Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1665]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2498]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4732]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2387]
Все люди [15003]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14233]
Альтернатива [8969]
СЛЭШ и НЦ [8799]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4337]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мотылёк
Белла Свон устала чувствовать себя мертвой. Спустя десять лет она возвращается туда, где надеется почувствовать себя более живой…
Мини. Завершён.

Письма из прошлого
Белла Свон поселяется в старом доме в Чикаго. Одинокие вечера она скрашивает, читая письма давно умершего владельца.
Мистическая история от Валлери и Миравия.
1 место в конкурсе мини-фиков "Снежная соната" 2018.

A Court of Desolation and Despair /Двор опустошения и отчаяния
Парная история к Двору Красавицы и Чудовища от лица Эдварда. Живя в прОклятой стране, в которой существует магия, Эдвард находит спасение в самом неожиданном человеке. Сможет ли она, нелюбящая его незнакомка, помочь ему избавиться от демонов прошлого и принять человека, которым ему суждено было стать?
Romance/Fantasy.

Ледяное сердце
В далеком королевстве, сотканном из сверкающего льда, жила семья, никогда не знавшая любви. Раз в году, когда дыхание зимы достигало человеческих королевств, ледяной король мог ненадолго покинуть свою страну, чтобы взглянуть, как живут люди. Но у каждого желания есть цена…
Рождественская сказка от Валлери и Миравия.
Номинация "Лучшее воплощение видео" в зимнем конкурсе мини-фи...

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Призрак смерти
Белла смертельно больна. Мучаясь от боли, она уже мечтает только о том, чтобы все побыстрее закончилось. Но неожиданно узнает мистическую тайну о призраке, обитающем в больнице. На что она будет готова пойти, чтобы продлить жизнь еще хотя бы на один день?
Дарк, мистика, готика, эротика.
Завершен.

"Разрисованное" Рождество
"Татуировок никогда не бывает слишком много." (с)
Эдвард/Белла



А вы знаете?

... что победителей всех конкурсов по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?




...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Какой персонаж из Волтури в "Новолунии" удался лучше других?
1. Джейн
2. Аро
3. Алек
4. Деметрий
5. Кайус
6. Феликс
7. Маркус
8. Хайди
Всего ответов: 9786
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Третий курс. Глава 13

2018-12-14
47
0
Глава 13. Решение вопроса.


— С-сириус… Р-ремус, С-с-северус… — пискляво пролепетал Петтигрю и покосился на дверь. — Мои друзья… мои старые, добрые друзья…

Друзья? — с непередаваемой интонацией переспросил Северус.

Сириус стал заносить палочку, но Ремус перехватил его руку и, снова повернувшись к Петтигрю, продолжил:

— На тот случай, если ты пропустил некоторые подробности, Питер, пока визжал на кровати, — мы обсуждали гибель Джеймса и Лили — и вообще события той ночи…

— Ремус, умоляю, ты же не веришь ему? — Петтигрю умоляюще поднёс руки к груди. — Он пытался убить меня, Ремус…

— Какая… хорошая идея, — проговорил Альтаир, с откровенной ненавистью глядя на подонка, из-за которого Сириус двенадцать лет провёл в Азкабане. Гермиона вздрогнула, услышав эти слова.

— Да, то, что Сириус хотел тебя убить, мы слышали, — голос Ремуса опасно похолодел. — Но мне хотелось бы, чтобы ты прояснил для нас кое-какие моменты, Питер, уж будь так…

— Он пришёл, чтобы убить меня! — заверещал Петтигрю, тыча в сторону Сириуса средним пальцем — указательный на правой руке отсутствовал. — Он убил Джеймса и Лили, а теперь хочет убить и меня, помоги мне, Ремус…

На лицо Сириуса страшно было смотреть.

— Никто не станет тебя мучить и убивать, — сказал Ремус, — нечего кашлять, Альтаир… Нам сначала надо кое в чём разобраться.

— Да что разбираться? — Петтигрю продолжал отчаянно озираться, дрожа как осиновый лист. — Я знал, знал, что он вернётся и станет преследовать меня, знал все эти годы!

— Какая неземная проницательность. Ты один из всех знал, что Блэк сделает то, чего не делал никто — сбежит из Азкабана? — ехидно спросил Северус.

— Ему известны такие секреты Тёмной магии, какие нам и не снились! — пронзительно крикнул Петтигрю. — Как бы иначе он оттуда выбрался?! Уж будьте уверены, Тот-Кого-Нельзя-Называть научил его всяким штучкам!

Сириус засмеялся — страшноватым, безрадостным смехом.

— Волдеморт? Меня? Штучкам?

Петтигрю вздрогнул, словно на него замахнулись.

— Что, неприятно слышать имя твоего хозяина? Ну, тут уж я тебя вполне понимаю. Ведь его приспешники питают к тебе совершенно особые чувства, не так ли?

— Я… я н-не понимаю, о чём ты говоришь…

— Да неужели? Ну тогда я объясню. Ты не от меня двенадцать лет прятался — от них. Там, в Азкабане, я многое слышал — там часто разговаривают во сне… Те, кто шёл с Волдемортом, считают тебя двойным предателем — и совершенно справедливо, надо сказать. Ведь Волдеморт отправился к Поттерам по твоей наводке — и там встретил свой крах. А ведь далеко не все его сторонники в Азкабане, разве нет? Многим удалось отвертеться. И если они узнают, что ты жив…

— Нет-нет… я не понимаю, о чём ты… Ремус, ты же не веришь этой… этой чепухе?

— Ну, мне трудно представить причины, заставившие невиновного человека двенадцать лет скрываться в крысиной шкуре.

— Да, невиновного, но смертельно испуганного! — голос Петтигрю снова стал визгливым. — Сторонники Волдеморта только потому хотят моей смерти, что я отправил в Азкабан одного из их лучших людей — этого шпиона Сириуса Блэка!

— Да как ты смеешь! — зарычал Сириус, его глаза вспыхнули дикой яростью. — Я — шпион Волдеморта?! Скажи, я когда-нибудь имел склонность увиваться вокруг сильных и облечённых властью людей? Это ты — шпион! Как, как я не сообразил этого ещё тогда?! Тебе же всегда нравились те, кто мог оказать тебе покровительство! Сначала это были мы с Джеймсом… И Ремус… А потом ты решил переметнуться под крылышко Волдеморта…

С Петтигрю градом катился пот, тяжёлое дыхание с присвистом вырывалось из груди.

— Я — шпион? Нет, это безумие… никогда… как ты можешь так говорить…

— Джеймс и Лили взяли тебя Хранителем Тайны по моему совету, — Сириус сжал кулаки. — Я думал, что план безупречен, что Волдеморт наверняка подумает, что Хранитель — я, а никак уж не такой червяк, как ты… Но ты предал их, предал всех нас… Наверное, это была вершина твоей жизни — когда ты сообщил Волдеморту, что можешь показать, где прячутся Поттеры.

В неразборчивое бормотание Петтигрю Альтаир не стал даже вслушиваться. Сейчас он не мог понять одного — почему все так долго с ним возятся.

— Профессор Люпин? — неуверенно спросила Гермиона. — Можно спросить… Если эта крыса, то есть, этот человек… ну, он же три года жил в одной спальне с Гарри — почему он ничего ему не сделал, если является приспешником Вы-Знаете-Кого?

— Вот именно! — пискливо воскликнул Петтигрю. — Слышите? Я его пальцем не тронул! Да и с какой стати мне это делать?

— Это легко сказать — с какой, — тихо проговорил Северус. Его лицо было бледнее обычного, глаза сверкали. — С такой, что ты никогда, ничего, никому не делал, если не видел от этого пользы для себя. Какой смысл убивать рядом с Дамблдором, а потом снова пускаться в бега с неизвестным результатом, когда можно жить на дармовых кормах? А вот если бы вдруг Волдеморт вернул себе силы и власть, я уверен, Поттер бы и суток рядом с тобой не прожил…

Петтигрю безмолвно разевал и закрывал рот.

— Э-э-э… мистер Блэк… Сириус… — осторожно произнесла Гермиона. Сириус вздрогнул, поворачиваясь к ней — видно, уже давно отвык от нормального обращения к себе.

— Скажите… если вы не пользовались Тёмной магией, как вам удалось сбежать из Азкабана?

Ответ Сириуса Альтаир слушал, затаив дыхание. Он был одновременно в ужасе и восторге. Какая, оказывается, невероятная польза может быть от анимагии…

— …В обличье пса переплыл пролив, побежал на север и добрался до окрестностей Хогвартса… Я пробрался на его территорию через Запретный лес. Вечером я решил осмотреть двор замка, понять, что изменилось, можно ли пробраться внутрь незамеченным и если да, то как… За теплицами я наткнулся на вас, — Сириус посмотрел на племянника, и его лицо озарила улыбка. — Я был поражён, увидев тебя — ты, наверно, слышал это много раз, но я повторю — ты удивительно похож на меня, когда я был в твоём возрасте… Я не удержался и высунулся, чтобы получше рассмотреть тебя, и тут уже меня заметил ты. Остальное ты знаешь — вы приняли меня за простого пса и решили позаботиться обо мне, а я — я счёл, что рядом с вами буду в курсе всех новостей и смогу действовать лучше… Да и от заботы я отвык, а ваше тепло здорово гнало азкабанские воспоминания… Я только несколько раз покидал убежище, которое вы соорудили, в одиночку — надо было лучше осмотреть окрестности, и ещё — мне очень хотелось посмотреть квиддич, я пару раз проникал на стадион… Вы — и ты, Гарри, и ты, Альтаир, — вы оба потрясающе летаете… Так же хорошо, как летал Джеймс…

Он посмотрел на Поттера — и тот впервые не отвёл взгляда.

— Поверь мне, — хрипло попросил Сириус. — Поверь мне, Гарри. Я не предавал Джеймса и Лили. Я бы умер, но не предал их.

И Поттер без всяких слов просто кивнул в ответ.

— Нет! — в ужасе воскликнул Петтигрю, падая на колени. Он пополз к Сириусу, протягивая к нему руки.

— Сириус… это же я… Питер… твой друг… ты не можешь…

Сириус от души пнул его, и Петтигрю повалился на пол.

— Не трогай мою мантию, она и без того грязная, — бросил анимаг, с отвращением глядя на предателя.

— Ремус! — заголосил Петтигрю, ужом извиваясь теперь перед Люпином. — Ты же не веришь ему… Ну сам подумай, разве тебе не сказали бы о перемене плана?

— Не сказали бы, если бы думали, что я и есть шпион… Я прав, Сириус?

— Прости меня, Ремус, — опустил голову тот.

— О чём разговор, Бродяга? — улыбнулся Ремус, закатывая рукава. — Это ты прости меня, что я столько лет считал тебя предателем.

— Да чего уж тут… — Сириус тоже принялся за свои рукава. — Убьём его вместе?

— Да, вместе, — сурово произнёс Ремус.

— Нет, вы не можете… не можете… — задохнулся от ужаса Петтигрю, отползая к Уизли. — Рон, умоляю… разве я не был твоим добрым другом, славным питомцем? Ты же не дашь им убить меня, ты же на моей стороне?

Но даже Уизел смотрел на него с отвращением.

— И я ещё разрешал тебе спать в моей кровати!

— Добрый мальчик… добрый хозяин… ты же не допустишь этого… я был твоей крысой… ласковым зверьком…

— Если крыса из тебя получилась лучше, чем человек, этим не стоит хвастаться, Питер, — резко оборвал его Сириус.

Петтигрю развернулся на коленях от отодвинувшегося Уизли к Гермионе и пополз к ней.

— Милая девочка… умная, добрая девочка… Ты же не позволишь им… Спаси меня…

Гермиона выдернула свою мантию из его пальцев и отступила назад, к стене.

— Альтаир! — Петтигрю колотила неудержимая дрожь, он плюхнулся на пол перед слизеринцем. — Умоляю тебя… Я знаю, ты не любишь Рона, я… я обжирал его, съедал больше, чем мог, заставлял его тратить деньги, которых было немного… Я знал твоих родителей, Альтаир, я помогал им, умоляю, помоги мне…

— Ну надо же, — Альтаир страшно оскалился. — Какая ты, оказывается, полезная крыса… Думаю, мне повезло, что ты не знал их слишком близко, а то бы и я осиротел? Если ты знал моих папу и маму, то ты, полагаю, знаешь и то, что они Блэки и я — Блэк?

— Ко-конечно, — поспешно закивал Петтигрю. — Древнейшее, благороднейшее семейство…

— А ты знаешь, что Блэки — Тёмные маги? — Альтаир занёс палочку над головой.

— Альтаир, — предупреждающе начал Ремус, делая шаг вперёд, но Северус перехватил его руку и покачал головой. Петтигрю что-то неразборчиво пролепетал.

— А ты знаешь, что Тёмные маги делают с теми, кто отправляет их родственников в Азкабан?!

Петтигрю захрипел, окончательно утратив дар речи, он не смел взглянуть в серые глаза, словно подёрнувшиеся плёнкой льда.

— Круцио!!!

Петтигрю завопил, словно его резали на кусочки. Он извивался и бился на полу, беспорядочно дёргая руками и ногами. На лице Альтаира играла страшная улыбка, он не отводил палочку. Сейчас он ненавидел этого мерзавца, обрёкшего Сириуса на двенадцать лет Азкабана, так, как не ненавидел до сих пор никого и никогда. Истошные вопли предателя словно подпитывали Блэка, заставляя вновь и вновь обрушивать на него свою волю, воплощённую в Пыточном проклятии…

Неизвестно, сколько бы это продолжалось, но его внимание привлекло движение сбоку — Гермиона в ужасе глядела на него, поднеся руку к губам. Альтаир вздрогнул, потряс головой. До него начало доходить, как он выглядит сейчас перед ней. Рука опустила палочку. Петтигрю лежал мешком, продолжая дрожать и всхлипывать.

— Ну вот, теперь Визжащая хижина снова оправдывает своё название, — мрачно усмехнулся Альтаир, убирая палочку в карман.

— Альтаир… — Ремус помотал головой, в ужасе глядя на крестника. — Альтаир, это… это же…

— Непростительное проклятие, я знаю. Но ты, надеюсь, помнишь, что разрешение применять их к сторонникам Волдеморта так до сих пор и не отменили? Забыли, наверное.

Петтигрю наконец отдышался и попытался протянуть руку к Северусу, но, едва взглянув в чёрные глаза, застыл на месте. Снейп держал палочку в руке и неотрывно смотрел на Петтигрю, словно гипнотизируя его. Альтаир не мог видеть лица декана, но Петтигрю пялился на того так, словно в жизни не видел ничего страшнее, а потом, так и не сказав ни слова, медленно повернулся к Гарри.

— Гарри… Гарри… Ты так похож на своего папу… так похож…

— Да как ты смеешь обращаться к Гарри! — яростно взревел Сириус. — Смотреть ему в глаза? Упоминать при нём Джеймса?!

— Гарри… Гарри, Джеймс не стал бы меня убивать… Он бы понял меня, пощадил бы…

— Да, какая жалость, что благодаря тебе его сейчас здесь нет, — раздвинул губы в издевательской усмешке Альтаир. Петтигрю весь сжался. Сириус и Ремус подошли к нему, схватили за плечи и, оттащив от Гарри, швырнули на пол. Предатель сидел, трясясь от страха, умоляюще подняв глаза.

— Ты продал Джеймса и Лили Волдеморту. — Сириуса тоже била дрожь. — Будешь ещё отрицать это?

Петтигрю разразился слезами, став ещё омерзительнее.

— Сириус, Сириус, а что мне оставалось делать? Тёмный Лорд… ты даже не представляешь… у него есть такое оружие, о котором ты представления не имеешь… Я испугался, Сириус, я никогда не был храбрецом, как ты или Ремус или Джеймс. Я не хотел, чтобы так вышло… Тот-Кого-Нельзя-Называть заставил меня…

— Не лги! Ты снабжал его информацией целый год перед гибелью Лили и Джеймса! Ты был его агентом!

— Нет, — вмешался Альтаир, выступая вперёд. Сириус поднял на него потрясённый взгляд.

— Альтаир, ты не…

— Он был агентом больше года, — прервал его Стервятник. — И явился к Волдеморту с первым докладом, не прошло и трёх месяцев после вашего выпуска из Хогвартса.

— Что? — ахнул Сириус. — Это… это правда? Так, значит…

— Это чистая правда, Блэк, — произнёс Северус. — Я сам это видел.

Сириус перевёл на сжавшегося ещё больше Петтигрю горящий взгляд.

— Он… он побеждал всюду! — выдохнул тот. — Чего бы я добился, если отказался?

— Гм, такой интересный вопрос. Дай-ка подумать, — Северус демонстративно наморщил лоб. — Скажем, спас бы пару жизней?

— Ты не понимаешь, Северус! — заскулил Петтигрю. — Он бы убил меня!

— Так значит, надо было умереть! — прорычал Сириус. — Умереть, а не предавать своих друзей! Сделать то, что и мы бы сделали ради тебя!

Он и Ремус встали плечом к плечу, поднимая волшебные палочки. Мгновением позже к ним присоединился Северус.

— Ты должен был понимать, что, если тебя не убьёт Волдеморт, то это сделаем мы… — тихо произнёс Ремус. — Прощай, Питер.

Но тут, ни с того ни с сего, Поттер метнулся вперёд и загородил собой Петтигрю, повернувшись лицом к преподавателям и Сириусу.

— Стойте! Нельзя его убивать! Нельзя!

В комнате повисла тишина, прерываемая только всхлипами Петтигрю.

— Ты спятил? — поинтересовался Альтаир.

— Гарри, из-за этого выродка ты лишился родителей, — прохрипел Сириус. — Этот кусок дерьма спокойно бы смотрел, как ты умираешь, и пальцем бы не пошевелил. Ты слышал его признание. Его вонючая шкура для него дороже всей твоей семьи.

— Я знаю, — Поттер переводил просящий взгляд с Сириуса на Ремуса и обратно. — Но давайте отведём его в замок. Передадим его дементорам… Его посадят в Азкабан… только не убивайте его.

— Гарри! — Петтигрю обвил руками колени мальчика. — Ты… спасибо тебе… я не заслуживаю такой милости… спасибо…

— Прочь от меня! — Гарри с отвращением оторвал от себя руки Петтигрю. — Я делаю это не для тебя. Я делаю это потому… что мой папа вряд ли захотел бы, чтобы его друзья стали убийцами… из-за тебя.

— Поттер, гуманность тебя до добра не доведёт, — предупредил Альтаир, снова поднимая палочку и направляя её на Петтигрю. — Хотя в какой-то степени я могу тебя понять. Но неужели ты и вправду считаешь, что прикончить эту мразь — это убийство? Ладно уж, мягкосердечный наш, отойди в сторону — я сделаю это. Мне убивать, как ты знаешь, уже приходилось.

— Нет! — Ремус метнулся к нему, схватывая за запястье и отводя руку крестника в сторону. — Я понимаю, как ты его ненавидишь, но не сходи с ума, Альтаир! В тот раз ты не мог поступить иначе, да и одно дело — убить в бою, защищая друга, и совсем другое — вот так… Я не позволю тебе, Альтаир, я не хочу, чтобы ты… марался о него.

— Ну так что, отправляем его в Азкабан? — со вздохом спросил Северус. — Не могу не сказать, что целиком и полностью согласен с Альтаиром, но, похоже, мы в меньшинстве.

— Гарри — единственный, у кого есть право решать… — Сириус опустил палочку и повернулся к гриффиндорцу. — Ты действительно хочешь этого? Подумай, что он совершил…

— Пусть его отправят в Азкабан, — повторил Поттер. — Если кто и заслужил это, так это он…

— Ну ладно, — согласился Ремус. — Гарри, отойди в сторону. Отойди, я обещаю, что только свяжу его.

Через пару секунд на Петтигрю было наложено заклятие Инкарцеро.

— Но только попробуй превратиться, Питер, — грозно навис над ним Сириус, — и мы тебя точно убьём. Ты согласен, Гарри?

Против этого не нашлось возражений даже у Поттера.

— И не думай, что это будет простая Авада! — шагнул вперёд Альтаир, с ненавистью глядя на предателя. — Я тебе лично обещаю Взрывное заклятие — отправишься на тот свет даже не крысой, а кровавой лепёшкой, понял? Э-э… Извини, Грейнджер.

— А как мы его до Хогвартса дотащим? — спросил Северус, обходя валявшегося на полу Петтигрю и внимательно осматривая верёвки. — На носилках, что ли, понесём? Или Локомотором отлевитируем?

Сириус с Ремусом переглянулись.

— Да пускай сам идёт, — поморщился Сириус. — На носилках, как же… Ещё скажи — в палантине.

— Но он так сбежит, — возразил Снейп.

— Куда он сбежит — здесь четверо взрослых магов? Плюс ещё один, который тоже умеет применять Непростительные проклятия. Плюс Гарри с друзьями. Первая же попытка сбежать — и полдюжины Ступефаев в спину, и вдобавок Круциатус или Бомбарда.

— А для надёжности можно наручники добавить, — предложил Ремус. — Прикуём его к… скажем, мне и…

— Мне, — буркнул Уизли, явно глубоко обиженный тем, что у него за крыса оказалась.

— Хорошо, — согласился Ремус. — И никуда он не денется.

— А что там с временем? — внезапно вздрогнул Северус, отступая на пару шагов. Через одну-две секунды остальные тоже вздрогнули, а Ремус обхватил себя руками, при этом на его лице были написаны одновременно тоска, страх и пронзительная печаль.

— Да есть ещё время! — Альтаир поспешно бросил взгляд на часы. — Луна взойдёт только через полчаса. По туннелю отсюда до Ивы ходу пятнадцать минут. Доведём до Хогвартса, и ты, Ремус, вернёшься сюда. Вместе с Сириусом — и присмотреть, и поговорить время будет. А мы этого гада дальше до Хогвартса дотащим. Или сразу до ворот? Дементоры там, чего возиться…

— Нет, — решительно покачал головой Ремус. — Сначала его должен услышать Дамблдор. Если Фадж ещё не ушёл, то и он тоже. Пойдёмте скорее.

После того, как Уизли оказали первую помощь и приковали Петтигрю наручниками к нему и Ремусу, все двинулись в обратный путь. Альтаир шёл рядом с Северусом, прямо за Петтигрю, Ремусом и Уизли. Несмотря ни на что, он не мог ослабить бдительность, пока эта тварь находилась рядом с крёстным — кто знает, на что способен этот ублюдочный крыс? Палочка слизеринца была постоянно нацелена прямо в спину Петтигрю. Правда, приходилось держать её в вытянутой вбок руке, чтобы не мешал Уизли — из-за тесноты туннеля им троим приходилось идти не шеренгой, а косой колонной. Но Северус явно не имел ничего против и не требовал её убрать.

Прямо за ними шли Сириус и Поттер. Альтаир прислушивался к их разговору. То, что его двоюродный дядя по совместительству ещё и крёстный отец Поттера, он знал. Нельзя сказать, что слизеринец приходил в восторг от этого, но ради Сириуса он был готов смириться с этим фактом.

«Хм, а я кто же Поттеру в таком случае выхожу? Крёстный троюродный брат, что ли? М-да, бывают в жизни… неожиданности».

— Альтаир, — позвал его Сириус, — скажи, с моим домом всё в порядке?

— Тем, что остался от двоюродного дедушки Альфарда? Да, конечно. Правда, там давно никто не жил, но, я уверен, его несложно привести в порядок. Мама и папа наверняка не откажутся выделить тебе домовика.

— А что они вообще обо мне говорят? — с любопытством спросил Сириус.

— Ну, они никогда не верили в то, что ты — предатель. Папа вообще с самого начала говорил, что лично слышал, как Петтигрю выдал Волдеморту Поттеров, да и видел его в Ставке не раз, но были сомнения — вдруг это маскировка, Оборотное зелье, на случай действий контрразведки Министерства… Но вот мама никогда не сомневалась. Говорит, что ты, конечно, ещё… э-э-э…

— Я догадываюсь, — хмыкнул Сириус, — дальше.

— Ну, в общем, ты хотя и непутёвый, но Блэк, а Блэки своих не предают.

— Не ожидал от неё. Можешь передать Белле мою благодарность.

— Зачем? Ты и сам можешь это сделать. Помнишь, что я написал в том письме? Блэк-Холл открыт для тебя.

— Блэк-Холл… — повторил Сириус, прикрыв глаза. — На моей памяти его так не называли.

— Да, это его папа после свадьбы переименовал. Ну так что, Сириус? Я знаю, у тебя, к сожалению, не самые лучшие воспоминания с этим домом связаны, но хоть ко мне в гости загляни! На Гриммо, двенадцать уже давно живут другие люди.

— Загляну, — улыбнулся Сириус. — К тебе — загляну.

До конца туннеля разговоров больше не было. Альтаир начал успокаиваться — беды больше ничто не предвещало, наоборот, у будущего появились самые радужные перспективы. К тому же его самого сразу после выхода на поверхность ожидал ещё один приятный сюрприз — Северус оказался прав.

— Альтаир! — навстречу ему ринулись Драко и Блейз. Спустя мгновение Блэк оказался в объятиях друзей.

— Мы так волновались! — всхлипнула Блейз.

— Северус, зачем ты ставил охранный барьер?! — воскликнул Малфой.

— Затем, чтобы вы не сунулись навстречу неизвестной опасности, — отрезал декан. — Хорошо хоть, у Альтаира ума хватило вас за помощью отослать. Мозгов у него всё же побольше, чем у его дядюшки.

Сириус презрительно фыркнул.

Уже вдевятером они отошли в сторону от Ивы. Альтаир, успел коротко рассказать Драко и Блейз о том, что произошло в Визжащей хижине. Как он и ожидал, известие о том, что Бродяга — это Сириус, а Сириус — это Бродяга, привело обоих в изрядный ступор. Альтаир довольно хмыкнул — он-то уже успел привыкнуть к этой мысли.

И всё было бы прекрасно, если бы так невовремя разошедшиеся облака…

Вся компания окунулась в лунный свет. Ремус остановился так резко, словно налетел на невидимую стену. Его руки и ноги начали дрожать.

— О, нет, — ужаснулась Гермиона. — Блэк, ты же говорил, что у нас полчаса!

Альтаир, вывернувшись из-под руки Северуса, схватил гриффиндорку за плечи и оттащил в сторону, мимолётом глянув на часы.

— Они уже прошли!

Поттер рванулся к Уизли, прикованному к Ремусу и Петтигрю, но его перехватил Сириус и отбросил назад.

— Я сам! Бегите!

Альтаир впервые в жизни видел превращение оборотня. Зрелище было одновременно страшным и захватывающим. Сознание Блэка упорно отказывалось признавать, что этот светлошёрстный волк, рядом с которым он столько раз смотрел на полную луну, сейчас представляет огромную опасность. Гермиона в страхе дрожала в руках слизеринца, не пытаясь вырваться.

Как только превращение закончилось, Сириус тоже превратился — и, едва волк вырвался из наручников, схватил его за холку и оттащил подальше от людей. Естественно, оборотню не понравилось такое обращение с собой, и он сцепился с псом. Альтаир закусил губу — он понятия не имел, каким заклятием можно остановить оборотня, не нанося ему вреда, да и в любом случае сейчас нельзя было пустить в ход волшебную палочку, не опасаясь задеть Сириуса. Северус торопливо накладывал одно за другим защитные заклинания на себя и всех остальных, стоящих рядом. Внезапно Гермиона вскрикнула — и Альтаир, обернувшись, увидел, как Петтигрю кидается за упавшей палочкой Ремуса. Уизли на своей забинтованной ноге, конечно, не удержался — и в следующее мгновение был выведен из строя заклятием. Сразу же последовало ещё одно — и кот, подброшенный в воздух, без сознания плюхнулся в траву.

— Экспеллиармус! — крикнул Поттер, обезоруживая Петтигрю. — Ни с места!

Альтаир на мгновение заколебался, поднимая палочку. Всё-таки применять это заклятие к человеку ему ещё никогда не доводилось, и было немного страшно. Но он тут же напомнил себе, что пришлось перенести Сириусу из-за этого ненавистнейшего существа. Пальцы решительно стиснули палочку, наводя её в лоб врагу. Хватит. Получи своё, предатель, ты знал, на что шёл…

— Авада Кедавра!

Но несущий смерть зелёный луч пронёсся над головой Петтигрю, не встретив своей цели — проклятый гад к этому моменту как раз начал превращаться. Зарычав от ярости, Альтаир направил свою палочку туда, где трава, зашуршав, сомкнулась за крысой.

— Бомбарда Максима!

Грянул взрыв, но среди полетевших в воздух комьев земли крысы не было видно — ни целиком, ни по частям.

— Бомбарда Максима! Бомбарда Максима! Бомбарда Максима!

От ударявших в землю усиленных Взрывных заклятий под ногами прокатывалась дрожь, но никаких признаков того, что хоть одно из них угодило куда надо, по-прежнему не было. Полоснувшая траву Сектумсемпра Северуса тоже не вызвала в ответ предсмертного писка.

Раздался вой и громовое рычание. Альтаир обернулся — волк во весь опор мчался к Запретному лесу. Сириус бросился за ним. Грейнджер и Поттер подбежали к Уизли.

— Что он с ним сделал? — в тревоге спросила Гермиона.

— Модификация Оглушающего заклятия, наносящая удар по небольшой площади, — ответил Альтаир, — видно, боялся промахнуться…

— Так, все слушайте меня, — решительно сказал Северус. — Поттер, Грейнджер, вот вам носилки, — он трансфигурировал их прямо из воздуха, — несите вашего друга к мадам Помфри. Драко, Блейз, Альтаир, — немедленно отправляйтесь к себе в гостиную. Я оповещу Дамблдора о случившемся…

— А как же Сириус? — воскликнул Поттер. — Он может быть в беде!

— Вы собираетесь помочь ему усмирять оборотня? — усмехнулся Северус. В этот момент со стороны озера донёсся жалобный вой — собака взвыла от боли.

— Сириус, — вырвалось одновременно у Альтаира и Поттера.

Они переглянулись — слов было не нужно, в этот момент слизеринец и гриффиндорец поняли друг друга без них.

— Так, немедленно… — вздохнул Северус, но договорить он не успел.

— Ступефай, — Альтаир сделал стремительное движение палочкой. Этого Снейп никак не ожидал — что, собственно, и дало возможность Блэку вообще попасть в него заклятием.

— Блейз, приведи его в чувство, когда нас будет не видно. Драко, ты со мной?

— Конечно, — Малфой вытащил палочку.

— Тогда чего вы ждёте? — воскликнул Поттер. Все трое сорвались с места.

Вой сделался более хриплым и затем оборвался. Альтаир нёсся, не глядя под ноги, успев только один раз бросить взгляд за спину и увидеть, что Блейз удержала Гермиону от того, чтобы последовать за ними — по-видимому, дав понять, что её помощь нужнее здесь, а не там. И то хорошо — не надо будет за неё беспокоиться.

Добежав до берега, они увидели Сириуса — он снова превратился в человека и стоял на четвереньках, закрывая голову руками.

— Не-е-е-ет! — умолял он. — Не-е-е-ет! Не на-а-а-адо…

Спустя мгновение Альтаир понял причину этих слов — и тут же остро пожалел, что оглушил Северуса. Дементоры, не меньше, чем на том памятном квиддичном матче, скользили к ним со всех сторон.

— Вы знаете заклинание Патронуса? — крикнул Поттер, бросаясь к своему крёстному.

— Да, но плохо! — Альтаир встал с другой стороны от Сириуса.

— Неважно, как есть, давайте!

Все трое подняли палочки.

— Экспекто патронум!

Но толку было мало. Дементоры несли с собой леденящий холод, их было столько, что мрачные воспоминания уже начали подниматься в голове.

— Экспекто патронум, — тяжело дыша, шептал Альтаир. — Экспекто патронум!

Серебряное облачко выплыло из палочки — и, померцав, потухло. Первые дементоры были уже в каких-то пятнадцати футах. Альтаир мотнул головой, прогоняя вертевшиеся перед глазами образы из прошлого. И снова вскинул палочку, на сей раз решив попробовать то, что не требует определённого настроения.

— Вирга Игнис!

Десятифутовая струя пламени послушно хлестнула из волшебной палочки, ударив по одному из дементоров. Тот отшатнулся и с жутким хрипом начал хлопать склизкими руками по загоревшемуся балахону. Успех воодушевил Блэка, но это воодушевление в присутствии дементоров пропало, едва успев появиться.

— Вирга Игнис! — он размашисто полоснул палочкой по воздуху. — Вирга Игнис!

Как любая нежить, дементоры боялись огня и отступали перед огромным факелом, бьющим по широкой дуге. Но круговую оборону организовать таким образом было невозможно — стоило отбросить гнусных тварей с одной стороны, как они подплывали с другой. А применить ту версию этого заклинания, что так удачно сработала на экзамене, означало бы в первую очередь поджечь своих же…

Руки леденели, мысли начали путаться в голове. Альтаир уже с трудом отличал явь от бреда. Краем глаза он уловил, что Поттеру удалось-таки вызвать Патронуса, но всё, на что было способно его серебристое облачко — это не подпускать к нему одного дементора. Драко осел на колени, вяло взмахивая палочкой и шепча заклинания, но было ясно, что он уже не может сражаться. Через несколько секунд рядом с ним пронёсся один из дементоров, и Малфой потерял сознание, упав рядом с Сириусом.

Дементор, остановившийся перед Патронусом Поттера, откинул свой капюшон — и Альтаир вздрогнул от ужаса. На лице монстра не было ничего, кроме воронкообразного рта, с леденящим душу хрипом всасывающего воздух. Патронус исчез, перед глазами слизеринца заклубился мутный туман. Альтаир снова попробовал наугад ударить Огнеструем, но рука перестала слушаться. Он почувствовал на запястье влажные, ледяные пальцы дементора, голова закружилась от зловонного дыхания. Похоже, конец…

«Мама, папа, простите… Я старался…»

И тут сквозь круговорот мути перед глазами пробилось серебряное сияние, с каждым мгновением становившееся ярче. Пальцы дементора разжались, Альтаир, не удержавшись, упал навзничь на берег. Он не мог даже повернуть голову, но на краю зрения кружился серебристый силуэт, от которого исходило тепло.

«Телесный Патронус? Северус — это его?»

Но сил больше не оставалось. Альтаир и сам не понял, когда потерял сознание.

* * *

Очнулся он от возгласа Поттера:

— Что?

Блэк, поморгав, приоткрыл глаза. В теле чувствовалась некоторая слабость, но кроме этого вроде бы ничего плохого не было. Он повернул голову — Поттер стоял перед Фаджем и МакГонагалл, рядом с ним была Грейнджер. Судя по обстановке — больничное крыло.

— Гарри, Гарри, в чём дело? Ты должен лежать! — засуетился министр. — Вы дали ему шоколад? — встревоженно спросил он у мадам Помфри, стоявшей чуть в стороне.

— Министр, послушайте! — вскричал Поттер. — Сириус Блэк невиновен! Питер Петтигрю инсценировал свою смерть! Мы видели его сегодня! Не дайте дементорам сделать это с Блэком, он…

— Гарри, Гарри, ты совсем запутался, тебе столько всего пришлось пережить… — Фадж с улыбкой покачал головой. — Ложись скорее, будь умницей, у нас всё под контролем…

— Вы схватили не того! Я не позволю применить к нему Поцелуй!

— Что? — у Альтаира перехватило дыхание. Он вскочил с кровати, от резкого движения голова закружилась, и пришлось спешно ухватиться за стойку ширмы, стоявшей рядом. — Министр, это правда, Сириус невиновен, это всё Петтигрю!

— А вы, Блэк, вообще молчите, — нахмурилась МакГонагалл. — Если мистер Поттер и мисс Грейнджер помогали вашему родственнику под Конфундусом или Империусом, то вы, я уверена — добровольно!

— Вы спятили, профессор? — заорал Альтаир.

— Минерва, в самом деле, нельзя же выдвигать такие обвинения без веских оснований… Я уверен, что…

— Но вы сами делаете это! — Альтаир закашлялся. — Сириус невиновен!

— Министр, профессор, я вынуждена настаивать на том, чтобы вы покинули больничное крыло, — прервала обоих Помфри. — Моих пациентов нельзя волновать…

— Я не волнуюсь, я пытаюсь рассказать, как было дело! — воскликнул Поттер. — Выслушайте же меня!

Но мадам Помфри ловко заткнула ему рот куском шоколада и силой уложила в постель. Секундой спустя дверь, ведущая наружу, распахнулась, и вошёл Дамблдор.

— Профессор, помогите! — вскричал Альтаир. — Они хотят применить Поцелуй дементора к Сириусу, он невиновен!

— Здесь больничное крыло или что?! — возопила Помфри. — Директор, я настаиваю…

— Прошу прощения, Поппи, но мне нужно переговорить с мистером Поттером, мисс Грейнджер и мистером Блэком… младшим.

— Альбус, не тратьте время, — вздохнула МакГонагалл. — У этих двоих помрачение рассудка, а этот Блэк-младший вообще, похоже…

— Я вынужден настаивать на том, чтобы переговорить с ними наедине, — твёрдо сказал Дамблдор. — Корнелиус, Минерва, Поппи, будьте любезны оставить нас.

— Ну хорошо, я подожду вас наверху, — Фадж взглянул на часы, — дементоры уже на подходе, их надо встретить…

Альтаир ощутил, как по телу расползается ледяной холод — хуже, чем от дементора. Едва за министром, преподавательницей и целительницей закрылась дверь, как он метнулся к директору. То же самое сделали и Поттер с Грейнджер, и все трое начали говорить разом. Но Дамблдор сразу же поднял руку, прерывая поток объяснений.

— А сейчас послушайте меня и не прерывайте — у нас очень мало времени. Кроме ваших слов, нет ничего, что бы подтвердило рассказ Сириуса. А слова трёх тринадцатилетних волшебников, увы, никого не убедят.

— Но Северус! — воскликнул Альтаир. — Он может…

— Увы, нет — он ещё не пришёл в себя. К сожалению, Альтаир, ты ударил Оглушающим слишком удачно — точнее, неудачно…

— Профессор Люпин! — поднял голову Поттер. — Он тоже видел…

— Он сейчас далеко в лесу и не может вообще что-либо кому-либо сказать. Когда он превратится обратно, будет уже поздно, да и, увы, слова оборотня, старого друга Сириуса, имеют ещё меньше шансов, чем ваши.

— Но что же делать? — Альтаир стиснул руки, пытаясь найти выход. — Неужели вы не можете защитить Сириуса — ведь мы же на территории школы, здесь вы хозяин!

— К сожалению, нет — не так, как ты себе это представляешь, Альтаир. У меня нет власти заставить прозреть другого человека и нет власти отменить решение министра магии.

— Ну, устройте Сириусу побег!

На мгновение повисла тишина.

— Сейчас я уже не успею, — ответил Дамблдор, — но…

Он поднял руку, удерживая Альтаира от того, чтобы окончательно погрузиться в отчаяние.

— Если выиграть время… — директор пристально взглянул на Гермиону.

— Но… Ну конечно! — ахнула она.

— Теперь внимание, — Дамблдор понизил голос, но говорил очень отчётливо. — Сириус заперт в кабинете профессора Флитвика на восьмом этаже, тринадцатое окно справа от Западной башни. Если всё сложится удачно, сегодня ночью вы спасёте две невинные жизни. Но запомните — вас никто не должен видеть. Никто!

Альтаир потряс головой, не понимая, о чём говорит директор. А тот повернулся и подошёл к двери.

— Я закрою вас здесь. Сейчас, — Дамблдор взглянул на часы, — без пяти двенадцать. Мисс Грейнджер, вам хватит трёх оборотов. Желаю удачи.

— О чём он говорит? — хором спросили Альтаир и Поттер, глядя на Гермиону, шарящую у себя за пазухой и достающую длинную золотую цепь.

— Гарри, иди сюда, — позвала она. — Быстро!

— Я с вами! — Альтаир в два прыжка оказался рядом. — Не знаю, что ты задумала, но Сириус мне — не чужой!

Гриффиндорцы переглянулись.

— Гермиона, нам может понадобиться его помощь, — сказал Поттер, сосредоточенно нахмурившись.

— Хорошо, — кивнула она. — Блэк, становись рядом.

Она накинула цепочку и им на шеи — на ней висели крохотные, сверкающие песочные часы.

— Не шевелитесь.

— Что ты делаешь? — спросил Поттер.

Гермиона трижды перевернула песочные часы. Альтаиру показалось, что пол поплыл у него под ногами. Темнота вокруг рассеялась, кругом вертелись непонятные цветные пятна и контуры, а все звуки, наоборот, куда-то пропали.

Но вот всё пришло в норму. Они оказались в пустынном холле, на пол которого лились золотые лучи садящегося солнца. Альтаир непонимающе заозирался по сторонам, Поттер делал то же самое.

— Гермиона, что…

— Быстро! — Она схватила обоих за руки и потащила к чулану, где Филч хранил швабры и вёдра. Втолкнув их, она зашла сама и захлопнула за собой дверь.

— Грейнджер, ты можешь объяснить мне, что произошло?

— Объясняю, — Гермиона сняла цепочку с его шеи, затем с шеи Поттера и снова убрала её под мантию. — Мы переместились во времени — на три часа.

— Так это у тебя Маховик времени?! — Альтаир потрясённо приоткрыл рот. — Я только читал…

— Тихо!

Гермиона прижалась ухом к двери.

— Кажется, это мы… Да, идём к Хагриду, точно!

— Ты хочешь сказать, — прошептал Поттер, — что и там мы, и здесь мы?

— Ну да, — ответила Гермиона, не отрываясь от двери. — По звуку не больше трёх, идём медленно — ведь на нас мантия-невидимка…

— Откуда ты его достала? — спросил Альтаир. — Я читал, что их совсем немного, и все на строгом учёте в Министерстве!

— Так оно и есть, — кивнула Гермиона. — Этот мне достала профессор МакГонагалл, чтобы я могла посещать все занятия. Ей пришлось написать кучу прошений в Министерство, убеждая, что я — идеальная студентка и никогда не применю его ни для чего, кроме учёбы…

— МакГонагалл! — сжал кулаки Альтаир. — Ненавижу! Как она могла так себя повести?

— Она пошла на поиски Снейпа, с которым ей понадобилось переговорить по учебным делам, не нашла его, отправилась к профессору Люпину, думая, что он может быть у него, и тоже никого не нашла… — пояснил Поттер. — Я слышал, как она говорила об этом Фаджу. Она встревожилась и, пройдясь по замку, решила выйти во двор. Она как раз увидела превращение Люпина и всё произошедшее. Когда мы убежали, она подоспела к Гермионе и Забини, отправила их и Рона со Снейпом в больничное крыло, а сама отправилась за нами… Когда она подбежала к озеру, дементоры уже расходились, она связала Сириуса, наколдовала носилки и доставила всех нас в замок. Видимо, у неё сложилось своё мнение обо всём произошедшем, Петтигрю она издали не заметила…

— Ясно, — Альтаир прислонился спиной к стене. — А теперь Дамблдор хочет, чтобы мы, вернувшись в прошлое, как-то исправили то, что произошло? Не дали Петтигрю сбежать?

— Нет, — решительно покачала головой Гермиона. — Нельзя нарушать важнейший закон: никаких изменений во времени! Подумай, как ты отреагируешь на внезапное появление самого себя, да ещё с палочкой наготове?

— Боюсь, отрицательно…

— И хорошо, если не Непростительным! Послушай, Блэк, я понимаю, что ты его ненавидишь, но пытаться схватить его слишком опасно! Мы вернулись во времени не за этим — а за тем, чтобы спасти Сириуса, иначе бы не понадобились три часа!

— Но каким образом? — спросил Поттер, морща лоб. — Две невинные жизни… Стойте! Это же Клювокрыл! Надо спасти Клювокрыла, подлететь к окну на нём и вызволить Сириуса! Они оба улетят и спасутся!

— Ладно, тогда чего мы ждём? — Альтаир нащупал палочку, оказавшуюся на своём обычном месте в кармане, и шагнул к двери. — Да, а что с Драко и Блейз?

— С ними всё в порядке, — ответила Гермиона. — Малфой успел прийти в себя ещё до вас с Гарри, и Забини увела его в вашу Общую гостиную, сказав, что там ему будет лучше, а ты ещё нескоро проснёшься. Ну, так им мадам Помфри сказала.

— Идёмте, — Поттер подошёл к двери, прислушался и распахнул её. Они пробежали через холл и остановились на пороге. По лугу пролегли длинные тени, макушки деревьев плавно становились из золотистых красными.

— Только бы никто не смотрел из окон… — покрутила головой по сторонам Гермиона. — Учтите, нас никто не должен видеть!

— Тогда давай прямо в лес, — предложил Поттер. — Спрячемся за деревьями и понаблюдаем.

— Ни в коем случае! — покачал головой Альтаир. — Вон там как раз сейчас я с Драко и Блейз, правда, отсюда не различить, но мы примерно вон там, где-то за пол-мили от хижины Хагрида. И идём прямо к ней.

— А что вам там понадобилось? — подозрительно прищурился Поттер.

— Ничего, мы просто гуляли! Потом увидели, что к Хагриду идут министр с Макнейром и остальными, и решили поглядеть, что происходит.

— Где именно вы в это время были, можешь вспомнить? — сосредоточенно спросила Гермиона. — Это очень важно!

— Я знаю! Мы увидели их… примерно вон там, — палец слизеринца указал на край опушки, где рядом друг с другом росли два высоких дерева, — потом стали обходить хижину по дуге, вот где-то так, — и потом увидели, как все выходят из хижины. Макнейр рубанул топором по изгороди…

— По изгороди? — переспросила Гермиона.

— Да, а потом Хагрид во всю глотку заорал, что Клювокрыл сбежал.

Поттер и Грейнджер переглянулись.

— Думаешь, это были мы?

— Не знаю, Гарри, есть только один способ узнать… Блэк, ты можешь провести нас так, чтобы мы видели огород Хагрида — Клювокрыл был привязан там — и так, чтобы вы нас не заметили?

— Легко, — хмыкнул Альтаир, доставая свою мантию-невидимку. — Что уставился, Поттер? Думаешь, у тебя одного такая штука есть?

Под мантией они благополучно добрались до хижины Хагрида и, обогнув её, спрятались за деревьями. Весь путь у Альтаира кружилась голова от такой близости к Гермионе, но, учитывая присутствие Поттера и важность стоящей перед ними задачи, он не мог позволить себе хотя бы попытаться приобнять её. Оставалось утешаться разве что возможностью неограниченно вдыхать запах её волос.

«Ммм, какой аромат… Надо запомнить, что она любит шампунь с мандариновым запахом».

Наблюдать за тем, как в домик лесничего входят Поттер и Грейнджер, и одновременно видеть, что они же стоят рядом с тобой, было исключительно странным ощущением. Гиппогриф встревоженно осматривался, стоя у тыквенной грядки привязанным к изгороди.

— Ну что, давай? — прошептал Поттер, оборачиваясь к Гермионе.

— Нет, нельзя, тогда подумают, что это Хагрид его отпустил. Надо, чтобы они сначала увидели его здесь, на привязи.

— Но тогда у нас едва минута останется, — пробормотал гриффиндорец, вглядываясь в сторону замка. Секунды текли медленно, как густой сироп.

— Идут! А сейчас из хижины выйдем мы…

Альтаир, Гермиона и Гарри встали за могучим вековым дубом, осторожно выглядывая из-за него. Хагрид спешно прогонял Золотое Трио, и, едва те исчезли под мантией-невидимкой, как в переднюю дверь хижины постучали. Хагрид заторопился обратно в своё жилище.

— Пора? — прошептал Альтаир, осторожно выскальзывая из-за дуба.

— Где чудовище? — послышался голос Макнейра.

— Т-там… снаружи, — хрипло выговорил Хагрид.

В окне появился силуэт палача. Блэку пришлось немедленно падать на землю, пряча голову за толстым корнем. Кажется, обошлось — Макнейр не заметил.

Из домика теперь послышался голос Фаджа, который собирался зачитывать постановление о казни. Поттер, пригибаясь, подбежал к гиппогрифу. Альтаир и Гермиона наблюдали за ним. Даже в такую минуту Клювокрыл не желал отступить от своих церемоний с поклонами.

— Ну же, быстрее, быстрее, — шептала Гермиона, в волнении постукивая ладонью по стволу дерева. — Быстрее…

Но упрямый гиппогриф ни за что не хотел сходить с места, хотя Поттер отчаянно шипел на него, уговаривая идти, и дёргал за верёвку, накинутую на шею Клювокрыла наподобие ошейника с поводком. Наконец тот неохотно сделал несколько шагов.

— Да что же это, — простонала Гермиона, в бессилии ударяя кулаком по коре. Альтаир, окончательно потеряв терпение, поднял палочку и прицелился в гиппогрифа.

— Империо! Ко мне!

Клювокрыл спешной рысью подбежал к слизеринцу, волоча за собой по земле Поттера — тот рухнул от неожиданности, когда гиппогриф внезапно рванулся с места, но верёвку из рук так и не выпустил.

— Что это было за заклинание? — прошептала Гермиона, торопливо помогая Поттеру подняться и вместе с ним отводя Клювокрыла подальше в лес.

— Он теперь выполнит всё, что я ему прикажу, — ответил Блэк. — В любом случае пришлось бы сделать это — я сомневаюсь, что он бы не напал на меня снова, будь у него такая возможность, они злопамятны.

— Тёмная магия?

— Да.

— Блэк, ты швыряешься Тёмными заклинаниями направо и налево.

— Только когда это необходимо… Тихо!

Все замерли — задняя дверь хижины со стуком распахнулась, и на несколько мгновений повисла тишина.

— Где он? Где чудовище?

— Он был привязан здесь! — заорал Макнейр. — Он же только что был здесь, я сам видел!

— Невероятно! — с весёлым изумлением воскликнул Дамблдор, и тут же раздался свист и удар топора. Хагрид завопил от счастья.

— Убежал! Убежал! Клювик мой, хороший, умный мальчик!

Клювокрыл дёрнулся, но Альтаир снова направил на него палочку — с его небольшим опытом так легче было отдавать приказы тому, кто подчинился его Империусу.

— Стой! Не шевелись!

У него не было уверенности, что гиппогриф поймёт человеческую речь, так что он, как смог, подкрепил свои слова мыслеобразами. Кажется, получилось — гиппогриф послушно замер.

От хижины донеслась ругань Макнейра.

— Что произошло потом? — прошептала Гермиона, поворачивая голову к Альтаиру. — Ты видел?

— Да. Дамблдор и Хагрид зашли обратно в хижину, остальные ушли к замку.

— Сразу же?

— Вот сейчас они уходят.

— Хорошо… А вы где были?

— Вон в той стороне, ярдов за двести — двести пятьдесят отсюда… Мы решили, что это вы увели гиппогрифа, и решили проверить по нашей Карте. И увидели, как вы уходите по лугу с Петтигрю.

— А нас — ну, вот нас сейчас, — вы видели?

— Нет, конечно, иначе бы сразу обратили внимание, что на Карте сразу два Поттера, две Грейнджер и два меня. Мы смотрели на луг, а не сюда.

— Ну что ж… Тогда что нам делать сейчас? Наверное, лучше будет остаться здесь, дождаться, пока всё не закончится и все не вернутся в замок, и тогда уж подлететь к окну Сириуса… Ох, как это всё сложно…

— Нам надо сменить место, что видеть Гремучую иву, иначе мы не будем знать, что происходит, — сказал Поттер.

— Да, ты прав, Гарри… Но помни: нас никто не должен видеть.

Они пошли вдоль опушки леса, пока не нашли удобное местечко. Было видно, как Уизли схватил крысу, как появился пёс и затащил обоих под Иву, как к мечущимся вокруг неё Поттеру и Грейнджер подошёл Альтаир. Потом появился Ремус, утихомирил Иву той же веткой, что и его крестник, и нырнул в туннель. За ним показалась Блейз — она подбежала к дереву, не входя в зону досягаемости ветвей, осмотрелась и принялась расхаживать туда-сюда, потом припала к земле — по лугу прошёл Хагрид, уже успевший как следует налакаться спиртного и горланивший невнятную песню. После того, как он скрылся из виду, слизеринка поднялась и снова стала кружить вокруг Ивы. Через пару минут показался и Северус, сопровождаемый Драко. Остановившись и перекинувшись с ним и Блейз несколькими словами, он тоже скрылся под землёй. Подождав с полминуты, Драко остановил агрессивное дерево и, подбежав к корням, попытался проникнуть в лаз, но у него ничего не получилось. Блейз присоединилась к нему, и они вдвоём принялись ожесточённо пробиваться сквозь охранные чары, то и дело вновь ударяя по выросту, едва Ива начинала шевелиться.

— Они что же, так и будут долбиться всё это время? — удивилась Гермиона.

— Думаю, да, — отозвался Альтаир, тепло глядя на своих друзей, ни за что не желавших оставлять его в неизвестной ситуации. — Ну что ж, теперь надо только ждать. Вроде бы не так уж долго осталось?

— Не знаю, — нахмурился Поттер. — Я не следил за временем…

— Меньше получаса, — заметила Гермиона. — Давайте посидим…

Блэк приказал Клювокрылу лечь на землю, и все трое уселись рядом, прислонившись к нему. Быстро темнело.

— Блэк, — нарушила тишину Гермиона, — но как же ты так ошибся со временем? Ты же был уверен, что мы всё успеем!

— Не говори, — раздражённо морщась, попросил Альтаир, махнув рукой. — Я действительно повёл себя, как последний пуффендуец. Там действительно ходу пятнадцать минут — для меня и налегке. А мы шли тесной группой, к тому же Петтигрю был прикован к двоим, быстрый шаг по туннелю в этом случае вообще исключался… Вот в итоге и было потрачено вдвое больше времени.

Пару минут все молчали, потом новый вопрос задал уже Альтаир.

— Поттер, скажи, ты не видел, кто послал того Патронуса, что отогнал от нас дементоров у озера? Это был Северус?

— Нет. Точно не он — Патронусов прислали с другой стороны озера.

— Что? Патронусов? Их было несколько?

— Двое. Оба телесные. Я не разглядел, они были похожи на лошадей. Те, кто создал их, стояли на другом берегу.

— Ты не разглядел, кто это?

— Знаешь… наверное, это была галлюцинация… но один из них был похож на моего отца.

— Но… твой отец…

— Умер, я знаю. Но я видел его, он был живым, из плоти, а не прозрачным, как привидение… Я не знаю. Может, галлюцинация… но, судя по колдографиям, точь-в точь он…

Поттер закусил губу и уставился себе под ноги, потирая лоб. Альтаир задумчиво посмотрел в небо. Джеймс Поттер умер, увы, это точно… но кого же тогда видел его сын? Галлюцинация? Но галлюцинации не умеют колдовать. Наверное, с такого расстояния, да ещё с мозгами, затуманенными воздействием дементоров, Поттер просто принял желаемое за действительное…

— А второй? Кем был он?

Гриффндорец ответил не сразу. Какое-то время он помолчал, кусая губу, а потом обратился к Гермионе.

— Скажи, а ты не читала… или, может, тебе говорили, когда давали Маховик времени… Может произойти самопроизвольный провал во времени?

— Провал во времени? — изумилась Гермиона. — Нет, ни о чём таком я не знаю… А почему тебе вдруг пришла в голову такая мысль?

— Потому что тот, второй, был вылитый Сириус. И тоже явно живой.

На этот раз ответа не последовало. Все трое погрузились в задумчивость.

Над головой ветерок тихо шелестел листвой, звёзды то показывались из-за облаков, то вновь скрывались. Слизеринец и двое гриффиндорцев молчали, наблюдая за Ивой и Драко с Блейз, не оставлявших попыток прорваться через чары. Минуты текли одна за другой.

— Вот и мы! — вскочила на ноги Гермиона. — Так, сейчас внимательно смотрим… Гарри, оставайся на месте!

— Но Петтигрю! Он что, сбежит ещё раз?

— Ты его не поймаешь, — безнадёжно махнул рукой Альтаир, — вон, видишь?

Выглянула луна, далёкие силуэты на лугу остановились и началось какое-то движение. Спустя несколько секунд сверкнула вспышка Смертельного заклятия, затем донёсся грохот взрывов.

— Я там рядом стоял, всё перемесил, и то не попал… Сейчас уже бесполезно.

— Да… — пробормотал Поттер, неотрывно глядевший на происходившее на лугу. — Проклятье, как жаль… О нет! Бежим!

— Говорю тебе: нельзя… — начала Гермиона.

— Да я о другом! Ведь Люпин побежит по лесу как раз там, где мы прячемся!

— А, проклятье! — Альтаир одним движением оказался на ногах, наставляя палочку на Клювокрыла. — Встань! На колени! Так, забирайтесь на него, живо! Стойте! На лошади ездить умеете?

— Нет, — хором ответили оба.

— Ладно, тогда я сажусь впереди, Грейнджер, держись за меня, а ты, Поттер, за неё… Живо, живо!

Ездить без седла и нормальной уздечки было неудобно, но и гиппогриф под тройной ношей бежал не слишком-то быстро. Взлетать Альтаир не рискнул — был и страх свалиться, и страх, что их заметят. Вместо этого он погнал Клювокрыла галопом вдоль опушки. Гермиона крепко обхватила его за талию. Блэк, слушая вдали вой оборотня, мельком подумал, что никогда бы не представил себе, что в первый раз ощутит прикосновение её рук при таких обстоятельствах…

— Давай к Хагриду! — крикнул сзади Поттер. — Там сейчас никого!

— Ладно!

Затормозили у самой хижины и полуслезли-полускатились с Клювокрыла, после чего вместе с ним ворвались в неё. Клык вскочил с подстилки и громко залаял. Альтаир, нервы у которого были на пределе, мгновенно швырнул в него Парализующим заклятием.

— Фините Инкантатем, — немедленно сказала Гермиона, направляя на упавшего пса свою палочку. Тот, испуганно заскулив, забился под стол. — Тише, Клык! Тише, это мы! Блэк, скажи, ты все свои проблемы решаешь боевыми заклятиями?

— Ну, есть одна, с которой это невозможно…

— И что же это за проблема?

— А ты не догадываешься? — склонил голову набок Альтаир, с улыбкой глядя на девушку. Та какое-то время смотрела на него, потом фыркнула и отвернулась.

— Я, пожалуй, выйду, — проговорил Поттер, выглядывая в окно. — Отсюда ничего не видно, как бы не упустить время…

Гермиона взглянула на него с подозрением.

— Да не собираюсь я ничего делать. Просто если мы не будем знать, что там происходит, то как мы поймём, что пора лететь за Сириусом?

— Ну ладно, но будь осторожен… Рядом оборотень и дементоры… Блэк!

— Что? — с готовностью поднял голову Альтаир.

— Давай-ка отправляйся с Гарри! Мне вдвойне спокойнее будет — он не один, а я без тебя.

Альтаир уныло опустил взгляд.

— Пожалуйста, — добавила Гермиона. Блэк вздохнул, кивнул и вышел из хижины вслед за Поттером, лишь задержавшись на несколько секунд на пороге:

— А как же ты? Вдруг Ремус забежит сюда?

— Со мной Клювокрыл. Иди!

Альтаир кивнул и, бросив гиппогрифу: «Охраняй её!», закрыл за собой дверь. Поттер уже осторожно обходил хижину. С озера донёсся жалобный вой.

— Мы скоро будем там, — прошептал слизеринец, не отрывая глаз от блестевшей под луной водной глади. Поттер кивнул.

— Наверное, стоит подобраться ближе… — оглянулся он.

— Да, пошли, — пробормотал Альтаир, ускоряя шаг. Через пару секунд оба уже бежали. Впереди из мрака начали выскальзывать дементоры, но они были далеко и двигались не навстречу им, а как раз в противоположную сторону. Озеро быстро приближалось, на том берегу сначала замерцали серебряные вспышки, затем вспыхнула огненная струя.

У самой воды всё заросло кустарником, через который пришлось продираться. Остановившись за несколько футов от кромки воды, слизеринец и гриффиндорец напряжённо вгляделись в видневшиеся на том берегу фигуры — одну лежащую, одну припавшую на колено и две стоящие, окружаемые дементорами. Серебряное мерцание погасло — как и жёлто-багровый огонь.

— Ну, папа, давай! — отчаянно зашептал Поттер, озираясь кругом. — Где ты? Появись!

Но никого рядом с ними не было. На том берегу дементоры схватили и Поттера, и Альтаира, откинув капюшоны…

И тут в мозгу Блэка словно сверкнула вспышка — он всё понял.

— Это же были мы! — крикнул он, бросаясь к воде. — Мы, Поттер!

Он вскинул волшебную палочку, вставший плечом к плечу с ним гриффиндорец сделал то же самое.

— Экспекто патронум! — одновременно выкрикнули два голоса.

Альтаир не знал, какое воспоминание использовал Поттер. Сам же он нашёл нужное в доли секунды — он лежит в больничном крыле, читает письмо Гермионы, и на его лице всё шире расплывается улыбка…

Из палочек вырвались не бесформенные туманные облака, но сияющие серебром звери. Это были олень и единорог. Они бросились прямо по озёрной глади на дементоров. Единорог метнулся к лежавшим на земле и закружил вокруг них, создавая непреодолимый заслон для монстров. Олень ринулся прямо на азкабанских стражников и, резко склонив голову, нанёс удар рогами, затем ещё один и ещё, расшвыривая их во все стороны. Дементоры шарахнулись назад и начали быстро отступать во мрак. Скоро их не стало видно.

Патронусы повернули и помчались назад, к своим хозяевам. Альтаир, не отрываясь, смотрел на витой рог, пышную гриву, весело помахивающий хвост единорога… Его Патронус выглядел как живой зверь, что, впрочем, было совсем неудивительно, если вспомнить цвет единорожьей шерсти.

— Сохатый… — раздался справа шёпот Поттера. Альтаир повернул голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как гриффиндорец протягивает дрожащие пальцы к прекрасному оленю, но тут оба Патронуса исчезли.

— Я-то думал, там кружил Патронус Северуса, — прошептал Альтаир, чувствуя бешеное биение сердца, — а это, оказывается, мой!

Сзади послышались резкие шаги и перестук копыт. Блэк и Поттер обернулись — к ним спешила Гермиона, за которой бежал Клювокрыл, вертя головой во все стороны.

— Вы что наделали? — яростно спросила она. — Гарри, ты же собирался только следить?

— Да так, мы просто самих себя спасли, — небрежно бросил Альтаир. — И заодно Драко с Сириусом.

— Я сейчас всё объясню, — улыбнулся Поттер.

Гермиона слушала рассказ, открыв рот от изумления.

— Вас кто-нибудь видел?

— Ну конечно! Я сам, но подумал, что это был отец, понимаешь?

— Невероятно… Ваши Патронусы вдвоём прогнали всех дементоров! Это же высшая магия!

Альтаир замялся. Говорить? Не говорить? Да ладно, скрыть всё равно не получится…

— Вообще-то, это его, — скрепя сердце признался он. — Мой только прикрыл лежащих.

— И тем очень помог моему, — сразу же ответил Поттер, — а вообще, я знал, что у меня получится, потому что и тогда всё получилось… Ну, то есть, ведь один раз это вроде как уже произошло, так ведь?

— Да, наверное… За кусты, живо!

На том берегу появилась МакГонагалл и захлопотала над неподвижными телами. Спустя пару минут она погнала к замку четверо парящих носилок с грузом.

— Вроде уже пора? — спросил Альтаир, переводя взгляд на замок. — Ну, хотя бы выдвигаться?

— У нас осталось сорок минут до того, как Дамблдор запрёт дверь в больничное крыло, — ответила Гермиона, взглянув на часы. — А нам надо спасти Сириуса и вернуться туда, пока не заметили наше отсутствие… Надо ещё немного подождать. Давайте обойдём озеро.

Они двинулись вдоль берега. Над головой плыли облака, причудливо освещаемые лунным светом, вода озера пошла рябью от лёгкого ветерка. Скоро вся компания была уже совсем недалеко от замка.

— Как по-твоему, его уже отвели наверх? — Поттер прищурился, глядя на окна справа от Западной башни.

— Не знаю… Постой, смотри-ка, кто это? Вон там, только что вышел из замка!

— Макнейр, — мгновенно узнал Альтаир. — Всё, нам пора, он за дементорами пошёл.

На этот раз первым сел Поттер — воздушное управление Блэку пришлось передоверить ему. Полёт на гиппогрифе был не слишком приятным — бросало то вверх, то вниз в такт взмахам крыльев. С одной стороны, было похоже на обычный лошадиный галоп, но с другой, знание того, что тебя отделяют от земли не пять-шесть, а пятьдесят-шестьдесят футов, не добавляло бодрости духа — держаться-то приходилось только за Поттера.

— Ой, мне это не нравится, — шептала сзади Гермиона. — Совсем не нравится…

Альтаир оторвал одну руку от Поттера и опустил её на сцепленные пальцы девушки, крепче прижимая их к себе. В голове всплыла мысль о том, что, если он сейчас сверзится вниз, то увлечёт её за собой — и Блэк крепче сжал коленями бока гиппогрифа.

Очень скоро они оказались уже у самой стены замка и полетели вдоль ряда окон. Альтаир сосредоточенно считал их — как и Поттер.

— Тпру! — завопил гриффиндорец у одного окна, натягивая импровизированные поводья. Клювокрыл затормозил, и все трое увидели Сириуса, понуро сидевшего в кресле — вся его поза выражала глубокую безнадёжность. Поттер дотянулся до окна и постучал в стекло. Сириус поднял глаза — и замер на месте, не веря им. Затем вскочил и бросился к окну, но оно оказалось заперто.

— Отойдите назад! — махнула рукой Гермиона, осторожно извлекая из кармана волшебную палочку. — Алохомора!

— Но как… Как? — Сириус переводил поражённый взгляд с одного на другого.

— Неважно! — нетерпеливо ответил Альтаир. — Быстрее, Сириус, дементоры скоро будут здесь!

Сириус пролез в оконный проём и уселся почти на самом крупе Клювокрыла, сразу за Гермионой. Альтаир изрядно опасался, что гиппогриф не выдержит такой нагрузки, однако он явно недооценил мощь крыльев летучего зверя. Поттер дёрнул за «уздечку», направляя полёт Хагридова питомца на верхушку башни. Там они соскочили с него, а Сириус пересел ближе к шее.

— Сириус, немедленно улетай, — тяжело выдохнул Поттер, — они вот-вот войдут в кабинет Флитвика и увидят, что тебя нет…

— Что с остальными? С Драко, Блейз, Роном?

— Всё в порядке! — воскликнул Альтаир, переступая с ноги на ногу. — Лети же!

— Смогу ли я когда-нибудь отблагодарить вас? — проговорил Сириус, переводя взгляд с Гарри на Альтаира и обратно.

— Лети!!! — хором заорали все трое. Сириус развернул Клювокрыла в небо.

— Я на него Империус наложил, — поспешно предупредил Альтаир, торопливо направляя палочку на гиппогрифа. — Клювокрыл, слушайся Сириуса во всём — это тот, кто сидит сейчас у тебя на спине! Лети, Сириус! Со временем заклятие сойдёт, но он уже успеет к тебе привыкнуть…

— Ещё увидимся, — улыбнулся дядя, бросая прощальный взгляд. — До встречи… Сохатый— и Бродяга-младшие!

Он сжал каблуками бока Клювокрыла — огромные крылья раскрылись, едва не сбивая Альтаира, Гермиону и Поттера с ног воздушной волной. Гиппогриф со своим седоком взмыл в небо. Оставшиеся на башне долго провожали его взглядом, пока крылатый силуэт окончательно не растворился на фоне облаков.

— Гарри, Блэ… Альтаир, бежим! — Гермиона дёрнула обоих за рукава. — У нас осталось десять минут, нам надо срочно вернуться в больничное крыло!

— Да, конечно, — словно очнулся Поттер, — бежим.

Несясь вниз по лестнице, Альтаир думал, что ещё ни разу в жизни ему не приходилось за одни сутки — да что там, за одну ночь столько бегать. К счастью, по пути им никто не встретился, не считая Пивза, от которого они еле успели спрятаться под мантией-невидимкой Блэка. Наконец, эта сумасшедшая гонка со временем закончилась — впереди показался коридор, ведущий в больничное крыло.

— Скорее, — пропыхтела Гермиона, — осталось меньше минуты…

Впереди был слышен голос Дамблдора, а через несколько секунд стал виден и он сам.

— Я закрою вас здесь, — услышали они знакомые слова. — Сейчас без пяти двенадцать. Мисс Грейнджер, вам хватит трёх оборотов. Желаю удачи.

Дамблдор вышел из палаты, вынул волшебную палочку, готовясь запереть дверь, и обернулся. Альтаир, Гермиона и Поттер бросились к нему. Директор посмотрел на них, и под длинными седыми усами блеснула широкая улыбка.

— Ну? — спросил он тихо.

— Всё в порядке, — выдохнул Поттер, — Сириус улетел на Клювокрыле!

— Отлично сработано, — просиял Дамблдор и прислушался к звукам, доносившимся из палаты. — Так… кажется, вы уже отбыли. Заходите — я запру вас.

Альтаир зашёл последним, и за его спиной щёлкнул замок. Блэк устало подошёл к своей кровати — сейчас, после успешного решения всех задач, с души словно свалился огромный груз — и лёг на плечи. Было спокойно и радостно, но ноги еле передвигались.

— Эй, Блэк! — услышал он и обернулся.

— Чего тебе, Поттер?

— Спасибо, — улыбнулся гриффиндорец. Альтаир усмехнулся и кивнул, посмотрев на Гермиону.

— Ты по-прежнему считаешь меня омерзительным?

— Нет, — губы девушки дрогнули, тоже изгибаясь в улыбке. — Ты белый и пушистый. Болеешь только.

Блэк и Поттер рассмеялись, ложась в кровати. Через несколько секунд из своего кабинета решительным шагом вышла мадам Помфри.

— Директор ушёл? Я могу наконец приступить к своим обязанностям?

Она была не в лучшем настроении, и Альтаир не стал спорить, доказывая, что с ним всё в порядке. Да и против лошадиной дозы бесплатного шоколада он ничего не имел. Во время поедания четвёртой порции откуда-то сверху долетели возмущённые вопли.

— Ну что ещё стряслось? — простонала целительница, бросая взгляд на дверь. Крики приближались.

— Мерлин, уже заполночь! Они же всех перебудят!

Голоса приблизились настолько, что можно было различить слова.

— Он, должно быть, аппарировал, Минерва. Надо было оставить с ним кого-нибудь! Когда об этом узнают…

— Он не аппарировал! — бешено крикнула в ответ МакГонагалл. — В Хогвартсе нельзя аппарировать! Тут не обошлось без его племянничка!

— Минерва, помилуйте, он же всё время был заперт…

Дверь распахнулась с такой силой, словно её пнул тролль. В больничное крыло ворвались Фадж, МакГонагалл и Дамблдор. Последний был единственным, кто сохранял спокойствие — более того, он имел вполне довольный вид. Министр был рассержен. А МакГонагалл — кипела от ярости.

— Блэк! — рявкнула она, едва увидев слизеринца. — Немедленно говори, что ты устроил!

— Профессор МакГонагалл! — возмутилась Помфри. — Держите себя в руках!

— Минерва, прошу вас… — поднял руку Фадж, — вы же сами видели — дверь была заперта!

— Ему это не помеха! С первого дня появления в Хогвартсе он и его дружки только и делают, что нарушают правила! И здесь тоже явно поработали Стервятники!

— Хватит, Минерва, — вмешался Дамблдор. — Мистер Малфой и мисс Забини сейчас в своих спальнях — вы можете удостовериться об этом у их сокурсников. А что касается находящихся здесь, то десять минут назад я сам запер эту дверь. Мадам Помфри, ваши пациенты вставали с кроватей?

— Конечно, нет! — всплеснула руками целительница. — Я от них не отходила с той самой минуты, как вы ушли!

— Ну вот видите, Минерва, — миролюбиво подытожил Дамблдор. — Вы же не думаете, что мистер Блэк обладает способностью находиться в двух местах одновременно?

МакГонагалл задыхалась от бешенства — такой Альтаир её ещё не видел. В голову Стервятника пришла мысль, что безнаказанно подразнить гриффиндорского декана позволяет лишь редчайшее стечение обстоятельств.

— Профессор, — спросил он медовым голосом, — я правильно понимаю, что Сириус благополучно сбежал от вас?

И, не дожидаясь ответа, достал палочку и запустил к потолку сноп серебряно-зелёных искр.

* * *

— …Она едва в обморок не свалилась от возмущения, — закончил Альтаир на следующий день под дружный смех друзей. Стервятники сидели на своём излюбленном месте у озера — под старым деревом.

— А потом что? — отсмеявшись, спросил Драко.

— Вылетела вон, как кошка, которой наступили на хвост. А Фадж принялся стонать, что «Ежедневный пророк» обольёт его грязью, загнать Блэка в угол — и снова упустить его! И потом добавил, что осталось только, чтобы история с гиппогрифом вышла наружу — тогда он станет истинным посмешищем.

— И ты, конечно, собираешься написать в редакцию «Пророка» и подробно рассказать эту историю от лица независимого наблюдателя.

— Читаешь мои мысли, дружище. В общем, на этом всё закончилось — они ушли, мы снова принялись есть шоколад. Скоро очнулся Уизел — разумеется, ничего не понимающий. «Что случилось? Где мы? Кто я?»

— Ему что, действительно память отшибло? — удивлённо приоткрыла рот Блейз, в то время как Драко повалился в траву, всхлипывая от смеха.

— Ну хорошо, последнего вопроса он не задавал. А я просто ответил: «Если выражаться по старинке, Уизли, — шалость удалась!»

Альтаир безмятежно рассмеялся, откидываясь назад на подножие древесного ствола и делая глоток холодного сливочного пива из стоявшей рядом бутылки. Жизнь была прекрасна, Сириус на свободе, Северус пришёл в себя, а МакГонагалл и Фадж остались с носом. Крёстный Драко устроил Блэку грандиозную головомойку, и более-менее утихомирился только после вмешательства Малфоя, объяснившего, что, не сделай Альтаир этого, они могли бы не поспеть к озеру и дементоры могли успеть одолеть одинокого Поттера до прихода на помощь Патронусов. Северус махнул рукой, пробурчав, что хотел бы знать секрет блэковского обаяния, заставляющего едва знакомых людей приходить на помощь, отбрасывая со своего пути любые помехи, и отпустил их. Увы, одна проблема всё же оставалась — без Петтигрю убедить Фаджа в невиновности Сириуса было практически нереально. Альтаир упорно не хотел в это верить, но Блейз указала на то, что известие о двенадцатилетнем заточении в Азкабане невиновного человека вызовет такой политический скандал, что Фадж предпочтёт ничего не менять в официальной позиции, чем рисковать своим местом. И не он один — претензий будет более чем достаточно и к Визенгамоту в целом. Без наличия того, кого можно было бы в знак торжества справедливости запихнуть в освободившуюся камеру, шансов на оправдание Сириуса пока что не имелось. Так что поимка Петтигрю становилась одним из главных мечтаний Альтаира. Возможно, определённую помощь смогут оказать родители… А пока оставалось лишь держать комнату Сириуса в Блэк-Холле, равно как и его дом, в образцовом порядке и готовности в любой момент принять хозяина.

— Альтаир, а что с Ремусом? — спросила Блейз. — Наверно, он уже должен вернуться из леса?

— Да, пожалуй, — Блэк легко поднялся на ноги. — Пойду, проведаю. Вы сидите, я ненадолго.

Дверь в кабинет профессора защиты от Тёмных Искусств была приотворена. Альтаир зашёл внутрь и остановился в изумлении — почти все вещи были собраны. Ремус улыбнулся ему, сидя за своим столом. Перед ним лежал пергамент, в котором Альтаир признал знаменитую Карту Мародёров.

— Я видел, что ты идёшь ко мне.

— Ты уже уезжаешь? Так рано?

— Я уезжаю, Альтаир… насовсем.

— Что? — Блэку показалось, что он ослышался.

— Я подал заявление об отставке…

— Из-за МакГонагалл? — кулаки слизеринца резко сжались.

— Нет. Дамблдор сумел её убедить, что Сириус невиновен и мы ничего плохого не совершали. Я ухожу по своей воле — вчерашнее…

Ремус помотал головой.

— Я мог укусить любого из вас… этого не должно повториться!

— Не надо! — в отчаянии воскликнул Альтаир, бросаясь к нему. — Ремус, пожалуйста, не уходи! Это была случайность! Прошу тебя, останься! Как же я буду… без тебя…

— Как это без меня? — Ремус обошёл стол и тепло обнял крестника. — Как это без меня? Ничего не изменится, просто мы вернёмся к тому, что было раньше, до этого года. В конце концов, ещё в моё время у нас каждый год менялся преподаватель защиты — похоже, эта должность и вправду проклята. Так что мне ещё повезло — ухожу сам, целым и невредимым. Не огорчайся, Альтаир. Всё будет хорошо.

Альтаир вздохнул, прижимаясь к крёстному и тоже обнимая его. Послышались шаги, и в кабинет быстрым шагом вошёл Поттер. Увидев их, он в смущении остановился.

— Здравствуй, Гарри, — улыбнулся Ремус, глядя на него поверх головы Альтаира. — Я полагаю, ты тоже пришёл отговаривать меня уходить с преподавательской работы?

— Так значит, это правда, — вырвалось у гриффиндорца.

— Увы, да, Гарри. Прости, но больше подвергать вас такому риску я не могу.

— Но вы замечательный, самый лучший преподаватель защиты от Тёмных Искусств! Не уезжайте!

— Нет, — мягко повторил Ремус, расцепляя руки Альтаира и подходя к чемодану. — Лучше расскажите мне о ваших Патронусах.

— Откуда ты знаешь?

— Дамблдор рассказал мне сегодня утром о том, что вы сегодня ночью спасли Сириуса и Клювокрыла. А Патронусы… Что же ещё могло прогнать дементоров?

Выслушав их рассказ, он улыбнулся.

— Да, Гарри, твой отец действительно превращался в большого оленя. Ты правильно угадал… поэтому мы и прозвали его Сохатым. Кстати, возьми, — он протянул ему мантию-невидимку и Карту Мародёров. — Я подобрал их сегодня утром. Я больше не преподаватель, так что смело могу отдать их тебе… Думаю, ты найдёшь им достойное применение. Альтаир, я вообще-то имел в виду не то, о котором ты подумал.

— А откуда ты знаешь, о чём я подумал? — улыбнулся Альтаир.

— Я тебя умоляю, десять лет рядом с Сириусом… Вашу мимику я научился читать давным-давно, господа Блэки.

В кабинет вошёл Дамблдор и, судя по всему, ничуть не удивился, обнаружив в кабинете Блэка и Поттера.

— Экипаж у ворот, Ремус.

— Спасибо, директор. Альтаир, не поможешь мне донести вот этот чемодан?

— Конечно, — Блэк подхватил указанную кладь и понёс её за Люпином. Карета действительно ждала их у замковых ворот.

— Ну, пока, Альтаир, — улыбнулся Ремус, садясь в неё. — Скоро встретимся — обещаю, я буду на платформе девять и три четверти. Пока… Бродяга-младший.

Блэк улыбнулся, стоя у ворот и провожая взглядом катившуюся по дороге к станции карету. Внезапно он удивлённо нахмурился, сообразив, что карета была из числа тех, что каждый год везли их самих в Хогвартс и из Хогвартса, но на этот раз её тащат какие-то странные, скелетоподобные крылатые лошади. Альтаир поморгал, протёр глаза, но это оказалось не обманом зрения.

— Что за страшилища, — проговорил он вслух, пожимая плечами, — и зачем только они вдруг понадобились, всегда без них ездили… Ладно, какая разница.

Он не сходил с места до тех пор, пока карета не скрылась за деревьями, после чего повернулся и медленно побрёл обратно к озеру.

О том, что же случилось в ночь исчезновения Сириуса и Клювокрыла, студенты всех факультетов неперебой строили мыслимые и немыслимые предположения. Однако правду знали только шестеро из них — и при этом ни один не собирался раскрывать её. Драко махнул рукой на спасение гиппогрифа, заявив, что если Клювокрыл помог спастись Сириусу, то к летучей скотине больше претензий не имеется.

Результаты экзаменов были объявлены через несколько дней. Альтаир, Драко и Блейз стали лучшими учениками третьего курса, догнать их смогла только Гермиона. Альтаир не преминул поздравить её с первым местом и предложить отметить это достижение в «Маленькой Италии», но гриффиндорка отказалась, заявив, что идея неплоха, но его присутствие рядом благополучно испортит её реализацию. Но, взглянув на приунывшего Блэка, она всё же смягчилась и на прощание сказала:

— Вообще-то, ты небезнадёжен. Не хмурься, Блэк, не стоит.

Альтаиру хватило и этих слов, чтобы снова расцвести в улыбке и бодрым шагом направиться к друзьям, ожидавшим его у озера.

— Ну что? — повернул голову Драко, заслышав знакомые шаги.

— Отказала, — пожал плечами Альтаир, ложась на траву рядом с ним, закидывая руки за голову и поднимая взгляд на плывущие над Хогвартсом лёгкие облака. — Но ничего, я уверен, что произвёл на неё хорошее впечатление в этом году. Несомненно, на четвёртом курсе я дожму её оборону.

— Удачи, — улыбнулась Блейз, — она тебе пригодится.

— Спасибо. Во всяком случае, по крайней мере одна польза у меня уже есть.

— Какая? — заинтересовался Малфой.

— Там, в больничном крыле, она мне улыбнулась…

Блэк усмехнулся, глядя на поперхнувшегося от смеха друга.

— Да, улыбнулась, — повторил он. — И теперь, стоит мне вспомнить эту искреннюю улыбку…

Альтаир поднялся на ноги, доставая палочку.

— Экспекто патронум!

Серебряный единорог вырвался из палочки и галопом промчался по озеру. Блейз восторженно ахнула и зааплодировала, Драко присвистнул.

— Ну и ну! Так вот как выглядит настоящий Патронус… Постой! Значит, ты будешь превращаться в единорога?

— К сожалению, нет — он же волшебный зверь. Да и где ты видел вороных единорогов?

Слизерин, во многом благодаря достижениям Драко и Альтаира на квиддичном поле, на этот раз не дал Гриффиндору себя обойти, и Кубок школы достался ему. Прощальный пир проходил среди серебряно-зелёного убранства, и слизеринцы от души торжествовали, то и дело осушая бокалы за Стервятников.

А уже на следующее утро Хогвартс-Экспресс повёз друзей в Лондон. Альтаир, Драко и Блейз, против обыкновения, молчали, глядя в окно и думая, где сейчас Сириус и что с ним. Вдруг, совершенно неожиданно, дверь купе скользнула в сторону, и на пороге появился Поттер.

Стервятники не сводили с гриффиндорца изумлённых взглядов — впервые он нашёл их, а не они его.

— Чему обязаны, Поттер? — наконец произнёс Драко. В ответ он получил весёлую ухмылку.

— Это тебе, — сказал гриффиндорец и сунул в руки Альтаира сложенный лист пергамента, после чего отступил и задвинул за собой дверь. Блэк внимательно осмотрел пергамент и уже хотел проверить его на наличие заклятий, когда заметил надпись, сделанную знакомым почерком:

А. С. Блэку в собственные руки.

Альтаир мгновенно развернул письмо, быстро пробежал его глазами, улыбнулся и начал читать его вслух.

Дорогой Альтаир!

Надеюсь, ты получишь это письмо до того, как прибудешь на Кингс-Кросс — почему, скоро узнаешь. Мы с Клювокрылом в надёжном месте, на всякий случай пока не буду говорить, где. Это письмо тебе должен передать Гарри — к сожалению, здесь нашлась только одна сова, да и та бюджетного размера.

Некоторое время мне придётся провести вдали от Англии, но обещаю не пропадать и поддерживать с тобой связь. Я уже скучаю по вашей дружной компании и искренне надеюсь, что наша разлука не продлится долго.

Для того, чтобы читать дальше, прикоснись своей волшебной палочкой к письму и скажи что-нибудь опознавательное.


Альтаир хмыкнул, доставая палочку.

— Что-нибудь опознавательное? Ладно… Уизел — урод, Гермиона — лучшая!

На пергаменте появились новые строчки.

Вообще-то достаточно было и твоей палочки, но мне стало интересно, что ты скажешь. Вернусь — уточню.

Послушай, ты здорово придумал насчёт анимагии. Я, если честно, так до конца и не понял, зачем она вам понадобилась, но в любом случае рад. Надеюсь, ты уже понял, что пометки в тех книгах, которые ты достал в семейной библиотеке, принадлежат мне. Я делал их на протяжении двух с половиной лет, так что советую обратить внимание на последние — в «Анимагии как она есть» начиная с пятьсот семьдесят второй страницы, во всех остальных — начиная с той, которая помечена рисунком собаки. Если понадобится мой совет, пиши — твоя Джостли меня найдёт.

Скоро напишу снова.

Сириус.


P.S. И никогда не сдавайся! Это я про твою будущую подружку.

— Сириус… — счастливо улыбнулся Альтаир, откидываясь на сиденье. — Ты классный!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37229-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (10.12.2017) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 215 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 Bella_Ysagi   (11.12.2017 07:05)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]