Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2736]
Кроссовер [703]
Конкурсные работы [11]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4833]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15260]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14681]
Альтернатива [9123]
СЛЭШ и НЦ [9096]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4503]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Эсме. Новолуние
Твоя семья становится полноценной, вокруг всегда тепло, уютно, и ты постоянно ощущаешь душевное равновесие. Но в один миг всё резко меняется в противоположную сторону. Приходится покинуть родной дом, на благо девушки, как наивно полагает твой сын. Но будет ли ваш поступок благом для неё? И что делать, когда в один день твои дети разъезжаются в разные стороны?

Тайны крови. Еще один шанс
Мейсон осознал свои ошибки и принял единственно правильное решение: оставить в покое ту, которой причинил так много боли. Пять лет он держался в стороне. Но провидение дает ему еще один шанс. Сможет ли он им правильно воспользоваться?

...silentium
- Не противно спать с псом? – он сотрясался от ярости.
- C меня довольно… - пробормотала я и чуть не упала в обморок. Передо мной стоял Эдвард Каллен.
- Довольно будет тогда, когда я скажу, - на него упал лунный свет. Я задохнулась от ужаса. Его глаза… мне не померещилось… даже в свете луны они отливали кроваво-красным.

Словно лист на ветру
Привычный мир рухнул. Как жить дальше? Сможет ли Белла пережить трагедию и заново обрести себя? Только кого ей выбрать: верного друга Джейкоба или причину всех её бед Эдварда? Эта история о быстром взрослении, осознании своих ошибок и умении доверять.

Несостоявшаяся помолвка
- Анна, к Рождеству ты должна быть помолвлена, - требовательно произнесла женщина.
- Месяц?! - с широко распахнутыми глазами обратилась Анна к матери.
Сможет ли Анна выполнить волю матери, если ошибки прошлого тяжёлым камнем лежат на душе девушки?

Lunar Eclipse ( Лунное затмение)
Он оставил меня так давно. От Изабеллы Мари Свон осталась только тень. Сейчас 67 лет спустя, после того как Эдвард Каллен оставил Беллу, она странствует по свету, изливая свою печаль и боль. Сейчас будучи прекрасным вампиром, она вернется туда, где все началось.

Сказ о том, как мышонок помог принцу Золушку отыскать
И когда часы пробили полночь, Золушка бросилась вниз по ступенькам. Кучер свистнул коням, и карета умчалась прочь. Поскакал принц догонять, но за встретил лишь чумазую нищенку да пару гусей, а прекрасной незнакомки и след простыл…

Серьезный проступок
Эдвард Каллен — горячий школьный хоккеист. Белла Свон — застенчивая старшеклассница. Они восхищались друг другом издалека, но пришло время наконец встретиться. Смогут ли они справиться с угрозой из его прошлого? Ни одно доброе дело не остается безнаказанным...



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...что, можете прорекламировать свой фанфик за баллы в слайдере на главной странице фанфикшена или баннером на форуме?
Заявки оставляем в этом разделе.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9850
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Наши переводы

Expectations and Other Moving Pieces. Глава 25

2022-1-26
16
0
0
Бартер


Я увидела, как солнце начинает медленно восходить в небо, освещая равнинный пейзаж и мерцая на подтаявшем снегу. Я же продолжала лежать в кровати, задумавшись над тем, что мне делать, что сказать.
Всю ночь я то проваливалась в сон, то выныривала из него. Каждый раз, когда я, казалось, была готова заснуть, мои глаза открывались и взгляд устремлялся на часы. Почти каждые полчаса я поглядывала на светящиеся цифры, желая, чтобы время текло быстрее, молясь, чтобы солнце взошло скорее.
Произнесенные им слова продолжали эхом раздаваться в моем сознании; не могла я забыть выражение его лица или вид слезинки, стекающей по щеке. Мое желание пойти к нему, разбудить и успокоить противостояло инстинкту, подсказывающему сбежать и искать уединенного места, или, наоборот, прогнать его.
В результате двух этих противоречащих порывов я осталась лежать в постели, не в силах принять решение, так же как и не в силах уснуть.
Жалел ли он о том, что в результате сильнейшей усталости и слишком большого количества выпитого вина разговорился со мной вчерашним вечером?
А если бы я взглянула на него одним глазком, то пожелала бы, чтобы он никогда не приезжал?
По утрам все и всегда казалось другим, а сейчас, с Эдвардом, казалось все стало еще хуже. В наших отношениях всегда были мрак и самоотречение.
Около восьми часов утра я услышала снизу стук кастрюль и выпрямилась на кровати. Я услышала шаги, как открывается и закрывается холодильник, и почувствовала, как быстро начинает биться мое сердце, предчувствуя неизбежность встречи с ним.
Свежий, ароматный запах бекона слабо пронесся по воздуху. Я скинула одеяла и вскочила на ноги, быстро пробежав через комнату и распахнув дверь. Я не сомневалась, ни на секунду не сделала паузы, сбежав в носках вниз по лестнице, от чего еле устояла на отполированной древесине. Оказавшись на первом этаже, я остановилась и глубоко вздохнула, пытаясь привести себя в чувство и успокоить расшатанные нервы.
С финальным решительным кивком я шагнула на кухню и резко замерла, увидев раскинувшуюся передо мной картину.
Эдвард стоял около плиты, держа лопаточку в одной руке и разбивая ею яйца на маленькую сковороду. Старая черная рубашка, которая была вчера на нем под курткой, смялась после сна, а рукава ее были закатаны до локтя, оголяя предплечья. Волосы его были совершенно растрепаны, как и всегда, когда он не старался укротить их. Я опустила взгляд вниз, увидев, что он стоит босиком на холодном каменном полу.
Вся эта картина была столь домашней, что я еле сдержала улыбку.
Он, упорно сосредоточившись на яичнице, даже не заметил моего вторжения.
Я шагнула к нему и приподняла голову, наконец оповещая о своем присутствии.
- Ты приготовил завтрак? - тихо спросила я.
Услышав меня, Эдвард резко вскинул голову, а глаза его вспыхнули от удивления. Я чувствовала, что начинаю краснеть, поскольку его взгляд упал на мою широкую рубашку и шорты. Я неловко потопталась на месте, чувствуя, как на мгновение задержался его взгляд на моих голых ногах, а затем опустился на шерстяные носки.
Затем он вновь посмотрел мне в лицо и улыбнулся.
- А ты приготовила ужин. - В ответ он пожал плечами. - Садись.
Я не стала спорить.
Подошла к столу и села на самый ближайший стул, с любопытством наблюдая за тем, как разделяет он яичницу по двум тарелкам. Затем положил бекон и вытащил из тостера два маффина.
Я, впечатленная, приподняла брови.
Он на секунду глянул через плечо и спросил:
- Ты до сих пор ешь яичницу с кетчупом?
Я не смогла скрыть улыбку, озарившую мое лицо.
- Да.
Без слов кивнув, Эдвард выхватил из холодильника бутылку кетчупа и поставил ее передо мной на стол вместе с наполненной едой тарелкой. Я взяла кусочек бекона, откусила от него и осторожно пережевала, когда он обжег мне рот.
Он подтянул к себе стул и сел напротив меня, нетерпеливо принимаясь за еду. Я закашлялась от смеха, увидев, как он вздрогнул, обнаружив, что еда еще слишком горяча, чтобы ее есть.
- Как спалось? - спросила я, переворачивая бутылку кетчупа и пытаясь вытряхнуть несколько капелек на тарелку. Они неохотно скользнули по горлышку и приземлились прямо на яичницу.
Эдвард с некотором усилием проглотил еду и ответил: - На самом деле удивительно хорошо.
Мне потребовалась вся выдержка, чтобы не вытаращить глаза.
Конечно.
Он беспробудно проспал на диване, а я всю ночь нервничала и ворочалась в постели, волнуясь из-за сказанных им слов, из-за своих чувств, из-за вины, нахлынувшей на меня, и паники по поводу того, что произойдет утром.
Эдвард снова посмотрел на тарелку, полный решимости уплетать еду, уверенно намереваясь съесть ее так же быстро, насколько горячей она была.
Я встала и подошла к холодильнику, вытащив упаковку апельсинового сока. Посмотрев на Эдварда, я изогнула бровь, словно предлагая ему, и он с энтузиазмом кивнул, набив едой рот. Я налила два стакана и поднесла их ко столу.
Сев на свое место, я медленно и с удовольствием стала потягивать ледяную жидкость.
Мы молчали несколько минут, но я нашла в себе храбрость вновь заговорить с ним.
- Извини, что не убрала во второй спальне до твоего приезда.
Эдвард отмахнулся от моего извинения.
- Не волнуйся. Я в любом случае не очень хочу спать в комнате Розали.
Я попыталась скрыть удивление, получив эту информацию.
Я предположила, что не имеет значения его ли это комната, или комната сестры. Просто когда Эдвард посвящал меня в детали прошлого, каждый раз, когда он неосознанно рассказывал мне о своем детстве, я ощущала неудержимую волну любопытства.
- Ладно, - наконец ответила я, нервничая. - Думаю, пока мы будем заняты ремонтом, твоей комнатой воспользоваться будет нельзя. Поэтому когда снова приедешь, если захочешь кровать побольше…
Эдвард резко прервал мое неуверенное предложение.
- Я не планирую проводить здесь ночь, - просто заявил он. - Это не произойдет снова.
Я уставилась на него, на мгновение потеряв дар речи.
Непоколебимость, с которой он произнес эти слова, была беспристрастной. Его слова, его тон казались схожими с теми окончательными утверждениями, кои он имел в прошлом. Только сейчас, услышав его ответ, по непонятным мне причинам он не показался мне грубым или сердитым.
Скорее, оборонительным.
И у меня возникло внезапное дурное чувство, что я столько долгих-предолгих лет неправильно его понимала.
- О, - сказала я. - Хорошо. Но если когда-нибудь захочешь…
- Диван очень удобен, - снова прервал он, не дав мне закончить фразу.
Я внимательно посмотрела на него, на его напряженную позу и непреклонное выражение лица. По тому, как сжата была его челюсть и по твердости его взгляда, я поняла, что спорить сейчас не имеет смысла. Я прикусила губу и отвела от него взгляд, не зная, что и сказать.
- Правда, Белла, - услышала я, как он спокойно сказал. Оторвав взгляд от тарелки, я встретилась с его. - Кровать теперь принадлежит тебе. Я не хотел бы стеснять тебя, только потому что оказался столь глуп и устал, что напился, не в силах благополучно доехать до дома.
Я с легким грохотом положила вилку на тарелку и усмехнулась, покачивая головой и улыбаясь ему.
Уголки его губ дрогнули в ответ.
- Что? - с любопытством спросил он.
Я беспомощно пожала плечами, в притворной уступке вытягивая руки.
- Я даже не знаю, что сказать, когда ты так мил ко мне.
Эдвард ухмыльнулся.
- Для начала ты могла бы сказать «спасибо».
- Спасибо, - повторила я, продолжая тихонько посмеиваться. Медленно моя улыбка соскользнула с лица, и я наклонилась вперед, надеясь, что кажусь искренней: - Честно.
- Пожалуйста. - Эдвард с благодарностью кивнул.
- Так значит… - Я откашлялась, откинувшись на спинку стула и, пытаясь прервать возникший между нами зрительный контакт, мельком взглянула на свой завтрак. - Как давно ты проснулся?
- Несколько часов назад, - ответил Эдвард, вновь энергично принимаясь за завтрак.
- Почему? - громко поинтересовалась я.
- Мне нужно вернуться в город.
- А, - сказала я, немного прокашлявшись, почувствовав, как застревает в горле маффин. Я сделала глоток апельсинового сока, а затем вспомнила. - Слушай, ты звонил своей маме? Вчера вечером я оставила ей сообщение и предупредила, что утром ты ей позвонишь.
Эдвард беспечно покачал головой.
- Позвоню ей, когда уеду. Пусть поспит подольше.
Я кивнула и подняла вилку, нервно крутя ею по тарелке, но не накалывая яичницу.
- Как у нее дела?
Внезапно я почувствовала на себе взгляд Эдварда, но сама продолжила взглядом изучать тарелку.
Я отважилась поднять голову, встретившись с его пристальным взглядом и замечая, какое задумчивое, даже ласковое выражение у него на лице, пока он думает над моим вопросом.
- Вполне себе неплохо, учитывая обстоятельства, - наконец сказал он.
- Я рада, - искренне сказала я. - А как дела дома?
- Хорошо. - Эдвард кивнул, и лицо стало сдержанным. - Дом немного меньше этого, но все же удобный. Он располагается ближе к работе, ближе к Роуз, и мне спокойнее, поскольку мама не одна.
Я улыбнулась.
- Ей очень повезло, что ты живешь с ней, - без раздумий заметила я.
Эдвард немедленно повернулся ко мне, и я опустила глаза, чувствуя, как от смущения вспыхивает мое лицо.
- Да, - через секунду шепнул он.
Я медленно подняла голову, нисколько не удивившись, увидев, что его пристальный взгляд до сих пор устремлен на меня.
- Послушай, Эдвард… - нервно начала я.
- Привет, Белла! - Внезапно распахнулась входная дверь и снова закрылась. - Тук-тук, - окликнул меня громкий голос.
Мы с Эдвардом застыли от потрясения, глядя друг на друга, а затем на входную дверь. Я быстро встала, отталкивая стул, от чего он проскрипел по каменному полу. Эдвард последовал моему примеру, и выражение на его лице словно говорило о том, что его сейчас поймают за чем-то неподобающим.
Я не обращала внимания на внезапный румянец на своих щеках, пока не поняла, кто это может быть.
- Элис? - Мой ответ прозвучал как вопрос.
Я слышала ее мелкие шажочки, направляющиеся к кухне, и ее громкий и оживленный голос, говорящий со мной, несмотря на то, что она меня еще не видела.
- Белла, привет! - крикнула она, проходя по коридору. - Я просто хотела узнать, не сможешь ли ты прийти сегодня в конюшню и немного поработать с Сантаной… - Она вывернула из-за угла на кухню и резко остановилась, посмотрев на другой конец стола.
- Эдвард,- промолвила она, не потрудившись, чтобы скрыть свое удивление.
- Привет, Элис, - вежливо кивнул он. Я посмотрела на него - достаточно долго, чтобы заметить, как он неловко ерзает на месте, а затем повернулась к подруге.
Она до сих пор смотрела на моего мужа.
- М… как дела?
- Прекрасно, спасибо. - Он улыбнулся, выглядя немного напряженным. - А у тебя?
Она махнула руками.
- Отлично. Я просто… - Затем сделала паузу и посмотрела на меня, после - опять на него, а затем на наш почти съеденный завтрак. - Не вовремя, - закончила она, развернувшись на пятках. - Я пойду.
Я открыла было рот, чтобы остановить ее, но быстро закрыла. Я не была уверена, стоит ли мне останавливать ее, если Эдварду некомфортно в ее присутствии. Не могла даже вообразить себе, почему, но…
- Останься, Элис, - услышала я вдруг голос Эдварда.
Элис остановилась и оглянулась, посмотрев на меня в поисках подтверждения. Я же, прикусив губу, с любопытством глянула на Эдварда.
- Да, думаю, мне уже пора, - объяснил Эдвард, пожимая плечами.
- О, - выпалила я, удивленная его неожиданным желанием уехать. - Гм… ладно.
Я заметила, что, увидев выражение моего лица, он несколько засомневался, хотя я и пыталась выглядеть безразличной. Я не была уверена, какие эмоции промелькнули на моем лице, потому что точно так же не была уверена в том, что чувствую.
- Если… - уклончиво и неуверенно начал он. - Тебе что-нибудь еще нужно?
- Нет, - быстро ответила я, покачав головой и заставляя себя улыбнуться. - Все хорошо.
- Ну, тогда… хм… увидимся в следующие выходные? - Его заявление вышло как вопрос.
Я ощущала, как неловкая, неестественная натянутость потрескивает возле нас, пока Элис молча наблюдает за нашим разговором. Мои щеки горели, и я явственно ощутила, как волнами исходит от нее любопытство.
- Конечно. - Я решительно кивнула.
Эдвард одарил меня легкой улыбкой и вежливо попрощался. Я посмотрела на Элис, проходя мимо нее к двери. Он молча надел куртку и ботинки, а я стояла возле него, заламывая руки.
Когда он вышел на крыльцо и направился к машине, я не последовала за ним.
Услышав, как он заводит двигатель, я решила вернуться на кухню и медленно прошла по коридору, испытывая странное чувство страха, нашедшее на меня при мысли предстать перед Элис.
Зайдя на кухню, я обнаружила, что Элис стоит возле плиты, выхватывая со сковороды кусочки холодного бекона, и закидывает их себе в рот. Услышав, что я вернулась, она облизнула пальцы и обернулась ко мне.
- Итак?.. - медленно протянула она, с надеждой приподняв брови.
Я покачала головой и стала убирать со стола, чувствуя, как пробегают по телу мурашки от ее явного интереса.
- Это не то, о чем ты подумала.
- А что я подумала? - с ухмылкой подначила Элис.
- Не знаю, - сказала я, опуская тарелки в раковину и включив воду. - Это не то, чем казалось.
- А что это было? - заинтересовалась она.
- Завтрак, - сухо ответила я.
- Ну конечно, именно так все и выглядело.
- Вот и хорошо.
Я скинула холодную, резиновую уже яичницу в ведро, а затем поставила тарелки под горячую воду и взяла губку. Вода обжигала мне руки, кожа моя краснела и горела, но я игнорировала боль.
Элис встала справа от меня и приняла из моих рук чистые тарелки, взяв кухонное полотенце, чтобы высушить их, и аккуратно складывала на полку.
- А что он здесь делал? - спросила она спустя минуту молчания.
- Крыша протекла, - ответила я, косясь на нее краем глаза. Казалось, она полностью сосредоточилась на просушке вилок, поэтому я продолжила: - Он приехал вчера вечером.
- И остался на ночь? - Ее вопрос прозвучал невинно, но я поняла подтекст.
- Было слишком поздно, - сказала я в свою защиту, тем самым закрывая тему разговора.
- Понимаю, - не стала спорить Элис.
Я понимала, что злиться на Элис абсолютно не имеет смысла.
В конце концов, она о нас с Эдвардом знала лишь то, что мы терпеть друг друга не можем и живем в разных городах. В ее глазах мы казались загадочными и неуловимыми. Я не могла на самом деле винить ее за извечные вопросы, особенно после того как вернулась домой, преисполненная неловкостью, конкурирующей с утренней напряженностью.
Я знала лишь, что спрашивает она, потому что беспокоится обо мне.
Или об Эдварде.
Внезапно мне в голову пришла мысль о том, что она является добровольцем в той же самой клинике, где Эдвард работает несколько дней в неделю. Я понятия не имела, какие между ними отношения, являются они друзьями или нет, но это заставило меня посмотреть на дружбу с ней в другом свете. Возможно, она разговаривает, смеется и шутит с Эдвардом точно так же, как и со мной.
- Протечка? - окликнула Элис, выводя меня из моих мыслей. - Совсем дело плохо?
- Всего лишь в одной комнате… не думаю, что так уж все плохо, - ответила я, поставив кетчуп обратно в холодильник. - Но нам придется переклеить обои.
- Хреново, - сочувственно кивнула Элис. - Хочешь, попрошу Джаспера взглянуть на крышу? Ему не трудно.
Я вспомнила лицо Эдварда, когда предложила ему нанять помощников.
- Спасибо за предложение, но думаю, Эдвард хочет все починить сам, - сказала я, пожав плечами, как будто это было маломальским делом. - Этот дом очень важен для него.
- Не сомневаюсь, - снова ухмыльнулась Элис.
- Ты что-то хотела? - Я вздохнула, скрестив руки и снова - в который раз - сменила тему.
- Я хотела попросить тебя помочь со стойлами, - начала она, но усмехнулась. - А теперь думаю, что пора и мне помочь тебе…
Мое сердце пропустило удар. - Что ты имеешь в виду?
- Ты помогаешь мне с лошадьми, - объяснила она. - А я помогу тебе снять обои.
Услышав ее предложение, я опустила руки и непонимающе нахмурилась.
- Я все равно тебе помогала бы, - честно заверила я.
- Я знаю. - На сей раз Элис закатила глаза. - Но так мир устроен. И сойдемся в счетах.
Я с благодарностью посмотрела на нее, чувствуя, как растягиваются губы в улыбке.
- Согласна.
Последующие несколько дней стали лучшими за долгую память.
Всю неделю мы с Элис неустанно и импульсивно перепрыгивали из одного дома в другой, взбегая по холмам словно дети. Погода наконец-то становилась теплее, снег таял, оборачивая землю в хлюпающую грязь. Элис познакомила меня с незатейливыми радостями водосточных колодцев, и я открыла в себе влечение к плесканию по лужам, чего не делала даже в детстве, в Форксе.
Утром и днем я помогала Элис. А в оставшиеся часы мы снимали обои в холодной комнате. Когда Элис поняла, сколь трудно это занятие, она немедленно спросила совета у Джаспера, а он предложил нам опрыскивать обои водой и уксусом, чтобы они легче сходили.
Конечно, теперь все стало в десять раз легче.
В среду Элис заставила меня сесть верхом на Розвелла, и мы без поводов и сёдел гуляли по пастбищу. Я сидела, обхватив руками его холку, и двигала бедрами в такт его подергивающимся движениям, стараясь не упасть в грязь. Как только я почувствовала себя увереннее, то смогла насладиться высотой и властью, которые я чувствовала под своими ногами. Мой взгляд время от времени устремлялся на Сантану, и я задавалась вопросом, каково будет сесть на него. Он был намного выше других лошадей и намного спортивнее их. Я улыбнулась, представив, как быстро он сбросит меня со своей спины.
Именно в четверг я оказалась одна в холодной комнате, поскольку Элис рано утром направилась в город, в клинику. Я не спрашивала ее, работает ли там сегодня Эдвард, и не предложила составить ей компанию. Наоборот, я осталась и принялась счищать обои со второй стены.
Это оказалась утомительная, трудоемкая работа, и через несколько часов я, вздохнув, без сил свалилась на кровать, лениво раскинув конечности поверх кусочков обоев. Я не замечала шелест по собой и в течение нескольких минут глазела на потолок. Делая ровные вздохи, я почувствовала, как меня наполняет радость успеха.
Я села, снова собираясь проверить свою работу, а затем спуститься вниз и приготовить ужин.
Стена, с которой я продолжала работать, была наполовину очищена, от чего комната стала казаться наполовину пустой и готовой к грунтовке. Я улыбнулась, подумав, что могла бы завербовать Элис, попросить ее помочь мне завтра, а в выходные, когда Эдвард вернется, показать ему, чего я добилась.
Я потянула воспаленные руки, повертев шеей, и, встав, попыталась не обращать внимания на боль. Прикусив губу, я оглядела пол, замусоренный обоями. Этот вид напомнил мне о сброшенной змеиной коже. Когда приедет Эдвард, чтобы поработать над крышей, спать здесь он не сможет, а я не могу позволить ему снова спать на диване. Нужно будет завтра убрать во второй спальне.
В комнате Розали.
Я поглядела на часы, заметив, что уже чуть больше двух. И снова вздохнула, понимая, что Элис вернется из города не раньше, чем через несколько часов. Я подошла к дальней стене и стала поднимать с пола большие полоски бумаги, намереваясь выбросить их.
Я прошла вдоль стенки, собирая мусор, пока не уперлась в дверь, ведущую в гардероб. Заметив, что частично дерево посветлело и потрескалось из-за воды, стекавшей с потолка, я нахмурилась. Опустив на пол груду собранной бумаги, я поджала губы и открыла дверь.
И громко простонала, увидев то, что творилось за этой дверью.
Внутри было практически пусто, но стены гардероба были мокрыми и намного более потрепанными, чем стены в оставшейся части комнаты. Я была уверена, что непромокаемый брезент, который Эдвард прибил к крыше, теперь-то предотвращает нашедшее бедствие, но убытки возместить было невозможно.
Не думая дважды, я вытащила из шкафа несколько запасных рубашек Эдварда и бросила их на влажную и отяжелевшую кровать.
Я посмотрела на коробки, стоявшие на полу. Большинство из них казались сухими, но большая, стоявшая возле самой двери, была полностью пропитана водой. Я вытащила ее из темноты, но картон был настолько сырой, что порвался в моих руках.
Я аккуратно подтащила коробку к середине комнаты, где уже стояли кровать, книжная полка и комод.
Я схватила с кровати одежду и сняла ее с вешалок, спустившись вниз и бросив ее в сушилку. Вернувшись в комнату, я покачала головой, воображая себе лицо Эдварда, когда я покажу ему только что обнаруженный урон.
Только я вернулась в комнату, как мой взгляд немедленно упал на большую коробку, которую я только что спасла от разрушения. Кончики моих пальцев горели, а сама я чувствовала бесспорную пульсацию любопытства.
Убеждая себя, что хочу просто проверить, что то, лежит внутри, осталось неповрежденным, я шагнула вперед и встала на колени. С минуту перебирая в руках края, я все же открыла коробку и заглянула внутрь.
Внутри лежали десятки блокнотов в кожаном переплете самых всевозможных цветов.
Я нетерпеливо запустила руку и, кусая губу, вытащила один. Открыв обложку, я прочитала надпись.

Надпись гласила:
Собственность Эдварда Энтони Каллена.
1995-1996


Я неуверенно уставилась на книгу, сомневаясь, стоит ли мне читать, сомневаясь, что я вообще нашла - всего на несколько секунд. А после открыла первую страницу.
Это был необычный дневник. В нем не было старых, потрепанных страничек, которые указывали бы на типичное начало. Главным образом лишь заметки и каракули, легкие эскизы насекомых и животных. И несколько эскизов деревьев.
Просматривая блокнот, я стала признавать, что все нарисованные Эдвардом деревья имели на своих стволах крупный свиль. Все рисунки показывали одно и то же дерево в разные времена года. Около эскизов были написаны небольшие истории или анекдоты, нарисованы существа, жившие на дереве, странный паук, которого он видел ползущим сквозь кору, читая под теневым навесом в течение многих часов.
Я продолжила быстро переворачивать страницы, рассматривая его рисунки и записи с нескрываемым интересом. Я почти пролистнула весь блокнот, как вдруг заметила один рисунок.
Дерево, изображенное на нем, было другим.
Или то же самое дерево… но и не то.
Оно было покореженным.
Набросок полностью был темным, и кора вследствие этого выглядела жуткой и почерневшей. Ствол был расколот, как будто какая-то огромная невидимая сила поделила его пополам.
Я вытаращила глаза, внезапно узнав в нем мертвое дерево, росшее на заднем дворе, смотрящее на меня со страниц пятнадцатилетних воспоминаний Эдварда.
Я сощурилась, увидев надпись под рисунком. Здесь было написано больше и более неистово, чем на прежних страницах. Я провела пальцем вдоль каждой строчки, пытаясь разобрать их.

Удар молнии - и все разрушено. Менее, чем секунда красоты, света и электричества облекают жизнь в пепел. Отец хочет освободить двор от того, что больше не тяготеет к жизни. Я умолял. Я умолял не срубать его. Жизнь еще может затеплиться в нем. Раньше я никогда не испытывал такой печали, такого предательства. Ни единая причина не велит мне, но я все же испытываю эти чувства.

Всегда факты, учения и реальность - и дерево сломано, а я никогда не чувствовал столького.


Далее было написано еще что-то, но я не смогла разобрать.
Все записи в дневнике были похожи на эту: ступенчатые заметки и обрывочные фразы.
Он писал то, что думал.
Странно, что ученый мог писать так. Я представила его подростком, пишущим опрятные, идеальные предложения. Большему из того, что он записывал, не хватало художественной эксцентричности, но все же отчетливо проглядывались душевные терзания. Вместо страсти и любви Эдвард кричал числами и именами.
Кроме последнего отрывка.
Каждое слово кричало болью, страхом и крушением из-за обугленного дерева. Фразы и слова, кровоточащие вместе, отсутствие порядка и спокойствия. В этой записи я видела раздающийся эхом хаос из его спальни, его крики с верхнего этажа. Эту его часть, которой я никогда не видела раньше, - глубинную, пламенную, - увидела теперь.
Громко сглотнув, я закрыла дневник и положила его обратно в коробку.
Я на мгновение засомневалась, почти борясь с неподдающимся контролю желанием прочитать еще.
Я хотела достать еще какой-нибудь кожаный блокнот и глотать страницу за страницей. Я хотела знать, как сильно меня зацепят его записи. Подобны ли они этой, первой? Описывал ли он первую нашу с ним встречу в баре? Что он написал обо мне? Была ли я спокойной, можно было ли меня каталогизировать, как растения и насекомые? Или я была сгоревшим деревом?
Я практически задрожала от потребности узнать.
Но не только из-за себя. Я задалась вопросом, что он писал об Эсме, Карлайле и Розали; что он писал о своих друзьях, школе, домашней работе; что он писал о девушках, с которыми встречался, какие его любимые песни или насекомые. Я хотела узнать каждую малозначительную деталь, каждую мысль и мнение.
И, несмотря на потребности, желание и жадное любопытство, я закрыла коробку.
В этих записях ничего я не смогу найти.
Человек, привезший меня в этот дом, отличался от мальчика, которым он был когда-то. Он больше не был невинным, любознательным, предприимчивым, и он больше не был ученым. Он сам сказал мне.
Собираясь задвинуть коробку под кровать, я кое-что заметила. Она лежала сбоку, между дневниками и картоном. Я снова откинула створку, прикусив губу и понимая, что это, поскольку выглядела эта вещица знакомой.
Это оказалась небольшая книга со стихами.
Казалось, несколько лет назад я достала ее из коробки, сидя за кухонным столом, а затем разбила лампу Эдварда. Я оставила ее на кухонном столе, вернувшись наверх и оставляя Эдварда убрать осколки стекла и кровь.
Во второй раз я опустила руку, чтобы вытащить небольшую книгу и взглянуть на нее. Я положила ее перед собой и провела ладонью левой руки по обложке, улыбнувшись ощущению гладкой кожи.
Я снова прочитала надпись с обратной стороны.
Я держала книгу в руках, с любопытством глядя на нее и испытывая желание убрать ее вместе с оставшимися блокнотами. Это воспоминания Эдварда, его личные мысли, страхи и желания. Я не имею права влезать в них.
Но эта книга? Без сомнений, эта книга была создана для меня.
Частично я признавала, что Эдвард никогда бы не отдал ее мне, что у него, возможно, была причина не делать этого, но игнорировала это. Я не стала бы читать его дневники, потому что они были написаны для него. Но эта книга была написала из-за меня.
Я перевернула первую страницу, слегка придавив ее пальцем и пробегая глазами от строчки к строчке первого стихотворения, которое Эдвард переписал на книжные страницы.
Я громко выдохнула, прочитав его.

«Ничто, как буря надвигаясь,
Свою ладонь навстречу мне,
Протянет, даже не стараясь.
Притупит разум, мой и твой,
Той аккуратною рукой.
И перед тем, как дверь захлопнуть,
Я, обернувшись, поклонюсь,
Прекрасно утро как порой,
И с этой комнатой прощусь.
*
И лишь одно я попрошу:
«Ты навсегда останешься любимой,
Подушку эту только поцелуй,
Где жили наши головы, и были». *


- Каммингс, - прошептала я, ощущая, как хлынула на меня ностальгия, словно поток ледяной воды. Я чувствовала, как раздаются эхом в голове эти слова, совпадая ритмом с биением моего сердца.
Под стихотворением стояла дата, увидев которую, я задохнулась. Она напоминала мне о бегстве, о слезах и нежных утешающих словах, которые шептались возле моего плеча, пока я спала. В этот день мой мир разрушился, и единственным, что осталось, были Эдвард и я, погребенные под обломками.
Эдвард написал это стихотворение, нашел подходящие слова к тому утру, когда Джейкоб бросил меня.
Наши отношения были мраком и самоотречением.
Я, окруженная стенами, сидела в холодной комнате, сжимая в руках книгу и смотря на прекрасные слова, пока не услышала громыханье подъезжающего автомобиля.


*Стихотворение Эдварда Каммингса "Ныряя за мечтой" в довольно вольном переводе, взятом с просторов интернета.
Пожалуйста, пишите на ФОРУМЕ, чтобы я смогла уведомить вас о следующей главе
wink


Источник: http://twilightrussia.ru/forum/111-14548-8
Категория: Наши переводы | Добавил: Sensuous (07.12.2014)
Просмотров: 3007 | Комментарии: 25


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 251 2 3 »
0
25 lytarenkoe   (30.11.2021 04:22) [Материал]
wacko Придурки... не понимаю, что мешало им хотя бы на таком нейтральном уровне поддерживать отношения до поездки в Колорадо?... Всё равно ведь жили вместе... Вернее, жили в одном доме. А вот эта длящаяся неловкость , когда Элис нарисовалась, чем обусловлена? Не тем ли, что Белла так ничего конкретно и не рассказала Элис про свою жизнь с Эдвардом и о своей роли в ней. Не рассказала же по какой причине он орал ей, чтобы она из дома выкатывалась... Белла ж не сказала, что целенаправленно выводила его на скандал, хладнокровно хотела добиться от него интересующую её эмоцию и таким образом что-то понять для себя в его отношении к ней. Хотя он говорил ей остановиться и можно было легко избежать того, что дальше произошло. И понятно же что он её не выгонял, а в запале уже не сдержался - просто, чтобы свалила нахрен уже куда-нибудь с глаз его. А Элис это было так серьёзно воспринято. Особенно, когда бедолага босиком неслась от мужа тирана-деспота... wacko Она ж не сказала Элис, что Эдвард не держал её здесь, когда решил остаться на ранчо - Белла была совершенно свободна в своём выборе. И вместо того, чтобы нормально уехать, по каким-то неведомым мне причинам (я всё ещё надеюсь их узнать!) решила остаться здесь и продолжить изображать из себя несчастную жертву аборта.... Ничего из этого соседи не знают! И теперь отношение Элис, да и Джаспера тоже, к Эдварду преломляется сквозь его ”абъюзивное” отношение к жене. Каким бы вдруг чудесным человеком он не оказался потом.... осадочек остался.... Потому как Белла навсегда теперь будет выглядеть той, которую угнетали (- угнетали, но недоугнетали.... ). Крайне подло - за то, за что ответственны оба, делать козлом отпущения одного.... Сидит сейчас, дневники читает... По башке себе дай этим дневником. Почему же так и не возникло желание узнать о муже чуточку больше, когда всё ещё было более-менее нормально? Или, сука, уйти уже от него нафиг.. На побегушки по бутикам время и желание нашлось, на все эти грёбаные премьеры-рестораны - нашлось, на страдания по любимому Джейку - беспременно... А на поговорить с мужем - нет.... Чё вдруг ты вспомнила, про подпись на этой ”бумаге”? И она прям какую-то значимость обрела.... Столько лет не думала и вдруг.... Как же я хочу, чтобы у Эдварда даже мельчайшей частицы из мельчайшей капли, чувств к ней не осталось!!! Вообще ничего! Кроме жалости и вежливости.... cool

0
24 AgentProvocateur   (25.04.2015 06:00) [Материал]
Белла сама того не признавая хочет узнать Эдварда. И не удивительно после стольких лет, что их связывают, они все еще чужие друг другу
Спасибо за главу!

0
23 klusha0960   (01.02.2015 10:27) [Материал]
Спасибо!

0
22 Январия   (06.01.2015 23:37) [Материал]
Эх... Элис, хоть и нравится она мне здесь очень, но во время завтрака пришла не вовремя... помешала, даже не так, спугнула их... Они только-только начинают открываться друг перед другом... И мне кажется, что Белла в глубине души, где-то очень-очень глубоко, любит Эдварда, просто боится даже самой себе в этом признаться. Ну а с Эдвардом и так все ясно, он её очень любит, но страдает от её "холодности" и своей слабости, что не может её отпустить... Очень хочу, чтобы у них всё наладилось...
Спасибо большое за перевод!

0
21 ღSensibleღ   (25.12.2014 03:32) [Материал]
Вся надежда на Беллу, и на то, что она все таки сможет достучатся до Эда... он любит ее, но сломлен...

0
20 hope2458   (12.12.2014 21:15) [Материал]
Мне так нравится эта история! Она меня завораживает. Я начинала её читать на другом сайте, но там её перестали переводить и я очень рада, что Вы решили её "реанимировать". С нетерпением буду ждать продолжения!

0
19 Гуддини   (10.12.2014 09:54) [Материал]
спасибо smile

0
18 klusha0960   (09.12.2014 23:05) [Материал]
Спасибо за шикарный перевод! Обожаю эту историю!

0
17 vredna   (08.12.2014 10:32) [Материал]
может, по немногу, они друг друга излечат!?!
спасибо за главу!

0
16 Lepis   (08.12.2014 03:57) [Материал]
Спасибл

1-10 11-20 21-25


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]