Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1675]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2531]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [3]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4770]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15066]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14277]
Альтернатива [8973]
СЛЭШ и НЦ [8855]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4346]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
С Днем рождения!

Поздравляем команду сайта!

Tamita_92
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (12.18-01.19)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Не делай этого...
Принимая внезапно свалившееся наследство, будь готов сжечь его...

Магнит для неприятностей
Родители уговорили Беллу отдохнуть в Европе, она смогла отвлечься от своего горя, но лишь немного. И вот она снова направляется в Форкс, туда, где ждет друг Джейкоб и мотоциклы, заботливый отец, скромный двухэтажный домик, школа… но где нет Эдварда. Только магнит для неприятностей в действии. Даже минуя прыжки со скалы и Вольтури, Белла легко притягивает опасности. Вполне земные и человеческие. Хо...

Тюльпановое дерево
Существует ли противостояние между тремя совершенно разными личностями?

Страсть и приличие / Passion and Propriety
Изабелла была слишком благоразумной, чтобы воспылать чувствами к человеку богатства и положения лорда Мейсена… к человеку, преисполненному решимости разрушить проклятие, на протяжении нескольких поколений преследовавшего его семью и угрожавшего полному вымиранию рода.

Санту вызывали?
Когда маленькая девочка попросила у Санта Клауса папу, он пообещал, что ее желание обязательно исполнится. Ведь Санта всегда выполняет данные им обещания.

Вспомнить стертое
- Что вы с ней сделали? – прорычал я. А вот теперь она на меня посмотрела… удивленно.
- Аро, у тебя новая игрушка? Ничего так, эмоциональный. Люблю таких. – Что? Что значит новенький?



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что можете оставить заявку ЗДЕСЬ, и у вашего фанфика появится Почтовый голубок, помогающий вам оповещать читателей о новых главах?


Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимая книга Сумеречной саги?
1. Рассвет
2. Солнце полуночи
3. Сумерки
4. Затмение
5. Новолуние
Всего ответов: 10793
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Мини-фанфики

1+1=0

2019-3-19
21
0
1+1=0


Категория: Авторские

Автор: -
Бета: -
Жанр: альтернатива, hurt/comfort, romance, драма
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Сет Клируотер/Бри Таннер
Предупреждение: OOC
Саммари: Теперь мы по разные стороны баррикад, но каждый из нас стал таким не по своей воле, и сейчас мне кажется, что всё, что нас разделяет, не так уж существенно. В конце концов, Эдвард и Белла как-то справляются. И мы сможем.




POV Сет

Радость победы кипит в крови и рвется наружу. Лапы дрожат от возбуждения. Я рыскаю между деревьев, стаскиваю в кучу останки разорванных кровососов, пока Эдвард перевязывает Белле раненую руку. Вокруг них на утоптанном снегу красные капли человеческой крови – как будто горсть вишни рассыпана. Всё-таки Белла молодец, хоть и обычная девчонка: если бы не она... Но сейчас лучше об этом не думать.

Отвернувшись от них, я смотрю вдаль, туда, где шел основной бой. Там у них тоже уже всё кончено - темные столбы дыма поднимаются над вершинами елей. Жадно прислушиваюсь к волчьему эфиру, пытаясь понять расстановку сил. Слава духам, наши все живы – я чувствую сознание каждого члена стаи примерно так же, как части собственного тела.

Эдвард щелкает зажигалкой, и запах горящих вампирских тел забирается в ноздри, заставляя невольно урчать от удовольствия. Ветер тянет лиловые бесформенные клубы на меня, я замираю, позволяя ему пропитать мою шкуру. Как ни стараюсь, не могу усмирить свой хвост – он суматошно дергается из стороны в сторону от гордости за удачно проведенную первую схватку.

«Степеннее надо быть победителю», - слышу насмешливое фырканье сестры где-то в своей голове. Ей сегодня повезло меньше всех и на ее счету до сих пор ни одного дохлого кровососа. Ей бы радоваться, что шкура цела, а она дуется на парней, которые сделали всю работу за неё. Ну, это же Леа – слово «благодарность» не из ее лексикона.

Эдвард и Белла тревожно смотрят на меня, не решаясь спросить об остальных.

Яркие мазки чужих мыслей проносятся в голове с бешеной скоростью: смотрю глазами Эмбри, Пола, Джареда, пока не нахожу всех Калленов. Облегченно вздохнув, я поворачиваюсь к Эдварду и показываю всех.

- Спасибо, - шепчет он.

«Обращайся», - думаю я по-человечески, деловито обходя прогорающие костры.

Вдруг тело перестает меня слушаться, я содрогаюсь и цепенею, повиснув на направляющих чужой, более могущественной воли. Голос Альфы гудит в голове чугунным колоколом, перекрывая общий волчий эфир: «Сет, передай Каллену сообщение Элис». Устанавливаем своеобразный мост: глазами Сэма я вижу встревоженное лицо коротышки, в то время, как Эдвард читает в моем сознании ее слова: «Эдвард, возвращайтесь немедленно. Вольтури идут сюда». Не знаю, видит ли Каллен в глазах сестры тот ужас, который вижу я, но лицо его каменеет.

- Мы нужны Элис, - говорит он Белле.

«Эй, кто такие Вольтури?» - спрашиваю его по-человечески, но вместо ответа слышу совет, который звучит, как приказ:

– Сет, тебе лучше вернуться в резервацию.

Ага. Сейчас. Хватит с меня одного Альфы. Кстати, об альфах: если он повторит распоряжение Каллена, то уже не забалуешь. И чтобы не привлечь внимание Сэма, отвечаю максимально осторожно:

«Я это… за костром тут присмотрю… Не прогорел до конца. Только лесного пожара нам тут ещё не хватало», - ну просто образцово ответственный юный оборотень.

Но Каллену уже наплевать на меня. Он медлит всего минуту – ровно столько, сколько требуется Белле, чтобы взобраться ему на закорки, - и они пропадают из вида среди деревьев. Выждав пару минут, я ворошу тлеющие угли, присыпаю их сверху снегом и прислушиваюсь к волчьему эфиру. На поле боя суматоха, братья взвинчены, но страшного ничего пока не случилось. Не хочу пропустить веселье.

Срываюсь с места и стрелой лечу вниз по склону мимо мощных стволов вековых елей. Через несколько сотен ярдов исполинские деревья сменяются молодой порослью, а лапы перестают проваливаться в снег и мягко пружинят на зеленом настиле из мха. Запах горелой вампирятины всё отчетливее, значит, я уже близко. Но внезапно меня останавливает одуряющая вонь разлагающейся мертвечины – живой кровосос. И совсем рядом. Я останавливаюсь, по инерции тормозя лапами на влажной земле.

Упустили? Так и есть: Каллены кого-то упустили! Или же это кто-то из тех, о ком с таким неподдельным ужасом говорила коротышка…

Оглядываюсь по сторонам и вижу мелькающую среди веток девичью фигурку. Девчонка то и дело меняет направление движения – то ли заметает следы, то ли сама не знает, куда бежит. Она не кажется слишком опасной, однако адреналин ещё не выгорел в моей крови. Я всё ещё слышу треск прочной вампирской кожи под своими зубами – и это самый лучший звук в мире. Охваченный азартом охоты, я срываюсь с места с единственной мыслью — догнать и убить. Вот Сэм с ребятами удивятся, когда я принесу им в зубах голову ещё одного кровососа. А если это кто-то из Вольтури?.. Предвкушение легкой славы пьянит, и больше всего на свете я боюсь услышать в эфире приказ Сэма возвращаться. Но, к счастью, у стаи полно забот на поле боя, и даже сестрице сейчас не до меня.

Вампирша приближается к границе нашей резервации, и теперь я уже имею полное право преследовать ее. Она ловко прыгает с дерева в горную реку, по которой проходит граница. Я пригибаюсь к земле, готовый к броску. Мышцы подрагивают от напряжения и предвкушения, но я не двигаюсь. Как и девчонка, застывшая каменным изваянием посреди стремительной ревущей воды.

И вдруг я понимаю, что обнаружен. Она не может чуять меня – моя шкура пропахла дымом – однако алые глаза смотрят в мою сторону. Сердцебиение. Оно выдает меня. Драгоценная возможность внезапной атаки упущена, промедление равно поражению, и я отталкиваюсь от земли. Почти настигнув ее на середине реки, я готов принять бой, но вампирша бросается в бегство, устремляясь в лес! Мой лес, черт возьми! Нельзя позволить ей этого – я волк, а не белка-летяга, чтобы гнать ее по деревьям.

Собираюсь в один прыжок настигнуть беглянку в воздухе, но, не рассчитав сгоряча силы, приземляюсь прямо перед ней, на какое-то мгновение глупо подставив ей собственный незащищенный тыл.

«Сет, ты придурок!» - мелькает в голове, мне некогда разбираться, чья это мысль – моя или кого-то из стаи. Суть схвачена верно. Едва коснувшись каменистой земли, резко разворачиваюсь лицом к врагу… И обмираю, встретив взгляд ярко-алых глаз на мертвенно-бледном лице. Таком чужом и таком знакомом…

Мы знали друг друга. Давно. В той жизни, где мы оба ещё были людьми…

***


…Огромный зал спортивного комплекса был битком забит народом. Организаторы перекрикивались через обширный холл, волонтеры сновали туда-сюда, спортсмены были в приподнятом настроении и беспрестанно шутили друг с другом и с хорошенькими девушками из группы поддержки. Непрекращающийся гомон и масса народа оглушали. До сих пор меня распирало от гордости: я, черт возьми, выиграл первенство школы резервации Квилет, и буду представлять ее на чемпионате штата! Но сейчас, увидев всех этих людей, я понял, что на самом деле просто чертовски боюсь облажаться. Шутка ли – мне, восьмикласснику, предстояло соревноваться с выпускниками!

Я в растерянности стоял посередине холла, не зная, куда себя деть.

- Извини, ты откуда? - послышалось откуда-то снизу. Обернувшись, я увидел растерянную девчонку в форменной футболке, под которой едва угадывались две скромных выпуклости. Девчонка смущенно кашлянула, и мне пришлось сделать вид, что разглядываю бейдж: «Бри Таннер, волонтер».

- Средняя школа резервации Квилет, - отрапортовал я и перестал чувствовать себя ребенком, потерявшимся в супермаркете.

Она была такой маленькой, что макушкой кое-как доставала мне до плеча. Не особенно красивая, но глазастая. Наверное, даже почти симпатичная. Только слишком бледная и худая.

- Отлично! Значит, ты Сет Клируотер! – обрадовалась она и представилась: – Бри Таннер. Я буду твоим куратором на этих соревнованиях, - девушка с приветливой улыбкой протянула мне маленькую тонкую руку, и я с осторожно пожал ее, боясь переломать фарфоровые пальцы.

- Пойдем, я всё тебе покажу, - она ухватила меня за локоть и потащила куда-то сквозь толпу. - Раздевалка находится вот здесь, - она указала рукой на дверь, за которой секунду назад скрылись несколько рослых парней. - Держи ключ от шкафчика. Переодевайся скорее и выходи, нам нужно к сервисмэнам на смазку лыж.

Сжимая во вспотевшей руке маленький ключ, я едва успел кивнуть, как она скрылась в толпе людей.

В раздевалке было ещё теснее, чем в холле. Моя уверенность медленно, но верно испарялась, когда я смотрел на высоких, казавшихся по сравнению со мной совсем взрослыми, парней. Все находились в приподнятом настроении, постоянно подшучивая и вспоминая забавные моменты прошлых соревнований. Судя по всему, они хорошо знали друг друга и давно бегали вместе. Никто не обращал на меня внимания, и я снова почувствовал себя самозванцем. Скорее бы уже всё началось!

- Привет, Джейсон! – высокий девчачий голос заставил меня вздрогнуть. Покачивая короткой юбочкой в складочку, высокая красивая блондинка без спешки и стеснения прошествовала через всю раздевалку к одному из спортсменов и по-хозяйски закинула руки ему на плечи.

Из одежды на мне было только термобелье, и я поспешно попытался прикрыться лыжным комбинезоном.

- Эй, вообще-то это мужская раздевалка! - проворчал я, понимая, как глупо выгляжу со стороны: похоже, появление развязной девицы смутило только меня. Ничего себе порядочки!

- А это у нас кто? - Джейсон бесцеремонно отодвинул блондинку с дороги и направился ко мне.

Ну вот меня и заметили...

- Сет Клируотер, Средняя школа резервации Квилет, - сказал я, глядя ему в глаза. - А что?

- А! Так это ты тот самый «перспективный лыжник из глубинки»? - насмешка в голосе Джейсона граничила с вызовом, и я мгновенно вскипел. Он выглядел совсем взрослым, и я немного уступал ему в комплекции, но постоять за себя мог не хуже Джейка или Пола. Так что, если он надеялся меня запугать, то не на того напал. Конечно, мои шансы уменьшали бычары, стоявшие за его спиной.

- Тебя в этом что-то не устраивает? - процедил я, сжимая кулаки.

- И что же, ты рассчитываешь здесь победить? - продолжал издеваться Джейсон. - Первое место займет Старшая школа Сиэтла, так что можешь натягивать штанишки и топать обратно к мамочке.

- Это мы ещё посмотрим, - я вскинул голову, не отрывая взгляда от холодных водянистых глаз этого самоуверенного му… ну да, мужлана.

Несколько секунд мы сверлили друг друга уничтожающими взглядами, после чего, сплюнув себе под ноги, Джейсон развернулся и направился к своему шкафчику. А мне захотелось победить в тысячу раз сильнее, чем прежде, чтобы утереть нос этому высокомерному су… ну да, сопернику.

У меня похолодело в животе - мысленно я уже был на трассе. Лыжня покажет, кто есть кто.

***


Масстарт. Юноши. Пятнадцать километров коньковым ходом. Самая престижная дисциплина в соревнованиях между школами штата Вашингтон. Готовый сорваться с места в любую секунду, я стоял на исходной, уперев палки в снег, и ждал сигнала. Кровь стучала в висках, заглушая крики болельщиков и группы поддержки. Сотни людей с разноцветными плакатами слились в одно яркое пятно. Предстартовый мандраж заставлял сердце колотилось так, будто от этого забега зависела вся моя жизнь. Впрочем, почти так всё и было.

Я отыскал глазами державшую плакат с моим именем маленькую фигурку в форменной куртке не по размеру. Несмотря на то, что меня колошматило, в груди как-то потеплело.

- Я тут кое-что узнала, - за несколько минут до старта сказала мне Бри. – Джейсон – фаворит чемпионата. Если хочешь выиграть у него, постарайся не лезть на рожон, держись как можно ближе, но лидерства не перехватывай. Он любит возглавлять гонку, но на финише сдувается. В общем, если ты в своем темпе сможешь отсидеться у него за спиной, у тебя будет шанс сделать его на финишном отрезке.

Девчонка совершенно искренне болела за меня, не зная, что ее предупреждения опоздали, и на рожон я влез ещё до старта.

- Я порву его, Бри, - едва слышно прошептал я, глядя на ее улыбающееся лицо — единственный четкий ориентир среди размазанного полотна болельщиков.

Прозвучавший сигнал одновременно сорвал с места тридцать спортсменов, и на стартовой поляне началось рубилово. Мне достался номер тринадцать. Но меня это вовсе не напрягало – я никогда не верил в приметы. Я верил только в себя и в отца, вложившего столько сил в мою подготовку. А ещё - в Бри Таннер, державшую плакат с моим именем.

Как и следовало ожидать, старт выиграл Джейсон и ушел на трассу лидером. Я вырвался вслед за ним, стараясь дышать ровно и сохранять собственный темп. Холодный воздух ударил в лицо, пытаясь забраться под бафф. Мне нельзя было загонять себя раньше времени, иначе могло не хватить сил на финише. Я подобрал нужный ритм, контролируя дыхание и размеренные движения рук и ног.

«Кавалькада» вышла на трассу, и привычный азарт захватил меня, выдавив волнение и страх. Именно за это я любил лыжные гонки: они давали ощущение невероятной свободы и могущества. Я летел вперед, не чувствуя ни усталости, ни тяжести в мышцах, соединяясь с колючим, острым ветром и возвышавшимся по обеим сторонам трассы лесом. Наслаждаясь скоростью, я на какое-то время забыл о соревнованиях и только на первом подъеме заметил, что основная группа участников отстала от меня и Джейсона, шедшего по-прежнему первым. Стараясь следовать совету Бри, я не спешил его опережать, хотя легко мог бы сделать это.

Сервисмэны действительно поработали на славу, и на спуске лыжи ехали идеально. В какой-то момент мне удалось обогнать Джейсона. Но, не потерпев даже временного поражения, соперник ринулся вперед, прилагая титанические усилия, чтобы вернуть лидерство.

Приближалась отметка в десять километров, где меня должна была ждать Бри. Ноги налились тяжестью, мышцы забились от напряжения и усталости, воздух резал легкие, но я по-прежнему держался за Джейсоном, дыша ему в спину. Показался очередной рубеж, и я увидел своего куратора, в руках у неё было табло, на котором светилось время.

- Давай, Сет, отставание от основной группы преследователей большое, не отпускай Джейсона, не снижай темп! - кричала она, пытаясь бежать следом.

Оставшиеся пять километров я помню плохо. Джейсон, действительно, был хорошим лыжником, однако я видел, что он тоже устал. Пытаясь отдышаться на спуске, я слишком поздно заметил выставленную передо мной палку. Не имея достаточно пространства для маневра, я неловко вильнул в сторону, потерял равновесие и кубарем полетел вниз, пытаясь руками замедлить падение. Снег забился в рот и в нос, а в голове звенела единственная мысль: только не сломать лыжи, только не сломать лыжи, иначе всему конец!

Неуклюже остановившись, я вскочил на ноги и бросился в погоню за Джейсоном, чья спина маячила уже далеко впереди. Этот ублюдок преспокойно бежал к своей очередной победе. Ритм дыхания сбился, темп был потерян, и я уже понимал, что не смогу догнать его за оставшиеся пару километров. В груди горела ярость и желание разбить ему нос. Злость словно зарядила меня, и я изо всех сил ринулся вперед, но расстояние между нами сокращалось катастрофически медленно…

Чёрт-чёрт-чёрт!

С холодеющим сердцем я увидел впереди стадион… Финишная прямая была уже совсем рядом, и с глухим стоном я смотрел, как Джейсон сбавил скорость, выхватил у одного из болельщиков флаг с гербом своей школы и по-пижонски пересек красную линию.

Сука… Это был конец…

Я пришел вторым, бессмысленно отдав на последнем отрезке все силы. Повалившись в снег, я тяжело, рвано дышал, с трудом воспринимая окружающие меня звуки. Придавленный горечью поражения, я не сразу понял, что кто-то трясет меня за плечо. С трудом оторвав голову от земли, увидел решительное лицо Бри.

- Вставай! - она тянула меня за руки. - Мы пойдем к технической бригаде и потребуем показать камеры!

- Так... ты... видела? - прохрипел я. Вселенская несправедливость навалилась на меня каменной глыбой, и только поддержка моего маленького куратора не давала мне совершенно по-детски разреветься от бессилия.

- Конечно, я всё видела! Отвратительный грязный прием! – её темные волосы растрепались, она выглядела одновременно разъяренной и трогательной, и я против воли почему-то улыбнулся. Хотя улыбка наверняка вышла жалкой и глупой.

- Его должны дисквалифицировать! - продолжала возмущаться Бри, пока я неуклюже поднимался на ноги.

Это был явно не мой день: техники наотрез отказались показывать камеры, утверждая, что на том отрезке, где Джейсон закопал меня, они вышли из строя. Нас просто вышвырнули за дверь. Бри была вне себя, а я, кроме опустошения, не чувствовал ничего. Даже усталости.

Забрав из раздевалки свои вещи, я сидел на пустом стадионе и уныло загребал снег носком ботинка.

- Держи, - послышался знакомый голос. Бри принесла два одноразовых стаканчика с дымящимся кофе.

- Спасибо.

У обжигающего напитка был горький вкус поражения, и я навсегда возненавидел кофе.

- Знаешь, что сказал мне отец? – спросил я Бри. Она отхлебнула из своего стакана, и вопросительно посмотрела на меня. – «Нельзя думать, что победа у тебя в кармане. У ребят из Сиэтла очень хорошая подготовка и снаряжение. Ты можешь полагаться только на свои физические способности, поэтому не расслабляйся и выложись на сто десять процентов. Но в любом случае я буду гордиться тобой».

- Повезло тебе с отцом, - заметила Бри.

Я тяжело вздохнул.

- А ему со мной нет. Знаешь, о чем я думал? О будущем награждении. Представлял, как стою на первой ступеньке пьедестала с золотой медалью на шее. А Джейсон грызет ногти от злости... Ну да, как же...

- Всё было решено с самого начала, - тихо сказала она, и я вдруг почувствовал прикосновение теплых пальцев к своей руке. Не знаю, чему я больше удивился – её словам или этому прикосновению.

-Что ты имеешь в виду?

- Администрация не могла позволить победить представителю другой школы, поэтому закрыла глаза на нарушение правил. Уроды…

Её праведный гнев вызвал у меня нервный смешок.

- Ничего, в следующем году я всё равно буду первым, - улыбнулся я через силу и добавил. - Спасибо тебе, у меня никогда не было такого крутого куратора.

Бри посмотрела мне в глаза и рассмеялась.

- Значит, я и на следующий год вызовусь волонтером. И тогда уж буду всю гонку записывать на камеру!

Я молча смотрел на неё, и чувствовал, как в груди разливается тепло.

- Вот ты где, Клируотер! - голос мистера Баннера, нашего сопровождающего, застал меня врасплох. – Ты молодец! Второе место, почти победа!

- Второе место – это поражение, - буркнул я.

- Давай в автобус, одного тебя ждем! – скомандовал мистер Баннер и дипломатично отошел в сторону.

Я поднялся. Несмотря на то, что эти соревнования обернулись для меня полным разочарованием, почему-то уезжать совсем не хотелось. Бри встала рядом, ей пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть мне в лицо. Карие глаза странно блестели. Как будто она собиралась разреветься.

- Удачи, Сет Клируотер, - тихо сказала она, протягивая руку для официального прощания.

- И тебе, Бри Таннер.

И уже сидя в автобусе, увозящим меня домой, я вдруг с досадой понял, что мы не обменялись телефонами.

POV Бри

Райли не соврал нам только в одном: желтоглазые хитры и сильны. Нам не удалось застать их врасплох – мне не нужно было этого видеть, достаточно того, что я слышала: крики, стоны, пронзительные вопли и оглушительный треск разрываемых вампирских тел. Мне стоило прислушаться к своей интуиции и валить отсюда подобру-поздорову, пока ещё была возможность. Как Стремный Фред. Как Она. Как Райли. И… как Диего.

Не поднимай головы и не разевай рта – первое правило в стае Райли. И пока оно не поводило. Укрывшись между огромным замшелым деревом и валуном, я цепенею от ужаса. До сих пор меня не видели ни наши, ни желтоглазые. Но кто бы из них ни победил, они учуют меня, как только покончат друг с другом. И ни у тех, ни у других не будет никаких причин оставлять мне жизнь.

Не собираясь дожидаться исхода битвы, я начинаю отступать в единственном безопасном направлении - на северо-восток. Лес кажется зловещим, я совсем не чувствую себя в нем богом. Там, на улицах Сиэтла, мне всё было знакомо – лестницы, крыши, заброшенные дома и пустующие доки. Там я была как дома и боялась только себе подобных – Райли и придурков из банды Рауля. Здесь я на чужой территории – деревья закрывают обзор, камни и корни, торчащие из-под земли, заставляют отвлекаться, чтобы смотреть под ноги. Райли можно больше не опасаться – он наверняка уже далеко отсюда и в безопасности, в отличие от всех нас. А вот придурков из банды Рауля – всё ещё да. Как и желтоглазых. И тех, в темных плащах, которых боялась даже Она.

Я взбираюсь на дерево – это оказывается даже легче, чем карабкаться по стенам – и некоторое время прыгаю с ветки на ветку. Незнакомые запахи и звуки сводят с ума: я слышу миллиарды бьющихся сердец: совсем крошечных - мышиных и беличьих, и огромных, тяжело прокачивающих вонючую кровь, лосиных, медвежьих… Как я не замечала всего этого, пока шла сюда? Ах, да, я спешила к Диего.

Глупая наивная девчонка! Как я могла поверить во все эти глупости с клубом ниндзя и секретным рукопожатием! Каждый сам за себя – второе правило в стае Райли. Тот, кто не усваивает этот урок, погибает в первые недели своей новой жизни. С какой такой радости я решила, что буду для Диего дороже его собственной шкуры? Вот почему он не ищет меня в этой толпе - его здесь просто нет. В лучшем случае он решил, что мне хватит ума вовремя улизнуть. Но, похоже, переоценил мои мозги, раз я оказалась в опасной близости от самого пекла. Остается надеяться, что ещё не все шансы на спасение упущены.

Я отошла от желтоглазых на безопасное расстояние, однако гуляющий в кронах ветер слишком далеко разносил мой запах, а это могло привлечь других вампиров. Всё, что мне нужно – это добраться до океана, оставив как можно меньше следов, поэтому река кажется мне спасеньем.

Дно ее каменисто, течение бурно, а на мелководье вода едва достает мне до пояса. Проскакав по скользким камням пару сотен ярдов, я вдруг понимаю, что с подветренного берега за мной кто-то наблюдает. Прислушиваюсь, и сквозь шум реки слышу тяжелое влажное биение сильного сердца, стремительно прокачивающего галлоны горячей – очень горячей! - крови.

Меня выслеживает очень крупное животное. Но разве оно не должно нас бояться – нас, самых совершенных хищников, почти богов? Любопытство побеждает страх: вампиров я сейчас опасаюсь больше, чем животных, пусть даже огромных и сумасшедших.

Зверь меня чует, я его – нет. Ветер дует в его сторону. Однако обостренные вампирские инстинкты предупреждают об опасности, и я останавливаюсь, укрывшись от глаз животного за крупным обломком скалы, разделяющим русло на два рукава. А в следующую секунду слышу тяжелые удары мощных лап, взрывающих каменистую почву, и угрожающее рычание прямо у себя над головой. Огромный светло-коричневый волк размером с корову скалится на меня сверху: его верхняя губа дергается, обнажая острые желтоватые зубы. В носу свербит от удушливой мускусной вони – что-то среднее между запахом мокрой меховой шапки и грязного носка. Бр-р-р…

Матерь божья! Что это за тварь?

Несмотря на мою проигрышную позицию – волчара нависает сверху - инстинкты всё-таки берут свое: руки и ноги сгибаются, готовые вытолкнуть меня в смертоносном прыжке навстречу чудовищу, рот наполняется ядовитой слюной, я, почти не осознавая этого, издаю ответный рык. Но инстинкт самосохранения заставляет медлить.

Бежать? Или нападать?

Одно дело – прокусывать нежную человеческую кожу, и другое – вгрызаться в жесткую шерсть свирепого мутанта. Этот Вонючий Меховой Носок вдвое, а то и втрое больше меня. И, судя по его наглости, совсем меня не боится. А что, если это зверь, укушенный вампиром? Вдруг животные тоже способны перерождаться и получать свою суперсилу? Проверять эту догадку у меня нет ни малейшего желания.

Вся эта чушь с космической скоростью в долю мгновения проносится через мои мозги, пока инстинкты делают свое дело: до берега – ярдов двадцать. Ещё полтора десятка - до ближайшего дерева, способного выдержать мой вес. Стоит рискнуть.

Я два раза отталкиваюсь от каменистого дна, но когда до заветного дерева остается всего один прыжок, меня вдруг накрывает темная тень, и смердящее волосатое чудовище глухо падает на берег прямо перед моим носом.

Твою мать!

Я успеваю зажмуриться, мысленно пожелав себе быстрой и безболезненной смерти. Ну, или просто быстрой.

Однако рычание вдруг срывается на визг, воздух вокруг начинает угрожающе вибрировать, и я открываю глаза. Лохматое чудовище, стоящее в паре ярдов передо мной, бьет мелкая дрожь. Оторвав передние лапы от земли, оно стремительно выгибается назад, словно пытается переломить себе хребет, но на самом пике этого движения вдруг начинает уменьшаться в размерах. Шерсть словно втягивается внутрь, открывая гладкую, блестящую от пота бронзовую кожу, плечи разворачиваются, кости черепа деформируются, превращаясь в человеческое лицо. Всё это происходит в одно мгновение, растянутое вампирским зрением в пугающе реалистичный фильм ужасов на обратной перемотке. Когда, наконец, вибрация воздуха прекращается, передо мной стоит совершенно голый парень со скрещенными ниже пояса руками. Как футболист перед штрафным.

Зрелище, надо признаться, волнующее, если учесть мое… скажем так... отставание по предметам естественнонаучного цикла. В физиологическом смысле я никогда не привлекала парней. Трудно назвать это достоинством, так что я старалась не афишировать свою слишком хорошо сохранившуюся девственность. Одним словом, у меня было не так много возможностей как следует разглядеть голого парня, и сейчас я испытываю адскую смесь почти здорового любопытства и глупого смущения.

А экземпляр хорош – высокий, широкоплечий, с длинными упругими мускулами под смуглой кожей. Его сердце бьется уверенно и сильно. Вот только воняет он ничуть не лучше, чем его волчья версия. Однако в этом есть свои плюсы: его кровь не сводит с ума, а как раз наоборот – даже чуть-чуть приглушает привычное пекло в горле.

- Бри? – говорит он. – Бри Таннер? О, черт… Как тебя угораздило?!

Голый он меня нисколько не пугает, и я парирую:

- Ха! И это спрашивает парень, только что вылупившийся из волка!

И тут из мутных глубин моей человеческой памяти всплывают неясные разрозненные обрывки – картинки, звуки, слова, эмоции… В стае Райли не принято вспоминать человеческую жизнь. Раньше я думала, что это от того, что в нашем прошлом не было ничего, достойного воспоминаний. Возможно, это так. Но если в моей человеческой жизни было что-то хорошее, что-то, что мне хотелось бы сохранить, как альбом с фотографиями, чтобы иногда пересматривать, улыбаясь, то это, несомненно, был он. Этот парень. Сет Клируотер.

В моих воспоминаниях он был чуть помельче – пониже и поуже в плечах. И волосы были длиннее. Они падали ему на глаза, заставляя время от времени по-лошадиному дергать головой. Мне это казалось милым. Ах, да. Одежды на нем тогда было больше – в этом году март выдался холодным…

***


… Да, это было в марте. В субботу.

Я давно перестала любить выходные. Наверное, с тех пор, когда от нас ушла мама. «От него», - мысленно поправила себя, поднимаясь с кровати. Мне хотелось верить, что она бросила не меня. Но в тот день я проснулась с хорошим настроением. Вот уже четыре недели у меня была для этого причина.

Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить отца и его новую подружку (которая, напиваясь, почему-то всегда просила называть ее мамой) я прокралась в ванную. Когда-то мы жили в районе получше и квартира у нас была побольше. Да что там, даже здесь у меня раньше была комната. Но с тех пор, как у нас поселилась Клэр, мне пришлось перебраться на диван в гостиной. Всё время на виду. Всё время под рукой. А она у отца тяжелая. Так что лучше не попадаться ему на глаза и поскорее свалить из дома.

Наскоро одевшись, я выскользнула наружу, неслышно притворив за собой дверь. Наш район можно было считать безопасным только в предрассветных сумерках – на улицах было пусто, только ветер гонял полиэтиленовые пакеты, да кое-где тусовались крысы. На остановку я прибежала бегом. Не из-за крыс, а от холода. Подняв повыше воротник старого пальто, которое не спасало от резких порывов ветра, я ждала свой автобус и подсчитывала в уме накопленные сбережения, хранившиеся в тайнике под ванной, и настроение становилось ещё лучше. Получалось, что через пару выходных, у меня уже будет достаточно денег, чтобы купить нормальный пуховик вместо этих обносков, которые я таскала с восьмого класса. Только бы распродажи не закончились, и отец не пронюхал про заначку, не то выгребет мои запасы подчистую.

Сияющее рекламой здание торгово-развлекательного центра «Sky city» величественно уходило в небо, разрезая вершиной низкие тучи. Поздоровавшись с сонными охранниками, я открыла служебную дверь и прошла по темному коридору до катка. До открытия оставалось больше трех часов, так что если всё делать шустро, то в моем распоряжении будет минут сорок.

Закончив уборку и наточив коньки, я убрала инвентарь в кладовку и включила дежурное освещение на льду. Пользуясь служебным положением, поставила свой любимый плейлист и нетерпеливо зашнуровала коньки. Немного помедлила, прежде чем ступить на белый, изрезанный лезвиями лед. Представила, что трибуны за бортиками до отказа заполнены зрителями. Свет гаснет. Вспыхивают прожектора. Все они направлены на меня, и мое платье сверкает в их лучах... Аккорд!...

…Оттолкнувшись, я полетела. Голос Марайа Кэри набирал силу и, подчиняясь ему, я двигалась всё быстрее. Сделала подсечку, развернулась и, раскинув руки, поехала спиной. Развевающиеся от ветра волосы приятно щекотали лицо. На трибунах тут и там, словно звезды, вспыхивали блики фотокамер. Я сделала замах и закружилась во вращении, пытаясь схватить свободную ногу. Но квалификация, к сожалению, давно была утрачена, и, не удержав равновесия, я шлепнулась на лед, больно ударившись бедром.

«Ничего страшного, вставай и продолжай!» - в памяти всплыли слова мамы, которая водила меня на тренировки по фигурному катанию в далеком детстве. В прошлой жизни. Я невольно взглянула на бортик, из-за которого она всегда наблюдала за моими занятиями, и разочарованно отвернулась. Трибуны были пусты. Ни прожекторов, ни сияющего платья… Добро пожаловать в реальность, Бри Таннер. Я отряхнула от снега старые джинсы и услышала голос своего первого клиента:

- Доброе утро!

- Здравствуйте, миссис Филс!

Я переобулась и вернулась за прилавок проката, с удовольствием наблюдая, как постепенно каток заполняется посетителями. Влюбленные парочки, родители с детьми, шумные молодежные компании поднимали настроение: здесь шла обычная жизнь, без тумаков и пьяных скандалов, здесь все были сыты и тепло одеты. Улыбаясь, я подпевала знакомым песням и пританцовывала, когда была уверена, что на меня никто не смотрит. О том, что рабочий день кончится, и мне придется возвращаться домой, я старалась не думать.

К середине дня подошла моя сменщица, точнее, основной работник проката, - миссис Вилсон. Пользуясь моей лояльностью, по выходным она приходила на час позже и уходила на два часа раньше, полностью полагаясь на меня, а за это разрешала мне бесплатно кататься. Но по субботам и воскресеньям посетителей было так много, что днем о катании не могло быть и речи. Разве что после закрытия.

- Привет! Нам четыре пары, - вдруг раздалось у меня за спиной. – Две тринадцатого размера, одну двенадцатого и одну одиннадцатого с половиной.

Я обернулась и остолбенела. Передо мной стоял мой недавний подопечный – мальчишка из индейской школы, так обидно проигравший гонку три месяца назад. Сет Клируотер. Я очень хорошо помнила те отвратительные соревнования, когда меня разрывало от негодования и обиды за честного, искреннего паренька, у которого из-под носа увели золотую медаль. За прошедшие месяцы я не раз жалела, что он не оставил своего номера телефона и не попросил моего. А сама я попросить не решилась – он без пяти минут чемпион штата, а я?

Я даже не была уверена, что он запомнил мое имя, так что мне следовало вести себя сдержаннее, а не расплываться в счастливой улыбке. Но это произошло как-то само.

- Сет! - воскликнула я, радостно оглядывая его с головы до ног. Кажется, он ещё вырос и раздался в плечах; лицо заметно возмужало, и глаза смотрели гораздо серьезнее, чем несколько месяцев назад.

- Бри Таннер! Вот так встреча!

Я почувствовала, как вспыхнули мои щеки.

- Да, неожиданно, - промямлила я, глядя в темные искрящиеся глаза.

- Это Бри, мы познакомились с ней на соревнованиях, - активно жестикулируя, он представлял меня своим друзьям, как мне показалось, не без гордости. – Бри, это Джаред, Квил и Эмбри.

Взгляды трех пар глаз с интересом устремились на меня, и я мысленно порадовалась, что на мне снова форменная футболка, а не старый полинявший свитер, в котором я обычно хожу.

Один из парней, Джаред, усмехнулся, протянув мне для рукопожатия руку.

- Так это ты - тот самый «офигенно крутой куратор», - он показал в воздухе пальцами кавычки, - о котором Сет болтает, не умолкая, три месяца подряд?

Я смутилась ещё больше.

- Заткнись, - пытаясь скрыть улыбку, Сет толкнул Джареда в бок.

Я рассмеялась. Эти парни были такие веселые и доброжелательные. Они так хорошо относились ко мне, словно… словно я была нормальной. Такой же, как они, а не затравленной замухрышкой.

- Ты и на коньках катаешься? – спросила я, чтобы поддержать разговор.

- Нет! – почти хором завопили парни. – Катаемся мы. А Сет здесь будет падать!

- С чего это вы взяли? – спросила я с вызовом.

- Он на коньках-то никогда не стоял! – рассмеялся Квил.

- Он вообще здесь на спор! – завопил Эмбри.

- Вот как? – я подняла брови. - Спорим, за час он ни разу не упадет?

- Ставлю десятку! – принял вызов Эмбри.

- И я! И я! – принялись рыться по карманам Джаред и Квил.

- Придурки! – сокрушенно вздохнул Сет.

Я взяла его за руку и потянула на себя, заставляя наклониться:

- Тебе придется очень постараться, Сет Клируотер, - прошептала я. - Потому что у меня нет тридцати баксов.

- «Постараться» - это мое второе имя, - подмигнул он мне и, заговорщически понизив голос, спросил: - Ты когда заканчиваешь работать?

Квил навалился на Сета сзади, нарочито подставив ухо, чтобы слышать, о чем мы говорим.

- Отвали, - он безуспешно пытался спихнуть его с себя.

- Оставь нашего Ромео, - хохотнул Эмбри, потянув Квила за собой. - Тебя на свидание не возьмут.

Сет был пунцовым, а я хихикала не переставая. Не оттого, что они говорили что-то остроумное, а потому что эти ребята ворвались в мою унылую жизнь, словно солнечные лучи в темную комнату. Их дружба выглядела такой настоящей и искренней, что даже просто наблюдать за ними было очень весело.

- Знаешь что, Бри? Ты только не забудь оставить ему свой номер, а то мы не хотим слушать его нытье следующие три месяца, - Джаред пихнул Сета кулаком и поковылял на лед.

Написав номер своего телефона на автобусном билете, я в волнении протянула его Сету. Другой бумаги у меня не нашлось, поэтому свой телефон он написал прямо на моем запястье.

Я отпросилась у миссис Вилсон на один час и получила разрешение взять коньки. Правда за это мне нужно было подменить её два раза на половину дня в будни, а из-за этого у меня могли возникнуть проблемы в школе. Но об этом я собиралась подумать позже.
- На роликах катаешься? – спросила я Сета. Тот кивнул. – Ну, значит, тридцать баксов у нас в кармане.

Однако мы не успели даже переобуться, как злобный возглас, словно прицельно брошенный снежок, ударил меня между лопаток:

- Бри Таннер! Стой, паршивая девчонка!

Отец… В расстегнутой грязной куртке, с всклокоченными полуседыми волосами он приближался, вызывая у меня дрожь ужаса. Даже на расстоянии я чувствовала запах спиртного, и мысленно молилась, чтобы он не устраивал сцен, иначе мне придется распрощаться с любимой работой. Я испуганно взглянула на Сета, сильнее страха был только стыд за то, что он увидел, насколько неприглядна моя настоящая жизнь.

- Иди… Иди на лед, Сет, - успела я пролепетать и юркнула за прилавок, от всей души надеясь, что отец побоится устраивать разборки в таком людном месте.

Но надеждам моим было не суждено было оправдаться: кулак отца описал дугу и с грохотом обрушился на прилавок – в нем была зажата облезлая жестяная коробка из-под чая, в которой я хранила свои сбережения.

- Так вот куда ты тратишь моё бабло, крыса! Мерзавка! А я думаю, куда это у меня деньги пропадают!

- Нет, всё не так… - задыхаясь, пробормотала я. – Я ничего не брала у тебя… Я… здесь работаю...

- Дрянь! И ничего не сказала! - завопил он, ухватив меня за волосы. - Ну-ка иди сюда…

Слезы боли и унижения брызнули из глаз, и я беспомощно вцепилась в его руку, чтобы смягчить рывки.

- Я тебя научу отца уважать! - рычал он, выволакивая меня из-за прилавка. - Ну ничего, сейчас ты за всё получишь…

Швырнув меня на пол, он замахнулся ногой, и я привычно сжалась, пытаясь прикрыть руками голову и живот. Но удара так и не последовало.

- Отпусти меня, сосунок!!!

Я приоткрыла глаза и увидела, как мой отец барахтается в руках вцепившегося в него сзади Сета. Опешив, я смотрела на них снизу вверх. Темные глаза парня горели ненавистью, в них не осталось и следа от прежнего добродушия. Отец извергал потоки грязных ругательств – он впервые получил отпор.

- Слушайте меня, сэр, - прорычал Сет. – Вы больше никогда её не тронете. Вы меня поняли?

Отец дернулся всем телом и рухнул на пол, а в руках у Сета осталась только его куртка. Вскочив на ноги, отец с размаха двинул парню кулаком под ребра.

Вокруг собиралась толпа – кто-то хохотал, делая ставки, кто-то кричал, кто-то вызывал полицию. Я видела, как через весь каток по льду к нам несутся Квил, Эмбри и Джаред, и на какое-то мгновение успела обрадоваться, что за все мои синяки отец наконец получит той же монетой… Но радость была мимолетной, потому что с другой стороны по коридору уже бежала охрана.

Нельзя допустить, чтобы у Сета из-за меня возникли проблемы. Я схватила его за рукав и толкнула за прилавок. Крикнув ему на ходу: «Бежим!» - сорвала с вешалки свое пальто и бросилась к пожарному выходу:

Выскочив на улицу, дрожащими руками натянула верхнюю одежду. Сет вылетел следом. Его трясло.

- Зачем ты … вступился… - всхлипывая, я размазывала по щекам слезы, не смея поднять на своего спасителя глаз. Благодарность смешивалась со жгучим стыдом: какому парню захочется общаться с девчонкой из такой неблагополучной семьи?

- Думаешь, теперь будет ещё хуже? – мрачно спросил он, ощупывая свою разбитую скулу.

Я неопределенно мотнула головой – куда уж хуже! – но вслух сказала:

- Не парься. Как-нибудь утрясется…

Двери запасного выхода распахнулись, и на улицу вывалились друзья Сета:

- Сет, копы, валим отсюда…

- Черт! – выругался он, растерянно оглядываясь.

- Беги! – толкнула я его легонько. – Только проблем с полицией тебе не хватало из-за меня! Я позвоню тебе завтра! Беги же!

***


Возвращалась домой я за полночь, надеясь, что отец уже спит. Сидя в пустом автобусе, я обводила пальцем цифры телефонного номера на своем запястье и впервые за долгое время чувствовала себя защищенной. Теперь я была не одна.

Поднявшись по грязной лестнице на свой этаж, я прислушалась и с опаской вставила ключ в замочную скважину. Дверь не открывалась. Всполохи тревоги взметнулись внутри, и я попробовала ещё раз. Безрезультатно. Чувствуя, что случилось что-то нехорошее, я постучала. За дверью послышались тяжелые шаги, а затем пьяный голос Клэр:

- Пошла вон, мерзавка! Если ещё раз появишься здесь, я от тебя мокрого места не оставлю.

- Пусти меня, открой дверь! - я сжала вспотевшие ладони в кулаки и забарабанила, что есть сил, надеясь, что в моем отце и в его подружке осталась хоть капля человечности. Но удаляющиеся шаги по ту сторону разбили мою надежду.

Я осталась без дома. Без сбережений. И без работы. Самый лучший день моей жизни превратился в кошмар. Куда идти?..

Я бессильно прислонилась к кирпичной стене и сползла по ней на грязный пол, безуспешно пытаясь сдержать рыдания. Но горше всего мне было от того, что со мной не сможет связаться Сет, ведь сотового у меня не было, а к домашнему меня больше никогда не позовут… Я посмотрела на цифры у себя на запястье и прошептала сквозь слезы:

- Прощай, Сет Клируотер. Вряд ли мы ещё когда-нибудь встретимся.

Мокрый снег застилал улицы, крыши машин и тусклые фонари, а я всё сидела возле дома, не зная, что делать. Холод забирался в рукава старого пальто, пальцы закоченели в тонких демисезонных перчатках. Помощи ждать было неоткуда.

И всё-таки я продержалась почти целый месяц, прежде чем наступил последний день моей человеческой жизни. В тот день мне ничего не удалось украсть и я, не евшая два дня, грязная и промокшая, сидела под козырьком автобусной остановки – другого убежища я не нашла.

- Ты не замерзла? - я вздрогнула от вкрадчивого голоса и подняла голову. Передо мной стоял высокий симпатичный парень немного старше меня. Он был в легкой куртке, без шапки, но в темных очках, и я, как завороженная, смотрела на дождевые капли, стекающие по его безупречно выбритой щеке.

- Замерзла, - прошептала я непослушными губами, а пустой желудок предательски заурчал.

Парень понимающе ухмыльнулся и присел передо мной на корточки.

- Проголодалась, - это был не вопрос, а утверждение. - Хочешь бургер, девочка?..

POV Сет

Я ошарашено смотрю в ярко-алые глаза Бри Таннер. Ну, здравствуй, самый крутой куратор. Вот и свиделись.

- Сет?.. - шепчет она и совсем по-человечески прикрывает рукой приоткрывшийся рот.

- Черт бы тебя побрал, Бри Таннер! – я закипаю от злости. Почему-то в этот момент мне абсолютно не важно, что у неё красные глаза и воняет она как сдохший скунс. – Ты хоть знаешь, сколько раз меня обложили отборным матом по тому телефону, который ты оставила? Сколько раз меня вышвыривали из твоей школы? Что мне уже почти начали платить зарплату на твоем катке, так я намозолил там всем глаза! Что мне пришлось вытрясти дух из твоего папаши, чтобы он подал в полицию заявление о твоем исчезновении! Черт побери! Неужели так трудно было позвонить?

Я вспоминаю свои поиски несколько месяцев назад. Бри Таннер пропала бесследно, и никто ее не видел с момента того безобразного скандала в торговом центре. Расследование полиции зашло в тупик, девушку не нашли ни живой, ни мертвой. Ее папаша скалился мне в лицо, обдавая запахом перегара и гнилых зубов: «Сбежала она! И нахрен ты ей не нужен, так же как и родной отец!»

Мне оставалось только смириться. А потом я стал волком, и заботы о Бри отошли на второй план. И вот сейчас я стою перед ней нагишом, нелепо прикрывая причинное место руками, и не верю, что та добрая, отзывчивая, глубоко несчастная девушка теперь мой враг.

- У меня не было телефона. И…мне было стыдно… - она всё ещё выглядит растерянной.

Внешне почти не изменилась – такая же маленькая и худая, такая же бледная. Вот только глаза… Застывшие алые глаза, которые когда-то были карими, которые лучились радостью, блестели от слез и сверкали праведным гневом от несправедливости моего проигрыша на трассе... По сравнению с тем, что происходит сейчас, наши тогдашние переживания кажутся теперь такими далекими и даже милыми.

- Бри, тебе нельзя здесь оставаться. Это наша территория, и мне придется тебя убить.

- Но я ничего не сделала, Сет! Просто отпусти меня… – хнычет она, словно забыв, что она теперь новорожденный вампир, и в настоящей драке вполне способна победить меня.

- Ты не понимаешь! Если Альфа прикажет – я не смогу не подчиниться. А если он пожалеет меня, то отдаст приказ кому-нибудь другому.

Проклятье! Мне хочется выть от досады: что это за непруха такая всегда там, где оказывается эта девчонка! И почему, тысяча блох мне в хвост, мне есть до этого дело?! Почему я не могу просто выполнить свой долг, почему эта хладная кажется мне важнее всего, что я считаю правильным? И что мне теперь со всем этим делать?

- Неужели нет ни единого шанса? – шепчет она почти беззвучно.

Я вспоминаю, как она вытащила меня из-под носа у полиции через пожарный выход, и тут в моей голове словно включается лампочка: Договор! Каллены - вот ее единственный шанс! Если они примут ее в семью, она окажется под защитой Договора. Эдвард мне не откажет – я бился за его подругу, пусть он поможет спасти мою!

- Есть. Почти ничтожный. Нам нужно к Калленам. Они не совсем обычные вампиры, и если согласятся помочь тебе… - я не нахожу слов от волнения.

- Каллены? Желтоглазые? Это у которых живет ручной человек?

- Ручной человек? – я хохочу, как обкуренный. Нервы на пределе, мать их. – Нет, это подруга, - объясняю, взяв себя в руки. - Ну, то есть девушка одного из них, Эдварда. Он умеет читать мысли, поэтому поверит, что ты ни в чем не виновата, и убедит остальных.
Я вижу сомнение на ее лице и слегка привираю:

- Он мне кое-чем обязан и не откажется помочь.

Бри всё ещё недоверчиво смотрит на меня. Я подхожу к ней вплотную – голый, уязвимый – и беру за ледяную руку. Пальцы – не фарфор, а чуть мерцающий на свету хрусталь. Она не сможет сделать мне ничего плохого, ведь это Бри Таннер, мой куратор с лыжных гонок, девчонка с катка…Сердце болезненно вздрагивает.

- Верь мне, Бри. Пожалуйста, пойдем со мной.

Она медленно кивает, я отбегаю в сторону, перекидываюсь и срываюсь с места, мотнув головой, чтобы она бежала следом.

Мозги наполняются болтовней волков, и я с удовольствием отдаюсь общей эйфории, добавляя в неё собственной радости: битва закончена, все целы, а я нашел Бри, - и окрыляющая надежда, что всё будет хорошо, несет меня вперед.

«Опять он заладил про свою Бри! Найди уже себе реальную девушку вместо вымышленной!» - мелькает в волчьем эфире среди прочих шуток и подначек, и я осторожно молчу, стараясь не привлекать к себе внимания стаи.

Да, она вампир, враг… Убивала людей... И глаза у неё пока красные… К тому же воняет теперь мерзко… Но… разве она виновата? Разве это был ее выбор? Теперь мы по разные стороны баррикад, но каждый из нас стал таким не по своей воле, и сейчас мне кажется, что всё, что нас разделяет, не так уж существенно. В конце концов, Эдвард и Белла как-то справляются. И мы сможем.

- А ты быстрый! - слышу я справа звонкий голосок и, отвлекшись, чуть не врезаюсь в дерево. Она смеется, не прекращая движения, и, обогнув очередную косматую елку, резко вырывается вперед. – Помнится, кто-то обещал, что в следующий раз будет первым!

И мы мчимся наперегонки по лесу, как будто и не монстры, не убийцы вовсе, словно это просто дружеские соревнования.

Вдруг что-то происходит – ощущение опасности ледянит кровь, беззаботно гомонящий эфир в моей голове умолкает. Я чувствую сестру – ее азарт, ее ярость… «Леа!» - предупреждающе звенят несколько голосов… И у меня подламываются лапы от понимания поражения. Так бывает: ты чувствуешь, что момент упущен и уже не успеваешь ничего изменить… «Леа!» - откликаюсь я, разрываемый желанием и невозможностью помочь.

В голову врываются ужасающие своей реалистичностью картинки и мелькают с такой скоростью, что у меня голова идет кругом. Я не успеваю даже осмыслить всё произошедшее. Серая и красно-коричневая шерсть сплетаются в клубок. Дикий, полный боли волчий вой звучит одновременно и внутри и снаружи. Мое сердце останавливается. Случилось что-то ужасное. Я ещё не понимаю с кем - с Леа или Джейком… Никогда ещё не было такого… Внезапное ощущение потери, хруст сломанных костей, истеричный возглас сестры: «Зачем ты полез?», отчаянный крик Сэма: «Перекидывайся!», вопль Джейка пополам с ругательствами, – всё это рвет на клочки мой мозг, и я тоже ору в эфир: «Леа! Леа! Джейк!» - пытаясь вычленить из хаоса волчьих мыслей, что произошло.

«Всё в порядке Сет, - тяжелый голос Альфы действует, как мгновенное успокоительное. - Леа не пострадала, Джейк жив. Мы унесём его в резервацию».

Тяжело дыша, на ходу оборачиваюсь, чтобы убедиться, что Бри не отстала. Мы почти у цели – удушливый дым висит меж стволов ядовитым лиловым туманом. За деревьями слышны тревожные вампирские голоса. Слов не разобрать, они говорят слишком быстро. Мы с Бри одновременно выбегаем на поле боя, где догорают ошметки убитых кровососов. Каллены поворачиваются к нам, и удивление на их лицах сменяется яростью. Белла и Эдвард уже здесь, и Бри оскаливается, учуяв человеческий запах.

Ох, твою мать! Об этом я не подумал!

Я загораживаю собой Бри, а Каллены мгновенно окружают Беллу, защищая от новорожденного вампира.

- Зачем ты привел ее сюда?! – рычит Эммет бросаясь вперед, но Эдвард встает у него на пути и выбрасывает руку, останавливая брата. А я отчаянно прошу: «Эдвард, помоги! Останови их, она мой друг!»

- Стойте! – говорит Эдвард и поворачивается ко мне: - Говори. Только быстро.

Я прокручиваю в памяти историю нашего с Бри знакомства: и гонки, и обжигающий кофе, и тонкие горячие пальцы, жмущие мою руку, и каток, и полные слез глаза, и номер телефона, записанный на автобусном билете, и мужика, замахивающегося на скрючившуюся на полу девчонку...

«Помогите ей! Она ни в чем не виновата» - прошу я, и вампир хмуро кивает, быстро передавая мою просьбу остальным.

Я поворачиваюсь к Бри и, стараясь не дышать, тычусь носом в холодную руку. «Спасибо!» - шепчет она одними губами и зарывается лицом в мой мех, провонявший вампирским дымом.

- Ей трудно справляться с жаждой. Но она старается, - объясняет Эдвард остальным. – Мы позаботимся о ней. Сет, уходи, тебе нельзя здесь оставаться, Вольтури явятся с минуты на минуту.

Пальцы Бри разжимаются, выпуская мою шкуру.

«Всё будет хорошо, всё будет хорошо», - твержу про себя, а потом срываюсь с места, оставляя за деревьями свое прошлое и надежду на будущее, которую только что передал в руки Калленов…

***


На резервацию опускаются прозрачные синие сумерки, а крики в доме Блэков всё не прекращаются: доктор Каллен заново ломает Джейкобу кости. Проклятая волчья регенерация! Мы все здесь. Никто не уходит, даже Леа, которой сейчас тошнее всего. Лицо у неё словно каменная маска, но я-то знаю, что творится у неё на сердце: как бы она ни огрызалась на парней, как бы ни ругала Джейка, бросившегося ей на помощь, мы знали, что она во всём этом винит себя. Успели наслушаться, пока не перекинулись.

Каждый новый хруст и стон, доносящийся из дома, заставляет нас вздрагивать, хоть мы не в волчьем эфире и не чувствуем вместе с Джейком его боли.

Билли Блэк тоже здесь. Пальцы его до побелевших костяшек стискивают подлокотники инвалидного кресла, на морщинистом лбу блестит испарина. Ему лучше, чем кому либо, известно, что значит быть калекой. И уж точно не такой судьбы он хотел для своего сына. Но Билли Блэк молчит. Сжимает зубы, так что ходят желваки на щеках, и молчит. И ждет.

Никто из нас не знает, чем это кончится. До сих пор мы считали наши волчьи тела неуязвимыми. Это первый понесенный нами урон. Радость одержанной победы уже бесследно растаяла – ее цена кажется слишком высокой.

Мне паршиво. Наверное, я тут единственный, кто способен думать о чем-то, кроме раненого Джейкоба. Половина моих мыслей бродит вокруг дома Блэков, а вторая мечется в ожидании ответа, как там Бри?

«Всё будет хорошо, - опять твержу я, убеждая самого себя. - Она не сделала ничего плохого, никому не желала зла и она примет образ жизни Калленов». Я верю в неё. В нас. Но огненная заноза тревоги застряла в сердце. Мешает дышать.

Вдалеке раздается оглушительный рев мотора и вскоре неподалеку от дома останавливается пикап Беллы. Парни смотрят на неё с плохо скрытой неприязнью – увы, Джейк не особенно старался скрыть от стаи подробности их с Беллой прощания, поэтому мы знаем больше, чем следовало бы, о тех обещаниях, которые никогда не будут выполнены. Да, мы знаем. И Белла знает, что мы знаем, поэтому больше не чувствует себя в резервации как дома. Не обращаясь ни к кому конкретно, она спрашивает:

- Как он?

Из дома раздается очередной душераздирающий вопль Джейкоба. Вот и ответ.

- Уже довольно давно, - говорит Джаред, предвосхищая ее дальнейшие расспросы. – Док заново ломает ему кости.

Проходит вечность… Нет, несколько вечностей, прежде чем входная дверь распахивается, и на крыльцо выходит доктор Каллен.

- Худшее позади, - объявляет он. – Всё будет в порядке. Я дал ему морфий, но температура его скоро выжжет. Заеду позже, чтобы поставить капельницу.

По лицу Билли пробегает тень облегчения.

- Спасибо, - говорит он, и напряжение слегка ослабевает: парни начинают дышать, разговаривать, двигаться.

Карлайл поворачивается к Белле:

- Он зовет тебя.

Билли едва заметно кивает, и она стремительно исчезает в доме. Понимаю, что лучшей возможности не будет, и трогаю Каллена за плечо.

- Можно вас на пару слов, док? – спрашиваю, стараясь успокоить бешеное сердцебиение.
- Да, конечно, - позволяет он.

Я тискаю во вспотевших руках край футболки, не зная, как спросить про Бри, и не понимая, почему Каллен сам ничего про неё не говорит.

- Как… Как всё прошло? - наконец, выдавливаю я.

Вампир медлит, прежде чем ответить.

- Мы сохранили вашу тайну, Вольтури ничего не знают...

- Я не об этом, док, - не слишком вежливо перебиваю его, но мне сейчас не до этикета. - Как Бри? Вы позволите ей остаться? Она мне ничего не передала? Когда можно с ней увидеться?

Мои вопросы падают в пустоту. Карлайл опускает глаза. Пауза затягивается. И тут я понимаю. Понимаю, но не верю. Не могу поверить.

- Нет, - шепчу я, давясь подступающими к горлу слезами. – Вы не могли… не могли этого допустить… Вы меня обманываете… Где… она?

Я отчаянно мотаю головой, но одно-единственное слово всё-таки срывается с губ вампира:

- Прости.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-38187-1
Категория: Мини-фанфики | Добавил: verocks (11.02.2019)
Просмотров: 905 | Комментарии: 14


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 14
+1
14 Orhid1374   (25.02.2019 10:01)
Какая прекрасная история, какая душераздирающая концовка! До последнего надеялась на чудо... А оказалось Сет привел ее на верную смерть. После описания жизни героев, смерть Бри воспринимается действительно как драма. А Каллены уже действительно кажутся далеко не святошами.
Авторам низкий поклон за создание такой живой и драматичной истории) заслуженное первое место!

0
13 Ange-lika   (23.02.2019 23:59)
Спасибо автору за необычный ракурс, за живой слог, за саму идею и историю.
зачиталась...

+1
12 partridge   (22.02.2019 14:34)
Несмотря на проблемы и неудачи, человеческая жизнь героев получилась такая яркая и объемная, а существование в новых ипостасях как будто перечеркнуло ее, обрубило все планы, мечты и надежды. И ничего не дало взамен. Вернее, все, что дало (сверхспособности, иллюзию неуязвимости и бессмертия), оказалось эфемерным и совсем не гарантирующим счастья.
Необычный пейринг. Необычный ракурс. Горькое послевкусие.

+1
11 MissElen   (21.02.2019 05:39)
Я так надеялась что в этой альтернативе автор "спасет" эту несчастную в обоих жизнях девочку, так несправедливо погибшую в каноне! Я злилась на Калленов, которые не спрятали её от Вольтури, хотя бы сказали отбежать подальше - там была такая смесь вони от костров с горящими вампирами и от оборотней, что никто бы Бри не учуял, тем более Вольтури не знали какое было количество новорожденных, так нет же, выставили перед этой садисткой Джейн, которая приказала убить её только чтобы хоть этим насолить Калленам. Очень очень жаль, что автор этого не сделал, но зато написал целую историю знакомства и зарождения чувств между Сетом и Бри, чтобы стало еще горше и обидней sad Да, так и стало - душераздирающе обидно

Спасибо и удачи в конкурсе.

+1
10 Эlиs   (19.02.2019 13:24)
Вот! До разрыва сердца. Очень-очень здорово.
"Прости" от Каллена такое... пустое. Лишнее. Бесполезное.
Смущает подача окончания истории, не знаю, вроде говорить не о чем, кроме "её не пощадили", но как будто мне в полёте в пропасть внезапно попалась скала, а я хотела ещё пролететь глубже biggrin

Все равно огромное спасибо!

+1
9 leverina   (18.02.2019 02:55)
Нет слов, одна печаль.
Такая живая, такая детская, такая жестокая, такая каноничная история.
Калленам Бри не своя - и ею словно на время откупились от Вольтури.

+1
8 Котова   (16.02.2019 21:57)
Хорошо написанная и очень трагическая история. Жаль и Бри, и Сета.

Спасибо автору и удачи в конкурсе. smile

+1
7 Marishelь   (16.02.2019 00:10)
Это невероятно - заглянуть за кулисы спектакля и увидеть драму не меньшую, а даже большую, чем на сцене((( Спасибо за эту душераздирающую историю, позволившую увидеть и прочувствовать жизнь ( впрочем, даже не жизнь, а сплошную трагедию) героини третьего плана.

+1
6 tess79   (15.02.2019 17:59)
А я вернулась. Эмоции немного утихли и пришло иное осмысление финала. И понимание, что любая возможная вероятность меж ними была сломана в тот миг, когда Райли присел на корточки перед девушкой на остановке sad Союз вампира и оборотня не видится мне вероятным, как бы того ни хотелось. Быть близкими, но не равными, рядом, но не вместе... мучение wacko Финал не стал менее горьким, но стал... не таким опустошающим что ли sad А вот история не изменилась ничуть. Она все так же проникновенна и впечатляюща. Вы - мой несомненный фаворит, Автор. Спасибо!!!! happy

0
5 Gracie_Lou   (15.02.2019 13:24)
Цитата Текст статьи ()
Вокруг них на утоптанном снегу красные капли человеческой крови – как будто горсть вишни рассыпана.

Сравнение бесподобное! ok Если бы существовал приз за лучшее образное сравнение конкурса я отдала бы голос за него. biggrin И вообще очень понравился образ Сета. Настоящий молодой деревенский паренек. Чувствуется, что растущему организму постоянно хочется пожрать и тырить вишни в чужом саду ему не в диковинку. biggrin biggrin biggrin Это так свежо! happy

+2
4 Oxima   (15.02.2019 12:51)
Бедные дети! Жили себе, никого не трогали, влюблялись, надеялись на счастье... И вдруг стали пешками в чужой игре. Просто потому, что одна девчонка очень сильно захотела бессмертной любви и нарушила мировое равновесие.
Герои вышли очень живыми, просто невозможно не проникнуться симпатией и сочувствием к ним, к их разрушенным жизням.
Очень понравилось, что эта маленькая альтернативная история почти не изменяет событий канона. Разве что Сети после всего произошедшего уже не сможет остаться таким милым мальчишкой, каким он был в Рассвете.
Спасибо, Автор! Ваша история - сладкий яд. Пьётся легко, но с последней каплей понимаешь, что мозг отравлен и Сумерки никогда не станут прежними.
Едва ли у этого рассказа есть шанс победить (слишком много неписанных правил Вы нарушили), но я от всего сердца желаю Вам удачи!

+1
3 робокашка   (14.02.2019 13:51)
Чудесная история несбывшейся любви... Были случайные встречи, несмелые намёки, робкие ожидания и головокружительная возможность... Не сбылось... cry
Сета ещё найдут его чувства и привязанности, а бедняжка Бри Таннер родилась жертвой. Очень жаль...
Большое спасибо Удачи в конкурсе!

+2
2 tess79   (13.02.2019 18:58)
чОрд возьми, Автор! cry Да, конечно, канон... да, пожалуй я должна была быть готова, но неистребимая вера в чудеса таки давала надежду cry Это несправедливо. Хорошая девочка. Замечательный, солнечный мальчик. И поломанная вероятность между ними. Первая история на конкурсе, вызвавшая реальные слезы. Спасибо, дорогой Автор, огромное. За Ваших замечательных персонажей, за нить сюжета, так органично вплетенную в канву канона. Даже за слезы. Снимаю шляпу перед Вашим талантом и держу кулачки. Удачи в конкурсе!!!

+4
1 Aelitka   (13.02.2019 12:15)
Милый автор! Спасибо вам огромное за эту историю, так деликатно вписавшуюся в канон Саги (с небольшими отступлениями, но всё же). Сет всегда был у меня одним из любимых героев, и здесь вы так удачно раскрыли его характер, лёгкий, но при этом удивительно мужской, с правильными приоритетами и порывами. Очень впечатлило, как вы затянули меня в омут их отношений, заставили искренне сопереживать обоим, чтобы в конце растоптать чёртовым каноном. Удивительно, как точка зрения счастливых персонажей обесценивает трагедии, что происходили на фоне... Спасибо, что показали изнанку сладкой Саги.
Удачи вам!

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями