Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1640]
Мини-фанфики [2733]
Кроссовер [702]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4848]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2405]
Все люди [15362]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14628]
Альтернатива [9233]
Рецензии [155]
Литературные дуэли [105]
Литературные дуэли (НЦ) [4]
Фанфики по другим произведениям [4317]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Ослепительный ангел
- Ты отведешь меня на городской рождественский бал, - приказала я, ненавидя способность Эдварда отказывать мне во всем, чего ему делать не хочется, словно я какая-то плебейка, не стоившая его внимания.
- Нет, - с раздражающим спокойствием возразил он.
История встречи Эммета и Розали.

Кома
Белла спрыгнула со скалы и… умерла? Мелинда Гордон, оказавшаяся вместе с Эдвардом на самолете, летящим в Италию, найдет ответ на этот вопрос!
Кроссовер "Новолуния" и "Говорящей с призраками".

Nightfall/Наступление ночи
Белле и Эдварду становится все более комфортно друг с другом, но мир, кажется, восстал против них. Что если кровь Беллы «поет» не только для Эдварда? Что если этот вампир откроет охоту на нее? Или это только начало к чему-то более страшному и жестокому?

Один паршивый день Эдварда Каллена
Эдвард Каллен – хронически невезучий вампир и ходячий магнит для неприятностей. Впрочем, однажды удача ему все же улыбнулась – он встретил Беллу, новую ученицу школы Форкса, и, по совместительству, телепатку, которая не может читать только его мысли.
Юмористический мини ко Дню святого Валентина.

Тихий зов надежды
Иногда глас судьбы еле слышен, зов надежды – едва уловим. История о чуть заметных, смутных и мимолётных знаках и силах, которые привели Джаспера к его Элис. POV Джаспер.

Как испортить прошлое за 30 минут
Что делают в 1918 году пять Эдвардов, три Эммета и две Розали? Возможно, пытаются что-то исправить? Смогут ли они? Или сильнее все запутают, отчего будущее изменится до неузнаваемости?
Читайте о невероятных приключениях Калленов в прошлом, вплоть до времен динозавров!

Когда она не твоя
Что ты будешь делать, повстречав девушку своей мечты, которая уже любит другого? Хватит ли у тебя сил перейти перейди дорогу старшему брату? И на что ты готов пойти ради своей любви?
Кай Вольтури отправляется в Штаты на учебу, но чем обернется для него эта поездка?

Я не боюсь темноты
Белла Свон должна пройти «посвящение» в школе Форкса. Ей нужно провести ночь в темном подвале, где предположительно живет страшный вампир. Но что, если это не шутка учеников, и вампир существует на самом деле?



А вы знаете?

...что в ЭТОЙ теме можете обсудить с единомышленниками неканоничные направления в сюжете, пейринге и пр.?



...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
С кем бы по вашему была Белла если бы не встретила Эдварда?
1. с Джейкобом
2. еще с кем-то
3. с Майком
4. с Эриком
Всего ответов: 536
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 390
Гостей: 388
Пользователей: 2
nasty31029, Bad8864
QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Колибри-2. Глава пятнадцатая

2024-2-27
14
0
0
- Белла. Я не могу до тебя дозвониться.

- А зачем тебе дозваниваться до меня сейчас? Я ещё здесь, пап.

- Я должен проверить, как работает твой новый телефон.

- А какой номер ты набираешь? Старый? - я перевожу взгляд от своих вещей на отца. Он хмурится, и это и есть ответ. - Пришлось завести новую симку. Там другой разъём, и моя не подходит. Мы её отключили. Просто занеси в контакты мой новый номер. Я записала его на листок, и ты положил его... куда-то.

- Прекрасно. И чем только был плох старый телефон, - папа тихо бурчит себе под нос, удаляясь из моей комнаты на поиски. - Мы, конечно, не миллионеры, но это... - я складываю носки в пакет и в чемодан, когда меньше, чем через минуту, папа возвращается обратно. - Белла.

- Ну говори уже. Ты против телефона.

- Не слишком против. И я найду номер, или ты продиктуешь мне его снова, или я спрошу у твоей матери. Я всё ещё готов тебя отвезти, и если вдруг вы с Эдвардом поругаетесь по пути, то я готов приехать туда, где он тебя высадит и оставит.

- Не высадит и не оставит.

- Ну ты не можешь знать, так ли это.

- Оставить меня, как девушку, не равно тому, чтобы бросить меня на трассе в мороз. Ты не убедишь меня, что думаешь так про Эдварда. Он уже скоро будет здесь. Мне надо всё перепроверить.

- Да. Быстро прошли каникулы.

Быстро? Вот уж с чем я точно не согласна. В Форксе всё всегда медленно. Хотя я ещё пару раз ездила домой к Карлайлу, и мы с Эдвардом проводили время там, преимущественно мне уже хотелось возвращения в университет. И вот этот день настал. Наконец-то я снова приступлю к учёбе и увижусь с друзьями. Но Эдвард... Он вновь словно пророс в меня. Наполнил собой. И пустил корни в ту почву, которую я обрела под ногами после него. В новогоднюю ночь, когда он забрал меня из дома, мы провели часа три в машине на пустующей дороге, просто разговаривая. Ладно, не только разговаривая, но было бы холодно раздеться и заняться любовью. Даже при включённой печке. С сексом всегда уютнее в тепле. Но мы много целовались, и, может быть, я сказала, что не против квартиры. Не против снять что-то небольшое и недорогое с одной комнатой и встречаться там. И, если захочется, я смогу ночевать там и без Эдварда. Для выполнения заданий в тишине, или когда возникнет желание побыть пару вечеров в неделю совсем без Рэйчел и её парня, без смеха и шума извне комнаты, без криков других обитателей общежития и громких разговоров, как будто кто-то плохо слышит. Я действительно хочу квартиру с Эдвардом. Не молча, не тайно. Но для родителей это будут перемены побольше обычной покупки нового телефона.

- Вы с мамой всё так же можете звонить вечерами.

- Ты занята и тогда. И будешь занята ещё больше.

- Не до такой степени. Я отвечаю, когда могу, или перезваниваю позже.

- Ты будешь с Эдвардом.

- Не всегда. Не каждый день. Поэтому звони, и я тоже буду.

- Договорились.

Отец окончательно уходит вниз. Я перепроверяю наличие комплекта постельного белья и полотенец в отдельной сумке, прежде чем разместить сбоку кофр с ванными принадлежностями. Ноутбук и зарядка отправляются в специальную сумку. Надёжно закрепив его внутри, я ставлю её у шкафа рядом с чемоданом. Вроде всё. Ещё только пакет с обувью. Но он уже внизу, чтобы точно не забыть. Там и кроссовки, и тапочки для бассейна, и низкие осенние сапоги на более тёплые дни. Я сажусь на кровать. Звонит телефон. Это Эдвард. Должно быть, уже подъехал.

- Да.

- Привет. Я паркуюсь. Сумок много?

- Всего четыре.

- Хорошо. Поднимусь через две минуты.

- Я могу спустить всё сама и…

- Можешь. Но я помогу. Жди.

Я подхожу к окну посмотреть. Эдвард заканчивает парковаться и выходит из машины, преодолевая несколько метров до двери. Его более не видно. Но слышно дверной звонок. Эдвард поднимается ко мне и проходит в комнату. Он протягивает руку прикоснуться, скользнуть по моей ладони, прежде чем продвинуться выше, и ликвидирует всякое расстояние между нами, наклоняясь к моему лицу. Малейшее прикосновение, и изнутри тело сразу сводит от желания. Он так мне нужен. Сейчас. Сегодня. Завтра. И спустя время. Хочу его. Я прикасаюсь к нему и тяну за собой к кровати. Эдвард обхватывает ладонью мою шею. Не нежно, а с ощущением взаимной потребности. Сильно. Почти жёстко. Он тоже бессилен мне противостоять. Я протягиваю ладони к нему, обнимая, почти принуждая опуститься сверху, и мы целуемся. Как же изумительно. Его язык у меня во рту, его глубокие выдохи, которые он не совершенно контролирует, прерываясь, чтобы облизать губы. Мне жарко от всего. От того, что я уже одета для поездки в тёплую кофту. От интенсивности наших телодвижений. И от того, как Эдвард смыкает глаза, прежде чем поцеловать меня снова. Этот поцелуй как безмолвное признание в любви. Его. Моё. Наше. Люблю тебя. Люблю тебя тоже. Я хочу не только этого. Я готова сдёрнуть одежду с нас обоих и получить желаемое. Я не собираюсь медлить, как это случалось прежде. Уверенно я продвигаю руку по телу Эдварда, по его бёдрам. Нужно только запереть дверь. На всякий случай. И мы сможем делать всё не очень громко. У нас есть практика.

- Давай закроем дверь. Я закрою.

- Не надо. Презервативы закончились в тот раз. Дома у моего отца. Мы не будем…

- Я могу выпить противозачаточную таблетку. После. И ничего не будет.

Эдвард замирает на мне и спустя мгновение соскальзывает на кровать. Я успеваю заметить, какое у него выражение лица. Брови опущены, а губы плотно сжаты между собой. Кожа довольно покрасневшая, и мне кажется, что это от того, что дышит он с перебоями. Что не так? Что я сказала неправильно? Он не отворачивается, а смотрит на меня, прежде чем потянуть за руку, заставляя сесть. Я сажусь, и мне стоит огромных усилий просто не отвести взгляд.

- Ты не будешь пить таблетку после, Белла. Мы не будем предохраняться вот так. Это ненормально. В этом нет ничего хорошего.

- А что в этом плохого?

- То, что ты спрашиваешь, как раз и доказывает то, что ты либо выписала их себе сама, либо тебе кто-то посоветовал, но ты ни черта не была у врача.

- Была. И она мне всё рассказала.

- Тогда мне не надо объяснять, что приём таких таблеток может закончиться болезнями.

- Только при длительном приёме. И всё индивидуально.

- Вот именно потому, что всё индивидуально, ты и не можешь знать наверняка, не закончится ли всё инсультом или тромбозом месяца через три. У дочери одной маминой знакомой не слишком давно так всё и случилось. Хорошо, что муж заехал пообедать и нашёл её вскоре после того. Помимо него дома была лишь их пятилетняя дочь, и она как раз спала. Женщина ещё восстанавливается, а ей только тридцать один. Иногда ты просто должна слушать меня, Белла.

- Из-за возраста?

- Не в возрасте дело, - осознанно или нет, но Эдвард поджимает губы сильнее. - Больше в том, что я тебя люблю и если знаю что-то и говорю, исходя из личного опыта, то это не просто слова. Я не хочу для тебя болезней. Я думаю о том, чтобы ты была здорова. Ты должна заботиться о здоровье.

- Ты против таблеток. Я поняла. Что ещё?

- Я против всего, что необязательно. Обязательно пить антибиотики и жаропонижающее при температуре по назначению врача, но то, о чём мы говорим сейчас, это просто… Нам с тобой это не нужно. Я не стану тебя просить.

До меня начинает доходить. Этот разговор не то, что я бы хотела обсуждать. Но, похоже, у меня нет выбора. Если Эдвард думает, что я приняла какое-то решение, потому что меня попросили или заставили, то это не так. Всё было по-другому. И он должен знать. Может быть, не всё, не о моих подозрениях о беременности между первым и вторым курсом, но о другом да.

- Ты считаешь, это потому, что он настаивал, и я согласилась?

- Я думаю, это возможно. Твой бывший парень… Он не я.

- Не ты, - шепча, я перемещаюсь к Эдварду и обхватываю его руку. - Но он не просил. Мы с ним тоже использовали презервативы. Это не тот разговор, который мы оба хотим вести, верно?

- Зачем ты тогда принимала таблетки?

- Для большей уверенности.

- Тогда со мной…

- С тобой у нас иные отношения. Всё иное. С ним я проводила время, общалась, поддерживала, куда-то ходила, но не любила. Это не могло стать тем же самым, что было и есть у нас.

- Что есть у нас, это главное и лучшее в моей жизни, Белла. Я допустил ошибку. Но она останется единственной.

- Я люблю тебя, Эдвард.

- И я люблю тебя. Если ты готова, то, наверное, нам пора ехать?

- Да. Мне только нужно взять нам еду. Это быстро.

Эдвард отправляется вниз с моим чемоданом и сумкой. Я же беру сумку с ноутбуком и, кратко осмотрев комнату перед отъездом на несколько месяцев, тоже следую по лестнице на первый этаж. Эдвард надевает пальто и ботинки у двери. Мои вещи стоят рядом.

- Не торопись. Этот пакет тоже брать?

- Да, он тоже нужен. Но я могу вынести сама.

- Как и я. А там ноутбук?

- Да. Думаю, сумку с ним лучше в салон.

- Я могу зажать её в багажнике чемоданом. Годится?

- Так тоже можно.

Он выходит, вынося всё на крыльцо, прежде чем быстро потянуть дверь на себя. Поток холодного воздуха снаружи обрывается. Я забираю сэндвичи и одеваюсь. Родители выходят из кухни проводить. Эдвард как раз возвращается в дом.

- Всё взяла?

- По-моему, да.

- А телефон?

- Тут, - на секунду я достаю телефон из наружного кармана пуховика и вновь убираю обратно, теперь закрывая замок, чтобы не выпал. - Пап, ты нашёл мой номер?

- Нашёл. Шапку не наденешь?

- Здесь всего два шага.

- Думаю, семь, и лучше надеть, - говорит Эдвард и смотрит на моих родителей. - До свидания, мистер и миссис Свон. Я буду осторожен за рулём, не волнуйтесь. Можете быть спокойны за Беллу. Со мной она в безопасности.

- Позвони нам, когда доберётесь.

- Позвоню, мам. Пока.

Я обнимаю маму, и потом не менее сильно меня обнимает отец. Мы с Эдвардом выходим на улицу и спускаемся по крыльцу. Оно уже снова припорошено снегом, но в целом сегодня безоблачная погода, и сильных осадков не ожидается. Я надеюсь, что мы доедем без пробок и не встанем в снежном заносе. Эдвард задерживается смести порошу с лобового стекла прямо перчаткой, а я смотрю на дом. Входная дверь закрыта. Ни мама, ни отец не маячат в дверном проёме, наблюдая. И хорошо. Не хочу, чтобы им было грустно, что я уезжаю. Тем более что я уезжаю не туда, где нет связи. Но, может быть, нам стоило поговорить о чувствах, о том, привыкли ли они быть без меня за эти полтора года, или же пока не совсем. Почему я не поговорила? Будет странно выскакивать из машины и идти в дом с этим вопросом. И думаю, они всё равно не признаются, даже если очень скучают. Эдвард открывает водительскую дверь. Несколько секунд назад он помахал мне через стекло, сметая снег уже с моей стороны. Я собиралась помахать в ответ, но он опустил взгляд к дворникам, чтобы поднять и счистить наледь с них.

- Всё хорошо?

- Хорошо, - я вытягиваю ремень безопасности насколько нужно, чтобы пристегнуться. - Меня отвезёшь ты, и мы сможем больше времени провести вместе.

- И поговорить о квартире. Я считаю, нам надо об этом поговорить, - отвечает Эдвард и тоже пристёгивается. - Ты сказала, что хочешь, и я воспринял это серьёзно и надеюсь, что ты не передумала за эти пару дней.

- Не передумала. Но давай оставаться в рамках.

- В рамках?

- Ничего большого. Что-то обычное. Среднестатистическое. Одной комнаты будет достаточно.

- Или двух, если две комнаты по площади будут как одна. Разница всего-то сто пятьдесят-двести долларов.

- Ты уже смотрел?

- Немного. Есть пара вариантов, которые мне нравятся.

- И где они? Я имею в виду, далеко от университета или не очень.

Эдвард заводит двигатель и, смотря назад, нет ли кого на дороге, медленно выезжает на неё. Я не повторяю свой вопрос. Уверена, он всё слышал. Просто прямо сейчас занят. Дом начинает удаляться. Я оглядываюсь, но всё равно уже видно плохо. Всё потому, что дорога чуть поворачивает. Я вдыхаю и, не глядя на Эдварда, чувствую его касание. Он понимает. Не именно так, как я, но понимает меня. Я поворачиваюсь к нему, и после ещё одного мгновения контакта Эдвард возвращает руку на руль.

- Ты грустишь?

- Не сильно.

- Мы можем поговорить о твоих чувствах из-за отъезда из дома, если тебе понадобится. Я сам проходил через подобное. Я уезжал не от обоих родителей и не из полной семьи, но тоже было к чему привыкать, и я всё равно возвращался на каникулы. И каждый раз меня словно бросало опять в эту гущу событий, которую я не очень и желал, в ту атмосферу, и потом что-то приходилось складывать в голове заново. Говорить себе, что моя жизнь это больше, чем летние каникулы.

- Да, но у меня нет такой гущи событий. Я хочу приезжать. Я хочу видеть своих родителей и навещать их.

- Конечно, у тебя всё по-другому, и это же охуеть как прекрасно. Я имею в виду, что ты не должна позволять себе некоторые мысли вроде тех, что ты приехала на пару недель и теперь снова уезжаешь, как будто кого-то бросая. Ты не бросаешь. Ты живёшь.

- Я и не позволяю. Ни на один процент. Мне грустно, но это не значит, что я хочу попросить тебя развернуть машину и бросить учёбу. Без действительно весомой причины я никогда так не сделаю. Лишь если я буду нужнее здесь.

- Хорошо. Я хотел удостовериться, не более.

- Так что там с квартирами, которые тебе понравились?

- Они далековато от университета. Что-то вроде сорока минут на автобусе, как я понял. Это далеко, если не прибегать к услугам такси. Но в то же время меня, наверное, не будет по будням, а если я буду, то тебе вообще не понадобится общественный транспорт.

- Но ты точно не всегда будешь приезжать в будни, и тогда, если я захочу переночевать в квартире, мне потребуется общественный транспорт. Для меня лучше бы что-то в шаговой доступности. Минут пятнадцать-двадцать. Без автобуса. Что?

- Не понимаю, зачем тебе быть в квартире одной. В общежитии безопасно, потому что там много людей, и есть охрана. Но квартиру мы будем снимать, и откуда мне знать, что все соседи там нормальные. Я против того, чтобы ты ездила ночевать туда без меня.

- Допустим, я это понимаю, но как быть с моим условием?

- Мы можем вернуться к нему, если тебе совсем не понравятся те квартиры. Мы можем на них взглянуть. Я договорился, что мы заедем.

Что он сделал? На меня чуть ли не накатывает дурнота. Ему понравилось, и что теперь? Я должна ехать с ним и смотреть на них вживую? Я не хочу тратить на это время. Мне не нужно что-то в том районе, который я вряд ли знаю. Я не езжу ни в какие места, что находятся в сорока минутах езды от университета. Вся моя жизнь близ него. Я не хочу этим заниматься.

- Заедем когда?

- Перед тем, как поехать в кампус. Я сказал, что ещё позвоню.

- Значит, окончательно ты ещё не договаривался?

- Нет. Достаточно позвонить за час.

- Тогда мы можем не ехать и не смотреть.

- Почему?

- Потому что мы не обсуждали это, Эдвард.

- По-моему, именно этим мы сейчас и занимаемся, Белла. Обсуждаем.

- Ты ставишь меня перед фактом. Ты посмотрел фото, тебе понравилось, и ты хочешь съездить. Ты, Эдвард, не я.

- Ни перед чем я тебя не ставлю. Мы только выехали. Не хочешь смотреть, хорошо. Будут другие варианты. Можешь искать и сама.

- Я поищу. Но не сегодня и не в ближайшие дни. Пойми меня правильно, в моей голове есть определённый план на этот день, что нужно сделать, и я не могу отвлекаться.

- Или не хочешь.

- Да, и не хочу, - я смотрю на него и пытаюсь понять его эмоции по тому, как он продолжает управлять машиной. Честно, не становится ни хрена понятно и спустя полминуты. - Но только сегодня, Эдвард. Я хочу встречаться, и мы обязательно найдём квартиру. Я не отказываюсь от наших планов. Мне лишь важно, чтобы она была поближе к университету. Это моё единственное условие. Ты можешь просто понять?

- Я понимаю.

- Мне не кажется, что это так. Нам предстоит...

- Расставание.

- Разлука, Эдвард. Не расставание. И мы справимся, если ты уверен.

- Уверен.

- Я тоже уверена.

На полпути до Сиэтла я прошу Эдварда остановить на заправке. Мне хочется в туалет. Но я могу ещё потерпеть. Так я отвечаю на вопрос, потому что, спрашивая, Эдвард говорит, что до следующей заправки ещё километров пятнадцать. Я дотерплю. Обязана дотерпеть. Не стоило выпивать целую бутылку воды да ещё и половину термоса с чаем. Я ёрзаю на сидении больше от нервов или от мысли, что думает обо мне Эдвард. Боже. Как же стыдно. Я могла сказать раньше. Там был съезд, ведущий к заведению общественного питания и мотелю.

- Белла?

- Всё нормально. Но ты можешь ехать побыстрее? - я стискиваю ноги. - Не слишком быстро, а просто немного прибавить скорость?

Эдвард начинает обгонять машины. Я отстёгиваю ремень, когда вижу знак, оповещающий о том, что заправка совсем близко. Только бы туалет был свободен. Заворачивая к ней, Эдвард паркуется максимально рядом со входом. Я выскакиваю из машины, хотя так это не назвать, и на ходу спрашиваю у продавца внутри магазина, где туалет. Как обычно, в конце. На счастье, оттуда как раз выходит женщина, и я быстро запираю щеколду. Успела. Какой был бы ужас, если нет. Но об этом уже можно не думать. Ни о просьбе к Эдварду принести мне чемодан, чтобы я переоделась, ни о том, насколько долго я бы заняла туалет в таком случае. Я выхожу к машине. Эдвард ждёт внутри автомобиля с выключенным двигателем. Я сажусь и сразу защёлкиваю ремень.

- Всё хорошо?

- Почти. Давай мы забудем этот неловкий момент.

- Этот неловкий момент?

- Все последние минуты. Я уже не маленькая девочка. Мне следовало сказать о своих потребностях раньше, не доводить до того, чтобы ты гнал по дороге, как при экстренном случае.

- В некотором роде это и был экстренный случай. Ничего такого, что никогда не происходило со мной. Мне тоже приспичивало, и не всегда рядом были кустики.

- И сколько тебе тогда было лет?

- Лет семь или восемь.

- Ну это, конечно, всё меняет. Ощущения мальчика в семь ведь те же, что и у девушки в двадцать. Когда не было кустиков, что ты делал?

- Искали дерево. Или мама прикрывала меня собой. Между прочим, мальчику в семь неловко перед чужими, которые, как он знает, находятся на той же улице и могут что-то заметить, но здесь только я. Только я знаю о том, как сильно тебе хотелось в туалет, и это останется между нами навсегда. Я тебя уважаю и люблю. Я бы не стал трепаться о подобном, даже будь у меня приятели.

- Предельно откровенно.

Я рада слышать всё это. Чертовски рада. Я бы не хотела, чтобы мой парень обсуждал меня с друзьями, наш секс или что-то иное, но связанное со мной или с нашими отношениями. У Эдварда может уже не быть мужской компании, с которой он таскается по барам, но, если в этой сфере у него произойдут изменения, я надеюсь, что он сдержит слово.

- Так теперь будет всегда, Белла.

Мы доезжаем до Сиэтла в районе обеда. Путь до университета Эдвард прокладывает по навигатору. В дни возвращения после каникул доступ на территорию кампуса открыт для всех, в том числе и для личных автомобилей, отчего Эдвард сразу едет дальше, следуя уже моим указаниям. Эдварду удаётся найти местечко у здания, где я проживаю, и втиснуть туда машину, но не с первой попытки, потому что соседний автомобиль стоит криво. Я вылезаю, и мы берём мои вещи. Эдвард легко управляется с чемоданом и второй сумкой, тогда как я несу ноутбук и пакет с обувью. На входе, как обычно, нужно расписаться в журнале, что я получила ключи от комнаты.

- Здравствуйте. Мисс Свон.

- Здравствуйте. С вами родственник? - женщина-охранник бросает на Эдварда прищуренный взгляд. - Помните правила? Пускаем только близких и друзей.

- Да, родственник, - не задумываясь, говорю я. - Он поможет мне всё отнести и уедет. Не скажите, моя соседка по комнате уже отметилась?

- Нет, её ещё не было. Ты приехала первой. Вот твой ключ.

Эдвард идёт за мной через холл в направлении лестницы. На ней уже толкучка. Многие сбегают вниз по ступенькам, а кто-то тоже спешит наверх, задевая меня сумками. Пару раз я смотрю в глаза тем, кто попадается навстречу, но в основном слежу за тем, куда наступаю. Наконец мой этаж. Я отодвигаюсь, чтобы Эдвард мог поставить чемодан на колёса и пойти с ним вперёд. Осталось немного, каких-то несколько метров. Снова навстречу идут люди, и один парень, проскакивая мимо, задевает Эдварда плечом. Эдвард замедляется и поворачивает голову, пока тот ещё не успевает уйти.

- Внимательнее, пожалуйста. Ты не один в этом коридоре.

- Расслабься, мужик. Никогда раньше тебя не видел, но считай это бесплатным советом для жизни. Или ты тоже теперь студент?

- А похож?

- Да нет, если честно. Совсем не похож.

- И хорошо. Но, возможно, я буду часто здесь появляться, - говорит Эдвард, как обещание. - И вот тебе мой совет. Не тыкай малознакомым людям. Ты меня не знаешь, я тоже вижу тебя впервые в жизни. Проявляй больше уважения.

- Супер. Теперь я могу идти? Хотя мне же не нужно ваше разрешение.

Парень быстрым шагом устремляется дальше. Мы уже почти пришли. Эдвард не оставит меня сейчас. Не верю, что он может поставить чемодан и сказать, что уходит. Что так общаться с ним неприемлемо, и он не собирается сталкиваться с таким когда-либо вновь ещё хоть раз. Он чётко произнёс, что будет здесь появляться. Ради меня. Потому что тут я. Я подхожу к двери своей комнаты и отпираю дверь. Эдвард приближается, закатывая чемодан внутрь.

- Поставь всё хоть куда.

- Неплохо, - он заходит и отодвигает чемодан подальше от прохода. - Здесь довольно... мило.

- Неправда, но спасибо.

- Но будет мило, когда ты разместишься снова. Не знаю, у тебя же есть что-то для уюта. Может, ваза с искусственными цветами.

- Нет. Для неё нет места. На столе она бы только мешала.

- Этот стол тут и был?

- Да.

- А давай купим тебе побольше, - предлагает Эдвард. - И ты сможешь поставить на него что-то, может, фоторамку.

- Можно было бы, но ты видишь примерную границу между одной половиной комнаты и второй? Узкий проход к окну. Её нарушать нельзя. И кровать, на которую ты собираешься, по-моему, приземлиться отведена моей соседке.

- Понял. Уже не собираюсь. Она скоро приедет?

- Не могу знать. Я ей написала, но пока тишина.

Я приступаю к разбору вещей. Так, слегка. Разместить обувь у входа или под кроватью в зависимости от назначения и вытащить из сумки стопку вещей, которые первыми попадаются под руку. Я не намерена всерьёз заниматься этим при Эдварде. Впереди целый день. Я переобуваюсь, но у Эдварда естественно нет тапочек. Неважно. Можно будет протереть полы после его отъезда. Ничего сложного. Собирая волосы в хвост сбоку, чтобы проветрить кожу после контакта с одеждой, я слышу, как Эдвард поворачивает замок на двери. Все звуки извне словно смолкают в тот же миг, и остаёмся только мы. Эдвард, я, и моё дыхание. Он подходит ко мне желанным вторжением в личное пространство. Он мой, а я его. Здесь. Сейчас. Я прикасаюсь к нему и целую его первой, проникая рукой под рубашку. Трудно, не без усилий, когда она заправлена в брюки, но мне удаётся вытащить её одной рукой. Второй я обнимаю Эдварда за шею, обхватываю и ощущаю, что он тоже вспотевший. Прямо как я. Его кожа даже горячее моей.

- Белла.

- Не хочу, чтобы ты уезжал вот так. Хочу тебя. Пожалуйста, прикоснись ко мне там. Дотронься до меня, Эдвард. Мы уже делали так. Ты делал.

- Белла. Ты... Я люблю тебя. Тебе не надо просить.

Он подталкивает меня к кровати и наклоняется снять ботинки, когда я ложусь. Я едва думаю сама расстегнуть свои брюки, хотя бы их приспустив, но Эдвард так скоро ложится рядом, что у меня нет ни единой лишней секунды. Я действительно попросила его о таком? Да, это было. Он обхватывает моё лицо и смотрит на меня с очень близкого расстояния. Это длится несколько секунд, а кажется, что вечность, и только потом Эдвард целует меня. С силой, почти грубо, втягивая мою верхнюю губу в свой рот. Руки стремительно скользят к моим ногам, и левой рукой Эдвард тянет меня за бедро ближе к себе. Я забрасываю ногу ему ниже поясницы. Так чувство каждого незначительного движения становится совсем преобладающим. А он ещё даже не прикоснулся так, как я просила. Мы просто целуемся минута за минутой, пока дыхание не превращается в тяжёлое. И моё, и Эдварда. Только тогда он отрывается от моих губ, ещё более горячий. От него исходит жар, который вызвала я, и который я хочу. Я не могу сдержаться и нащупываю застёжку у себя на брюках. Пуговицу и молнию. Я расстёгиваю молнию, а Эдвард разбирается с пуговицей умелым и быстрым движением.

- Ещё колготки...

- Мне они не мешают, колибри.

Он легко проникает рукой под ткань. Я вздрагиваю от того, что это, и правда, происходит, и ёрзаю. Мне нервно, что Эдвард может всё прекратить, но он не прекращает. Он касается меня, не проникая, а пока только поглаживая по кругу. Как же приятно. Чертовски приятно. В животе возникают спазм и тепло. Я не помню таких ощущений прежде. Или я забыла, или именно такими они и не были. Я сжимаю руку на боку Эдварда. Он проникает в меня пальцами. И ещё. Ещё глубже. Дальше. Вперёд. Совсем внутрь. Ему точно ничто не мешает. Я такая мокрая для него и могу кончить в любой момент. Эдвард загибает пальцы, влажно скользя по моим стенкам, потирая близ той самой точки. Но ещё не её саму. Хорошо. Я пока не хочу кончать. Не так быстро. Нет, рано. Эдвард целует меня в шею. Ох.

- Эдвард. Не спеши.

- Мне остановиться?

За мгновение он чуть отодвигается и смотрит мне глаза в глаза. Нависая надо мной. Но не внушая чувство подчинения. Я моргаю. Он едва не вытаскивает руку. О нет, я точно не имела в виду, чтобы он прекратил.

- Нет, просто помедленнее.

Я хочу, чтобы он касался меня больше, и как-то отодвигаю верх колготок в сторону. Эдвард смещает моё бельё вниз. Его натиск последовательно усиливается. Мгновение за мгновением. Жар внутри меня нарастает, и я уже не могу с ним бороться. Господи. Сейчас. Сейчас... Толчок Эдварда через одежду как спусковой крючок. Момент неотвратимости. Лишь миг, но какой же это миг. Я ёрзаю под его телом, под приятной тяжестью, ощущая и твёрдость. Его эрекцию. Это так интенсивно. Запредельно. Его рука подрагивает внутри меня, и он утыкается лбом в мой лоб. Всё как в тумане. Мысли, сознание, тело. Смутно понимаю, что Эдвард высвобождает ладонь и опускает её где-то рядом со мной, но где конкретно? Дышу я часто, сердце стучит в груди колоколом. Я понемногу прихожу в себя и нащупываю руку. Вот она где. Запястье, костяшки, и сами пальцы. Влажные от того, что были внутри меня. Ещё влажные. Мне предложить ему салфетку? Мои салфетки ещё в сумке, но в целом близко. Вроде.

- Как ты?

- Отлично. Потрясающе. Вот как это было для меня.

В полном молчании Эдвард поднимает голову, и я прикасаюсь к его лицу. Клянусь, я могла бы просто смотреть на него целую вечность. Впитывать момент, на самом глубоком уровне чувствуя, как мне хорошо быть связанной с ним в том числе и без единого слова, и созерцать прищур глаз или изгиб губ, когда он улыбается так, что одно это усиливает моё счастье от того, что мы вместе. И плевать на всё, на то, что шум за дверью становится всё громче с течением времени, и на ощущение того, что кто-то снаружи как будто решил перетаскивать мебель и никак не может совладать с ней в узком коридоре, постоянно ударяя по двери снаружи.

- Я представлял, что, может, однажды ты позволишь мне сделать это снова, но меньше всего мне приходило на ум, что мы займёмся вот таким сексом сегодня и в твоей кровати в общежитии. И прежде, чем у тебя будет возможность её застелить. Не думал, что ты захочешь вот так внезапно.

- А я не могла представить, как отпускаю тебя лишь только с поцелуем. Мы можем и продолжить. Если ты меня научишь.

- Ты уже умеешь. Ты уже знаешь, как его касаться, чтобы мне нравилось. Мы занялись обычным сексом, но я мог бы кончить от твоих прикосновений в тот день.

- Я не об этом. Не совсем.

- Нет.

- Что нет? Я хочу и этого, Эдвард. Не говори, что никто и никогда не делал того же для тебя. Всё равно не поверю.

- Делали. Не раз, - откликается Эдвард, не убирая руки от меня, но перемещая её от моей груди к боку. - Но те мои отношения не воплощали для меня и половину того, что я испытываю с тобой сейчас, или что я испытывал, когда сам решил не быть с тобой, когда уехал, но не мог провести без мыслей о тебе и одного дня. Может, в своих прежних отношениях я только и хотел, чтобы отношения удовлетворяли прежде всего меня.

- А со мной ты, значит, этого не хочешь?

- В гораздо меньшей степени, Белла.

- Иными словами ты готов не всегда быть удовлетворённым, лишь бы я...

- Я не готов заниматься с тобой таким сексом здесь, колибри. Вот к чему я не готов и чего не хочу. Со всем этим шумом извне, и когда твоя соседка может появиться здесь в любой момент. Были бы мы в квартире, тогда возможно.

- Значит, найдя квартиру, я смогу ответить тебе взаимностью в этом плане?

- Без давления и только в правильный момент, но да. Одно не равно другому. Если мы и найдём квартиру, я ни к чему тебя не принуждаю.

Эдвард садится в кровати, облокотившись спиной о стену. Я застёгиваю брюки и приникаю к нему. Он обнимает меня, и я могу чувствовать, что он точно о чём-то думает. Явно не про другие стены и не про пол, и точно не про потолок.

- Ты со мной поделишься?

- Ты о мыслях в моей голове?

- О них самых.

- Не уверен, что тебе понравится, если я спрошу и задам этот вопрос в его нынешнем виде.

- Ладно, - я чуть отодвигаюсь и поворачиваю голову к Эдварду. - То, как он звучит в его нынешнем виде, это что-то оскорбительное?

- Обычно нет. Это из-за одного слова. Оно пошлое, но не оскорбительное. А вот сам вопрос, возможно, и да.

- Так меня может оскорбить сам вопрос, а не слово, но всё из-за смысла слова и его контекста?

- Да, дело в контексте, - Эдвард заламывает пальцы у себя на колене. Меня чуть ли не тошнит от того, как это выглядит, как он всё касается их пальцами другой руки, пока я не протягиваю руку к обеим его рукам, чтобы он точно остановился. Это срабатывает, и Эдвард не пытается вырвать свои ладони обратно, а оставляет всё, как есть. - Это всё то же, о чём мы говорим, и чего ты вроде хочешь со мной. У тебя были отношения после меня. В них ты хотя бы раз делала это тому парню?

- Нет. Ничего не было. Я не делала ему минет. Меня не смущает слово. Ты тоже можешь его произносить. Это просто слово. По-моему, нам обоим стоит поработать над тем, чтобы называть вещи своими именами. Минет, оральный секс, куннилингус.

- Значит, вот о чём девушки шепчутся между занятиями.

- Не мы с Рэйчел.

- Но кто-то до вас в этой комнате вполне мог произносить эти слова и другие, и даже мог...

- Я была с ним здесь. Я занималась с ним сексом и в этой кровати. Но я не обсуждала это с кем-либо. С тобой я говорю об этом лишь потому, что понимаю твои чувства из-за нас и меня с кем-то другим, Эдвард. Я бы чувствовала то же, если бы всё было наоборот, если бы ты тоже нашёл кого-то. Но всё в прошлом.

Эдвард протягивает руку и проводит ею по моим волосам, не сводя с меня взгляда. Я не хочу, чтобы он уже уезжал, но также и не хочу, чтобы с его машиной внизу что-то случилось. Всем может быть плевать, если они заденут чей-то автомобиль, перетаскивая свои вещи. Я слезаю с кровати и снова надеваю тёплую одежду. Мне всё равно нужно в камеру хранения. Я провожу Эдварда, а потом схожу. Он обувается медленно.

- Может, ты устроишь мне экскурсию по кампусу, и я пройдусь с тобой туда, куда ты идёшь?

- Это не слишком весело. Возможно, там очередь.

- Я пытаюсь быть романтичным, а ты мне мешаешь. Я хочу постоять с тобой в очереди, понимаешь?

- Хорошо. Пойдём вместе. Подожди меня внизу. Мне нужно только взять карту, что я студентка.

- Уже жду.

Эдвард наклоняет голову поцеловать меня в уголок губ, прежде чем выйти в коридор, неплотно прикрывая дверь. Я только беру карточку, когда дверь открывается вновь. Эдвард? Нет, не он. Рэйчел протискивается с чемоданом, он задевает стену колёсами, но Рэйчел удаётся его удержать.

- Чёрт. Что за день. Привет, Белла. Я тебя не задела?

- Нет.

- Я видела твоё сообщение. Надо было ответить, но я всё говорила и говорила с Диланом, а он всё равно не встретил на улице, гад такой. Кстати, ты не поверишь, какого мужика я только что видела. Такой высокий, в сексуальном пальто, и волосы у него необычного цвета. У меня есть Дилан, и мы с ним совместимы, но я бы...

- Пальто чёрное, волосы взъерошены и вряд ли из-за шапки, и он точно старше?

- Ну да. Ты его тоже видела?

- Видела, - коротко подтверждаю я. - И, кроме того, он вышел отсюда, а минут десять или пятнадцать назад он вытащил свои пальцы из меня, и всё предшествующее было почти так же прекрасно, как секс.

- Так это он? Тот, о котором мы тогда говорили? Твой..

- Он. Мой парень. Мой мужчина. Ты не знала, но теперь ты знаешь.

- У меня и в мыслях не было, Белла. Мне не нужен твой парень. Парень моей подруги под запретом. Да и разве я ему нужна, если он любит тебя?

- Прости. Я не знаю, зачем всё это сказала, да ещё и вот так. Я накинулась на тебя. Это было странно и зря.

- Не слишком странно. Ну иди же. Я же верно поняла, что вы собирались куда-то вместе?

- За моими вещами. Поговорим позже.

Я спускаюсь к Эдварду. Он стоит прямо у дверей общежития. Мимо с той же интенсивностью, что и около получаса назад, ходят люди, но он не двигается, даже когда кто-то проходит совсем близко к нему, и лишь посматривает на дверь. Я придерживаю её для двух парней, которые вертят кресло то так, то эдак, пока оно не проходит в проём. Они спешно благодарят, прежде чем потащиться с мебелью дальше. Моё мнение, что им бы не помешал ещё один человек для перестраховки. Эдвард протягивает мне руку, и я счастливо и крепко обхватываю его ладонь. Мы неспешно проходим через кампус, я рассказываю о том, что в каком здании располагается, и показываю жестом в сторону футбольного стадиона, а так же в направлении места своей работы.

- Там сейчас кто-то может быть?

- В фитнес-центре?

- Нет, на футбольном поле.

- Возможно. Я не знаю. Оно не закрыто в прямом смысле этого слова. Хочешь посмотреть?

- Нет, - Эдвард качает головой. - Просто есть разные мысли. Ты же наверняка его увидишь. Того парня. По работе или случайно. И...

- Я с ним не общаюсь. По-моему, даже если мы где-то и столкнёмся, он сделает вид, что не заметил. Или что ему срочно надо в другое место. Или у нас случится короткий неловкий разговор. Да, наверное, это максимум, - обдуманно произношу я. Я обдумывала всё это много раз, чтобы точно знать, в каких отношениях мы остались, как именно вышли из их прежнего статуса. Это было хреново. Подавляюще. Болезненно. Но я обработала это в своей голове. Переработала. - Я не думаю об этом или о нём, или про тот день, когда мы снова столкнёмся. Или не столкнёмся. Кампус большой, территория не маленькая.

- Что одно и то же.

- И вероятность нам встретиться вне дела очень низка. Если же мне надо будет снять тренировку или матч, то это недолго и без прямого контакта, и Джереми меня тоже не любит. Сейчас не любит.

- Но любил.

- Любил.

Я забираю учебники, которые оставляла на хранение, и некоторые вещи. Эдвард готов тащить всё наверх, две мои картонные коробки, но я говорю ему о Рэйчел. Что она уже появилась и находится наверху. Эдвард ничего о ней не спрашивает. Ни когда именно она пришла, ни что-то ещё. Она видела его. А он мог и не обратить внимания. Кажется, ему действительно всё равно.

- И что? Я отнесу, а потом поеду. Если хочешь, то только до двери.

- Я бы хотела проводить тебя здесь. У машины. Не потому, что не хочу тебя знакомить с друзьями.

- Тогда познакомь. Твоя подруга наверху, я здесь, и чем это не подходящий момент?

- Всем подходящий.

Мы с Эдвардом вновь поднимаемся ко мне. Рэйчел достаёт из чемодана клетчатые рубашки разных оттенков. Она стоит спиной, рядом на кровати единой кучей свалены лифчики, и Эдвард их точно видит. Ярко-красный бюстгальтер было бы трудно не заметить.

- Ну как дела? Ты быстро вернулась.

- Рэйчел. Я не одна.

- Если это Дилан... - она поворачивается и, моргнув, опускает руку с рубашками вниз. - Ты не Дилан.

- Не Дилан. Меня зовут Эдвард. Я парень Беллы. По-моему, ты слышала обо мне.

- Пару раз. Оба раза за последнее время. До того фактически не приходилось. Уж извините.

- Извини. Я имею в виду, что ты можешь обращаться ко мне на «ты». Ты подруга, я парень. Полагаю, мы ещё будем видеться.

- Похоже на то.

- Пока, Рэйчел.

- До свидания, Эдвард. Хорошей дороги.

- Спасибо.

Я провожаю Эдварда вниз. Незаметно для множества людей он протягивает руку, опуская её в карман моего пуховика, и касается меня через все эти слои, но так, будто их и нет. Я прижимаюсь к нему, игнорируя всё и всех. Всех, кто может заметить и что-то сказать, или просто задержать на нас взгляд дольше, чем когда просто проходишь мимо по своим делам.

- Позвони мне сразу, как приедешь домой.

- Обещаю. Но можно не прямо сразу, а скажем, через минуту или две, когда я разуюсь и тщательно вымою руки?

- Можно.

- И ещё одно. Ты не будешь сильно грустить, Белла. Это не вопрос.

- Ты увидишь, если буду.

Эдвард садится в машину после короткого, но эмоционального поцелуя. Я не ухожу сразу, а остаюсь на улице, пока Эдвард сдаёт назад с парковочного места, сначала пропуская автомобиль, владелец которого намеревается проехать дальше, по-видимому, со своим обучающимся здесь сыном. Но потом снаружи меня больше ничто не держит. Вернуться к учёбе и к активному общению с Рэйчел преимущественно приятно. Несмотря на все вопросы про Эдварда и о том, как мы познакомились, или кто нас свёл, и не боялась ли я. Его, разницы в возрасте, отношений с ним и мыслей, что я недостаточно хороша. О последнем как-то вечером Рэйчел не говорит прямо, но я и так понимаю всю глубину её суждений, всего сказанного и того, о чём она просто думает, не произнося вслух.

- Не думала ли я, что мною лишь попользуются? Не думала, Рэйчел. Об этом точно нет. Я верила. Боялась сказать родителям и даже его сестре, и когда всё открылось, было сложно, но я влюбилась и...

- И это стоило того?

- Стоило и всё ещё стоит.

Но я не могу обуздать тоску так, как привыкла раньше. Ни работа, ни что-то ещё не отвлекает в достаточной степени. Да, наверное, и не должно. Это же Эдвард, не Джереми. Я и не хочу отвлекаться на что-то, лишь бы заглушить саму себя. Так это не работает. Любовь так не работает. Однако я подбираю нам три варианта квартир. Эдвард смотрит всё онлайн, а потом мы обсуждаем их по видеосвязи. Он говорит, что сможет приехать только через пару дней, но что я могу взглянуть на всё и одна или с подругой, и он не будет против, если я просто решу всё сама и только скажу, за какую платить.

- Ладно.

- Что ладно?

- Ты занят и предлагаешь мне съездить самой.

- Я не предлагаю. Я лишь говорю, что если ты хочешь, и тебе что-то очень нравится, а квартиру могут сдать в любой момент, и это факт, то вполне возможно, чтобы ты меня не ждала, а посмотрела всё сама. Я вполне доверяю твоему мнению, Белла.

- Но я не хочу, чтобы ты настолько доверял моему мнению, - я моргаю и провожу пальцем по носу, который чешется, будучи обветренным на холоде. - Я хочу, чтобы мы посмотрели квартиры вместе. Ты и я. Даже если через пару дней.

- Даже если их все сдадут, и тебе придётся искать сначала?

- Возможно.

- Давай подумаем, - Эдвард отдаляется от телефона по ту сторону моего экрана и зажмуривается на несколько секунд. - Я мог бы приехать завтра часов в восемь вечера. Это поздновато, но раньше никак. Ты уже будешь в общежитии?

- Да. Я работаю, но к этому времени всегда возвращаюсь.

- Хорошо. Тогда я приеду, а ты договорись насчёт просмотра. Мне больше нравится та, где в комнате панорамные окна.

- Хочешь посмотреть только её?

- Можем посмотреть все три, если они ещё доступны. Но давай начнём с этой.

- Поняла.

Со звуком щелчка опускается дверная ручка. Рэйчел почти на скорости влетает в комнату, забрасывая сумку на кровать и распуская волосы из хвоста. Рэйчел трёт лицо. Узнаю эту реакцию. Что-то с Диланом. Я ещё не видела его после возвращения с каникул. Он не появлялся у нас. Но они же уезжали вместе на праздники. Хотя мне ли не знать, как всё способно переворачиваться с ног на голову за ужасно короткий срок.

- Белла. Кто там?

- Пришла Рэйчел. Я напишу тебе позже.

- Если не напишешь, то я позвоню.

- Я напишу. Пока.

- Пока, детка.

Я кладу трубку и сосредоточиваюсь на Рэйчел. Знаете, пытаюсь понять, действительно ли её потряхивает, или мне лишь кажется. Она обнимает себя руками, смотря в пол. От её эмоций, от чего-то, что с ней происходит и что она молча проживает внутри своего тела, мне становится не по себе. Это будто не моя подруга, которая столько всего воспринимала на грани с безразличием. И собственные поздние пробуждения, и склонность выпить лишнего, и минимальную концентрации на образовании.

- Я не могу смотреть на тебя и просто молчать. Расскажешь, из-за чего ты влетела сюда такой разбитой?

- Я не разбитая.

- Ну после разрыва с Эдвардом я тоже иногда говорила себе это. Становилось ли легче? Нет. Хотелось, чтобы он вернулся? Да. И не было способа всё это уравновесить. Поэтому рассказывай.

- Ты можешь осудить.

- Если не ты что-то сделала, за что меня тебя осуждать?

- Твой парень... Как тебе кажется, он может интересоваться порно? Дилан смотрит порно. Я вошла и увидела это. И в моей голове словно взрыв. С кем я встречаюсь столько времени?

- Он просто смотрит. Если он просто смотрит, а не заставляет тебя что-то делать...

- Ты не поймёшь. Ты не знаешь этого о своём Эдварде. Не можешь сказать мне, что этого в его жизни точно нет.

- Ты права, не знаю. Но в подобной ситуации я бы постаралась дать ему объяснить, зачем он что-то делает, зачем ему это нужно, значит ли это, что ему чего-то не хватает в наших отношениях, или это просто... научный интерес.

- Научный интерес? Это не биология, Белла.

- Но отдалённо связано с ней. Если ты хочешь закончить отношения продолжительностью больше года, то это твоё право. Но рубить их вот так необдуманно...

- Я ещё ничего не рублю.

Внезапный стук в дверь сопровождается голосом Дилана. Он просит о разговоре, но Рэйчел качает головой и кричит ему через всю комнату, чтобы он уходил. Что она не хочет видеть его сейчас. Однако он снова стучится, ясно давая понять, что ещё находится снаружи.

- Рэйч. Это лишь видео. Ты можешь меня выслушать? Я не как тот мужик. Я не собираюсь что-либо использовать. Что они там использовали. Я не хочу говорить всё через дверь, Рэйчел, но если придётся, то я скажу.

Рэйчел даже не шевелится. Но я встаю и подхожу к двери, открывая её. Дилан точно не ожидает увидеть меня.

- Привет.

- Белла. Не знал, что и ты тут.

- Но я тут.

- Извини. Тебе пришлось всё слушать.

- Полагаю, я услышала даже не четверть всего, - отвечаю я, желая как-то подбодрить парня. Выглядит он не виноватым, но грустным. Хоть Рэйчел и моя подруга, а он просто её парень, я останусь при своём мнении. Не хочу знать, что он именно он там смотрел и об использовании чего говорит, и, тем не менее, не похоже, что он намерен сковывать Рэйчел в сексуальных целях или предлагать ей эксперименты. - Я ухожу, а вы поговорите. Ключи торчат в двери изнутри. Главное не перегибай. Рэйчел, если что, звони.

Рэйчел молча провожает меня взглядом, но отодвигается по кровати дальше. Я тихо прикрываю дверь. Дилан так и топчется совсем рядом с порогом, пока я ещё могу видеть силуэт парня. Он точно не запирает замок потом. Было бы слышно. До меня же не доносится ни звука. Очень надёжная дверь. Я направляюсь в сторону общей комнаты. На удивление, в ней нет никого за исключением четырёх человек в одной компании да ещё одной девушки, расположившейся за другим столом. Я сажусь в кресло в углу, потому что тут меня никто не побеспокоит и не подсядет слишком близко. Помещение обильно освещено торшерами и одной большой люстрой. Не все торшеры горят. Есть умельцы, которые чуть выворачивают лампочки перед вечеринками, чтобы стало темнее, и не возвращают всё к изначальному состоянию. Спустя время это могут сделать сотрудники из сферы обслуживания, но стоит назреть очередной тусовке, как всё снова повторяется. Меня устраивает, что самый ближайший ко мне торшер не светит. При скудном освещении лучше думается все эти минуты две или три, что я размышляю, прежде чем задать в сообщении прямой вопрос. Я набираю буквы медленно, потому что мне ещё нужно привыкнуть к сенсорной клавиатуре, чтобы вводить текст, не изыскивая нужный символ по полминуты, и ещё с минуту думаю, действительно ли мне надо знать такое, но всё решаюсь.

Ты смотришь порно?

Он не отвечает. Минуту, две, три. Может, он отлучился от телефона и пока не видит. Может, он моет посуду и тоже не слышит из-за воды. А если для него это недопустимый вопрос? Если он просто не хочет отвечать? Я ещё могу как-то... И в это мгновение Эдвард звонит мне. Обычный звонок. Не посредством видео. Сейчас нет.

- Алло.

- Я не могу представить, почему ты спрашиваешь о таком, но мой ответ нет. Я не смотрю порно, Белла.

- А раньше смотрел?

- Ответ тот же. Нет. Я никогда не чувствовал, что мне это нужно. Теперь и подавно. С тобой мне не нужно подобное, колибри. Незачем. Ты не здесь в буквальном смысле, но у меня хорошая фантазия. Хотя недостаточно хорошая, чтобы понять, отчего ты вдруг спросила.

- Парень Рэйчел его смотрит. Она узнала сегодня. Недавно. Я оставила их поговорить об этом.

- Для неё это критично?

- Судя по её реакции, да. Она расстроилась. Я не уверена, допустимо ли говорить, что её доверие к нему именно подорвано, потому что я бы не захотела не видеть тебя, даже узнав вот так, но она другой человек. Она не я, и если у неё иное отношение к этому, то это не странно. Ты понимаешь меня?

- Тебя понимаю. Твою подругу, вероятно, тоже. Но есть одна вещь, хотя лучше бы оставить её между нами. Не говори своей подруге. Она это не изменит. То, как обстоят дела, то, какой её парень, и что он смотрит, когда её нет рядом, чем интересуется. В большинстве своём мы не подлежим серьёзным переменам. Возможно, он станет смотреть его реже, если она ему действительно важна, и постарается больше не попадаться, но это кажется мне максимумом, дальше которого не зайдёт.

- Ты можешь ошибаться.

- Могу. И это будет не впервые.

- Ты о нас?

- О нас. О тебе и обо мне, - медленно говорит Эдвард. - Мы типа договорились не поднимать эту тему, но это сложнее, чем казалось.

- Сложнее. Да.

- Так где ты сейчас находишься?

- На этаже есть общая комната. Сегодня тут тише обычного, так что вполне можно посидеть какое-то время.

- Когда собираешься вернуться к себе?

- Не знаю. Посмотрим. Может, Рэйчел позвонит, а если нет, схожу проведать её минут через пятнадцать.

Эдвард выслушивает всё это, а потом спрашивает, сделала ли я задания. Не верится, что он задаёт вопрос настолько строгим тоном. Приходится ответить честно. Что я сделала не всё, потому что у меня ещё есть время до следующего занятия по этим дисциплинам.

- И когда эти занятия?

- Что-то послезавтра, а ещё один предмет через два дня.

- Когда ты собираешься сделать то, что могут спросить послезавтра?

- Ну… Наверное, до того, как ты приедешь завтра, - не слишком уверенно отвечаю я. - Там немного.

- Хорошо. Я не буду проверять, но ты даёшь мне слово. Я не хочу потом слышать, что ты что-то не сделала, потому что проводила время со мной. И потом это никогда.

- Да. Я даю тебе слово.

Следующим вечером, пока Эдвард едет из Такомы, я заканчиваю трудиться над вступлением для эссе. Мысль крутится в голове, но я всё никак не могу ухватить её в том виде, который меня бы устроил, чтобы завершить написание последнего абзаца в этой части работы. Я почти решаю сформулировать предложение хоть как, а по необходимости переделать его впоследствии, когда открывается дверь комнаты, и Рэйчел задевает рукой косяк. Напрасно я оставляла их с Диланом одних. Они поговорили, но она ещё точно не на стадии принятия.

- Хей. Что делаешь?

- Привет. Пишу эссе. Самое начало. А что делаешь ты?

- Да так. Хочешь электронную сигарету?

- Не уверена. Нет, вряд ли. Я никогда не...

- Ты никогда не курила, Белла. Я знаю.

Рэйчел устраивается у себя на кровати, прежде пододвинув стул, чтобы вытянуть ноги. Я записываю предложение и переставляю слова местами. Рэйчел лежит совершенно тихо, пока не начинает искать что-то в сумке. Слышно и шум, с которым содержимое перемещают туда-сюда, и неразличимый шёпот, но наконец подруга вновь скидывает сумку на пол. Значит, нашла. Хорошо. Я оглядываюсь, потому что, несмотря на всё мысленное отвлечение, смогла закончить фразу. Дождусь сохранения, и можно будет выключить ноутбук. Рэйчел вытряхивает сигарету и умело затягивается. При мне она никогда не курила. Но она проводит со мной не всё время своей жизни. Есть ещё Дилан. Или был Дилан.

- Это же не табак в буквальном смысле?

- Нет. И запах другой. Это как парфюм, но тоже не буквально. Я взяла с клубничным вкусом, и ещё есть карамельная. Хотя... По-моему, у меня в руках как раз карамельная. Да, точно.

- Я хочу попробовать.

Рэйчел молча перебрасывает мне сигарету. Я ловлю её в воздухе, компактную по размеру и с округлыми изгибами. Она ещё прохладная после того, как Рэйчел несла её в сумке по улице, но я только снимаю крышку. Рэйчел достаёт себе другую электронку.

- Не затягивайся слишком быстро. Может быть слишком чувствительно для горла и лёгких. И делай перерывы между затяжками.

Невольно я совершаю глубокий вдох. Ну ладно. Медленно так медленно. Я подношу сигарету ко рту и вдыхаю ещё раз, прежде чем сделать короткую затяжку. Совсем короткую, потому что, смотря на Рэйчел, очевидно, как она покачивает головой, недоумевая, что я уже закончила. Я облизываю губы, словно собирая вкус. И правда, карамель. Пряная, слегка приторная. Дыхание перехватывает, но не от того, что неприятно. Нет, ощущается совершенно не так. Я делаю ещё одну затяжку и, когда выдыхаю, наблюдаю, как вьётся в воздухе серый дым. Рэйчел только сейчас вытаскивает сигарету из рта. Вокруг неё даже больше дыма. Больше вдохнула, больше и нужно выдохнуть.

- Ну как тебе, Белла?

- Необычно. Не думай, что я собираюсь попросить тебя подарить её мне.

- Если хочешь, то забирай.

- Нет, точно не хочу. Скоро приедет Эдвард, и мы поедем смотреть квартиры.

- Ты договорилась?

- Одну уже сдали, но две ещё доступны. Договорилась на обе, - выдыхая, я отгоняю дым от лица. Не сомневаюсь, что родители вряд ли бы отнеслись благосклонно к тому, что я курю хоть что-то, но их тут нет. Я не рассказываю им всё. Так и не должно быть. - Послушай. У тебя сейчас всё непросто, но ты же не хочешь, чтобы я временно не делилась с тобой некоторыми вещами? Я пойму, если тебе неприятно, и ты хочешь, чтобы я оставляла всё это касаемо Эдварда при себе, но сначала ты должна сказать.

- У меня всё нормально, Белла. Полагаю, лучше, чем когда тебя бросили. Меня ещё не бросили. Это я собираюсь бросить. Расстаться с тем, кого люблю, потому что он любит что-то больше меня.

- Не любит, Рэйчел. Дилан не любит тех женщин.

- А ты прямо-таки знаешь? Ты не знаешь моего парня, и ты не на моём месте. Я его девушка. Я, не ты!

- Не ори на меня! - хотя я тоже начинаю орать, но только потому, что Рэйчел начала первая. Я не хочу так, честно, не хочу, и пытаюсь сдержаться в своих дальнейших словах. - Я не какая-то мудрая женщина, но у меня есть парень, который точно может понимать большее, чем мы с тобой, и он бы сказал тебе то же самое. Дилану просто...

- Нравится смотреть на чужих баб? Да, Белла, отношения с мужиком старше и то, что вы съезжаетесь на десять процентов твоей жизни, не делают тебя мудрее. Просто отстань от меня.

- Хорошо, но я...

В это мгновение кто-то без стука открывает дверь в нашу комнату. Это Эдвард. Он входит из коридора, толкая дверь, пока она не упирается в стену. Что? Я не слышала, чтобы приходило сообщение, как и звука звонка. В моей руке по-прежнему сигарета, и Эдвард уже её видит. Видит и хмурится, на мгновение прикусывая губу. Чёрт. Он не одобряет. Я знаю, хоть мы и не говорили о таком. Нетрудно догадаться. Я подскакиваю со стула, а Рэйчел здоровается и протягивает руку взять у меня электронку. Уже поздно.

- Привет, Эдвард.

- Здравствуй. Прошу прощения, но ты не будешь так добра выйти на несколько минут и оставить нас с Беллой поговорить?

- Белла, мне уйти?

- Да, всё в порядке.

Несмотря на нашу ссору, за спиной Эдварда Рэйчел показывает мне телефон. Эдвард оборачивается, и только тогда она скрывается за дверью после тихого щелчка дверного замка. Но на самом деле он не такой уж и тихий по сравнению с молчанием Эдварда. Представляю, сколько всего у него крутится на языке, и о чём он продолжает молчать. Лучше бы уже наорал. Он всё ещё не устраивает мне скандал, и я медленно двигаюсь в его сторону.

- Думала, ты напишешь, когда будешь внизу. Или наберёшь.

- Решил не набирать. Так вот чем ты занимаешься. Какую тайную жизнь ведёшь, пока мы не видимся.

- Нет.

- Я видел другое, Белла, - Эдвард отодвигается, стоит мне протянуть руку. Я принимаю это, но пробую коснуться его снова. На этот раз он позволяет, чтобы я обхватила его ладонь, такую горячую по сравнению с моей просто комнатной температуры. - Скажу прямо. Мне не нравится то, что ты делала. В первый раз или во второй и тем более, если даже не во второй. Это всё та же хуйня, что и с обычными сигаретами. Хочешь к чертям сжечь лёгкие или заработать рак горла?

- Не думаю, что такое случается буквально со всеми, но не хочу.

- Отлично. Потому что, если увижу ещё раз, наш разговор будет совершенно иным. Это убивает, Белла, - прерывисто шепчет Эдвард. - Косвенное убийство. Я понимаю желание что-то пробовать, но не это. Это не полезно никому.

- Я знаю. Я просто... - он беспокоится обо мне. Я бы чувствовала то же. Я тоже не могу представить его курящим и своё спокойное отношение к этому. Принятие того, что он курит при мне, что я вынуждена дышать дымом и запахом, что всё пропитывает мою одежду, и ни дезодорант, ни парфюм не способны замаскировать это полностью. - Это был лишь момент. Я не собираюсь превращать его в большее. Теперь, когда мы всё решили, я...

Я приникаю к нему очень плотно. Я так скучала. Невозможно описать словами во всей их полноте. Запах Эдварда, его временный запах, как сочетание морозной свежести и просто чего-то неуловимого, что всегда ему присуще, запах Эдварда во плоти это то, по чему я скучаю едва ли не больше всего. У меня есть крутой телефон, позволяющий видеть лицо и почти всё тело, и слышать чётко каждый звук, каждое произносимое слово и малейшие изменения в интонации, но пока ещё никто не придумал, как транслировать запах, как передать его вместе со всем тем, что уже научились переносить сквозь расстояния. С поцелуями то же самое. Телефон не может буквально всё. Я так неистово цепляюсь за Эдварда, и он тоже. Даже если ему не нравится запах от меня после сигареты или не нравится ощущать её привкус на моих губах. Эдвард лишь скользит руками ниже, целуя так страстно, что я возбуждаюсь даже при том, что он одет, и и я одета, а за дверью точно не царит безоговорочная тишина. Он двигает рукой поверх моей задницы, и я чувствую движение, стискивающее, сжимающее через брюки. Хочется не останавливаться. Хочется всего. Не просто объятий. Но не здесь. Не быстро, не в спешке. И не слушая весь этот шум снаружи. Может, в квартире. Может, если мы снимем хоть какую-то.

- Белла, - моё имя, произнесённое горячим дыханием. Как же сладко. Как же приятно. Слышать, ощущать, вдыхать. - Мы должны... Я не должен был намекать, что пока не могу приехать. Я буду приезжать почаще и оставаться хотя бы на ночь.

- Мне нравится этот план, - шепчу я напротив губ Эдварда и смотрю в его пылающие глаза. - Готов найти такое местечко?

- Готова ты, готов и я. Поехали.

Мы выходим из комнаты, как только я одеваюсь. Рэйчел в коридоре нет, и по пути она также нигде нам не встречается. Меня не беспокоит, что она куда-то ушла. Это временно. Напишу или позвоню ей позже. Или, может, я вскоре уже вернусь. Скажем, Эдвард привезёт меня обратно, прежде чем разместиться в какой-нибудь гостинице. Не поедет же он ночью домой? Я точно бы не хотела, чтобы он снова садился за руль так скоро. Волноваться полночи, как он доберётся, и не спать, будучи охваченной тревожными чувствами. Но нам не нравится ни одна квартира, которую я присмотрела онлайн. В первой не так светло, как казалось по фото, вокруг построены и другие дома, и на углу одного из них я вижу мусорный контейнер. Я не хочу платить за некую квартиру, из окна которой видно зону сборки бытовых отходов. Точнее, не хочу, чтобы Эдвард платил вот за это. Из его квартиры не видно ни одного контейнера. Просто так я прохожу в комнату, включая там свет. Спальня в целом неплохая. Широкая кровать, покрывало оттенка вина, встроенный шкаф, и обои, что кажется, поклеили не более года назад. И пусть свету нужно время разгореться, но здесь всё чисто. Эдвард не заходит вслед за мной, а разговаривает в гостиной с хозяйкой квартиры. Мне чётко слышно, как он объясняет, что нам необходимо время подумать. Но на пути к машине он качает головой. Примерно то же повторяется и после второй квартиры, меньшей по размеру и на деле не отличающейся функциональностью в планировке. Я чувствую себя полным профаном в этой сфере. Стоило довериться Эдварду и, может, соглашаться на ту квартиру, что он предлагал посмотреть, где бы она не находилась. Столько времени потрачено впустую. Особенно его времени.

- Они не лучшие.

- Не лучшие, - соглашается он, когда мы возвращаемся в машину. - В первой ванная меньше прихожей, во второй я бы увеличил кухню, но самом деле мы же не собираемся много готовить, да? Можем выбрать вторую. Или проехать два квартала и заглянуть в квартиру, о просмотре которой договорился я сам. Увидел, уже когда почти выезжал к тебе.

- Да.

- Что да?

- Поехали посмотрим. Я не буду спрашивать, насколько она дороже, потому что ты можешь себе позволить и, если потребуется, сможешь убедить меня по поводу денег.

- Всего полторы сотни.

- Хорошо. Деньги точно не станут причиной моего отказа от...

- Двух комнат, просторной и светлой кухни и ванны в ванной комнате, а не просто душевой кабины.

- Звучит хорошо.

Мы быстро доезжаем до нужного дома. До него действительно всего пара кварталов. Квартира располагается на седьмом этаже, и нас уже ждут. Во всех комнатах горит холодный свет, придающий особую атмосферу. Я не могу объяснить, в чём именно она заключается. Это просто чувство. Ванная комната вмещает в себя не только ванну, но и стиральную машину, а зеркало перед раковиной подсвечено светильниками, как в кабинетах визажистов. Эдварду рассказывают о стереосистеме, когда я сама заглядываю в гостиную и вижу ещё и большой плоский телевизор на тумбе. Я хочу смотреть этот телевизор вместе с Эдвардом. Что угодно, что там будут показывать. Комедийное вечернее шоу с участием звёзд или серьёзные фильмы. Даже если лишь раз в неделю по выходным. Я хочу обрести опыт совместной жизни с ним. И мне вполне нравится квартира. Тёплый пол и современный дизайн. И кровать с мягким изголовьем. Нам включают телевизор продемонстрировать, что он работает, и ещё Эдвард проверяет холодильник с микроволновой печью, вставляя провода в розетку. Всё находится в работоспособном состоянии. Эдвард подходит ко мне под тихое бормотание телевизора по ту сторону стены.

- Ну как тебе?

- Здесь мило.

- Точно. И тепло. Чувствуешь тёплый пол?

- Да, ещё как.

- По-моему, если нам обоим нравится, а кажется, так и есть, то мы можем попробовать обосноваться здесь примерно до лета.

- До начала июня. Примерно так.

- Хорошо. Июнь. Значит, месяцев пять. Так берём? - риелтор куда-то отошла, и немного медленно Эдвард направляет руки на мой живот, задевая пальцами низ кофты. Не бессознательно, точно нет. И такое простое действие, как коснуться кожи над поясом брюк, за мгновение запускает волну тепла по всему моему телу. - И я остаюсь на ночь, и, может, остаёшься и ты, если ты сделала все нужные задания.

- Ты меня соблазняешь.

- И как, работает?

Я поворачиваюсь к нему, игнорируя все ночные огни. То, как в близлежащих зданиях загораются светом всё новые окна, а кое-где и мерцают множеством оттенков гирлянды. Я тоже не отказываю себе в удовольствии дотронуться до Эдварда. Его дыхание чуть изменяется, когда я делаю так и ещё слегка провожу вниз по бедру.

- Хочу остаться с тобой наедине.

- Я могу это устроить.

Он многообещающе улыбается мне, прежде чем пойти за риелтором. Они обговаривают основные детали, и Эдвард подписывает несколько бумаг после внимательного прочтения, но это ещё не всё. Завтра им надо будет встретиться в банке, чтобы Эдвард внёс полную сумму, а не только аванс, как сейчас. Проходит около десяти минут прежде, чем риелтор уходит, и мы наконец остаёмся одни. И впереди у нас целая ночь.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-38733-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (01.02.2024) | Автор: vsthem
Просмотров: 672 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 8
0
7 Elena_moon   (05.02.2024 12:19) [Материал]
спасибо) smile

0
8 vsthem   (09.02.2024 00:44) [Материал]
Спасибо, что читаете!

0
3 Ариса   (03.02.2024 21:47) [Материал]
Глава замечательная! Я в восторге! Автор - Ты Супер!

1
6 vsthem   (04.02.2024 00:38) [Материал]
Спасибо за приятные слова)

0
2 Marina7250   (03.02.2024 16:11) [Материал]
Спасибо за продолжение.
Неожиданно)))
Мне показалось, что Эдвард с Беллой совсем другими стали. Не те эмоции между ними. Другая грань отношений, наверное.

0
5 vsthem   (04.02.2024 00:38) [Материал]
Грань отношений точно другая. За мгновение до совместного быта. И ещё неизвестно, как там дальше всё между ними будет, как этот самый быт будет обоим даваться.

0
1 adri   (03.02.2024 00:53) [Материал]
Спасибо за главу!!

0
4 vsthem   (04.02.2024 00:36) [Материал]
Пожалуйста!