Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1647]
Из жизни актеров [1615]
Мини-фанфики [2461]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [14]
Конкурсные работы (НЦ) [2]
Свободное творчество [4649]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14845]
Отдельные персонажи [1453]
Наши переводы [14175]
Альтернатива [8951]
СЛЭШ и НЦ [8707]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4212]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 апреля)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Акция "ВЕСНОМАНИЯ" - разбирайте значки!
Приглашаем Вас принять участие в акции "Весномания".
В данной акции мы предлагаем вам 35 значков в обмен на ваши комментарии под новостями. Значки можно забрать себе или подарить друзьям.
Диапазон для комментирования новостей: 01 апреля - 31 мая.

Это не выбор... это судьба
Он думал, вечность скучна, но получив после перевоплощения необычный дар, перемещаться во времени, Эдвард и не подозревал, что судьба решила вовлечь его в свои собственные игры.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Change of Heart
Белла всю свою жизнь любила и ненавидела Эдварда Каллена. Спустя десять лет она возвращается в Форкс, чтобы, наконец, сделать выбор. Доктор Блэк или же любовь всей ее жизни?

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Сын Бога Ра
Голливудская звезда славы Эдварда Каллена неминуемо клонится к закату – в тридцать два ему уже не под силу играть восемнадцатилетних сердцеедов, а из-за несносного характера многие режиссеры внесли его имя в «черный список». Однако есть еще человек, верящий в него - Изабелла Свон, которая с тринадцати лет мечтает, чтобы Эдвард сыграл в ее фильме...

Волчица
- Ну-ка, быстро прекратила ныть! – сказала себе Леа. – Все могло быть гораздо хуже! Если бы машину занесло в другую сторону, ты бы лежала на дне ущелья и хрен бы кто тебя нашел. Ты жива? Однозначно жива! У тебя нет серьезных повреждений, и это уже само по себе просто нереальное везение. Тебя ждут дома, а, значит, ты найдешь способ выбраться отсюда.



А вы знаете?

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Робстен. Пиар или реальность?
1. Роб и Крис вместе
2. Это просто пиар
Всего ответов: 6693
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Альтаир Блэк: Пятый курс. Глава шестая

2018-5-25
47
0
Глава 6. Квиддич и лес.


На следующее утро всё было готово. Каждый слизеринец, спускавшийся в Общую гостиную, немедленно получал значок и небольшой листок с текстом. Альтаир и Драко не замедлили приколоть значки прямо по дороге в Большой зал – впрочем, как выяснилось, не они одни.
Когда в зале появились Поттер с Уизли, слизеринский стол встретил их дружными насмешливыми приветствиями. Поттер дёрнулся и поскорее увёл приятеля к их столу, то и дело оглядываясь и, кажется, пытаясь разглядеть, что это за значки на мантиях слизеринцев.
Альтаир прищурился, пристально наблюдая за своим противником. М-да, судя по лицу Уизела, предстоящий матч не будет сложным. Уже сейчас, ещё находясь в дружественном окружении сокурсников своего факультета, рыжий выглядел так, словно готовился не к метле, а к эшафоту. За весь завтрак он почти ничего не съел, а в собственную тарелку смотрел так, словно надеялся, что там был яд и ему не придётся идти на поле. Блэка эта сцена веселила почти до самого конца завтрака – почти, потому что в конце произошло нечто, взбесившее его до глубины души. Когда Поттер решил больше не ждать приступа аппетита у Уизли, а сразу отвести его в раздевалку, к ним подошла Грейнджер – видимо, пожелать удачи. Само по себе хоть и не слишком-то приятно, но хотя бы понятно, но вот когда она поцеловала Уизела, пусть и всего лишь в лоб… Альтаир на мгновение пожалел, что превращается в коня, а не в василиска. Будь у него такая возможность, Уизли бы точно не то что до поля – до дверей в холл бы не дошёл. Стиснув зубы, Блэк поклялся себе, что Уизли не удастся отразить ни одного броска. Тем более что для этого подготовлено столько средств… Палочка словно сама легла в руку, нацеливаясь под столом в спину Уизелу.
- Коитус интеррупс!
Рыжий гриффиндорец вздрогнул и ещё сильнее повесил голову. Альтаир с довольной усмешкой посмотрел ему вслед. Теперь на несколько часов горе-вратарю обеспечено дурное настроение.
Ночью был заморозок, и замёрзшая трава похрустывала под ногами, когда слизеринская команда направлялась к стадиону. Ветра не было совсем, а вот небо оказалось не слишком ясным – всё в сероватой мути, не густом слое облаков, но достаточной для того, чтобы солнце не слепило глаза. Не самые лучшие условия для охотника, но, с другой стороны, зрители точно увидят весь ход матча в подробностях…
Пока игроки надевали квиддичную форму, Альтаир последний раз проверял в уме план предстоящего матча. Игра должна была оказаться едва ли не самой лёгкой за всё время его нахождения в команде, но – а вдруг? Да первое выступление на поле в качестве не просто одного из игроков, а капитана – это тоже многое значит.
Все были готовы и выстроились в шеренгу. Блэк немного нервно сглотнул и осмотрел команду. По традиции – надо сказать напутственную речь. Мерлин, в первый раз!
- Сегодня – наш первый матч в этом году. Первый матч за полтора года. Первый матч для меня как для капитана. Первый матч для некоторых из вас – да что там, для половины. По этому матчу будут судить о всех нас в целом и о каждом в отдельности. Это – как печать, которая останется на нашей сборной вплоть до следующей смены её состава. И от каждого из вас зависит, будет ли это печать славы или печать позора. Лично я обещаю, что сделаю всё для того, чтобы первая досталась нам, а вторая – гриффиндорцам. У них ведь тоже есть… новичок.
Квиддичисты переглянулись с понимающими ухмылками.
- Итак, нам пора! Помните: вы сейчас будете сражаться не только за победу. Не только за себя. Мы сразимся – за весь Слизерин!
Команда ответила дружным рёвом – точнее, рёвом это звучало в основном из-за Крэбба и Гойла, но Блэк остался доволен. Перехватив поудобнее свою метлу, он шагнул к двери и вывел слизеринскую сборную на поле.
Их встретили приветственными выкриками – на этот раз таких было больше, чем обычно. Ах, ну конечно же – на поле два самых популярных парня Хогвартса. Да… Интересно, до Уизли дойдёт этот факт или нет? Потому что если дойдёт, то причина, по которой сейчас чуть ли не половина зрителей аплодирует слизеринцам, окончательно вгонит его в депрессию…
Гриффиндорцы показались спустя пару минут. Уизли тащился в самом хвосте – лицо серое, губы сжаты, взгляд в пустоту. От одного взгляда на него тянуло расхохотаться.
- Капитаны, пожмите руки, – приказала мадам Трюк, стоявшая в центре поля. Альтаир подошёл к ней одновременно с Джонсон и пожал той руку, на всякий случай добавив милую улыбку – так, поиздеваться…
- Седлайте мётлы!
Раздался свисток. Альтаир стрелой взмыл к серому небу, идя на перехват квоффла. Проблем это, как и обычно, не представило. Блэк легко поднырнул под Спиннет и понёсся к гриффиндорским кольцам, спешно придавая лицу как можно более хищное выражение. Конечно, приятней было бы издевательское, но Уизли сейчас было выгоднее пугнуть – хотя бы немного – а не разозлить…
Альтаир пустил в ход всё своё мастерство. Кажется, даже переборщил с оценкой возможного сопротивления противника… во всяком случае, приблизиться к квоффлу ближе чем на пару ярдов гриффиндорцу так и не удалось.
- Слизерин выходит вперёд, – объявил комментатор. Как обычно, это был Джордан. – Десять – ноль. Печально, но это ещё только самое начало игры, у Гриффиндора есть все шансы отыграться. Не унывай, Рон, мы верим в твой талант! Надеюсь, его хватит для того, чтобы противостоять Блэку…
Последняя фраза Джордана потонула в возмущённых, насмешливых и откровенно глумливых выкриках, понёсшихся с трибун. Как ни крути, но, во-первых, у Альтаира было намного больше сторонников, чем у Уизела, а во-вторых, после двух лет участия Блэка в квиддичных соревнованиях мало у кого была надежда на то, что найдётся вратарь, который окажется ему не по зубам.
- Зрители в восторге… вы только послушайте, что они поют?
«А вот и ещё один сюрприз!»

Рональд Уизли – наш король,
Рональд Уизли – наш герой,
Перед кольцами дырой
Так всегда и стой!

Квоффл Рон поймать не может,
Победить он нам поможет,
На помойке он родился,
Слизерину пригодился.

На Рона давно пора
Вешать всех собак!
Он позорит Гриффиндор!
Он – бесспорный брак!

Не бывало никогда
Игрока смешней!
И для сборной Гриффиндора –
Столь же худших дней!

Забрасывая второй раз квоффл, Альтаир увидел лицо Уизли. Его выражение было таким, что делалось непонятно, как он вообще ещё руки не разжал. Слизеринцы дружно исполняли песню, старательно повышая громкость во время каждого очередного гола. Счёт рос как на дрожжах, и не в пользу Гриффиндора. Блэк не мог припомнить, когда ещё ему удавалось так легко забивать голы.
«Ну что, Гермиона? Теперь ты видишь, кто из нас на коне, а кто – под его копытами?»
Четырнадцатый гол Уизли пропустил уже совсем комично – метнувшись к левому кольцу вместо правого, в которое и влетел квоффл, и сразу же после этого схватившись за голову.
- На помойке он родился, Слизерину пригодился, – не смог отказать себе в удовольствии Блэк, делая «мёртвую петлю» вокруг Уизли. Но уже на выходе из неё его внимание привлёк Драко, сделавший резкий рывок – а спустя мгновение стало ясно, что и Поттер заметил снитч и тоже мчится за ним. Причём, судя по направлению их полёта, снитч где-то недалеко от колец, точнее, в данном случае шестов Слизерина. Но если снитч поймает Поттер, то выиграет Гриффиндор!
Альтаир заложил головокружительный вираж, и квоффл влетел в центральное кольцо точно над головой Уизли. Слизеринец метнулся за мячом, снова схватил его и стремительно развернулся…
- Альтаир! – выше и по другую сторону колец парила Блейз, до того вместе с Монтегю согласно привычной тактике сковывавшая гриффиндорских охотниц. Рука девушки была вскинута вверх и вперёд.
Блэк мгновенно всё понял: на счету каждая доля секунды, сам он может и не успеть заново обогнуть кольца, но если отпасовать квоффл той, что уже перед ними…
Бросок! Уизли крутанулся на месте, пытаясь отследить квоффл и перехватить его, но Блейз траектория мяча была ясна заранее, да и сложение у девушки было намного легче… и лётные данные выше. Она ловко поймала квоффл, изящным полувиражом обошла вратаря и резким броском отправила алый мяч точно в кольцо. Спустя пару секунд трибуны взорвались криками, и Альтаир с Блейз, оба сделавшие «горки», увидели, как Поттер тоже направляет свою метлу вверх, сжимая в руке снитч. Правда, летел он недолго – через несколько мгновений ему в крестец врезался бладжер Крэбба. Гриффиндорец выпустил метлу и рухнул вниз, распластавшись на земле.
- Надеюсь, он жив, – пробормотала Блейз. – А то могут быть… проблемы…
- Да что ему сделается! – в восторге махнул рукой Альтаир, резко подлетая к девушке и крепко обнимая её. – Блейз, ты героиня! Ты спасла матч! Сто шестьдесят – сто пятьдесят! Мы победили!
Очень скоро ту же информацию унылейшим голосом огласил и Джордан:
- Сто шестьдесят – сто пятьдесят… Гарри ловит снитч, но побеждает Слизерин…
Слизеринцы разразились торжествующими криками, гриффиндорцы – стонами сожаления. Уизли сгорбился на метле и медленно направил её вниз.
- Правильно, Уизел! – насмешливо крикнул ему вслед Блэк. – Твоё место – в самом низу, и так будет всегда! Запомни это!
Как ни удивительно, но гриффиндорец даже головы не повернул. Альтаир презрительно фыркнул и уже хотел было спикировать вслед за ним и озвучить те куплеты, которые хор болельщиков так и не успел пустить в ход, но тут за спиной раздался голос Блейз:
- Альтаир! Гляди, похоже, Дрей опять во что-то ввязался!
Подняв голову, Блэк увидел Драко, стоявшего напротив Поттера и близнецов Уизли. Нахмурившись, Альтаир скользнул в их сторону, но, не успел он долететь и до середины поля, как гриффиндорцы втроём кинулись на его друга. Точнее, вдвоём – одного из близнецов сумели удержать свои же охотницы. Блэк пригнулся к древку метлы, в ушах засвистел воздух. Поттер и Уизли, пользуясь внезапностью атаки, свалили Драко на землю и увлечённо избивали кулаками, постепенно переходя к ударам ногами. В бешенстве Альтаир развил такую скорость, какую только успевал и, резко взяв метлу на себя, протаранил сразу обоих гриффиндорцев – прочными ботинками по затылкам. Те от удара перелетели через свою жертву и покатились по земле, но тот же удар сбросил и самого Альтаира с метлы, заставив сделать обратное сальто через голову и приложиться спиной о землю. Дыхание оказалось сбитым, и Блэк изо всех сил пытался его восстановить, отчаянно надеясь, что сможет прийти в себя и оказаться на ногах и с палочкой в руке раньше, чем очухаются гриффиндорцы, стонавшие неподалёку. Но, к счастью, мадам Трюк была уже рядом – к сожалению, не в лучшем настроении.
- Вы тут что, все с ума посходили?! Вы в чём, по-вашему, участвуете – в матче по квиддичу или в гладиаторских играх?! Бладжером после свистка! Вдвоём на одного! Ногами по головам с разлёту! Так, вы, Поттер и Уизли – немедленно в замок и в кабинет декана! Но сначала на всякий случай в больничное крыло. А вы, Блэк – тоже к декану – своему! Мистер Малфой, с вами всё в порядке?
- Чувствую себя просто на седьмом небе, – саркастично ответил Драко, утирая кровь с лица.
Альтаир, наконец, отдышался, перевернулся на живот и, подобрав под себя ноги, встал, слегка пошатываясь. Рядом с ним приземлился Блетчли – на лице написана тревога.
- Альтаир, ты как?!
- Ничего, – хрипло ответил Блэк. – Бывало и лучше, но жить буду. И даже хорошо.
- Тебе помочь?
- Не надо, со мной ничего страшного. Надеюсь только, Снейп не припишет мне попытку убийства Мальчика-Который-Выжил…
- Может быть, я…
- Нет, Майлз, спасибо. Извини, что так и не дал сыграть, – по губам Блэка скользнула немного виноватая улыбка.
- Да о чём ты говоришь, всё прекрасно! – с горячностью воскликнул Блетчли.
- Ну и отлично. Давай, скоро увидимся, – и Альтаир двинулся в замок, правда, не слишком-то быстро – на поле высыпали слизеринские болельщики, и, кажется, каждый считал своим долгом похлопать Блэка по плечу и вслух восхититься им. Так что до кабинета Снейпа Альтаир добрался ещё очень нескоро – декан уже ждал его там. И первым делом начислил Слизерину пятьдесят баллов за решительную защиту друга от превосходящих сил противника.

* * *

На следующий день появилась ещё одна приятнейшая новость для Слизерина. Декретом об образовании номер двадцать пять генеральный инспектор Хогвартса была наделена «решающим словом в определении наказаний, санкций, а также лишений привилегий, данных ученикам Хогвартса, и правом изменять таковые наказания, санкции и ограничения привилегий, определённые преподавателями». В тот же день всему Хогвартсу стало известно, что Поттер и оба близнеца Уизли отстранены от игры в квиддич навсегда. Драко был полностью удовлетворён.
- А чего они на тебя вообще накинулись? – спросил Альтаир.
- Да так, – пожал плечами друг, – я Поттеру говорю: «Даже ты не смог спасти Уизела от позора. Хуже вратаря я не видел… но он же на помойке родился». Потом зачитал ему те стишки, что наши пропеть не успели. В общем, тут они оба на меня и кинулись.
- Себе на беду, – мрачно усмехнулся Блэк.
Но для Слизерина это было лишь началом – поскольку Амбридж явно благоволила этому факультету, теперь Стервятники, получив наказание от других учителей, могли спокойно идти к ней и просить о его «смягчении», которое при первой же возможности логично выливалось в фактическую отмену взыскания. Альтаир и Драко были чрезвычайно довольны этим фактом.
Но, к сожалению, практически сразу же с этой новостью пришла ещё одна, и она была уже далеко не такой приятной. Хагрид вернулся в Хогвартс и снова занял место преподавателя ухода за магическими существами. На Слизерине не нашлось ни одного, кто бы был доволен этим фактом – Граббли-Дерг преподавала лучше по всем мыслимым статьям. Конечно, она в основном показывала не самых интересных животных, но зато рассказывала намного больше и подробнее, и главное – ещё ни разу ни привела на урок кого-то, встреча с кем грозит летальным исходом.
На своё первое занятие в этом году, правда, Хагрид решил показать всего лишь фестралов. Хотя «показать» было не совсем точным определением – из всех студентов пятого курса, как гриффиндорцев, так и слизеринцев, увидеть их смогли всего четверо: Поттер, Блэк, Нотт и Долгопупс. Но очень скоро обстановка оживилась – на урок притащилась Амбридж и с самого начала принялась публично демонстрировать своё мнение о Хагриде. Для начала она прикинулась, что не слышит его, и, стоило тому поднять голос и для наглядности («Ну, знаете… такие большие лошадки с крыльями!») помахать руками, как Амбриджаба немедленно принялась строчить в блокноте, громко бормоча всё, что писала:
- «Вынужден… прибегать… к примитивному… языку… жестов».
Слизеринцы затряслись от сдерживаемого смеха. Амбридж тем временем немедленно продолжила, видя, что Хагрид заволновался:
- «По-видимому… легко… теряет… нить… изложения».
Драко отступил за спину Альтаира и зажал себе рот ладонью, чтобы не расхохотаться. Сам Блэк опустил голову, прикрывая длинной шевелюрой большую часть лица – ему тоже было смешно. Вот только один факт сильно тревожил – Гермиона прямо-таки побагровела от гнева. Не сказала бы чего лишнего…
Тем временем Хагрид начал было рассказывать про фестралов, но Амбридж тут же громко перебила его, спросив, известно ли ему, что Министерство отнесло этих животных в разряд «опасных».
- Фестралы не опасные! – засмеялся лесничий. – Конечно, куснуть тебя могут, если ты им сильно досадишь…
- «Проявляет… признаки… одобрительного… отношения… к насилию».
- На своих любимчиков бы лучше посмотрела, – тихо прошипела Гермиона, бросая взгляд на Стервятников. Но Амбридж услышала её и, не торопясь, повернулась к гриффиндорке, расплываясь в омерзительной улыбочке.
- Что вы сказали, моя дорогая?
- Простите, – громко вмешался Альтаир, быстро достав из кармана волшебную палочку и держа её у бедра. – Это я виноват…
На поляне повисла полная тишина. Впервые на памяти всех, находившихся здесь (ну, не считая фестралов) Альтаир Блэк признался, что он в чём-то виноват.
- Запустил Конфундусом в Уизли, да промахнулся… Извините.
- Ты что делаешь?! – еле слышно зашипел сзади Драко. – Она же тебя сейчас…
- Лишь бы не Гермиону, – краешком рта ответил Блэк и продолжил, слегка отводя взгляд в сторону:
- Подшутить немного захотелось…
Амбридж, сощурившись, глядела на него. Потом, ничего не сказав, повернулась к Хагриду и снова очень громко и медленно, сопровождая слова поясняющими жестами, проговорила:
- Пожалуйста, продолжайте занятие… Я похожу среди учеников и задам им несколько вопросов.
Вопросы оказались с откровенными намёками. Слизеринцы прекрасно эти намёки понимали и отвечали соответствующе. Но даже и ответ Долгопупса, бывший явно искренним, или почти искренним, Амбридж в два счёта извратила, представив формулировку «Ну… фестралы, они хорошие…» в «Ученики… запуганы… настолько… что… не признаются… в своём страхе». После этого она отошла в сторонку и прождала до конца урока, явно нервируя Хагрида одним своим присутствием. После окончания занятия, когда ученики стали идти обратно к опушке, вышли из леса, она пошла за ними.
- Подлая, лживая, старая горгулья, – вполголоса ярилась Гермиона, идя рядом с Поттером и Уизли. Альтаир намеренно шагал неподалёку и немного сзади, чтобы иметь возможность всё слышать. – Вы поняли, к чему она клонит? Это её помешательство на полукровках – хочет представить Хагрида каким-то безмозглым троллем, а всё потому, что у него мать была великаншей…
- Грейнджер!
- Чего тебе, Блэк? – лицо обернувшейся девушки немного смягчилось.
- Говори тише! Ей не понравится, если она услышит…
- Мистер Блэк! – раздался позади приторный голос Амбридж. – Подойдите, пожалуйста, ко мне, я хотела бы с вами поговорить!
На мгновение скривившись, Альтаир со вздохом развернулся, с радостью отмечая мелькнувшую на лице гриффиндорки тревогу, которую та, впрочем, сразу же спрятала. Слизеринец подошёл к Амбридж, вежливо-выжидающе смотря на неё. Однако та не торопилась начинать разговор – вместо этого она замедлила шаг, давая всем остальным возможность отойти подальше. И только убедившись, что её вряд ли услышат, она повернулась к Блэку.
- Дорогой мистер Блэк, я бы хотела кое-что вам сказать. Не думайте, пожалуйста, что вы можете меня обмануть. Я прекрасно знаю, что мисс Грейнджер сказала то, что думала, а вовсе не выдала ту фразу потому, что вы якобы промахнулись Конфундусом по Уизли и угодили в неё. На самом деле вы всего лишь хотели вытащить её из беды. Я уважаю ваше благородство, но прошу кое-что учесть: она вам не пара.
Челюсти Альтаира судорожно сжались, но он удержал свой гнев и заставил себя слушать дальше.
- Вы – наследник одного из древнейших и славнейших родов магического мира. Поверьте мне, вам не следует увлекаться простой девочкой, узнавшей о самом существовании этого мира считанные годы назад. Я знаю, что вы давно неравнодушны к ней, но позвольте дать вам дружеский совет: это далеко не лучший выбор. Она едва ли достойна вас. Говоря прямо, по моему мнению, – мистер Блэк, вам надо кончать с этой Грейнджер.
- Я глубоко ценю вас и ваши советы, профессор Амбридж, – сквозь зубы выдавил Альтаир, – но, уж простите, позвольте мне самому решать, с кем мне кончать, а с кем нет!
Лицо Амбридж дёрнулось, но она ничего не сказала, а лишь поджала губы и сухо кивнула. Расценив это как окончание разговора, Блэк убыстрил шаг, нагоняя своих друзей.
- Что она от тебя хотела? – немедленно спросил Драко.
- Ничего, стоящего долгого разбирательства, – вздохнул Альтаир. – «Всего лишь» полезла в мою личную жизнь. Пора Амбриджабу на место поставить, она мне надоела.

* * *

Наступил декабрь, близилось Рождество. В Хогвартсе готовились к празднику. Хагрид, как обычно, притащил в Большой зал двенадцать ёлок, Флитвик занялся их украшением. У старост стало больше дел – присматривать за украшением замка, за младшекурсниками, чтобы не выбегали на переменах на мороз, и – что больше всего насмешило Стервятников – посменно патрулировать коридоры с Филчем, которому взбрело в голову, что предпраздничное настроение способствует увеличению количества стычек между учениками. Альтаир решил хоть раз в жизни оправдать ожидания завхоза…
Подловить Уизли одного, без Гермионы, оказалось не так уж сложно. Ещё проще оказалось его обезвредить – хватило Экспеллиармуса от Драко и Импедименты от Альтаира. А затем застывший враг был отлевитирован в Большой зал.
- Понимаешь, Уизел, нам кажется, что на ёлках недостаточно украшений. Я полагаю, такой важный, достойный, мудрый староста, как ты, здесь вполне подойдёт. Ты станешь главным украшением этого зала… как раз скоро ужин, народ прибудет…
Драко затрясся от смеха при этих последних словах друга и поднял волшебную палочку.
- Значит, для начала – щёки. Ты же у нас гриффиндорский клоун – значит, их выбелим. Глаза подведём чёрным, вот так… брови вразлёт… губы – одну алым, другую золотым, образцовый гриффиндорец будешь, весь в положенных цветах… а волосы пускай зелёными будут, в честь дружбы факультетов. Ах да, ещё причёску надо пошикарней. Гребень – «ирокез» вполне подойдёт. Так, где там у меня зеркало было? Ах, вот оно. Ну что, Уизли – смотри, какой красавчик получился! Все девчонки млеть по тебе будут.
Если бы взглядом можно было убивать, Драко бы уже лежал мёртвым. Альтаир хохотал, присев на лавку.
- Откуда ты вообще столько косметических чар знаешь?
- Блейз рассказала. Так, вроде всё – или ещё что-то не помешает?
- Костюм не помешает – арлекина. Сейчас, прямо мантию нашего глубокоуважаемого старосты и трансфигурирую…
- Отлично! – удовлетворённо кивнул Драко спустя минуту. – Теперь только чары Помех получше закрепить да на вон ту ёлку его подвесить. Красота – это страшная сила!
Самым смешным оказалось то, что даже не все гриффиндорцы поначалу обратили внимание на новое украшение ёлки рядом со своим столом, а те, кто обратил – не поняли, что это или, точнее, кто это такой.
- Симус, смотри, какого паяца подвесили – как живой…
Только когда пришедшая Гермиона обратила внимание на то, что её напарник куда-то подевался, догадались получше присмотреться к новому украшению. И быстро поняли, что оно из себя представляет.
Хохотало пол-зала, а вторая половина прятала улыбки. Не улыбались, за исключением преподавателей, всего несколько человек. Как только Уизли спустили вниз и расколдовали, он принялся жаловаться на Стервятников. В ответ Альтаир на весь зал заявил, что готов подробно рассказать, как именно они довели гриффиндорского старосту до такого вида. Уизли моментально заткнулся и сел на своё место, сжавшись, словно стараясь сделаться как можно меньше. Помогло не слишком – Блэк своё слово с удовольствием сдержал, и за слизеринским столом весь вечер слышались взрывы смеха. «Клоунаду» Уизли вспоминали не одну неделю.
А уже незадолго перед самым Рождеством произошло совершенно неожиданное событие: куда-то делись все Уизли – поголовно. Ни близнецов, ни Джинни, ни даже рыжего бабуина. И Поттер пропал вместе с ними. Альтаир решился поинтересоваться об этом у Снейпа, предполагая, что вряд ли кто из гриффиндорцев всё равно согласится дать ответ, даже если они и знают его. Оказалось, что с Артуром Уизли произошёл несчастный случай, и в связи с этим его дети отправлены домой.
- Но причём здесь Поттер? – удивлённо спросил Альтаир. Северус оглянулся по сторонам – разговор происходил к коридоре на втором этаже – и понизил голос:
- Настоятельно рекомендую тебе не разглашать эту информацию никому… Дело в том, что этот несчастный случай связан с деятельностью одной известной тебе организации, к которой имеет самое прямое отношение и Поттер… О большем тебе пока знать совершенно ни к чему, поверь мне. А теперь иди.
О какой организации шла речь, было понятно – об Ордене Феникса. Альтаир поделился своими мыслями с Драко. Друг, выслушав его, согласился, что болтать об этом ни к чему и лучше просто подождать, пока ситуация не станет яснее. На вопрос, упоминал ли что-нибудь об этом Люциус, Драко уныло вздохнул и покачал головой.
- Он вообще меня ни в какие свои дела не посвящает. Разве что маме говорит, но она тоже молчит, так, изредка намёк обронит… Так надоело, что они меня за малолетку держат! Особенно если учесть, что Лорд вернулся, а меня вроде как в Упивающиеся готовят!
- Что? – замер Альтаир. Новость обрушилась на него, словно внезапный удар по голове полным собранием сочинений Локонса. – Что ты сказал?
Драко виновато опустил взгляд и сморщился, как от боли.
- Прости, я, наверно, должен был раньше тебе сказать… В общем, дело давно шло к этому, а перед первым сентября я получил прямое подтверждение… разговор отца подслушал, теперь вот даже не знаю – может быть, мне специально было позволено это сделать? Так или иначе, а после окончания Хогвартса, если к тому времени противостояние не закончится, мне, скорей всего, предложат вступить в ряды Упивающихся… добровольно-принудительно, – он закончил свою фразу судорожным смешком.
- Вот, значит, как… – прошептал Блэк. – Вот, значит, как… А ты? Ты сам? Ты этого хочешь?
Малфой поднял голову, встречая взгляд серых глаз, в которых плескалась отчаянная надежда.
- Знаешь, если бы не… некоторые обстоятельства, я был бы только доволен этим. Но если учесть кое-что… Во-первых, я помню рассказы родителей о той, прошлой войне, и лезть в гущу смертельной битвы мне что-то не очень хочется. Равно как и ожидать друга или родственника, надеясь, что он вернётся из боя живым. Во-вторых, безоговорочно исполнять приказы Лорда меня тоже что-то не тянет – много ему чести, чтобы Малфои у него на побегушках были. Хватит, накомандовался нами. Ну и наконец…
- Наконец? – взволнованно выдохнул Альтаир. Драко вздохнул и печально-тепло улыбнулся.
- Ты.
- Я?
- Ну да. Ведь если я стану Упивающимся, будет немалая вероятность того, что мне прикажут если и не лично уби… сразиться с тобой, то быть в числе тех, кто сделает это. В качестве, к примеру, доказательства своей преданности. Плюс твоя Грейнджер. Я по-прежнему считаю, что ты мог бы выбрать и получше, но это твоя воля и твой выбор, а вот если учесть её статус крови… Для Лорда и многих его приближённых сам факт того, что ты – Блэк – ухаживаешь за ней, – страшное оскорбление. А уж если ты добьёшься успеха… Не удивлюсь, если на вас с ней будет объявлена охота. И минимум, что стребуют в таком случае с меня – это сведения о тебе. Но лучше я своей жизнью рискну, чем поставлю под угрозу твою!
Едва Драко успел выговорить эти слова, как оказался в крепких объятиях друга. Малфой улыбнулся, обнимая его в ответ. Альтаир уже давно стал для него кем-то вроде брата – или даже ближе, ведь братьев не выбирают. Но так или иначе, а он уже не представлял свою жизнь без Альтаира Блэка. Представить, что его не станет, воображение отказывалось так же, как представить смерть кого-либо из семьи. А уж самому, хотя бы и косвенно, способствовать этому…
Гриффиндорец бы сказал, что лучше умереть самому. Но Драко был слизеринцем – и поэтому решительно обозначил для себя, что лучше убить, чем позволить этому случиться. Если придётся ради спасения Альтаира отнять чью-то жизнь – не из числа друзей и родных, разумеется – значит, так тому и быть…
Они стояли так какое-то время, не произнося ни слова. Да и что тут скажешь? Всё было ясно и так, любые слова в этой ситуации казались лишними.
- Но что же ты тогда собираешься делать? – спросил Альтаир, наконец разнимая руки. – Ведь я правильно понимаю, что об этих своих мыслях ты вообще ещё никому не говорил?
- Правильно, – кивнул Драко. – Вот только я и сам пока не знаю, что же мне делать. Сам понимаешь, открыто перечить отцу у меня нет особого желания, бежать из дома тоже не хочется. В общем, пока я просто чутко слежу за обстановкой, пытаюсь понять, что же мне делать и какие у меня шансы. Главное, чего я хочу – это чтобы из-за меня не пострадали мои родители и Блейз. Вряд ли Волдеморт обрадуется, если узнает, что я имею желания служить ему не больше, чем Дамблдору…
- Не стоило твоему отцу вообще возвращаться к Лорду, – тихо проговорил Альтаир, уверенный, что сейчас Драко вспылит и сообщит, что, мол, не тебе критиковать действия лорда Малфоя. Однако друг не спешил с возмущением. Вместо этого он подошёл к окну, выглянул в него на заснеженное поле перед Запретным лесом и медлённо провёл пальцами по стеклу.
- Может, ты и прав… – так же тихо, словно не столько Блэку, словно самому себе, проговорил Малфой. Помолчав, он продолжил:
- Прошла всего какая-то пара месяцев после возвращения Лорда, а папа так изменился… Знаешь, просто на неврастеника какого-то стал походить. И мама тоже от этого страдает, я же вижу… От Волдеморта больше вреда, чем пользы. Эта проклятая неуверенность в завтрашнем дне, действующая на всех и каждого… Одна она стоит того, чтобы держаться от него подальше. Но теперь моя семья снова крепко связана с Лордом, и я пока что понятия не имею, что мне сделать, чтобы изменить сложившуюся обстановку – и могу ли я вообще что-то сделать…
- Я могу чем-то помочь? – немедленно спросил Альтаир. Драко тепло улыбнулся в ответ.
- Я скажу тебе, если мне понадобится твоя помощь. Спасибо тебе. Но вся беда в том, что я пока даже не представляю, куда мне вообще стоит прикладывать усилия. Что ж, будем надеяться, что пока всё обойдётся – ничего больше нам, похоже, не остаётся, если не считать наблюдения за происходящим и выжидания момента.
- Скажи, а твой отец… он… насколько поддерживает Лорда? Полностью? Или, как и ты, ждёт удачного момента?
- Не могу сказать. Он, как я уже упоминал, в свои планы меня не посвящает… но с достаточной уверенностью могу предположить, что едва ли папа в восторге от действий Лорда и факта нахождения на его службе. Эти времена давно прошли.
- Что ж, значит – ждём и надеемся… Если что – всегда рассчитывай на меня.
- Взаимно, друг… Взаимно.
На Рождество в Хогвартсе осталось не так уж много народу, хотя и несколько больше, чем обычно. Альтаир надеялся воспользоваться такой замечательной возможностью и пригласить Гермиону куда-нибудь, может быть, даже в «Маленькую Италию», соблазнив изысканной кухней, но, увы, эти планы были сорваны тем фактом, что девушка тоже уехала на Рождество к себе домой, как и многие остальные. Альтаир был глубоко недоволен как этим событием самим по себе, так и тем, что это снова означало тревогу за неё. Хотелось придумать что-то, что позволило бы как следует развеяться, хоть отчасти снять напряжение, последнее время то и дело получавшее повод для возрастания. И Блэк решил, что опушку Запретного леса Стервятники давно изучили, а вот вглубь ещё ни разу не забирались… И, раз уж появилось достаточно свободного времени, почему бы не проделать это?
Драко согласился сразу. Блейз, как обычно, после совместных уговоров. И вот, ранним декабрьским вечером, у опушки леса скользнули три тени.
Расчёт был простой – если какие чудовища и встретятся в лесу, вряд ли они станут нападать не на людей, а на простых животных. Идея принадлежала Альтаиру, вот только он придумал её, подсознательно учитывая историю с анимагией Мародёров, и как-то упустил из виду то, что в глубине леса можно встретиться с кем-то и пострашней оборотней…
Пока, однако же, всё было спокойно. Конь, лис и рысь продирались сквозь чащу – тропа, углублявшаяся в лес от домика лесничего, почему-то сейчас не столько манила, столько отталкивала. Вероятно, подсознательные инстинкты диких животных гнали прочь от подобных объектов Вьюжника и Пушистую, а Ветроног в любом случае понимал, что скрыть глубокие следы копыт на снегу будет проблематично, а заинтересовывать Хагрида новыми лесными жильцами, мягко говоря, нежелательно. К счастью, снежный покров в лесу был не так уж и глубок, так что длинноногого коня он почти не задерживал, а рысь со своими широкими лапами, равно как и легко сложенный лис, в снег не проваливались.
Темнело быстро, а под густо переплетёнными ветвями и подавно уже наступила ночь. Но это ничуть не остановило друзей – глаза всех троих видели в темноте намного лучше человеческих, а чуткие уши заранее предупредили бы о любой приближающейся опасности. Да и выбраться назад было легко – по собственным следам, пользуясь если не зрением, так обонянием.
Манящая глубь Запретного леса в итоге оказалась не вот чтобы особо интересной. Возможно, весной или летом здесь было бы приятнее, но пока что не было слышно ничего. Никаких звуков, столь обычных для ночного леса даже зимой – уханья совы, далёкого хруста веток под ногами крупных животных… Альтаир подумал, что сейчас он обрадовался бы даже волчьему вою, когда они вышли на небольшую полянку – и замерли, обнаружив там двоих кентавров, с интересом рассматривавших ночных гостей.
- Ты только погляди, Магориан… – сказал один из них, с усмешкой поглаживая бороду. – Опять эти жеребята из Хогвартса пожаловали к нам в лес.
Ветроног гневно фыркнул и ударил копытом по земле – снежный покров здесь был совсем тонок.
- Похоже, по крайней мере один из них себя жеребёнком не считает, – засмеялся в ответ второй кентавр. – И что их сюда тянет? Двадцать лет назад здесь одна компания шаталась, теперь на смену ей другая пожаловала… Я бы не советовал вам идти дальше в ту сторону, – обратился он к анимагам и махнул рукой, показывая направление. – Во всяком случае, если вы хотите вернуться из леса живыми и невредимыми, а не пошедшими на закуску. А вон там, – снова взмах рукой, – колония акромантулов, тоже не самое приятное место. Вы зашли очень далеко, и лучше бы вам повернуть назад.
Ветроног, Вьюжник и Пушистая переглянулись, безмолвно советуясь друг с другом – не так давно они выяснили, что направленная легилименция является самым удобным способом обмена информацией в зверином обличье. Переговоры были недолгими. Вежливо склонив головы в благодарность за предупреждение, конь, лис и рысь развернулись и двинулись в обратном направлении. Кентавры, усмехаясь, проводили их взглядами.
Путь назад, как ни странно, казался дольше пути в глубь леса – возможно, из-за того, что не было будоражащего кровь предвкушения чего-то интересного. Но и с этим Стервятники снова ошиблись…
Внезапно Ветроног замер, насторожив уши – справа и впереди двигалось что-то большое. Потрескивали ломающиеся ветки. Вьюжник принюхался и, тихо зашипев, подался назад. Альтаир хотел было встретиться с другом глазами, чтобы спросить, что там такое, но не успел – это «что-то» внезапно двинулось в их сторону. Друзья встали ближе друг к другу, готовясь к встрече. Мелькнула огромная туша, затрещали кусты, и на поляну вышел акромантул. При виде гигантского паука слизеринцы, не сговариваясь, решили произвести тактическое отступление – был ли тут виной стресс или что другое, но о возможности превратиться обратно в человека и воспользоваться палочкой никто из них так и не вспомнил.
Впоследствии, вспоминая тот случай, Альтаир считал, что всё было даже захватывающе – бешеная скачка по ночному лесу, ветер в лицо, адреналин в крови… Вот только в те моменты как-то больше думалось о том, что из-за необходимости лавировать среди деревьев и кустов полную скорость всё равно не разовьёшь, а акромантула большинство этих преград задерживало куда как меньше. Ветроног, вылетев на очередную полянку, резко остановился и заржал. Друзья тоже остановились и, тяжело дыша, посмотрели на него.
«Дадим ему бой!»
«Согласен, так мы всё равно не убежим».
«Но будьте осторожны, не забывайте о ядовитых челюстях!»
«Мы помним, Блейз».
Паук выбежал за ними на поляну и остановился, переводя взгляд с одного противника на другого. Рысь грозно зашипела, выпуская когти. Лис прижался к земле и зарычал, подбираясь для прыжка. Конь поднялся на дыбы и яростно заржал, делая угрожающие движения передними ногами и как бы предупреждая: не подходи, а то поставлю под гигантскими глазами гигантские фингалы. Однако паук не внял голосу разума и, посверкивая восемью глазами на жуткой голове и клацая челюстями, двинулся вперёд. Ветроног, издав короткое ржание, дождался взглядов друзей и мысленно попросил их отвлечь врага. Те понимающе кивнули. Пушистая скользнула направо, пригибаясь, словно для прыжка на спину восьминогой махины и яростно шипя. Вьюжник плавно двинулся налево, крадясь по неглубокому снегу и одновременно то убыстряясь, то замедляясь - рваный темп сильнее приковывает внимание. Паук притормозил, пытаясь удержать в поле зрения всех троих, чем и воспользовался Ветроног, который стремительно подскочил ближе к акромантулу. Наполовину действуя инстинктивно, анимаг резко развернулся и, перенеся вес тела на передние ноги, изо всех сил ударил задними – прямо по верху головы монстра.
Раздался жуткий вопль, паук попятился назад, мотая головой. Быстро переглянувшись, друзья снова бросились прочь. Преследования не было – видимо, акромантул разумно рассудил, что четыре глаза хорошо, а шесть лучше. Пробежав ещё какое-то расстояние, Стервятники остановились, чтобы отдышаться. Когда же они пришли в себя, выяснилось, что теперь перед ними стоит новая проблема – в процессе забега наперегонки с акромантулом они благополучно сбились с пути и теперь понятия не имели, куда идти.
«Я же говорила вам, что это не лучшая затея!»
«Спокойно, сестрёнка, я выведу. Может, придётся немного поплутать, но мой нюх…»
«Не надо плутать. Вон, смотрите – Полярная звезда. Значит, север там, а Хогвартс – вон там. Пошли, думаю, на сегодня приключений нам хватит».
Блэк оказался прав – минут через двадцать ходьбы впереди замаячили просветы, и вскоре друзья вышли на открытое пространство. Вдалеке виднелось озеро, за ним – замок. Крюк в итоге вышел всё-таки изрядный. Конь, лис и рысь побрели вдоль опушки, стараясь на всякий случай всё же держаться в тени деревьев. Миновав хижину Хагрида, они вернулись на то место, с которого начали свой исследовательский поход. Через пару секунд все трое превратились обратно в людей и переглянулись.
- Говоря откровенно, я не смею надеяться, что это приключение отучит вас совать нос куда не следует…
- Да ладно тебе, Блейз. Просто мы теперь знаем, до какого предела можно заходить, а до какого уже опасно!
- Правильно! – поддержал друга Малфой. – А так – мы ведь вглубь заходили, не вширь. Надо будет теперь в разные стороны пройтись – ну, разумеется, не завтра и лучше днём, – поспешно добавил он, видя страдальческое выражение на лице сестры.
- Эх, Бродягу бы сюда, – мечтательно потянулся Блэк, оглядываясь на лес. Страх уже как-то потускнел, и виделось больше веселья, чем опасности. – И Ремуса. Вот бы мы этому пауку задали!
- Ну, ты и так ему врезал – будь здоров, – фыркнула Блейз. – Между прочим, человека таким ударом и убить можно… или, скорее, даже не «можно», а точно убьёшь. Разве что Хагрид бы выдержал.
- Что ж, может, когда и пригодится такое умение… хотя лучше бы, конечно, не пригодилось. Ну что ж, не пора ли нам по кроватям? Сейчас уже… ого! Четыре утра. Серьёзная прогулочка вышла.
- Впервые за всю ночь у тебя появилась по-настоящему хорошая идея… ну, разумеется, не считая идеи не бежать, а дать бой.
- Да уж, – зевнул Драко, – в самом деле пора. Хорошо хоть, завтра не надо будет на уроки идти. Но вообще, действительно – хорошо погуляли!


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/200-37740-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Элен159 (25.04.2018) | Автор: Silver Shadow
Просмотров: 76 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
+1
1 Bella_Ysagi   (27.04.2018 17:04)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями