Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4858]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14610]
Альтернатива [9071]
СЛЭШ и НЦ [9133]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4487]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Подарок
«Спасибо за подарок!»
Подняв голову, она увидела улыбающегося Эдварда. Следом пришло второе сообщение.
«Правда, мне никогда не шёл розовый цвет».
Белла с недоумением смотрела в зелёные глаза. Она не успела ответить, как телефон завибрировал в третий раз.
«И эти стринги совсем не моего размера! )))»

Мгновения наших падений преследуют нас вечно
Эрик Байер работает без отпусков. Но иногда чем-то вроде замены отдыха в отпуске становится сущая мелочь.

Вечная свобода
В начале 1950-х, когда, кажется, жизнь пяти Калленов только устроилась, неожиданное появление таинственной пары предвещает великие перемены.
История прихода Джаспера и Элис глазами Карлайла.

Верни меня к жизни
В его жизни было все, о чем можно только мечтать. Дом, семья, работа. Но в один миг все изменилось... Он потерял ВСЕ.... Исчезло само желание жить... И он решил умереть... Но ребенок, под названием Судьба, опять решил поиграть... В его жизни появилась Она... мечтающая о вечной любви. Смогут ли они стать счастливы... этого не знает никто... А что, если попытаться...?

Easier to run
Мои слабые попытки наладить собственную жизнь оказались детским лепетом в сравнении с надвигающимся на меня хаосом. Не так то просто сохранять спокойствие, когда люди вокруг тебя мрут как мухи, а ты сама не успеваешь уворачиваться от ощутимо болезненных пощечин очередного предательства.Но выхода нет только из гроба. И я нашла свой путь к отступлению.

Добро пожаловать домой, солдат
Белла очень волнуется, долгое время не получая от мужа известий. Что же происходит?

Самое настоящее чудо
— Девочка моя, как я счастлива, — утирая слезы белоснежным платком с гербом Малфоев, шепчет растроганная Нарцисса. — Какой прекрасный подарок накануне Рождества, — радостная улыбка не сходит с губ твоей свекрови, и ты вторишь ей.
— Самое настоящее чудо.

Только моя / Mine alone
Любовь вампира вечна. Но что, если Белла выбрала Джейкоба вместо Эдварда после «Затмения»? Эдвард медленно сходит с ума, после того, как потерял Беллу и сделает всё, чтобы вернуть её.. ВСЁ.



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете или найти соавтора, или сами стать соавтором?



вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый вами фильм 2014 года?
1. The Rover
2. Звёздная карта
3. Зильс-Мария
4. Camp X-Ray
Всего ответов: 250
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Вся правда о Гермионе Грейнджер. Конец? Начало?..

2021-4-15
47
0
Конец? Начало?..


Гермиона открыла глаза и в недоумении огляделась. Словно сквозь какую-то пелену проступили очертания полуразрушенного, запылённого коридора, яркий утренний свет, льющийся из арочных окон, взволнованные лица… Лица Гарри и Рона, чумазые, закопчённые, в ссадинах и кровоподтёках. Молодые семнадцатилетние лица…
С глухим стоном Гермиона приподнялась на локтях, ощутив невыносимую ломоту во всём теле и тяжёлую тупую боль в затылке. Потянулась рукой к голове, нащупала на волосах что-то липкое и горячее. Кровь.
Гарри бросился на одно колено, подхватил Гермиону под руку.
– Боже! – вскрикнул он. – Как ты?!
– Я… – с хрипом выдохнула Гермиона, не узнав собственного голоса. – Я не знаю… Я была в Уилтшире с Антаресом… Мы шли мимо вяза к машине…
– По-моему, ты неплохо приложилась головой об этот чёртов камень, – обеспокоенно проговорил сидящий рядом Рон.
Гермиона с трудом повернула голову в его сторону. При этом в черепной коробке будто взорвался фейерверк. Боль пронзила виски. К горлу подкатила тошнота.
– Что происходит? – дрожащим голосом спросила Гермиона. – Я умерла?
– Ещё чего! – фыркнул Рон. – Какой-то Пожиратель пальнул в тебя Ступефаем из-за угла, только и всего.
– Пожиратель? – тихо переспросила Гермиона, недоверчиво переводя взгляд с одного мальчишки на другого. – Ступефай? Что происходит?! Где я?!
– Кажется, у неё сотрясение, – обеспокоенно заметил Рон, бросив взгляд на Гарри. Тот озабоченно кивнул.
– Ты в Хогвартсе, Гермиона, – медленно и громко проговорил Гарри. – Не волнуйся, сейчас мы позовём мадам Помфри, она тебя осмотрит и…
– В Хогвартсе?! – вскрикнула Гермиона и зажмурилась от боли, полыхнувшей в голове. – Как я могу быть в Хогвартсе?.. Это… это невозможно… Я была на вокзале, мы отправляли твоих Джеймса и Альбуса и дочку Рона в школу, а потом… потом Антарес отвез меня в Малфой-мэнор, на могилу к… – тут дыхание Гермионы перехватило, из глаз непроизвольно брызнули слёзы.
– Чего это? – огорошено вытаращился Рон. – Какую ещё дочку?!
– Твою дочку, Розу, – ответила Гермиона едва слышно. – Твою и Луны…
– Что?! – Глаза у Рона полезли на лоб. – Гермиона, ты бредишь! Сколько пальцев я показываю?!
Он замахал перед лицом подруги рукой с вытянутыми двумя пальцами. Разозлившись, Гермиона отпихнула его руку и гневно процедила:
– Два! Я не брежу! Я только что была в графстве Уилтшир, рядом с Малфой-мэнором, а потом очнулась здесь, в Хогвартсе!
– Ты была без сознания, – обеспокоенно произнёс Гарри. – Может, это было очередное «погружение»?
– «Погружение»? – Гермиона с замиранием сердца подняла на Гарри взволнованный взгляд. – Ты хочешь сказать, я просто отключилась?
– Вроде того, – кивнул Гарри.
– То есть, я правильно понимаю, – не до конца веря в происходящее, произнесла Гермиона, – сейчас… девяносто восьмой год?
– Да, – округлив глаза, кивнул Гарри. – А какой, по-твоему, должен быть?
– Это невероятно… – выдохнула Гермиона, – это просто невероятно…
В коридоре раздались торопливые шаги, и из-за угла выскочила худощавая фигура в посеревшей от пыли и копоти форменной рубашке, болтающемся как попало зелёном галстуке и с палочкой Нарциссы в руках.
– Я проверил коридор Заклинаний, там никого нет, – громко объявил до дрожи знакомый голос. – Что у вас тут…
Гермиона едва повторно не грохнулась в обморок, когда рядом с ней на колени упал и схватил её за плечи Драко Малфой. Взъерошенный, помятый, с кровавыми разводами на лице, но совершенно точно – живой и невредимый Драко.
Всё такой же юный, совершенно не изменившийся с того дня, когда она видела его в последний раз. И серебряные лучики в его глазах сверкали всё так же ярко. Сейчас эти глаза с неподдельным беспокойством смотрели на Гермиону. А она, похоже, потеряла дар речи.
– Гермиона! – воскликнул Драко, прижимая обмякшую девушку к груди, придержал её за голову и с ужасом почувствовал липкую влажную субстанцию на руках. – Это что, кровь?! Что тут случилось, чёрт побери?!
– Не голоси, Малфой, – одёрнул его Гарри, – Кажется, Гермиона побывала в «погружении». К тому же из-за какого-то урода-Пожирателя, похоже, получила сотрясение мозга.
– Кто это сделал?! – рыкнул Драко. – Я убью его!
– Драко… – вдруг простонала Гермиона таким страшным голосом, что у мальчишек волосы зашевелились на голове. С трудом подняв взгляд на его обеспокоенное лицо, она не смогла как следует его разглядеть – слёзы застилали глаза. Протянув ослабевшую дрожащую руку, Гермиона прикоснулась к его щеке. Она была тёплой, мягкой и совершенно реальной.
Он был реален. И он был жив.
– Драко! – надрывно вскрикнула Гермиона и кинулась к нему на грудь.
Он обнял её, с недоумением переводя взгляд с Гарри на Рона, словно спрашивая: «Что это с ней?». Они оба глядели так же удивлённо, не зная ответа.
– Ты жив… – сквозь рыдания простонала Гермиона, прижимаясь к Драко, порывистыми, скомканными движениями пытаясь гладить его по спине. – Ты жив… ты жив… Ты жив!
– Да, я жив, со мной всё в порядке, – по-прежнему недоумевая, ответил Драко. – Что случилось, малышка? Что тебя так напугало?
Некоторое время Гермиона была не в состоянии отвечать, плача навзрыд, и только беспрестанно повторяла: «Ты жив! Ты жив!». Гарри, нахмурившись, стащил с носа очки, протёр их полой свитера, что совсем не помогло, и водрузил обратно на нос.
– Нужно позвать мадам Помфри, – сказал он убеждённо. – Рон, поищи её в Большом зале. А я пока поищу Беллатрикс.
При имени безумной Пожирательницы Гермиона встрепенулась, прекратила рыдать и отстранилась от Драко.
– Беллатрикс? – выдохнула она с ужасом. – Она еще жива?!
– Да, она прячется где-то в замке, – кивнул Гарри. – Мы точно слышали её голос.
– Гермиона, спускайся с Уизли в Большой зал, – с заботой произнёс Драко, поглаживая девушку по волосам. – Мы с Поттером быстро найдём её и остальных беглецов и обезвредим их.
– Нет!!! – вскрикнула Гермиона так, что все трое мальчишек вздрогнули. – Нет! Я не отпущу тебя! – она вцепилась в Драко изо всех сил, будто он уже бежал за сумасшедшей Лестрейндж. – Я не позволю ей снова убить тебя!!!
– Что?! – ошеломлённо спросил Драко и попытался встать на ноги.
Гермиона, цепляясь за него, поднялась следом и, обхватив его за талию, уткнулась носом в его часто вздымающуюся грудь.
– Что ты сказала, Гермиона? – тихо переспросил Драко. – Повтори!
– Она убьёт тебя, – всхлипнула Гермиона и разрыдалась с новой силой. – Если ты пойдёшь за ней, она убьёт тебя!.. Не уходи, Драко, пожалуйста! Не оставляй меня!.. Не уходи! Я не переживу этого ещё раз!..
Взгляд Драко потемнел, на лице отразилась глубокая задумчивость.
– Это – то, что ты видела в «погружении»? – осторожно спросил Гарри.
– Да! – вскрикнула Гермиона с отчаянием.
– Постой, ты только что говорила, что была в Уилтшире и отправляла в школу чьих-то там детей, – озадаченно перебил Рон.
– Да, но это было намного позже! – откликнулась Гермиона. – Я… прошло много лет, и я… мы с Эни приехали на Кингс-Кросс, чтобы проводить ваших детей в Хогвартс…
– Гермиона, – Драко вдруг повернул её к себе лицом, положив руки ей на плечи, и посмотрел на неё предельно сосредоточено. – Ты хорошо помнишь то, что видела в «погружении»?
– Да, – со слезами на глазах кивнула она. – Я помню всё очень хорошо, даже слишком…
– Тогда скажи, – Драко на мгновение смолк, собираясь с мыслями. Глубоко вздохнув, спросил: – Кого ты видела там… в будущем?
Гермиона с недоумением подняла брови:
– Это так важно?
– Очень, – кивнул Драко. – Там были Поттер и Уизли?
– Да, – отозвалась Гермиона. – И ещё Луна и Джинни… их дети… И Антарес. И твоя мать… Но это неважно, это произойдёт потом, пройдёт ещё много, много времени! А Беллатрикс нападёт сегодня, сейчас!
– Нападёт на Малфоя? – уточнил Гарри.
– Да, – снова кивнула, всхлипнув, Гермиона. – Выстрелит из-за угла! Она будет поджидать нас на восьмом этаже, возле выручай-комнаты!
– Ну, это ведь было только в теории, – с сомнением протянул Рон. – Мы ведь уже много чего поменяли из того будущего, которое ты видела. Спасли Фреда, например.
– Но Снейпа – не смогли! – резко возразила Гермиона.
– Он сам решил свою судьбу, когда открыто выступил против Волдеморта, – заметил Гарри. – Чего ты ожидала?
– Вот именно, – неожиданно бодро и уверенно подхватил Драко, взглянув на Гермиону каким-то очень странным взглядом. – Ты напрасно переживаешь. Предупреждён – значит, вооружён. Теперь-то я знаю, что она нападёт из-за угла, и не позволю ей этого сделать! Мы найдём её, верно, Поттер?
– Конечно, – кивнул Гарри, при этом глянув на Малфоя с подозрением.
– Мы должны найти её как можно скорее, пока она не навредила кому-нибудь, – твёрдо заявил Драко.
– Она навредит тебе! – с надрывом вскрикнула Гермиона. – Разве ты не понимаешь?! Она собирается убить тебя!
– Ну, это мы ещё посмотрим, – усмехнулся Драко одним уголком губ.
– Нет, Драко, пожалуйста! – слёзы снова ручьём потекли по лицу Гермионы. – Я ведь только обрела тебя! Не оставляй меня одну снова!..
– Всё будет хорошо, Гермиона, – ласково произнес Драко, отстраняя её руки, несмотря на всё её бурное сопротивление. – Обещаю, со мной всё будет хорошо. Уизли, – Драко зыркнул на Рона с явным намёком. – Не мог бы ты проводить Гермиону в Большой зал.
– Нет, я никуда не пойду! – взвизгнула Гермиона. – Рон, не подходи ко мне!
– Тебе нужен осмотр и покой, – поддержал Гарри. – Не волнуйся, я буду с Малфоем, вдвоём мы уж как-нибудь справимся с Лестрейндж.
– Нет! Нет! Я не пойду!..
– Уизли, проводи Гермиону в Большой зал сейчас же, – с нажимом произнёс Драко сквозь зубы, с силой подтолкнув Гермиону к Рону. Тот подхватил подругу, обнял за плечи. Гермиона попыталась вырваться, но Рон держал крепко.
– Если ты меня сейчас же не отпустишь, я прокляну тебя на веки вечные, Рональд Уизли! – закричала Гермиона, отчаянно сопротивляясь и пытаясь выудить из кармана волшебную палочку.
– Прости, – едва слышно промолвил Драко и, пока Гермиона отвлеклась на борьбу с Роном, коснулся палочкой её виска: – Ступефай!
Гермиона тут же обмякла в руках Рона.
– Не вздумай её разбудить до того, как я вернусь, – холодно процедил Драко, глянув на Рона. Тот кивнул, не двигаясь с места. Драко в гневе скрипнул зубами. – Иди уже, Уизли!
Рон подхватил оглушённую Гермиону на руки и направился по коридору к лестнице. Гарри остался стоять рядом с Малфоем.
– Тебе бы тоже не мешало обратиться за помощью к целительнице, – заметил Драко, обращаясь к Поттеру. – Ты, вроде как, умер сегодня.
– Да нет, я жив, как видишь, – развёл руками Гарри. – Несмотря на все старания Волдеморта. А вот какую игру затеял ты? Мне очень интересно.
– Никаких игр, Поттер, – покачал головой Драко. – Всё просто. Я найду тётю Беллу.
Развернувшись, Драко направился в другой конец коридора к холлу с движущимися лестницами. Через мгновение он услышал за спиной торопливые шаги, а затем твёрдая рука Поттера легла ему на плечо. Драко был вынужден остановиться.
– В чём дело? – недовольно спросил он, обернувшись.
– Это я у тебя хочу спросить, – ответил Гарри. – Что за внезапный приступ альтруизма, Малфой?
Драко отвёл взгляд, размышляя, стоит ли рассказать Поттеру всё то, что он успел обдумать за последние пять минут.
– Говори, – твёрдо сказал Гарри. – Куда ты собрался?
– Найду Беллатрикс, я же сказал, – пожал плечами Драко.
– Давай поищем её вместе, так проще будет её обезвредить.
– Нет, Поттер, – покачал головой Драко. – Я найду её сам. Один.
– Почему это?
– Я должен.
Гарри недоверчиво прищурился:
– С чего это вдруг?
Драко облизнул пересохшие губы, вздёрнул подбородок, отвёл взгляд, словно пытаясь отгородиться от участливости Поттера. Однако скрыть от Гарри бурю, клокочущую внутри, ему так и не удалось.
– Нет… – протянул Гарри, когда догадка озарила его. – Ты же не собираешься…
– Я должен, – повторил Драко тихо, а затем печально добавил: – Я должен умереть.
– Что?! – зелёные глаза Поттера стали почти такими же круглыми, как стёкла очков. – Ты с ума сошёл?
– Нет, Поттер, я в здравом уме и абсолютно трезво мыслю, – процедил Драко и повернулся, чтобы продолжить путь.
Гарри зашагал следом, не желая оставлять всё, как есть. Он должен был во всём разобраться.
– Или ты объяснишь мне всё сейчас же, или я обездвижу тебя и отправлю прямиком в объятия Гермионы, – предупредил он.
Драко нервно хохотнул, но не остановился, продолжая уверенно шагать по коридору к лестницам. Холл с движущимися лестницами пострадал меньше, чем другие части замка, но сами лестницы перестали двигаться. Некоторые замерли на полпути между площадками. Путь на восьмой этаж предстоял неблизкий. Вот и первый пролёт, ведущий на четвёртый этаж. Драко бодро зарысил по ступеням. Поттер следовал за ним, как приклеенный.
– Ладно, – сказал Драко. – Если хочешь, я расскажу.
Гарри молча кивнул, продолжая упорно шагать рядом.
– Когда я спас вас из мэнора, ты хотел знать, как у меня это получилось.
– Какое отношение это имеет к Беллатрикс? – спросил Гарри.
– Сейчас поймёшь, – процедил Драко. – Если будешь слушать.
Гарри вскинул руки в примирительном жесте, как бы прося Драко продолжать.
– Что ж, отлично. Ты хотел знать, как мне удалось вытащить вас из мэнора? Мне не удалось, в общем-то. Вы погибли там. Волдеморт убил вас.
Гарри остановился перед зияющим провалом в три фута шириной между лестницей и площадкой. Драко тоже замер на краю лестницы.
– В каком смысле «убил»? – недоверчиво спросил Гарри.
– В прямом, – ответил Драко. – Он убил тебя и Гермиону… Да, и Белла ещё убила домовика, прежде чем тот успел трансгрессировать.
– Но… – растерянно произнес Гарри. – Как это возможно?
– Вы были мертвы, – продолжал говорить Драко, не обращая внимания на реплики Поттера. Взгляд его был направлен куда-то вглубь пространства, на лице застыло отрешённое выражение. Гарри понял, что он целиком погружён в свои жуткие воспоминания. – Вы все были мертвы, – повторил Драко глухо. – Ты. И Гермиона. И домовик. И… Антарес. Мой сын умер. Я думал, что тоже умру. По крайней мере, мне этого хотелось. Но я смог вернуться в прошлое в момент до того, как Волдеморт ворвался в мэнор. До того, как тётя Белла убила домовика. Я не спасал вас, Поттер. Я просто знал заранее, что произойдёт, всё, до последней секунды, до слова. Поэтому и смог помочь вам выбраться.
Гарри посмотрел на Драко с долей уважения и благодарности.
– Ты молодец, Малфой, – сказал он тихо.
Драко криво усмехнулся и одним прыжком перемахнул разрыв на лестнице. Гарри подобрался, оттолкнулся, как следует, подпрыгнул и приземлился на площадке рядом с ним.
– Надо торопиться, не то она уйдёт, – заметил Драко, ускоряя шаг.
Гарри не отставал.
– Я всё равно не пойму, как всё это связано с твоим желанием геройски погибнуть от рук Беллатрикс, – сказал он.
– О, это очень просто, Поттер, – ответил Драко. – Дело в том, что, в тот момент, когда я изменил прошлое и спас вас, я заключил сделку со Смертью.
Гарри на мгновение остановился, ошеломлённый таким заявлением.
– Со Смертью?! – спросил он.
– Да, – кивнул Драко, тяжело дыша, перескакивая через две ступеньки сразу. – Я отобрал у неё то, что принадлежало ей по праву. Нарушил законы нашей Вселенной. И она пришла в наш мир из потустороннего. Она пришла сюда за вами.
Гарри задумался, продолжая при этом неотступно следовать за Драко. Теперь становилось понятно, почему он всё время ощущал чьё-то злое присутствие, а так же приобретали смысл его ранее необъяснимые сны о схватке с Волдемортом в поместье Малфоев.
– И что ей нужно от нас? – обеспокоенно пропыхтел Гарри, догоняя Драко на площадке шестого этажа.
– Она хочет забрать вас в мир мёртвых, – ответил Драко прямо, не пытаясь подсластить пилюлю. – Ваши жизни принадлежат ей. Да, забыл упомянуть, перед Рождеством я точно так же спас твою подружку Уизли. Она погибла в Хогвартс-экспрессе.
– Что?! – Гарри споткнулся и едва не покатился с лестницы вниз.
– Да, – кивнул Драко, поймав Поттера за локоть. – Таким же образом я спас близнеца Уизли. И твоего тупоголового дружка Рона, когда был пожар в выручай-комнате. Так что они теперь тоже заложники моего договора со Смертью.
– Они все должны были умереть?
– Не были, Поттер, не были! – с какой-то поистине безумной усмешкой ответил Драко, обернувшись к нему. – Они должны БУДУТ умереть. Вы все умрёте. Если только я не смогу разорвать договор.
– И как же его разорвать? – спросил Гарри мрачно, уже предчувствуя, что ничего хорошего Драко ему не ответит.
– Есть один способ, – вздохнул Драко. – Но он не сработает.
– Почему?
– Потому что я не могу.
Они снова остановились на краю лестницы. От площадки восьмого этажа их отделял провал шириной почти в десять футов. Перепрыгнуть его было невозможно.
– Чего ты не можешь? – отдышавшись, спросил Гарри и глянул на Драко.
– Разорвать договор можно только в том случае, – до дрожи спокойно и даже безучастно произнёс Малфой, – если я взамен ваших жизней отдам этому чудовищу другую невинную жизнь. Другими словами, я должен убить невинного, – тут Драко опустил голову и сжал кулаки. – А я не могу никого убить. Даже эту сучку Асторию. Не могу, и всё тут.
Гарри был слегка удивлён новым откровением Малфоя. Подумав, он сказал:
– Может, есть какой-нибудь другой способ?
– Нет, Поттер, поверь мне, – покачал головой Драко. – Уж я-то знаю. Я копал в таких глубинах, что тебе и не снилось. В источниках говорится о единственном способе. Других нет.
– Значит, мы все умрём? – с дрожью в голосе спросил Гарри.
– Нет, – тут Драко вскинул голову и глянул Гарри прямо в глаза. Взгляд его горел решимостью. – Я не позволю. Если я не могу обменять ваши жизни на чью-то другую невинную жизнь, я хочу попробовать обменять их на свою.
– Что? Нет, Малфой, погоди, ты же это не всерьёз? – опешил Гарри.
– Нет, я предельно серьёзен, – возразил Драко. – Судя по тому, что Гермиона увидела в будущем, Смерть оставит вас в покое, если я умру.
– Нет! Малфой!.. Так нельзя!
Несколькими пролётами ниже на лестнице послышались взволнованные голоса и топот ног. Опустив взгляд, Драко заметил далеко внизу чью-то рыжую макушку. Похоже, Уизли добрался до Большого зала и прислал кого-то на помощь Поттеру. Нужно было торопиться.
– Зря я тебе всё это рассказал, – вздохнул Драко. – У меня нет выбора, Поттер. Хотя, нет, не так. Я сделал правильный выбор, наконец-то.
– Погоди, Малфой! – глядя в горящие отчаянной смелостью серые глаза, воскликнул Гарри. – Мы найдём другой путь! Больше никто не умрёт из-за этой чертовой войны! Только не ты!
– Мы все когда-нибудь умрём, Поттер! – с отчаянием в голосе воскликнул Драко. – Просто сегодня – мой день.
– Нет! – мотнул головой Гарри. – Ты не можешь! Подумай о Гермионе! Это её убьёт! Она от одного видения чуть не лишилась рассудка. Что же с ней станется, если ты и в правду умрёшь?!
– Так нужно, – упрямо произнёс Драко. – Извини.
Он резко взмахнул палочкой Нарциссы. Оглушенный, Гарри рухнул на ступени лестницы, не успев даже поднять собственную палочку. На лестнице снизу послышались взволнованные вскрики – должно быть, «спасатели» заметили вспышку заклинания. Драко стиснул зубы, сглотнул комок, подступивший к горлу, повернулся к площадке, отделённой от лестницы зияющим провалом. Взмахом волшебной палочки создал прямо из воздуха подобие подвесного моста и, не оглядываясь, перескочил на другую сторону. Мост тут же растаял у него за спиной. Собрав остатки сил, Драко произвёл мощное щитовое заклинание, временно заблокировав проход на этаж, а затем положил волшебную палочку матери на пол у входа в коридор и безоружный двинулся навстречу собственной смерти.
Сердце его колотилось всё быстрее, руки и ноги охватила странная дрожь, внутренности скрутило в тугой узел от осознания того, что сейчас, спустя пару мгновений, его жизнь закончится. А ведь он столько всего не успел сделать, увидеть, почувствовать… Его сын вырастет без отца. Его родители лишатся единственного любимого ребёнка. Его девушка сойдет с ума от горя…
– Лучше уж так, – почти про себя прошептал Драко. – Пусть лучше умру я, чем все они. Пожалуйста, возьми мою жизнь, но оставь их всех в покое!..
Он уже почти дошёл до конца коридора, где тот разветвлялся на два боковых перед картиной с троллями, танцующими балет, как вдруг услышал его – визгливый, неприятный голос своей окончательно обезумевшей тётки:
– О, кто это тут у нас?!
Драко остановился и закрыл глаза. Раскинул руки, словно собрался взлететь.
– Да это же мой милый племянничек! – ещё ближе прозвучал голос Беллатрикс. – Защитник грязнокровок, мерзкий предатель! Авада Кедавра!
Коридор на мгновение осветила зелёная вспышка заклинания. Драко почувствовал резкий толчок в грудь и сильное давление.
А потом он увидел ослепительный свет.
Свет резал глаза даже сквозь закрытые веки. Драко поднял руку к лицу, пытаясь защититься от света, и приоткрыл один глаз.
Пространство вокруг него сияло белым светом, который шёл сразу отовсюду. Драко потребовалось некоторое время, чтобы глаза хоть немного привыкли к свету и смогли различить хоть что-то окружающее.
Почти не испытывая удивления, Драко обнаружил, что стоит на железнодорожной платформе, похожей на платформу вокзала Кингс-Кросс. Неподалёку на высоком кованом столбе обнаружились знакомые круглые часы, стрелки которых замерли без одной минуты двенадцать. На скамейке под часами сидел человек в белом балахоне, с длинной серебристой бородой и яркими голубыми глазами, улыбающимися из-под стёкол очков-половинок. Драко сделал шаг к скамейке и замер, заметив ещё одну фигуру, стоящую по другую сторону скамьи. Это был высокий некто в чёрном, клубящемся мраком плаще.
– Ты пытаешься обмануть меня, – прошелестел в пространстве жуткий голос из-под капюшона. Некто обращался к сидящему на скамье волшебнику.
– Разве? – удивленно поднял брови тот.
– Одна никчёмная жизнь в обмен на семь – это уж слишком, – снова зашипел тип в плаще. – Ты и так слишком вольно обращался с магической материей, самонадеянный глупец!
– Во-первых, не семь, – хладнокровно ответил волшебник в белой мантии.
– Что? Как? – возмутился чёрный призрак.
– Ребёнок в утробе был ещё не рожден, так что считаться умершим не может, – ответил волшебник. – Мальчик со шрамом уже искупил свою причастность к договору, так как умер.
– Но…
– Умер! – подчеркнул волшебник. – Не моя вина, что в его теле существовало две души.
– И всё равно, – в голосе призрака добавилось злобы. – Пятеро против одного!
Драко подошел ближе, заинтригованный чудным разговором. Ему стало любопытно, чем закончится спор.
– Однако, ты мелочна, – усмехнулся волшебник. – Из пятерых оставшихся один – домовой эльф.
– Скажешь, что его жизнь нельзя сравнить с жизнью волшебника? – с ядовитым сарказмом прошипел призрак.
– Нет, – покачал головой волшебник. – Скажу, что человеческую жизнь нужно требовать в обмен на человеческую.
– Хорошо, – кивнул призрак. – Возможно, я соглашусь и с этим. Но оставшиеся четверо живы незаконно. Я заберу их!
Волшебник медленно поднялся со скамьи, выпрямился во весь рост, обратившись лицом к призраку. Тот не отступил, напротив, чернота вокруг его плаща стала будто бы гуще, а сам он, как показалось Драко, стал ещё выше.
– Тут ты ошибаешься, – твёрдо произнес седовласый волшебник. – Эти четверо защищены договором.
– Мальчишка никого не убил! – возразил призрак с нарастающим гневом.
– Да, и это – причина, по которой я невероятно горжусь им, – тут волшебник глянул прямо на Драко поверх очков-половинок и тепло улыбнулся. – Он выбрал самый трудный, но правильный путь. И защитил тех, кого спас.
– Это невозможно! – самодовольно прошелестел призрак.
– Однако, это так, – возразил волшебник. – Он заключил договор прежде, чем погиб. И ты не можешь нарушить его.
– Какой договор? – яростно зашипел призрак. – О чём ты говоришь, безумец?!
– Договор защиты, – невозмутимо ответил волшебник и вдруг напрямую обратился к Драко: – А ну-ка, Драко, напомни, что ты сказал перед тем, как отправиться на верную смерть в руки к своей тёте Беллатрикс?
Драко вздрогнул от неожиданности, напрягся, вспоминая. Неуверенно произнёс:
– Я сказал… сказал, пусть лучше я умру, чем они.
– Верно, – подбадривающе кивнул волшебник. – А дальше?
– Дальше? – растерянно переспросил Драко. В голове образовался странный туман, воспоминания путались, наплывая друг на друга. Он нахмурился, схватился руками за голову, силясь вспомнить свои последние слова. Они всё никак не шли на ум.
– Не торопись, Драко, вспомни, – мягко сказал волшебник.
Тут яркая вспышка осветила сознание Малфоя, и он выпалил:
– Возьми мою жизнь, но оставь их всех в покое!..
Призрак вдруг взвился ввысь и распластался вширь, заполнив собою половину пространства на платформе. Из чёрной бездны под капюшоном раздался яростный вопль недовольства.
– Нет! Этого не может быть! Ты обманул меня!..
– Увы, – покачал головой волшебник, – я здесь совершенно ни при чём. Это было целиком и полностью его решение.
Призрак протяжно взвыл, вытянулся в длинную чёрную полосу, описал круг над столбом с часами, а затем чёрной молнией метнулся в глубину пространства и исчез. Некоторое время в воздухе ещё висел отголосок его недовольного вопля.
Драко подошел вплотную к скамье и взглянул на волшебника.
– Профессор Дамблдор?
– Да, – кивнул профессор.
– Я умер?
Профессор почему-то улыбнулся и кивнул:
– Определённо. На этот раз – точно.
Драко вздохнул, опускаясь на скамью. Плечи его поникли, взгляд потух.
– Что за отчаяние? – спросил Дамблдор, садясь рядом. – Почему ты загрустил, мальчик мой?
– Мне жаль, – ответил Драко глухо. – Очень жаль, что я больше никогда не увижу их. Гермиону и Эни. И своих родителей. Надеюсь, с ними всё будет в порядке.
– О, да, будь уверен, они прекрасно себя чувствуют, – кивнул Дамблдор. – И ты сам скоро в этом убедишься.
Драко вскинул голову, с недоверием глянул в глаза старому волшебнику.
– Что вы имеете в виду?
Дамблдор хитро улыбнулся.
– Ты столько сделал ради своих друзей и родных, – вместо ответа сказал он. – Пошёл на такие жертвы, о которых большинство окружающих и близко не догадывается. Ты совершил то, что не под силу никому в этом мире. Сделал даже больше, чем я рассчитывал. Ты удивил меня, Драко, приятно удивил. Ты должен знать: я очень горжусь тобой.
Несмотря на всю запредельную абсурдность ситуации, Драко вдруг почувствовал странное тепло, зародившееся в глубине его существа, вызванное искренними словами Дамблдора.
– К чему всё это, профессор? – снова вздохнул Драко. – Теперь меня нет, и это уже не имеет значения.
– О, нет, вовсе нет, – покачал головой Дамблдор. – Как раз-таки это и имеет значение! Ты ведь можешь вернуться.
Драко с подозрением прищурился и несколько мгновений вглядывался в кристально-чистые глаза профессора, пытаясь отыскать в них намёк на розыгрыш или какой-либо подвох.
– Но это невозможно, – наконец, сказал он с сомнением. – Я ведь умер. А мёртвые не возвращаются.
– Это верно, – кивнул Дамблдор и улыбнулся ещё шире. – Но, знаешь ли, в любом правиле могут быть исключения. Магия – это очень древняя, очень странная и таинственная материя, Драко. Никому из живущих недоступно постичь все её тайны и проникнуть в самые тёмные её глубины. Сколько ещё секретов скрывает она от нас? Кто знает?
– Но… – Драко всё ещё пытался извлечь хоть какое-то рациональное зерно из происходящего. – Ведь законы магии непреложны. Я умер, обменял свою жизнь на жизнь тех, кого спас. Значит, я должен остаться.
– Конечно, – снова кивнул Дамблдор. – Всё верно, Драко. И в то же время ты ошибаешься. Хочу заметить, у тебя сложились весьма непростые отношения с этой костлявой старушенцией по имени Смерть, не так ли? Довольно занятно: ведь она приняла твой договор без обсуждений, – тут Дамблдор заговорщицки склонился к Драко и, глянув на него поверх очков-половинок, с хитрой усмешкой пробормотал: – Несмотря на то, (и, я надеюсь, это останется между нами), что заключён он был не совсем по правилам, – и подмигнул Драко правым глазом. – Заметь, сейчас её здесь нет, а это значит, ты можешь выбирать.
– Выбирать? – тихо спросил Драко, чувствуя, как душа наполняется невольным трепетом.
– Да, – подтвердил Дамблдор. – Отсюда есть два пути. Ты можешь отправиться дальше, за грань, туда, где ещё не был. А можешь вернуться назад. Всё зависит от того, на какой поезд ты захочешь сесть.
– Я могу вернуться? – с замиранием сердца спросил Драко, поднимаясь со скамейки.
– Можешь, – радостно объявил Дамблдор. Лицо старого волшебника сияло. – Если только ты этого по-настоящему хочешь. Ты ведь хочешь снова увидеть их? Их всех.
– Да! – воскликнул Драко, ощущая поднимающуюся в душе волну радостного возбуждения. – Я хочу этого больше всего на свете!
– Замечательно, – ещё шире улыбнулся Дамблдор, а затем вдруг резко хлопнул в ладоши: – Проснись!

Драко вздрогнул и открыл глаза. Увидел над собой каменный потолок замка. Он слегка расплывался и покачивался, словно Малфой плыл на корабле. В голове не было ни единой мысли; уши заложило, будто от резкого подъёма на большую высоту. Тело ощущалось чужим и неповоротливым. Где-то на грани осмысления в районе грудной клетки улавливались покалывание и ноющая боль.
… Это мой последний подарок тебе, Драко…
Вздрогнув, он попытался поднять голову и осмотреться. Он мог поклясться, что услышал голос Дамблдора.
… Я делал всё, чтобы защитить тебя …
Тряхнув головой в попытке прогнать наваждение, Драко опёрся локтями о каменный пол и попытался подняться и сесть. Руки и ноги дрожали мелкой дрожью, кончики пальцев сводило, как будто он только что вынырнул из ледяной воды. Драко глубоко вздохнул и тут же хрипло закашлялся.
– Нет! – словно сквозь плотную вату до него донёсся высокий яростный вскрик. – Этого не может быть!
С трудом повернув голову, он увидел в паре шагов от себя расплывчатый, покачивающийся силуэт колдуньи в чёрном кружевном платье, с растрёпанными чёрными кудрями и безумным взглядом. Она медленно отступила на шаг от Драко и воскликнула снова:
– Не может быть! Ты должен был умереть! Ты должен сдохнуть, грязный маленький паршивец! Почему ты не сдох?!
С другой стороны коридора, из-за спины Драко, раздался полный уверенности и силы голос:
Экспеллиармус!
Палочка выскочила из рук ополоумевшей Беллатрикс и со стуком упала на пол где-то позади неё. Колдунья вскрикнула, а затем почти зарычала от ярости, сжимая кулаки, и кинулась вперёд на того, кто обезоружил её.
Петрификус тоталус!
Мелькнула вторая вспышка заклинания, и Беллатрикс замерла, вытянув руки по швам. Не удержав равновесия, она покачнулась, завалилась на бок, стукнулась головой о стену и потеряла сознание.
– Я проверю этаж, – раздался решительный голос. Драко с трудом узнал в нём Джорджа Уизли. – Ли, Энжи, за мной.
Мимо Драко пронеслись три пары ног и скрылись за поворотом коридора. Кто-то подбежал к Малфою, схватил его за плечи, затряс, вызвав у него приступ непреодолимой слабости во всём теле и жуткой тошноты.
– Малфой! Ты живой?! – это был Гарри. – Ответь! Скажи что-нибудь! Она не успела, да? Она не смогла добраться до тебя?..
– Прекрати… – прохрипел Драко, оттолкнув от себя руки Поттера. – Не… не трогай… меня… ох-м… – он зажал рот ладонью, борясь с подкатывающим рвотным позывом.
Гарри тут же отстранился и, с беспокойством глядя на Драко, спросил:
– Что тут произошло? Она это сделала? Беллатрикс… Неужели она…?
Тяжело сглотнув, Драко запрокинул голову и попытался восстановить дыхание. Сердце болезненно и неприятно ýхало в груди, словно ему было мало места и приходилось биться о рёбра.
– Она это сделала, – побледнев, прошептал Гарри. – Она убила тебя. Но… как…
– Всё, Поттер, – произнёс Драко прерывисто. – Теперь – всё. Договору конец. Вы свободны.
Гарри медленно кивнул, во все глаза глядя на белое, с зеленоватым оттенком, лицо Малфоя.
– И я свободен, – добавил тот и саркастически усмехнулся.
– В каком смысле? – спросил Гарри.
– Во всех, – ответил Драко. – Подумать только! – возмущённо фыркнул он. – Чтобы покончить со всем этим бредом мне, чёрт побери, пришлось умереть!.. Умереть!
На пару секунд в глазах Драко промелькнул ужас от осознания произнесённых слов.
– Добро пожаловать в мой клуб, – хмыкнул Гарри.
Драко бросил на него скептический взгляд и попытался встать, но тело по-прежнему не слушалось. Дрожащие руки подогнулись, и он снова упал навзничь. Гарри поднялся на ноги и протянул Драко руку. Малфой несколько мгновений оценивающе глядел на Поттера, а затем крепко ухватился за его ладонь. Потянув Драко на себя, Гарри помог ему встать. Малфой едва держался на ногах, и Гарри пришлось перекинуть его руку себе через плечо, чтобы тот снова не рухнул на пол.
– Может, стоит позвать мадам Помфри прямо сюда? – с сомнением протянул Гарри.
– Ещё чего! – фыркнул Драко. – Я через пару минут буду в норме.
– Уверен, что сможешь спуститься?
Драко смерил Гарри презрительным взглядом и решительно выпрямился, из последних сил стараясь удержаться на подкашивающихся ногах. Гарри только хмыкнул и направился к выходу с этажа, практически таща Малфоя на себе.
Спуск по лестнице к Большому залу занял целую вечность. Драко едва мог передвигаться, но упрямо продолжал шагать, не жалуясь и вообще ни слова не говоря, хотя каждый шаг давался ему с великим трудом.
– Я забыл, – едва переводя дух, сказал он у схода на последний пролёт главной лестницы. – Забыл палочку наверху…
– Нет, – ответил Гарри, вытащил из кармана джинсов палочку Нарциссы и передал её Драко. – Вот она. Я подумал, она тебе ещё пригодится.
Драко с благодарностью глянул на Гарри и осторожно кивнул, что тут же вызвало новый приступ головокружения и тошноты.
– Держись, Малфой, ещё пара шагов, и мы будем на месте, – ободряюще сказал Гарри.
У дверей Большого зала показалась фигура Нарциссы. Увидав Драко, повисшего на плече Поттера, миссис Малфой сдавленно охнула и до неприличия быстро пересекла холл, бросившись к сыну.
– Драко! – воскликнула она с нарастающим волнением. – Что случилось?!
Она подхватила сына под другую руку, пытаясь помочь, чем вызвала его скептическую усмешку.
– Со мной всё в порядке, мам, – отозвался он. – Теперь со мной всё в полном порядке! Лучше не бывает.
Нарцисса в недоумении перевела взгляд на Поттера, но тот только пожал плечами: он понятия не имел, чему так радуется Малфой-младший.
– Мадам Помфри! – крикнул Гарри через весь зал, как только они втроём вошли. – Здесь нужна ваша помощь!
Все присутствующие в зале немедленно обернулись к дверям. Драко почувствовал, как от смущения и стыда защемило под ложечкой; поспешно отстранился он матери и попытался убрать руку с плеч Поттера, но едва тут же не рухнул, оступившись. Пришлось ухватиться за куртку Гарри.
По проходу между столами торопливо застучали каблуки, и через пару мгновений перед обессиленным Малфоем выросла фигура целительницы. На лице мадам Помфри читалось выражение крайнего неудовольствия.
– Я ведь давала вам укрепляющего зелья, молодой человек, четверть пинты, меньше часа назад! – возмущённо воскликнула седовласая целительница. – Как вы умудрились довести себя до такого состояния?!
– Пожалуйста, не ругайтесь, – сказал Гарри. – Ему пришлось пережить ужасные вещи. Вы ведь поможете ему?
– Не знаю, что тут можно сделать, – проворчала мадам Помфри. – Всё зависит от того, какому воздействию подвергся мистер Малфой. Идёмте! Мне нужно осмотреть его тщательнее.
Она направилась к возвышению у дальнего конца Большого зала, и Гарри послушно пошёл за ней, продолжая тащить на себе слабо упирающегося Малфоя. Нарцисса тенью следовала за ними.
– Оставь меня в покое, Поттер, – шипел Драко сквозь зубы. – Просто дай мне сесть и отдохнуть с часок, я приду в норму!
– Да уж, конечно, – фыркнул Гарри, не обращая внимания на провожающие их пристальные взгляды всех присутствующих в Большом зале. – Ещё ни одному человеку не удавалось выжить после Убивающего заклятья…
Драко издал ироничный смешок.
– Странно слышать это от тебя, Поттер.
– Со мной всё не так просто, – возразил Гарри. – Я выжил благодаря невероятной предусмотрительности профессора Дамблдора и чёртовой туче удачного стечения обстоятельств. А как ты сумел остаться в живых?
– Полагаю, по той же причине, – ответил Драко, ничуть не лукавя.
Гарри только покачал головой. Передал Малфоя в руки целительнице и тут же удалился: необходимо было организовать поиск других оставшихся в школе Пожирателей, принимать хлынувшие со всех концов магического мира известия, проверить, как там Джинни, Рон и Гермиона, в конце концов…
Мадам Помфри усадила Малфоя на край возвышения и взмахнула волшебной палочкой над его головой. Нарцисса, в волнении прижав руки к груди, остановилась в паре шагов от них. Драко прислонился плечом к стене и с блаженством закрыл глаза. Головокружение и тошнота слегка утихли. Ему хотелось как можно скорее отделаться от забот целительницы и матери и поискать Гермиону. Но вдруг над его ухом раздался встревоженный шёпот:
– Мистер Малфой, следуйте за мной.
Драко открыл глаза и с недоумением глянул на целительницу. На её лице были написаны недоумение напополам со страхом. Вздрагивая и покачиваясь, опираясь на стену, Драко с трудом поднялся на ноги. Нарцисса подалась вперёд, но мадам Помфри бросила на неё извиняющийся взгляд:
– Прошу прощения, миссис Малфой. Я должна побеседовать с вашим сыном наедине.
Заметив, что Нарцисса собирается что-то возмущённо возразить, Драко с неестественной бодростью заявил:
– Мам, со мной всё в порядке, правда. Подожди меня здесь, пожалуйста, – и, не дожидаясь ответа, поплёлся вслед за мадам Помфри в комнату за Большим залом.
В комнате было сумрачно. У стены, укрытые широкими белыми покрывалами, лежали тела погибших. При взгляде на них Драко снова замутило. Однако мадам Помфри не позволила ему упиваться скорбью, потянув юношу за руку к дальней стене. Там у небольшого узкого окошка стоял одинокий стул. Целительница усадила Драко на него.
– В чём дело? – спросил он обеспокоенно.
Мадам Помфри несколько мгновений смотрела на Малфоя с сомнением, а затем сказала:
– Вы умерли, мистер Малфой.
Драко вздрогнул от прозвучавшего слова. Осторожно кивнул, изучая выражение лица целительницы. Она резко вздохнула, на мгновение прижала пальцы к губам, а затем безвольно опустила руки.
– Я не могу ничем вам помочь, – сказала она, покачав головой. – Я не понимаю, каким образом вы живы. По всем законам магии сейчас вы должны быть либо призраком, либо инферналом, но вы – ни то и ни другое.
Драко снова кивнул.
– Я обнаружила вот это, – тут целительница ткнула палочкой в лицо Драко, заставив его отпрянуть. Прямо перед ним в воздухе закачался золотистый огонёк, от которого во все стороны отходили, словно лучики, тонкие светящиеся нити. – Я никогда не видела ничего подобного. Это – ваша магическая сущность. Она должна быть целой, но у вас она разделена. Я впервые такое вижу. Непосредственно в вашем теле находится только её часть. Вы… как бы так сказать… являетесь лишь одной частью чего-то во много раз большего. Сама не понимаю, как это возможно, это какая-то совершенно новая, незнакомая мне магия. Вы… вы как будто привязаны к этому миру своей магической сущностью. Она держит вас крепче любого заклинания. Боюсь, сейчас я скажу кощунственную вещь, но, кажется, вашу жизнь нельзя оборвать с помощью магии, мистер Малфой.
Драко словно окатило ледяным душем. Такого он не ожидал. Он догадывался, что, после бессовестного эксперимента старого манипулятора Дамблдора, с его магической сущностью не всё в порядке, но то, что поведала целительница, звучало как глупая фантазия или сказка. Неуверенно усмехнувшись, Драко спросил:
– Выходит, я теперь бессмертный?
Мадам Помфри возмущённо фыркнула:
– Вот уж нет! Я этого не говорила. Я сказала лишь, что вас нельзя убить с помощью магии. Остаточный след от применённого к вам Убивающего заклятья на вашей магической сущности подтверждает мои подозрения. Однако проверять это утверждение умышленно я бы на вашем месте не стала.
Драко некоторое время сидел неподвижно, обдумывая услышанное.
… это мой последний подарок тебе, Драко…
Так вот, что Дамблдор имел в виду. Он знал, этот чёртов старикан, знал, что Драко решится пожертвовать собой! И каким-то образом умудрился привязать его магическую сущность к реальному миру так, чтобы его нельзя было убить одной лишь «Авадой».
Драко вздрогнул с головы до ног, на мгновение представив, что было бы, если бы план Дамблдора не удался. Что, если бы Беллатрикс принесла с собой на битву свой любимый серебряный кинжал?.. Об этом не хотелось даже думать. Тряхнув головой, Драко спросил:
– Можно мне ещё немного укрепляющего зелья? Не хочу, чтобы руки дрожали.
Мадам Помфри тяжело вздохнула:
– Не уверена, что оно вам поможет, мистер Малфой. Вы пережили состояние смерти. Я даже не знаю, как это расценивать с точки зрения целительства. Но совершенно определённо, уйдёт много времени, прежде чем смогут восстановиться…
– Просто дайте мне этого грёбаного зелья! – воскликнул Драко гневно, но тут же осёкся. – Извините. Я… просто… у меня нет времени на то, чтобы сидеть и ждать восстановления. Пожалуйста, – добавил он гораздо более учтиво, пристально глядя в глаза целительницы.
Она вздохнула снова, взмахом волшебной палочки призвала к себе пузырёк с перламутровой жидкостью и отдала его Драко.
– Пейте понемногу. В вашей крови и так уже немалая доза. Переизбыток может вызвать… кхм… непредвиденные последствия.
– Спасибо, – кивнул Драко и сделал маленький глоток зелья.
Через пару мгновений пальцы перестали дрожать, тошнота отступила, но во всём теле по-прежнему ощущалась слабость. Драко спрятал пузырёк с зельем в карман и встал со стула.
– Мадам Помфри, – сказал он, – я надеюсь, всё сказанное останется между нами?
– К сожалению, не могу обещать вам этого, мистер Малфой, – целительница поджала губы и покачала головой. – Орден должен знать, что у одного из Пожирателей смерти, пусть и бывшего, появился иммунитет к Убивающему заклятью.
Драко скрипнул зубами, но затем понимающе улыбнулся и кивнул.
– Как вам будет угодно, – и вышел вон из комнаты.

В Большом зале было шумно. Все сидели за столами факультетов вперемешку: преподаватели и ученики, призраки и родители, кентавры и эльфы-домовики. Выздоравливающий Флоренц лежал в углу, а Грохх просовывал огромную физиономию в разбитое окно, и ему бросали еду в смеющийся рот. Драко увидел Нарциссу и Люциуса, жмущихся друг к другу на краю одного из столов, но не стал подходить к ним. У него ещё будет время всё обсудить с родителями. Затем он увидел Невилла. Меч Гриффиндора лежал рядом с его тарелкой, и целый рой восторженных поклонников не спускал с него глаз, пока он ел. Идя по проходу между столами, Драко видел множество смеющихся, переговаривающихся людей, но искал ту единственную, что была так нужна ему сейчас. Он страстно надеялся, что она всё ещё здесь, в замке, и надежды его оправдались. Она сидела через несколько человек от Невилла, понуро уставившись в тарелку перед собой.
Драко подошёл к столу и остановился напротив неё. Она подняла взгляд и смущённо заулыбалась. Драко удивился и подумал, что она даже выглядит вполне симпатичной, когда ведёт себя естественно, и, глядя на её милое личико, вдруг вспомнил, чтó именно толкнуло его на полный безумия поступок в начале прошлого года.
– Драко, – сказала она слегка дрогнувшим голосом. – Я не ожидала…
– Перстень, – перебил Драко, протянув к ней руку раскрытой ладонью вверх.
Она уставилась на него с недоумением во взгляде. Драко цыкнул, возведя глаза к потолку, и громче и увереннее повторил:
– Верни мне перстень, Астория. Помолвка расторгнута.
Она побледнела, губы её задрожали, а голубые кукольные глаза наполнились слезами обиды. За столом вокруг Астории и Драко все вдруг замолчали и уставились на двух слизеринцев.
– Ты не можешь… – выдохнула Астория сквозь зубы.
– Вообще-то, могу, – с лёгкой усмешкой ответил Драко. – Я теперь свободен. Как и ты, впрочем. И тебе стоило бы быть благодарной, персик. Мне кажется, быть отвергнутой – это куда лучше, чем быть убитой, не правда ли?
Краем глаза он заметил, как поднялся из-за стола Люциус, и как Нарцисса схватила его за рукав камзола, пытаясь удержать на месте. Драко это мало волновало. Он продолжал смотреть на Асторию, требовательно протягивая руку к бывшей невесте. А она с яростью сорвала с безымянного пальца фамильный малфоевский перстень с изумрудом, но не отдала его Драко, а что есть силы швырнула через весь зал. Сидящие за соседними столами волшебники пригнулись, когда перстень пронёсся над их головами и со звоном врезался в стену.
Драко криво усмехнулся.
– Благодарю. Всего хорошего, Астория. Надеюсь, ты переживёшь этот страшный удар по своей репутации.
Астория побагровела от гнева, а её кукольные голубые глазки наполнились слезами обиды. Драко же, напротив, улыбнулся широко и радостно. Взмахом волшебной палочки приманил к себе перстень, сунул его в карман брюк. Тут он заметил долговязую фигуру Рона Уизли, мелькнувшую в дверях Большого зала, и немедленно направился к нему.
Проходя мимо родителей, Драко сухо бросил:
– Это не обсуждается, – и пока ни один из них не успел ничего возразить, выскочил в холл.
Уизли был не один, рядом с ним оказался Поттер.
– Где Гермиона? – Спросил Драко взволнованно.
Рон обернулся, глянул на Малфоя с удивлённо-растерянным выражением на веснушчатом лице.
– Это правда? – вместо ответа спросил он. – Малфой, ты что, правда, меня спас от Адского пламени? Почему я этого не помню?
– Потому что, – буркнул Драко и со злостью глянул на Гарри. – Поттер, тебе нечем больше заняться? Зачем растрепал всё этому… кхм… Лучше сразу дай объявление в «Ежедневный пророк»: «Драко Малфой – идиот, спасающий тупых гриффиндорцев».
Гарри хохотнул.
– Ну, до чего же ты обидчивый, Малфой!
– Куда вы дели Гермиону, чёрт бы вас побрал?!
– Она в больничном крыле, – сказал Рон. – Я решил, что лучше ей остаться там, пока мы будем разбираться с Пожирателями. Там Луна и профессор Вектор, они присматривают за ранеными…
Драко не стал дослушивать объяснений Уизли. Развернулся и из последних сил, что ещё у него остались, быстро, как мог, направился по лестнице на четвёртый этаж в больничное крыло.
Мраморная лестница была полуразрушена, часть перил обвалилась, повсюду виднелись пятна крови и осыпавшаяся штукатурка. Где-то в глубине коридоров раздавался голос Пивза, распевавшего победный гимн собственного сочинения:
Наш маленький Поттер

Умело расставил Волану капкан,

А мы их побили —

Поднимем за наше здоровье стакан!

Драко хотелось одновременно смеяться до колик в животе и рыдать до потери сознания. Сердце стучало гулко и болезненно. Его переполняло странное, ранее неведомое чувство. Оно было большим и ярким, сильным и пугающим. Он внезапно со всей отчётливостью понял, как это невероятно, прекрасно и удивительно – быть живым.
Ещё никогда за все свои семнадцать лет он не испытывал такого жгучего, всеобъемлющего желания жить.
Просто жить.
Боже, как же это, всё-таки, здóрово!
Уже подходя к дверям больничного крыла, он остановился и попытался выровнять сбившееся дыхание. Усталость ощущалась, как нечто чужеродное и внешнее, будто он был пассажиром в собственном измученном теле. Мозг при этом мыслил предельно ясно, чувства были максимально обострены.
За дверью палаты его встретила равенкловка Лавгуд с палочкой наготове.
– Как всё прошло? – тихо спросила Луна.
– Неплохо, – ответил Драко с таинственной полу-улыбкой. – Возможно, кто-то из Пожирателей ещё затаился где-нибудь в замке, но Поттер с этим разберётся.
Луна кивнула.
– Рон… Он с Гарри?
– Да, – ответил Драко. – А где…
– Гермиона вон там, – улыбнулась Луна, кивнув на ближайшую койку, прикрытую светло-зелёной ширмой. – У неё было лёгкое сотрясение и порез на затылке. Мы это уже устранили, с ней всё будет хорошо. Правда, Рон сказал, что её нельзя приводить в чувство, пока не вернётся… пока ты не вернёшься. Значит, наверное, уже можно.
Драко хмыкнул и, оставив Луну, подошёл к койке, на которой лежала Гермиона без сознания. Присев на стул рядом с ней, Драко взял её за руку и на мгновение прижал её тёплую ладошку к губам.
– Пора проснуться, малышка, – шепнул он, поднимая волшебную палочку. – Энервейт!
Гермиона вздрогнула и резко распахнула карие глаза. Увидев подле себя по-прежнему живого и невредимого Драко, она громко всхлипнула и судорожно сжала его ладонь.
– Драко? – простонала Гермиона, медленно приподнимаясь на локтях.
– Да, – он тепло улыбнулся, сощурившись.
В его глазах плясали яркие серебряные лучики.
Преодолевая головокружение, Гермиона поднялась с койки и бросилась к нему на шею. Он со смехом подхватил её, обнял, прижал к себе крепко-крепко.
– Ты жив! – всхлипнула Гермиона. – Жив!
– Точно, – сквозь смех ответил он. – Хотя мадам Помфри утверждает, что я должен быть призраком или инферналом.
Гермиона отстранилась, с сомнением глянула в его светящиеся отчаянной радостью глаза.
– Что это значит?
Улыбка Драко стала донельзя довольной.
– Это значит, что теперь всё позади. Вот теперь война закончилась по-настоящему.
Гермиона недоверчиво сощурилась и наморщила нос, заставив Драко снова рассмеяться. Протянув руку, он привычным движением заправил ей за ухо выбившийся из пучка локон.
– Я не понимаю… – пробормотала она, неуверенно улыбнувшись.
– Если хочешь, я всё тебе расскажу. Теперь – можно.
Она поспешно кивнула.
– Как ты себя чувствуешь? – вдруг спросил Драко. – Можешь идти?
– Да, я чувствую себя почти отлично, – слегка приврала Гермиона.
– Тогда давай пройдёмся? – предложил Драко. – Не хочу обсуждать это здесь, – он покосился на профессора Вектор, бродящую между койками раненых.
Не обращая внимания на слабость и головокружение, Гермиона решительно встала и, не выпуская руки из рук Драко, следом за ним направилась к выходу из больничного крыла. Дежурящая у дверей Луна улыбнулась им двоим и сказала:
– Не гуляйте долго. Гермионе нужен отдых.
Драко коротко кивнул, а Гермиона улыбнулась Луне в ответ.
– Куда пойдём? – спросила она, как только дверь за её спиной закрылась.
– Не знаю, – пожал плечами Драко. – Куда-нибудь.
Она улыбнулась и согласно кивнула. Держась за руки, они вдвоём побрели по усыпанному мусором и осколками камня коридору.
За те короткие полчаса, что они бродили по ярко освещённому утренним солнцем замку, Драко рассказал Гермионе всё, начиная с подписания ненавистного Контракта и заканчивая встречей с Беллатрикс. Про свои видения и попытку сварить Антизелье. Про перемещения в прошлое и спасение погибших гриффиндорцев. Про Договор со Смертью и необходимость убить невинного. Не забыл он упомянуть и о том, что, по мнению мадам Помфри, он невосприимчив к Убивающему заклятью, а это значит, что теперь Драко Малфой – не менее уникальный волшебник, чем Гарри Поттер. То, с каким пафосом и горделивостью он это говорил, заставило Гермиону тихонько рассмеяться.
Во всё время разговора она то взволнованно вздыхала, то понимающе кивала, то засыпáла Драко вопросами. Когда он начал рассказывать ей о том, что решил погибнуть, чтобы спасти её и остальных, в её глазах заблестели слёзы. Она была в ужасе от того, что едва не лишилась его во второй раз, и про себя бесконечно благодарила Дамблдора за то, что тот так замечательно всё придумал.
Наконец, рассказ был завершён, Драко смолк, замолчала и Гермиона.
Они оба огляделись и только теперь заметили, что оказались на восьмом этаже. Коридор был тих и пуст. На полу тут и там грудами валялись раздробленные камни стен, в воздухе ещё висела серая пыль. Обездвиженной Беллатрикс здесь уже не было. Похоже, её успели переместить к остальным взятым под стражу Пожирателям.
Драко и Гермиона остановились на развилке трёх коридоров, у окна. Неизвестно, что привело их сюда, ко входу в выручай-комнату, ведь после недавнего пожара, вызванного Адским пламенем, она в любом случае не открылась бы. Возможно, им двоим просто хотелось побыть вдалеке от шумного общества победителей, и ноги сами принесли их сюда, в то самое место, с которого у них всё началось когда-то невообразимо давно, в начале прошлого учебного года.
Гермиона уселась на подоконник и устало откинулась назад, опершись затылком об одно из уцелевших стёкол в окне. Она выглядела весьма потрёпанной – волосы разлохматились, на щеках и шее – копоть и сажа, на руках – запёкшаяся кровь, одежда в пыли и в крови. Впрочем, Драко выглядел не лучше, да и не удивительно, учитывая, что им довелось пережить.
– Как ты? – тихо спросил он, прислонившись плечом к стене у окна и с заботой глядя на Гермиону.
– Нормально, – усмехнулась она вымученно. – Чувствую себя так, будто прожила целую жизнь.
– Не буду говорить, что я тебя понимаю, – Драко улыбнулся одним уголком губ. – Но, кажется, я чувствую что-то очень похожее.
Гермиона закрыла глаза и глубоко вздохнула.
– Тебе не пора вернуться в палату? – осторожно спросил Драко.
Гермиона покачала головой.
– Не хочу туда возвращаться. Лучше поднимусь в башню Гриффиндора, в свою комнату...
– Тебе лучше не оставаться без присмотра, – заметил Драко. – Да и мне, наверное, тоже. Предлагаю компромисс.
Гермиона приоткрыла один глаз, с любопытством глянув на Малфоя.
– Пойдём в комнату старост, – предложил Драко с хитрой усмешкой. – У меня там собственная спальня.
– Ты несносный самовлюблённый позёр, Малфой, – протянула Гермиона.
Драко хохотнул, провёл пятернёй по растрёпанной светлой шевелюре, демонстративно поправил зелёный слизеринский галстук, заставив Гермиону тихо засмеяться.
– Ну, так что? Принимаешь моё предложение? – спросил он.
– Я подумаю, – со смехом ответила Гермиона и протянула руки, чтобы обнять его.
Пару минут в коридоре стояла умиротворённая тишина.
– Послушай, – вдруг сказал Драко очень серьёзно. – Насчет наших с тобой способностей… Я имею в виду, предвидение будущего и…
Гермиона вздохнула, отстранившись, глянула на него.
– Профессор Снейп считает… то есть, считал, что во мне открылся дар Истинного провидения. Так что, боюсь, у меня это навсегда.
– Не может быть, – Драко с сомнением нахмурился. – Последний Истинный провидец жил…
– …триста лет назад, знаю, – пробормотала Гермиона. – Поэтому я и не совсем доверяю мнению Снейпа.
– Но, – вставил Драко взволнованно, – если ты и вправду Истинный провидец, то это… это просто невероятно! Это уникальный, очень редкий и ценный дар! О тебе будут писать книги, Грейнджер!
– О, неужели, – усмехнулась Гермиона. – Это будут самые скучные в мире книги про скучного книжного червя.
– Вот ещё! – фыркнул Драко возмущённо. – Если про тебя когда-нибудь напишут книгу, это будет бестселлер. Гарантирую. Клянусь состоянием Люциуса.
Гермиона звонко рассмеялась. Драко подхватил. Несколько минут оба покатывались со смеху, пока животы не заболели. Утирая выступившие слёзы, Драко спросил:
– А про мою способность перемещаться во времени Снейп ничего не говорил?
– Увы, нет, – покачала головой Гермиона. – Но я искренне надеюсь, больше это тебя не побеспокоит. Ведь свою миссию ты выполнил.
– Ты так говоришь, будто эта способность и впрямь появились у меня с определённой целью по чьей-то воле, – нахмурившись, произнес Драко. – И я даже догадываюсь, по чьей.
Гермиона едва заметно улыбнулась.
– Не знаю, как, но он всё знал наперёд, если уж смог наделить тебя такой нужной способностью.
– Интересно, как ему это удалось? Я всегда думал, что магические способности – врождённые, и ни изменить, ни передать их нельзя, – задумчиво изрёк Драко.
– Я тоже так думала, – кивнула Гермиона. – Но ещё я знаю, что профессор Дамблдор был великим волшебником. Он наверняка знал гораздо больше, чем мы можем себе вообразить, и, я уверена, ему был известны такие области магии, о которых мы даже не подозреваем.
– Ну да, конечно. Милый сумасшедший дедушка Дамблдор – воплощённая добродетель, – недовольно пробормотал Драко. – Хотя на самом деле он – не более чем старый пройдоха и манипулятор.
Гермиона усмехнулась:
– Возможно. У каждого – свои недостатки. Он ведь, в конце концов, был таким же человеком, как и мы, и имел право ошибаться. И, каковы бы ни были его мотивы и насколько бы его действия не казались нам возмутительными и негуманными, нельзя отрицать, что, в конечном счёте, они привели к низложению Волдеморта. И потом, – поспешно добавила она, заметив, как нахмурился Драко, – если бы не Дамблдор с его зельем, нам бы и в голову не пришло поближе познакомиться. И между нами ничего бы не было…
Драко хмыкнул:
– Пожалуй, за это я готов простить ему наглое вмешательство в нашу жизнь.
– Кто знает, – продолжала размышлять Гермиона, – как бы сложилась наша судьба, если бы мы не оказались нужны Дамблдору и не вошли в его план. Можно лишь догадываться. Возможно, от безысходности я стала бы встречаться с Роном, а ты безо всяких возражений с радостью женился бы на Астории…
Драко передёрнуло, и Гермиона тут же умолкла.
– Не смей даже допускать мысль, что ты могла бы встречаться с Вислым, – сквозь зубы прошипел Драко, склонившись к уху Гермионы. – А не то, гляди, как бы я не испепелил его силой своего праведного гнева!
Гермиона снова засмеялась. Драко обнял её за плечи, притянул к себе и нарочито отстраненно произнес:
– Кстати об этом… Я, вроде как, умер сегодня. Теоретически, практически и по всем положенным правилам. И Смерть определённо приняла этот факт. Понимаешь, что это значит?
Гермиона тихо ответила:
– Кроме того, что Договор со Смертью оплачен? Полагаю, это должно означать, что между нами больше нет связи.
Драко кивнул и как-то странно посмотрел на Гермиону.
– Что ты чувствуешь? – спросил он осторожно. – Что-нибудь изменилось?
Гермиона улыбнулась, положила свои маленькие тёплые ладошки на его лицо и тихо произнесла:
– Я чувствую, что люблю тебя ещё сильнее, чем когда-либо до этого, Драко Малфой.
Он с явным облегчением вздохнул, заставив её улыбнуться ещё шире.
– Контракт теперь тоже разрушен, – сказал он, – и я совершенно свободен.
– По крайней мере, до тех пор, пока твой отец не придумает что-нибудь ещё в том же духе, – глядя на Драко с самым невинным выражением лица, подначила Гермиона.
– Эй, поосторожнее с выражениями! – воскликнул Драко наиграно гневно.
– О, вот, значит, как? – лукаво улыбнулась Гермиона. – Вот он, истинный Драко Малфой. Узнаю мальчика «Не смей говорить о моём отце!»
Драко усмехнулся, а затем тихо произнес:
– Сейчас о нём не хочу говорить я.
Гермиона кивнула. Придвинулась к Драко, обняла его за талию и прижалась головой к его груди. Услышала, как часто колотится его сердце, хотя выглядел он при этом совершенно спокойным.
– Тебе нужно отдохнуть, – шепнула она. – Ты сегодня столько пережил…
– Всё в порядке, – хмыкнул Драко. – Не беспокойся.
Он запустил руку в карман, чтобы достать пузырёк с укрепляющим зельем, но вместо него вдруг вытащил другую колбу, наполненную голубоватой прозрачной жидкостью. Пару мгновений Драко с недоумением смотрел на колбу, а затем глаза его расширились, а лицо побледнело.
Гермиона подняла на него взгляд и, заметив эту перемену в его лице, обеспокоенно спросила:
– Что случилось?
Драко пришлось кашлянуть, чтобы прочистить пересохшее горло.
– Ты не поверишь. Это – Зелье Обмена. Вот ведь… Я начисто про него забыл!
Гермиона с опасением покосилась на колбу с зельем и нахмурилась.
– То, которое ты готовил к экзамену?
Драко кивнул.
– Только не говори мне, что ты хотел бы…
– Нет! – не дал ей договорить Драко. Всмотрелся в её лицо и тихо добавил: – Только если ты сама не захочешь… вернуть всё обратно.
– Нечего возвращать, – уверенно сказала Гермиона. – Всё, что мне нужно, у меня уже есть.
Драко улыбнулся одним уголком губ и кивнул.
– Раз уж на то пошло, – Гермиона вдруг принялась хлопать себя по карманам и через пару мгновений выудила на свет флакон с клубящейся субстанцией, похожей на серебристый туман. – У меня тоже кое-что есть.
Драко с интересом взглянул на флакон.
– Что это?
– Мои воспоминания, – ответила Гермиона. – Те самые. Из девяносто шест… кхм… из позапрошлого года.
– О, – протянул Драко с пониманием.
– Мне они больше не нужны, – заявила Гермиона и повторила: – Всё, что мне нужно, уже есть вот здесь, – она ткнула пальцем себе в лоб, а затем прикоснулась ладонью к груди возле сердца, – и здесь.
Драко кивнул. Откупорив колбу, он протянул руку в открытое окно и без колебаний выплеснул Зелье Обмена наружу. Сверкнув в лучах утреннего солнца, Зелье полетело вниз с восьмого этажа и впиталось в землю под стенами замка. Гермиона встала рядом с Драко и таким же образом опустошила флакон с собственными воспоминаниями.
– Ну, вот, – хмыкнула она, сжимая в руках пустую склянку. – Больше никаких теней прошлого.
Драко притянул её к себе и крепко обнял.
Счастливая улыбка озарила лицо Гермионы. Ощущение тепла его тела, его рук, обнимающих её, было головокружительно сладким. Она готова была всё отдать, лишь бы эти мгновения никогда не кончались. Он жив! Её Драко, её милый, милый Драко жив! И не было никакой Беллатрикс с её «Авада Кедавра!», не было никаких призрачных лет одиночества и дикой тоски по серебряным искоркам в его взгляде. Он жив. Теперь всё будет по-другому.
– Нарцисса, похоже, совсем не против наших отношений, – вдруг сказал Драко, – Это странно, я знаю, но это просто замечательно. Если мама на нашей стороне, то отцу придётся смириться рано или поздно. И, в конце концов, он не сможет отрицать тот факт, что Антарес – будущий наследник рода Малфоев. Каким бы ни был мой отец, он не станет причинять вред своему кровному внуку, – тут Драко заглянул в глаза Гермионы, отчего сердце девушки забилось чаще. – И его матери…
Гермиона кивнула, чувствуя, как с каждой секундой тихий мягкий голос Драко будто по волшебству заставляет её успокоиться и забыть обо всех несчастьях, что выпали на их долю. Только сейчас Гермиона поняла, что никогда раньше не чувствовала себя настолько защищенной, как теперь, в объятиях любимого. Не думая больше ни о чём, она потянулась к нему губами. Прижав Гермиону к себе, Драко ответил на поцелуй.
На несколько минут они будто выпали из окружающей реальности. Они были вместе – наконец-то вместе! – и ничто другое совершенно их не волновало. Они не заметили, как в дальнем конце коридора появились несколько знакомых фигур – Гарри и Рона, Джинни, Луны и других ребят.
Оторвавшись от губ Драко, Гермиона спросила шепотом:
– Теперь всё иначе?
Драко провёл ладонью по её щеке и, улыбаясь, сказал:
– Опять этот вопрос? Что значит «иначе»?
Гермиона пожала плечами.
– По-моему, – тихо сказал Драко, – между нами с самого начала всё было «иначе», тебе так не кажется?
– Возможно, – кивнула Гермиона. – И всё же теперь…
– Теперь всё будет по-прежнему, – твёрдо сказал Драко. – За исключением того, что нам больше не нужно скрываться и прятаться ни от твоих друзей, ни от моих близких.
– Да, но…
– И, главное, теперь мы всегда будем вместе, – тут Драко взял Гермиону за руки и, глядя ей в глаза, взволнованно продолжил. – Я обещаю, что больше никогда не отпущу тебя, Гермиона. Ни по какой причине. Я буду рядом с тобой и с нашим сыном всегда, чего бы это мне ни стоило, и, клянусь, я превращу в камень любого, кто осмелится навредить вам или даже плохо подумает о вас…
– Ну, уж это лишнее, – смущённо пробормотала Гермиона, но Драко не слышал. С каждым словом волнение всё больше охватывало его, голос юноши дрожал, а руки похолодели, но выражение его лица по-прежнему оставалось предельно решительным:
– И даже не думай, что сможешь когда-нибудь найти достаточно вескую причину, чтобы это изменить. Я больше никогда не смогу жить где-то вдалеке от тебя. От вас. Я должен быть… Нет, я ХОЧУ быть с вами рядом всегда. И поэтому…
Тут Драко запустил руку в карман, вытащил что-то маленькое, чего не было видно в его зажатом кулаке. А затем взял Гермиону за руку и, глядя в её тёплые карие глаза, сбивчиво произнёс:
– Гермиона… Гермиона Джин Грейнджер! Согласна ли ты стать спутницей моей жизни, идти со мной рука об руку… и… как там дальше?… в общем… Ты выйдешь за меня?
В этот миг Гермиона подумала, что сердце разорвётся от счастья. Дрожащая пелена застлала взор, а голос отказался повиноваться. Драко в ожидании смотрел на неё, протягивая ей фамильный обручальный перстень, и в лице его читалось дикое волнение вперемешку с отчаянной надеждой.
– О, Мерлин… – прошептала Гермиона, вытирая рукавом слёзы, и издала странный звук, нечто среднее между смехом и всхлипом. – Драко… Драко, я… – запнувшись, она залилась краской. Глубоко вздохнула, а потом совсем по-детски, будто на уроке у доски, громко и взволнованно ответила: – Да! Да, Драко Люциус Малфой, я выйду за тебя замуж! – и тут же разрыдалась от переполняющих её чувств.
Дрожащими руками Драко надел обручальный перстень с изумрудом на безымянный палец Гермионы и заключил девушку в объятия.
Тут же рядом с помолвленными раздались громкие аплодисменты. Гермиона вздрогнула, а Драко инстинктивно потянулся за палочкой в карман, но в следующее мгновение они оба смущенно заулыбались: в коридоре стояли ребята из Армии Дамблдора и дружно аплодировали. Гарри улыбался шире всех, а Джинни поглядывала на Гермиону и Драко с какой-то таинственной искоркой во взгляде; Рон в обнимку с Луной тоже улыбались; Ханна рука об руку с Невиллом подбадривающе кивала, Фред с Джорджем дружно принялись произносить поздравления. Друзья окружили Гермиону и Драко и едва не задушили их в объятиях.
– Эй, эй! – воскликнул Драко под хруст собственных рёбер. – Поттер, ты решил от меня избавиться, не применяя магию?
Все дружно засмеялись, а Гарри, перекрикивая толпу, ответил:
– Э, нет, Малфой, ты теперь в нашей команде, так что придётся тебе меня потерпеть! Так просто ты не отделаешься!
Гермиона была счастлива. Слёзы радости текли по её щекам, но она не замечала их, улыбаясь от всей души, обнимая друзей и слыша их поздравления. Она была счастлива по-настоящему, так сильно, как была лишь однажды, в тот миг, когда впервые увидела своего крошечного сына и взяла его на руки. «Сейчас я наверняка наколдовала бы потрясающего Патронуса», – вдруг подумала Гермиона, и от этой мысли ей стало ещё радостней. Она обняла Драко и закрыла глаза, позволив волне счастья накрыть её с головой. Теперь всё будет хорошо, Гермиона знала это точно. Всё будет просто замечательно. Иначе и быть не может. Теперь они станут семьёй, и друзья уже никогда не отвернутся от них. Они будут вместе воспитывать сына, будут каждое утро встречать вдвоём рассвет и каждый вечер засыпать в обнимку. Даже не заглядывая с помощью провидения в будущее, она твёрдо знала, что отныне всё будет хорошо. У неё и её мальчиков, у Драко и Эни. Ведь у них впереди ещё столько времени! Бесконечно, безумно много времени!
У них впереди ещё целая жизнь.

Буду рада вашим отзывам здесь и на ФОРУМЕ.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-15484
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Shantanel (29.03.2021) | Автор: RaBbit
Просмотров: 256 | Комментарии: 3


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 3
1
3 arina8508   (09.04.2021 22:58) [Материал]
Большое спасибо за великолепную историю! И особенно, за последнюю главу! (после предпоследней рыдала).

1
2 Katrina_Adel   (04.04.2021 22:04) [Материал]
Потрясающе! Ошеломляюще! Невероятно!
Огромное спасибо за эти непередоваемые эмоции!

1
1 sova-1010   (30.03.2021 13:13) [Материал]
Ну вот совсем другое дело! Такой финал нравится мне на много больше!
А интересно, как Астория из подземелья выбралась? Кто ее развязал?