Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15297]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14758]
Альтернатива [9246]
СЛЭШ и НЦ [9100]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4510]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Шесть дней
Беллу Свон ненавидят и сторонятся из-за ее дара. Что же произойдет, когда маленький городок взорвет печальное известие: семнадцатилетний Эдвард Мэйсон, не раз смеявшийся над причудами «белой вороны», пропал без вести?
Мистика, мини.

Эволюция
Остаться вдвоем на вымирающей планете – романтично, хотя и пугающе. Герои ищут способ выжить. Планета ищет способ защитить себя от губительного влияния человеческой расы, уничтожившей ее природные богатства.

Кровные узы
Белле Свон не повезло: она перешла в нашу школу в последнем классе, когда дружба между школьниками давно распределена и новеньких не жалуют в компаниях. К тому же ее отец был шерифом, не раз разгонявшим молодежные вечеринки, что априори превращало ее в объект лютой ненависти особенно разнузданных учеников.

Выпьем вина, любовь моя
Однажды я проснулась и подумала – ты был моим майским сном. Открытое окно, сигаретный дым на шее, силуэт твоей спины. А, может, я ничего не придумывала, не измышляла? Мы такие контрастные и размытые, совсем как неудавшийся кадр или незапланированный ребенок. И все-таки я буду помнить нашу историю долго-долго, ведь все мы ищем одного – счастья.
Правда ведь, любовь моя?

Ковен Знамений
Скандал в прошлом Эдварда. Полигамная религиозная община. Проповеди со змеями. Две разгневанные женщины, способные всё разрушить. Смогут ли Эдвард и Белла преодолеть препятствия, стоящие у них на пути, и быть вместе? Несмотря на убийство, несмотря на общество, где они живут, несмотря на обстоятельства.

Хорошая новость – смерть
Белла Свон одинока и раздавлена расставанием с любовью всей своей жизни Эдвардом Калленом. С приходом в ее жизнь некого мистического существа ситуация усугубляется. Как сохранить чистый разум и отличить реальность от игры собственного сознания? А вдруг это не игра и на самом деле существует нечто?

Цвет завтрашнего дня
Что может связывать безобидную девушку и мутанта, обладающего сверхъестественными способностями? Что если девушка давно чувствует, будто с ее жизнью что-то не так? Какие тайны она узнает, когда решится вернуть потерянные воспоминания?
Фантастика/Романтика/Экшен

Ядовитый цветок
Король Чарльз решается отдать самое драгоценное, что у него есть, ради прекращения войны, - свою единственную дочь, обладающую редким магическим даром. Согласится ли на щедрое предложение принц Эдвард, прозванный в народе «монстром» за жестокость и беспощадность к врагам?
Мини, сказка.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме вы можете увидеть рекомендации к прочтению фанфиков от бывалых пользователей сайта?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как часто Вы посещаете наш сайт?
1. Каждый день
2. По несколько раз за день
3. Я здесь живу
4. Три-пять раз в неделю
5. Один-два раза в неделю
6. Очень редко
Всего ответов: 10030
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Butterfly. Глава 17

2022-6-29
14
0
0
Саундтрек

Я закрыла и снова открыла ящик, стараясь вспомнить, что именно хотела достать из него. Внимательно разглядывая разбросанные карандаши, блокноты и каталоги в нем, я не находила ничего, что откликнулись бы в моей памяти. Сегодня я была слишком рассеянна с утра и сейчас, ближе к обеду, снова поймала себя на разглядывании падающего снега за окном вместо поиска нужных записей. Ах, точно.
Слишком много мыслей одновременно… Подсознательно я выбирала пустоту, полностью отдаляясь от всего мира, забывая, где я и зачем. Определенность пугала, заставляя рассуждать, предполагать, выбирать и снова бояться. Обманчивое спокойствие существовало лишь потому, что не были сказаны слова, которые сами по себе возникали, выбирая именно самое нежеланное.
Он ничего не говорил, и надо было сосредоточиться на этом, предоставляя шанс задуматься о такой близкой возможности. Я надеялась, что Эдварду просто нужно время, чтобы представить и осознать.
Рабочие часы тянулись как всегда бесконечно медленно, и к трем часам дня было ощущение как минимум среды. Я мечтала о кофе, когда привыкала к чаю, но была готова смириться с этим надолго, лишь бы все оказалось реальностью. Я терзала себя тем, что постоянно гнала мысли одну за другой, выныривая снова и снова на поверхность реальности, только чтобы заметить за окном детей, играющих с родителями.
К концу дня я получила выговор за забытое совещание, неверно подобранный материал и ошибочный расчет размеров. Вторник грозил стать исправлением понедельника.
Меня раздражали все и всё: телефоны, люди, каталоги, - лишь один голос мог меня успокоить, но до него было еще целая дорога домой, обязательный ужин и пара пустых часов.
Я скучала по Эдварду как всегда. Отчаянно, глубоко и безвозвратно. Но теперь меня волновало и еще что-то, не менее важное, неизвестное. Находиться в постоянном ожидании раздражало, и я горько улыбнулась, остановившись на светофоре, прибавляя к списку следующий пункт.
Иногда мне казалось, что вся моя жизнь заключалась в ожидании, и, наверно, я даже наслаждалась томительными минутами, неторопливыми часами, издевательски долгими днями. Стоя в очереди в магазине и разглядывая в своей корзине продукты, я представила лишь на мгновение, что ничего не жду… И этого времени было достаточно, чтобы понять, что в таком случае жизнь остановится либо превратится в скучное серое пятно. Нет, я не против ждать, просто хотела, чтобы это не приносило боли.
Я сунула руку в карман, находя там вибрирующий телефон. Боул резвился все в том же парке, в той же темноте, рядом с той же скамейкой, лишь пара отличий: я одна и сегодня понедельник.
Натянув ниже шапку и отвернувшись в направлении ветра, я ответила незнакомому номеру.
- Алло, - голос предательски хрипел.
- Белла, - я вздрогнула. – Здравствуй.
И я замолчала. Этот голос был неожиданным, тихим и волнительным. Хотя через пару секунд удивление прошло, ведь это должно было быть нормальным.
- Здравствуй, Эсме, - ответила я, наверно, спустя только предоставленную минуту.
- Знаю… Это странно… И я надеюсь, ты не против, что я звоню тебе на мобильный… - Я молчала. – Его сложно было найти, - нервно добавила она.
Я вздохнула, пытаясь расслабиться: это всего лишь телефонный звонок. В памяти всплыл образ Эсме на дне рождении Эммета, взгляд, отражавший боль и отчаяние, и я закрыла глаза. Она мать.
- Нет, не против.
- Хорошо, - она вроде замешкалась, что совершенно было ей не свойственно, а потом задала свой вопрос, окончательно превративший этот разговор в нереальность. – Мы можем встретиться и поговорить?
Я снова замолчала. В голове возникло сразу несколько вопросов, и накрывшее меня непонимание ситуации мешало сказать хоть что-то.
- Пожалуйста, - снова услышала я неуверенный голос Эсме, и это слово оттолкнуло все, что сейчас мешало.
- Да, - ответила я, - почему бы нет…
- Хорошо, - она, похоже, не ожидала такого моего ответа, а возможно, просто его быстроты. – Может, завтра?
- Завтра я не могу. - Я помнила о занятиях танцами, что вообще сегодня было для меня не свойственно.
- В среду?
- Да, в среду нормально. – Как раз будет время подготовиться и хоть в чем-то разобраться.
Она, вероятно, хотела еще поговорить, но я и так была слишком ошеломлена ее звонком, покрывающим сверху всю мою внутреннюю растерянность, что, просто, быстро попрощавшись, отключилась.
Это была не первая попытка, но поначалу я была настроена слишком скептически, потом она отступала сама. Сейчас это было не вовремя, мне хватало мыслей, чувств и переживаний, чтобы думать еще и об этом. Хотелось скорее пойти домой, завернуться в теплое одеяло и уснуть, только услышав его голосом «спокойной ночи». Подвешенность раздражала, и далекое, хоть и расстраивающее постоянство манило в прошлое.
- Привет, малыш, - его уставший голос убаюкивал еще больше, и я зажмурила глаза, обняв подушку.
Начало одиннадцатого, кухня прибрана, Боул вымыт, нежеланный ужин медленно закончен. Было только ожидание, открытое окно, теплое одеяло и телефон.
- Привет, - прошептала я в ответ, проведя по губам кончиками пальцев, которые еще утром касались его.
- Как дела? Ты вроде грустная, - он чиркнул зажигалкой, и через секунду я услышала, как он выдохнул дым. Я всегда была такой, но не всегда по телефону.
- Нет, уставшая просто, день был странным. – Я не могла вспомнить запах табака за выходные. Закрыв глаза от мыслей, щемящих в груди: если бы это хоть что-то значило, - я вздохнула. – Не знаю в чем дело, но на работе ничего не ладилось.
- Не переживай, Беллз, бывает. Ты просто иногда уходишь в себя, - он усмехнулся и был чертовски прав. Я почти не помнила этого дня в реальности, но полностью прожила его в себе, минуту за минутой. Медленно, глубоко и долго.
- Даже не знаю, как и лучше… - Я лгала, я знала. Только рядом с ним. – Завтра придется многое переделывать.
- Все будет хорошо, не волнуйся, - его голос успокаивал, а слова приобретали больший смысл в моем нуждающемся сознании, цепляющимся за любые попытки изменить его реакцию.
Мы говорили долго, хотя оба устали, но я уже так сильно скучала по нему, что мне было мало каждой минуты, хотелось уснуть с его шепотом, тихим смехом, но еще больше - прижимаясь к нему в тишине.
- Ты засыпаешь, - неожиданно сказал он, прерывая себя.
- Нет, я слушаю тебя. – Посмотрев на часы, я тяжело вздохнула. Полдвенадцатого, мне так не хотелось его отпускать.
- А я слышу, как ты спишь. Ложись, тебе надо отдохнуть, чтобы завтра не вышло все, как сегодня, - усмехнулся он.
- Я уже лежу, - ответила я тихо.
- Хорошо… Тогда спокойной ночи, - вполголоса сказал он.
- Спокойной ночи…
Я уже хотела отключиться, закончив разговор, когда услышала его неожиданный вопрос.
- Белла, - позвал он, - когда у тебя должны начаться месячные?
Я вздрогнула и приподнялась на локте, схватив одеяло. Он тоже думал об этом, может, не так как я, но думал.
- В четверг.
Я ждала, что, возможно, он спросит или скажет что-нибудь еще, но он молчал. Мне казалось, что прошли минуты, прежде чем я снова услышала его голос.
- Хорошо. Все, спи. Я завтра позвоню.
- Ага… Я люблю тебя. – Несмотря ни на что.
- И я тебя, малыш.
Понедельники всегда заканчивались одинаково, привычно до боли, проникающей под кожу, холодящей сильнее пробирающегося ветра из приоткрытого окна. Я против воли привыкала к одиночеству в постели, пугающему и раздражающему. Но сейчас я не могла уснуть не только потому, что была одна, но и из-за давящего чувства неизвестности. Я много думала о ребенке, о волнениях, о реакции Эдварда. Постоянно, почти каждое мгновение, несвязанное с ним самим или с работой. Меня пугал любой исход, и было сложно просто прекратить и остановить все это внутри себя. Оно было мне неподвластно, и я сама топила себя все глубже в сомнения, страхи и желания.
Я отвлекла себя мыслями об Эдварде, воспоминаниями его прикосновений, нежных и откровенных. И смогла уснуть, лишь соединив в мечтах свои надежды на будущее и свою грусть настоящего. И это была для меня идеальная картина.

Во вторник я проспала. Просто выключила будильник, уже с утра ощущая усталость, и пять минут растянулись в двадцать. Этого хватило, чтобы опоздать на полчаса и до обеда вспоминать закрыла ли я дверь торопясь. Этот день не стал лучшим в плане работы, мне все так же было сложно собраться. Я делала одну ошибку за другой, расстраивалась, нервничала, но потом снова начинала все сначала, ведь это было моим любимым делом, и оно должно было мне помогать. Я иногда что-то вспоминала, потом снова забывала, к обеду я составила список, и с ним жизнь показалась легче.
Кейт не понимала, что происходило, а я почему-то не могла признаться хоть в чем-то. Я не знала, стало бы проще от этого, я выбрала другой, не менее надежный путь. Сегодня были танцы, которые стали бы для меня отдыхом в суете, и, возможно, я смогла бы там немного расслабиться.
Вместо обеда я пошла по магазинам, покупая понравившиеся вещи одну через три, экономя так деньги. Сегодня повезло набору гуаши, лентам, текстурной бумаге и двум пленкам для фотоаппарата. Возвращаясь обратно на работу, я улыбалась, прижимая к себе бумажный пакет с тем, что помогало мне выразить себя, выплеснуть из себя все, что мешало. Я была в предвкушении вечера, наполненного планами, эмоциями, приятным ожиданием, и по пути зашла в булочную, купив с собой горячего чая с травами и три вкусных пончика.
Мне как всегда хотелось подгонять дни, чтобы приблизить ожидаемое, но теперь мне еще хотелось вернуться к постоянству. Меня нервировали незнание, неуверенность, страхи и сомнения. И я хотела скорее четверг, чтобы просто снова обрести твердость.
Вторник был лучше, чем понедельник, я многое успела переделать, в чем мне помог мой список важных дел. И к концу рабочего дня я даже забылась, полностью погрузившись в работу над интерьером для Элис. Она рвалась встретиться со мной на неделе, но я только отправляла ей на электронный адрес свои идеи, уже что-то подобранное. Мне просто не хотелось перегружать неделю еще чем-то, а, зная Элис, эта встреча будет изматывающей.
Как только я оказалась в танцклассе, то сразу вспомнила Эдварда, наш пятничный вечер, затем разговор, и все снова закрутилось вокруг возможной беременности. Я никак не могла расслабиться. Мои мысли были далеко от страсти и легкости, о которой просила преподаватель, я думала только о том, что будет с нами при любом исходе. То, что ситуация изменит наши взгляды на ребенка, сомнений не было, я просто боялась всего неизвестного. И было страшно представить что-то, для меня неприемлемое.
Я тряхнула головой. Я понимала, что все сама усложняла, но не могла иначе. Мне нужен был открытый разговор, какие-то действия, но я заставила себя дождаться четверга, а потом уже решить все дальше.
Прислушиваясь к музыке, я не могла запомнить движения, закрывала глаза, чувствовала усталость, и когда наконец-то занятие закончилось, мыслями я уже была дома.
Там меня встретил Боул, который был рад мне так сильно, будто не видел меня несколько дней. Я быстро переоделась и отправилась с ним на вечернюю прогулку, необходимую мне не меньше Боула. Мне нужен был свежий воздух, мне его не хватало. Я глубоко дышала, обжигаясь холодом, а потом прятала лицо в высоком вороте свитера.
Я любовалась яркими огнями города, которые прорывались вдалеке, как только поднимешься на небольшую возвышенность в центре парка. Здесь было немноголюдно, но с Боулом мне было не страшно, тем более мысли все также безвозвратно уносили меня все дальше от действительности.
Когда вернулась домой, я даже не посмотрела на часы, провозившись с Боулом, пока не захотелось есть. Телефон всегда был рядом со мной, хотя Эдвард практически никогда не звонил раньше десяти, но малая возможность этого заставляла меня не выпускать трубку из рук. Быстро приготовив что-то незамысловатое, я забралась в кресло с ногами, натянув на колени длинный свитер, и включила ноутбук, чтобы найти что-то интересное в интернете.
Я вздрогнула от мелодии смс, когда просматривала уже третью вкладку о беременности, и удивленно посмотрела на экран. Все тот же незнакомый, но теперь просто незаписанный, номер.
«Белла, здравствуй. Завтра все в силе?»
Честно признаться, я так сильно отвлеклась от всего остального, кроме того, что не давало покоя, что вновь забыла. Я неторопливо набрала ответ и почему-то задумалась на мгновение, прежде чем отправить сообщение.
Еще одна неизвестность, еще один крючок для подвешенности. Я не знала, чего именно хотела от меня Эсме, но отказать ей не могла. Она поймала меня в такой момент, когда мои мысли уходили далеко за реальность, придумывая причины для простых настоящих вещей. Я до сих пор не знала, стоило ли что-то говорить об этой встрече Эдварду. Он будет злиться, я знала точно, и мне не хотелось еще добавлять ему проблем. Ведь, наверное, он уже размышлял над обозначенным для себя вопросом.
Боул неожиданно выдернул меня из засасывающей задумчивости, потянув на себя плед с дивана, рыча и забавно виляя хвостом.
- Ты хочешь поиграть? – улыбнулась я, схватив его за уши, от чего он сразу переключился на мои руки.
Его совсем нестрашное рычание и легкие покусывания заставляли меня улыбаться, и когда он отбежал в сторону, встав в позу и высунув язык, мне в голову пришла замечательная, давно просившаяся идея.
- Ты хочешь, чтобы я тебя пофотографировала, Боул? – он гавкнул на меня, когда я встала, чтобы подняться наверх за фотоаппаратом, и спрятался за кресло.
Быстро достав свой Nikon из круглой коробки в мастерской, я зарядила его новой фотопленкой и спустилась обратно вниз. Проверив телефон, я положила его на столик и, погасив общий свет, включила торшер. Я отрегулировала яркость, плотно зашторила окна и немного передвинула кресло, чтобы использовать его в качестве экрана. Сев на пол и открыв затвор, я позвала Боула:
- Эй, иди сюда, - он навострил уши на стук пальцев по паркету. - Тебе повезло работать с известным профессионалом.
Я улыбнулась, когда Боул осторожно подошел ко мне.
Первый кадр запечатлел его любопытную морду с большим мокрым черным носом, второй – мою руку и его удаляющийся хвост. Мне пришлось лечь на пол, чтобы фотографии получались более интересными, а Боул вскоре вошел в роль, то прыгая, то убегая, то просто ложась на пол. Я меняла яркость торшера, резкость камеры, фон, и Боул менялся вслед за этим. Я была уверена, что все кадры получились уникальными, его взгляды, непредсказуемость, и мне не терпелось все это увидеть. В четверг я бы как раз успела забежать в фотомастерскую, в единственную, где я доверяла, чтобы сдать пленку на печать. Четверг… И мысли снова резко вернулись обратно…
Я не заметила, как пролетело время, почувствовав его только, когда зазвонил телефон.
Я рассказала Эдварду все. Про свою работу, танцы, и он снова своими пошлыми шутками заставлял меня смущаться, потом про Боула, и он тоже хотел увидеть эти фотографии. Мы говорили о многом и ни о чем, мне было просто хорошо от звука его голоса, спокойно от его историй. Я улыбалась на его усмешки и закрывала глаза, когда он молчал. Я опять была в своем постоянстве, обволакивающем умиротворенностью. Он заставил меня снова лечь в постель при нем и пожелал спокойной ночи, только когда я плотно укрылась одеялом. Я уснула с телефоном рядом, из которого последнее, что я слышала, было признание в любви. Привычное, но с каждым днем, все более необходимое.

В среду с утра был сильный снегопад. Хотя было достаточно тепло, снег хлопьями валил за окном, перед которым я стояла в длинной фланелевой рубашке Эдварда. Я мысленно уже несколько минут заставляла себя пойти в ванну и наконец-то одеться, чтобы выгулять Боула, но белый снег на черном утре завораживал. Меня странно тянуло к творчеству, перевоплощению окружения на предметы, но я прогнала это наваждение, когда прозвенел будильник. Я проснулась за час до него и больше не могла уснуть.
Утренняя прогулка была недолгой. Я морщилась от прилипающего снега, в отличие от радостного Боула, и пыталась вспомнить свой план работы на сегодня. Безуспешно.
День снова не ладился, и сегодня это не казалось уже таким странным. Я привыкла забывать, ронять, задумываться на минуты. И меня немного пугал завтрашний день. Я сама сделала его настолько значимым для себя, что его важность увеличивалась с каждым часом по инерции.
Я позволила себе сегодня целый день писать смс Эдварду, он отвечал медленно и не на все сообщения, но у меня создавалась иллюзия общения. Я писала о том, какой проект делаю, между чем выбираю, что купила на обед и как сильно скучаю по нему. Как сильно нуждаюсь в нем, утопая в желании знать его мысли, но могу лишь предполагать. Представлять, придумывать и терпеть, чтобы не высказать все в сообщениях, в телефонных разговорах, отчаянии и слезах. Мне нужен был его голос.
К вечеру я практически закончила с гостиной Элис и даже начала подбор материала для спален. Открыв свой потрепанный блокнот, который завела еще в колледже, я просмотрела некоторые идеи дизайна маленьких деталей, потому что мне хотелось сосредоточиться на мелочах. Оставался час до конца рабочего дня, и я улыбнулась, перелистнув страницу, отмечая карандашом очередную интересную заметку с вырезанным фото из журнала. Дни были ужасны, но я не могла не отметить, что время пусть и мучительно, но ускорялось. И я всегда выбирала между быстрыми и нескучными буднями первый вариант.
Когда я уже собирала сумку в начале шестого, проверяя, не забыла ли чего, хотя была уверена, что дома обязательно о чем-то вспомню, мне позвонил главный по демонтажу кабинета Шелдона и сказал, что они закончили. Это означало, что завтра мне придется снова ехать туда, чтобы дать дальнейшие указания и показать основные работы.
Я успела только надеть берет, когда у меня снова завибрировал телефон от входящего сообщения. И я резко дернулась к столу, задев стопку папок, расположенную на самом краю.
- Черт, - прошептала я, первым делом открывая смс, наплевав на упавшие листы с отчетами, которые мне нужно было закончить к концу недели.
«Ты у меня сегодня чересчур болтливая»
Закусив губу, я улыбнулась его ответу на мои пять предшествующих сообщений. Я сама не понимала свою сегодняшнюю ежеминутную потребность в нем, но мне становилось спокойнее от его редких ответов.
Когда я выезжала с парковки, прогулявшись прежде медленно по парку под тихим снегом в оранжевом свете фонарей, у меня снова зазвонил телефон, и я точно знала, что это был не Эдвард.
- Алло, - ответила я, остановившись на обочине, решив не рисковать.
- Белла, это Эсме, - я это знала, - во сколько тебе удобнее встретиться и где?
- Мне надо еще погулять с Боулом, так что не раньше семи, - ответила я.
- С Боулом? – переспросила она.
- Наша собака, - объяснила я.
- Ах… Что ж… Понятно, тогда в семь. А где? Я знаю одно неплохое кафе в центре.
- Хорошо, мне без разницы.
Она продиктовала мне адрес, и я снова выехала на дорогу, стараясь не отвлекаться на бегущие мысли, безответные нескончаемые вопросы.
Морально подготовиться к встрече я не могла, потому что не знала чего ждать, так что старалась ни о чем не думать.
После прогулки с Боулом я, не переодеваясь и не ужиная, поехала снова в город. Я опоздала, потому что не сразу смогла сориентироваться и найти это небольшое кафе, а потом долго искала место на парковке. Войдя в кафе в пятнадцать минут восьмого, я осмотрелась, нервно сжимая в руках шапку. Откуда-то взялась дрожь и неуверенность, я давно не была с Эсме один на один. Уже увидев ее в дальнем углу зала, я оставила последнюю мысль на пороге, чтобы уйти, просто помахала в ответ, чувствуя себя глупо, наигранно и неправдоподобно. Все было странно, но я все равно стягивала на ходу пальто, проходя между столиками, и смотрела только под ноги.
- Добрый вечер, - тихо сказала я и, повесив пальто на рядом стоящую вешалку, села напротив Эсме.
- Здравствуй, Белла, - ответила она, улыбнувшись мне. Я не смогла в ответ.
Она выглядела немного чуждо в этом обычном кафе в своем даже с виду дорогом платье, ее волосы были причудливо уложены в прическу, и она словно позировала для фотографа. Перед ней уже стояла чашка кофе, и я с жаждой вдохнула его терпкий аромат, прикрыв на секунду глаза. Тряхнув головой, чтобы не поддаваться искушению, я подняла руку, привлекая внимания официанта.
- Чашку черного чая с жасмином и самый вкусный десерт, - сделала я заказ, как только молодая девушка подошла к столику.
Мы молчали до тех пор, пока передо мной не поставили чашку чая и десерт, и как только я сделала первый глоток, Эсме наконец-то заговорила.
- Ну что ж, как у вас дела? – Ее взгляд был прямым, но неуверенным, и она постоянно поправляла челку.
- Все хорошо, - без эмоций ответила я, ожидая слов, ради которых она меня позвала.
- Я рада. – И снова молчание. – Так у вас есть собака?
- Да, Эдвард привез щенка пару недель назад. Его зовут Боул. – Чувствовалось напряжение и неловкость. Мы были чужими людьми.
- Это, наверное, хорошо, - улыбнулась она, и добавила: - Эдвард знает о нашей встрече?
- Нет.
Мы снова замолчали, а я все гадала про себя, когда она скажет, чего хочет, и что именно это будет. Когда она снова заговорила, мой чай уже был теплым.
- Белла… Я понимаю, что это странно для тебя. И честно… Сама толком не знаю, как сказать и стоит ли это делать… - Она тяжело вздохнула, а мне передалась ее боль, от чего было трудно поднять взгляд. – Самое главное… То, что я давно хотела тебе сказать… Я думала об этом очень давно… Мы похожи с тобой в одном… - Это был словно монолог, крик души, отчаянная попытка спасения. – Мы обе с тобой любим Эдварда, разной любовью, но… соизмеримой по силе.
Я была не согласна, но промолчала. Любить Эдварда так же сильно, как любила его я, было невозможно. Она снова замолчала, а я даже не пыталась подобрать слова, чтобы ответить.
- Ты, кажется, не веришь мне..,- горько усмехнулась Эсме.
- Ну почему же, - пробормотала я.
- Нет, это нормально, так и должно быть… Но все совершают ошибки, и я столько раз ошибалась. Но материнская любовь… она врожденная, ее можно не прочувствовать, можно спутать с чем-то, предать, но она есть в каждой матери, Белла. – Я неосознанно положила руку на живот, и первый раз за все время посмотрела на Эсме.
Сейчас она выглядела потерянной, несчастной и со слезами в глазах, и мне было страшно ей верить. Мне было ее жаль, если она и правда раскаивалась, хотелось утешить, но мысли и воспоминания, боль Эдварда не давали мне даже протянуть руку в ее сторону. Наверное, подсознательно я догадывалась об этом, но все равно не была готова сейчас к таким откровениям.
- Мне сейчас очень хочется быть рядом с ним, - она вздохнула, - но он меня никогда не простит. – В ее голосе чувствовалась смирение, и это влекло в пропасть жалости.
Я понимала, почему она позвала меня сюда, зачем все это сказала мне, и меня тянуло сбежать, потому что я не понимала другого: могла ли я быть здесь. Мне казалось, это была ее попытка приблизиться, признаться, найти подход к Эдварду. Хотела ли я стать связующей, я не знала. Но мне было ее жаль до отражающихся слез в глазах.
Мое молчание нисколько ее не смущало, казалось, она была более подготовленной, чем я, и через некоторое время тишины она задала следующий поразительный вопрос.
- Ты работаешь с Элис Брендон? Я ее знаю, - милая девушка. Она говорила мне про тебя, и она безумна от твоих идей, - в тон ее голоса возвращались нотки надменности, важности и звуки становились более долгими. Но взгляд был неизменным.
- Приятно это знать, - прошептала я, посмотрев на часы: начало девятого. – С ней непросто, но зато она дает свободу в работе, - добавила я, улыбнувшись.
- О, поверь, я знаю, как много это значит, тем более в работе с Элис, - усмехнулась Эсме. – Как-то раз она попросила меня помочь ей с подбором сотрудников, это было давно, но я точно помню, что она не прислушалась ни к единому моему слову, все решила сама, так что тебе повезло. – Я улыбнулась в ответ.
Когда я снова посмотрела на часы, было почти девять. Я успела поесть, пока мы сидели и говорили ни о чем, это было странно, но отвлеченно. Будто не было никаких слов в начале, никакого отчаяния часом ранее, никакого равнодушия в прошлом, никакой ненависти пять лет назад. Я спохватилась, быстро собираясь домой, а Эсме осталась еще в том кафе, где сняла маску надменности и безразличия.
- До свидания, Белла. Спасибо, что согласилась встретиться, и что выслушала.
- Да.., - протянула я, наматывая шарф. – До свидания. – Я повернулась к выходу и, сделав пару шагов, обернулась. – И я думаю, что никогда не поздно что-то исправить.
Пока я шла к машине, я размышляла о словах и поступках, о любви и ненависти, о возможностях и попытках. Я хотела, чтобы Эдвард был счастлив, но пока в его планы не вписывалось общение с Эсме. Я не собиралась быть посредником между ними, кому-то помогать, что-то передавать и пояснять. Я всегда была с Эдвардом, рядом с ним, поддерживала и принимала его отношения, - так будет и дальше. Часы не могли изменить года, поэтому я отпустила это, просто приняв во внимание.
Вечером я призналась ему, что встречалась с Эсме, я не могла этого утаить, но он ничего не ответил, только молча сердился. Мне потребовался почти час, чтобы успокоить и отвлечь его, но в конце разговора он сказал мне, чтобы я больше не встречалась с ней. Я не стала спорить, но и соглашаться тоже. Я чувствовала, что еще не определилась с этой ситуацией, как и со многим другим.
Я долго не могла уснуть, ворочаясь и путаясь в простынях и мыслях, я боялась следующего дня. Одновременно ждала и надеялась, то подгоняя время, то сомневаясь.

Как только я начала пить таблетки, у меня никогда не было задержек или сбоев в цикле, всегда как по часам, день в день. Почти год в разных ситуациях, но всегда все было в порядке, поэтому, как только я открыла глаза утром, снова просыпаясь раньше будильника, я быстро встала с кровати и пошла в ванну: ничего.
Я сама загоняла себя в мандраж, нервничая и дергаясь, проверяла каждые полчаса, прислушивалась, обманывалась и ждала.
В обед, когда я вышла из туалета в очередной раз, я заставила себя успокоиться. Пригладила волосы, глубоко вздохнула и просто улыбнулась. Ничего.
Быстро сходив в магазин и купив сладкие булочки к чаю, я по пути зашла в фотомастерскую. Сдав пленку, я снова вернулась на работу. Все валилось из рук, и жалкие попытки быть нормальной мне самой казались нелепыми. Я уже знала, что происходило, но боялась себе признаться. Поверить, принять и почувствовать. Даже вернувшись к вечеру из офиса Шелдона с огромной папкой эскизов, комментариев и образцов материалов, я сначала зашла в туалет. Ничего.
Умывшись прохладной водой, я распустила волосы и, вцепившись в раковину, закрыла глаза. Сердце отчаянно колотилось в груди, отдаваясь в ушах, пальцы немели, но даже слабость во всем теле не могла заставить меня пойти к себе. Начало шестого, почти законченный день, почти прошедший день, которого я боялась и который подарил мне новые страхи. Реакция Эдварда теперь на реальность, наша дальнейшая жизнь, мое одиночество в будни, мое незнание и неподготовленность.
Я вздрогнула, когда открылась дверь, и посмотрела на свое отражение в зеркале, замечая удивленный взгляд вошедшей девушки. Она странно посмотрела на мои брошенные прямо на пол вещи, потом на меня, а потом я снова закрыла глаза.
Мне хотелось домой, лечь в теплую постель и отдохнуть. Больше не думать об этом, а принять свою теперь огромную вероятность, превышающую сомнения и страхи, подготовиться к разговору, принять решение и выбрать слова. Достаточно ли было этого - одного дня задержки? Для меня да.
Я пропустила занятия по танцам, притворившись, будто чувствовала недомогания. Кейт поверила, это было несложно. Я выглядела потерянной, на грани настоящего и будущего, бледная и молчаливая. Уже начиная с девяти вечера, я ждала только его звонка, и была уверена, о чем он спросит в первую очередь.
Ни прогулка с Боулом, ни вкусный ужин, ни новые прочитанные статьи в интернете не смогли успокоить меня. Я не знала, что сказать Эдварду. Не по телефону.
- Алло, - ответила я сразу, как только заиграла мелодия.
- Привет, малыш. – И я притянула колени ближе к груди.
- Привет, - прошептала я. – Ты сегодня раньше.
- Так получилось. Отвлекаю от чего-то? – усмехнулся он.
- Нет, конечно, - я вздохнула: если только от самокопания. – Как прошел день?
- Неплохо. Сегодня начали инженерные проводки на первых этажах, но меня оставили на координировании работы. Теперь надо следить, чтобы никто не напортачил.
- Ты справишься, - улыбнулась я. – Все контролировать у тебя получается лучше всего.
- Ага, люблю, когда мне подчиняются, - хрипло сказал он, и я судорожно вздохнула. – Что у тебя? Ездила на объекты?
- Да, только на один, и на месте работы хватает. – Я все ждала, но он не спрашивал.
Мы говорили долго, сначала немного напряженно, потом свободнее, и я все больше понимала, что он не собирался меня ни о чем спрашивать. Меня и радовало, и пугало это одновременно. Я хотела прошептать ему об этом на ухо, приложить руку к животу и поцеловать, прежде чем он сможет разбить мои надежды. Меня пугали его незаинтересованность, равнодушие, будто ничего и не было. Он вел себя странно, обычно желая все знать, требуя, но сейчас было ощущение обычного телефонного разговора в четверг: я не понимала его.
- Уже поздно… Сможешь поспать еще одну ночь без меня? – спросил он с улыбкой.
- Если только одну, - ответила я. Мне все равно было хорошо от звука его голоса, который можно было представить рядом, если закрыть глаза.
Мне не верилось, что уже был вечер четверга, и что завтра я снова смогу его обнять, поцеловать. Снова быть рядом, касаться губами кожи и проводить кончиками пальцев по лицу. Мне станет легче, как только он меня обнимет и скажет, что все будет хорошо.
- Я люблю тебя, Беллз.
- И я тебя. Очень.
- До завтра. Постараюсь приехать раньше. И мы обо всем поговорим. – Я вздрогнула. Он часто не говорил прямо свои мысли и рассуждения, и я могла только предполагать, о чем он думал.
- Хорошо.
После мне хотелось плакать, и я не смогла себе отказать. Он был таким же как всегда: внимательным, заигрывающим, трепетным. Но он не спросил меня о месячных, и я совсем не знала, что это могло значить. Теперь я хотела пятницу, просто чтобы все обговорить, обозначить и решить. Я была настроена на серьезный разговор, но сначала мне нужно было еще одно подтверждение. Я смогла уснуть только после того, как решила, что утром сначала заеду в аптеку за тестами.

Пятница. День трепетного ожидания, нетерпения и предвкушения. Я встала раньше, не торопясь собралась, стараясь не отвлекаться на приятное волнение, погуляла с Боулом и только перед самым отъездом покушала. Я чувствовала себя хорошо, легко и отстраненно. Руки начали дрожать, когда я уже подъезжала к круглосуточной аптеке на углу пустынного перекрестка. С каждым часом я становилась уверенней в своих предположениях, потому что месячные так и не начались, и у меня был первый день задержки по всем правилам.
Я сидела в машине несколько минут, прежде чем выйти на легкий мороз, который помог мне немного придти в чувства. Что бы ни было, оно либо случилось, либо нет, и мне нужно было просто проверить.
Пройдя быстрым шагом вдоль всех стеллажей, я повернула в третий проход налево и остановилась перед уже знакомыми полками. Вчера вечером я вычитала в интернете названия некоторых самых надежных фирм, производящих тесты, и взяла сразу два разных. Не обращая внимания на продавца, не сосредотачиваясь на своих мыслях и чувствах, я быстро оплатила покупку и вышла обратно на улицу. До работы отсюда было пешком около двадцати минут, и мне нужен был этот свежий воздух, бодрящий холод, чистый снег в два квартала, поэтому я взяла из машины все вещи и пошла в сторону здания фирмы.
Я все равно пришла слишком рано, поэтому, бросив вещи в темноту кабинета, прошла в туалет на два этажа выше. Здесь отдел начинал работать с девяти.
Внимательно прочитав инструкции, я сделала все так, как там было написано. Два раза для надежности. После, умываясь холодной водой, я смотрела на два теста перед собой, лежащих на раковине, и ждала указанного времени. Мне было страшно, и я понимала, что не была готова ни к какому результату. Если нет, я расстроюсь, если да, - испугаюсь.
Я дрожащей рукой взяла первый тест, глубоко вздохнула, зажмурила глаза и отпустила все мысли. Две полоски. Быстро схватив второй, не замечая эха стучащего сердца в ушах, я перевернула его. Две полоски. Боже… Я снова посмотрела на первый тест, затем вернулась ко второму. Меня накрыло невероятным осознанием, но я все равно не могла поверить. Я подняла глаза на свое отражение и улыбнулась. Счастливо и безумно. Руки сами легли на живот, неуверенно, почти не касаясь, но мне казалось, что я чувствовала тепло. Он со мной уже почти две недели, а я только узнала.
Весь день я летала, вся суета и работа казались мне ничем по сравнению с тем, что меня ждало. Все отошло на второй план: сроки, страхи, неуверенность и даже реакция Эдварда. Я улыбалась, мечтала, терялась в мыслях и никак до конца не могла поверить. Некоторые замечали мое необычное поведение, более странное, чем всегда, но мне было все равно, я никогда не впускала в свой мир.
Я отпросилась раньше домой, чтобы успеть приготовиться к вечеру, но эта была лишь попытка сбежать от реальности, спрятаться в своих ожиданиях и полностью раствориться в этом. Купер отпустил, вопреки не сданным мной отчетам, вероятно, понимая, что, даже если он скажет нет, я все равно уйду. Мне не было сейчас никакого дела ни до чего, кроме самого важного.
Дойдя до машины, я еще раз зашла в аптеку и купила еще один тест, другой. Мне хотелось еще раз увидеть эти две полоски.
Прогулявшись с Боулом по парку, я вернулась домой в радостном предвкушении. Хотелось что-то делать, направить куда-то свою энергию и приблизить возможность наконец-то поделиться с Эдвардом. Прибравшись немного в доме, к шести часам я чувствовала легкое волнение. Все, что было в прошлые выходные: слова, поведение, все прежние разговоры - не выходило у меня из головы. Приготовив ужин, я отправила Эдварду смс, просто хотелось почувствовать что-то от него. Он написал, что уже выезжает, и спросил меня, хочу ли я чего-нибудь. Я ответила, что только его рядом. И как можно скорее. Я боялась его, но хотела прижаться к нему, чтобы успокоиться.
Забравшись в ванну, я пыталась расслабиться, но ничего не выходило. Я думала только о беременности, о том, что с нами будет, как я смогу жить одна в таком положении, изменится ли что-то между нами, кто это будет, и смогу ли я стать хорошей матерью. Страх незнания пугал больше всего. В голове было множество вопросов без ответа, и я не знала, с чего начать.
В начале десятого, стоя в ванне в клетчатой рубашке Эдварда на голое тело, я смотрела на две полоски двух тестов. Это был стопроцентный результат, и у меня не было никаких придуманных заранее слов для него. Только два положительных теста.
Поэтому, когда Боул залаял на поворот ключа в замке, я глубоко вдохнула, медленно провела по мокрым волосам, убрала тесты в ящик тумбы и, быстро надев белье, пошла вниз, застегивая рубашку на ходу.
На каждой ступеньке сердце начинало стучать еще чаще в трепете и волнении, и как только я увидела его в коридоре, снимающего пальто, все встало на свои места. Я жутко скучала по нему, он мой муж, я любила его, и мы скоро станем родителями.
Через две секунды он приподнял меня, обнимая, когда я бросилась к нему на шею, касаясь губами кожи и вдыхая его обжигающий меня запах.
- Привет, малыш, - прошептал он.
Эдвард крепко держал меня в своих руках, сильно прижимая к себе, и это было все, чего я хотела.
__________________________________
Форум


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/37-6365-1#952077
Категория: Все люди | Добавил: Luina (31.12.2011)
Просмотров: 5209 | Комментарии: 39


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 391 2 3 4 »
0
39 робокашка   (29.04.2020 07:05) [Материал]
для себя Бела уже всё решила, Эдвард любит её не меньше, значит, примет её выбор

0
38 kosmo   (20.08.2017 12:45) [Материал]
Замечательно. Cпасибо.

1
37 ✿Mariya✿   (02.10.2012 12:26) [Материал]
Спасибо.

1
36 dashulay   (03.08.2012 15:33) [Материал]
спасибо!

1
35 Zлючка   (08.03.2012 15:51) [Материал]
Все таки беременна

1
34 ♥Raschudesnaya♥   (19.02.2012 01:52) [Материал]
"и мы скоро станем родителями"
они будут прекрасными родителями... cry я очень обрадована этой новостью...

Спасибо)))

1
33 Caramella   (12.02.2012 01:26) [Материал]
Страх Беллы очень понятен,надеюсь на понимание Эдварда.

1
32 АнгелДемон   (25.01.2012 18:27) [Материал]
Пропустила главу!
Ого! Вот так сюрприз)))

1
31 RobMina   (23.01.2012 17:41) [Материал]
ааа, ну наконец-то всё прояснилось)) спасибо

1
30 Мятежница5105   (22.01.2012 03:10) [Материал]
ура я давно ждала продолжения... спасибо за такие переживания чувства эмоции...

1-10 11-20 21-30 31-36


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]