Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4859]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14617]
Альтернатива [9074]
СЛЭШ и НЦ [9136]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4490]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Основы пикапа от Эдварда
Мог бы новый день в школе стать ещё хуже, чем предполагалось? Оказалось, что да.

С Днём Рождения, Джейкоб!
«Затмение». Элис, желая сгладить острые углы между Эдвардом и Джейкобом, а так же подарить Белле возможность проводить время с другом, но под бдительным оком вампиров, хватается за возможность пригласить оборотня в гости и отпраздновать его день рождения.

The Falcon and The Swallow
Белла начинает привыкать к Берлину – городу, в котором оказалась из-за неразделенной любви и работы – во многом благодаря внезапному знакомству с Эдвардом, чей интерес и ухаживания оказываются взаимны. Но как только Белла решает рассказать о своем новом возлюбленном Элис, лучшей подруге, их с Эдвардом история становится в разы сложнее. Ведь и Элис, и Эдвард уже много лет знают друг друга.

Роман с прошлым. Обратная сторона
Эдвард пока ещё человек, и его обычная жизнь меняется, когда в неё мистическим образом врывается странно одетая незнакомка.

Секрет заброшенного поместья
С момента победы над Волдемортом минуло десять мирных для Англии лет. Отправленный по приговору суда в изгнание Драко Малфой возвращается домой. Однако стоило ему ступить на родную землю, как начинают происходить странные события, воскрешающие призраков далекого прошлого…

Ненависть – сильное чувство
Он сказал, что я принадлежу ему. Приходил, когда ему вздумается, брал то, что хотел, не спрашивая согласия. И я от всей души ненавидела его за это.

Несостоявшаяся помолвка
- Анна, к Рождеству ты должна быть помолвлена, - требовательно произнесла женщина.
- Месяц?! - с широко распахнутыми глазами обратилась Анна к матери.
Сможет ли Анна выполнить волю матери, если ошибки прошлого тяжёлым камнем лежат на душе девушки?

Все о чем мечтал. Бонус. Бразильские рассветы
Жизни не может быть без смерти. Безоблачное счастье всегда ступает рядом с черной полосой. Последствия наших поступков еще долго отзываются в сердце, как рябь на идеальной глади озера. Эдвард и Белла выстояли в битве с Вольтури, но отголосок чьей-то скорби все еще доносится до них печальным эхом событий прошлого.
Небольшое продолжение Рассвета глазами Эдварда.



А вы знаете?

...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько Вам лет?
1. 16-18
2. 12-15
3. 19-21
4. 22-25
5. 26-30
6. 31-35
7. 36-40
8. 41-50
9. 50 и выше
Всего ответов: 15583
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Общее

Я родилась пятидесятилетней... Пролог и Глава 1-2

2021-5-7
11
0
Пролог

Пип… Пиип… Пип…

Равнодушный писк аппаратов, поддерживающих мою хрупкую жизнь, прервал преувеличенно бодрый голос внучки:

— Бабуль, я вернулась! Тебе ведь интересно, что было после того, как Белла поехала на бейсбол с Эдвардом?

Мне было не особо интересно, я привыкла к немного иной литературе, но я радовалась каждой минуте, что девочка уделяла мне.

— Знаешь, эта книжка стала бестселлером! — восторженно продолжила Аня. — Её автора уже называют «демиургом вампирского мира»!

Я едва не улыбнулась такому сравнению: Уильям Полидори, Шеридан Ле Фаню и Брэм Стокер, наверняка, удивились бы, услышав нечто подобное.

Но я не стала спорить с девочкой. Я вообще не могла ей ответить.

Аня приходила почти каждый день после школы. Редкая дочь с такой частотой посещает прикованную к постели мать. А внучка приходила. Уже почти год. Хотя мне сложно считать время в моём состоянии. Может быть, прошло даже больше… Аня не говорила, какой сейчас день, месяц, год. Мой мозг пытался отсчитывать дни, когда она рассказывала про какие-либо праздники, но со временем это становилось всё сложнее.

— Демиурги, это ведь создатели мира, да? — продолжала щебетать Нюта. — Мне кажется, что каждый автор по-своему Творец… Особенно автор, который написал что-то такое, что затронуло много душ людей. Ведь каждый раз, читая, человек как будто переносится в новую Вселенную! Автор вкладывает в своё произведение свои мысли, душу, фантазии, а читатель насыщает книгу своими чувствами, он оживляет героев в своём сознании, ассоциируется с ними! Лично я представляла себя Беллой… Хотела бы я быть на её месте…

Лично я не хотела бы, чтобы моя внучка была на месте девушки упыря, который мечтает выпить чью-то кровь. Анин дедушка, Царство ему небесное, тоже вряд ли поддержал вампирскую кандидатуру в её женихи. Что за вкусы пошли у молодёжи? Наверняка за свою долгую бессмертную жизнь этот Эдвард убил немало людей. Холодный как камень, такой же твёрдый, он разве заменит тёплые, нежные объятья? Красота тоже сомнительна, уж мне ли, хирургу, не знать, что ничего красивого в трупе быть не может. Бледно-голубой оттенок кожи, бескровные губы, тёмные синяки под глазами, окостенение тела, трупные пятна, вонь разлагающихся тканей и противный запах формалина — вот с чем ассоциируется у меня смерть. Ничего похожего на прекрасные ожившие статуи моё воображение не рисовало. Хотя, возможно, в двенадцать я думала бы иначе. Опять же, внучка не проходила практику в морге, да и на похоронах не была ни разу. Когда хоронили Лёшу, она была слишком маленькой, мы не стали брать её на похороны деда.

Сейчас она уже всё понимает. Не хотелось бы, чтобы первым человеком, причинившим ей боль потери, была я. Хотя моё состояние оставляет желать лучшего. Я знала это, как никто другой. Каждый раз, оставаясь одна, я вспоминала день аварии.

Лил первый крупный дождь в ту осень, и я спешила в больницу. Замешкавшись у дороги, я получила холодный незапланированный душ из лужи от проезжающего лихача. И мне бы развернуться, пойти домой переодеться, но я решила, что не сахарная, а вещи можно будет застирать и высушить на работе, тем более, что сегодня у меня ночная смена и «гражданская» форма мне не понадобится. Прохожие косились кто с сочувствием, кто ехидно, а кто с опаской, наверное, боялись, что мокрая как мышь я, могу на них, относительно сухих, накапать. Можно подумать, с неба льётся меньше…

Следующей неприятностью, что постигла меня этим неприветливым днём, стал правый каблук, который подклеивал ещё Лёша. Как сейчас помню, отдал гордо, приговаривая:

— Ну, всё, Валька, сделал, теперь до смерти носить будешь, не отклеятся!

Наверное, стоило сменить их восемь лет назад, когда муж умер. Но я не могла выбросить его подарок, тем более, что годы над бережно хранимой обувкой были почти не властны, набойки только недавно стёрлись, но после ремонта вовсе стали как новые.

— Ну, вот, а говорил, что до смерти носить буду, Лёшик! — сама себе пробормотала я, оценивая потерю на перекрёстке. Возле меня на светофоре остановилась белая машина скорой помощи. Присмотревшись к водителю и штурману, с удивлением узнала знакомую супружескую пару Данила и Наташи Брагиных. Девушка заметила меня, и в её глазах мелькнуло смущение. Ясно всё. После дежурства муж домой отвозит. Ай-ай-ай, служебная машина… Ну, хотя бы без мигалок едут. Вот, кто меня подвезёт до больницы.

Данил тоже меня заметил. Наташа выскочила из салона под дождь и начала настойчиво подталкивать меня к машине.

— Здравствуйте, Валентина Архиповна! Вы не подумайте, это буквально первый и последний раз. Я просто с дежурства, устала очень, да и с этой беременностью обмороки бывают сейчас, мы и машину взяли, которую всё равно заправлять нужно, вот, можно сказать, только заправили, — тараторила она, быстро утрамбовав меня на своё место, а сама заскочив сзади. — Мы тут живём совсем рядом, меня Даня даже до подъезда не довезёт…

— Ната, не части так. Обмороки — это серьезно. Почему заявление на декрет не подала? И даже если хочешь работать, то ночные дежурства точно отменяются. В моём отделении с этим строго. Почему молчала? Маленькому здоровая, счастливая мама нужна, а ты пашешь за двоих, будто он уже взрослый и зарплату получает. Данил, ты глава семьи, куда смотришь? — строго обратилась я к водителю.

— Сознаю свою вину. Меру. Степень. Глубину. В наказанье всё приму: ссылку, каторгу, тюрьму…

— Но желательно — в июле, и желательно — в Крыму, — весело закончила я его вольную цитату Филатова. — Довози жену до дома, но больше такого, надеюсь, не увижу.

— Потом в больницу? — робко посмотрел на меня парень. Запугала ребят злая тётка.

— Нет, Брагин, на биржу труда, — дождалась растерянного взгляда и припечатала грустным голосом, — работу на пару искать будем, ты машину служебную в личных целях эксплуатируешь, а я, как заведующая отделения, эксплуатирую беременную женщину, склонную к обморокам, в ночное время суток, да и просто свыше дневной нормы… Нехорошо… Но можем и просто в больницу.

В это время мы как раз подъехали к дому этой милой четы, и Наташа бодренько выскочила под дождь, помахала нам на прощание и быстро побежала к козырьку подъезда, набирая тонкими пальчиками домофонный код.

Данил внимательно, с любовью смотрел, пока жена не скрылась за дверью. Беспокоится. Наверняка, лишних смен набрали, чтобы заработать побольше к рождению ребёнка. В однушке с малышом тесновато придётся. Вот и работают: что он, что Наташка. У него вон какие синяки под глазами. Явный признак недосыпа. А Наташка ничего, свежая, лёгкая. Даже завидно... Как будто и не после ночной смены. Хотя на каждую по-разному беременность влияет. По девушке сразу видно, что давно ребёнка хотела.

Я улыбнулась будущему отцу понимающей улыбкой, а он тепло улыбнулся мне в ответ. Отъезжая со двора, мы услышали голос диспетчера:

— Авария на пересечения Комарова и Ленина, лобовая, водитель легковушки, мужчина около тридцати лет, в крайне тяжёлом состоянии, кто поблизости?

Переглянулись с Данилом. Совсем рядом с нами.

— Оборудование, вроде, не вынимали, берём вызов?

— А куда деваться? Но пусть ещё кто-нибудь едет.

Вызов приняли, Брагин включил мигалку. Да толку от неё у нас в городе мало. Редкий водитель остановится и прижмётся к тротуару, пропуская скорую. Летим, насколько возможно быстро в такую погоду. Данил ругается сквозь зубы на плотно стоящие машины и проскакивает на жёлтый. Я даже не успела испугаться и закрыть глаза. Пронзительный визг тормозов, гудки машин, грохот от столкновения и душераздирающий звук сминаемого металла. Меня вдавило в стекло. Машину перевернуло. Воздуха не хватало, по моему виску потекло что-то тёплое. А дальше — темнота.


Пип… Пиип… Пип…

— Если честно, мне было так интересно, что я даже дочитала книжку дома, — тихий смех Ани вырвал меня из болезненных воспоминаний.

Я в больнице. Отёк головного мозга на фоне гипоксии. У меня кома. Умирающее тело, жизнь которого поддерживают только аппараты, стало тюрьмой для здорового разума. Клеткой для души. Верила ли я в душу и загробную жизнь? Возможно. Верила ли я, что смогу вернуться к родным из этого состояния? Нет. Однозначно — не мой случай. А, следовательно, я просто занимала чьё-то место. Место человека, у которого был шанс. Всё моё существо сопротивлялось этому, но я не могла ничего сделать.

— Ой, а ты ещё не видела, но по этой книге есть фильм, я посмотрела его сегодня ночью! А второй выйдет в ноябре! — весело щебетала Аня, но её слова стали доноситься до меня, как будто я была на дне озера.

Приглушённое пиканье приборов стало набирать обороты. Разум начал подёргиваться противной тёмной дымкой. Возможно, всё случится сегодня. Уверена, каждый хирург подсознательно ждёт смерти. Не потому, что мазохист или хочет умереть. Нет… Врачи — любопытный народ, а каждый день занося нож над телом человека, раз за разом спасая чью-то жизнь, борясь, кажется, с чем-то сильным и вполне одушевлённым за эту самую жизнь, обязательно задаёшься вопросом: против костлявой сражаешься или с человеческой душой, что увидела что-то чудесное за гранью? Что там за этой гранью? Родные? Друзья? Есть ли там вообще что-то…

— Доктор! — испуганный крик Ани разрезал этот туман, заставляя почувствовать укол вины. Оставляю её. И дочь. Простите меня, все. Я люблю вас.

***

Аня

Топот ног врачей. Меня быстро оттеснили от бабушки. Я смотрела, как над её измученным телом колдуют люди в белых халатах. Её коллеги.

Ещё один приступ…

— Последний, — обречённо прошептала я. Врачи предупреждали. Сегодня. Почему именно сегодня? Одинокая слезинка упала на книгу, впиталась в белые страницы. Она так и не узнала, чем закончилась история. А я так хотела… Интересно, слышала ли она меня? Слышала! Я уверена в этом. Но вряд ли она помнит, что у меня сегодня день рождения. Задувая свечи на маленьком школьном торте, подаренном одноклассниками, я загадала, чтобы бабушка выздоровела.

Конечно, я говорила с врачами. Они в один голос утверждали, что этот случай тяжёлый и надежды почти нет. Бред. Всегда есть надежда. Медицина до сих пор довольствуется от силы десятью процентами знаний о человеческом теле. Сколько случаев, где врачи разводят руками и присваивают происшествию статус чуда?

Женщина, проснувшись от комы, перестала стареть. В свои семьдесят два она выглядела на двадцать. Вряд ли это последствие хорошо подобранного крема для лица и правильной диеты. Или парень, который после пулевого ранения в голову не только не умер, но и перестал спать. И это не бессонница. Его телу просто не нужен сон! Похоже на сюжеты фантастических книг, да только это реальность. Когда бабушка была маленькой, она читала фантастику, где людям помогают в быту роботы, чистую воду можно только купить, а люди ищут продавцов воздуха, чтобы вдохнуть кислорода. Сейчас фантастика тех лет навязчиво врывается в нашу реальность. Роботы, бутилированная вода и автоматы с кислородными масками в мегаполисах типа Токио, уже не поражают наше воображение.

В жизни всегда есть место чуду. Но сегодня оно не случилось. Моя бабушка скончалась в 15:17, 13 сентября 2009 года. Возможно, бабушка попала в Рай, если он существует. А может быть, она попала в другой, параллельный мир, где есть магия, драконы, эльфы и вампиры… Хотя, ей бы это вряд ли понравилось. А быть может, этот параллельный мир очень похож на наш. Почти копия. И создана эта копия Стефани Майер.




Глава 1. Смерть - это только начало

Темнота поражала воображение. Это была даже не темнота. В темноте, в моём понимании, можно угадывать крупные очертания, есть хотя бы малейший отсвет. Вокруг же меня был… Мрак. Я боялась даже двигаться, хотя тело впервые, спустя несколько месяцев, слушалось меня. Я могла пошевелить пальцами руки, я чувствовала, как мои глаза моргают, а голова поворачивается в надежде увидеть хоть что-то. Услышать что-либо тоже не удавалось. Сделать хотя бы шаг было страшно.

Неужели это все? Липкий ужас постепенно проникал в душу. Вечная темнота? Это то, о чём ты втайне мечтала, когда заперлась у себя в квартире после похорон мужа, которого на полгода опередила мать? Я на секунду представила, что так будет всегда. Мрачная гнетущая тишина, в которой не слышно даже шорохов, и непроглядная тьма.

— НЕТ! — что есть силы крикнула я.

И не услышала ни звука. Мрак жадно поглотил всё. Только сейчас я поняла, чего мне не хватало всё это время. Я не слышала своего сердцебиения и дыхания. Ничего. Такой постылый свист кислородный маски и пиканье приборов исчезли. Я судорожно схватила своё запястье, пытаясь нащупать пульс. Ни одного удара. Рука была немного зыбкой. Как будто я была из ваты… Что же это…

Без паники! Ты врач! — мысленно прикрикнула на себя я. — А врачи никогда не должны терять хладнокровие…

Оценим ситуацию с точки зрения простых вопросов: что имеем? Чего хотим? Как добиться, с помощью имеющегося, желаемого? Я сделала глубокий вдох и с удивлением поняла, что до этого почти не дышала. Мне просто не нужен был кислород!

Уже хорошо. Валя, поздравляю, если тебя будут парить в бане черти, ты не задохнёшься от серы. Да, не так я себе представляла загробную жизнь, но с этим уже ничего не поделаешь. Райские кущи ты где-то про…грешила в земной жизни. Ну и ладно, и не особо хотелось… Хотя, вру, конечно. Представлялось и мечталось, как за мной придёт Лёшка, родители, друзья, ушедшие раньше. Как я обниму их всех. Наконец-то поцелую. Игриво потрясу пальцем у носа мужа и пошучу: Лёшик, а я действительно до самой смерти те сапоги носила!

Но ничего подобного не было. Была пустота. Тьма и раздражающая тишина. Вот так мои нежные хрустальные мечты разбились о чугунную задницу реальности. Присев, я обхватила голову руками. Что с этим делать? Раскачиваясь в таком положении, я судорожно вспоминала все самые сложные случаи из жизни, где казалось, что выхода нет, что всё кончится плохо, что хуже быть не может, а, в конце концов, получалось выкарабкаться, урвать у судьбы призрачный шанс, успеть… В последний момент, после обнадёживающих случаев, вспомнились тот злосчастный жёлтый свет и авария. Вся моя жизнь подтверждала один неоспоримый факт: выхода нет только из гроба. Хотя… Может быть, я не вижу его просто потому, что не искала? В конце концов, я сижу! Я чётко чувствую плоскую поверхность своей попой! Я не в безвоздушном пространстве, я не в подвешенном состоянии, а то, что я не слышу и не вижу ничего вокруг, лишь подтверждает факт того, что я умерла. Возможно, после смерти, с отсутствием тела я лишилась привычного спектра чувств, либо они изменились настолько, что мой разум ещё не научился их обрабатывать. В данном конкретном месте, в данный момент времени я не вижу, не слышу, не обоняю, даже плохо ощущаю свое тело и состояние, но кто сказал, что так будет всегда и везде?

Я встала на ноги, неуверенно пошатнувшись. Сделала пробный шаг. Затем ещё один. Не встретив сопротивления, и посчитав это хорошим знаком, я решительно устремилась вперёд, стараясь не менять направление.

Каждый шаг давался легко. Без усилий. Я уже почти забыла это чувство, когда колени не ломит от быстрого шага, шальное сердце не сбивается с ритма, а мышцы не покалывает после долгой ходьбы. Хоть я и старалась держать тело в форме, не запускаться, годы брали своё. Профессия прибавила седых волос, а после трёх лет в детской хирургии начало болеть сердце.

Вернувшись как-то утром домой, я наткнулась на испуганный взгляд мужа. Они с дочкой летали на неделю к его брату в Штаты. Александр жил в Аризоне, мы пару раз ездили всей семьёй, но в этот раз я не смогла поехать. Впервые после разлуки муж не улыбнулся мне при встречи.

— Валька… Как же ты так? — нахмурившись, Лёша осторожно пропустил сквозь пальцы выбившуюся из пучка прядь. Я смотрела в недоумении на его строго поджатые губы. Оглянувшись, с удивлением увидела в зеркале, что этой ночью стала почти полностью седой. Три срочные операции подряд. Две остановки сердца. Три спасённые жизни. Седые волосы — не самая большая цена.

— Налей мне чаю, Лёшик, — устало улыбнулась я супругу в ответ на тревожный взгляд.


А что было дальше? Что он ответил? Что сделал? Что сказала я? От неожиданности я даже остановилась. Воспоминания, некогда чёткие, бережно хранимые, стали подёргиваться дымкой, туманом… Некоторые стёрлись окончательно, слившись с окружающей темнотой. В этот момент я по-настоящему испугалась! Только не это! Я могла потерять вещи, привычный мир, зрение, слух, но не саму себя! Даже обездвиженная, прикованная к кровати, впавшая в кому, я лелеяла свои воспоминания, перебирая, как драгоценные жемчужины, наслаждалась ими. Теперь, холодея, я не могла вспомнить лица школьных друзей, их имена, подёрнулись пеленой тумана лица родителей… То, чем я гордилась в свои пятьдесят лет — идеальная память действующего врача, которая хранила название каждой кости, да что там, всю анатомию на латыни, сотни лекарств, тысячи диагнозов — дала сбой.

Ну, нет. Не на ту напали. Я не собираюсь сливаться с этой тьмой. Не собираюсь становиться блуждающей беспомощной частью этого мрака! Я вновь опустилась на пол и стала с исступлением вырывать то одно, то другое воспоминание. Я чувствовала себя хозяйкой, которая вернулась в ограбленный дом. Знакомые стены, открытые окна с порванными занавесками, перевёрнутая мебель, отсутствие любимых картин на стенах, осколки посуды, статуэток… Зачем? Зачем забирать воспоминания?

Упрямым усилием воли я пробиралась сквозь тьму, отвоёвывала каждое лицо, каждое имя, каждое слово, каждый случай из жизни…

Кто знает, сколько я так просидела? Время как будто остановилось. Я больше не видела тьмы.

У меня перед глазами медленно, но верно вспоминалась моя жизнь. Я отматывала её в обратном порядке, с каждым годом всё легче пробиваясь к ярким воспоминаниям юности, нежному детству… В какой-то момент я почувствовала приятную лёгкость. Мои веки сомкнулись. Я вся немного сжалась, как будто уменьшаясь. Но я не испугалась. Мне было хорошо. Я, наконец, стала слышать звуки. Приглушённые, непонятные… Они не мешали мне засыпать. Мысли текли вяло. Я только сейчас почувствовала усталость. Но я не боялась заснуть, я знала, что теперь мои воспоминания останутся со мной. В мои мысли больше ничего не проникнет. Никто больше не украдёт у меня ни одну жемчужину из моей коллекции. Я как будто поставила ментальный щит на своё сознание. Теперь всё будет хорошо…

Я очнулась от странной тесноты и окружающего волнения, которое постепенно нарастало и передавалось мне. Мой мир схлопнулся. Я как будто оказалась выросшей Алисой в тесном домике. Чувство неприятное и тревожное, хотя мне никогда не были присущи приступы клаустрофобии. Я захотела вздохнуть, но не смогла. Распахнула глаза и не увидела ничего знакомого и понятного. Моя паника нарастала, а окружающие звуки набирали обороты. Стало невыносимо жарко, тесно и больно. Очень больно и страшно. Кислорода не хватало. Грохот нарастал. Испуганный разум распознал в этом грохоте пульс. Это точно пульс! Совсем рядом. Громкий, сильный и быстрый, но не мой. Такой пульс у человека, испытывающего сильное волнение или страх. Прижатые к телу руки коснулись чего-то странного и толстого у живота. В первую секунду, когда сжатие этой штуки стало причиной еще большего дискомфорта, на краю сознания мелькнула безумная идея. Нет, не может быть! Это просто не может быть пуповиной! Я умерла!

Тем не менее, после, наверное, девяти часов моих мучений, после сокрушительной боли, жестокого давления и удушья, мне стало очень холодно, я наконец-то смогла сделать свой первый, долгожданный вздох. Задрожав от неожиданно холодного воздуха на моей разгоряченной коже, я закричала, чувствуя ломоту во всем теле.

Я с трудом услышала, но не разобрала, когда мужской голос совсем рядом бодро сказал:

— Congratulations, Mrs. Swan! It’s a Girl!*




* Поздравляю, миссис Свон, у вас родилась девочка.




Глава 2. Не выдумывайте

Рене

— Доктор, мне кажется, что Белла очень молчалива, может быть, у неё что-то болит? — я растерянно посмотрела в грустные глаза дочки.

Маленький комочек жизни у меня в руках не издавал ни звука. Дети соседок гугукали, лопотали, повизгивали, пускали слюни, шумно сопели, хотя чаще всего просто орали, а моя доченька была очень спокойной. В ее серьёзных глазах и насупленных бровках я читала тысячи вопросов. Когда её приносили покормить, она долго медлила у груди, а потом, как бы нехотя, начинала есть. Моя соседка предупредила, что сначала малышка может сделать больно, но Белла была аккуратна, я бы даже сказала, деликатна. Как будто бы знала, что может сделать неприятно. Ее серьёзные глаза внимательно смотрели на меня, словно проверяя реакцию.

— Не выдумывайте, — как бы отвечал на мои невысказанные мысли молодой доктор. — Если бы у девочки что-то болело, она бы уже оповестила об этом всю палату! Помните, как громко и звонко она кричала сразу после родов? Этот процесс неприятен не только мамочке, но и малышу, поэтому все малыши кричат. Крик — универсальный способ младенца сказать о своих потребностях. Ваша дочка просто не капризна. Гордитесь и радуйтесь, — улыбнулся он, ласково поправив пелёнку девочки.

Я посмотрела на свою крошку.

— Ты не капризна, да, детка? И спокойная… Прямо вся в папочку, — ворковала я.

Тихо вздохнула. Ну кто бы мог подумать? Чарли Свон — мой муж. Школьный роман обернулся браком и дочкой. Хотя сначала беременностью, потом браком и дочкой. Чарли был так растерян, но уже через час после новости он, казалось бы, был счастлив. А я держала мою малышку и не могла поверить. Мне восемнадцать лет, а я мама такого вот светлоглазого чуда, которая смотрит на меня глазами свекрови, серьёзными такими, оценивающими.

«Не выдумывай, Рене, — повторила я себе. — Просто у тебя богатое воображение. Это просто ребёнок. Твой ребёнок. Доктор прав, если бы что-то было не так, ты бы об этом уже знала».

— Ты у меня очень умненькая девочка, да?

Светлые глаза утвердительно хлопнули ресничками, а головка чуть кивнула. Ха, вот я придумала! Мне кивнула девочка, которой два дня от роду! Я засмеялась, не заметив, как маленькая ручка освободилась от пеленки и дёрнула меня за прядь волос.

— Ай! Белла, не дерись, ой… отпусти мой локон… Ну, пожалуйста, детка… — маленькая ручка была невероятно сильной и уверенной. Эх, а предупреждали меня о кофточках с рукавичками.

Нужно сказать Чарли, чтобы привёз пару штук. Маленькие пальчики отпустили мои волосы так же неожиданно, как и схватили, а ручка легла на животик, бровки нахмурились, а губки задрожали, как будто ей было больно… Может быть, она обиделась на меня? И тут я вспомнила о небольшом покраснении возле её пупочка.

— Доктор, чуть не забыла! Посмотрите животик Беллы, мне кажется, эта штучка плохо выглядит…

Мистер Хёрт не успел уйти и с готовностью обернулся:

— Пуповина? Да, конечно. Я как раз должен был проверить, как она заживает, но увидев, что ребенок спокоен и не плачет, решил, что всё в порядке, и не стоит лишний раз беспокоить девочку.

Развернув пелёнку и осмотрев Беллу, он нахмурился:

— Знаете, она заживает очень плохо и, вероятно, болит. Видите это уплотнение? Его быть не должно, удивительно, что ребёнок терпит и не плачет. Необходимо заново обработать ранку и остановить воспаление.

Я испугалась.

— Это будет больно? Ей и сейчас больно? — я судорожно вглядывалась в нахмуренное личико дочери. — Это очень опасно, мистер Хёрт?

— Не волнуйтесь, подобное случается с каждым третьим ребенком, у вас так выглядит просто из-за того, что позже спохватились. Вы молодцы, что обратили внимание на это, — он передал Беллу медсестре.

Я молодец, да… Обратила внимание… Я справлюсь! Я буду хорошей матерью, ничего страшного не произошло. Ох, ну где же Чарли?

***


Белла (Валентина)

Первые дни после моего рождения меня не покидала странная апатия. Наверное, это послеродовая депрессия. И всё равно, что рожала не я, а меня! Мне было не легче! И я знаю, о чём говорю, я рожала!

Меня раздражало буквально всё. Крики детей, молодые неопытные родители, которые неправильно брали меня и каждый раз, кажется, готовы были уронить из-за своей неловкости, чересчур сильные медсёстры, которые пеленали меня, как мумию, оставляя свободной только половину лица, врачи, которые неудачно обрезали пуповину, ужасное зрение, которое было в разы хуже, чем даже моё в пятьдесят. Я видела лишь очертания, смутные и непонятные; меня раздражали голоса людей, которые говорили на английском, хотя, судя по акценту, меня окружали, скорее, американцы, чем англичане, раздражали собственные речевые центры, которые были не способны выдавить даже немного похожие на слова звуки, меня бесило собственное бессилие и непонимание окружающего.

Как? Почему? Зачем? Это что-то связанное с индийской философией возрождения душ? Разумная часть меня отказывалась в это верить и отчаянно буксовала, ввергая меня в мрачную меланхолию, другая, немного мечтательная, робко говорила, что всё будет хорошо, ведь у меня появился шанс прожить заново. Постепенно второй голос звучал всё более восторженно и громко, боль в пупке и теле вообще затихала, мои новые родители делали свои первые успехи на этом скромном поприще, а я осознавала открывающиеся передо мной перспективы.

Я — бывший первоклассный хирург в теле ребенка. Да, я потеряла свои опытные руки, которые в последние годы могли отрезать аппендицит совершенно без участия мозга, если операция не была осложнена перитонитом. Но все мои знания остались со мной. Как говорится: Omnia mea mecum porto. *Всё своё ношу с собой (лат.)

А ещё я родилась в Америке. Последний факт подтвердился, когда я услышала в машине по радио краткий прогноз погоды в штате Вашингтон. Моих знаний языка хватало понимать окружающих, но я сознавала, что мои знания больше разговорные. Их я почерпнула во время общения с Александром, его семьёй и друзьями, когда мы приезжали с мужем и дочкой в Аризону. Мои основные знания об этой стране были основаны как раз на отзывах деверя. Нет, я не испытывала ни малейшей излишне восторженной симпатии к своей новой родине, но одно я знала про США точно. Согласно тому же списку «Форбс», профессия врача была в тройке самых престижных профессий Америки. А самый дорогой профессионал — это хирург, его заработная плата в среднем составляет до двухсот тысяч долларов в год. Чуть меньше получают их коллеги, анестезиологи, а замыкают тройку самых дорогих профессий акушеры-гинекологи. Но и дальше в списке — тоже сплошь врачи: специалисты по лицевой хирургии, терапевты, стоматологи, психиатры. То есть, даже если эти руки не смогут лихо владеть скальпелем, я смогу найти себя в медицине, получив образование, а минимальные шестнадцать тысяч долларов в месяц сразу после резидентуры приятно выглядят по сравнению с семью тысячами рублей, за которые работают мои интерны в России.

Хотя не только в материальных перспективах дело. Это новые знания, по сути, другая школа медицины, новейшее оборудование, инновационные препараты, различные профессионалы своего дела. Да что говорить, я могу рискнуть и поступить в Гарвард! Да, денег на это уйдёт много, но то, что я справлюсь с обучением, я уверена. Здесь на врача люди учатся даже не десять лет, а иногда все шестнадцать. Но у меня-то за плечами почти тридцатилетний опыт работы хирургом. Я с улыбкой вспомнила, как года два назад переживала о скором выходе на пенсию. Хотела получить возможность поработать ещё, узнать новое? Получи и распишись, Валентина! Хотя теперь ты не Валентина, а Белла.

Что-то мелькнуло на краю сознания, но я упустила мысль, так как Рене, вроде так звали мою молодую маму, зайдя в детскую, заметила, что я не сплю, и решила, что я могла проголодаться.

М-да… Сейчас бы тортика… Шоколадного… А не вот это вот всё…

Источник
Категория: Общее | Добавил: Мария_Веселая (19.10.2017) | Автор: Maria6137
Просмотров: 3116 | Комментарии: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 25
2
24 Tusya_Natusya   (23.03.2018 07:05) [Материал]
Надеюсь, что все же смерть не такая пугающая. Не хочется оказаться в мраке совсем одной.

1
Не знаю, не знаю) Не умирала, не видела)

1
22 tanya0836   (13.12.2017 08:23) [Материал]
Очень интересное и необычное начало!И описывается все так красочно и увлекательно.Так здорово найти что то настолько новое в знакомом сюжете.Спасибо большущее!

0
Всегда пожалуйста)

1
20 GASA   (09.11.2017 21:38) [Материал]
вот повезло даме родится biggrin ей вместо тортика титьку в рот пихают

0
согласна, сама в ужасе biggrin

1
19 pola_gre   (21.10.2017 20:23) [Материал]
Ну что ж, про сущность Эдварда она уже в курсе, если не забудет biggrin

Может, и к внучке в гости потом съездит? wink

Спасибо за интересное начало!

1
18 Svetlana♥Z   (21.10.2017 10:57) [Материал]
Очень необычное начало. Если бы не последняя фраза героини, можно было бы подумать, что речь пойдёт о реинкарнации, а так даже представить сложно. Может героиня в коме попала в сумеречную зону? surprised wink

1
17 katya_orlova_9393   (21.10.2017 07:22) [Материал]
Очень рада, что вы начали выкладывать и тут)

1
16 Al_Luck   (21.10.2017 02:33) [Материал]
Весьма интригующе. Жду продолжения.

1
15 Котенок1313   (21.10.2017 01:46) [Материал]
Большое спасибо за главу, очень здорово написано и история цепляет, буду ждать проду wink

1
14 Стефания   (20.10.2017 23:31) [Материал]
как интересно! язык автора впечатляет. спасибо!

1
13 Саня-Босаня   (20.10.2017 22:28) [Материал]
Начало заинтересовало. Написано увлекательно, интригующе и хорошим художественным языком. Посмотрим, что там дальше ждет нашу героиню.
Спасибо за пролог и 1-ю главу!)))

0
12 Korsak   (20.10.2017 20:46) [Материал]
Очень интересное начало!
Интригует задумка автора,так перекликающаяся с сумеречной Беллой)))
Это про упомянутое уже ниже высказывание Рене,что Белла родилась сорокалетней.
Спасибо за начало!

0
11 MissElen   (20.10.2017 20:35) [Материал]
Рене говорила Белле, что та родилась сорокалетней, а для этой истории - пятидесятилетней, да еще русской, да еще врачом wacko

1
9 FaNATKA3178   (20.10.2017 19:21) [Материал]
Вот так переселение душ! Захватывающе!

1
8 vegi   (20.10.2017 18:31) [Материал]
Очень интересный и необычный сюжет. Уже хочется продолжения)

2
7 kotЯ   (20.10.2017 18:03) [Материал]
Вот это тётка попала!!

2
6 terica   (20.10.2017 17:49) [Материал]
Неожиданно и очень интересно... Рождение после смерти в образе Бэллы Свон.
Надо полагать, что ее ранее умерший любимый муж тоже будет присутствовать рядом, в образе кого?
Большое спасибо, начало впечатлило.

0
Нет) Мужа не планируется, тогда бы Эдвард был в однозначном пролете) Спасибо)

1
5 prokofieva   (20.10.2017 14:56) [Материал]
Огромное преогромное спасибо ! Душевно люблю альтернативу .

1
4 Natavoropa   (20.10.2017 14:20) [Материал]
Очень интересно, смерть и рождение описаны так реально, что веришь в происходящее.
Спасибо. smile

1
3 lu4ik20   (20.10.2017 11:57) [Материал]
Вот это поворот событий. Спасибо.

2
1 Alice_Ad   (20.10.2017 09:18) [Материал]
Спасибо интересное начало )))

1
2 Кейт   (20.10.2017 10:14) [Материал]
Спасибо, что прочитали!



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]