Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2748]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4854]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15322]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14771]
Альтернатива [9269]
СЛЭШ и НЦ [9111]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4512]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Nightfall/Наступление ночи
Белле и Эдварду становится все более комфортно друг с другом, но мир, кажется, восстал против них. Что если кровь Беллы «поет» не только для Эдварда? Что если этот вампир откроет охоту на нее? Или это только начало к чему-то более страшному и жестокому?

Адреналин
Опьяняющее чувство свободы, когда мчишься с большой скоростью по трассе — словно наркотик, и этот наркотик — адреналин.
Экшен, байки, тестостерон, бои без правил и романтика.

Белая лебедь
Древний Рим. Последние годы правления Гая Юлия Цезаря. Сестре богатого влиятельного римского сенатора Эдварда Антония Каллона понадобилась новая личная рабыня взамен погибшей.

Родом из легенды
Эдвард считал, что вечность скучна и в этом мире нет ничего, способного его удивить или тронуть. Но судьба умеет подкидывать сюрпризы. И в этот момент главное – понять, готов ты или не готов принять вызов.

Свидетель преступления
Возвращаясь с работы поздней ночью, Белла становится свидетельницей преступления. И это только первая «ласточка» грядущих опасных событий, связанных между собой. Кто эта жертва? Кто его убийцы? И что за тайны хранит прошлое самой Беллы?

Dracolis
Драко — один из солистов популярной рок-группы. После того как уходит из жизни дорогой ему человек, Малфой в течение нескольких месяцев не может прийти в себя. Остальные участники Dracolis, заботясь о товарище и будущем группы, пытаются что-то изменить. Гермиона Грейнджер появляется на горизонте неожиданно... никто из ребят не знает, насколько непростое прошлое связывает Драко и Гермиону.

Охота на лань
Она на охоте, жертва практически повержена; тело оленя всё ещё сопротивляется жестокой судьбе. Её зубы вонзаются в мягкую плоть, кровь заполняет рот.
Он появился не в том месте и не в то время... Что сделает она с незнакомцем, который посмел прервать её трапезу?
И ещё одна загадка: Белла не вампир... но тогда зачем она пьёт кровь?

Всё, что есть, и даже больше
Вы любили когда-либо так, что это заставляло вас задумываться, а существует ли способ, как ощущать всё сильнее, интенсивнее, ярче? Как меньше уставать, чтобы не заботиться о сне, отнимающем время?
Я любила, и я задумывалась, и когда способ оказался на расстоянии вытянутой руки, и оставалось только взять его, я не смогла удержаться и не попробовать.



А вы знаете?

... что можете заказать комплект в профиль для себя или своего друга в ЭТОЙ теме?



А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Сколько раз Вы смотрели фильм "Сумерки"?
1. Уже и не помню, сколько, устал(а) считать
2. Три-пять
3. Шесть-девять
4. Два
5. Смотрю каждый день
6. Десять
7. Ни одного
Всего ответов: 11750
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Невероятное совпадение. Глава 23. Чиппи

2022-11-30
16
0
0
[Чиппи — агрессивный игрок, грубая игра или совершение фолов (нечестная игра)]


Мы вернулись в Форкс к началу нового семестра в школе. Наша маленькая новогодняя поездка осталась позади.

Школьный хоккейный сезон проходил хорошо, так что я начал готовиться к игре в лиге. Пришлось усилить интенсивность тренировок и начать работать с тренером из Ванкувера. Интернет в этом очень помогал. Я уже решил не участвовать в драфте НХЛ в июне, но мне хотелось быть подготовленным настолько, как если бы я все же там участвовал. Скоро должна была состояться последняя игра сезона, и это встревожило меня по ряду причин.

Наша команда обеспечила себе первое место в лиге, и это дало шанс на поездку в полуфинал плей-офф штата. Но мы ничего не принимали как должное. Самая трудная часть сезона подходила к концу, и мы сыграли его на ура. Было слишком легко остановиться на достигнутом и забыть о предстоящей серьезной игре.

Последняя была против средней школы Порт-Анджелеса, и у них действительно была сильная команда. Эта игра будет крайне сложной. Но независимо от победы или поражения, мы собирались в плей-офф. Конечно, победа над Порт-Анджелесом доказала бы, что мы можем конкурировать с лучшими командами в штате. Поэтому мы стремились выиграть.

У меня была личная проблема с одним из членов команды соперника. За Порт-Анджелес играл Джеймс Лукард, и между нами шла вражда, зашедшая уже гораздо дальше обычного межшкольного спортивного соперничества. Я, Джаспер, Билл и Рик нашли Лукарда, избивающим девушку в переулке в Порт-Анджелесе после первого хоккейного матча.

Но и до этого инцидента мы с ним не ладили. У Лукарда постоянно были со мной проблемы, будь то ревность, зависть или просто неприязнь. Это началось очень давно, когда мы еще были детьми и играли друг против друга Пи-Ви-лиге.

[прим. переводчика: Пи-Ви-лига — хоккей для детей до 12 лет]


Его враждебность выросла до сумасшедшего уровня после ужасной сцены в переулке. Другие парни тоже были там, чтобы остановить все это дерьмо, потом началось — полиция, возможное снятие обвинений. Но Лукард сосредоточил всю свою ненависть на мне. Это уже была какая-то больная, иррациональная ревность. И это не добавляло комфорта ситуации.

Мне было трудно пережить ситуацию в переулке, и отец даже назначал мне серию встреч со своим другом, психиатром. Он помог мне справиться с возникающими кошмарами и проблемами с самоконтролем. Я всегда был немного помешан на контроле, но после того инцидента это стало тревожностью. Аро объяснил, что эта была естественная реакция на ситуацию, которую я был не в силах контролировать, и помог справиться с худшими последствиями. Я давно не видел необходимости встречаться с Аро, но приближающаяся игра против Лукарда постоянно возвращала мне старые опасения.

Я не боялся Лукарда. Как-никак, я не стофунтовая девочка-подросток и могу о себе позаботиться. Меня беспокоила его непредсказуемость и возможность того, что другие члены команды соперника встанут на путь его сумасшествия. И больше всего я боялся того, что Белла окажется вовлечена во всю эту ситуацию. Не вынесу, если с ней что-то случится из-за моих проблем с Джеймсом Лукардом.

Родители говорили с шефом Тейлором и шефом Своном после инцидента, но Лукард ограничил свое насилие социально приемлемыми местами. Например, хоккейный каток. Так что мы ничего не могли сделать.

В ночь перед игрой все мое напряжение и волнение возросло, и я знал, что Белла это заметила. Мне хотелось бы поговорить с ней об этом, рассказать обо всем, что произошло. Но я не мог. У меня было намерение рассказать ей эту историю, но когда дело дошло до разговора… я просто не смог найти в себе силы подвергнуть ее такому уродству. Сказав, втянул бы во всю эту ситуацию. И мысль об этом была невыносима. Я физически не мог заставить слова выйти из рта, хотя разум говорил, что это было бы правильно.

К сожалению, инцидент в переулке произвел на меня сильное впечатление, и было бы естественно поделиться этим с кем-то близким, с Беллой. Но я просто не мог. Возможно, стоит и правда снова поговорить с Аро. И лучше сделать это раньше, чем позже.

День игры я провел с Беллой, Джаспером и Элис. Мне пришлось уйти пораньше, чтобы переодеться и согреться, но Джаспер пообещал привезти девочек на моей машине, чтобы позже мы могли пойти на традиционную вечеринку. Папа отвез меня на каток. И он был немного напряжен. Разумеется, я знал причину, и это смело всю ту легкость, что появилась после общения с друзьями. Чертов Джеймс Лукард.

Моя рука сжалась на бедре. Это восставало против всего, чтобы было во мне, против моей тяги к справедливости. Но это не важно. Я должен быть осторожным и отступить, потому что Лукард — сумасшедший.

Я не осознавал, что сказал это вслух, пока низкий голос папы не прорвался сквозь суматоху моих мыслей.

— Это восстает и против всего, что есть во мне. Ты должен знать, что он попытается затеять с тобой драку, навредить. — Меня ошеломил тон отца. Его костяшки побелели, когда он с силой сжал руль. — Будь умнее, Эдвард. Не позволяй ему разрушить все, ради чего ты так усердно работал. Знаю, это несправедливо, но иногда такова жизнь. Это всего лишь школьная игра, пара часов, и он вернется в дыру, из которой выполз в Порт-Анджелесе. Это будет нелегко, но держись рядом с командой, пока игра не закончится, хорошо?

— Ага, — я хмуро повернулся к окну.

Вся эта ситуация — отстой. Я ненавидел этого ублюдка не только за содеянное, но и за то, что он испортил мою жизнь.

— Я уже поговорил с тренером Элеазаром, так что…

— Папа, — смущенно запротестовал я. Мне не хотелось раздувать из этого большое дело. Меня бесило, что это может быть таковым.

— И Чарли — шеф Свон — будет там, — продолжил он, игнорируя меня. — Мы не ожидаем бОльших проблем, чем он попытается вовлечь тебя на льду. Но на всякий случай.

— Я не говорил Белле, — пробормотал я, снова отворачиваясь к окну. — Не знаю, как сказать. Не знаю, как вообще о таком говорить.

Наступило продолжительное молчание, и я взглянул на отца. Он хмурился.

— Ты… хочешь поговорить с Аро? Тебе это нужно?

Я вздохнул, уставившись на свои руки, лежащие на коленях. Не хотел. Но нуждался.

— Может быть, — я кивнул. Как бы ни было трудно вспомнить, выразить чувства словами, мне нужно было это сделать. Конечно же, с той, кому я доверяю и люблю. С Беллой. — Возможно. Но я не хочу думать об этом прямо сейчас. После игры. После плей-офф. Просто… не сейчас.

Папина голова дернулась.

— Хорошо. Дай мне знать, Эдвард. И, пожалуйста, будь осторожен сегодня вечером.

— Буду. — Папа взглянул на меня, и я криво улыбнулся. — Я буду осторожен.

В раздевалке я получил еще больше предупреждений быть осторожным. Парни видели, что между мной и Лукардом что-то происходит, но только Билл и Рик знали всю правду.

— Прикрою твою спину, чувак, — пробормотал Билл, пока мы готовились выйти на лед.

— Спасибо. Тебе и всей команде. Не важно, что остальные не знают полной правды. Им достаточно того, что они видят, чтобы немедленно сомкнуть ряды.

Я не позволю безумию Лукарда повлиять на мою игру. Отдам все свое внимание игре и победе над командой соперника. Я быстрее, сильнее и намного умнее, чем он. Даже если Лукард — сосредоточие безумия, непредсказуемости и насилия. Мне просто нужно использовать голову и изо всех сил стараться сохранять хладнокровие. Я не позволю этому идиоту обмануть меня, сделать что-нибудь глупое и разрушить мое прекрасное будущее. Ублюдок не стоил этого.

Я сделал глубокий вдох и выпрыгнул на лед. Чувства спокойствия и правоты охватили меня, когда лезвия коньков заскользили по знакомой поверхности. Прохладный воздух, знакомые виды и запахи заполнили разум, не оставляя места для беспокойства о Лукарде. Я знал свои способности, знал, на что способен на льду. И был абсолютно уверен.

В течение первого периода мне вполне удавалось избегать его. Я был у первой линии, а Лукард у третьей. У меня было достаточно времени, прежде чем он вышел. И когда Джеймс это сделал, тренер позвал нас с Биллом на короткий перерыв. Команде соперника удалось забить шайбу в наши ворота, и тренер кивнул мне.

Потом я начал выходить на более длинные смены, чтобы защищаться и держать шайбу подальше от наших ворот. Это дало шанс нашим нападающим забить. Я пробыл на льду с Лукардом всего несколько минут, но он оправдал мои ожидания, пытаясь задеть. Сука. Жри свои коньки, мразь.

Он безжалостно висел у меня на хвосте, но я с удовлетворением отметил, что ему это трудно дается, учитывая мою скорость. Лукарду пришлось прибегнуть к грязным приемчикам, большинство из которых было до смешного легко избежать. Конечно, удары, от которых я не смог полностью уклониться, пришлось принимать. Оставалось лишь раздражение, что он смог скрыть большинство из них от лайнсменов. Попытки задеть меня отнимали у него концентрацию, и я использовал это в своих интересах.

[прим. переводчика: Лайнсмен — помощник судьи, находящийся у одной из границ крайних линий площадки]


Я переиграл и перехитрил ублюдка. Он расстраивался, когда я не отвечал на его насмешки, поскольку был сильнее и умнее. Мне удалось сделать пару хороших шайб, и это вернуло мне самодовольство и уверенность.

В третьем периоде его настойчивость в попытках подтолкнуть меня к вылету из игры, наконец, позволила мне открыться. Я перехватил пас в нашей зоне, застав врасплох парней. Адреналин хлынул в кровь, и это было так приятно. Я плавно управлял шайбой, катясь в зону соперника в полном одиночестве. Их вратарь готовился ловить нижний удар, поэтому я пустил шайбу по верхней линии.

О, как это было приятно.

Я все еще стоял один перед воротами и знал, — праздник приближается. Наслаждался удовлетворением и триумфом, издавая возгласы и салютуя клюшкой. Ожидал, что товарищи по команде набросятся на меня с поздравлениями. Но не дождался.

Резкий и сильный удар пришелся в спину. Как раз между лопаток. Удар, рассчитанный на то, чтобы отправить меня в полет. И он удался. Голова ударилась о подушечки, и шлем отлетел в сторону. Я бы попытался смягчить удар, когда споткнулся, но был захвачен врасплох. Тяжело упав, ударился головой об лед. Череп словно раскололся. Я медленно поднялся на четвереньки, пытаясь избавиться от гула и звона в ушах.

Чертов Лукард.

Зрение затуманил пота, капающий в глаза, и я встряхнул головой. Ярость прошибла меня, и я забыл о том, что собирался оставаться хладнокровным и спокойным. Дешевый трюк застигнул меня врасплох и лишил способности контролировать себя. Это было преднамеренно и жестоко. Я вышел из себя.

Я вскочил на ноги и скинул перчатки. Ярость ревела во мне. К черту спокойствие и рассудительность. Ублюдок пойдет ко дну. Я был больше, сильнее и быстрее, и поймал его с солидным раундхаус-киком, добавив правый хук. Его шлем, значительно помявшись, отлетел куда-то в сторону. Теперь мы оба были с непокрытыми головами, и я воспользовался своими превосходными навыками. Схватил его за майку и натянул на голову, обездвижив руки, чтобы выбить из него все дерьмо.

[прим. переводчика: Раундхаус-кик — круговой удар ногой, известный под названиями удар с разворота. Правый хук — боковой удар правой рукой в голову]


Равное количество гнева и ликования наполнило меня. Я ни за что не позволю уйти ему безнаказанным после всех его грязных приемчиков. Я яростно отбивался от рук и клюшек, пытающихся нас разделить. Мне удалось отбить первые несколько попыток, но потом их стало слишком много, и им удалось отбросить меня от сгорбленной фигуры Лукарда. Я все еще был в плену своего гнева, чтобы слушать судей, держащих меня. Боролся в попытке добраться до Лукарда и прикончить его. Рванулся вперед, вытирая пот с глаз, и вдруг понял, что это не пот.

С моего глаза буквально текла кровь.

Дерьмо. Должно быть, я разбил голову, когда ударился об лед. С этим осознанием пришла и жгучая боль. Я зарычал, удвоив усилия, чтобы добраться до ублюдка.

— Каллен! Достаточно. Хватит, понял? — тренер схватил меня за плечи и развернул к скамейке запасных. — Ты истекаешь кровью. В раздевалку, живо!

Он смотрел мне в глаза, пока я не остыл. Кивнув, я поднял руку и поморщился. Над глазом был порез, из которого сочилась кровь, стекая на лицо и майку. Раны на лице кровоточили как суки. Я уже достаточно получал их, чтобы понять, что на эту придется наложить швы. Замечательно. Я хотел вернуться на лед. Доказать, что все еще могу переиграть кого угодно. Но знал, что тренер использует травму как предлог, чтобы держать меня вне игры.

Чертов Лукард.

Я ворвался в коридор, ведущий к раздевалке, рыча на любого, кто пересекал мой путь. Характер — легенда. Я редко терял контроль, но когда делал это, то уже не мог держать себя в руках. С грохотом распахнув дверь, швырнул клюшку через всю раздевалку. Она ударилась о стену и с грохотом упала на пол. Не помогло.

Мне хотелось ударить еще что-нибудь, но вернулась рассудительность, говорящая не рисковать, чтобы не получить еще одну травму.

— Тебе уже лучше?

Я резко обернулся, сжав кулаки. Позади стоял отец с приподнятой бровью, он спокойно наблюдал за мной. Я сделал пару глубоких вдохов и бросился на скамейку, сложив локти на колени и вцепившись в волосы. Нужно заставить гнев исчезнуть.

Папа подошел ко мне и, сев на корточки, взял меня за подбородок. Подняв лицо, повернул его туда-сюда на свету, изучая порез, из которого все еще капала на глаз кровь. В раздевалку вошел тренер, но остановился и замер у двери, заметив мой взгляд и тот факт, что меня осматривал отец.

— Все не так уж плохо. Придется наложить швы. — Папа отошел к тренеру для короткой дискуссии, после которой тренер вышел, послав мне улыбку и большой палец вверх.

Сходив в душ, папа принес мокрое полотенце и начал вытирать мое лицо. Я перехватил его руку, приложив к этому немного больше силы, чем следовало, на что он только пожал плечами. Я могу вытереть свое лицо сам, черт возьми.

Кровь высохла на ресницах, склеив их, так что, оттирая лицо, я выдрал несколько. Большую часть крови со лба и щеки вытереть удалось, а вот майку уже было не спасти. Папа нетерпеливо вздохнул и забрал полотенце, очистив кровь с формы с бОльшей эффективностью.

— Я могу зашить тебя здесь, но если не хочешь очередной шрам, то лучше добраться до больницы. Сможешь сделать это в ближайшие пару часов?

Я резко выдохнул и прислонился спиной к стене, ожидая, когда остатки слепящего гнева покинут меня.

— Просто перевяжи. Заскочу в больницу после игры.

Отец кивнул и проверил шишку, которая появилась под порезом, а затем и глаза.

— Как себя чувствуешь? Сотрясения мозга нет?

— Нет, — я покачал головой, чтобы доказать это. — Просто очень, очень зол.

Я стиснул зубы, когда он продолжил беглый осмотр. Отец кивнул, удовлетворенный тем, что со мной все в порядке. Черт, он действительно поверил мне, когда я сказал, что в порядке? Разумеется, он должен был проверить сам. Папа взглянул на мое лицо и улыбнулся.

— Ну, заканчивай игру. Увидимся в больнице. Нужно сказать твоей матери, что ты в порядке, иначе она будет штурмовать арену, как никто другой. Мама захочет встретиться с тобой, так что мой совет — позволь ей это сделать. В конечном итоге нам обоим так будет легче. Эсми беспокоиться о тебе, — папа сделал паузу. — Мы оба. Я рад, что ты в порядке.

— Спасибо, пап, — пробормотал я, когда он заклеил порез пластырями крест-накрест из набора тренера. Быстро потерев мне макушку, отец ушел.

Я встал и осторожно прикоснулся к заклеенному порезу. Тренер ни за что не выпустит меня обратно на лед. Игра продлиться еще недолго, и это служило небольшим утешением. Я глубоко вздохнул и вернулся на скамейку запасных, чтобы поддержать товарищей по команде.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/111-38722-2#3578919
Категория: Наши переводы | Добавил: hopelexxx7 (01.10.2022) | Автор: hopelexxx7
Просмотров: 282 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 1
1
1 робокашка   (02.10.2022 14:06) [Материал]
Жаль, что ублюдку Джеймсу всё сходит с рук чтоб его глисты сожрали!