Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2721]
Кроссовер [701]
Конкурсные работы [5]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4859]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2403]
Все люди [15256]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14617]
Альтернатива [9074]
СЛЭШ и НЦ [9136]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4490]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав март

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Мой развратный мальчик!
На протяжении всей своей жизни я была пай-девочкой, которая гонялась за плохими парнями. Но кто-бы мог подумать, что мои приключения закончатся у Итальянского Мафиози - Эдварда Каллена?

Прощай
«Прощай». Слово, когда-то слетевшее с моих дрожащих губ. Оно медленно убивало меня. Каждый раз, когда я мысленно прокручивала в голове нашу последнюю встречу, вспоминая его обезумевшие от моего решительного слова глаза, я умирала снова и снова.
Рождественский мини.

Showers
Душ - это всегда хороший способ начать новый день…

Завтра я снова убью тебя
Что бы вы сделали, если бы судьба предоставила вам шанс вернуться назад? Если бы вы, была на то воля бога или дьявола, проживали один последний день жизни снова и снова, снова и снова, снова и снова?

Тюльпановое дерево
Существует ли противостояние между тремя совершенно разными личностями?

Перстень Зимы
Не бери чужого, счастья оно тебе не принесет.

Поворот
Прошел почти год после расставания с Эдвардом, и вот уже наступило новое лето, но Белла так и не нашла счастья в жизни. Чтобы снова услышать голос вампира, она решает покататься на мотоцикле.

Горячий песок
Про первые неуверенные шаги во взрослую жизнь.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8902
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Общее

Я родилась пятидесятилетней... Главы 33-36

2021-5-7
11
0
Глава 33. Если женщина говорит мужчине, что он самый умный, значит, она понимает, что второго такого дурака она не найдет.

«Хотя между людьми разных полов может
существовать дружба, в которой нет и тени
нечистых помыслов, тем не менее женщина
всегда будет видеть в своём друге мужчину,
точно так же, как он будет видеть в ней женщину.
Такие отношения нельзя назвать ни любовью, ни
дружбой: это нечто совсем особое».

Жан де Лабрюйер


Белла


Мы шли по коридору на мой урок математики, и я понимала, что мне чертовски полезно говорить с этим парнем. За несколько перемен мы успели обсудить вариации «Энигма» его тезки сэра Эдварда Эльгара, в конце согласившись, что ко всем четырнадцати вариациям чисто эстетически хорошо подходит шотландская песня «Auld Lang Syne», хоть сам автор и отрицал такую разгадку*(Энигма — дословно «загадка, тёмное изречение». После первого исполнения, композитор заявил, что есть тайная мелодия, которая подходит и незримо присутствует в каждой части его работы. До сих пор, несмотря на множество догадок, никто так и не пришёл к однозначному выводу по разгадке этого знаменитого ребуса классической музыки). Обсуждая и споря о той или иной теории, мы повышали голос, иногда перебивали друг друга, лично я ещё и сбивалась с русского на английский, чтобы лучше объяснить те или иные впечатления.

Но мне это нравилось. Это было чем-то похоже на наше общение с Робом по поводу книг и то, как мы до хрипоты иногда обсуждали творчество его любимых Томаса Гарди и Ги де Мопассана, сравнивая работы последнего с работами Флобера, Золя и даже Тургенева… Хотя, с дедушкой было куда проще.

На уроках я то и дело отвлекалась, придумывая новые и новые аргументы, понимая, что соревноваться с этим парнем в музыкальной теме глупо… Еще в медицине у меня был бы шанс, тут же мы сошлись на общем только потому, что я с козлиным упрямством не желала соглашаться с пусть и гениальными, но слишком притянутыми на мой взгляд решениями этой загадки, а Эдвард легко, иногда даже остроумно, но не обидно отметал мои варианты. После его предположения, что разгадка имеет отношение к религии, и, возможно, это вообще гимн Мартина Лютера, я почувствовала себя слишком тупой, фыркнула в стиле: «Ой, всё». И как и любая девушка на моем месте, стремительно съехала с этой темы на любимую.

Разговор о медицине Эдвард тоже поддержал, даже предложил говорить на испанском, чтобы убить сразу двух зайцев. Но едва он заговорил на идеальном языке кабальеро, я в прямом смысле схватилась за голову. Многие термины, которые он называл, были мне совершенно не знакомы в языковой вариации, не спасала даже любимая латынь. Я была раздавлена…

— Белла, ты чем-то расстроена? — Каллен довёл меня до кабинета математики и прислонился плечом к стене, внимательно заглядывая в глаза.

Ладно, мы типа пытаемся не врать друг другу:

— Я тупая… Конечно, меня это расстраивает, — вздохнув, я потянулась за сумкой, чтобы скорее спрятаться от этого серьезного взгляда и шибко умного типа, который хоть и очень интересный собеседник, но будит во мне дремавший последние семнадцать лет комплекс неполноценности.

Каллен рюкзак не отдал, нахмурившись, он посмотрел на меня, будто сейчас я сморозила самую большую глупость за день:

— Белла, вообще-то ты необыкновенно эрудирована и сообразительна для своего возраста… Я приятно поражён глубиной твоих знаний. А твоя логика… Ты уникум.

Я фыркнула. Ну, ещё бы! У меня фора в пятьдесят лет, мальчик…

Но вспомнив, что этот мальчик родился ещё раньше и восемьдесят с лишним лет обходится без сна, я проглотила обиду и единогласным решением тараканов постановила, что Каллен выбывает из нашего парного соревнования по причине кровавого допинга.

В моей голове промелькнула табличка «WIN», и я улыбнулась:

— Вы поэтому общаетесь только между собой? С другими скучно?

Эдвард явно хотел что-то ответить, но потом скосил под меня:

— А тебе не скучно, Белла? Ты окружила себя не совсем той компанией, мне кажется…

Я вздохнула. Вот так. Я пытаюсь раскрыть его тайны, он — мои.

— Бывает скучно, но эти люди не обязаны развлекать меня интеллектуальной беседой. Обычно бывает достаточно спора, в котором они сумеют услышать мою позицию и достаточно понятно объяснить свою.

— Я всегда готов развлечь тебя интеллектуальной беседой, Белла, потому что ты достаточно интересно объясняешь свою позицию, — Эдвард хмыкнул и аккуратно повесил на мое здоровое плечо рюкзак.

— Это, никак, предложение дружбы, Каллен?

Улыбка на лице вампира не дрогнула:

— Почему бы и нет, Белла? Говорят, что дружба между мужчиной и женщиной наиболее искренняя, потому что это почти родственная привязанность, свободная от всякого соперничества.

Мне понравилось, как он видит наши отношения. Хотя я была готова и поспорить по поводу соперничества. Между нами со Светой такого не было. Мы были как сестры. Хотя, возможно, это бы не спасло нашу дружбу, если бы мы, например, по уши влюбились в одного и того же мальчика. Но я в этом плане была абсолютно безвредна, у Светы всегда случалась лишь лёгкая влюбленность, а объекты обожания менялись раза два в семестр. Мне казалось, что я либо никогда не выдам её замуж, либо буду праздновать её свадьбу и развод раз в год…

На математике меня с видом фашиста в допросной поджидала Джессика. Я думала, что повторится незабываемое интервью с упырицами, но Стенли прежде всего решила узнать вопрос, интересующий её лично:

— Вы с Майком помирились?

Ага, значит, всё я подметила верно, девушка имеет на парня виды. Я поспешила её успокоить:

— Нет, плюс он думает, что я сплю с Калленом.

На самом деле, мне был на руку этот разговор, я хотела обозначить свою позицию по поводу Эдварда, а длинный язычок одноклассницы как нельзя лучше способствовал доведению нужной мне информации до общественности.

— А вы с ним ещё не… — Джессика сделала многозначительную паузу, — целовались?

Я смотрела в хитрющие глаза Стенли и понимала, что если я вдруг решу наврать и ответить согласием на этот невинный по сути вопрос, Эдвард открутит мне голову, как ту крышечку из-под сока, под воздействием гротескных слухов о его извращенных вкусах в постели и наших тематических сессий… Воображение и гормоны почему-то расшалились и начали показывать мне взрослую вариацию сказки Белоснежки с элементами БДСМ… А лица всё те же, да и мотив всё тот же… Чертов пубертатный период!

— Ни в коем случае, Джесс. Этот парень слишком хорош, чтобы испортить дружбу даже намёком на романтику…

Давая девушке возможно переварить мой ответ, я вызвалась к доске, чтобы решить уравнение.

Эдвард


Она считает себя глупой! Нет, это ж надо!

Я был почти зол на неё за эти слова. Когда она развела меня на деньги, я не злился, а смеялся, а тут просто не понимал… Ей же всего лишь семнадцать! Глупо даже сравнивать Беллу со мной в её возрасте.

Я покачал головой, понимая, что никогда мне не удастся постигнуть логику этой девочки. Но общение с ней, наверное, всегда будет мне приятным… Она не книга шарад, нет.

Она моя Энигма. В голове вновь и вновь звучала новая мелодия, которая медленно, но верно вырисовывалась, пока я наблюдал за хитрыми, чуть прищуренными, глазами девушки, когда она сидела на прошлых уроках. Я замечал через чужие мысли, как она покусывала собственные губы, от чего они становились ещё ярче от прилива желанной крови. Иногда её лицо озарялось какой-то идеей, и я с трудом заставлял себя сидеть на месте, чтобы не сорваться к ней, узнавая, что она придумала на этот раз.

Благо, она делилась своими мыслями, щедро потворствуя моему любопытству. Белла меня восхищала. Девочка заставляла задуматься о том, что никогда не приходило мне в голову. А там, где я был уверен, что нового ничего не услышу, она выворачивала свою теорию, страстно, но неопровержимо убеждая меня в её праве на существование. Как? Я понятия не имел. Но в моей голове играл целый оркестр в честь этой девушки.

Белла была разной. Наверное, как «Времена года» Чайковского. Вообще русская нотка была необыкновенно сильна в этой девушке. Я мог бы поспорить, что она думает на русском, если бы не слышал, как она разговаривает во сне на английском.

Во время наших горячих споров, смирившись с тем, что я хорошо знаю оба языка, девушка перескакивала то на один, то на другой. Наблюдать за этим было даже забавно, как будто в девушке боролись два человека. Но русский голос, безусловно, оказывался громче. Я внезапно подумал, что английский она использует, когда берёт себя в руки. Фразы на нём были длиннее и менее эмоциональны. Она выглядела почти как чопорная леди, когда обсуждала со мной музыку, но стоило разговору накалиться, и она перескакивала на русский, как будто взывая в свидетели эту суровую страну…

И несмотря на весь азарт, что владел мной на протяжении всего спора, я не испытал ни малейшего удовлетворения, когда она махнула рукой и сказала:

— Ой, всё… Давай лучше поговорим о медицине, голубчик…

В моём представлении так бабушки уставали спорить о высоких технологиях с внуками, предлагая обсудить что-то более им понятное.

Покачав головой, я решил вернуться к наблюдению за этой загадкой. Провожая её на урок, я уловил мысли Джессики Стенли, которая планировала узнать, что происходит между мной и Беллой.

Вспомнив, что Свон обозначила наши отношения ранее, как «Договор безвозмездного оказания услуг доставки», я не смог сдержать смешка. Кто является исполнителем договора было ясно без всяких подсказок, так как именно я подписался подвозить её, а ещё помогал ей с рюкзаком, не позволяя носить тяжёлые для её хрупкой фигурки учебники. Конечно, мне было это не трудно, даже в чём-то приятно, но как, имея ученую степень по международному бизнесу и праву, я оказался ещё и материально должным в этом договоре «безвозмездных» услуг, для меня оказалось очередной загадкой…

Джессика Стенли тоже пребывала в глубокой задумчивости, рассуждая о словах Беллы. С одной стороны, ей не верилось, что между нами ничего нет, кроме дружбы, но с другой — её удивлял сам факт того, что я начал с кем-то общаться. И этим «кем-то» оказалась Свон. Ещё девушка не понимала, как Белла может просто так со мной дружить и не влюбляться.

В голове Джесс всплыли слова Свон:

— Этот парень слишком хорош, чтобы испортить дружбу даже намёком на романтику…

Интересно, сколько в этой фразе искренности? Я вновь вспомнил, как Изабелла расстроилась, чувствуя себя глупой рядом со мной, и понял, что ей действительно нравится общаться со мной чисто в интеллектуальном плане. Если бы ещё она знала, что я не семнадцатилетний подросток, а столетний вампир, который все эти годы, от скуки и благодаря бессмертному и бессонному состоянию, изучал всё, что только было возможно, девушку бы не терзало то, что её знания не превосходят мои…

Я покачал головой, ужасаясь опасному обороту, который приобрели мои мысли.

Белла Свон сбежит от меня в ужасе, узнав мою тайну. Я всё ещё был удивлён, что она так легко простила мне попытку внушения. Конечно, она не знала, что я пытался воздействовать на неё, но явно на короткое мгновение я испугал девушку. Это была почти естественная реакция человека на вампира. А вот злость была реакцией нетипичной.

Но, кажется, я стал привыкать, что Белла редко поступала в рамках ожидаемого.

В голове Джессики мелькали вопросы, которые меня совершенно не интересовали. Серьезно?! Она планировала спросить Беллу, как та добилась моего внимания. Или спросить, есть ли у меня девушка. Когда Свон вернулась, невозмутимо вытирая пальчики салфеткой, глупое любопытство Стенли достигло апогея.

— То есть у тебя нет планов на Эдварда Каллена?

— Есть, — Белла оглянулась, чтобы убедиться, что их разговор никто не подслушивает и начала шептать на ухо Джессике чуть томным голосом:

— Я собираюсь свести его с ума, познакомиться со всей его семьёй, а потом… затащить его… — девушка облизнула губы и убила эротические фантазии озабоченной Стенли, припечатав: — В Гарвард!

Джессика фыркнула и пнула хихикающую Свон под партой:

— Белла, ты извращенка!

Я не смог сдержать смешка. Первый пункт плана у неё уже выполнен, знакомство с другими членами моей семьи вполне реально, Элис даже, вроде бы, видела что-то подобное, а в Гарвард я за своим наркотиком, кажется, и сам «затащусь»…




Глава 34. Читатель душ людских, скажи нам, что прочёл ты?

Читатель душ людских, скажи нам, что прочёл ты?
Страницы Юности? Поэмы Красоты?
— О, нет, затасканы, истёрты, тёмны, жёлты
В томах людской души несчётные листы.

Я долго их читал, и в разные наречья
Упорно проникал внимательной мечтой,
Всё думал в их строках нежданность подстеречь я,
Искал я тайны тайн за каждою чертой.

За днями странствия, усталый, истомлённый,
В книгохранилище случайное зайду,
Перед чужой душой встаю, как дух бессонный,
И укоризненно беседы с ней веду.

Зачем так бледны вы, несмелые стремленья?
Зачем так гордости в вас мало, сны людей?
Я иногда хочу, вам всем, уничтоженья,
Во имя свежести нетронутых полей.

— «Читатель душ» Бальмонт (частично)


Белла


Когда прозвенел звонок, я быстренько смахнула вещи в сумку и подмигнула подруге. Едва вышла за порог класса, увидела уже караулящего меня вампира. Подарила ему солнечную улыбку и вручила рюкзак в протянутую руку. Нет, как приятно эксплуатировать этого галантного типа! Даже совесть не просыпается!

— Эдвард, мой испанский ещё не так хорош, чтобы обсуждать на нём медицину…

Мне было неудобно признаваться ему в своей некомпетентности, от которой я почти отвыкла.

— Я могу объяснять и переводить любое непонятное тебе слово, — поспешил заверить меня Каллен.

Я покачала головой, понимая, что если разговор будет на эту тему, я и сама не смогу нормально объяснить свою мысль. Поэтому я предложила ему обсудить живопись. Тема богатая, а главное — может освещать любое явление в зависимости от объекта разговора. В своё время обожала посещать картинные галереи и музеи, а со Светой ещё и набралась художественных словечек.

Эдвард посмотрел на меня пристальным взглядом и почему-то начал разговор с работ Рафаэля. Я думала, что он продолжит нашу тему загадок, которая мягко и ненавязчиво оплетала все сегодняшние разговоры, и приготовилась к обсуждению работ Леонардо да Винчи, но вампир сумел меня удивить. Чем его заинтриговала «небесная мимоидущая дева»* (да-да, та самая Сикстинская мадонна), мне было не совсем понятно, но его описание взрослого взгляда на юном лице заставило меня немного напрячься. Хотя нужно обладать очень богатой фантазией, чтобы сравнить меня с невинной Богоматерью. Особенно после того, как он, наверняка, подслушал наш разговор с Джессикой. Вспоминая это полотно, которое ни разу не видела в оригинале, я лично была согласна с нашим литературным критиком Виссарионом Григорьевичем Белинским, что эта «фигура строго классическая, и нисколько не романтическая».

— Так может показаться лишь в первую минуту знакомства с картиной, Белла. Ты видишь босую девушку с голым младенцем на руках. В летящих одеждах она одновременно прижимает и отдаёт самое дорогое, что у неё есть, — голос Эдварда был тих, задумчив. — В её глазах и немой протест, и смирение с будущей потерей. Она готова открыть людям что-то новое, неизведанное, многими так и не понятое до конца. Она не гордится своей избранностью. Но и не ропщет. Идет босая по облакам, Белла, неся своего обречённого на муки ребёнка человечеству. Она смотрит в душу зрителя и читает её…

Мы остановились возле кабинета испанского и смотрели в глаза друг другу. Хотя, наверное, Каллен смотрел не в мои глаза, слишком уж потрясённым, с почти робкой восторженностью, был его взгляд. Он видел перед собой саму веру Рафаэля.

Но вот он опомнился, моргнул и улыбнулся мне:

— Какие слова были тебе незнакомы, Белла?

Я же молчала, думая о том, каково это — читать чужие души? Все души, без исключения, столько лет… Когда мы наедине с собой, разве стесняемся мы своих желаний, уверенные, что они останутся в тайне? Своих слов, промелькнувших в мыслях быстро, в сердцах, зная, что никогда они не сотрясут воздух, не будут озвучены вслух… Нет, не стесняемся. Мы привыкли к себе. А прожив годы, ещё и знаем себя как облупленных. Мы можем мельком корить себя в скупости, гордыне, зависти и других грехах, но если мы владеем собой, мы никогда не позволим обнажить свои чувства перед другими.

Но дар Эдварда не оставил ему выбора. Он видел всех людей именно такими. Обнажёнными. Как он не стал другим? Циничным, ожесточённым? Просто сумасшедшим… Знать, чем руководствуются люди, о чём мечтает большинство, протягивая руку помощи, чего хочет мужчина, дающий клятвы женщине, знать причину стыдливого румянца кокетки, притворяющейся недотрогой, видеть всё это и молчать… Сохраняя разум себе и окружающим.

Что прочла Мадонна в глазах этого мальчика-мужчины, когда протягивала в его сторону воплощение Истины? Смирение? Благородство? Мудрость тысячей жизней, прожитых не им, но впитанную совершенной памятью вампира?

Я не знала.

— Нет, Эдвард, я всё поняла. Спасибо… — я отвернулась от него, пряча в собственных глазах жалость к этому существу.

Впервые я поняла, кем являлась Белла для этого вампира. Кажется, с ней он чувствовал себя нормальным, обычным человеком, без шума чужих голосов в голове. Пусть я считала её излишне восторженной и наивной девчонкой, но, может быть, именно отсутствие инстинкта самосохранения и тронуло сердце этого бессмертного существа? Рисковать собственной жизнью ради того, чтобы быть рядом с таким, как он, прощать, не вдаваясь в подробности, любить. Видеть в нём не хищника, способного прервать твою жизнь по щелчку пальцев, а рыцаря в сияющих доспехах? Старомодно, романтично… Но для той Беллы Свон вполне реально.

А не повелась ли я сама на эту удочку, на эту помощь, манеры джентльмена? Недавно я хотела наградить Эдварда клизмой с раствором серебра, а теперь мы дружим… Да, мне откровенно плевать на его внешность, но галантные жесты, интересные разговоры, поступки… Располагают… Если бы я не знала о его сущности, я бы в него влюбилась?

Если бы не помнила мужа…

Но история не терпит сослагательного наклонения, так что бы было «если бы», я не предполагала. Но могу немного посочувствовать маленькой Свон, которая сначала, по незнанию, вляпалась в эту историю, а потом не опомнилась.

Глупо спорить. Эдвард слишком выгодно отличался от серой массы подростков, которые не читали и половины обязательной школьной литературы. Но даже не в эрудиции дело. Они с Беллой не книжки обсуждали. Он был старше, опытнее, его прожитые годы хоть и невозможно было увидеть на лице, но во взгляде… Это чувствовалось. Пусть и не всегда. Я тоже умела притворяться ребёнком. Но проблема моих сверстников была не в этом. Они чувствовали себя взрослыми, хотя были, по сути, детьми. Сначала меня это удивляло, но потом я осознала, что это особенности менталитета.

Всё дело в том, что американские дети учились зарабатывать рано. Продажа печенья и лимонада в младшей школе нас со Светой никогда не привлекала, так что в почётные скауты мы даже не заглядывали. У нас были куклы Таи, потом танцы, учитель музыки один на двоих, и дальше по списку… Мы не подрабатывали в кафе или мелких магазинах. Всего лишь раз, по доброте душевной, я осталась посидеть с ребёнком соседки в качестве няни. Между тем, подростки занимались этим повсеместно. Получив свой первый гонорар за собственный труд, ребёнок преисполнялся слепой уверенностью, что вот теперь-то он без родителей не пропадёт!

Фигушки…

По мне так — прежде, чем учить ребёнка зарабатывать на жизнь неквалифицированным трудом, родителям необходимо было объяснить чаду, сколько налогов и просто нервов нужно убить на работе, приносящей больше десяти долларов в час. Но мало какие родители этим утруждались, так что ракета с радужным названием «Да здравствует самостоятельность!» уже свербела где-то в районе крестца в молодых и наивных работниках, едва их первая копилка начинала позвякивать первыми центами.

Эти дети, не найдя любимую профессию, не подготовившись к реальной взрослой жизни, но полные нереалистичных перспектив, отрывались от родительского гнезда, порой со скандалом, и если не падали сразу, то летели, как крокодилы в анекдоте — «низе́нько-низе́нько»… Ну, или высоко-высоко, но это уже история о хиппи и их травке…

Я была не против подработок молодого поколения. Но я была категорически против ложной самоуверенности детей, которые либо кичились заслугами родителей, как своими, либо выставляли свои обязанности за подвиги.

Я вздохнула, вспомнив друга детства, которого не видела уже несколько лет. Сын Билли, Джейкоб, был приятным исключением из правил. Рано потеряв мать, он стал настоящей поддержкой для отца. С самого детства парень знал, что станет механиком и работал, нет, пахал на эту мечту. Хороший мальчишка, взрослый не по годам.

Если бы я не видела, как он в год стаскивал к моим ногам все свои игрушки и что-то восторженно лопотал, то встретив Джейкоба десятилетним, могла бы подумать, что в детское тело попала не я одна… Билли подшучивал над ним, говоря, что его маленький сын называл меня Девой-Ракушкой за непривычный цвет кожи и приносил свои машинки мне в качестве жертвоприношений. Джейк всегда очаровательно краснел при этом, хотя я и уверяла, что ничего подобного не помню, ведь мне было всего лишь четыре года…

Врала, естественно. Я помнила даже ночные посиделки квилетов, на которые мне повезло попасть, когда мне не было и двух. В то лето случилась какая-то крупная заварушка в Сиэтле, и вся полиция штата стояла буквально на ушах. Папа решил отправить меня на несколько дней в резервацию, пока ситуация не уляжется.

Билли без проблем согласился приютить меня, даже не предполагая, что хитропопая я сбегу из дома, едва услышав о секретных посиделках у костра. Никто не заметил в кустах ребёнка, которого недавно укладывали спать. Легенды же племени о хладных демонах лишь подтвердили мою уверенность, в какую невесёлую сказку мне довелось попасть, а упоминание Калленов заставило уже тогда начать набрасывать примерный план действий при встрече с вегетарианцами.

Кстати, нужно съездить к ним, проверить Билли и будущего механика, есть у меня мечта сделать из моего ржавого танка конфетку… Можно собраться с папой на этих выходных.

Вспоминая разговор о самостреле, я прокручивала в голове веселое детство в резервации, где мы бегали детьми играть в лесу в казаков-разбойников, играли в ножички, делали рогатки, трубочки, закапывали клад… Угадать, кто был заводилой и инициатором этих игр не составит труда… Джейкоб ещё и учился у отца делать фигурки из поленьев, но мои художественные таланты оставались такими же неутешительными и в резьбе по дереву.

Стоит ли удивляться, что с моим послужным списком и тягой к экспериментам я не смогла найти интересующую меня компанию и на безрыбье завела дружбу с вампиром? Благодаря моим знаниям о его природе, разговор о романтике и не пойдёт, но что-то, похожее на совесть, ворчало, что своим переселением я лишила парня «Великой Любви». Поспорив сама с собой, что никого не убивала и тело не выбирала, я всё же решила, что торопить события и откровенно издеваться над парнем уже не буду.

Читателю людских душ и так не повезло. Теперь на его голову свалилась маленькая я.

Если захочет, я стану ему хорошим другом. Сегодняшний день показал, что смогу. Он даже не выглядит несчастным от своего одиночества в романтическом плане. Мне эти отношения тоже не нужны. Может быть, вот оно — идеальное решение, успокаивающее проснувшуюся совесть и не мешающее моим планам?

Представив, сколько интересного и полезного можно наворотить с Калленами, изучив само явление вампиризма, я улыбнулась и посмотрела на часы. Скоро меня будет кормить вампир. Главное, чтоб не откармливать…

Эту часть читать можно под замечательного, я бы сказала, гениального пианиста, совмещающего классику и современность HAVASI — Freedom (Drum & Piano).

Эдвард


Не слышать внутреннего голоса своего собеседника было немного странно и непривычно, но ещё более удивительным оказалось делиться своими мыслями и находить понимание в широко распахнутых глазах цвета корицы.

Казалось, что эта девушка видит и легко читает всё, что написано в моей душе, сопереживает, сочувствует… Когда простое обсуждение картины вдруг превратилось в безмолвное покаяние, исповедь, обращённую то ли к тому образу Рафаэля, то ли к этой девушке, умной не по годам? Я не знал. Но в кратком мгновении, пока Белла не опустила свой взгляд, я заметил в ее глазах жалость. Мне не могло это показаться!

Её причины были мне неизвестны, но почему-то я чувствовал: Изабелла Свон меня понимает. Это не делало её сочувствие приятным, но и не оскорбляло. Скорее трогало что-то в душе, волновало. Хотелось открыться ей, быть рядом с ней человеком, обсуждать что угодно, всё на свете, знать, о чём она молчит, о чём мечтает, чего боится…

Почему в её глазах я иногда читаю вызов, а иногда испуг, растерянность? В ней столько странностей, хотя я не могу назвать её поведение неестественным… Невозможно сказать, что она играет или притворяется. Не договаривает — безусловно… Но не врёт, нет.

Если оценивать её поведение в целом, то нельзя описать его каким-то одним словом. Она подстраивалась под ситуацию: то в ней всё женственно, немного томно, почти величественно, то в ней подмигивает детская непосредственность шалуньи, она то храбрая, решительная, то нежная, беззащитная… Всегда до ужаса наблюдательна и проницательна, но иногда настолько же и скрытна. Как будто дразнится загадкой, тайной, но вместо ответных откровений раскрывает все мои секреты, читает по душе, как по открытой книге.

Энигма…

Я спешил встретить Беллу после урока, как встречал её весь день. Испытывая уже привычный дискомфорт от нахождения вдали от девушки с таким притягательным запахом, я не собирался ждать ни минуты, стремясь скорее увидеть её.

Элис моё последнее поведение никак не комментировала, хотя едва увидев, как я загнал Свон к стенке, сестра уже хотела бежать спасать будущую подругу, но досмотрев видение до конца, она успокоилась, а на уроке только и делала, что хихикала надо мной и называла неудачником, пока я напряжённо наблюдал за разговором Майка и Беллы. Этот Ньютон с самого начала мне не нравился. Тон, который он выбрал, я считал недопустимым по отношению к девушкам. К Белле — тем более! Раздражение к парню росло снежным комом, а тот с каждым словом будто испытывал моё терпение… Впрочем, как и Белла… На секунду мне показалось, что она знает, что я ночевал у неё в спальне. Но, это невозможно, невероятно. Да, кажется, это была простая оговорка.

Совпадение.

Дойдя до класса Беллы, я стал ждать девочку-загадку, но та задерживалась… В поредевшей толпе школьников я легко услышал её голос, в котором сквозила неподдельная тревога:

— Фил, что с мамой?

Мне пришлось сосредоточить слух на ответе её телефонного собеседника:

— Белла, ты только не волнуйся… Мы в больнице…

Короткий выдох Беллы и её пульс, который я странным образом отличал от других, стал повышаться. Я стремительно вошёл в класс, чтобы, в случае обморока, подхватить Свон…

Она стояла прямо, прижимая к уху мобильник, лицо её было бледным, глаза испуганными.

— Ей делают рентген сейчас, короче, Рене упала… — этот Фил выдавал информацию такими дозами, как будто поставил на то, что сможет довести Беллу до сердечного приступа.

— Откуда упала, куда и конкретно какие последствия, Фил? — Белла неожиданно взяла себя в руки и спрашивала это хоть и напряжённым, но сосредоточенным тоном.

— Да с роликовых коньков она упала, Белла, говорю же, не волнуйся, ушибы локтей скорее всего, ничего серьёзного, — я был готов дать по голове этому парню за все сожжённые нервные клетки девушки, пульс которой начал медленно входить в норму…

Заметив меня, она кивнула. Не сводя с девочки глаз, я забрал её вещи, дождавшись благодарной улыбки.

Пока мы шли в столовую, Белла разговаривала с Филом, давая ему грамотные рекомендации по уходу за женой, потом Рене сама взяла трубку, и дочка шерифа распекала уже её за пренебрежение безопасностью, но удовлетворённо и победно добавила, прощаясь, что с ушибами локтей ни на какую теперь тарзанку мать не пустят…

Белла молча заполняла свой поднос едой, не обращая на меня никакого внимания, пока я разве что не трескался от любопытства:

— Все нормально, Белла? — девушка вздрогнула, явно неожиданно выныривая из своих мыслей. Красное яблоко неловким движением тонкой руки упало из общей корзинки для фруктов и могло бы упасть на пол, если бы я ловко не подбросил его ногой, как маленький мячик, мягко подхватив и предлагая его в раскрытых ладонях, как тот самый коварный плод с дерева Познания.

Ничуть не удивившись моей реакции, девушка, нахмурившись переводила взгляд с меня на фрукт.

— Кхм… Эдвард, я, конечно, клубнику могу не мыть, но кусать яблоко после твоего ботинка отказываюсь… — забрав из моих рук плод раздора, она попросила миссис Форроу помыть яблоко.

— У тебя интересные отношения с матерью, Белла.

Поджав губы, Белла исподлобья посмотрела на меня:

— Она просто немного ветреная, но с возрастом это пройдет, — она защищала мать так, будто та была её собственной дочерью, а не наоборот.

Я приказал мышцам своего лица не расползтись в предательской улыбке. Эта девочка сама понимает, насколько забавна в своей взрослости?

— Белла, не знаю, сколько лет твоей матери, но тебе-то семнадцать… — я хотел указать на очевидную разницу в возрасте, но Свон меня перебила:

— С половиной! Мне семнадцать с половиной! И через полгода я буду совершеннолетней.

Мне хватило выдержки не закатить глаза, с таким апломбом это было сказано. Забавно, исходя из того, что мне сто четыре…

— Да, Белла, это кардинально меняет дело! — с сарказмом покивал я, расплачиваясь за её обед. Не знаю, считала ли девушка специально, но вышло ровно сорок девять долларов и восемьдесят центов. — Точно не хочешь ничего больше?

— Нет, пожалею тебя, в следующий раз могу угостить я, — очаровательная улыбка девушки, и я опять чувствую, что где-то меня надули…

Представив на мгновение, как Белла кусает красное яблоко, протягивая ко мне своё тонкое запястье, и я с наслаждением впиваюсь в него, смакую чудный и запретный нектар, мне на мгновение стало душно. Горло опалило огнем, монстр не спал, но был под неусыпным контролем… Хотя… Нет! Долой-долой такие фантазии…

— Вы меня не прокормите, мисс Свон, — немного хрипло выдавил я из саднящего от жажды горла.

Мелькнувший страх в глазах и натянутая улыбка:

— Наше дело — предложить. Ваше — отказаться.

Черт побери! Я безуспешно пытался отделаться от новой навязчивой картинки, где Свон откидывает волосы с плеча, подставляя под мой голодный взгляд свою шею… Предлагая…

Нет! Хрупкий металлический поднос под моими руками опасно смялся по краям, как тёплый пластилин в руках ребенка.

Дерьмо…

«Возьми себя в руки, Каллен!»

Оглянувшись на мой тихий выдох и увидев парные вмятины, которые я пытался бесполезно прикрыть руками, Белла быстро отвернулась, как будто ничего не заметив.

Что это значит?!

— Кажется, мы взяли бракованный поднос, Эдвард? — её голос немного дрогнул на моем имени.

— Да…

Мгновений, пока мы медленно шли к столику Беллы, мне хватило, чтобы аккуратно выровнять откровенные следы моих пальцев. Я не дышал, сражаясь с кровожадным чудовищем внутри меня. Это было так похоже на первый день, что мне было противно от самого себя. Вместо того, чтобы держать в узде жажду и спокойно разговаривать с Беллой, я рисую в воображении дикие фантазии, убивая девочку из-за нескольких неосторожных слов.

Я едва не разоблачил себя. Снова.

Не нужно быть телепатом, чтобы понять, куда Свон меня пошлёт с моей дружбой, если узнает, кто я на самом деле… Но что делать с её внимательностью, с её проницательностью? Что она увидела, взглянув на поднос? Сколько ещё проколов заметит прежде, чем навсегда сбежать от меня в ужасе? Успею ли я прочесть в её душе нужные мне ответы раньше, чем она узнает все мои?




Глава 35. Всей правде обо мне прошу не верить...

— Я соображаю, о ком вы говорите.
— А кроме вас ещё кто-нибудь соображает?
— Весь коллектив.
— Информация поставлена у нас хорошо!

(«Служебный роман»)


Белла


Я с беспокойством смотрела на напряжённое лицо Каллена, когда мне пришлось обернуться на вопрос Эрика:

— Белла, а ты бы отрезала палец за пятьдесят тысяч долларов?

Эдвард неслышно поставил поднос с погнутыми краями, вид у него был не совсем здоровый. Потемневшие глаза, плотно сжатые зубы… Да, не самая хорошая тема для разговора с участием вампира, но я же пытаюсь делать вид, будто ничего не знаю…

— Смотря кому, Йорки, — наконец ответила я, почему-то вспомнив Билли и его сахарный диабет, из-за которого он едва не оказался прикованным к инвалидному креслу, — плюс, смотря в каких условиях: если ампутация будет проходить в домашней обстановке, кухонным ножом и без местной анестезии, то, пожалуй, я не соглашусь на такую ответственность за эти деньги, если, конечно, ситуация не будет исключительной…

Странное молчание прервал смешок вампира, который дал мне личные пояснения на русском:

— Белла, они спрашивали про твой палец… Не слышала, как один парень отчекрыжил себе две фаланги на спор?

«Вот идиот», — подумала я и посочувствовала родителям этого больного.

— Ну, тогда вопрос явно был задан не по адресу, Эдвард, ты же понимаешь, эти пальчики, — я показательно постучала ноготками по столешнице, присаживаясь на отодвинутый Калленом стул, — стоит оценивать не в вульгарных деньгах, а в будущих спасенных человеческих жизнях.

— Как патетично, мисс Свон, — сыронизировал Каллен, тем не менее с теплом смотря на то, как я пододвигаю поближе к себе купленную им еду. — Приятного аппетита.

— Ммм… Эдвард, Белла не пригласила тебя присоединиться к нам? — Джессика решила задержать парня, как только поняла, что он вот-вот уйдет.

Представив, как вампир давится человеческой пищей, чтобы не выбиваться из компании, ведь прекрасного фикуса, который можно незаметно полить красным чаем, тут нет, мне стало откровенно жалко беднягу:

— Нет, Эдвард обедает со своей семьей, Джесс, — почувствовав на себе взгляд Каллена, я решила пояснить свое нежелание официальной версией. — Это не значит, что я ему здесь не рада, но думаю, что если мы с Эдвардом начнем обсуждать, скажем, свет и тени души человеческой в работах Рембрандта ван Рейн, то вы рискуете заскучать…

Плечи Каллена заметно расслабились. Я не хотела, чтобы он чувствовал себя изгоем среди этих людей, как будто я предпочла общество того же Майка ему. Не хотела, чтобы он сидел тут, чувствуя свою непохожесть, непринадлежность, даже не к обществу, к виду. Я не желала, чтобы мысли Джессики расстраивали или смущали его своим немного фривольным направлением, однако одним предложением показывала своё отношение к нему, как к человеку, беседу с которым ставлю выше пустого трёпа одноклассников.

Мне было плевать, сочтут ли меня окружающие хвастливой ботанкой или в очередной раз махнут рукой, списывая всё на мою оригинальность.

Мне действительно хотелось обсудить с Эдвардом ту же «Анатомию доктора Тульпа», где ван Рейн так тонко передал все эмоции молодых хирургов, которые с взволнованным видом сравнивали демонстрируемые мышцы руки с рисунком учебника. В те времена, когда практическая хирургия была в почти зачаточном состоянии, Рембрандт даже не решился реалистично изобразить аутопсию, ведь традиционно вскрытие начиналось с извлечения желудка, печени и селезенки. Также меня смущала левая рука, которая выглядела непропорционально размерам тела, и я хотела спросить, знает ли Эдвард что-то о рентгеновском изучении картины, ведь, возможно, она видоизменялась и дорисовывалась со временем.

Я не знала, решусь ли я заговорить с ним о «Возвращении блудного сына», помня некоторые особенности биографии своего эрудированного собеседника, но однозначно хотела бы узнать его мнение о картине «Похищение Европы», сравнить ее с полотнами Дюрера, Рафаэля и Тициана, которые обращались к тому же сюжету…

Но я точно знала, что этот парень не будет смотреть на меня, как на чокнутую, реши я заговорить с ним о той же мифологии, истории, географии, психологии. Он не будет спрашивать, зачем мне эти знания, он просто будет с улыбкой говорить со мной об этом, не пытаясь свернуть разговор на себя и свои сомнительные успехи в спорте.

Ковыряясь в десерте, я, скучая, слушала жалобы Майка и Тайлера, которые пытались громко и увлеченно спорить о дополнительных тренировках по волейболу, делая вид, что совсем не слушают новую сплетню Джесс о нашем вялотекущем романе с Эдвардом Калленом. Наверное, в разговоре участвовали все, кроме, собственно, меня. Я уже смирилась, что Джессика окрестила вампира «беззаветно влюбленным бедным мальчиком», а меня «душевнобольной и слепой фригидной бабой»…

— Слушай, ну, вкусы разные, Эдвард вполне может не нравиться ей внешне… — тихий голос Анжелы незаметно вписался в возмущенный монолог Стенли, где она говорила о том, что я слабо представляю, сколько девушек мечтали бы оказаться за эти годы на моем месте.

— Но это же Эдвард Каллен! — я посочувствовала девушке, так как в её голосе звучало неприкрытое восхищение. — А она хочет его затащить не в постель, а в Гарвард!

Майк на этом моменте поперхнулся и уставился на меня со смесью недоверия и смущения. Я пожала плечами, демонстрируя всем своим видом, что разговор вообще не обо мне ведется.

— Белла, вот скажи мне после этого, ты в своем уме? — Стенли повысила голос, из-за чего я еле заметно поморщилась.

— Не все фригидны, кто его не хочет, Джесс… Но я рада, что ты вспомнила о моём присутствии в нашей скромной компании. Приятного всем аппетита и спасибо за содержательную беседу. Давно я столько нового в себе не открывала…

Эдвард зашагал рядом, стоило мне отойти на несколько шагов от столика. Лицо вампира было хмурым.

— Если тебе будут говорить, что я ем людей — не верь, это были далёкие ошибки молодости… Знай, я завязала… Поговорим лучше о Рембрандте?..

Эдвард вздрогнул, но потом посмотрел на меня с прежней заинтересованностью. Заметив мою улыбку, он тихо выдохнул, заставив запоздало вспомнить, что как раз его молодость отличалась людоедством… Но то ведь было давно, а, может, и неправда, верно?

Если Карлайл принял и простил своего блудного сына, если он сам раскаялся, то кто я такая, чтобы желать мучительной смерти этому существу, чьи взгляды на жизнь и её ценность когда-то, ещё до моего рождения, не совпадали с моими?

У всех есть свои скелеты в шкафу. В этой жизни я с удовольствием проповедовала сама себе идеи Эпикура, согласно которым стремилась к естественным желаниям, потворствуя собственным удовольствиям, например, жажде знаний, но старалась подавлять в себе желания противоестественные, как то же тщеславие…

Не получалось у меня осуждать и видеть кровожадного монстра в этом парне. Я слишком ясно видела в нём человека.

Перемена, за которую я узнала всё, меня интересующее о раннем и позднем творчестве талантливого художника и крупнейшего представителя золотого века голландской живописи, биология с обсуждением истории хирургии эпохи Возрождения, и индивидуальные занятия по испанскому, где мы разбирали испанские фразеологизмы, отлично отвлекли меня, а потом и Каллена от странных сплетен относительно нашей внезапной дружбы…




Глава 36. Darla con poco

«Странно, мы сидели молча, лицом
друг к другу, и у меня возникло ощущение,
уже не в первый раз, какой-то необъяснимой
близости, не любви, не симпатии, нет. Но
соединённости судеб. Словно потерпевшие
кораблекрушение на клочке земли… нет, на
плоту… вдвоём. Против собственной воли,
но — вдвоём. Вместе».

(Джон Фаулз «Коллекционер»)


Эдвард


— Хорошо, Белла, кажется, это было для тебя легко… А теперь попытайся найти аналогии в русском языке этих испанских выражений… — я был приятно удивлён своей юной ученицей, чьи знания испанского были вполне неплохими, учитывая, что проходила она язык только в школе.

— Это было нелегко, — засмеялась Свон, качая головой. — Я напрягла всю свою хвалёную интуицию, чтобы разгадать предыдущие фразеологизмы!

Интуиция Беллы была действительно феноменальной, и я даже не знал, пугает она меня или больше восхищает. Если бы я не знал, что её знание вампирской природы невозможно, я бы уже давным-давно решил, что девушка в курсе секрета моей семьи. Более того, случались параноидальные моменты, когда я возвращался к своей теории о курсах телепатов и ясновидения. Наверное, нужно заканчивать судить о девушке по себе…

— Medir con su rasero.

Свон нахмурилась и начала покусывать в задумчивости нижнюю губу, которая была чуть крупнее верхней, что вносило в её образ некоторую дисгармонию, заставляя меня то и дело акцентировать своё внимание на этом.

— Ммм… мерить своей… гребенкой? — озвучивая свой неправильный ответ, дочка шерифа имела такой виноватый вид, как будто боялась, что я вот-вот разозлюсь и наору на неё.

Это было забавным, так как я радовался её неправильным ответам, как ребенок, ведь тогда я узнавал не просто уровень её знаний, но и ход её мыслей.

Не дождавшись моего ответа, она начала оправдываться:

— Я понимаю, что в русском фразеологизм выглядит, как «стричь под одну гребенку», но medir — это точно мерить… Rasero… Я знаю латинский глагол resero… Но в твоём выражении это же не глагол, а существительное… Следовательно… Это что-то такое… Меряющее… Правильно? — заметив мою довольную улыбку, девочка вспыхнула. — А ну, не смейся надо мной, мистер всезнайка! Вот выучу вперед тебя кирунди*, будешь знать! (язык народа рунди, один из языков банту, на котором говорит примерно шесть миллионов человек в Бурунди и прилегающих районах Танзании и Конго)

Тут я засмеялся всерьёз, так как не представил лицо девушки, скажи я ей, что уже знаю арабский, португальский, немецкий, итальянский, французский, албанский, каталанский, сербский и многие другие языки, включая упомянутый рунди и суахили… Последние я учил просто от скуки.

Языки Африки я начал изучать, впервые услышав о египетском клане Амуна, чей клан был одним из древнейших и ранее — довольно могущественным. Сейчас бывшие боги Египта живут весьма скромно, насколько я знал из редкой переписки Карлайла со старым другом. Амун был обращён примерно две тысячи пятьсот лет до нашей эры, в его клане, в отличие от румын, не устанавливалась строгая иерархия, они даже не пытались свергать другие кланы. Но если румыны желали быть королями среди себе подобных, то египтянам было достаточно быть богами среди людей. Когда пришли Вольтури, пантеон резко сократился, и теперь Амун и его клан вынуждены скрывать свою сущность от людей, так же, как и мы, что в условиях постоянного солнца несколько затруднительно…

Нам повезло.

Благодаря надежде Карлайла найти сторонников своей идеологии в Новом Свете, мы заняли территории, погода которых позволяет нам выходить на улицу даже в полдень. Благодаря воспитанному самоконтролю мы могли быть ближе к людям. Жить почти их жизнью. И пусть ещё недавно я не видел ни малейших плюсов в посещении старшей школы, сейчас напротив меня сидел, несомненно, один из них.

— Прости, ты была близка. Буквально фраза переводится, как «мерить своим расеро». Так испанцы называют палку для выравнивания сыпучих тел при измерении. Кажется, в русском есть фразеологизм «Мерить на свой аршин».

— О-о… Donde menos se piensa salta la liebre! — огрызнулась Свон уже известной фразой.* (что-то типа нашего «вот, где собака зарыта»)

— Bravo, Bella! — я изобразил шутливые аплодисменты.

Но в действительности девушка реально делала большие успехи за сегодняшний день. Я знал, как трудно людям порой запоминать новый материал, но здесь знания ложились весьма однородно. Белла то и дело проводила сравнения и легко запоминала новые слова, порой подбирая похожие из известных ей языков.

— Gracias, Еdward… — в её притворно обиженном тоне не было и капли благодарности, но потом она улыбнулась и немного смущённо сказала:

— Серьёзно, Эдвард, спасибо. Ты очень хороший учитель, — её тихие слова почти заглушил звонок.

Вот и закончился наш совместный урок испанского, я вздохнул, привычно ощущая обжигающую жажду, что гнала жидкий огонь по моим венам. Скоро я отвезу эту девочку домой и смогу увидеть её только ночью.

— Что же, последний вопрос для вас, мисс Свон, что значит фраза Darla con poco?

— Дайте немного, — моментально перевела девушка дословно. — Но если ты спросил, то всё не может быть так легко, верно?

Её правильные размышления прервала Джессика, которая стремительно ворвалась в столовую, где мы устроили наш импровизированный урок. Довольно быстро для обычного человека она подлетела к нам, уселась ровно между нами на свободный стул и затараторила заранее заготовленные слова:

— Белла! А я тебя везде ищу! Одолжи тетрадь по политологии до завтра? Мистер Джефферсон рассказывал так скучно сегодня, а ты, я знаю, делаешь пометки в тетради. Да и, может быть, вам он рассказывал интереснее…

Как Стенли успевала мило просить, заглядывая в глаза однокласснице, и то и дело безуспешно пытаться поймать мой взгляд, который я не сводил со Свон, было для меня загадкой, которую я лично разгадывать даже не хотел. А вот замечание о пометках меня заинтриговало. Интересно, что она добавила к лекции учителя от себя.

— У меня усложнённый курс политологии, Джесс, конечно преподаватель рассказывает нам в чём-то подробнее, но всё равно, его знания о той же России слишком субъективны, — я видел, что Белла не очень хочет давать списывать девушке, тем не менее, я был уверен, что дело не в жадности.

— Тебе что, жалко?

Стенли уже заметила, что я совсем не обращаю внимания на её кокетство и начала злиться на Свон. Её вопрос был скорее обо мне, чем о тетради, но девушка, конечно, мыслей Джессики читать не могла, так что ответила лишь по поводу политологии:

— Джесс, мне не жалко. Но пометки я делаю исключительно на русском, так что, боюсь, ты не разберёшь даже со словарем, — с трудом достав сиреневую тетрадь из сумки, Белла протянула её однокласснице, которая почему-то решила, что Свон выставляется.

Я же решил продемонстрировать Джессике, что она тут явно лишняя, намеренно обращаясь к дочке шерифа по-русски:

— Белла, почему меня порой посещает ощущение, что твоим первым языком был русский, а не английский?

— Штирлиц никогда не был так близок к провалу… — со вздохом прошептала Белла и широко улыбнулась.

Не понимая ни слова, Джессика почему-то решила, что мы смеёмся над её глупостью. И если мне она была готова простить невинную шутку, то на дочку шерифа Стенли тут же обиделась. Её резкое движение — и стул противно скрипнул по полу. Я перевёл полный раздражения взгляд на одноклассницу, и та побледнела.

Наблюдая, как Стенли исчезает из вида столь же стремительно, как появилась, я не мог не задаваться вопросом, почему на Беллу подобное не действует? Конечно, я помню её страх в первый день, но тогда она шла навстречу мне, чувствуя куда более убийственный взгляд…

— Тебе не стоит так делать, Эдвард, — пожурила меня моя Энигма тоном, далёким от весёлого. — Зачем ты её испугал? Ты просто нравишься Джесс, ты же понимаешь это.

Внезапно мне стало страшно. Я не сразу смог разобраться, что именно в словах девочки меня так напугало, но потом я понял. Меня испугала призрачная возможность того, что Белла увидит меня глазами Джессики Стенли. Смог бы я игнорировать симпатию этой девушки? Смог бы игнорировать её внимание, ведь сам желал общаться с ней как можно чаще?

Мне повезло, что Белла Свон видит во мне лишь очередного друга…

— Мне не нужно нравиться тем, кто меня не интересует, Белла. Да, я могу быть достаточно дружелюбен в исключительных случаях, но на самом деле, тебе следует знать, что я не самый правильный кандидат в друзья.

Я желал и не желал, чтобы проницательная девушка услышала отчетливое предупреждение в моих словах. Глупо было потерять с таким трудом заработанное доверие. Она только сегодня начала смотреть на меня так свободно, без скрытого страха, напряжения. Не ожидая подвоха. Недопустимо было совершить ошибку, причинив ей вред. Жажда всё ещё преследовала меня. А случай с подносом реально показал, как хрупок может оказаться мой самоконтроль на самом деле.

В задумчивом молчании мы дошли до парковки. Я привычно открыл дверцу своей машины, ожидая, когда девушка займёт своё место. Но её пальчики внезапно накрыли холодные мои, отчего мою кожу начало немного покалывать, я был ошарашен такими острыми ощущениями от простого прикосновения. Неужели всё дело в разнице температур?

— Я понимаю, Эдвард, но о «правильности» пока задумываться не хочу. Уверена, что для тебя дружба со мной тоже не является особо верной, раз никто из твоей семьи, кроме Элис и Карлайла, не поддержал твоего нового знакомства… Но на этот момент ты самый рационально-полезный для меня, а я пока самая непредсказуемо-интересная для тебя. Так что смирись, мы друзья. Плывём в одной лодке, и направление одно.

Я невольно улыбнулся непредсказуемо-интересной:

— А направление — «Гарвард»?

— Это в долгосрочной перспективе, Эдвард, — не стала отрицать девушка, садясь в автомобиль, — а пока только почта…

Белла


Мне ужасно интересно было узнать, что дедуля прислал мне в этот раз, поэтому я в нетерпении едва не подпрыгивала на сидении под веселую музыку Иогана Штрауса, пока наблюдающий за мной Эдвард с улыбкой не просветил меня, что необычным названием и шаловливым ритмом эта полька обязана собаке жены композитора, пуделю по кличке Трик-трак… Моментально представив себя на четвереньках и с красным бантиком на шее, я нахмурилась и поняла, что веду себя по-детски.

Возможно, имел место быть тот самый банальный переходный возраст, стресс или гормоны, но мое поведение действительно становилось непредсказуемым даже для меня самой. Зачем я взяла вампира за руку, например? Глупый порыв. Сейчас задним умом понимаю, как глупо это, наверное, выглядело для него, но на тот момент казалось необходимым удержать его.

— Значит, посылка от дедушки, и ты пока не знаешь, что в ней? — решил перевести тему Каллен, наблюдая, как я пытаюсь справиться с нетерпением.

Я кивнула:

— Ему всегда удаётся меня удивить: например, когда мне было семь, он послал мне сказки Пушкина. На обложке книги, как сейчас помню, была изображена золотая рыбка, а через несколько часов к нам пришёл курьер и вручил мне маленький аквариум с тремя настоящими вуалехвостыми золотыми рыбками, — я улыбнулась воспоминанию. — А в письме Роб написал, мол: прежде чем загадывать желания, прочитай инструкцию от Александра Сергеевича… Рыбок мы с мамой и Светой отпустили в пруд Энканто парка, лично я загадала себе удачу…

— Неужели владычицей морской быть не хотелось?

Ха, с такой удачей у меня бессмертный вампир «на посылках»…

— Нет, хотя море я, несомненно, люблю. Я зачитала до дыр историю Александра Беляева «Человек-амфибия». Каждый раз знаю, как закончится, и все равно переживаю и плачу… Жаль, что Беляев не написал продолжение этого романа…

— Беляев не написал, зато Александр Климай рискнул продолжить. У него есть два романа о дальнейших приключениях Ихтиандра. Ты не знала?

— Не знала… Русскую литературу в Америке не найдешь в обычной библиотеке. Большинство моих книг куплены в Нью-Йорке на блошиных рынках Бруклина или на Брайтон-Бич. А у тебя есть эти книги?

Эдвард поджал губы:

— К сожалению, нет. Моя семья много переезжает, Белла. Может быть, книги потерялись. Хотя, возможно, я брал ее в библиотеке, когда жил в штате Аляска.

«Как интересно вы скрываете правду за туманными формулировками, типа молодой, типа человек», — внутренне улыбнулась я, постукивая ноготками в такт «Музыкальной шутке» Себастьяна Баха.

Естественно, семье вампиров приходится часто переезжать, а все вещи перевозить из дома в дом попросту нереально. Но в библиотеке Калленов я бы с удовольствием покопалась, наверняка там можно найти множество научных трудов по медицине, философии, истории… Да и с Карлайлом мне будет явно мало очередного разговора в больнице.

Книжную Беллу Эдвард счел достойной для знакомства с семьей, а я? Сможет ли этот парень признаться в том, что он вампир? Впрочем, это зависит больше от меня…

— Белла, а с кем из героев книги ты себя больше ассоциировала при прочтении Беляева? — внезапный вопрос Каллена вырвал меня из размышлений.

Я попыталась вспомнить свое первое прочтение романа. Тогда я, безусловно, представляла себя Гуттиэре, юной и храброй девушкой, которую спасает загадочный молодой человек… Но, вспомнив свои недавние рассуждения о межвидовой пересадке органов, я начала склоняться к образу гения хирургии, доктора Сальваторе…

— Пожалуй, во мне борется симпатия к нежному образу девушки и профессиональная предвзятость хирурга, Эдвард. Ты не поверишь, но о перспективах ксенотрансплантации я думала буквально с неделю назад…

Вампир даже не предполагал, в каком контексте были эти мысли… И слава богу…

— Ну почему же, Белла, охотно верю. Рассматривать картину Рембрандта с точки зрения правил аутопсии, рассуждать об ампутации пальца за обедом и просвещать одноклассников о предназначении скальпеля, долота и стамески, а между этим, думать о пересадке органов животных человеку — вполне в твоём стиле, милая…

С трудом сохраняя серьёзное выражение лица и титаническим усилием воли игнорируя его немного издевательское обращение, я чопорно парировала:

— Не понимаю о чём вы говорите, молодой человек… А каким волшебным образом вы услышали тот первый разговор о скальпелях?.. Помнится, вы сидели достаточно далеко, подслушать было нереально…

Лицо собеседника тут же застыло напряжённой маской.

Палишься, дорогой лягушонок, ой, как палишься…

— Кажется, я слышал разговор других ребят о том дне, — притворно беззаботно ответил Каллен, — не сразу поверил своим ушам… Ты очень умная девушка, Белла…

— Прикидываюсь, Эдвард, — усмехнулась я, игнорируя его безбожную лесть и сомнительную попытку съехать с опасной темы. — Но ты ведь тоже водишь меня за нос, не так ли?

Усмехнувшись, Каллен покачал головой:

— Блестящая интуиция, Белла… «Darla con poco» — водить кого-то за нос…


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/35-37503-1
Категория: Общее | Добавил: Мария_Веселая (25.12.2017) | Автор: Maria6137
Просмотров: 2595 | Комментарии: 40


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА






Всего комментариев: 40
0
40 Tusya_Natusya   (27.03.2018 21:14) [Материал]
Вот и нашли старики друг друга smile Очень интересно наблюдать за их дискуссиями, как они подкалывают друг друга.
Спасибо!

1
36 Риате   (26.12.2017 20:04) [Материал]
Спасибо за интересное и долгожданное продолжение. Ожидание было долгим, но теперь я понимаю - оно того стоило. Может я повторюсь, но продолжение интересное и интригующее. Хочу Вас поздравить с приближающимися праздниками и пожелать успехов как в творчестве так и в личной жизни. С уважением wink

1
О, спасибо) Так получилось, но лучше ведь получить сразу четыре главы вместо двух?) Фанфик хотя бы ждали, некоторые истории же вообще забываются... О, благодарю отдельно и вас с прошедшим рождеством и наступающим новым годом)

1
35 terica   (26.12.2017 19:13) [Материал]
Цитата Текст статьи ()
— Почему бы и нет, Белла? Говорят, что дружба между мужчиной и женщиной наиболее искренняя, потому что это почти родственная привязанность, свободная от всякого соперничества.

Просто идеальная формулировка, но ведь существуют и исключения...
Им очень интересно друг с другом- любые темы "по плечу": настолько оба эрудированы, и она реально осознает - как ее тянет к Каллену, не зря она задает себе вопрос -"Если бы я не знала о его сущности, я бы в него влюбилась?
Если бы не помнила мужа..." И она даже смогла убедить себя, что Эдвард совсем не страдает от одиночества "в романтическом плане"...
Такая вот странная и внезапная дружба..., оба водят друг друга за нос. но у Бэлы получается гораздо лучше, и сколько раз Эдвард себя спалил...
Большое спасибо за замечательное продолжение.

2
Будет время и Белле почувствовать себя дурочкой... но сейчас, да, она думает, что держит руку на пульсе, а ситуацию под контролем) Единственный, кто держит эту ситуацию под контролем тут автор, который ржет над наивностью героев) Спасибо)

1
34 bitite_zum   (26.12.2017 15:26) [Материал]
Большущее спасибо за продолжение!

0
Не за что, спасибо)

1
29 Саня-Босаня   (26.12.2017 09:10) [Материал]
Наши герои становятся ближе - общение тоньше, изысканней, глубже... И да, все же героиня кажется занудистой со своими четкими жизненными устремлениями. Получается, что Белла морально старше Эдварда - у нее есть семейный опыт, которым не обладает Каллен - ведь знания языков и прочая образованность не дает того жизненного опыта, который приобретается, когда ты становишься женой, матерью, бабушкой... Когда теряешь любимого мужа... Это откладывает очень сильный отпечаток на тебя - этот опыт не зачеркнешь, не выкинешь, не забудешь...
Maria6137 , благодарю за чудесное продолжение!)))

2
Отвечу цитатой Беллы: кому-то же нужно быть взрослым biggrin happy

1
28 Маш7386   (26.12.2017 02:03) [Материал]
Невероятно интересно читать! Мария, слог просто восхитителен! Большущее спасибо за продолжение!

0
Спасибо большое)

1
27 kristi2009   (26.12.2017 00:24) [Материал]
Спасибо!!! Каждое продолжение как праздник! Автор вы супер!!!

0
Благодарю)

1
26 prokofieva   (25.12.2017 23:45) [Материал]
Огромное спасибо ! Превосходное , изумительное повествование завораживающей истории .

0
Спасибо, стараемся))

2
23 Марина_Ш   (25.12.2017 21:30) [Материал]
Эх, читала бы и читала дальше, не прерываясь)))

0
А я бы так и писала, но работа, семья и сон иногда ужасно мешают творчеству) Спасибо)

1
11 ecaterina_80   (25.12.2017 20:56) [Материал]
Какие они оба интересные,а сколько нового об Эдварде узнали:)

0
О, спасибо иллюстрированным гидам по сумеркам) Много чего нашла)

1
10 Alice_Ad   (25.12.2017 18:20) [Материал]
Спасибо) неужели только друзья?

1
Да прям biggrin

1
9 pola_gre   (25.12.2017 17:50) [Материал]
Цитата Текст статьи ()
Меня испугала призрачная возможность того, что Белла увидит меня глазами Джессики Стенли. Смог бы я игнорировать симпатию этой девушки? Смог бы игнорировать её внимание, ведь сам желал общаться с ней как можно чаще?
В оригинале он сдался на ревности. И решил пригласить на свидание... А теперь даже боится ее такого внимания?
Цитата Текст статьи ()
— А тебе не скучно, Белла? Ты окружила себя не совсем той компанией, мне кажется…
Но и не видит достойных соперников wink

Цитата Текст статьи ()
Кстати, нужно съездить к ним, проверить Билли и будущего механика
Интересно будет "увидеть" Джейка глазами пятидесятилетней biggrin

Спасибо за продолжение!

2
Такого, как у Джесс - боится) Ревность еще только в зачатках, Майк ему уже очень не нравится, да и Тайлера в принципе отмечает, но Белла строго ставит дистанцию, а его вроде как выделяет пока, так что ревновать пока не приходится... Но потом... Да, тут он тоже из ревности сорвется) Потому что достойные соперники еще найдутся)
Джейк вырос... Но во многом мальчишка-мальчишкой) Но лучше дождаться проды)
Вам спасибо)

1
8 Стефания   (25.12.2017 16:17) [Материал]
действительно, палится лягушенок ))) а Белла молодец, тактично выруливает. спасибо!

1
Она бы могла еще на знание про Гарвард его спалить, но не стала) А Эдвард сначала сам недоволен Элис, что она ведет себя с Беллой, как со своей, а потом сам такой же)

1
7 Natavoropa   (25.12.2017 16:01) [Материал]
Они оба друг друга водят за нос. smile
Спасибо.

0
Да, но Белла пока больше)

1
6 MissElen   (25.12.2017 15:57) [Материал]
Изощренные пикировки в интеллектуальном красноречии безусловно очень интересны и познавательны, но кажется вокруг героев почти ничего не происходит за исключением неубедительных и завистливых эскапад одноклассников. Хоть бы в спальне его поймала, что ли? biggrin Эдвард и Белла стали друзьями, но неужели Свон никогда не отменит своего категоричного запрета на романтику по отношению к бедному вампиру, сохраняя похвальную преданность умершему мужу из другой жизни? И почему она ждет от Эдварда признания в своей сущности, ведь он не захочет рисковать её жизнью, а также жизнью семьи, разгласив опасные знания. В каноне Белла как бы сама догадалась и весомые доказательства особенно после фургона у неё были. Здесь же, кроме меняющегося цвета глаз, холодных рук и бездоказательных намеков ничего не было.

2
Это будет спойлер, но, естественно, спалит) Не зря же она отметила скрип рамы и забыла попросить Чарли смазать петли... Все давно продумано biggrin
Эти главы были необходимы, чтобы показать разницу (зачеркнуто) пропасть между вампиром и упомянутыми парнями типа Майка и Тайлера. Ну, плюс эскапады девочек для правдоподобности, ибо я не верю, что такие комсомолки, отличницы не вызывают зубовного скрежета в реале... Слишком умелый персонаж вырисовывается... Увы, ни один навык убрать не могу, даже черлидинг, нужен для сюжета... О чем я забыла? Ах, да... Тайна... Дело в том, что Белла про опасность помимо быть схаванной - не знает) Про законы итальянцев она ведь не в курсе, следовательно для нее это тупо вопрос доверия. Сейчас она всячески пытается в это доверие войти, но наш мальчик - птица гордая, пока не пнешь, не полетит sad dry
Вот когда она его в комнате своей спалит, вот тогда и будут все доказательства)

2
5 Svetlana♥Z   (25.12.2017 15:47) [Материал]
Интересная, как всегда, глава. Но какое-то грустное веселье. Не знаю, как кому, а мне кажется у Беллы явно проступает старческая хандра. Вот она разница между вечно юным вампиром и человеком с не стёртой памятью. На мой взгляд, обращение в юном возрасте очень выгодно. Это ведь не только вечно юная внешность, но и отношение к жизни. Каким бы умным, эрудированным не был Эдвард, он остаётся мальчиком, в то время, как в Белле частенько просыпается "Бабушка". Вообще, такое демонстративное несоответствие "формы" и "сущности" должно отталкивать (если не отпугивать). Трудно предположить, кто выглядит более зловеще: вампир с идеальной внешностью и бледной кожей или девушка с прожитой жизнью в глазах и бабушкиными советами на устах. biggrin wink

4
Это очень круто, если это правда заметно, потому что задумывался именно такой контраст) В Аризоне ее хандру разбавляла Света, которая была этаким энергетиком для нашей старушки, не позволяя чувствовать себя старше. В Форксе же у Беллы не складывается с подростками. Они ничем интересным ей не занимаются, разговоры на ее взгляд ведут скучные, а с Калленом они общаются на темы тоже далекие от современных.Ей Элис нужно для разбавки срочно) Собственно, на следующий день она едет с ними, если помните... Вот там Валя начнет молодеть) А вообще эти главы были написаны, чтобы показать, почему Беллу так будет колбасить в будущем от игнора Эдварда) Ну и показать интеллектуальную совместимость что ли... Опять же, совпадение уровней тишины омутов и интересов чертей, в них обитающих — крепкая основа плодотворных отношений biggrin wink

1
25 Svetlana♥Z   (25.12.2017 22:20) [Материал]
Жду проду с нетерпением! happy wink

2
4 Al_Luck   (25.12.2017 15:08) [Материал]
Все-ьаки Белла водит Эдварда за нос. Он-то не предполагает, что она все о нем знает. Все-таки интересно, расскажет ли Белла когда-нибудь о себе правду?

0
Конкретно про то, что она старушка ей рассказывать невыгодно) А оправдание своей осведомленности у нее уже готово)

1
3 Valeri5035   (25.12.2017 09:02) [Материал]
Спасибо за пррдолжение!!!

0
Типа с Рождеством smile

2
2 AnnaRu   (25.12.2017 02:34) [Материал]
Спасибо! Ну вот Эдвард и называет уже Беллу милой.... интересно интересно

2
Угу) Случайно вырвалось) Подсознание-с biggrin

1
1 Svetlana♥Z   (25.12.2017 02:02) [Материал]
Спасибо за продолжение! happy wink

0
Всегда пожалуйста)



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]