Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1686]
Из жизни актеров [1628]
Мини-фанфики [2544]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [13]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4803]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2391]
Все люди [15093]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14315]
Альтернатива [8988]
СЛЭШ и НЦ [8924]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4347]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей апреля
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за апрель

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Наваждение Мериды
Что делать, если лэрды и принцы не милы, а при виде кузнеца заходится сердце?

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.

Белая королева
...да убоится жена мужа своего.

"Сказочная" страна
Сборник мини-истори и драбблов по фандому "Однажды в сказке".
Крюк/Эмма Свон.

Сделка с судьбой
Каждому из этих троих была уготована смерть. Однако высшие силы предложили им сделку – отсрочка гибельного конца в обмен на спасение чужой жизни. Чем обернется для каждого сделка с судьбой?

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Последний уровень
Когда из множества битв ты вышла победительницей, остается последняя...
Каким же будет твоё самое сложное испытание?



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

А вы знаете, что победителей всех премий по фанфикшену на TwilightRussia можно увидеть в ЭТОЙ теме?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Мой Клуб - это...
1. Робстен
2. team Эдвард
3. Другое
4. team Элис
5. team Джаспер
6. team Джейк
7. team Эммет
8. team Роб
9. team Кристен
10. team Тэйлор
11. team Белла
12. team Роуз
13. антиРобстен
14. team антиРоб
15. антиТэйлор
Всего ответов: 8883
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

Онлайн всего: 28
Гостей: 15
Пользователей: 13
Мятежница, Т@нюшка, Rollenaris5632, Ryabina, Джейд, Goldamsel, bako_2000_7sk, sonador, 1949, нилу, yanise, annapolubock, Персик4439


QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Второй шанс. Глава двадцать первая

2019-5-26
14
0
Свободное время – это зло. Для меня проблемой из проблем оно стало в связи с тем, что я сглупил, по-крупному и сильно, когда, ни о чём не думая, распустил руки и не обрёл никакого понимания, что сказать и как перевести ситуацию в плоскость того, что этого будто и не происходило. Потому что это было, и даже когда я пошёл вслед за Беллой и постучал в дверь ванной комнаты, она не промолчала, нет, но ясно дала понять, что разговора у нас сейчас не выйдет. Впрочем, его не вышло ни за прошедшим в молчании и на грани взрыва ужином, ни за моим одиноким пребыванием у телевизора, в то время как я вряд ли видел, что именно смотрю, а Белла так и не вышла из своего добровольного заточения в той самой комнате, где я чуть было не зажал её между своим телом и стеной. Даже будь она в целом не против развития наших отношений, не думаю, что ей бы понравился такой исход, в котором есть лишь грубость и резкость, и отсутствует любой намёк на нежность. Я не иначе как идиот. Будто это способно хоть кому-нибудь понравиться... когда тебя касаются без всякого уважения, ласки и такта, не говоря уже о восемнадцатилетней девочке. Что вообще на меня нашло?

- Ты такой дурак, Эдвард Каллен, - порицаю я сам себя, глядя в тёмный потолок своей неосвещённой комнаты, за узким, но длинным окном-дверью которой также лишь ночная мгла и мрак сада, но вся моя мысленная деятельность мгновенно прекращается, как только входная дверь тихо открывается, являя мне женственный силуэт, и почти сразу же закрывается обратно вслед за вошедшей Беллой. По целому ряду причин это кажется нереальным и невозможным, ведь что ей здесь делать, но мои глаза мне не лгут, ясно различая её облик среди всей прочей обстановки, и я приподнимаюсь на локте:

- Белла? У тебя всё в порядке? Или что-то случилось с Эйденом? - но вместо какого угодно ответа она просто становится всё ближе и ближе к моей кровати, а когда, наконец, достигает её, то оказывается сидящей поверх моих колен прежде, чем моя замедлившаяся и полусонная реакция успевает проанализировать цепочку происходящих событий, и, склонившись вниз, в поцелуе прикасается к моим откликающимся губам. Ненасытно, жадно и жёстко, больше беря, чем отдавая, и я, вовсе не возражающий, а даже наоборот, солгу, если скажу, что мне не сносит крышу, да и мои руки скользят от талии к плечам, в конечном итоге сжимая последние, совсем не чтобы оттолкнуть, а лишь для усиления контакта, но только я осознаю, как гладкие тонкие пальчики касаются нижней части моего обнажённого туловища на ничтожно малом расстоянии от пояса пижамных штанов, голову пронзает первая за последние минуты рациональная мысль, и, поймав руки Беллы, я сажусь в кровати, опираясь на её изголовье и стараясь не думать о том, что скрыто под халатом, и как приятно было бы развязать пояс и снять вещь с желанного тела. Достаточно того, что ноги по-прежнему ощущают то, что не должны, женщину в моих объятиях, и я очевидно хочу, а значит, уверить в обратном её будет очень и очень сложно. - Ты что... делаешь? Что... творишь? - тихо спрашиваю я словно в полусне, понимая, что должен взять себя в руки, но не зная, как быть. Если отвергну её ещё раз, неважно, в каком смысле, всё может закончиться. С большей вероятностью и реально прекратится. Белла чётко дала это понять...

- То, что мы оба хотим... И что давно пора. Разве нет?

- Ты сказала «нет», Белла, - нервно сглатывая, добровольно напоминаю ей я, ведь ясно всё услышал и не собираюсь это игнорировать в несуществующей надежде, что она, быть может, передумает. Мне не надо, чтобы она меняла свою точку зрения в угоду, как ей кажется, мне, но в ущерб себе. Мне лишь необходимо видеть её счастливой, и только. - А теперь ты здесь, но зачем? Я ничего не понимаю, но что мне очевидно, так это то, что тебя не должно тут быть...

- Но я... я хотела и всё ещё хочу... - признаётся она чуть слышно, заставая меня врасплох и вдребезги разрушая всё то, что я знал и в чём был уверен до этого момента, и, растерянный, я опрометчиво ослабляю хватку, выпуская запястья из рук, и освобождённые ладони тут же занимают кажущееся правильным место на моей груди. - И это единственное место, где сейчас мне как раз и надлежит находиться.

- Почему?

- Что почему? Я... я тебя не понимаю... - глухо спрашивает Белла, не отстраняясь, но словно куда-то исчезая из-за ощущения того, как тих и неразборчив её голос, и, игнорируя все правила и нормы морали, которые, пожалуй, загоняют нашу ситуацию в рамки, я придвигаю её тело ближе к своему, смело касаясь спины и кончиков волос:

- Почему ты говоришь это лишь сейчас? Что я... нужен?

- Не... не почему...

- Почему, Белла? - настаиваю я, ведь ничего не меняется просто так, и если это происходит спустя несколько часов, то явно вызвано напряжёнными размышлениями и тем, что человек приходит к некоторым выводам, которые его не радуют, и боится, что, возможно, в дальнейшем они обернутся совсем не в его пользу, и в результате наступает время действовать. Время брать то, что предлагает жизнь, пока она же не отняла это обратно. Я неплохо разбираюсь в людях и считываю их. Осталось лишь понять, какая конкретно картина сложилась в голове у Беллы, и что подтолкнуло её прийти ко мне чуть ли не среди ночи и настойчиво попытаться добиться меня, когда я и так у неё есть и никуда не собираюсь деваться, что бы она там себе не думала... - Почему?

- Хочешь это обсудить?

- Да, хочу...

- А я нет. По крайней мере, не сейчас, - качает головой Белла, овевая своим тёплым и приятным дыханием моё скованное немыслимым напряжением лицо, и я почти окончательно перестаю что-либо понимать, пока она не ошеломляет меня словами, вновь выводящими на первый план моё физическое желание, подкреплённое, кажется, и её аналогичным стремлением, - я желаю того, что делают взрослые люди, которые нравятся друг другу, но если ты действительно хочешь поговорить, мы поговорим... но утром.

- Но я... я... - я собираюсь, правда, собираюсь сказать ей, что всё это не лучшая идея, и что меня вовсе не снедает немыслимая жажда, но, опрометчиво прикрыв глаза для того, чтобы набраться решимости и сил, мысленным взором я вижу лишь фантазии и подлинные мечты, в которых, распуская узел на халате, раздвигаю его полы, снимая более ненужную одежду с обнажающегося тела, ласково, но быстро стягиваю прочь всё нижнее бельё, откладывая любование преимущественно до следующего раза, и, перевернув нас, прикасаюсь к вытянувшейся подо мной Белле так, как до меня этого, скорее всего, никто не делал.

Это вряд ли эффективный способ успокоиться и унять специфическую реакцию организма, распознавшего близость единственно необходимого человека, и я терплю поражение, проигрываю сам себе, когда поднимаю сомкнутые веки и, не сдержавшись, исполняю всё, о чём думал секунду назад, и, как и ожидалось, натыкаюсь на сопротивление, едва моя рука оказывается в опасной близости от того, чтобы дотронуться до Беллы там. Я чувствую, ей любопытно всё познать, познать новые ощущения и эмоции и проникнуться ими, но вместе с тем ещё и страшно, и тревожно, и неуютно, поэтому и подчиняюсь, прекращая свои действия, как только её правая ладонь цепляется за мои пальцы, останавливая их от дальнейшего продвижения вниз:

- Нет, только... только не так, - и, будто лишь моего импульсивного действия и не хватало для того, чтобы уйти в себя, левой рукой Белла пытается прикрыть и свою грудь, спрятать обе вершины от моего взора, но это то, как в свою очередь не хочу, чтобы всё обстояло, я, для чего задействую и слово, и касание, не дающее закрыться от меня, ведь ей совершенно нечего стыдиться:

- Пожалуйста, не прячься. Не надо... Я хочу видеть тебя. Всю без исключений. И... хочу коснуться. Позволь мне, девочка, - я не уверен, что это прозвучало как безмятежная просьба, а не как требовательный приказ, но чувствую расслабление женского тела и то, как хватка на моём запястье исчезает, словно давая разрешение на всё, что только придёт мне в голову, и я не имею права разочаровать. Не только потому, что для Беллы это в чём-то первый опыт, и он раз и навсегда определит, понравится ли ей или нет, но и потому, что я не думаю, что мы сможем пойти до конца. Вряд ли Белла согласится сделать это без защиты, которой у меня попросту нет, но я хочу, чтобы хотя бы кому-нибудь из нас стало хорошо. Чтобы она получила то, за чем пришла...

- Я... я ещё никогда, - тихо шепчет она, с неким волнением, но доверительно взирая в мои глаза, и её рука, прежде сжимавшая мою, будто в поиске поддержки и телесного ощущения, что всё хорошо, теперь стискивает кожу у меня на шее, едва я дотрагиваюсь до Беллы так, как того хотел, и не собираюсь останавливаться.

- Я знаю... Знаю, - также почти беззвучно отвечаю я, целуя её, обнимая и любя, и дарую ей некое чувство свободы, немного отстраняясь, лишь тогда, когда она покрывается мурашками и секунду спустя вздрагивает от удовольствия, тёплым и ускоряющим бег сердца потоком проходящего через её покорившееся и сдавшееся мне на милость тело.

Я обнимаю Беллу за талию, уткнувшись лицом в волосы около левого уха, пока дыхание успокаивается, возвращаясь к своему обычному ритму, и пытаюсь силой внушения образумить одну конкретную часть своего тела, когда внезапно и нежданно моё тело толкают на спину и снова нависают надо мной. Но этому не бывать, и вот теперь-то в своих суждениях я твёрд. Как бы мне не хотелось, я не могу просить Беллу рискнуть. Вряд ли ей нужен ещё один ребёнок... Боже, просто убейте мой мозг.

- Нет, стой. Мы не можем. Нельзя...

- Почему нет? - словно не слыша и вообще не слушая, что я говорю, вопрошает Белла, и из меня вырывается неконтролируемый стон лишь от одного того, что я ощущаю её обжигающее тепло и влажность, несмотря на разделяющую нас ткань моих штанов, и мне приходится приложить все свои усилия, чтобы отыскать в голове тот самый всё объясняющий ответ, которой вообще-то прост, но прямо сейчас еле-еле обнаруживается внутри:

- У меня... у меня нет... А тебе, скорее всего, не нужен ещё один младенец.

- Его и не будет. Почти сразу после родов я сделала укол, - в то же мгновение отвечает Белла так легко, как будто долго думала обо всём, что может меня отдалить, и предусмотрела всё на свете, чтобы этого не произошло, но для меня не всё столь банально просто, и я пытаюсь осмыслить то, что она предприняла в качестве противозачаточных мер, по крайней мере, до тех пор, пока мои руки не решают зажить собственной жизнью и не принимаются помогать Белле приспустить мои штаны вниз.

Дальше же все мысли напрочь вылетают из головы, сознание растворяется в небытие, рассудок исчезает в дымке подступающей эйфории, и, одним толчком, пожалуй, резче и импульсивнее того, как стоило бы действовать, слившись с Беллой, я чувствую немыслимый жар, распространяющийся по позвоночнику, довольно агрессивные руки на моей спине, стремящиеся сблизить тела ещё больше, и нежно-упрямые губы, заставляющие меня задыхаться. Я дико не удержал контроль, но если так продолжится и дальше, то ввиду длившегося годами воздержания завершится всё прежде времени, и в выигрыше окажется совсем не Белла. Поэтому я меняю нас местами и, как только моё тело накрывает её, словно одеялом, сжимаю обе чрезмерно уверенные ладони в изголовье кровати.

- Замри, ладно? С тех самых пор у меня никого не было...

- Ты... серьёзно?

- Боюсь, что долго не продержусь... - ощущая некий стыд, тем не менее, признаюсь я, ожидая улучшения ситуации с самоконтролем, но тут Белла, чьи руки я, признаться, не особо и сковывал, дотрагивается до моей поясницы, и всего одно неосторожное рефлекторное движение толкает меня за ослепляющий край.

За тонкую грань между до и после, после пересечения которой всё моё тело содрогается и словно догорает среди тлеющих углей, и, слишком давно не чувствуя ничего подобного, а сейчас будто попав в рай и небеса, уткнувшись головой в ключицы Беллы, я не сразу распознаю, что она пытается выбраться из плена моего тела, а когда относительно прихожу в себя, то обнаруживаю её уже сидящей на другой половине кровати и пытающейся в кромешной темноте на ощупь натянуть на себя нижнее бельё, среди раскиданных элементов которого помимо всего прочего мы ещё минуту назад занимались любовью. В моём понимании это было и остаётся нечто большим, чем мимолётной связью на одну ночь, а теперь меня что, бросают и сбегают?

- Белла? Что ты делаешь? - я знаю, что оставил её неудовлетворённой, но разве это повод уходить? Я ведь никуда её не выгоняю. Наоборот, хочу, чтобы она осталась. На всю ночь до самого утра... Я что, слишком многого прошу? Или ей просто плевать на чувства, а нужен лишь качественный секс?

- Я... я одеваюсь, - откликается она непонятно отчего дрожащим голосом, всё ещё недостаточно сконцентрированная и сосредоточенная для того, чтобы застегнуть свой созданный специально для кормления, но всё равно красивый кружевной бюстгальтер, и в целях обретения правды я пододвигаюсь к Белле со спины, наблюдая, как она, ещё пару раз попытавшись справиться с крючками, но не добившись положительного результата, беспомощно опускает руки.

- Я тебя чем-то обидел? Знаю, не всё сложилось, но... куда ты? Ты что, не останешься? - из комнаты будто выкачали весь воздух, насколько затруднительно и тяжело мне дышать и говорить, и я решительно не осознаю, что изменилось, ведь Белла сама пожелала отложить наш разговор до утра, и я думал, это значит, что у нас вся ночь впереди. Даже если для того, чтобы просто спать в обнимку, просыпаясь лишь для заботы об Эйдене. Без всякой ставшей теперь необходимой возможности реабилитироваться. Так что же вдруг случилось?

- Нет... Ничем. Я просто хочу к себе, - и вот опять отрицание, на которое я не куплюсь, но чёрта с два. С меня хватит. Достаточно противоречий. Либо человек хочет того, что делают любящие друг друга люди, когда оказываются наедине в интимной обстановке, даже если у нас пока не всё так уж и очевидно, либо вообще не приходит к тебе, когда полагает, что в итоге его лишь ждёт неприятное разочарование.

- Я тебе не верю. Ты, очевидно, лжёшь. Но почему?

- Да потому, что, когда ты узнаешь меня настоящую, ты больше не захочешь иметь со мной ничего общего, а этот момент уже явно не за горами, - повернувшись ко мне с заслезившимися глазами, сдавшимся тоном произносит Белла, настолько расстроенная и опустошённая, что даже не думающая о том, чтобы прикрыть собственную наготу, но что такого мне станет известно, что я вдруг пожелаю оказаться от неё как можно дальше? Я не представляю, что может меня отвадить. Настоящая она уже здесь, и мне плевать, каким было её прошлое, и какие, возможно, ужасные и отвратительные поступки и решения оно в себе содержало. Душа-то у неё открытая, светлая и чистая.

- И что же заставляет тебя так думать? Что дало тебе понять, что я могу осудить и сделаю это? За исключением обстоятельств нашего знакомства, о которых я бы предпочёл, чтобы ты забыла раз и навсегда?

- Да то, что ты всё равно правильный. А мне гордиться нечем. Разве можно считать себя достойным человеком, если ты выпивал больше дней в неделю, чем можешь сосчитать, и даже ребёнка зачал в полубессознательном состоянии?


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-38196-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (08.05.2019) | Автор: vsthem
Просмотров: 643 | Комментарии: 6


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 6
0
6 Svetlana♥Z   (09.05.2019 23:57)
Ну, хоть что-то прояснилось...

0
5 marykmv   (08.05.2019 23:50)
Эти ребята просто мастера мучать друг друга. Когда одному надоедает искать проблемы, за это берется уже другой. Мне почему-то кажется, что если они приложат усилия, то у них будет самая крепкая и любящая семья.

0
4 ulinka   (08.05.2019 23:00)
Спасибо за главу))!!

0
3 робокашка   (08.05.2019 21:40)
Белла слишком импульсивная. Коротнуло - пошла к Эдварду, зачем - не очень понятно. Думала, что он её трахнет как-то своеобразно и перестанет быть таким правильным? Или что после секса она сама резко станет достойнее?! Бред wacko

0
2 pola_gre   (08.05.2019 16:32)
Цитата Текст статьи ()
- я желаю того, что делают взрослые люди, которые нравятся друг другу,

Цитата Текст статьи ()
ведь Белла сама пожелала отложить наш разговор до утра, и я думал, это значит, что у нас вся ночь впереди. Даже если для того, чтобы просто спать в обнимку, просыпаясь лишь для заботы об Эйдене. Без всякой ставшей теперь необходимой возможности реабилитироваться.

Откуда девушке-сироте знать, что это еще не конец, а только начало. Надеюсь, он сможет ее остановить и убедить smile
Хоть поспать просто вместе

Видимо, она боится его потерять без "взрослых" отношений

Спасибо за продолжение!

0
1 rojpol   (08.05.2019 13:14)
Ничего себе

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями