Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1668]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2516]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [21]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4755]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2389]
Все люди [15063]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14252]
Альтернатива [8973]
СЛЭШ и НЦ [8839]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4345]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей января
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (10.18-11.18)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Страсть и приличие / Passion and Propriety
Воскреснув, ведь только так можно назвать его чудесное выздоровление, Эдвард, виконт Мейсен, не мог решить, кем на самом деле является его прекрасная спасительница – ангелом или воплощением дьявола. Она мучила его, неосознанно даря надежду на то, что он мог бы получить, не будь проклят грехами собственных предков.

Поймать мгновенье
– Как же холодно у вас в России, – простучал зубами Роб, зябко кутаясь в воротник пальто. На его волосах таяли снежинки.

Профессор
— Изабелла, то, что я сейчас сделаю, неэтично. Чертовски неприемлемо. — Палец скользит меж моих грудей, и я не могу сдержать стон. — Но мне стало плевать. Я устал бороться.

Звездный путь, или То, что осталось за кадром
Обучение Джеймса Тибериуса Кирка в Академии Звездного Флота до момента назначения его капитаном «Энтерпрайза NCC-1701».

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Stolen Car
Тебе всего семнадцать. Ты один. Нет ни родных, ни близких, ни друзей, никого, кому бы ты был небезразличен. Есть только душная летняя ночь, дорогая машина и пустая улица.

Кровные узы
Из-под стеллажа торчала человеческая нога, и я застыл, не в состоянии поверить в то, что вижу, осознать масштаб случившейся трагедии и унять бешеное сердцебиение, от которого на мгновение ужасно потемнело в глазах.
3 глава от 4 февраля



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Образ какого персонажа книги наиболее полно воспроизвели актеры в фильме "Сумерки"?
1. Эдвард
2. Элис
3. Белла
4. Джейкоб
5. Карлайл
6. Эммет
7. Джаспер
8. Розали
9. Чарли
10. Эсме
11. Виктория
12. Джеймс
13. Анджела
14. Джессика
15. Эрик
Всего ответов: 13495
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Всё, что есть, и даже больше. Глава пятидесятая

2019-2-22
14
0
Она всё равно навсегда моя любимая и необходимая мне жена.
Я просто хочу нас сегодня, завтра и навечно.
Эдвард Каллен


- Хватит уже обо мне, Эм. Лучше расскажи, как у вас дела.

- Не уверен, стоит ли говорить...

- Почему бы и нет?

- Просто Розали кажется, что это не лучшая идея, и поэтому для себя она и решила Белле ничего пока не сообщать.

- Не сообщать чего?

- Роуз... Дело в том, что она... В общем, она беременна. Я стану отцом, - просто и без предисловий, хотя и с некоторой заминкой отвечает Эммет. Мы с ним встретились за обедом в том же заведении, в котором я и тружусь, и в предыдущие десять минут я подвергся фактически допросу о жизни после свадьбы, но когда решился его прервать, то никак не думал, что в конечном итоге услышу именно это. Да, они с Розали женаты уже немногим больше двух лет, а мы с Беллой и половину этого времени ждать точно не стали бы, и не то, чтобы он в принципе обязан передо мной отчитываться. Но я и понятия не имел, что теперь уже наши общие друзья вообще задумываются об увеличении семьи и рождении ребёнка. Но по большому счёту это и не имеет значения, был я в курсе таких подробностей их личной жизни или нет. Важно лишь то, что сейчас со мной поделились однозначно прекрасным событием, и что бы я ни чувствовал внутри, хотя со своими истинными эмоциями мне ни в коем случае не грозит разобраться столь быстро, Эммет заслуживает той реакции, какую на его месте хотел бы получить я сам.

- Не знал, что вы это планировали.

- А этого и не было. Просто так случилось, а теперь я думаю, что, может, и мне следовало промолчать.

- Не говори глупостей, - качаю головой я, ведь, пусть они, по всей видимости, и без особых сложностей преуспели в том, что для нас с Беллой сопряжено с огромными трудностями, я совсем не завидую. Всему своё время, и когда настанет наше, и я поделюсь своим счастьем, Эммет, уверен, тоже будет рядом, чтобы меня поздравить. - Пусть у нас пока и не выходит, за вас я рад и убеждён, что и Белла отреагирует точно так же.

- Решать, конечно, тебе, но на твоём месте я бы всё-таки пока оставил это в тайне. Давай доверимся Розали.

- Считаешь?

- Да.

- Я подумаю.

- Несмотря ни на что, и, хотя обычно так и говорят лишь про девушек, ты весь буквально светишься и словно паришь в облаках, - говорит Эммет уже после обеда, когда мы выходим из ресторана и оказываемся на улице. Каждому из нас пора вернуться к работе и к своим рабочим местам, но мы всё равно не торопимся расходиться. Мой друг и свидетель, он когда-то уже говорил мне подобное, тогда, когда мы с Беллой ещё толком и не сошлись, но теперь мы муж и жена, и сейчас мне и тем более плевать на то, как звучат эти, возможно, слишком слащавые и несвойственные мужчинам слова и определения. Вероятно, я, и правда, более чем, очевидно, счастлив и гораздо сильнее, чем когда-либо был прежде, но я всегда только этого и хотел.

Беллу, брак, совместную жизнь, нашу семью, когда тебе есть куда и к кому возвращаться, и с кем делиться событиями минувшего дня, человека, о ком ты также хочешь знать всё и даже больше, и чтобы всё было официально. Теперь у меня есть мечта, ставшая явью, и не просто жена, никогда не снимающая кольцо, что я надел на её безымянный палец в день нашего бракосочетания. Она не только любовь всей моей жизни, но и мой друг, всегда готовый выслушать, поддержать и подбодрить, разделить не только радость и благополучие, но и горести, невзгоды, трудности и печали, понимающий с полуслова и даже без единой буквы и пообещавший провести вместе со мной без преувеличения все последующие годы.

Понимаете, мы, вряд ли, собирались влюбляться, но как только встретились и узнали друг друга ближе, то стало ясно, что этого не избежать, ведь любовь побеждает и логику, и здравый смысл, и теперь я не иначе как благословлён. Каждый совместно проведённый миг оставил и продолжает оставлять след в моём сердце, и ни одного из них я никогда не забуду. Я не понимаю, как смог прожить без Беллы так долго, и речь совсем не о времени вынужденной разлуки. Я люблю свою жену больше, чем когда-либо смогу выразить словами, и я совсем не представляю, как можно при этом не сиять и не излучать счастье. Для меня это что-то просто невозможное и нереальное. Даже если у нас не всё и не всегда будет гладко и легко, нам предначертано быть вместе, и так хорошо, уютно, славно и тепло, как с Беллой, мне ни с кем и никогда не будет, и я ни на кого и ни за что её не променяю. И дело даже не в кольцах и не в свидетельстве о браке.

Её образ просто словно выгравирован на моём сердце, и она уничтожила меня для всех остальных женщин ещё в день нашей первой встречи, как бы наивно и неразумно это ни звучало со стороны, и сколько бы времени мы не провели вместе, мне всегда будет мало. Когда она ушла, хотя на самом деле это сделал я, я не умер, нет, но ощущалось это именно так. И когда за ужином Белла спрашивает об Эммете, хотя и сама регулярно общается с Розали, его делах и моей работе, я снова и далеко не в первый раз осознаю, что мне несказанно и невероятно повезло. Посчастливилось не просто стать её мужем, а вообще вернуться в её жизнь, в которой мне долгое время не было места.

Мы начали всё сначала с того, что договорились не лгать друг другу, и первая моя мысль о том, чтобы сказать Белле всё, как есть, и поделиться новостями, и смело встретить любую её реакцию, какой бы они ни была. Но, уже открывая рот, я понимаю, что не могу сообщить ей того, что, возможно, её всё-таки расстроит и даже сделает подавленной, и заставит думать о себе, как о неудачнице. Наверное, в какой-то степени это признак трусости, в самый ответственный момент отступить и предоставить всё Розали, как и советовал Эммет. Но в то же самое время она, вероятно, знает мою жену с тех сторон, которых я, быть может, и вовсе никогда для себя не открою и не познаю, и этого нельзя не учитывать.

- У них всё хорошо. Мы говорили о многом, но среди всего прочего он спросил меня о действительно важной вещи.

- И о какой же?

- О том, каково это быть семейным человеком.

- И что же ты ответил?

- Что никогда не чувствовал себя лучше, чем когда женился на тебе. Не думал, что это будет ощущаться так прекрасно.

Каждый день и по несколько раз в силу специфики моей работы через мои руки проходят десятки различных бумаг, которые необходимо подписать. Но я, и правда, не подозревал, что простой лист, какого бы то ни было формата, обычный и белый, содержащий в себе какой-либо договор, контракт или сертификат, даже если это и официальный документ, способен так уж и серьёзно, и действительно повлиять на отношения между людьми. Но оказалось, что я заблуждался, думая неправильно до Беллы и до того, как мы сочетались законным браком и получили подтверждающее то, что он свершился, соответствующее свидетельство. Всё осталось прежним, но в то же время и кардинально изменилось, словно кто-то взял и усилил все питаемые в адрес друг друга и без того крепкие эмоции, и я снова и снова, каждый день и каждую минуту ловлю себя на мысли, что стал любить её ещё сильнее, чем до свадьбы.

Даже если я и довольно-таки занят в течение дня, мы всё равно то и дело созваниваемся или обмениваемся сообщениями, и, если Белла связывается со мной первой, я никогда этого не пропускаю и всегда реагирую так, как должно. После работы же я всегда с удовольствием и нетерпением предвкушаю момент возвращения домой, как, собственно, было и сегодня, а когда прикасаюсь к своей уже не просто девушке и невесте, а супруге, то чувствую, что действую нежнее, чем когда-либо прежде, даже если и позволяю эмоциям вырваться на волю.

Мы женаты уже месяц, и, совершенно счастливый, я обнимаю Беллу так крепко, что ощущаю, как у неё перехватывает дыхание, и ей становится трудно делать вдохи. Мы на диване, и когда в абсолютном взаимном и нетерпеливом по моей инициативе поцелуе она подаётся мне навстречу, я укладываю её на спину и накрываю её тело своим. Совершенно несдержанно и ни капли не медленно мои руки расстёгивают пуговицы на её блузке, желая коснуться обнажённой кожи и не только, но в этот момент Белла неожиданно и внезапно останавливает меня не только слегка отталкивающим прикосновением к моей груди, но и словами:

- Подожди, Эдвард. Пожалуйста, подожди... - почти с мольбой в просящем голосе шепчет она, и, разумеется, с моей стороны в качестве ответных действий не следует ничего такого, что означало бы, что я проигнорировал или, что гораздо хуже, и вовсе не услышал произнесённой ею фразы.

- В чём дело? У тебя что-то болит? - конечно же, замирая и чуточку отстраняясь, чтобы видеть любимые глаза, спрашиваю я. Желание никуда не делось и не пропало, но определённо притупилось, ведь на первый план совершенно очевидно, неудивительно и предсказуемо выступило не подлежащее сомнению разумное беспокойство. Переживая, что она уже какое-то время не в порядке, в то время как я совсем ничего не заметил, я не могу думать ни о чём другом, кроме как о том, что я в состоянии для неё сделать и чем помочь. Потому-то с моей души словно и спадает страшный и невыносимый груз, когда Белла спустя непродолжительное, но по ощущениям длящееся вечность молчание, наконец, отвечает:

- Вовсе нет. Я совершенно здорова.

- Тогда ты, должно быть, устала, ведь организовывать выставку очень тяжело, - предполагаю я, помня и никогда не забывая о том, что Белла готовится к своей второй экспозиции, которая предварительно назначена на ноябрь. Хотя со стороны Виктории никогда и не было, и нет никакого давления, моя красавица-жена и без наставлений, подбадриваний и уговоров своего агента не сидит, сложа руки. Она творила и тогда, когда мы только вступили в отношения снова, и не бросала свои картины и в те моменты, когда я ощутимо перетягивал на себя всё её внимание, не давая сосредоточиться на деле, и уж тем более не забрасывала их в дальний ящик в процессе подготовке к свадьбе.

Я не представляю Беллу хотя бы день не берущей в руки кисть и краски или карандаш, и то количество раз, когда, возвращаясь с работы, я находил свою супругу перед мольбертом и с перепачканным гуашью или акварелью лицом и, конечно же, руками, просто не подлежит подсчёту. Это отнимает много сил, в том числе и физических, и, признавая, что Белла, возможно, просто вымотана, я уже начинаю подниматься, чтобы дать ей шанс отдохнуть, как вдруг она касается моей правой руки и её запястья, чтобы удержать рядом с собой, и начинает всё объяснять:

- Дело не в этом. Просто сейчас очень опасный период для секса.

- Что за ерунда? Если ты не в настроении, то так и скажи, не нужно ничего придумывать, - совершенно не понимая сложившейся ситуации, говорю я. Как мне следует воспринимать прозвучавшие слова, я также не в курсе. Доподлинно я знаю только то, что не хочу, чтобы мы стали той парой, где жена врёт мужу, что у неё болит голова, лишь бы он отстал, и именно об этом и говорю.

- Мы ею и не станем, и я хочу, правда, хочу, но у меня сейчас тот период, когда реально можно забеременеть.

- И что? Разве мы не этого хотим? Мы же уже говорили об этом.

- А я боюсь. Однажды не получилось, а больше я этого не переживу, но у меня есть средства.

- Ты хочешь сказать, что с того времени, как мы снова сошлись, у тебя ни разу не было овуляции?

- Эдвард? Откуда ты знаешь это слово? - явно непривычно смущённая, спрашивает она, при этом избегая моего взгляда и смотря куда угодно, но только не в мои глаза, и мне кажется, что я буквально вижу ставшую осязаемой неуверенность. Белле, очевидно, неловко, ведь, хотя нас и связывают отношения в общей сложности, не считая времени расставания, длиной в шесть лет, мы, насколько я помню, никогда не вели подобных разговоров, но я жажду определённости.

- А что такого? Я взрослый мужчина, и я много читал. Ну, так что, было?

- Конечно.

- И ничего не случилось. А если случится, то так тому и быть. Иди ко мне, - чувствуя что-то сродни скребущему душу отчаянию, прошу я, и меня охватывает невероятное облегчение, когда, кивнув, Белла просто позволяет мне отвести себя в спальню. Но к тому моменту, как мы оказываемся в кровати, желанное мною тело снова скованно и напряжено, словно струна, и я не могу не ощущать нервных импульсов, исходящих от моей жены и передающихся и мне.

Осознание того, что в каком-то смысле она отдаляется и не позволит прикоснуться, и не допустит, чтобы мы оказались обнажёнными, до тех пор, пока я нас не защищу, не заставляет себя долго ждать. А придя, делает мне больно пониманием того, что даже ради наших возможных детей Белла находится не в состоянии перестать дрожать, выдохнуть свободно и расслабиться, и позволить идти всему своим чередом, но мы далеко не всегда можем управлять своими чувствами. Иногда не мы контролируем их, а они нас, и это не плохо и не хорошо, это просто то, что нужно принять, и именно так я и собираюсь поступить, и не только сегодня и сейчас. В конце концов, сказав «да», взяв её в жены и став мужем, одним лишь этим словом я пообещал сразу много вещей. Одной из них была клятва всегда и неизменно не только заботиться, но и уважать того человека, который согласился провести все оставшиеся годы рядом с тобой, и я никогда и ни за что её не нарушу. А ещё любовь это не только секс, памятные даты, подарки и цветы, но и доверие, честность, готовность к компромиссам и соглашениям, умение прощать и доброта.

- Детка, Зефирка... Если ты действительно переживаешь, то я использую презерватив.

- Да, пожалуйста.

- И ты перестанешь трястись и успокоишься?

- Прости. Ты говорил, что тебе не понравилось, и я знаю, ты это не любишь...

- Но я люблю тебя, - просто говорю я, ведь это - то единственное, что мне хочется сейчас сказать. Мы сошлись девять месяцев назад, и само собой сложилось так, что ни разу не предохранялись, а она всё ещё не беременна, в то время как у наших друзей, пусть ей об этом и неизвестно, в не очень и далёком будущем появится малыш. Я думаю про них, и всё внутри меня очень даже протестует против того, чтобы впервые за это время воспользоваться защитой, что точно никак не поспособствует зачатию и появлению у нас ребёнка, но я не могу пойти наперекор и заставить Беллу делать то, чего она боится. Признаюсь, мне и самому страшно получить желаемое и даже необходимое, поверить в благополучный исход, а потом столкнуться с утратой снова, но сейчас не время говорить обо всех этих вещах.

- Тебе наверняка будет некомфортно и неудобно, но этот латекс вполне безопасный... И это временно. Я обещаю, - заверяет меня Белла, и, даже если она и переборола себя, чтобы сказать эти слова, звучит это совершенно искренне, но я не хочу, чтобы в эти самые мгновения она даже просто размышляла о том, что на самом деле терзает и моё сердце.

- Не думай сейчас об этом. Не нужно, - обращаюсь к ней я и, в этот раз, не встречая никакого сопротивления, продолжаю начатое. Белла больше не препятствует, а я хочу её сверху и потому переворачиваю нас, одновременно всё-таки стягивая блузку прочь.

В поцелуе исчезает так же и моя рубашка, и мои губы находят бьющийся пульс, когда переходят на нежную шею. В глубине души я всё ещё жду, что Белла снова запаникует, но этого не происходит, и она лишь отклоняет голову назад, предоставляя мне больший доступ и полную свободу действий. Ободрённый этим, я сжимаю свою жену всё сильнее и крепче в своих объятиях так, что она определённо чувствует мою нужду и очевидное желание её красивого и всегда будоражащего разум тела. Мы вместе задираем её юбку и стягиваем мешающие нижнее бельё и мои серые спортивные штаны, и становимся одним целым в одно мгновение, будто и не было сомнений, колебаний и увещеваний.

Да, мы используем защиту, и это заметно притупляет ощущения, не говоря уже о том, что наверняка напрочь уничтожает всякие шансы на то, чтобы забеременеть, но я верю Белле. Если она сказала, что это не навсегда, то так оно и будет, а пока лучше быть с ней так, как она только может и на то согласна, чем совсем лишиться сокровенной близости и оказаться в состоянии фактически ссоры. Эти сложности ни в коем случае не должны развести нас по разным комнатам и углам совместной квартиры, но я и не позволю этому произойти. Мы семья, и, что бы там ни было, мы разберёмся со всем только вместе и общими усилиями, и никак иначе.

- Боже, я так тебя люблю, - шепчет моя жена срывающимся от эмоций и из-за затруднённого дыхания голосом, сжимая мою шею почти до боли, но в силе прикосновений друг к другу мы совершенно равны, и даже тогда, когда Белла подталкивает меня лечь на спину, и я подчиняюсь, это никоим образом не меняется.

Отдавая контроль, с радостью выпуская его из своих рук, я чувствую интенсивность, страсть, эмоциональный подъём, небывалое вожделение и эйфорию, одним словом, все те вещи, которые в прошлой жизни даровали лишь наркотики, но теперь всё иначе. Теперь для возникновения ощущения полёта достаточно объединяющей и связующей нас любви, и нам не нужны слова, чтобы знать, когда наступает совершенно правильный момент для поцелуя, и в любящих глазах я вижу не только своё отражение, но и весь мир, олицетворением которого для меня и является Белла.

- Не сильнее, чем я тебя, - так же тихо и едва слышно отвечаю я, и с очередным движением и моим особо глубоким проникновением мы с Беллой переступаем через невидимый рубеж и в очередной раз словно попадаем в рай.

Она находит приют в моих объятиях и, положив голову туда, где моё сердце, и успокаивая дыхание, определённо слышит то, как оно бьётся, и по вполне понятным причинам я чувствую блаженство. Но предпосылкой его появления служит не только то, чем мы тут занимались, и не сам физический акт, как таковой, но и близость духовная, без которой он и вполовину не был бы таким значимым, каким является. В конце концов, люди являются сексуально активными каждый день и для удовлетворения соответствующей потребности не могут не снимать одежду, но не все из них действительно привязаны к тому, с кем вовлечены в подобные отношения.

Всё совсем иначе, когда вы видите не только тело, но и душу и знаете все мысли, желания, потребности, мечты и проблемы партнёра. И не просто находитесь с ним на протяжении нескольких часов, как бывает при свиданиях, а живёте с ним и не имеете возможности куда-то исчезнуть или просто уйти, если стали свидетелем чего-то, что вас не устраивает. С любимыми всё по-другому, и, может, у меня и не было достаточно много отношений, чтобы действительно делать выводы и выявлять закономерности, но и в тех, что были, я даже близко никогда не чувствовал того, что ощущаю с Беллой. С ребёнком или без него она в любом случае делает меня чище, добрее и счастливее, и это ещё не всё. Она просто лучшее во мне, и даже если мы никогда и не станем родителями, не будет никого другого, кем бы я вдруг захотел её заменить, и она всё равно навсегда моя любимая и необходимая мне жена. Даже если бы у неё кто-то и был до меня, меня бы это совсем не волновало. Я просто хочу нас сегодня, завтра и навечно.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-37794-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (01.12.2018) | Автор: vsthem
Просмотров: 586 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 terica   (03.12.2018 22:37)
Теперь Бэлла априори боится возможной утраты ребенка при наступлении беременности...,вторую потерю, вряд ли, переживет.
И Эдвард даже согласен на брак без детей, но ведь когда - нибудь захочется полноценную семью и быть ни только мужем, но и отцом...
Возможно, Бэлле нужна помощь психолога?
Большое спасибо за классное продолжение.

0
1 оля1977   (02.12.2018 11:25)
Не нужно зацикливаться на проблеме деторождения.Это может разрушить их отношения. Эдвард боится ей перечить и согласился в этот период использовать защиту, чтобы не растраивать ее, но он тоже не железный и если ему каждый раз нужно будет идти на уступки и приспосабливаться под ее желания или не желания, то куда это может привести? Это не должно так работать. В браке они должны оба прислушиваться к желаниям друг друга, а не в одностороннем порядке. Спасибо за продолжение.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями