Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1692]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2609]
Кроссовер [691]
Конкурсные работы [10]
Конкурсные работы (НЦ) [1]
Свободное творчество [4815]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15159]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14463]
Альтернатива [9031]
СЛЭШ и НЦ [9074]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4389]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей мая
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за апрель

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Lunar Eclipse (Лунное затмение)
Он оставил меня так давно. От Изабеллы Мари Свон осталась только тень. Сейчас 67 лет спустя, после того как Эдвард Каллен оставил Беллу, она странствует по свету, изливая свою печаль и боль. Сейчас будучи прекрасным вампиром, она вернется туда, где все началось.

В сетях судьбы
У каждого имеется желание, которое хочется осуществить сильнее всего. Представьте, что есть тайное место, куда вы могли бы пойти, чтобы это желание исполнилось. Вы бы рискнули жизнью, чтобы найти его? Три человека готовы сделать все, что потребуется, следуя за своим проводником в опасном путешествии в Зоун, где смогут найти Портал Желаний.

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен

Согласно Договору
Есть только один человек на земле, которого ненавидит Эдвард Каллен, и это его босс – Белла Свон. Она холодна. Она безжалостна. Она не способна на человеческие эмоции. В один день начальница вызывает Эдварда на важный разговор. Каково будет удивление и ответ Эдварда на предложение Беллы?

Любовь. Ненависть. Свобода.
Когда-то она влюбилась в него. Когда-то она не понимала, что означают их встречи. Когда-то ей было на всё и всех наплевать, но теперь... Теперь она хочет все изменить и она это сделает.

Ветер
Ради кого жить, если самый близкий человек ушел, забрав твое сердце с собой? Стоит ли дальше продолжать свое существование, если солнце больше никогда не взойдет на востоке? Белла умерла, но окажется ли ее любовь к Эдварду достаточно сильной, чтобы не позволить ему покончить с собой? Может ли их любовь оказаться сильнее смерти?

Дух зловредный, неугомонный, уйди!
Семейная идилия четы Штольман нарушена появлением духа. Кто этот дух и чего хочет? В продолжении историй "Штольман. Она в его руках" и "Колечко с голубым камушком".

Рекламное агентство Twilight Russia
Хочется прорекламировать любимую историю, но нет времени заниматься этим? Обращайтесь в Рекламное агентство Twilight Russia!
Здесь вы можете заказать услугу в виде рекламы вашего фанфика на месяц и спать спокойно, зная, что история будет прорекламирована во всех заказанных вами позициях.
Рекламные баннеры тоже можно заказать в Агентстве.



А вы знаете?

А вы знаете, что в ЭТОЙ теме авторы-новички могут обратиться за помощью по вопросам размещения и рекламы фанфиков к бывалым пользователям сайта?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7806
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений


КОНКУРС МИНИ-ФИКОВ "КРУТО ТЫ ПОПАЛ!"



Дорогие друзья!
Пришло время размять пальчики и поучаствовать в новом, весенне-летнем конкурсе фанфикшена!

Тема для обсуждения здесь:

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ТЕМА


Главная » Статьи » Фанфикшн » Все люди

Всё, что есть, и даже больше. Глава семнадцатая

2020-6-6
14
0
Я ощущаю, как притягиваю его ближе.
Мне кажется, что иначе он просто исчезнет.
Белла Свон


Ему осталось спать не больше десяти минут, но я всё равно лежу без движения, боясь потревожить его, раньше времени и сигнала будильника. Проснувшись достаточно давно, я больше не смогла уснуть, и сейчас я смотрю на Эдварда, и то, как выглядит его лицо, почти разрывает мне сердце. За четыре недели все раны благополучно зажили, но я всё ещё помню, где именно они были, как мужественно он встал на мою защиту, и как ожесточённо его били. Он мог умереть, и я думаю, что возникший в тот день страх безвозвратно его потерять теперь останется со мной навсегда. Всё это глупо, ведь Эдвард всё ещё может погибнуть, и, по правде говоря, это может произойти с нами обоими, но в тот момент я думала лишь о том, что не могу лишиться его вот прямо сейчас, когда у нас, возможно, ещё есть шанс вернуть свою прежнюю жизнь. Но теперь, после всего этого времени, в течение которого мы, и правда, пытались бросить, я знаю, что его нет.

Наивысшим нашим достижением стало то, что мы каким-то образом продержались три дня, но я думаю, что это лишь благодаря охватившей нас эйфории от ощущения наладившихся отношений. Само собой такие вещи не длятся долго, и когда она начала спадать, из нас двоих первым сорвался Эдвард. Возможно, тому виной был тяжёлый день на работе, а ещё необходимость избегать встреч с родителями и сестрой, на этот раз из-за своего лица, но причины не имеют такого уж большого значения. Важно лишь то, что к этому моменту мы всё ещё там, где и были, и нисколько не приблизились к тому, чтобы покончить с зависимостью.

Продержаться хотя бы день для нас уже счастье, но и это удаётся нам далеко не всегда. Несмотря на это, с ребёнком, кажется, всё в порядке. По крайней мере, было две недели назад. Это время должно было стать, возможно, самым счастливым в нашей жизни, но из-за того, что мы с Эдвардом сделали с собой, даже отдалённо похожих на радость чувств мы не испытываем. Мы ещё живы, но, возможно, наши души уже умерли. Вполне вероятно, что из-за таких мыслей я и не возвращаюсь к разговору о свадьбе, и Эдвард тоже хранит молчание. Не знаю, о чём думает он, но я больше не уверена, что в браке есть какой-то смысл, по крайней мере, в нашей ситуации. Мы всё ещё не женаты, и, возможно, это даже к лучшему, что каждый редкий раз, когда среди недели Эдвард свободен, кому-либо из нас настолько плохо, что даже о том, чтобы просто выйти из дома, не может быть и речи.

Я так вообще веду почти затворнический образ жизни, и когда мне становится особенно одиноко, а такое случается всё чаще, моя рука сама собой тянется к телефону, и иногда я даже набираю кого-либо из родителей, но почти тут же сбрасываю вызов. Общаемся мы лишь тогда, когда звонят они, и каждая секунда наших разговоров для меня ужасная мука. Я не могу поделиться с ними самым главным, потому что не уверена, что беременность удастся сохранить, но говорить о бессмысленных вещах всё равно приходится, и в такие моменты я буквально заставляю себя отвечать. Жаль только, что это далеко не единственная вещь, которая даётся мне непросто.

Порой я совсем не чувствую желания вставать по утрам, а сейчас я еле-еле нахожу в себе силы, чтобы протянуть руку и отключить зазвонивший ровно в семь будильник. Мой взгляд сосредоточен на Эдварде, и я вижу, что ему пока совсем не хочется открывать глаза, но, несмотря на это, тому, что я рядом, он, наверное, рад, потому что, пошевелившись, находит и притягивает меня к себе. Одна его рука касается моей спины, невероятно плотно прижимая наши тела, друг к другу, и я чувствую его тёплое дыхание на своём лице, когда Эдвард обращается ко мне:

- Ты снова не спишь...

- Не сплю, - отвечаю я, хотя в этом и нет никакой необходимости. Эдвард уже открыл глаза и всё видит сам, но даже без этого от него не укрылось то, что я совсем не сонная.

- Я могу что-нибудь для тебя сделать?

- Я не знаю, Эдвард...

- Давай просто ещё немного полежим. Хотя бы пять минут. Пожалуйста, Белла...

Я чувствовала желание как можно скорее покинуть его объятия и кровать, но слова Эдварда и заключённая в них мольба что-то во мне затрагивают, и я вдруг осознаю, что вместо того, чтобы выбраться из его рук и подняться, тоже дотрагиваюсь до него. Но в скором времени мы всё равно встаём, и после быстрого завтрака, хотя вряд ли кто-то из нас запомнил, что именно мы ели, Эдвард уходит на работу, а я начинаю собираться к врачу. Меня почти трясёт от страха перед тем, что может выясниться в ходе осмотра, но я запрещаю себе остаться дома. На улице уже пахнет весной и довольно тепло, как в принципе и должно быть в середине марта, и я иду на остановку, где и сажусь в автобус, лишь только потому, что до больницы очень далеко. Даже в лучшие времена я бы вряд ли смогла пройти такое расстояние и не устать, а сейчас об этом и думать нечего. Учитывая все обстоятельства, для меня это было бы подвигом.

Примерно через час я уже лежу на кушетке, пристально вглядываясь в экран, и мне делают ультразвук. Когда я была здесь в первый раз, мой врач почти сразу же начал рассказывать мне о моём ребёнке, но сейчас всё иначе. В кабинете слишком тихо, потому что до сих пор не было сказано ни слова, и это давит на меня сильнее, чем я готова признать. Я уже почти уверена, что всё плохо, и что мой малыш, возможно, уже даже мёртв, но позволяю себе ещё немного посмотреть на ситуацию сквозь розовые очки, пока, в конце концов, просто не выдерживаю сгустившегося вокруг напряжения:

- Что-нибудь не так?

- Какие препараты вы принимаете, Белла?

Я едва узнаю свой голос, когда спустя, кажется, вечность отвечаю:

- Только те витамины, что вы мне прописали. В чём дело?

- Я вижу, что ребёнок отстаёт в развитии. Для вашего срока он слишком маленький. Возможно, это и не критично, но чтобы узнать точно, необходимо провести полное обследование. Для этого вы должны остаться.

Я чувствую зарождающиеся в глазах слёзы, но совсем не знаю, по какой точно причине собираюсь рано или поздно заплакать. Это из-за ребёнка и из-за того, что он, наверное, мучается? Или боль, которую он, возможно, испытывает, здесь совсем ни при чём, и всё дело в страхе оказаться разоблачённой, заполняющем каждую клеточку моего тела? Как бы то ни было, я пытаюсь отказаться, хотя и понимаю, что меня так просто не отпустят.

- Не нужно. Я уверена, что всё в порядке.

- Прошу вас, останьтесь. Это может быть крайне опасно, Белла, - я знаю, что мне хотят помочь, но ещё я знаю, что, скорее всего, уже нанесла тот вред, который не удастся устранить. Так зачем мне оставаться? Чтобы увидеть закономерный итог?

Но для этого совсем необязательно находиться в больнице. Я не верю, что здесь для меня что-что сделают, но без объяснений уйти мне не позволят, и потому я нахожу кажущееся достойным оправдание тому, почему прямо сейчас я никак не могу остаться:

- Мне нужно съездить за вещами.

- Тогда отправляйтесь сейчас домой, но возвращайтесь как можно скорее.

Я киваю и, вытерев со своего живота гель, использующийся при ультразвуковом исследовании, одёргиваю кофту вниз, и начинаю собираться. Мне хочется как можно скорее покинуть больницу и оказаться от неё как можно дальше, но я опасаюсь, что из-за чрезмерной спешки начну выглядеть подозрительно, и потому заставляю себя сохранять хотя бы видимость спокойствия. Наверное, мне это удаётся, потому что я беспрепятственно ухожу, но к тому моменту, когда я закрываю за собой дверь квартиры, от него, разумеется, не остаётся и следа. Я знаю, что всего один звонок, и человек, в котором я остро сейчас нуждаюсь, мгновенно бросит всё, чтобы оказаться рядом, но что я ему скажу? Он ничего не спросит и просто приедет, но даже вечером я не смогу быть честной с Эдвардом, не в том, что касается нашего ребёнка, и я уже знаю, что солгу, когда придёт время.

Сев на пол, я подтягиваю к себе ноги и прижимаюсь к двери, словно она способна меня утешить, и, кажется, не двигаюсь следующие несколько часов. Я будто парализована и возвращаюсь к реальности лишь из-за зазвонившего в сумке телефона. К тому моменту, когда мне удаётся отыскать его и достать, мелодия уже не играет, но спустя несколько секунд снова нарушает ненадолго воцарившуюся тишину. Звонят из больницы, и я знаю, что там, скорее всего, не успокоятся, пока не свяжутся со мной, и потому, даже не думая о последствиях своего решения, я выключаю телефон. Но не проходит много времени прежде, чем они дают о себе знать вместе с хлопком закрывающейся двери и Эдвардом, зовущем меня по имени. Я выхожу из нашей комнаты, чтобы узнать, что происходит, когда он почти набрасывается на меня, резким движением прижимая к себе и к стене. В инстинктивном порыве мои руки соединяются в замок на его спине, и даже несмотря на все слои одежды, разделяющей нас, я чувствую, как напуган Эдвард.

- Почему твой телефон выключен?

- Наверное, разрядился аккумулятор, - отвечаю я, надеясь, что это звучит более-менее убедительно.

- Ты не представляешь, через что мне пришлось пройти по дороге сюда. Я думал, что что-то случилось...

- Ничего не случилось, - начинаю врать я, но он заглушает все слова, что я могла сказать, своим поцелуем, от которого в моих ногах возникает почти забытая слабость.

Уже очень давно Эдвард не целовал меня так, как сейчас, и я ощущаю, как, сжимая в кулаках ткань кожаной куртки, притягиваю его ближе. Мне кажется, что иначе он просто исчезнет, и хотя я и помню про ребёнка и грозящую ему опасность, возможно, и от близости с его отцом тоже, оттолкнуть Эдварда в эту самую минуту всё равно не могу. Запах его кожи спутал все мои мысли, и я позволяю ему убрать все препятствия между нами. Кажется, что сердце стучит не в груди, а у самого горла, и меня сводит с ума то, что Эдвард совсем не нежен, то, как властно его руки сжимают мою спину и как довольно грубо касаются моей груди прямо через ткань платья. Он всё ещё в верхней одежде, и я знаю, что никому из нас не хочется тратить время на то, чтобы снять её с него, но мне даже нравится такой контраст и то, что, прижимаясь к Эдварду всем телом, я не могу не чувствовать себя почти раздетой по сравнению с ним.

Он уже не сдерживается, и всего одно движение соединяет нас. Его напор беспощадно и безжалостно подводит к краю, и когда Эдвард довольно агрессивно целует меня в шею, мы одновременно пересекаем невидимую черту. Потерянная в нём, утомлённая и ослабевшая, я чувствую, как его тело вздрагивает, снова и снова, а ладони, кажущиеся горячими, не торопятся отпускать мои бёдра. Мне и самой совсем не хочется, чтобы он отстранялся, и я крепче обхватываю его руками и ногами, но спустя какое-то время объятия всё равно неизбежно ослабевают.

Я почти уверена, что Эдварду нужно вернуться на работу, и, возможно, мне даже хочется этого, но он никуда не уходит, и я понимаю, что, даже если ему придётся отработать всё в другой раз, на сегодня его, должно быть, отпустили. Спрашивать я не решаюсь и остаток дня пытаюсь игнорировать ощущение того, что Эдвард либо непрестанно, словно тень, следует за мной, либо пристально меня рассматривает, как под микроскопом, будто пытается увидеть правду под слоем лжи, которую я ему преподнесла.

Мне страшно, что у него это может получиться, но ничего из того, что меня беспокоит, не происходит, и я вполне спокойна, когда приходит время, ложиться спать. Эдвард засыпает первым, и это явно из-за усталости, накопившейся за день. Я же не делала ничего, чтобы чувствовать себя действительно измотанной, поэтому лежу, какое-то время без сна, и хотя, в конечном счёте, и мои глаза тоже начинают закрываться, уснуть я не успеваю. Прежде, чем это происходит, что-то выдёргивает меня обратно в реальность, но всего одно мгновение, и я понимаю, в чём дело.

Времени на раздумья совсем нет, и мне всё равно, если я произвожу шум, из-за которого Эдвард может проснуться. Я просто бегу в ванную в надежде на то, что, когда всё закончится, мне станет легче, но реальность такова, что в комнату возвращается ослабевшая и подавленная версия меня самой. Может быть, мне лучше держаться поближе к тому месту, которое я только что покинула, но я всё равно возвращаюсь в кровать. Эдвард придвигается ближе, и хотя глубоко внутри я была готова к тому, что разбужу его, сейчас меня охватывает чувство вины.

- Белла? Всё хорошо? - невероятно нежно он дотрагивается до моей руки, а я не уверена, что хочу этого, и, тем не менее, не могу отрицать, что его наполненное любовью прикосновение немного утешает меня и пробуждает желание посмотреть на него.

Я поворачиваюсь к Эдварду и даже в темноте вижу тревогу на его лице и то, что он обеспокоен. Мне хочется утешить его в ответ, сказать что-то ободряющее, но в голове нет никаких хороших мыслей.

- Даже не знаю. Вроде немного тошнит.

- Что говорит врач?

- Что он может сказать? Это нормально, и это пройдёт.

- Но ведь не только это тебя беспокоит, верно? Пожалуйста, скажи, что не так, - просит Эдвард, но в то же время я слышу и почти требование в его голосе, которому не могу не подчиниться, несмотря на то, что слова, которые я собираюсь произнести, возможно, обидят его.

- Ты был груб со мной сегодня... Я тоже хотела именно этого, но всё же ты не рассчитал силу.

- В меня словно кто-то вселился, и я не понимал, что делаю. Прости, Белла. Я не должен был...

Я хочу ему ответить, но не могу, потому что мне снова становится плохо. Меня тошнит почти на протяжении всей оставшейся ночи, я сама себя противна и думаю, что вызываю исключительно отрицательные, вплоть до отвращения, эмоции и у Эдварда, но ничто в его действиях в пользу этого моего мнения не говорит. Он никуда не уходит и даже не отталкивает меня, а наоборот притягивает всё ближе к себе, и это даёт мне надежду на то, что человек, который давно мог бы меня бросить, но до сих пор этого не сделал, и вовсе никогда так со мной не поступит.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/37-37794-1
Категория: Все люди | Добавил: vsthem (17.07.2018) | Автор: vsthem
Просмотров: 693 | Комментарии: 5


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 5
0
5 Aysel_RobSten   (30.10.2018 15:49) [Материал]
Сегодня Белла сбегает с больницы, завтра сама пойдёт туда из за выкидыша. Я все ещё не могу понять, почему в анализах не нашли странного компонента? Может я что то путаю..
Может Белла и боится потерять его, но она ничего не делает для его защиты. Спасибо

0
3 terica   (21.07.2018 21:04) [Материал]
Цитата Текст статьи ()
Мы ещё живы, но, возможно, наши души уже умерли.

Безразличные, отупевшие, потерявшие себя, и почему родственники до сих пор "не забили тревогу"?
Бэлла малодушно сбегает из больницы - разоблачения она боится больше потери ребенка... И она уже его теряет.
Большое спасибо.

0
2 оля1977   (18.07.2018 12:09) [Материал]
Говорят : "Не судите, да не судимы будете", но как здесь не осудить ее. Ей врач сказал, что с ребенком беда, а она малохольно сбежала и спряталась ото всех. Дура. Мне конечно не понять психологию наркоманки, но что-то в ней человеческое и вроде как здравомыслящее еще осталось. У нее еще проскакивают здравомыслящие всполохи сознания. Кто, как ни мать , носящая под сердцем дитя, должна хоть немного подумать о нем. Боится разоблачения, что о ней плохо подумают, а за ребенка не боится. Махнула на него рукой, дескать все равно он не родится, но могла бы хотя бы попытаться спасти малыша. В больнице бы делали вспомогательные процедуры и подлечили бы и мать и дитя. Эдвард тоже хорош. Его мысли и якобы уже его любовь к ребенку, это просто пустые слова. Хотелось бы пожалеть их, по глупости попавших в эту ситуацию, но как-то не получается. Пожалеть не получается.. Спасибо за продолжение.

0
4 vsthem   (23.07.2018 00:10) [Материал]
Понимаете, в их ситуации в основном все чувства уже, так скажем, атрофированы, и зачастую единственное, что остается, это как раз-таки страх перед разоблачением, перед, что очень даже вероятно, последующим осуждением и непониманием и со стороны общества, и близких людей прежде всего. Здравый смысл может иногда и проскальзывать, но поскольку это уже происходит крайне редко, негативный фон естественно преобладает, и человеку в и без того затруднительном положении усиливать его совсем не хочется... cry

0
1 galina_rouz   (18.07.2018 08:47) [Материал]



Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]