Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1656]
Из жизни актеров [1623]
Мини-фанфики [2497]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [20]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4724]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2381]
Все люди [14975]
Отдельные персонажи [1454]
Наши переводы [14220]
Альтернатива [8966]
СЛЭШ и НЦ [8781]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4336]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей октября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав (16-30 сентября)

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Первый поцелуй
Встреча первой любви через пятнадцать лет.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Уподобляясь животному миру
Формально я до сих пор замужем. Формально до сих пор не сняла обручальное кольцо. Оно висит на цепочке. Вместе с его кольцом. Он до сих пор не желает подписывать документы по бракоразводному процессу. Ну а я и не хочу, чтобы он это сделал.

Преломление
Однажды в жизни наступает время перемен. Уходит рутина повседневности, заставляя меняться самим и менять всё вокруг. Между прошлым и будущим возникает невидимая грань, через которую надо перешагнуть. Пройти момент преломления…
Канон, альтернатива Сумеречной Саги

В твоем окне/Against Your Window
Что раньше использовалось для разглядывание звезд, превратилось в основной инструмент для наблюдения за наваждением. Расстояние сближает... ну или так говорят.

Нефритовая змейка
Миродар всегда считал свои победы очень легкими. Сколько их, этих девушек было. И отправляясь по заданию отца в дальний посад, он, как и обычно, рассчитывал поразвлечься. Однако, здесь все пошло наперекосяк. То ли, правда, ведьминские чары, то ли это кара за все грехи, но жизнь княжича уже никогда не будет прежней. Встреча с Веленой изменило дороги их судеб, связав навеки.

Его персональный помощник
Белла Свон, помощница красивого, богатого и успешного бизнесмена Эдварда Каллена, следует совету друзей влюбить Эдварда Каллена в себя.
Завершен.

Dramione for Shantanel
Сборник мини-фанфиков по Драмионе!

Восемь чарующих историй любви. Разных, но все-таки романтичных.

А еще смешных, милых и от этого еще более притягательных!

Добро пожаловать в совместную работу Limon_Fresh, Annetka и Nikki6392!



А вы знаете?

...что у нас на сайте есть собственная Студия звукозаписи TRAudio? Где можно озвучить ваши фанфики, а также изложить нам свои предложения и пожелания?
Заинтересовало? Кликни СЮДА.

вы можете рассказать о себе и своих произведениях немного больше, создав Личную Страничку на сайте? Правила публикации читайте в специальной ТЕМЕ.

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Как Вы нас нашли?
1. Через поисковую систему
2. Случайно
3. Через группу vkontakte
4. По приглашению друзей
5. Через баннеры на других сайтах
Всего ответов: 9828
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Всё, что есть, и даже больше. Глава сорок первая

2018-11-14
14
0
Всё, в чём я нуждаюсь, это сделать его отцом.
Для меня нет ничего важнее того, чтобы он был счастлив.
Белла Свон


- Как думаешь, мы можем провести так весь день? А лучше всего все выходные? - спрашивает Эдвард, и я, признаться, немного в шоке, ведь за последние годы я никогда не вставала позже девяти утра, а сейчас время уже десять. И уж тем более не нежилась в кровати, потому что просто было не с кем, но именно этим мы с ним сейчас и занимаемся и, кажется, не особо и хотим выбираться из-под одеяла и подниматься. И, впервые за долгое время, проснувшись с ним в одной кровати и словно в сказке, и чувствуя эйфорию, я более чем всё понимаю.

Когда накануне вечером он меня поцеловал, внезапно и неожиданно, в том числе, наверное, и для себя самого, время словно замерло, ведь я, кажется, ждала этого выбивающего почву из-под ног поцелуя всю жизнь, хотя и откликнулась далеко не сразу. Но, удивлённая и даже поражённая, я всё же ответила ему, так же импульсивно, торопливо, страстно и всепоглощающе, но ласково и бережно, а его словно что-то ищущие и жадные руки, несущие меня в комнату, кажется, были повсюду. На ощупь его губы ровно такие же, какими я их и запомнила, но ничто не способно сравниться с реальностью и с тем, что казалось уже невозможным, но происходит на самом деле, и сейчас я невероятно счастлива, хотя уже почти и отчаялась испытать эти эмоции когда-либо снова. Но ночью внутри меня проснулось то, что, как я думала, уже давно умерло, и хотя меня слегка и пугает та скорость, с которой всё происходит, я уже знаю, что не хочу ни отказываться от него, ни медлить, ни заставлять его притормозить. Поэтому я и не остановила его, ни в первый раз, ни во второй, но всё же, как бы сильно и мне самой этого не хотелось, мы не можем прирасти к моему служащему теперь уже нам обоим кроватью матрацу и остаться в лежачем положении до самого вечера воскресенья. Рано или поздно нам обоим, несомненно, придётся встать.

- Звучит неплохо, но как же наш Пит? С ним уже пора гулять.

- Наш... Мне нравится, как это звучит, - отвечает Эдвард, проводя рукой по моему правому плечу и ниже, и, не в силах удержаться, я придвигаюсь к нему ближе, снова оказываясь сверху и ощущая соприкосновение наших полностью обнаженных тел, и целую его безмятежную улыбку, предназначенную лишь для меня одной. Он весь мой, а я его, и мы принадлежим друг другу с самой первой встречи, и я люблю это, то, как наши тела всегда понимают правду даже прежде нас самих и однозначно до того, как нам удаётся облечь её в слова. Позади совместная ночь, но никто из нас даже близко не приблизился к тому, чтобы сказать другому, что любит, но это и неважно, когда ощущаешь что-то всем сердцем. Я чувствую и знаю, что и он тоже, и мне всё равно, что он пытался меня забыть, в то время как я сохранила ему верность. Имеет значение лишь то, что сейчас мы вместе и больше никогда не хотим расставаться. Нам ещё только предстоит многое обговорить и обсудить, но я думаю, что мы хотим одного и того же, и потому и уверена, что мы обязательно справимся.

- Эдвард?

- Да, малыш?

- Здесь ведь всё твоё, и даже не смей говорить, что это не так, потому что ты ни за что платил. Мне плевать, и мне не нужны твои деньги, чтобы считать, что в этом доме всё наше, - я не могу сказать ему всё, что хочу, потому что не хочу напугать, и чтобы он сбежал, но ничто не мешает мне формулировать мысли в своей голове. И думать о том, что, даже если это и было неосознанно, выбирая мебель при его непосредственном участии, я постоянно размышляла лишь о том, а нравится ли она ему, и одобрил ли бы он мой выбор, если бы я поинтересовалась его мнением. Я неоднократно хотела сделать это, хотя на тот момент и понимала, что вместе мы жить не будем, но так ни разу ни о чём и не спросила. В любом случае он наверняка лишь ограничился бы словами о том, что это моя квартира, и что решать мне, и был бы полностью прав. Вот поэтому, исходя из всего этого, для разговора, в котором я признаюсь ему в том, что хочу, чтобы он действительно чувствовал себя здесь, как дома, ещё очень и очень рано.

- Раз так, то... - Эдвард выглядит чуть ли не потерявшим дар речи, но это даже трогательно и мило, и лишь усиливает мою любовь. Её не уменьшило даже его признание в связи с другой женщиной. Да я и без этого доподлинно знаю, что протянувшаяся между нашими сердцами нить никогда не порвётся.

- Да?

- Можно мне кофе? Это было бы чудесно.

- Я приготовлю, и пойдём. А позже надо будет придумать, что нам всё-таки делать с душем.

Это непросто и даже тяжело, но, оставляя Эдварда под одеялом и заставляя себя даже не смотреть в его сторону, ведь в этом случае мы никогда не встанем, я отодвигаюсь на свой край матраца и, достав из тумбочки халат, быстро накидываю его на себя. Но с тем, чтобы завязать его пояс, у меня возникают проблемы. Точнее всего одна, носящая красивое мужское имя и дышащая мне в затылок.

- Не хочу вставать, но и одну тебя тоже отпускать не собираюсь, - шепчет рядом с моим ухом Эдвард, явно не желающий отдавать мне необходимый элемент одежды, и чтобы я вообще одевалась. Я его понимаю, ведь годами копившееся желание за одну ночь не утолить, но у нас собака, которую нужно выгулять, и если он всё же не пересилит себя, то мне просто придётся выйти с Питом без него. В любом случае в кровати я не останусь, и в моё отсутствие она, разумеется, остынет. А я слишком хорошо его знаю и помню, что он ненавидит, когда моя половина холодная, и быть среди подушек без меня, и потому я нисколько не удивляюсь, когда, отказавшись от идеи соблазнить, Эдвард позволяет мне завязать халат и выйти из комнаты. Но прежде я собираю все разлетевшиеся пуговицы от того, что когда-то было моей любимой рубашкой, и её саму, и нижнее бельё, которое тоже было довольно-таки симпатичным, но мне нисколько не жаль. Переживать из-за потери этих вещей значило бы сомневаться в правильности происходящего и того, что мы с Эдвардом снова вместе и, кажется, проведём эти выходные, ни на секунду не разлучаясь, но всё так, как и должно быть. Отматывать назад я ничего не хочу, и, как результат, нас поглощает самая настоящая страсть. Мы проводим оба выходных дня в постели, покидая её лишь для того, чтобы совершать набеги на кухню с целью поесть и восполнить баланс сил, а в остальное время мы или разговариваем, хотя и ни о чём серьёзном и уж точно не о нас, или же навёрстываем упущенное. Путём титанических усилий в воскресенье я всё-таки отпускаю Эдварда домой, чтобы каждый из нас, но, прежде всего, он мог подготовиться к очередной рабочей неделе, но он звонит мне, когда я уже нахожусь в кровати. По его голосу я понимаю, что это не просто ради того, чтобы пожелать мне спокойной ночи, ведь он звучит так, будто без меня ему не просто грустно или тоскливо, а совершенно ужасно и одиноко, и это не лишено смысла. После двух совместных ночей я и сама не уверена, что смогу заснуть без него, и хотя с одной стороны этот звонок и напоминает о том, что прямо сейчас мы не вместе, несмотря на то, как сильно Эдвард хотел остаться, с другой это всё равно замечательно, общаться с ним снова. Я напряжена, а ввиду своего отсутствия он не поможет мне с этим справиться, и, тем не менее, я ни за что на него не сержусь.

- Ты ведь не злишься, что я уехал?

- Совсем нет. Я всё понимаю.

- Ты чувствуешь то же, что и я?

- Что именно?

- Мне действительно хотелось, чтобы твой голос был последней вещью, которую я услышу прежде, чем усну. Тебе это близко? – спрашивает он, и в его словах фактически мольба, чтобы и я относилась ко всему происходящему и нашим вновь зарождающимся отношениям точно так же, и я счастлива, что он не останется разочарованным, и что его надежды не будут обмануты.

- Более чем, но на самом деле от этого не легче.

- Хочешь, чтобы я вернулся?

- Хочу, - честно признаюсь я, ведь он бы всё равно понял, что я лгу, без вариантов, и нет ни единого шанса, что мне удастся его обмануть, - но ты этого не сделаешь. Просто не смей. Я тебе запрещаю.

- Но можно тебя кое о чём спросить?

- Да, о чём угодно.

- Ты возбуждена? – его голос понижается до хрипоты, и я могу слышать тяжёлое дыхание на том конце провода, одновременно чувствуя то, что у Эдварда, кажется, есть идея, как решить, думаю, нашу общую проблему. Но даже в прошлом мы никогда этого не делали, просто не было необходимости, и я не уверена, что смогу прикоснуться к себе, даже если он и попросит, но, тем не менее, отвечаю ему честно, правдиво и утвердительно.

- Да, - вероятно, я уже была таковой и нуждающейся в нём, едва он ушёл, а теперь и вовсе ощущаю почти боль там, где мне его не хватает, но если я и позволю ему помочь, то только на расстоянии. Пусть я и схожу с ума по нему, но не хочу, чтобы Эдвард решил, что всё дело лишь в его по-прежнему привлекательном теле. Для меня это нечто большее, чем просто физическое влечение, и надеюсь, что и для него тоже, а значит, спустя время должно стать легче, но правда в том, что я хочу совсем не этого. Я предпочитаю чувствовать и терять голову от любви к нему на протяжении всей оставшейся жизни, а не контролировать себя и свои желания, лишь бы он не счёл меня больной. В конце концов, он никогда не относился ко мне так, и наша жажда друг друга всегда, ну, по крайней мере, в хорошие времена, была обоюдной и неутолимой.

- Ты хочешь этого?

- Да, - тихим голосом отвечаю я, и неконтролируемо моя рука уже скользит по собственному телу, останавливаясь на животе, в опасной близости от того места, где я больше всего хочу почувствовать Эдварда. Ввиду своего отсутствия он не коснётся меня, но я начинаю думать, что если мы и вовсе просто попрощаемся до завтра, то я просто умру.

- Тогда позволь мне что-нибудь для тебя сделать…

- Я… я не знаю. Мы ведь никогда прежде…

- Просто доверься мне, - перебивает меня Эдвард, определённо доподлинно зная, что я собиралась сказать. Мне совсем необязательно всегда завершать свою мысль, и именно поэтому с ним и легко. В большинстве случаев он отлично знает, о чём я думаю, и это прекрасно, иметь в своей жизни кого-то, с кем можно общаться и без слов, и осознавать, что тебя поймут даже лучше, чем в том случае, если бы ты произнесла целую и заранее заготовленную речь.

- Я так и доверяю тебе, ты же знаешь.

- Тогда… тогда сними свою одежду, - почти приказывает он, и, устраиваясь удобнее под своим пледом, я подчиняюсь, и, избавившись от пижамы, я становлюсь голой, и тот факт, что Эдвард наверняка полностью одет, в то время как я обнажена, заводит меня ещё больше. Так было и раньше, и осознание того, что мы обретаем друг друга снова, наполняет меня эйфорией.

- Всё.

- Да, я слышу. А теперь коснись себя для меня. Я знаю, ты сможешь это сделать.

Он не просил об этом, но я ставлю телефон на громкую связь и кладу его рядом с собой, и лишь потом выполняю всё в точности так, как говорит Эдвард. Закрыв глаза и слушая его направляющий меня и мои действия голос, я представляю, что он рядом со мной, и что это его пальцы, а не мои, подталкивают меня к тому, чтобы переступить через невидимую черту. И не проходит много времени прежде, чем, окончательно сражённая и не имеющая сил больше сдерживаться, и ободрённая любимым человеком, я оказываюсь за гранью, слыша, как и с ним происходит ровно всё то же самое. Я хотела, чтобы и он коснулся себя для меня, и, кажется, в какой-то момент, захваченная водоворотом ощущений, я даже попросила его об этом, но не была в этом уверена и лишь теперь, слушая, как он отходит от пережитого, смогла убедиться в том, что мне это не привиделось. Пытаясь сделать то же самое, а именно восстановить нормальное дыхание, я думаю, что всё, что только что между нами произошло, является ничем иным, как невероятным безумием, но я ошибаюсь. Настоящее сумасшествие настигает нас следующим вечером, когда после сеанса в кино, окончания которого мы даже не смогли дождаться, мы фактически врываемся в мою квартиру, в то время как снаружи начинает разыгрываться природная стихия.

Я едва успеваю снять обувь, как сделавший это быстрее меня Эдвард уже подхватывает моё тело на руки, и следующее, что я осознаю, это то, как мы, оба ещё в верхней одежде, немного намокшей за то время, что нам потребовалось, чтобы, выбравшись из такси, скрыться в подъезде, приземляемся на мой матрац. Прямо поверх нового и красивого покрывала, которое не хотелось бы пачкать так скоро, но впервые мне на это плевать. Имеет значение лишь Эдвард, раздевающий меня, целующий всюду, куда может дотянуться, и страсть, с которой наша одежда оказывается раскиданной по всей комнате. То, что мы вообще смогли добраться до спальни, для меня фактически шок, ведь я думала, что мы начнём стягивать вещи друг с друга ещё в коридоре, и там же всё и произойдёт, и хотя ничего из этого и не случилось, мы оба всё же одинаково нетерпеливы. В стремлении как можно скорее избавиться от всего лишнего наши пальцы нередко сталкиваются между собой у пуговиц, молний и ткани рубашек, кофт и джинс, и то, что освещением нам служат лишь изредка мелькающие за окном молнии, делу нисколько не помогает. Я едва вижу, что делаю, когда вытаскиваю его рубашку из брюк, но одновременно мне невероятно нравится то, что большую часть времени Эдварда я смогу созерцать исключительно при очередной вспышке в тёмном и грозовом небе. Это лишь усиливает моё желание, и к тому моменту, когда мы всё же оказываемся обнажёнными, я уже вся горю от потребности ощутить его внутри как можно скорее. И когда Эдвард, наконец, входит в меня, распростёртую под ним, задыхающуюся в предвкушении большего и нуждающуюся в самом глубоком проникновении, я не сразу понимаю, что тут же раздавшийся почти крик удовольствия лишь от одного того, что мы снова одно целое, принадлежит мне. Но я не чувствую стыда и не жалею о том, что даже не попыталась взять собственные эмоции под контроль.

Между тем, усиливаясь, поначалу едва моросящий дождь за окном превращается в ливень, и в тот же самый миг, когда крупные капли воды начинают бить по стёклам, Эдвард словно превращается в животное, дикое, яростное и необузданное, и его толчки становятся резкими, грубыми, неудержимыми и страстными. Он и сам именно такой, но мне это даже нравится, и, когда редкие вспышки молний освещают комнату, в остальное время погружённую во тьму, всё, что я вижу, это Эдварда, его лицо и его красоту, по-прежнему причиняющую мне боль. Ток и электричество, пронзающие небо, будто проходят и через моё тело, а раскаты грома словно имитируют и даже в точности повторяют соединяющие нас с Эдвардом движения, их скорость, силу и частоту, затихая, когда он едва не покидает моё тело, и почти оглушая в остальные моменты. В одно из таких мгновений Эдвард за одну секунду переворачивает нас, так, что я оказываюсь сверху и в доминирующей позиции, и утыкается своим лбом мне в шею, и определённо оставляет там отметины своими нежными, но напористыми губами. Я же не совсем не возражаю и, перебирая его и без того спутанные волосы, более чем охотно позволяю ему это делать, на самом деле даже наслаждаясь тем, как он заявляет на меня свои права. Благодаря мгновенному изменению угла проникновения мы становимся ещё ближе друг к другу, хотя я и не думала, что это вообще возможно, но всё именно так и обстоит, и я знаю, мне уже не спастись. Влюбившись в него фактически заново и даже сильнее, чем прежде, растворяясь в нём, вопреки данному себе обещанию этого не делать, в какой-то степени я опять пропадаю, но меня это совсем не беспокоит. Теперь всё совершенно иначе, и это чувствуется в каждом прикосновении, жесте, слове или поступке, и когда, тяжело дыша, Эдвард зачем-то спрашивает о том, что ему и так известно, я позволяю себе действительно и безгранично чувствовать и любить. И совсем не думаю, по крайней мере, не головой, а разве что сердцем, прежде чем ответить:

- Да, уверена. Я хочу провести с тобой всю жизнь, начать всё сначала, и я хочу от тебя ребёнка, и больше никаких наркотиков, никогда.

- Никогда, - сразу же соглашается он со мной, и его голос хриплый, задыхающийся, а к концу фразы так и вовсе срывается, и мне приходится напрягать слух, чтобы разобрать его дальнейшие слова, - а вообще нам с тобой надо купить кровать.

- Зачем? – так же тихо спрашиваю я, ощущая то же, что и Эдвард. Зашкаливающий и бьющий все мыслимые и немыслимые нормы этого показателя пульс, затруднённое дыхание, выступающий от не подлежащей обузданию активности пот на коже и лишающую последних крупиц рассудка и почти затмевающую собой всё остальное страсть.

- Этот матрац слишком маленький и неудобный для нас двоих, а я хочу большую спинку, чтобы ты могла к ней прислониться, а я крепко тебя обнять и всюду целовать…

- Но у нас никогда не было такой кровати, - отвечаю я, даже в условиях слегка замутнённого разума осознавая, как заманчиво и привлекательно звучат его слова, но всецело концентрироваться на нашем разговоре мне всё равно непросто. Не тогда, когда Эдвард и бушующая стихия за окном соединяются воедино в умопомрачительный и толкающий меня за грань, и оставляющий без сил коктейль, и, наверное, именно по этой причине я и произношу то, на обдумывание чего у меня нет, да и не могло быть времени. – Впрочем, это и неважно. Переезжай ко мне, и тогда мы будем вместе распоряжаться ресурсами и решать все бытовые вопросы.

Эдвард замирает, и лишь в тот момент, когда я пытаюсь возобновить движения, чтобы и ему стало хорошо, а он удерживает меня и не позволяет этого сделать, видя как раз осветившееся молнией его задумчивое и предельно серьёзное и сосредоточенное лицо, я понимаю, что наговорила. Под влиянием эмоций и в порыве чувств люди далеко не всегда говорят то, что, и правда, имеют в виду, и лишь потом, когда напряжение спадает, начинают задумываться о сказанном и понимают, что ошиблись и были неправы. Только слова уже произнесены, и их не вернуть обратно, и это как раз-таки мой случай, только с той лишь разницей, что я не жалею о своём предложении и не собираюсь забирать его назад. Да, оно ни разу не осмысленное и импульсивное, и Эдвард, вероятно, чувствуя это, может и вовсе не согласиться, а я так точно давить не буду, ведь у него есть и своя квартира, куда он перебрался совсем-совсем недавно, но, тем не менее, всё остаётся и останется в силе.

- Белла…

- Я сказала это, не подумав, поэтому и ты ничего не говори. Просто забудь, и давай вернёмся к тому, на чём остановились.

Он целует меня и подчиняется, но спустя несколько мгновений я понимаю, что разговор всё же не закончен. Руки Эдварда запутываются в моих волосах, и в них же я и слышу его прерывистый шёпот, когда он возвращается к тому, что я уже считала до поры до времени оставленным позади.

- Это лучше ты переезжай ко мне. Да, там совершенно неуютно, но зато есть кровать, и площадь больше, а всё, что не так, ты с лёгкостью сможешь исправить. А вообще мне не нравится подобное решение вопроса. Нам лучше пожениться и купить дом. Как ты на это смотришь? – он продолжает двигаться внутри меня и тем самым продлевает миг моего блаженства, секундой позже находя и своё и произнося моё имя, но всё это время его глаза неотрывно и не моргая смотрят в мои. Я знаю, он ждёт ответа, но и понятия не имею, каким он должен быть. Не думаю, что Эдвард действительно готов к свадьбе, и это определённо не было предложением в его привычном понимании. Мне не нужно кольцо, ведь я уже собиралась стать его женой и без украшения на пальце, но всё равно мне не удаётся воспринимать слова насчёт брака и не квартиры серьёзно. Только вот в конечном итоге у меня всё равно нет иного выбора, кроме как высказать своё мнение, даже если оно, скорее всего, и окажется довольно-таки разочаровывающим для Эдварда.

- Давай пока купим кровать. А там посмотрим, - отвечаю я, презирая тот факт, что не могу вот так сразу дать ему то, что он, очевидно, хочет, но когда очередная вспышка придаёт комнате цвета, я не вижу, чтобы Эдвард был расстроен. Он просто целует меня, глубоко, нежно и почтительно, и отстраняется только лишь для того, чтобы мы могли лечь и оказаться под одеялом. Он укрывает нас им, и наши тела почти сливаются, но уже исключительно целомудренным способом, а я думаю только о том, что мне бы вполне хватило его тепла, чтобы не замерзнуть в течение всей ночи. Его руки сжимаются вокруг меня так, что это почти причиняют боль, но я не испытываю никакого дискомфорта и всё равно чувствую себя хорошо и так, что лучше просто некуда. Это целиком и полностью заслуга Эдварда, и, уже засыпая, я переплетаю наши пальцы, ничего не желая так сильно, как ощущать его пока невысказанную, но сделавшуюся сегодня пронзительно очевидной любовь на протяжении всей ночи. Мы вместе, даже если это и не обговорено и потому неофициально, и, наверное, поэтому он и не чувствует печали из-за моего отказа. После всего пережитого мы явно не торопимся забегать вперёд, предпочитая жить настоящим, и это не так уж и плохо, когда всё идёт своим чередом, и я вдруг осознаю, что, и правда, имела в виду всё, что сказала. Мне хочется, чтобы эти чувства стали основой не просто для создания семьи, в которой мы будем только вдвоём, но и для того, чтобы она увеличилась, и у нас появился ребёнок. Вероятно, мне будет страшно, но всё, в чём я нуждаюсь, это дать Эдварду то, что у него мною же и было отнято, и сделать его отцом. Это всё, чего я хочу, ведь это то, что и без слов ему наверняка необходимо, а для меня нет ничего важнее его благополучия и того, чтобы он был счастлив.

Пока, конечно, не съезжаются и не женятся, хотя на эмоциях оба и заговорили об этих вещах, но всё равно у них всё развивается довольно-таки бурно, согласны?


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-37794-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (30.10.2018) | Автор: vsthem
Просмотров: 214 | Комментарии: 4


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 4
0
4 terica   (02.11.2018 17:54)
Они снова стали парой - счастливые и влюбленные..., и уже заходит разговор о совместном проживании...
Цитата Текст статьи ()
После всего пережитого мы явно не торопимся забегать вперёд, предпочитая жить настоящим, и это не так уж и плохо, когда всё идёт своим чередом,

А Бэлла уже мечтает о семье и о ребенке.
Большое спасибо за классное продолжение.

0
3 prokofieva   (01.11.2018 07:35)
Спасибо за продолжение .

0
2 pola_gre   (31.10.2018 12:27)
Очень страстно и жарко, спасибо!
На таких эмоциях, может, и не очень разумно решать глобальные проблемы, но душа просит biggrin

0
1 оля1977   (31.10.2018 11:46)
Отношения развиваются полным ходом. Задумались и заговорили о свадьбе, но это еще пока рано. Они только-только вернулись в жизнь друг друга, но по крайней мере собаку уже завели и если все получится, спустя какое-то время можно будет вернуться к вопросу о свадьбе. Спасибо за продолжение.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями