Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1648]
Из жизни актеров [1616]
Мини-фанфики [2464]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [16]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4681]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2368]
Все люди [14894]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14190]
Альтернатива [8954]
СЛЭШ и НЦ [8727]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4247]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей июня
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (01-15 июня)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Мечты сбываются, или Фанатка
История встречи поклонницы с Робертом Паттинсоном, рассказанная с двух точек зрения: самой поклонницы и Роберта.

Солнцестояние
Как жить, если в тебе сосуществуют два смертельных врага: хищник и жертва, человек и вампир? Как устоять перед искушением властью и вечными наслаждениями? Как остаться верной себе и своей любви?

Такая разная Dramione
Сборник мини-переводов о Драко и Гермионе: собрание забавных и романтичных, нелепых и сказочных, трогательных и животрепещущих приключений самой неоднозначной пары фандома.
В переводе от Shantanel

Вечность никогда не наступала до этой минуты
Эдвард теряет все, когда покидает Беллу в стремлении оградить ее от опасности и сохранить в живых. Когда он возвращается и видит, что без него ее дни напоминают лишь подобие жизни, то ставит под сомнение все, во что он когда-либо верил. Будет ли его любовь достаточно сильна, чтобы вернуть все назад?
Предупреждение: AU «Новолуния»

Литературные дуэли
Мы приглашаем вас к барьеру!
Вы можете вызвать на дуэль любого автора, новичка или мастера пера, анонимно или открыто, выбрав любой жанр или фандом - куда вас только не заведет фантазия. Сюжет - только на ваше усмотрение! Принять участие в дуэли может любой желающий.
Также мы ждем читателей! Хотите обсудить выложенные истории или предстоящие поединки? Тогда мы ждем вас здесь!

Рождественские смс
В Чёрную пятницу Белла вместе со своей подругой Анжелой вынуждены пробиваться сквозь толпы людей. Сможет ли случайное смс, пришедшее с незнакомого номера, изменить ход событий её дня и всей жизни?

И настанет время свободы/There Will Be Freedom
Сиквел истории «И прольется кровь». Прошло два года. Эдвард и Белла находятся в полной безопасности на своем острове, но затянет ли их обратно омут преступного мира?
Перевод возобновлен!



А вы знаете?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

...что на сайте есть восемь тем оформления на любой вкус?
Достаточно нажать на кнопки смены дизайна в левом верхнем углу сайта и выбрать оформление: стиль сумерек, новолуния, затмения, рассвета, готический и другие.


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 484
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Свободное творчество

Виноградные глазницы (2.1)

2018-7-19
4
0
2.1


Она выскальзывает из одежды,
как рождественский подарок из обертки,
осознавая цену момента, а цена высока.
(с) Город грехов 2: Женщина, ради которой стоит убивать (2014)


«Впервые я увидел Аристель на последнем концерте калифорнийского тура в городе Сан-Диего. Объявили перерыв, и я прогуливался за сценой, любуясь интерьером бара – как в родном Техасе! И, от нечего делать, разглядывал толпу, слегка отодвинув занавес. Людей у сцены поубавилось, многие ушли к барной стойке, в туалет или покурить. Я тогда безуспешно пытался завязать с сигаретами.

Разумеется, взгляд скользил исключительно по женскому полу. Столько красавиц. Никогда не спал с фанатками, цеплял девушек в баре или на звездных тусовках, но не мог не отметить, они прекрасны: юные, страстные. Тщеславием я не болел, да и воспитан был иначе.

Ари я заметил не сразу, она ни чем не выделялась среди остальных. Рядом с ней стояла высокая девчонка с прямыми, блестящими, как гладь озера, волосами цвета жженой карамели. Она активно жестикулировала, ее глаза пылали фанатизмом, чем и привлекла внимание. Джерад говорит про таких: «дурочка, легче нее только шлюху снять». Мерзость. Как я узнал позже – ее звали Эйприл. Аристель познакомилась с Эйприл в тот же вечер. И только когда яркая, восторженная, пылающая страстью и фонтаном эмоций девица куда-то убежала, я посмотрел на Ари. Милая брюнетка в кожаной куртке, узких джинсах и клетчатой зеленой рубашке. Волосы длинные, из них можно сделать лассо и обхватить луну, волнистые, будто ручей, волнуемый ветром. Она стояла у колонки, недалеко от сцены, нас разделяло несколько шагов и плотная штора. Черты лица у Ари мягкие, еще детские, милейшие щечки. Фигура стройная, не до конца сформировалась, но расстегнутая на три пуговицы рубашка приоткрывает грудь, отправляет фантазию в полет.

Я запомнил Ари в тот вечер не только из-за противоречивой внешности – сексуальность и невинность. Пару раз я, оглядывая зал во время концерта, смотрел в ее сторону: Ари не визжала, не плакала, не прыгала. Стояла, бледная, растерянная, и непрерывно смотрела на меня, с мягким восхищением. Что особенно контрастировало на фоне истеричной Эйприл.

До конца перерыва оставалось минут десять, и я, забирая у персонала бутылку минералки, спросил:

– Как тебе девушка?

Джерад Андерсон – мой лучший друг и гитарист группы – прищурился, оценивая. Он вернулся с улицы, где курил и наверняка флиртовал с поклонницами, а сейчас был не прочь обсудить сегодняшнюю публику, ведь Джер никогда не уезжал с концерта в одиночестве. Его зеленые, как у меня, но темнее, глаза стали почти черными.

– Рэтбоун, ты чего? – наконец ответил Джерад с возмущением. Он пригладил свои темно-русые волосы и ткнул в меня пальцем. – Ей нет и пятнадцати, старый ты извращенец!

От неожиданности я чудом не выронил бутылку.

– Расслабься, – захохотал друг и отнял проклятую минералку, – если я прав, это не имеет никакого значения. Ты в любом случае ее получишь.

– Да я просто… – я действительно не имел в виду ничего плохого. Она прелесть, да, очень милая. Но я не был заинтересован в серьезных отношениях, а воспользоваться милашкой... даже Джерад не поступил бы так гнусно: его «фанатки» отчаянны, стервозны, и знают, на что идут. – Она какая-то потерянная... ее взгляд...

Андерсон не слушал. Ухмыляясь и постукивая бутылкой по своему бедру, он шел в гримерку. Придурок. Хотя от него стоило ожидать. Не перестаю удивляться, как мы смогли найти общий язык, мы абсолютно разные, противоположные, начиная с роста (он выше меня на голову, но уже в плечах), заканчивая жизненной позицией. Но это к лучшему – кому-то романтики нравятся, кому-то циники. Наша группа выигрывает от такого тандема.

Взглянув еще раз на Ари, которая и правда больше похожа на девочку, чем на девушку или женщину, я тоже пошел в гримерку, а девчонка рванула со своего места в сторону выхода, будто ошпаренная моим взглядом, моими мыслями о ней.

*

Концерт закончился. Выжатый как лимон, но довольный собой и прошедшим выступлением, я поспешил на автограф-сессию. Девушки болтали не переставая. Я сидел и мило улыбался, пытаясь не показывать, как взрывается голова от их звонких голосов. Не то чтобы я не любил своих фанатов, напротив, – я их обожал, но под конец дня мне хотелось одного – покоя. Я машинально расписывался на фотографиях, CD-дисках, клочках бумаги, руках и даже груди.

– Стив, ждем в машине, – крикнул Джерад и скрылся в дверях.

Я устало кивнул. Они всегда справлялись раньше. Ко мне, фронтмену, самая большая очередь. Ребята вначале ревновали, но сейчас были рады – если надо, легко могут познакомиться с девчонкой, но их не будет много и они не разорвут на сувениры.

– Ты задница, Джерад, – пробормотал я себе под нос и вновь натянул улыбку.

Я раздавал автографы на автомате, также на автомате фотографировался. Обычно девушки сами называли свое имя, и я писал его рядом с автографом, но тут мне всего лишь протянули тетрадь.

– Для кого? – спросил я.

В ответ – ничего.

Поднял глаза и увидел перед собой ту милую девушку в зеленой клетчатой рубашке. Ари. Она встретилась со мной взглядом и ее губы, бледно-розовые, почти обескровленные, дрогнули в нервной улыбке. Карие глаза сверкали, а взор был мягким; обычно на меня смотрят немного иначе, словно я желанный приз, не более. Я привык, что девушки теряют в моем присутствии дар речи. Но иногда хотелось, чтобы такая милая, приятная девушка относилась ко мне спокойно, и я мог бы пообщаться с ней на равных. Поклонница смущенно хлопала ресницами. Робость олененка Бэмби. Поправляя непослушные локоны темно-каштановых волос, она молчала.

– Для кого? – повторил я хрипло.

Эта малышка с врожденной сексуальностью (с каждым годом ее сексуальность будет проявляться все сильнее и сводить мужчин с ума) не станет мне подходящей парой, не стоит задумываться о том, какой она могла бы быть, не будь фанаткой. Я тогда испугался внезапной, будто магнитной, тяги к ней, интереса, я почувствовал себя неправильным. Мне всегда нравились блондинки, желательно модели. И в идеале моего возраста.

– Что? – низковатым, но женственным голосом (яркий контраст с миловидной внешностью), переспросила фанатка.

– Хорошо, напишу «для немой красавицы», – одновременно с ней сказал я. Тут же одернул себя. Я что, флиртую? С фанаткой?

– Ари. Меня зовут Ари. Аристель, – наконец отозвалась она, изо всех сил стараясь говорить ровно. Слабо улыбнулась и опустила глаза.

Я рассмотрел ее лицо ближе: нос слегка курносый, губы пухлые, без изгиба над верхней губой. Нежнейший беби-фейс. Интересно, ей и правда не больше пятнадцати?

– У тебя милый акцент, Ари, ты не местная?

– Из России. Но я немка.

Я не успел ответить. Ари выбежала из бара, как только я вернул ей тетрадь».

«До аварии я не часто думал о девушке с концерта. По правде говоря, со мной такое не впервые. Был мой первый в жизни тур, лица еще не смешались, я не устал от внимания и популярности. В Сакраменто мне понравилась одна фанатка, ее звали Лорел. Проницательный до тошноты Джерад увидел мою симпатию к обласканной калифорнийском солнцем блондиночке с угольно-черными глазами, и во время перерыва подозвал ее. Я стеснялся, как чертов подросток, и в итоге она уехала с Джерадом. Три дня я, опять как чертов подросток, с ним не разговаривал. Потом, в Сан-Франциско, я заприметил девушку с невероятно обаятельным смехом. Но сейчас единственное, что я мог вспомнить о ней – город и ее смех. Исходя из опыта я, влюбчивый романтик, знал, что забуду Ари через пару дней, и на смену другим городам придут другие девушки. Единственная ассоциация – город Сан-Диего и ее сексуальный немецко-русский акцент.

Судьбой ли создано, случаем ли загадано, но в тот же вечер мы всей группой решили отметить окончание тура по Калифорнии в баре. Почему не в Лос-Анджелесе? Черт его знает! Мы напились, переспали с девицами-официантками, полностью уверенные, что утром любимый тур-автобус отправит нас домой. А утром вместе с похмельем нас ждал еще сюрприз – орущий от боли барабанщик. Бена тут же госпитализировали, нашли перелом. Я тогда впервые вспомнил об Ари – вау, мы в одном городе, как романтично. И тут же забыл, ибо не до воспоминаний о симпатичных фанатках, когда прилетает разъяренный менеджер. Внутрисуставной перелом на большом пальце ноги предполагал шесть недель в гипсе и две недели в больнице. Их мы провели в студии, наведываясь к Бену время от времени».

«Спустя неделю случилась авария та самая на дороге. И я забрал Аристель к себе домой, будто мы хорошие знакомые, а не перекинулись парой фраз на автограф-сессии. Помню, от нее пахло малиной, карамелью, детской жвачкой Орбит. И был флирт на кухне, и она поцеловала меня первой. Смотрел на нее – бесспорно привлекательную, в одних трусиках и моей рубашке. От холода ее соски затвердели (я открыл окно, чтобы проветрить себе мозги, а в итоге), на бедрах виднелись мурашки. И я не смог совладать с собой. Наверное, в состоянии аффекта – я боялся, что мы сбили ее насмерть и не верил, она здесь, передо мной, жива и почти невредима, отделалась ушибом, испугом и потоком ругательств от Джерада. Хотя кому я вру, когда ее губы коснулись моих, я ощутил волну похоти, захотел обладать ей, попробовать ее, такую сладкую во всех смыслах. Я переспал с ней и ничуть не жалел об этом, несмотря на свои многочисленные «не» в адрес поклонниц.

Она была нежна и чиста, к удивлению не невинна, но наивна душой. И я чувствовал себя последним ублюдком, больным. Ари казалась мне девочкой, с которой ни я, ни кто-либо другой, подобный мне, недостоин переспать. Особенно в первую встречу. Ласковая она, неприлично доверчивая.
Я часто думаю, если бы мы не переспали, кто знает, пересеклись ли наши пути снова, ведь я обещал утром отвезти Ари в больницу и навсегда проститься. Как я понял позже, мне не хотелось ее терять, и я нашел легкий способ оставить ее рядом, угождая похоти. Я был восхищен светлой, оттененной грустью душой Аристель. Она была тем, чего мне так не хватало – искренность, тепло, подлинные чувства. И я был тем, чего ей не хватало – забота, взаимность.

Еще более я испугался, когда не почувствовал к ней ожидаемого отвращения и не захотел прогнать, не объяснил в грубой форме, что это была слабость и помутнение рассудка, у нас ничего не выйдет... Я почему-то позволил ей остаться, дал надежду, шанс случайной связи перерасти во что-то большее, я захотел узнать ее. Она сильно отличалась от того, что я видел последние пару лет жизни в Лос-Анджелесе. Это привлекло меня. Увлекло меня. Возможно, я уже тогда влюбился в Аристель, влюбился в ее любовь ко мне, но боялся признаться даже себе».

«Ари плохо спала той ночью, и я не мог понять, почему, – вроде, не причинил ей боли. Физической, по-крайней мере. В итоге она встала с кровати, накинула на плечи мою рубашку и ушла на кухню.
Пару минут я делал вид, что сплю, потом поднялся следом. Я разозлился на нее – защитная реакция. Как много таких милых девочек я видел в постели Джерада? Одна за другой они ложились к нему, а потом уходили, довольные собой. Делились подробностями с подругами, выкладывали посты в соц.сети со всеми подробностями. Внешность обманчива, и я очень боялся разочароваться в Ари, не думая о том, что тоже могу разочаровать ее. И ожиданий на мой счет у нее изначально больше.

Удивительно, как стойко Ари выдержала подозрения в ее фальшивости. Слегка обиделась, но не растерялась. Я зауважал Аристель: девчонка с концерта поднялась в моих глазах. Интересно, сколько ей все же лет? И я нашел ответ на этот вопрос. Спасибо, что не пятнадцать.

– Уверена, что тебе двадцать два?

– Стивен, послушай! – упрашивала Ари, переходя на беспомощное хныканье.

Испуганная, но сражается. Хочу надеяться, это ее единственная ложь. И злиться по-настоящему не получается.

– Что послушать? – крикнул я в ответ. Упорно играл роль рассерженного и разочарованного – приятно немного осадить ее.

Девчонка не сдавалась и пыталась все объяснить, несмотря на то, что ее прижали к стенке. Соврать, исправить возраст на четыре года. А что ей оставалось? Цифра восемнадцать сразу прочистила бы мне мозги.

Я повел Аристель на кухню. По-крайней мере, удалось ее остановить. Чертовы гормоны бьют подростку в голову. И часто она будет из-за недопонимания испытывать чужие нервы на прочность? Мои нервы, если... что если? Она останется? Мы еще раз переспим?

– Стивен, я правда не хотела врать тебе...

– Приехала одна. Из Москвы. Тебе восемнадцать. Исполнилось. Чуть больше недели.

Я сел на табурет, поставил локоть на барную стойку и не сводил глаз с паспорта, благодаря которому открыл для себя новые подробности жизни Аристель Тешер. И что теперь делать? Назад время не вернуть, да я и не жалел о случившемся. Меня банально застали врасплох. В какую камеру улыбнуться?

– Понятно было, ты младше меня, – я пытался собраться с мыслями. – Но чтобы настолько! Для этой страны ты слишком маленькая, – я закурил и принялся тереть переносицу, пытаясь успокоиться. Для меня слишком маленькая. – Ты тут совсем одна?

Она коротко кивнула. Выглядит беззащитно, ранимо. Дуреха.

– Родители купили тебе билет?

– Нет, я сама. Приехала в аэропорт, и передо мной кто-то отказался от билета.

– Звучит безумно.

– Есть немного, – Ари пожала плечами. Она мягко улыбалась, словно втихую радовалась, что буря миновала.

– Поразительное везение! – не унимался я.

– Да, сама удивляюсь...

– Может быть, – я задумался, – просто-напросто судьба.

Аристель вновь пожала плечами, ковыряя ногтем край стола. Не скажу, что фаталичен, но если так, ее приезд, наше знакомство, ее неудавшийся роман с каким-то парнем, наше второе знакомство, эта ночь... цепочку удивительных совпадений и называют судьбой.

– Если не родители помогли, как ты уехала?

– Взяла деньги, документы, сказала, что иду ночевать к подруге и... уехала. Мой отец богатый бизнесмен, и у меня есть виза с прошлой поездки, но тогда мы были в Нью-Йорке, – протараторила Ари и снова начала умолять: – Я не сказала, потому что знала – ты отреагируешь именно так! Серьезно, я не жалею ни о чем, и ты не бери в голову. Пожалуйста, давай оставим это! Я выгляжу старше, веду себя старше...

– Старше? – я не удержался от смеха. – Приехать в незнакомый город, без цели и плана, без денег, одна – это по-взрослому?!

Ари не ответила, потупив взгляд. Я отчитывал ее, будто нашкодившего котенка. Она сидела напротив, поджав колени к подбородку, и дула губы. Выкурив сигарету, я немного успокоился и смягчился. В самом деле, когда, как не в восемнадцать, делать глупости?

– Тебя, девчонку, еще ребенка, пустили в другую страну из-за авторитета твоей семьи, ты это понимаешь? Они знают: дочь бизнесмена обязательно вернется домой, ей незачем становиться нелегальной иммигранткой, скрываться от кого-то, убегать.

– Да, – отрешено кивнула Ари.

– И через пару месяцев придется вернуться.

– Да, – повторила она, не поднимая глаз. – Если только...

– Ну? – желание узнать продолжение фразы граничило с раздражением.

– Если только ты не захочешь, чтобы я осталась... Я не могу вернуться туда.

– Почему? – я напрягся. – Разве ты приехала не только на концерт? Разве ты не собиралась уехать после того, как она кончится, и передумала, потому что я остался в городе?

Ари вскинула бровь, полностью сосредоточив внимание на гладкой поверхности барной стойки, карябая ее деревянный край.

– Идеальный фасад не всегда означает идеальный дом. Ну, ты понимаешь...

– Не очень, если честно.

Я не понимал, но в голове промелькнула мысль, что я и правда не хочу отпускать ее. Заботиться о Аристель было бы приятно. Таким девушкам необходима защита, пусть я пока не знаю, от чего.

– Моя семья очень дружная, – попытался объяснить я. – Поэтому мне сложно представить... что могло бы заставить тебя не хотеть вернуться. Ссоры у всех бывают, я думаю...

– Можем не говорить об этом? – устало и серьезно попросила Ари, резко подняв голову.

Я отпрянул от стали в тепло-карих глазах и поспешно кивнул. Любопытство донимало меня, но я решил разговорить девушку позже. Никто не бросит идеальный дом, верно.

– О’кей. Давай нормально познакомимся. Будешь кофе? – как я понял, спать мы сегодня не ляжем, и засуетился на кухне, включив лампочку над вытяжкой.

В одних спортивных брюках холодно, да и Аристель дрожала в своей рваной майке, а электронные часы показывали всего полпятого утра. Я мигом сходил в спальню и вернулся на кухню с двумя теплыми свитерами: темно-зеленый надел сам, красный – отдал Ари.

– Спасибо, – натянув свитер, ответила Аристель, сладко зевнув, – но я не люблю кофе. У тебя есть какао?

– Какао? – я не смог подавить смешок. – Ты пьешь «Несквик» или типа того?

– Ну... да, – она застенчиво улыбнулась, ерзая на табурете.

– И хлопья с молоком ешь на завтрак? – не знаю, чего в моем голосе больше – умиления или насмешки. Это было мило, но так по-детски.

– Да, ем, – огрызнулась Ари. – От кофе и сигарет остановится сердце.

Я громко рассмеялся. На нее воистину невозможно долго злиться!

– Прости, но какао бобы еще не выросли, я налью тебе чай.

Ари что-то смущенно пробурчала, дергая плечами, похожими на крылышки воробья.

– Так, давай знакомиться, – я взял кружку с ароматным эспрессо, присел на табурет напротив Ари и дружелюбно ей улыбнулся. Как же нелепо после нашей ночи звучала эта фраза, но мне хотелось все исправить, раз уж я решил не отпускать ее. – Я – Стивен. Мне будет двадцать четыре в декабре. Родился в Техасе, закончил там школу и поступил в Университет изобразительных искусств в Менисоте. Я люблю живопись и хотел стать искусствоведом, но познакомился там со своими будущими лучшими друзьями – Аароном Томпсоном и Беном Миллером. Мы загорелись идеей создать музыкальную группу. Вскоре я бросил учебу и мы стали путешествовать автостопом по ближайшим штатам. Настоящее безрассудство! Но, пожалуй, лучшее в моей жизни время. Аарон был головой и сердцем нашей мини-группы, несмотря на то, что пел и писал песни – я. Он, кроме игры на гитаре, искал, как бы нам лучше подзаработать и если для меня и Бена группа была увлечением, чем-то новым, протестом, Аарон хотел зарабатывать деньги, стать знаменитым. Он жил группой. Не скажу, что я не благодарен ему. Без него ничего бы не получилось и я счастлив, что нашу музыку узнали и полюбили. Аарон был старше и был наставником, он тоже писал музыку, но выступал за мои идеи, он говорил, в них больше души... Аарон таскал нас по всяким крутым местам, где обитали продюсеры, пополнял телефонную книгу именами, а я бренчал на гитаре, влюблялся, писал о девушках песни, срывал голос на выступлениях и пил пиво. Наконец, нам подфартило, и мы встретили Мартина Эванса. Он раскручивал кантри исполнителей, но, взглянув на наш материал, оставил все как есть: «немного рока, пусть будет перчинка в творчестве», – сказал он. У Марти на примете уже было два музыканта – Джерад Андерсон и Логан Грей, которые раньше выступали с каким-то кантри певцом, одним из его подопечных, но у того парня кончился контракт и он отправился в свободное плаванье. Поэтому эти надежные ребята стали нашим финальным аккордом, так и получилась наша группа «». Записали дебютник и вот, мы в туре.

Я замолчал и прикурил сигарету, нервно чиркая зажигалкой. Аарона знали немногие фанаты, он ушел рано и внезапно – мы только-только подписали контракт с лейблом. Аарон умер, но по-прежнему живет в сердце группы, в творчестве. После его смерти я не видел смысла ни в чем, что касалось группы «» и думал все бросить, но менеджер и ребята-музыканты отговорили. Постепенно я восстановился, но перегорел и стал циничнее, повлияла и дружба с Джерадом. Ари напомнила мне о вдохновении, радости, влюбленности в жизнь.

– Итак, – я ободряюще кивнул, отгоняя грустные воспоминания, – теперь ты, Ари.

Она смущенно изучала свои руки. Разглядывая ее путаные волосы, хрупкие ключицы, утонувшие в свитере, тоненькие запястья, я уже не думал о том, почему она сбежала и зачем. Главное, она сейчас здесь. Маленькое солнышко.

– Хм, – Ари прокашлялась. – Моя жизнь не такая интересная. Я училась в школе. Оканчивала ее. Мои родители из Германии, но мы часто переезжали... вот жили в России, лет пять, у меня мама оттуда... и я люблю танцы, очень. И музыку тоже. Э... твою музыку. Ну и танцевальную, я же танцую, – ее дыхание стало прерывистым, она мило запиналась, путалась в словах. Я внимательно слушал ее, ловя каждое слово. – Так вот, я оканчивала школу... и решила уехать, просто так. На твой концерт. И... это безумно, да. Не знаю, что буду делать здесь. Чем заниматься. Мне интересны только танцы и иностранные языки. Но, я думаю... я не жалею, что так получилось. Прости.

– За что ты просишь прощение? – я весело рассмеялся, положив ладонь на ее запястье. От смущения Ари превратилась в камень и не ответила. – Все хорошо, Ари. Я, конечно, считаю, тебе нужно позвонить родителям, – она дернулась, и я поспешно добавил, не позволив ей убрать руку: – но тебе восемнадцать, это твоя жизнь. Никто не будет заставлять тебя. Круто, что ты сейчас здесь.

В ответ она слабо улыбнулась».


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/304-37810-1
Категория: Свободное творчество | Добавил: Julia_Romantic (05.07.2018)
Просмотров: 80 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 2
0
2 terica   (07.07.2018 15:14)
Цитата Текст статьи ()
Я тогда испугался внезапной, будто магнитной, тяги к ней, интереса, я почувствовал себя неправильным. Мне всегда нравились блондинки, желательно модели. И в идеале моего возраста.

А ведь он сразу почувствовал влечение и интерес к необычной Ари..., и пусть она была одной из многих, но по стечению обстоятельств оказалась в его постели по причине прихоти и похоти, ее - нежную, чистую и наивную, хотелось окружать заботой и вниманием...
Цитата Текст статьи ()
Это привлекло меня. Увлекло меня. Возможно, я уже тогда влюбился в Аристель, влюбился в ее любовь ко мне, но боялся признаться даже себе».

Стивен принял ее, обогрел... и оставил, и это было его решение.
Все же очень интересно, что скрывалось за красивым фасадом семейных отношений, почему Ари совсем не горит желанием вернуться домой...
Большое спасибо за классное продолжение.

0
1 робокашка   (06.07.2018 10:23)
так, без особого рвения, котёнка подбирают... вроде хочется, но какой породы-окраса, еще не решил... а потом почему-то подобрал самого жалкого

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями