Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [13]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4803]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15093]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14315]
Альтернатива [8988]
СЛЭШ и НЦ [8923]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4347]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за апрель

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Слушайте вместе с нами. TRAudio
Для тех, кто любит не только читать истории, но и слушать их!

Задай вопрос специалисту
Авторы! Если по ходу сюжета у вас возникает вопрос, а специалиста, способного дать консультацию, нет среди знакомых, вы всегда можете обратиться в тему, где вам помогут профессионалы!
Профессионалы и специалисты всех профессий, нужна ваша помощь, авторы ждут ответов на вопросы!

Отверженная
Я шла под проливным дождём, не думая даже о том, что могу промокнуть и заболеть. Сейчас мне было плевать на себя, на свою жизнь и на всех окружающих. Меня отвергли, сделали больно, разрушили весь мир, который я выдумала. Тот мир, где были только я и он. И наше маленькое счастье, которое разбилось вдребезги.

Кофе по-исландски
У него пряди светлые – у меня в тон темного шоколада. Его глаза точь-в-точь изумрудный оттенок мха острова, а мои – воплощение коричнево-красноватых земель. Триггви большой – как вулканические скалы, а мне бы дотянуть до высоты пирамид из камешков, которыми указывали путь странникам в густом тумане. Рейкьявик и Стамбул. Лед и пламень. Мы вместе, и это мое самое невероятное путешествие.

Равноденствие
Мир перевернула не война, хотя она идет. Жестокая, бессмысленная и беспощадная. Земля содрогнулась не от горестных стенаний и предсмертных криков, хотя их в избытке. Всю выстроенную долгими веками жизнь извратили предательство, лицемерие, равнодушие, ненависть. Что или кто сможет противостоять натиску убийства и изощренности коварства? Любовь? Доброта? Сплоченность?
Но есть люди… просто, лю...

Приворот
Ты хочешь, чтобы парень любил только тебя и любил безумно? Хорошенько подумай перед ответом! Десятиклассница Настя решилась приворожить самого популярного парня в школе, и ей это удалось. Но вскоре любовь превращается в манию, защита в неусыпный контроль, а ревность становится смертельно опасной. Насте предстоит выяснить, что это: опасный характер Ромы или побочное действие приворота?

Метель одиночества
Немного грустная сказка о первой любви

Набор в команды сайта
Сегодня мы предлагаем вашему вниманию две важные новости.
1) Большая часть команд и клубов сайта приглашает вас к себе! В таком обилии предложений вы точно сможете найти именно то, которое придётся по душе именно вам!
2) Мы обращаем ваше внимание, что теперь все команды сайта будут поделены по схожим направленностям деятельности и объединены каждая в свою группу, которая будет иметь ...



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




что в ЭТОЙ теме вольные художники могут получать баллы за свою работу в разделе Фан-арт?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Любимый мужской персонаж Саги?
1. Эдвард
2. Эммет
3. Джейкоб
4. Джаспер
5. Карлайл
6. Сет
7. Алек
8. Аро
9. Чарли
10. Джеймс
11. Пол
12. Кайус
13. Маркус
14. Квил
15. Сэм
Всего ответов: 15729
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Второй шанс. Глава двадцать вторая

2019-5-25
14
0
Не знаю, что я думал или не думал услышать в качестве ответа, но вряд ли в моей голове и мыслях он был именно таким... Таким сравнивающим и проводящим параллели, и морально уничтожающим того, кто сам о себе так отозвался. Белла в некотором роде травит себя и презирает, но у нас всех есть прошлое, которое уже в любом случае позади. Я, конечно, в этом тоже не преуспел, но к чему это порицание, если ничего уже не изменить?

- Это было и прошло, хорошо? Это более неважно... Если только ты не делаешь чего-то такого, о чём я не знаю. Ты совершаешь что-то, что было характерно для тебя раньше?

- Я... я... Мне... мне нужно к Эйдену, - Белла поправляет упавшие лямки, собираясь вернуть их обратно на плечи, туда, где им самое место, и я понимаю, что разговора по душам, где она рассказывает мне обо всём и ни о чём, у нас очевидно не получится, но уже слишком расстроен её вероятным уходом, чтобы просто молчать и ничего не делать:

- Может быть, оно и так, но лично я думаю, что в первую очередь ты сбегаешь... - прикрывшись, чтобы не делать ситуацию ещё более запутанной и непростой, я оказываюсь прямо позади Беллы и уверенно сжимаю её левое плечо, и меня не останавливает даже риск, что так она лишь быстрее схватит все свои вещи и убежит к себе. Но этого не происходит, и я думаю, что прав. Что в действительности она совсем не хочет уходить, а просто сбила себя с толку вместо того, чтобы расслабиться и позволить всему идти своим чередом. Но, с другой стороны, что я вообще знаю о том, как она видела и, возможно, продолжает видеть физическую близость? Что, если тот, с кем она её познала, не был ни добр, ни нежен? Что, если отец Эйдена... обижал её и к чему-либо принуждал? Что, если был ещё кто-то, кто делал это?

- Ты всё равно, скорее всего, отвык от кого-либо в своей постели... Не хочу тебе мешать, - между тем потерянно шепчет Белла, и это окончательно переполняет чашу моего отнюдь не бесконечного терпения:

- Ты мне никогда не помешаешь. Это просто невозможно. Я же... Ты ведь дороже мне всех на свете, - почти кричу на неё я, но она лишь безнадёжно всхлипывает и, кое-как натягивая на себя халат поверх так и не зафиксированного бюстгальтера и сжимая полочки руками, всё-таки поднимается с кровати, поворачиваясь лицом ко мне:

- Это неправда, Эдвард. Я... я не могу быть такой для тебя. А как же твои родители? Ты о них не забыл?

- Нет, не забыл... Но это другое. Просто иди сюда. Иди ко мне... - я протягиваю руку к ней и, затратив некую сугубо мягкую силу, возвращаю Беллу обратно в свои объятия, но она вся дрожит и всячески сопротивляется, словно в ней идёт невидимая глазу внутренняя борьба, но я просто держу её в своих руках, пока, лёжа на моей подушке, она не затихает, понимая, что со мной ей всё равно не сладить. Этот момент не продлится сильно долго, и рано или поздно нас разлучит если и не Эйден, то мой будильник, но сейчас всё это неважно. Я лишь хочу, чтобы она была рядом. - Давай просто побудем вместе, а обо всём остальном, о том, что ты хотела или не хотела мне сказать, поговорим завтра или вообще в другой раз, хорошо?

- Ты... ты не... У тебя не найдётся ещё одного одеяла?

- Тебе холодно?

- Нет, я просто... - она не договаривает, но в этом и нет необходимости. Я уже всё понимаю... Ей просто нужны пространство и дистанция, и, быстро дойдя до комода, я возвращаюсь обратно уже с тёплым пледом и закутываю в него Беллу со всех сторон, при этом избегая прикосновений как таковых.

- Так лучше? - она просто кивает, но я не уверен, что ей действительно комфортно, потому что наспех натянутая одежда вряд ли чувствуется приятно, и я решаюсь, разумеется, не дотронуться до Беллы против её воли, но заговорить об этом, - мы можем... не пойми меня неправильно, но, может быть, ты отдашь мне свои вещи? Они сковывают... А тебе нужно отдохнуть.

- Ладно... - Белла стаскивает с себя всё ненужное и, даже если ей стыдно и неуютно, протягивает его мне, и, положив отданное на свою тумбочку, я придвигаюсь обратно, но держу себя в руках и остаюсь на некотором расстоянии, пока до меня не доносится просящий голос, - ты не обнимешь меня, пожалуйста?

- Я... я не уверен, хочешь ли ты...

- Прошу тебя, Эдвард...

Более я ничего не жду и, получив позволение, тут же прижимаю тёплое тело к себе левой рукой, опоясывающей талию Беллы, и хотя под укрывающим её материалом она, я знаю, обнажена, это последнее, о чём я думаю, и так, впервые за многие годы с кем-то под боком я и погружаюсь в сон.

******


- Белла?

Моя ладонь натыкается лишь на прохладу простыни и пустоту с правой стороны кровати, и, тут же распахнувшись, глаза обнаруживают исчезнувшие с тумбочки женский халат и бельё, но прежде, чем я отправляюсь на поиски девушки, она появляется в дверном проёме и тихо прикрывает дверь, даже не замечая, что я уже не сплю. Это становится ей известно лишь тогда, когда Белла, к моему великому счастью, забирается обратно в мою кровать, как раз в этот момент и обнаруживая, что всё последнее время я смотрел на неё и наблюдал за её передвижениями. Тем временем за окном уже занимается рассвет, очевидный из-за того, что накануне я забыл сдвинуть занавески.

- Спи дальше, - заботливый шёпот сопровождается шуршанием постельного убранства, пока Белла поудобнее устраивается в изголовье, но не укладывается по соседству со мной, как мне бы того хотелось, и меня настолько трогает её участие, что я едва заставляю себя не прикасаться к ней.

- А как же ты?

- Я думаю, что уже не усну.

- Из-за дневного света? Ну, это не проблема. Хочешь, я закрою шторы?

- Нет, просто сна уже ни в одном глазу. Эйден... ну, он меня окончательно пробудил.

- Ты и сейчас была у него? - я смутно помню, как среди ночи она отлучалась к нему пару раз так точно, но каждый раз вроде бы возвращалась в мою комнату и обнимала сама себя моей сонно лежащей на простыни рукой, если только всё это мне не предвиделось.

- Прости, что опять потревожила, - должно быть, всё-таки не предвиделось.

- Глупости не говори. Лучше скажи, который сейчас час.

- Половина шестого. Ещё рано.

- Не для меня. Через полчаса зазвенит будильник, - отвечаю я, думая о том, что закрывать глаза нет уже ровным счётом никакого смысла, а значит, можно и вставать, не дожидаясь сигнала, когда, передвинувшись, Белла отгибает край одеяла, под которым нахожусь я, и с определённой долей внезапности забирается под него и, кажется, мне под кожу.

- Значит, тридцать минут?

- Да... Да, а что?

- И вскоре тебе надо будет ехать на работу?

- В чём дело, Белла? - настороженно спрашиваю я, ведь всё это, мягко говоря, мне не особо и нравится. До этого дня она никогда столь плотно не интересовалась моими планами... никогда. За этим может скрываться что угодно, и моя нервозность лишь усиливается, когда её рука неожиданно спокойно и уравновешенно касается моей обнажённой груди.

- Ни в чём. Просто… я буду скучать, - тише вкрадчивого и взвешенного шёпота признаётся Белла, и, словно на автомате обнимая её за талию, я и сам не понимаю до конца, в какой именно момент в темпераментном поцелуе она толкает меня на спину, не встречая никакого сопротивления. В утреннем свете всё кажется особенно правильным, ярким, чётким и незыблемым, но сейчас я ничего не хочу. Точнее хочу, но не в условиях торопливой спешки и уж тем более без разговора, и именно эта мысль побуждает меня остановиться и придержать Беллу.

- Я тоже, и сильнее, чем ты. Но, знаешь, ты ведь можешь мне звонить, - говорю я, предлагая реальное решение, к которому и сам буду рад, если она прибегнет, но Белла скатывается с меня направо и, зажмурив глаза, уверен, до боли сжимает свои слегка вьющиеся и мило спутанные волосы прежде, чем громко и напряжённо выдохнуть:

- В том-то и дело, что не могу...

- Нет, можешь. Нам не запрещено пользоваться мобильными телефонами.

- Ты, и правда, не понимаешь? - резко переводит свой взгляд на меня Белла, выглядя так, будто говорит очевидные вещи, а я слишком туп, чтобы их понять, и все они словно влетают в одно моё ухо, ни малейшим образом не затрагивая сознание, и вылетают через другое. - А что, если я или кто-то ещё позвонит тебе, когда ты будешь на вызове, ты отвлечёшься на звук, и в результате тебя ранят, или ещё чего хуже?

- Этого никогда не произойдёт, по крайней мере, не из-за телефона, и знаешь...

- Да откуда такая уверенность?

- Оттуда, что я всегда отключаю телефон, пока мы едем на вызов.

- Однажды ты можешь просто забыть это сделать...

- Даже если так, я достаточно устойчив к внешним раздражителям.

- Да, я видела, как тогда ты совершенно не отреагировал на рацию... Что было дальше, мы оба прекрасно помним, - напоминает мне Белла, и я вынужден признать, что в её словах есть значительный резон. Я, и правда, забылся, и где гарантии, что это не повторится? В том, чем я занимаюсь, их вообще нет. Ты можешь, как обычно, поцеловать жену и детей перед уходом из дома, попрощаться с ними до вечера и уехать на службу, но оговорённое время суток для тебя может так и не наступить, потому что ты уже будешь мертв, а твоё тело остывать в холодильнике. Всё остальное романтичная лирика, а вот это неприглядная реальность.

- Так ты... волнуешься за меня? - я хочу услышать, как она это скажет, но вместе с тем побаиваюсь, что этого не произойдёт. У неё явные проблемы с чувствами и их выражением, и она не станет внезапно нормальной и обычной, легко разбрасывающейся словами и эмоциями девушкой. В свою очередь я, человек, который по идее не должен ничего бояться, опять нервничаю так, что потеют руки, будто на кону стоит моя жизнь, а не всего-навсего влюблённое сердце, что вообще ни разу не смертельно, в отличие от направленного на тебя пистолета или иного оружия и выстрела в жизненно важный орган.

- Ты же знаешь, что волнуюсь. Поэтому не жди, что буду звонить...

- Но могу я хотя бы надеяться на то, что ты позавтракаешь со мной или, как минимум, просто посидишь рядом?

- Да, можешь, - и так мы вместе наслаждаемся вкуснейшим творогом с изюмом, овсяной кашей с черникой, чаем с лимоном и, разумеется, присутствием друг друга, пока мне не приходит время собираться на работу. Это мгновение носит оттенок печальной грусти, но я стараюсь не думать о том, о чём уже размышлял. Плохие мысли притягивают всё дурное, и, заглянув к Эйдену, я сосредотачиваюсь на счастье знать его и его мамочку, поглаживаю зажатую в кулачок крохотную ручку, облачённую в пижаму с рисунком в виде разноцветных легковых и грузовых машинок, и целую его, спящего в своём укромном уголке, в тёплый и маленький лобик, около которого и на голове уже проглядывают довольно-таки много волос. Почти что чёрные, они не такие, как у Беллы, просто слишком тёмные, чтобы быть ими, но мне плевать.

Я люблю этого малыша и... кажется, и её тоже. Ведь если это не любовь, когда хочется быть с человеком постоянно, видеть его максимально возможное количество времени, окружить бесконечной заботой его и его ребёнка, даже если он не твой, нести за них ответственность, открывать им мир и делать всё, чтобы они оба были счастливы, тогда что же ещё? Таню... я тоже любил, но то было иное чувство, более приземлённое и эгоистичное, незрелое и юное, поэтому я и не смог скорбеть хотя бы для вида. Поэтому и воспринимал все соболезнования поперёк горла и в итоге сбежал с похорон, едва закончилась траурная панихида, оказавшись не в силах остаться на само погребение. Поэтому даже спустя все эти годы так и не извинился перед её родителями за столь трусливый, отвратительный, позорный и недостойный поступок. Поэтому всё поведанное Белле больше походило на заученный текст из школьного учебника, чем на прочувствованный рассказ о былом.

Теперь же всё иначе. Я чувствую себя по-другому, не знаю, лучше или хуже, просто... разница налицо. Как между небом и землёй. Я уезжаю на службу, ничего не сказав, не набравшись смелости лишь только потому, что кое-что так и не изменилось. Мне по-прежнему не дано не быть мнительным, да и Белла не Таня. Вроде готова, а вроде и нет. Физическая близость – это ещё не все. Не окончательно достигнутое моральное единение. Но и оно занимает значительное место между нами и, когда я уже приезжаю на работу, но только вхожу в здание, выражается в том, что Белла в некотором роде не сдерживает своё обещание. Нет, она не звонит, но от неё приходит сообщение, которое я открываю, нисколько немедля.

Я тебе солгала. Точнее была не до конца откровенна. Я не просто волнуюсь за тебя, а очень боюсь, что с тобой что-то случится. Твоя работа... она меня пугает.

Тебе... тебе бы хотелось, чтобы я занимался чем-нибудь более безопасным?

По-моему, это неважно. В данной ситуации моё мнение не имеет значения. Это же твоё призвание.

Но ты бы хотела?

Наверное, любой бы хотел, чтобы близкий ему человек предпочёл не опасную профессию. Я не исключение.

Но я не могу...

Я знаю. Правда, знаю. И не собираюсь просить выбирать.

Но как тогда быть?

Полагаю, просто жить... и, если это тебя не затруднит, по дороге домой купить какой-нибудь торт. Я не знала, как сказать это лично, но сегодня Эйдену исполняется четыре месяца. Но если тебе не до того, я схожу в магазин и сама. Только скажи.

Пальцы замирают над буквами на сенсорной клавиатуре, потому что я не знаю, что на это отвечать. Точнее не имею ни малейшего понятия, в какой форме лучше выразить свои эмоции. Ограничиться сдержанными выражениями? Или не скрывать подлинных чувств? Выбрав второе, я вообще выхожу из сообщений и набираю номер Беллы, потому что хочу услышать её голос.

- Да? - это первый раз, когда мы говорим по телефону, но, надеюсь, не последний. Её речь звучит так же знакомо, как и вживую, и я рад, что она не искажена сотовой связью, помехами на линии и расстоянием.

- Значит, нам есть что отметить, - вряд ли осознавая это, я понимаю, что улыбаюсь, только когда случайно перевожу взгляд на стекло в дверях и обнаруживаю непривычное своему взгляду собственное отражение. Слишком уж оно оптимистичное и радостное. Кажущееся неправдоподобным, настолько я отвык от такого себя. Но я бы сказал, что сожалею, что придётся его стереть и нацепить обычную маску, чтобы не выглядеть белой вороной среди преимущественно всегда нахмуренных коллег. - Ты не беспокойся, торт я куплю. Какой ты предпочитаешь?

- Мне на самом деле всё равно. Я просто хочу... хочу, чтобы уже поскорее настал вечер. Это, наверное, глупо. В смысле ты ведь только недавно уехал...

- Вовсе нет. Это... В общем, я счастлив с тобой, Белла, - только, пожалуйста, не разрушь меня, девочка.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-38196-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (08.05.2019) | Автор: vsthem
Просмотров: 716 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 marykmv   (09.05.2019 20:37)
Белла вроде и хочет и колется. Обжегшись на молоке, дует на воду. Печально, что у такой молодой и такой открытой девочки уже имеется большой негативный опыт. Хотя именно по этой причине они с Эдвардом имеют еще больше шансов стать большой счастливой семьей.

0
3 робокашка   (08.05.2019 22:05)
отлепившись друг от друга, по телефону они выразили гораздо больше! и теперь я тоже боюсь, чтоб с Эдвардом всё было в порядке... smile

0
2 pola_gre   (08.05.2019 16:44)
Цитата Текст статьи ()
Я просто хочу... хочу, чтобы уже поскорее настал вечер. Это, наверное, глупо. В смысле ты ведь только недавно уехал...

Сколько инициативы появилось со стороны Беллы! Стоило только начать smile

Спасибо за продолжение!

0
1 rojpol   (08.05.2019 14:09)
Спасибо))

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями