с ума запах. Он снёс меня подобно тарану, волна пряного, теплого аромата её крови окутала меня, и моё дыхание из спокойного превратилось в хриплый свист. Я впитывал этот запах всем своим существом. Чтобы не сорваться в тот же миг, я сжал пальцами парту. Тихий хруст и — в моих руках горстка опилок. Я выбросил их, незаметно выравнивая края, чтобы ничего не указывало на чёткие следы пальцев. Не оставлять улик.

Пульс девушки ускорился, разнося толчками ее божественный аромат по всей комнате. Мое горло сокращалось от пустых спазмов, живот свело от голода, а рот наполнился ядом… Мое тело замерло, наблюдая, как обречённая девушка медленно приближается к последней парте. Ближе и ближе ко мне…

Её скованные и медленные движения растягивали мою пытку. Впрочем, она имела право на последние секунды жизни, прежде чем сядет в дюйме от меня, и я с наслаждением запущу свои острые клыки в её белую шею. Мое тело содрогнулось от предвкушения этого удовольствия. Её запах был не просто манящим, он был одуряющим, необычайным, заоблачным, самым восхитительным. Не похожим ни на что. Самое прекрасное сочетание и идеальная терпкость. Да… Если бы я знал о существовании этого запаха раньше, я бы в ту же секунду отправился на его поиски. Обошел бы планету, чтобы найти этот напиток богов. И медленно, с чувством вкушал каждый глоток, наслаждаясь каждой бесценной каплей этой амброзии.

Мои зубы клацкнули, сомкнувшись на пустоте, и в этот момент девушка подняла свои карие глаза на меня. Наши взгляды встретились, и я увидел собственное лицо как в отражении. Лицо монстра. Чудовища с перекошенным от жажды крови мордой. Зверя, учуявшего желанную добычу.

На доли секунды это отрезвило меня. Собственный самоконтроль не мог взять верх над сорвавшимся с цепи монстром, но я стал способен мыслить хоть сколько-нибудь рационально.

Бледное лицо девушки выражало испуг и презрение. Она как будто знала, что я собираюсь сделать. Но она всего лишь смертная девчонка. Она не способна остановить меня. Она слишком слаба, чтобы мне помешать.

И монстру внутри меня это нравилось. Он был в восторге, предвкушая её сдавленный крик, когда я крепко сожму её запястье, оставляя на нём свой кровавый поцелуй, а потом, не давая ей опомниться, примкну губами к шее, туда, где её кровь сладко зовет меня попробовать её волшебный вкус. Она была достойна поклонения, достойна медленного, вдумчивого вкушения. Глотка за глотком. Как самое дорогое и вкусное вино, редкий красный тягучий напиток, идеальный купаж, строгий отбор, безукоризненный. Я не смогу в полной мере насладиться им, если меня прервут. В конце концов, мы не одни.

Восемнадцать учеников и учитель, двадцать человек, включая Беллу. Изабелла… Даже её имя напоминает название изысканного вина. Что ж, мне придётся убить этих людей, ведь я не смогу оставлять свидетелей…

Когда девушка дошла до своего места и села на самый краешек, подальше от меня, я разрабатывал план хладнокровного убийства двадцати невинных людей. Это претило моей совести, так как даже в самые худшие свои времена, я выбирал в жертвы отъявленных убийц и негодяев, а отнимая жизнь у них, дарил возможное спасение другим, более честным, более порядочным и добрым людям. Но не сегодня. Сегодня я невозмутимо подсчитывал последние секунды жизни бывших одноклассников, которые были виноваты только в том, что оказались не в то время и не в том месте.

Если я начну убивать с последних парт и буду действовать быстро и тихо, я смогу уложиться в десять секунд, максимум в тринадцать, чтобы не оставить в живых никого кроме девушки. Мистер Баннер отвернулся к доске и расписывает что-то об устройстве одноклеточных. Да, он даже не поймет, что аудитория наполняется трупами, просто не успеет. Он станет одним из них.

— Мистер Баннер! — звонкий голос девушки прервал преподавателя и мои кровожадные мысли.

Я уставился на девушку в изумлении. Что происходит? Чего она хочет? Ах, да… Я не слышу её мысли. Эта исключительно вкусная девушка исключительна и в этом плане тоже. Жаль, что я так и не разгадал загадку её мыслей. И не разгадаю. Но что-то мне подсказывает, что её вкус окупит всё…

— Да, мисс Свон…

Учитель был недоволен, не догадываясь, что девушка продляет короткие секунды его жизни. Во мне всё ещё тлело любопытство… Я был готов потерпеть, чтобы позволить ей сказать свое последнее слово. Сладко предвкушая её неповторимый вкус, я был как никогда щедр… Монстр упивался своей властью над этими короткими мгновениями её уже почти прерванной жизни.

— На улице как раз закончился дождь, может быть, мы просто откроем окна на проветривание и выключим кондиционер? — её шоколадные глаза смотрели с мольбой, как будто от разрешения учителя зависела её судьба.

Она робко улыбнулась, а лёгкий румянец окрасил её кожу в самый восхитительный цвет, который я видел.

Я со свистом втянул воздух, который приобрел ещё более манящий аромат. Божественно… Я чувствовал неповторимый вкус её крови на кончике языка…

— Чем вам не нравится действие кондиционера, мисс Свон? — голос мистера Баннера был недостаточно строг.

Искренность просьбы новой студентки почти обезоружила его.

Изабелла тихо вздохнула и бросила короткий взгляд на меня. О чём она думала в этот момент, встретившись с моим враждебным взглядом?

Я сжал зубы, сглатывая ядовитую слюну…

— Из-за отсутствия необходимой циркуляции в воздухе, мистер Баннер, накапливается углекислый газ, выдыхаемый классом, патогенные вирусы, другие взвеси… — девушка строго посмотрела на учителя, как будто они на несколько секунд поменялись местами, и теперь лекцию читает она. — Прямые потоки холодного воздуха могут спровоцировать ОРВИ, бронхиты и воспалительные процессы в лимфоузлах учащихся. Также к неприятным последствиям воздействия этого чуда техники при неправильной работе с фильтрацией можно отнести аллергию и, как следствие, бронхиальную астму, отёк гортани, пневмонию. Особенно опасны пневмонии, которые развиваются на фоне воздействия размножающихся в кондиционере патогенных микроорганизмов — легионелл…

Девушка явно не договорила, что подобные пневмонии чаще всего заканчиваются летальным исходом. Она беспокоилась о жизни и здоровье незнакомых ей людей… Изабелла Свон могла бы стать прекрасным врачом. Возможно, она смогла бы стать неплохой заменой Карлайлу…

Отец…

Лицо моего создателя, отца, учителя стояло перед моими глазами, не давая совершить непоправимое. Карлайл всегда был моей совестью. Он ни разу не поддался искушению. Он всегда считал, что я лучше, чем я есть на самом деле. Что он подумает, когда поймёт, что его любимый сын хладнокровно убил двадцать невинных людей, девятнадцать из которых — дети? Я почувствовал жгучее отвращение к себе.

И на этот краткий миг я увидел два бледных лица. Разных, как день и ночь.

Одно было моим, точнее когда-то принадлежало мне: красноглазый монстр, забравший столько жизней, что сам сбился со счету. Это были обдуманные и оправданные убийства. Я уничтожал других, более слабых чудовищ. В те дни я был уверен, что мной руководит рука Господня, тогда я подобно Ему решал, кто из них заслужил смертный приговор. Таким образом, я шёл на компромисс с собственной совестью. Я питался человеческой кровью, но для меня это было оправданно. Мои жертвы были не большими людьми, чем я сам.

Другое лицо принадлежало Карлайлу. Да, мы и не должны быть похожи. Ведь Карлайл не был моим биологическим отцом. Мы не были похожи внешне. Разве что, как и у всех вампиров, у нас обоих была белоснежная кожа. А одинаковый цвет глаз отражал наш выбор. Пока мои глаза не окрасятся алой кровью человеческих жертв.

И хотя никаких оснований для нашего сходства не было, я недавно начал представлять себе, что за те семьдесят лет, что я избрал путь Карлайла и верно следовал за ним, моё лицо стало походить на его. Черты лица не изменились, но на меня как будто легла печать его мудрости, его сострадание, которую можно было прочесть в изгибе моих губ, а безграничное терпение — в рисунке бровей.

И вдруг все эти крошечные улучшения исчезли под маской чудовища. За какое-то мгновение во мне не осталось ровным счетом ничего от того, что могло отразить годы, которые я провел с моим создателем, моим наставником, моим отцом. Мои глаза, как у дьявола, пылали красным огнем, и все сходство между нами было утеряно навеки. *(четыре абзаца позорно спёрты из «Солнца полуночи», каюсь.)

В это мгновение я понял, что мне нужно бороться. Бороться за того сына, которым я был все эти годы. Бороться с внутренним монстром и сладким искушением. Каким бы сильным оно ни было…

— Я понял, — эхом повторил мои мысли мистер Баннер. Его удивили слова новой ученицы, и он поспешил выключить кондиционер. Я посмотрел на девушку, сжавшуюся рядом со мной на стуле.

— Мистер Каллен, будьте добры, откройте окна! Свежий воздух действительно лучше получать непосредственно с улицы, если погода позволяет… — не успел преподаватель закончить просьбы, как я уже был на ногах и открывал настежь ближайшее окно.

Свежий воздух без примесей манящего аромата отрезвил голову. Вдохнув полной грудью, я задержал дыхание. Это могло доставлять некоторое неудобство, но то было сущей мелочью по сравнению с убийством двадцати невинных людей. Я мог не дышать годами. Лишь бы это помогло сдержать в узде монстра внутри меня.

Вернувшись на своё место, я отодвинулся как можно дальше от девушки, чтобы не чувствовать жар её тела. Не представлять, какой горячей, терпкой, сладкой… окажется её кровь на вкус…

Хватит!

Довольно!

Мне необходимо отвлечься.

На что угодно, лишь бы не поддаться искушению.

Я смотрел прямо перед собой и считал секунды до звонка. Но они тянулись слишком медленно…

Эдвард! Пожалуйста, держись, я уже рядом! — мысленный вопль Элис ворвался в мое сознание. Я наблюдал, как она бежала ко мне с другого корпуса из-за страшного видения, которое пришло к ней несколько секунд назад… В нём я хладнокровно разделался с классом и медленно приближался к последней девушке, в глазах которой застыл ужас.

Поспешный стук, и в класс врывается Элис:

— Мистер Баннер! Прошу Вас, отпустите моего брата с урока, мне только что позвонила наша мама, у нас в доме случилось ЧП, вопрос жизни и смерти!

Я быстро собрал вещи и поспешил к сестре, бросая на ходу преподавателю:

— Мистер Баннер, моя мать не стала бы отвлекать нас по пустякам, согласен на любую отработку, простите, но я вынужден уйти.

Не дожидаясь ответа, я вырвался из кабинета, как будто там меня топили в кипятке котла черти. Я бежал по коридорам, быстрее на улицу, с каждым метром увеличивая расстояние до Беллы Свон.

Девушки, которая ещё до получения своего диплома врача спасла двадцать человеческих жизней, просто вовремя вспомнив о вреде кондиционеров…

***

Белла

Господи, когда в класс ворвалась вампирша, я чуть не родила собственную почку…

Но обошлось.

Ай, да Элис! Ей тоже надо что-нибудь хорошее завещать…

Провожая взглядом напряжённую спину вампира, я, как могла, сдерживала ликование. Очень хотелось станцевать лезгинку, пройтись колесом или завизжать от счастья, но я понимала, что одноклассники меня просто не поймут. Да и как-то не солидно для моего настоящего возраста.

Но… Эмоции били через край. Я жива. Остальные тоже. Голодный вампир спасает нас своим бегством.

Мои руки мелко тряслись, как после первой операции на сердце. Сейчас бы стопочку холодненькой для успокоения… Чисто в медицинских целях…

Но нельзя.

Вместо этого я должна держать лицо и не поддаваться истерике. Сжала руки в кулак. Привела в порядок поверхностное дыхание. Посмотрела на успокаивающий пейзаж за окном…

Ты умница. Всё правильно сделала.

Сама себя не похвалишь — никто не похвалит, — усмехнулась я про себя.

Пропуская мимо ушей не самую интересную лекцию об прокариотах и эукариотах, я сияла как новый рублик и наблюдала в открытом настежь окне прекрасную картину удаляющихся по направлению к стоянке вампиров. Значит, с Эдвардом мы сегодня больше не увидимся.

Чудненько…

Мое настроение улучшалось в геометрической прогрессии, и в порыве оптимизма я начала мысленно мурлыкать песенку веселого мышонка:

Какой чудесный день, ха-ха!
Какой чудесный пень, ха-ха!
Какой чудесный я и песенка моя. Ля-ля-ля…


Взрослая тётенька. Шестьдесят семь годиков. Всё нормально. Простой отходняк.

Дождавшись звонка, я, едва не вприпрыжку, отправилась на физкультуру. Майк пытался начать со мной разговор о моём соседе, наверняка склоняясь к мысли, что я такая весёлая из-за Каллена. Я, как могла, заверила его в том, что Эдвард не в моём вкусе. В конце концов не соврала ни на грамм…

После столь близкого знакомства с ожившим оригиналом мой игрушечный Тутти был для меня ещё милее. Рассуждая о странном совпадении и поразительной схожести черт, я объяснила тренеру, что правила волейбола мне известны, но сегодня предпочла бы побыть сторонним наблюдателем.

На первый раз мистер Клапп разрешил мне отсидеться на трибунах, так что весь урок я рассуждала о удивительных вывертах судьбы. Ёжику понятно, что знаменитый эффект бабочки сработал. Да что я себе льщу — эффект слоника в посудной лавке, вот на что похожи мои скромные попытки не быть сожранной. Но что послужило первым камешком? Ведь не я первая обратила внимание на Эдварда. Когда я обернулась, это была всего лишь реакция на его сканирующий взгляд…

Почему Элис не помогла Эдварду в книге, а тут прибежала увести его с урока? Может быть, настоящей Белле не угрожала реальная опасность? Тогда почему она откровенно угрожала мне? Что я сделала не так?

Вопросы, на которые я вряд ли найду ответы в ближайшее время…

В глубокой задумчивости я вышла из корпуса со спортзалом и направилась в администрацию, чтобы сдать формуляр. Толкнув дверь и подняв глаза на маленькую очередь, я едва не сползла по стеночке. Окружив миссис Коуп, которая была так любезна со мной утром, трое вампиров пытались поменять расписание моего соседа по биологии… Как только мой запах достиг Эдварда, его плечи напряглись, а голова медленно повернулась ко мне. Боже… У меня было чувство, что я заглянула в бездну.

Метнув взгляд на светловолосого вампира, я поняла, что тот мне тоже не поможет, скорее присоединится. Вспомнилась где-то слышанная фраза: «Нырнул от комаров — пришли пиявки»…

— Эдвард, если ты не будешь посещать биологию, у тебя могут начаться проблемы… — голос администратора прервал густую тишину, но звучал неуверенно.

«У нас уже проблемы, миссис Коуп», — промелькнула короткая мысль у меня в голове.

— Да, Вы абсолютно правы, — звонкое сопрано Элис, заставило меня отвести затравленный взгляд от голодных парней. — Мы найдём менее кардинальное решение! Пойдёмте скорее, мальчики…

Чтобы не стоять на их пути, я быстренько метнулась в противоположный угол от двери. Сердце билось в бешеном ритме. Я боялась лишний раз вдохнуть. Вздрогнув, когда за вампирами захлопнулась дверь, я тихо присела на стул.

— Неудачный день? — заботливо поинтересовалась женщина.

— И, кажется, не последний, — уставившись в одну точку, я пыталась поверить в это сама.

— О, не будь такой пессимисткой, Белла! — голос администраторши был подбадривающим. — Всё наладится!

Я перевела пустой взгляд со стены на женщину:

— Оптимизм — это всего лишь недостаток информации, миссис Коуп.* (с. Фаины Раневской)

Источник
Категория: Общее | Добавил: Мария_Веселая (29.10.2017) | Автор: Maria6137
Просмотров: 2924 | Комментарии: 37


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 37
0
37 оля1977   (14.08.2018 23:42) [Материал]
как-то не слишком верю, что 3-х летняя девчушка шила кукол на продажу. Даже такая гениальная и под руководством бабушки. Возраст не тот. А так, история гениальная и веселая. Спасибо автору за такой шедевр.

1
35 Tusya_Natusya   (23.03.2018 23:15) [Материал]
Немного стыдно признавать, но эта Белла мне нравится больше. Ей повезло в детстве встретить Свету, столько кружков вместе посетили, как только все успевали. И со смертельной опасностью она достойно и со вкусом справилась.

0
Ну, она примерно знала, чего ждать от этой встречи) Спасибо)

1
33 GASA   (10.11.2017 21:15) [Материал]
мне всё нравится...дело утопающих в руках самих же утопающих biggrin

0
Совершенно верно wink

2
31 Саня-Босаня   (03.11.2017 08:26) [Материал]
Вполне понятна реакция женщины, которой фактически 67 лет на кровососущее существо, чьи намерения ей заранее известны. Тут материшься про себя и особо выражения не подбираешь. cool wink Однако теперь разница в возрасте между Беллой-Валентиной и Эдвардом где-то 40 лет. Почти ровесники. tongue
Спасибо огромное за продолжение истории!)))

1
У Валентины опыт взрослой жизни есть) Так что тут не почти, а реально ровесники) А осознанное младенчество я вообще предлагаю считать как год за пять)

1
Цитата prokofieva ()
Бесподобно и удивительно ! Фантастика ! Читаю и восторгаюсь , таланту Maria6137 . Автор-чудо! Спасибо огромное .


Благодарю)

1
22 Котенок1313   (31.10.2017 07:24) [Материал]
Большое спасибо за проду, замечательный слог wink Так забавно, что теперь у Белла такая смелая, крови не боится, спортивная и правильно одевается! Буду ждать продолжение wink

0
Боязнь крови на уровне психологии, у этой Беллы ее однозначно быть не может) Ну, а спорт очень важен для здоровья)

0
21 Svetlaya0316   (30.10.2017 23:25) [Материал]
Читала с большим удовольствием ровно до того момента как Белла пришла в школу и встретила Каленов. Ее как подменили! Извините меня, но мысли Беллы стали какими-то вульгарными. От Валентины остались только медицинские познания.

2
Мы, наверное, по-разному воспринимаем слово "вульгарный)
Девушка после тепличных 17 лет Аризоны попадает в ситуацию на грани смерти и в отличие от Беллы канона, она в курсе того, что этот мальчик-колокольчик людей хавал) Ну, не знаю... Я не могу корить девушку за применение мата у себя в голове в данной ситуации)

0
19 terica   (30.10.2017 21:35) [Материал]
Полагаю, это очень сложно - помнить свое прошлое и поставить своей жизненной целью стать тем, кем была когда - то; снова стать хирургом и заняться любимым делом, но только теперь в совершенно иной и даже немыслимой ситуации - ведь будущее тесно связано с семьей вампиров...
Бэлла сама себя создает и воспитывает - планирует определенные задачи и выполняет их с блеском: балет, школа танцев, занятие фотографией и музыкой.
Конечно, она росла в почти идеальных условиях, окруженная заботой и любовью, но при этом постоянно подталкивая любящих людей на конкретные и нужные поступки.
Она легко подружилась с дедом, стала верной подругой Светланы и приняла Фила, поняв, что , именно, он будет ответственным за Рене.
Но ее новая действительность вела к запрограммированному будущему - с неимоверной силой ее тянуло в Форкс, и она стала готовиться к встрече с Калленами. Большого желания общаться с ними Бэлла не испытывает, но от судьбы не спрячешься.
Очень интересным получилось общение с Эдвардом - он уже готов был убить весь класс, чтобы только насладиться ее кровью... Блестящий ум, знания, смелость и находчивость Бэллы стали спасением...для всех.
Большое спасибо за великолепное продолжение.

0
Еще Элис заинтересовалась девушкой, которая непробиваема для дара Эдварда) И как раз вовремя)

1
15 Lucinda   (30.10.2017 19:15) [Материал]
Просто супер!

5
14 Natavoropa   (30.10.2017 17:42) [Материал]
Как хорошо, что Эдвард не слышит мысли Беллы, если бы слышал - обалдел. biggrin
Автору - спасибо, жду продолжения. wink

4
Он не понимает своего счастья biggrin

2
13 MissElen   (30.10.2017 10:38) [Материал]
Ну, очень альтернативная альтернатива! wacko Героиня попала туда, где никогда бы не хотела оказаться, а вся эта мистика, вампиры ей более чем неприятны или даже отвратительны Так что, даже невозможно представить что будет дальше и почему-то жалко Калленов biggrin

3
Ну почему же) Она почти смирилась) Да и дружба намечается) И любофф будет... Только попозже tongue

2
20 kotЯ   (30.10.2017 22:21) [Материал]
При чтении,приходили те же мысли, что и MissElen. Ну, какая может быть любовь, разве что после того, как попадёт в больницу с амнезией.

2
Нет, амнезии не будет) Белла сама себе лукавит по поводу внешности (таки в Тутти она в детстве "влюбилась с первого взгляда"), да и с Эдвардом даже не разговаривала еще ни разу... Любовь будет, но лишь после того, как девушка почувствует себя в полной безопасности с этим парнем)

2
27 kotЯ   (31.10.2017 20:46) [Материал]
Пока трудно представить Валентину, помнящую и любящую Лешу, (пусть и в теле юной девы), с сарказмом рассматривающую и вампиров и окружающее, что она вдруг изменит своё отношение на 180 градусов. Поэтому я предположила, что такое может произойти, лишь, если она потеряет память, причём те воспоминания,где она, именно Валя- хирург.И вдруг очнувшись, поймёт, что она БЕЛЛА.

4
Так разве это не интересно?) Мне в сумерках как раз не хватало плавности, постепенности... Герои как-то быстро прибежали к друг другу... Я поклонник постепенной и тонкой романтики, считаю, что хищнику Эдварду можно было и покружить над добычей побольше. Белла, конечно, лапочка, но конфетно-букетный период прощелкала клювом, что не есть хорошо) А Майер нам даже не описала их летний период, все было как-то завязано на школьных буднях и вампирских драках. Поэтому для меня немного непонятна это шокирующая любовь, которая вспыхнула слишком быстро. Где шикарные воспоминания, о которых плачет девушка в Новолунии? Где познание друг друга? Эдвард, конечно, молодец с его двумя днями вопросов-викторин "по жизни Свон", но девушка-то по сути и не знала его... Взгляды, истории из жизни, любимые произведения, хобби помимо рояля... Так может влюбиться девушка, да. Но не женщина, прожившая жизнь. Поэтому я внесла пункт предубеждения. Эдварду проще будет поступками играть на контрасте с нарисованным образом, поверьте) Так что ее саркастичное отношение не больше, чем блеф и подстегивание собственной храбрости. Право слово, не будет же она ему реально клизму ставить biggrin

2
30 kotЯ   (01.11.2017 21:34) [Материал]
Цитата Maria6137 ()
Так что ее саркастичное отношение не больше, чем блеф и подстегивание собственной храбрости. Право слово, не будет же она ему реально клизму ставить

biggrin biggrin

1
12 CARAMEL_Jul   (30.10.2017 07:40) [Материал]
Потрясающе! Спасибо большое! Очень жду еще продолжения!

2
11 Svetlana♥Z   (30.10.2017 03:08) [Материал]
Спасибо за потрясающее продолжение! happy
Детство и отрочество Беллы были просто восхитительными, и с подругой Светой ей повезло. Очень правильно подобрано место реинкарнации (наши бы родители чудо-ребёнка с первых дней бы определили, и чем бы всё закончилось - неизвестно). Не уверена, что отношения Эдварда и Беллы перерастут в "канонические". Но очень интересно прочесть тот момент, когда Белла Свон выложит, с медицинской точки зрения и своих размышлений по поводу вампиров в прошлой жизни, своё отношение к "живым" мертвецам. biggrin wink

2
У меня уже есть теория на сей счет, собственно, героиня до нее тоже дойдет)

2
10 Alice_Ad   (30.10.2017 02:22) [Материал]
Изумительная интересная и в чем то забавная история) спасибо автору.

2
9 Стефания   (30.10.2017 01:28) [Материал]
как я рада, что она не на блюдечке будет ему подана, пусть постарается парень...спасибо!

2
8 Korsak   (30.10.2017 00:42) [Материал]
Супер! Спасибо за чудесные главы!!!
Читаю просто взахлеб!

1
7 Lucinda   (29.10.2017 22:56) [Материал]
Это просто Вау! Такая фантазия достойна аплодисментов!

1
6 kristi2009   (29.10.2017 22:17) [Материал]
Спасибо!!! Это просто супер! Читается на одном дыхании!!!

1
Цитата pola_gre ()
С такой Беллой Эдварду придется еще и в Гарварде доказывать, что он не хуже хирург, чем Карлайл, и стоит ее внимания


biggrin
Будут у него такие идеи)

1
4 pola_gre   (29.10.2017 20:39) [Материал]
Цитата Текст статьи ()
— Из-за отсутствия необходимой циркуляции в воздухе, мистер Баннер, накапливается углекислый газ, выдыхаемый классом, патогенные вирусы, другие взвеси… — девушка строго посмотрела на учителя, как будто они на несколько секунд поменялись местами, и теперь лекцию читает она.
Ух какая Белла biggrin cool biggrin
аргументированная

А Каллены существуют!

С такой Беллой Эдварду придется еще и в Гарварде доказывать, что он не хуже хирург, чем Карлайл, и стоит ее внимания smile

Спасибо за продолжение!

1
3 FaNATKA3178   (29.10.2017 20:39) [Материал]
Обалденная история!!!!!! Невероятно интересно!!! Огромнейшее спасибо за такое продолжение!!!

1
2 prokofieva   (29.10.2017 20:09) [Материал]
Бесподобно и удивительно ! Фантастика ! Читаю и восторгаюсь , таланту Maria6137 . Автор-чудо! Спасибо огромное .

1
1 ЛИЯ78   (29.10.2017 19:36) [Материал]
Класс!



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]