Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1688]
Из жизни актеров [1631]
Мини-фанфики [2606]
Конкурсные работы [0]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4828]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2397]
Все люди [15133]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14441]
Альтернатива [9028]
СЛЭШ и НЦ [9054]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4377]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [1]
Горячие новости
Топ новостей февраля
Top Latest News
Галерея
Фотография 4
Фотография 3
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав за февраль

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Неспящий в ночи
Блейз сыт по горло постоянными перепихонами Драко и Гермионы.

Аудио-Трейлеры
Мы ждём ваши заявки. Порадуйте своих любимых авторов и переводчиков аудио-трейлером.
Стол заказов открыт!

Три месяца, две недели и один день
- Миссис Каллен...
- Я спрашиваю не вас, а своего мужа.
- Ну, это ненадолго, - вопреки всем недюжинным усилиям взять себя в руки и максимально не обращать внимания на эту... эту... женщину, не сдержавшись, твёрдо и непоколебимо заявляю я.
- Что ты такое говоришь?
- То, что я развожусь с тобой, Изабелла.

Некоторые девочки...
Она счастлива в браке и ожидает появления на свет своего первого ребенка - все желания Беллы исполнились. Почему же она так испугана? История не обречена на повторение.
Сиквел фанфика "Искусство после пяти" от команды переводчиков ТР

Исключительный вкус
Высокомерный, популярный шеф-повар, британец Эдвард Каллен, произвёл неизгладимое впечатление на Беллу Свон, директора фирмы, обслуживающей банкеты, задолго до того, как каждый нашёл свой путь к успеху. Вооружившись кошкой и однажды коварно пошутив, Белла и подумать не могла, что повысит градус напряжения между ними.

Каллены и незнакомка, или цена жизн
Эта история о девушке, которая находится на краю жизни, и о Калленах, которые мечтают о детях. Романтика. Мини. Закончен.

The Selkie Wife
Времена правления Кровавой Мэри Тюдор. Эдвард пленил Беллу, чтобы та растила его дочь. Он пообещал, что когда-нибудь отпустит ее, но случится ли это? Дворцовые интриги и опасности подстерегают на каждом шагу. Смогут ли они и их обретенная любовь выжить?

Штольман. Она в его руках
конец XIX века, маленький уездный городок Затонск. Ночь, гостиничный номер, и он наконец-то держит ее в своих объятиях.



А вы знаете?

...вы можете стать членом элитной группы сайта с расширенными возможностями и привилегиями, подав заявку на перевод в ЭТОЙ теме? Условия вхождения в группу указаны в шапке темы.

...что можете помочь авторам рекламировать их истории, став рекламным агентом в ЭТОЙ теме.





Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Ваша любимая сумеречная актриса? (за исключением Кристен Стюарт)
1. Эшли Грин
2. Никки Рид
3. Дакота Фаннинг
4. Маккензи Фой
5. Элизабет Ризер
Всего ответов: 507
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички



QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Сила притяжения

2020-4-5
47
0
Название: Сила притяжения

Категория: Авторские истории. Другие фандомы
Фандом: Звездные войны: Скайуокер. Восход
Авторы: Миравия и Валлери
Номер обложки: 34
Жанр: Sci-fi, Action, Romance, Fix-it
Рейтинг: R
Пейринг: Бен / Рей
Саммари: Бена больше не было с ней: их связь оборвалась, когда он упал на дно ущелья, беспомощный и побежденный. Он еще не умер – Рей почувствовала бы это возмущением в Силе. Но он был без сознания; скорее всего, тяжело ранен. Она опять осталась одна.





Рей вновь сражалась одна. На сей раз – против настоящего монстра, самого опасного злодея галактики, чье могущество превосходило мыслимые и немыслимые пределы; чего стоило его возвращение с той стороны Силы. И уж точно превосходило способности Рей, едва ступившей на путь познания и не умевшей еще, по сути, управлять собственной силой. Не ей, не закончившей обучение, было в одиночку стоять против него, удерживая последний рубеж. Но именно сейчас помочь ей было некому.

Она больше не чувствовала присутствия Бена Соло, с которым несколько минут назад они встали плечом к плечу против единого врага, готовые к бою, который не успел даже начаться. Оба они проиграли хитрости и коварству Палпатина, предвидевшего их объединение. Годами скрытно манипулировавшего их чувствами, создавшего ненавистного Кайло Рена и взрастившего диаду Силы ради собственного возрождения. Виртуозно обманувшего целую Галактику. Интригами заманившего в ловушку и ее, и Бена. Даже ее родители, считавшие, что спасли дочь, не подозревали, насколько далеко простираются планы и возможности бывшего императора, сумевшего вернуться и снова взять власть в свои руки. Лея и Люк тоже не увидели этого.

Бена больше не было с Рей: их связь оборвалась, когда он упал на дно ущелья, беспомощный и побежденный. Он еще не умер – Рей почувствовала бы возмущение в Силе от его смерти, несмотря на ураган, бушевавший вокруг. Но он был без сознания; скорее всего, тяжело ранен, нуждался в помощи, которую некому было оказать. А она опять осталась одна.

Рей не знала, сколько сможет отражать безжалостные атаки Палпатина. Каждая из них забирала слишком много энергии. Электрические разряды танцевали между ними, как гигантские щупальца фантастического зверя, вырываясь за пределы светового меча, который Рей использовала как щит. Они жалили кожу и выбивали из легких воздух. С каждым ударом отнимали силы, которых у Рей и так не хватало после событий последних часов и дней.

— Пребудьте со мной, — почти в отчаянии взмолилась она к духам ушедших в Силу адептов светлой стороны. — Помогите мне!

И они пришли, призывая ее бороться до конца.

— Встань и иди, — отозвались они, напомнив о долге, который Рей взвалила на свои плечи, пообещав защищать Сопротивление до последнего вздоха и продолжать дело джедаев – то, за что бился Люк. — Дорога под твоими ногами.

— Верни баланс в Силу, Рей. Свет с тобой, почувствуй его.

— Ты не одна, Рей.

— Позволь Силе вести тебя, как она вела любого из нас. Доверься ей, Рей.

Слишком многое стояло на кону, чтобы сдаться сейчас. Повстанцы гибли в небе Экзегола, друзья отдавали жизни ради свободы каждого угнетенного, ради победы Сопротивления. И если она проиграет сейчас, наступит хаос. Безумный ситх вновь обратит свой гнев против горстки отчаянных повстанцев, прибывших сюда на кучке старых ржавых звездолетов, потому что поверили ей, Рей. Потому что она – их самая последняя надежда.

— Темная сторона во мне, — победоносно усмехнулся Палпатин, чувствуя таяние ее сил. — Каждый из ситхов, кто жил когда-либо.

— Тебе не победить Свет, — выкрикнула Рей голосом, наполненным вливающейся в ее жилы энергией предков и обидой брошенного ребенка, нелюбимого, привыкшего выживать своим трудом, не полагаясь ни на чье плечо – и все по вине одержимого властью деда. — Все джедаи со мной.

— Только я уничтожил этот жалкий орден! — расхохотался в ответ император. — Разогнал по углам Галактики, как жалких трусов, стерев саму память о них!

Она сражалась упорно, чувствуя за спиной подмогу ушедших в Силу. Но даже воли духов не хватало, чтобы остановить бывшего императора, наслаждающегося своим воскрешением и энергией, украденной у диады. Рей чувствовала, как слабеет, как ноги скользят по поверхности камней под напором ударов молний. С каждым биением сердца Рей оказывалась ближе к ущелью, с каждым шажком назад ухмылка Палпатина становилась безумнее и шире, наполняясь победным торжеством.

Если бы она только могла… если бы не тратила слишком много усилий на борьбу с самой собой, а задействовала бы не только светлую, но и темную сторону! Ту, что отражалась в зеркале в минуты слабости, минуты ненависти и гнева – чувств, которых не мог себе позволить джедай. Рей знала, что именно во внутреннем спокойствии – залог ее успеха, но она никогда не могла достигнуть необходимого равновесия, поэтому теперь Палпатин брал над ней верх. Не могла, потому что из страха отвергала скрытую часть себя, отворачивалась и действовала вполовину доступной ей мощи. Рей боялась, что, прикоснувшись к Тьме даже раз, навсегда канет в бездну, отрезав пути к возвращению, а такого допустить нельзя было.

— Убей меня, — говорил, даже приказывал Дарт Сидиус некоторое время назад, ставя перед ней труднейший выбор: или она падет во Тьму и победит его, заставляя флот ситхов повиноваться ей, или ее друзья, все до единого, погибнут. — Твоя ярость, твоя ненависть, вот что дала тебе моя кровь! Темная сторона у нас в крови, Рей, не противься ей. Да свершится месть: убей меня и взойди на трон, темная императрица Палпатин!

— Никогда! — выдохнула она, снова беря свою ненависть под контроль и отступая назад, с отчаянными слезами в глазах качая головой, яростно отрицая свою принадлежность к ненавистному роду.

Еще совсем недавно ее главным страхом было оказаться никем – мусорщицей, которую бросили родители-пьяницы, продавшие ребенка за гроши. Разве она знала, многие годы мечтая услышать их имена, что правда окажется во сто крат хуже той, что она себе рисовала в кошмарах? Лучше бы она действительно оказалась никем, чем Палпатин – носительницей самого страшного, самого темного наследия в Галактике!

Еще один рывок – и ущелье разверзлось за ее спиной, как пасть гигантского прячущегося в тумане зверя, готового поглотить еще одну жертву. Рей чувствовала, что рука ее неуклонно слабеет, но не соглашалась уступить клокочущей внутри тьме, взывающей из глубин закрытой части души, соблазняющей обратиться к нетронутой темной Силе, запертой навсегда и навечно. Не соглашалась выбрать сторону, которая погубит ее, безвозвратно изменит ее, сделает точно такой же уродливой изнутри и снаружи, как дед…

До поражения остался лишь миг, когда в измученном сражением сознании возник образ Бена. Его израненное лицо выплыло из черноты небытия, рука протянулась вперед, раскрылась ладонь, приглашая принять ее, снова.

— Он солгал тебе, — эхом меж каменных стен разнесся голос видения. — Палпатин лгал моему деду и погубил его, обманом заманив на темную сторону, заставил пасть, убив его любимую; лгал мне, обещая сделать властелином мира и призывая убить тебя ради этого; лгал он и тебе, говоря, что темная сторона завладеет тобой и возврата назад не будет. Шанс есть всегда, даже если кажется, что уже слишком поздно… Падать или не падать – всегда твое решение. Можно просто шагнуть, просто взять столько, сколько необходимо, но сохранить баланс.

Рей сморгнула заливающие глаза слезы и пот, ее уверенность вновь поколебалась. Бен ведь был прав: это читалось в его глазах, чувствовалось в Силе, светом изливающейся из его сердца. Энакин Скайуотер смог сделать другой выбор на смертном одре, после десятилетий на темной стороне; Бен Соло вернулся на светлую сторону спустя несколько лет и был живым доказательством, что это возможно.

«Никогда не бойся своей природы», — голос Леи пронесся в воспоминаниях, как отражение только что прозвучавших слов. Мгновения, которые оставались для борьбы, неотвратимо ускользали, пока молнии толкали Рей все ближе к падению со скалы.

«Лея знала», — признался Люк на Эйч-то.

«Знала и все равно обучала меня», — откровение, которое потрясло Рей до глубины души. Лея знала, что Рей – Палпатин, но все равно верила в нее. Лея, которая не смогла принять и простить отца, которая опасалась увидеть Вейдера в сыне, не отшатнулась от внучки ее главного врага!

«Потому что видела твой потенциал».

— Не совсем, — внес поправку Бен, все еще ждущий решения Рей. Его лицо было так близко, что она видела каждый крошечный изъян, слышала хриплое дыхание, ясно чувствовала крепость и нерушимость их связи, физически пронизывающей каждую напряженную клеточку. Голос Бена раздавался в ее голове, но казалось, будто он звучит везде и повсюду в необъятном зале пирамиды. — Мама смогла найти равновесие путем великих потерь и страданий; только утратив все, она преодолела былую ненависть и приняла свою природу. Тяжкий опыт помог ей постигнуть пагубное влияние абсолюта. Абсолютная тьма ведет к безумию, но и абсолютный свет – к нему же. Потому что если я – внук Дарта Вейдера, то она – его дочь! Действие рождает противодействие, зло борется с добром, тьма накрывает свет – теперь я, как и она, ясно вижу это. Я не мог понять, отчего ни Люк, ни Сноук не приняли меня до конца, но теперь знаю, – оттого, что я всегда находился где-то между, но никак не мог преодолеть точку невозврата и стать чем-то одним. В самый темный момент во мне оставался свет, как и в ослепляющем свете за моей спиной вилась тьма. Ты похожа на меня, Рей…

Их тайный диалог длился одно мгновение и остался незамеченным торжествующим императором ситхов, почти празднующим победу над слабеющей девушкой, с трудом удерживающейся на краю пропасти под его разрушительными ударами. Мгновение, растянувшееся на вечность и промелькнувшее за один миг, во время которого Рей оказалась перед невозможным, но единственным выбором, который должна была и могла, но боялась принять.

— Вот почему Лея обучала тебя. Мама видела в тебе способность удержать баланс между вечно воюющими сторонами, не нарушая равновесия тьмы и света и не плодя монстров. «Никогда не бойся своей природы», — процитировал он свою мудрую мать. — Избавься от страха, Рей. Откройся Силе, которой больше в тебе в этот момент, выпусти свою ярость и ненависть, чтобы победить врага его же оружием. Пока ты используешь лишь одну сторону Силы, ты слабее противника, потому что тебя только половина. Используй обе, и станешь сильнее любого, кто выйдет против тебя. Найди баланс внутри, отринь запреты. Не тьма управляет тобой, но ты управляешь ей – помни это.

— Я не смогу, — прошептала Рей, балансируя на опасной грани принятия решения, от которого столько лет бежала. Уступить темной стороне было бы так легко… все равно что соскользнуть по пологому ледяному склону и потерять возможность остановить падение. Она смотрела в безумное лицо деда и понимала, что выбора у нее и нет – или она отпустит внутреннего зверя и позволит ему завершить работу, или, покончив с ней, Палпатин вновь примется за флот Сопротивления, и последняя надежда будет потеряна. Всего лишь крошечный шаг в другую сторону от той, к которой она всегда шла. Всего лишь взглянуть в лицо своему злобно ухмыляющемуся отражению и передать ему управление…

— Можешь. Верь мне, — напомнил Бен Соло о себе, его ладонь все еще была протянута к ней. Не Кайло Рена, которого она раз за разом отвергала, но Бена Соло, который не стал бы лгать. Которому она всем сердцем хотела верить. — Прими мою руку, сейчас.

И она приняла. Пальцы одной из рук с трудом оторвались от рукояти светового меча, который она удерживала, чтобы опуститься в большую мужскую ладонь, неожиданно материалистическую для видения. Сквозь ее слабеющее тело будто бы прошел мощнейший электрический разряд, наполняя живительной силой извне – Силой Бена. Свет лился в нее, открывая второе дыхание, давая энергию на последний решительный рывок.

Ощутив поддержку, Рей подалась всем телом вперед, неожиданно отбросив уверовавшего в свою победу Палпатина на шаг назад. Его улыбка удивленно померкла, тогда как усмешка появилась на губах Рей, а в ее глазах заплясал темно-красный пугающий свет. Глядя на сморщенное лицо безумного старика, столь мало походящее на человеческое, Рей призвала самые болезненные воспоминания о том, как родители оставляют ее на песчаной планете в дальнем уголке Галактики, с ненавистью делая еще один твердый шаг вперед, дальше от пропасти, ближе к победе.

Ярость на ситха, погубившего ее родителей, заполнила ее душу и сердце тьмой, прорвала запертую на тысячу засовов клеть и выпустила на свободу чудовище – девочку, несущую возмездие за все причиненное зло, мстящую безжалостно и непримиримо. Не испуганную, одинокую и отчаявшуюся мусорщицу, считающую себя никем, а зрелого адепта Силы, сносящего любые преграды на своем пути, наконец-то понявшую, что такое быть всемогущей.

Впервые она чувствовала себя целой, настоящей, не боящейся ничего. И устоять перед ней уже не мог никто.

Бывший император осел под шквалом ее энергии, импульсы Силы отбросили его прочь, все дальше и дальше к трону, тянущемуся к потолку острыми холодными камнями, черными и безжизненными глыбами. Палпатин задрожал, увидев, как Сила Рей становится продолжением ее руки и ее светового меча, молниями разбегаясь по коже, клинку и мрачным стенам склепа. Ситх был силен и с легкостью отражал ее атаки, но его уверенность стала ослабевать, в глазах появился затравленный блеск, а рот выдавал удивленные, писклявые звуки поражения.

Они бились теперь на равных – одержимый император и его наследница, наступающая с решимостью бешеного зверя и гневом выпущенной на свободу пленницы, несущей заслуженную кару угнетателю. Сконцентрировав молнии в кулаках, Палпатин направил на Рей всю свою мощь, но она больше не отступала, легко отражая его разрушительные атаки. От взрывов сталкивающихся силовых волн начали трескаться стены, посыпались куски камня с потолка, и мощный энергетический поток ударил в небо, уничтожая и свои корабли, и чужие без разбора.

Позади Рей раздался какой-то звук – это Бен появился на краю скалы, цепляясь за влажные выступы израненными пальцами, из последних сил подтягиваясь вверх. С трудом удерживаясь на ногах и прижимая руку к сломанным ребрам, хромая, падая и вставая, он добрался до второго светового меча, валяющегося среди неровно торчащих обломков, и поднял его, спеша на помощь Рей. Он шел, едва дыша от нестерпимой боли, стремясь защитить то, что дорого, даже если за это придется отдать свою жизнь.

Голубой свет активировавшегося меча не миг отвлек Рей от цели. Ее лицо, искаженное яростью, мерцающее в отсветах пляшущих молний, было лицом вырвавшейся из заточения дьяволицы, готовой уничтожать все без разбора на своем пути, и врагов, и друзей, в глазах бушевал темный огонь, но, узнав Бена, Рей еле заметно кивнула, и Бен кивнул ей в ответ.

Два голубых меча скрестились в смертельном поединке против безумного ситха, образовав щит, который невозможно пробить. Темная и светлая энергия, две части целого, объединились в одну могущественную, несокрушимую силу – силу диады, неизведанную, неизученную и непостижимую. Две противоположности слились, различные по своей сути, став единым неразрывным продолжением друг друга, как инь и янь, как огонь и вода, как свет и тьма. Их сердца заработали в унисон, и пока билось одно, другое не могло остановиться. Мысли переплелись, образовав телепатическую, физически осязаемую связь.

Молнии, которыми управлял Палпатин, потеряли направление, заметались под сводами пирамиды и отразились в противоположную сторону. Волной ярости откатились назад и прошили бывшего императора насквозь, сдирая с отвратительного морщинистого лица кожу.

Мертвые ситхи вскочили со своих мест, воздели руки к небу и испуганно забормотали, почуяв близость очередной своей гибели. Дарт Сидиус тоже осознал это. Собрав волю в кулаках, безумный ситх обратил всю свою мощь на слабое звено, ударив Бена, еле-еле державшегося на ногах. Он знал, что несмотря на раны Бена, воссоединившаяся диада будет непобедима, и вновь пытался разделить ее, лишив половины сил. Чтобы затем поодиночке разделаться с каждым из них и взойти на трон победителем.

Рей не могла позволить этого. Ее гнев был воплощением темной стороны, когда она оттолкнулась ногами и совершила высокий кувырок, с изяществом атлета перелетая тугую молнию поверху. Крик ярости сорвался с ее искривленных жестокостью губ, когда она подняла меч над головой и с размаху опустила, вкладывая в это движение всю имеющуюся у нее силу. Прорезав пространство, световой клинок с легкостью разрубил все, что встретил по пути, и замер в миллиметре над землей, когда Рей идеально приземлилась на ноги. Молния прервалась с удивленным возгласом бывшего императора; ставшая бесполезной отрубленная рука покатилась прочь.

Подняв голову, Рей взглянула на Бена, стоявшего по другую сторону поля боя, из-под сведенных бровей, ожидая его решающего исход поединка хода. Битва не была закончена, пока Сидиус не мертв. Секундного замешательства ситха хватило: прежде, чем он успел бы воспользоваться второй своей рукой, Бен закрыл глаза, сделал глубокий спокойный выдох, ища внутри себя духовное равновесие, и длинным скользящим движением отшагнул в сторону, в последний миг избежав прямого попадания и оказавшись у Палпатина за левым плечом. Взмахнув мечом, единым слитным движением отсек ситху голову и, упав на одно колено, задыхаясь от боли, смотрел, как она катится, присоединяясь к отрубленной руке.

Все закончилось. Лишенное жизни тело бывшего императора мешком повалилось на землю, все призрачные ситхи исчезли, превратившись в пепел и растворившись в небытие, откуда и пришли. Молнии погасли, но внутри пирамиды неожиданно посветлело из-за ширящихся трещин неминуемого разрушения, стены дрожали и издавали гул, крупные блоки падали оземь и разбивались вдребезги, поднимая пыль. Между Рей и Беном, застывших с двух сторон от мертвого тела и смотревших друг на друга с медленно настигающим осознанием победы, заплясали искры притяжения, горевшие в их сердцах и сплотившие в неразделимый союз двух бывших врагов и противоположных существ.

Рей подняла голову, услышав звуки идущей в небе борьбы. В отверстиях над их головами летали и взрывались истребители – бой, несмотря на смерть лидера, продолжался, и даже если Сопротивление каким-то чудом победит флот Звёздных разрушителей, потери будут неисчислимыми.

Бен молча кивнул, когда Рей взглянула на него, и, набрав полную грудь воздуха, поковылял к подъемнику, куда девушка легко и изящно запрыгнула вслед за ним. Держась за металлическую цепь платформы, везущей их на поверхность, к открытому небу, наследники смотрели вверх, Рей – с неослабевающим гневом, а Бен – с чувством обуревающей вины за все, что сделал, пока в качестве Верховного Лидера возглавлял Первый орден.

Вокруг шел бой. Плавился не только снег, еще недавно покрывавший поверхность пустынной планеты, но и сам камень, из которого она состояла. Сила гудела от тысяч смертей, исполняясь эмоциями сражающихся.

Он мог исправить это. Хотя бы попытаться уменьшить наносимый ущерб. Помочь добровольцам, сражающимся за свободу и жизнь близких, остановить волну насилия и войн, терзающую Галактику. Подняв руку, он направил её на вражеский корабль, с помощью силы – всей, которая в нем осталась – изменяя направление движения, чтобы два разрушителя столкнулись и уничтожили друг друга. Но он был совсем истощен и терпел невыносимую боль, с каждым вдохом разливающуюся по внутренним органам, почти не позволяющую дышать.

Сдавшись, он с сожалением посмотрел на Рей, признавая поражение. Девушка сразу протянула ему правую руку, совсем как он ей недавно. Бен слабо улыбнулся, но она ничем не ответила на его теплый понимающий взгляд, став совершенно чужой, пугающей незнакомкой, которую он совсем не знал. Ее лицо было ожесточенным, губы похожи на оскал, в глазах ясно отражалась темная сторона, столь знакомая ему и теперь ненавистная, но где-то внутри все еще находилась Рей – стойкая и бесстрашная мусорщица, упорством и верой сумевшая вытянуть его к свету.

По коже ее левой руки пробегали электрические импульсы, и когда он схватился за ее правую ладонь и с трудом поднялся с колен, ток ворвался в каждую его израненную клетку и наполнил тело энергией невообразимой мощности, заставив Бена охнуть от неожиданности и с удивлением взглянуть на свою правую ладонь, по коже которой тоже теперь разбегались крошечные электрические молнии. Диада замкнула цепь, стала единым несокрушимым целым, способным на большее, чем одинокий форсъюзер, сколь бы могущественным он ни был.

Сила, их общая сила, оказалась поистине безграничной. Она изливалась бесконечным потоком из глубин души, сметая на своем пути все то, кем они были когда-либо, рождая нечто абсолютно новое. С синхронным криком пара обратила свой удар против Звездных разрушителей, сломав их ряды и заставляя корабли, сталкиваясь друг с другом, падать, вспарывая покрытые снегом горные хребты, взрываясь при ударе о землю в простирающейся внизу долине.

Сопротивление, почуявшее поддержку извне, воспряло духом. Звенья истребителей бросились в атаку, эфир взорвался от радостных возгласов.

— Синий-пять, вижу цель, прикрой!

— Синий-один, выполняю!

— Красный-два, у тебя хвост, я его сниму!

Взрыв – и очередной разрушитель тяжело опал на планету, все более принимавшую очертания огромного кладбища кораблей.

— Вижу Рей, вон она, на платформе! — радостно вскричал По Демерон, завершая маневр после атаки и заметив две фигуры внизу, темную и светлую, от которых исходили сверкающие молнии, повергая ровные ряды флота ситхов в полнейшую неразбериху. — Она с нами, Финн! Она жива! О, я знал, что она справится, я верил в это!

— Кто это с ней? — ответил бывший штурмовик в переговорное устройство, наводя оружие на очередной истребитель противника и ловко сбивая его.

— Я не верю своим глазам! — голос По был полон удивления, когда он сделал один оборот вокруг платформы и сумел разглядеть знакомое лицо. — Никак сам Верховный Лидер! Он что, воюет на нашей стороне?!

Трудно было воспринять увиденное иначе: рука Кайло Рена была направлена на разрушители последователей воскресшего императора, уничтожая врага одного за другим, оказывая неоценимую помощь Сопротивлению.

— Он уже не Кайло Рен, — авторитетно заявил Финн с не меньшим удивлением, внимательно прислушиваясь к внутреннему голосу своей интуиции с помощью обнаруженной недавно в себе чувствительности к Силе, становящейся все более и более очевидной по мере того, как он учился пользоваться ей. — Это Бен Соло. Не знаю, как Рей это сделала, но она вернула его.

Финн чувствовал, как Сила, зашкаливающая в воздухе, наполняет все его существо. Он будто слышал внутренние голоса Бена и Рей, мог знать, о чем те думают и что испытывают. Но что-то было во всем этом не так…

— О нет… — пробормотал Финн, сбивая еще один истребитель противника, намеревающегося остановить двух форсъюзеров. Заложив новый круг и повнимательней рассмотрев лицо Рей, Финн ощутил, как в буквальном смысле его пронизывают волны ужаса, как Тьма сгущается вокруг, заполняя сердце.

— Что не так, Финн? — вскричал обеспокоенный По, патрулируя платформу и защищая главных своих солдат от попыток нападения.

— Это уже не Рей, — выдохнул Финн с отчаянием и потерей. — Не наша Рей. Эта Рей – Палпатин.

Истребитель По сделал крутой вираж и пошел на снижение, готовя орудия для атаки. Разрушитель флота ситхов взорвался невдалеке, подняв столб пыли и грязного снега с поверхности планеты, ударной волной сбив с курса корабль По и протащив Рей и Бена по платформе, как тряпичных кукол. Остатки флота Последнего ордена трусливо бежали с поля боя – за ними гнались разношерстные звездолеты повстанцев, добивая врага, но у По была своя задача: ярость за то, что Кайло Рен обидел Рей, затмила все.

— Я убью его, — рычал По, наводя пушки на фигуру бывшего Верховного Лидера, с трудом ползущего к лежащей без сознания Рей. Он не допустит, чтобы этот монстр ее коснулся.

— Нет, погоди, постой! — закричал ему Финн, весь переполненный сомнениями из-за того, что сейчас происходило в Силе. Он знал, что Рей поглотила тьма, но Бен не собирался причинять ей зла – Финн ясно и отчетливо чувствовал это. Бен Соло больше не был злодеем.

Добравшись до израненной осколками, лежащей на краю взлетной площадки девушки, бывший Верховный Лидер бережно перевернул Рей на спину и, придерживая рукой, уложил на свое колено, заглядывая в ее напряженное и покрытое ссадинами лицо.

Глаза Рей распахнулись, горя от безумия, жестокости и жажды убийства. Брови девушки сдвинулись, веки устрашающе потемнели.

— Тшш, тшш, — покачивал ее Бен в своих руках, призывая услышать его зов в творящемся хаосе заканчивающегося сражения, которое они только что выиграли. Крошечные снежинки медленно падали между ними, оставаясь белой крупой на волосах и одежде и капельками воды на горячей коже. — Мы победили, Рей. Все закончилось. Отпусти это. Тебе снова надо отыскать баланс, я знаю, ты сможешь. Найди грань, отпусти Свет и Тьму.

Она приподнялась, тревожно оглядывая небеса, в которых десятками гибли удирающие истребители остатков армии ситхов, и вновь перевела дикий и необузданный, но уже гораздо более спокойный взор на Бена, продолжающего держать ее в оберегающих объятиях.

— Бен?.. — неуверенно пробормотала она.

— Вернись ко мне, Рей, — ответил он, нежно приложив ладонь к ее исцарапанному лицу, сожалея, что у него не осталось запаса сил, чтобы заживить ее раны. Он заглядывал в бездонные черные глубины ее глаз, сквозь беснующийся дьявольский огонь, искал внутри ту Рей, которая спряталась за спиной сильной и могущественной убийцы. Взывал к ее подсознанию через их духовную связь, напоминая о выборе, который она когда-то сделала и который должна была сделать сейчас еще раз. — Ты сможешь.

— Он не тронет ее, обещаю, — воззвал Финн к По, летя другу наперерез и не позволяя совершить ошибку: выстрелить и убить того, без которого победа Сопротивления была бы недостижима. Потоки Силы, которые он осязал, говорили с ним, направляли его, позволяя понять больше, чем видят простые человеческие глаза. — Он хочет помочь, По. Просто поверь мне.

Истребители отвлеклись, сражаясь с пытающимися прорваться к платформе очередными самоубийцами, оставляя двоих форсъюзеров самостоятельно разбираться с возникшими трудностями.

Рей смотрела на Бена с постепенным осознанием своего чудовищного перевоплощения, и огонь в ее глазах медленно и неуклонно угасал, сменялся самым обычным выражением. Дыхание девушки замедлялось, приходя в унисон с дыханием Бена, пока не стало ровным, а затем опять взволнованным, но уже совсем по другой причине. Робкая улыбка озарила ее посветлевшее лицо.

— Бен… — воскликнула она, протягивая руку и касаясь его усталого и бледного, покрытого потом и каплями крови лица, неотрывно смотря в его лучащиеся теплом глаза и утопая в их необъятной глубине. Ее душа очищалась от ненависти, ярости и жажды чьей-то смерти, пока не заполнилась до краев радостью осознания, что Бен Соло – жив и сидит перед ней, что они победили, и враг повержен. И теперь можно вздохнуть свободно, оплакать потерянных дорогих людей, отпраздновать триумф и…

Рей не знала, что будет дальше, после того как Сопротивление выиграет войну. Все, о чем она сейчас могла думать и хотела, это о том, кто встал с ней плечом к плечу, принял ее сторону, хотя она на это даже уже и не надеялась. О Бене Соло.

Ее улыбка стала более уверенной, когда уголки его губ болезненно дрогнули в ответ, словно он не верил, что держит ее в своих объятиях, а она все еще не отстранилась. Сердце ее потянулось ему навстречу, заполнилось тлеющим огнем, и, уступая неудержимому порыву, Рей подалась вперед и выразила силу своих чувств в обжигающем поцелуе, впервые пробуя губы мужчины на вкус.

Тонкие, но прочные нити их связи, притягивающей их друг к другу столь долгое время, что уже невозможно было вспомнить, когда это началось, вспыхнули мириадами крошечных искр, зазвенели от сладострастного напряжения. Озарили их души светом и разошлись по Силе огромной сокрушительной волной любви, заставляя все живые существа в пределах действия повернуть головы и с удивлением увидеть внезапно расходящиеся облака и светлеющие небеса, ощутить ласковые объятия невыразимого счастья.

Отстранившись, Рей с трепетом взглянула в карие глаза Бена, ища в них ответ. Знала, но хотела увидеть своими глазами. Или просто не могла насмотреться. Широкая и искренняя улыбка, осветившая его лицо, была самым прекрасным видением этого дня, лучшим завершающим аккордом их долгого и мучительного противостояния, пришедшего к логической и идеальной развязке.

***

Им пришлось уйти.

Так бывает, когда спасаешь мир, но понимаешь, что тебе не осталось в нем места. Именно теперь Рей остро чувствовала общность ни с кем иным, как с Энакином Скайукером, дедом Бена. Тот тоже был заложником системы, переполненной правилами и требованиями, само исполнение которых стало целью для джедаев. Сильные эмоции виделись дорогой на темную сторону, потому жестко искоренялись. Многие поколения юнлингов росли, не зная семейного тепла, не понимая самой сути любви.

Энакин же, попав в храм слишком взрослым, так и не сумел избавиться от человеческих слабостей: он знал, что такое семья, умел любить. А потому так и остался для Совета Джедаев самым ненадежным учеником, которому те так и не сподобились научиться доверять, только терпели и опасались.

Ему тогда не хватило сил вырваться из оков системы, уйти прочь, спасая себя и любимую, хотя он каждую минуту ощущал себя не на своем месте. Чужим среди своих. Он остался – и все рухнуло в бездну.

Именно таким было чувство, когда Рей встретилась с друзьями, приземлившимися после окончательной победы на поле боя для того, чтобы взять в плен сдавшихся врагов и оказать помощь своим раненым, потерпевшим крушение на неприветливой поверхности Эгзегола, поднять на борт уцелевших в сражении. Роуз, Финн и По, ставшие ей за время войны больше, чем друзьями, – почти семьей, – обнимали и улыбались. Они радовались победе, благодарили Рей за помощь, но что-то в их взглядах теперь было не так, что-то сломалось у них внутри, прежние узы дружбы были надорваны по какой-то причине.

Они изменились и больше не смотрели на Рей как на последнюю надежду Сопротивления, как на близкого друга, которому привыкли всецело доверять в любой ситуации. В их глазах теперь поселился затаенный страх, который Рей могла связать только с одним – демонстрацией ее темной стороны, которой они стали невольными свидетелями, и которая отчетливо показала ее настоящее происхождение. Не важно, что это помогло им одержать победу над Последним Орденом: в их глазах она навсегда теперь останется родственницей Палпатина, а значит, источником беспокойства. Потенциальной угрозой.

Стоило же взглядам обратиться к Бену, как все становилось еще сложнее. Даже учитывая тот факт, что большинство не знало бывшего Верховного Лидера в лицо, становилось понятно, что надолго эту правду от других не скроешь. Как бы доброжелательно Финн и По не относились к Рей, чувства которой к Бену теперь открылись, и как бы сильно не уважали принцессу Лею – мать Бена, – они не стали бы лгать ради нее, и уж тем более – ради Бена.

Оказавшийся чувствительным к Силе Финн знал, понимал и чувствовал, как никто другой, что Кайло Рена больше не существует, но он был единственным, кто примет эту истину и постарается забыть прежние разногласия с бывшим Верховным Лидером, увидеть в нем человека.

От По, Роуз и других подобной милости ждать не приходилось. Их полные недоумения и подозрительности взгляды раз за разом обращались к темной фигуре Бена, молча стоявшего рядом с Рей. Наполнялись недоверием и даже затаенной злостью, настороженностью и требованием объяснений. Рей словно пытались намекнуть, что она предала друзей, и девушка понимала, что никакие слова не смогут оправдать поступки Кайло в их глазах. В этом новом мире ему не было отведено никакого места, кроме ненависти. Ее любовь к нему не защитит его от ярости бывших врагов.

Рей знала – все не сможет закончиться хорошо. Первый триумф спадет, Сопротивление начнет задавать вопросы, на которые у них с Беном не было ответа. Позволить им забрать его, заключить в темницу, даже казнить? По всем существующим законам это было бы единственным решением, и Рей была уверена, что рано или поздно она неизбежно последует за ним. На них, пользователей силы, обычные люди всегда будут смотреть как на бомбу замедленного действия. На Рей, связанной кровью с главным злодеем Галактики и наглядно продемонстрировавшей, на что она способна, будут смотреть как на ту, которая в любой момент может оступиться и стать очередным «императором Палпатин». Рей не собиралась дожидаться, когда это случится.

Воспользовавшись после победной суетой и всеобщим ликованием, Бен и Рей просто исчезли с глаз, потерявшись в сутолоке, оставив спасенных самим разбираться с обычными повседневными трудностями. Люди и другие расы, населявшие Галактику, могли справиться с этим сами. Когда речь шла о Силе, вмешаться было долгом тех, кому доступно управлять ею. Но вопросы политики и экономики, взаимоотношений между расами и создания государства, Бена и Рей не касались. Совершать старые ошибки ушедшего в небытие Ордена Джедаев они не намеревались.

Познав Свет и Тьму, оба поняли, что чем дальше будут находиться от власти, тем лучше. Ни слугами, ни пастырями людей они становиться не хотят. Придут на помощь, если возникнет настоящая угроза. Почувствуют, ведь каждый спасающий в ответе за спасенных. Но пока их путь был иным.

Бен и Рей даже не заглянули на основную повстанческую базу на Эджан Клосс. Намного позже, когда планета опустела, и лишь джунгли тихо колыхались на месте былого пристанища Сопротивления, они побывали там, отдавая последнюю дань принцессе Лее, которая для одного была матерью, а для второй – лучшим учителем. Ту, жертву которой они никогда не забудут, и которая будет их путеводной звездой даже после своей смерти. Которая светом останется в их сердцах навсегда.

***

Семь лет спустя.
Где-то в Неизведанных Регионах.


— Мама! Снег!

На поляну перед большим домом выбежала и закружилась на месте девочка лет пяти. Первый снег, только что выпавший, легкий и искрящийся в лучах небесного светила, поднимался в воздух и вертелся вокруг маленькой проказницы, повинуясь жестам рук. К ней присоединился мальчик, одновременно очень на нее похожий и абсолютно другой, и круговерть сразу стала более упорядоченной, складываясь в сложные картины и узоры.

Молодая женщина неспешно вышла на улицу и устроилась в глубоком кресле на террасе, наблюдая за играми детей. Только взгляд ее то и дело уходил в сторону, туда, где располагалась большая площадка, в настоящий момент пустующая. Временами она глубоко вздыхала, поглаживая начинающий округляться живот. Волнение нарастало: расстояние ощущалось болезненнее с каждой минутой.

— Мама, не волнуйся, — оба сорванца, ощутив состояние матери издалека, подбежали и уселись рядом, обнимая женщину с двух сторон. — Папа скоро появится. Он обещал и сдержит слово. Осталось немного подождать, не больше часа.

Рей должна была в это верить. Тревога не покидала ее ни на минуту, пока муж отсутствовал, колеся по галактике. Он был осторожен, и она знала это, но унять беспокойство не могла, пока Бен находился вдали от нее. Бывший Верховный Лидер всегда рисковал, покидая дом, – если б его узнали, могла случиться беда. Однако Рей понимала его как никто другой: вечно прятаться, как дрожащие мыши в норе, и бежать от опасности – вариант не для них. Начинание Бена стоило любых усилий, риска и затраченных на ожидание нервов.

— Я знаю, милые, — мягко улыбнулась женщина, прижимая к себе две головы близнецов – светлую и темную. — Я знаю.

Люк и Лея были похожи и одновременно непохожи на тех, в чью честь получили имена. Яркие и неугомонные, они радовались жизни, любили родителей, не давали никому покоя. Использовать Силу для них было естественнее, чем дышать. Иногда Рей казалось, что именно так должен был в детстве выглядеть тот, кого много позднее назвали скрытой угрозой, если бы рос не в рабстве, а свободным, в настоящей семье.

Из дома показалась молодая тогрута, высокая и стройная, как веточка, с цилиндром светового меча, подвешенным к поясу; подошла и села на стул, с улыбкой наблюдая за детьми, которые продолжили играть со снегом, убедившись, что мать успокоилась.

— Мастер Рей, вы думаете, у нас будет кто-то новенький? — спросила она.

— Я не вижу повода нарушать традицию, — ответила ей Рей. — Если Бен услышал зов, значит, где-то появился тот, в ком жива Сила, и кому нужна наша помощь. Значит, мой муж найдет его и привезет сюда. Места хватит.

— А если маленькие форсъюзеры рождаются в семье? — поинтересовалась тогрута. — Ведь Орден забирал младенцев, обнаруживая их, разлучал с матерями и отцами. Но вы привозите сюда только оставшихся без опеки.

— Семья всегда важнее, — покачала головой молодая женщина. — Нет блага для всех без блага для каждого. Нельзя любить всех, не любя никого конкретно. А без тьмы нет света. Когда-то давно джедаи этого не понимали, и их это погубило.

— Но тогда они не научатся...

— Кому надо, того позовет Сила, — перебила любимую ученицу Рей. — И мы встретимся. Не важно, сколько понадобится времени...

Женщина прервалась на полуслове, поднимаясь из кресла: раздался гул, на посадку заходил звездолет необычной конструкции. Этот корабль Бен сконструировал сам и предпочитал летать только на нем. С виду он походил на обычный старый транспортник, чем-то напоминавший «Тысячелетнего сокола», но внутри... О, внутри! Это было воплощение технического гения Энакина Скайуокера, проснувшегося в его внуке! Впрочем, уже было ясно, что и в правнуке, поскольку маленький Люк Соло готов был в любой момент помогать отцу, потихоньку осваивая азы техники.

Корабль мягко приземлился в нужной точке и по трапу спустился высокий мужчина, закутанный в неизменный черный цвет. Отросшие черные волосы тут же подхватил ветер, а полы плаща облепил снег.

За ним вышел темноволосый мальчик лет тринадцати-четырнадцати, с некоторой опаской разглядывая окружающий мирный пейзаж.

Бен взял ребенка за руку и двинулся к дому, из которого уже спешила навстречу Рей с двумя детьми.

— Бен!

Бывший Верховный Лидер обнял жену, чувствуя, как его наполняет тепло. Только здесь, рядом с ней, он становился настоящим, целым. Годы этого не изменили: лишь рядом друг с другом Диада была полной.

— Знакомься, любимая, это – Темири Благг, — представил он нового подопечного. — Думаю, ты помнишь, что за место Канто-Брайт? Темири вырос там, будучи рабом. Однако несколько недель назад все-таки сбежал от своего хозяина. К счастью, я сумел почувствовать зов в Силе, чтобы спасти и увезти Темири оттуда, иначе его задрали бы дикие звери – такое наказание принято за побег раба в тех местах.

Рей подошла. Взяла руку мальчика, всматриваясь в знакомое кольцо с символом Сопротивления, потом растрепала мягким жестом темную шевелюру. Кажется, когда-то Роуз Тико рассказывала, как подарила маленькому рабу свой перстень, и тот помог ей и Финну спастись. Вот как, оказывается, сложилась его судьба!

Бен и Рей знали, что жизнь в Галактике более-менее налаживалась, хотя и с трудом. Был созван Сенат, возрождена новая, очередная Республика. Нормализовалась экономика, восстанавливались социальные связи. Пусть начиналось все в центральных регионах, а не в таком захолустье, как Кантоника, где располагался Канто-Брайт, прогресс был очевиден.

Её старые друзья тоже шли своим путем, но путь тот ни разу не пересекался с ушедшими прочь от нечувствительных к силе. Иногда сердце Рей щемила тоска, хотелось отыскать Чуи, Финна, По и Роуз, но это проходило со временем. Было достаточно знать, что у них все хорошо, а такие сведения из своих странствий Бен привозил регулярно.

— Пойдем в дом, — пригласила Рей, беря за руку ребенка. — Мы уже приготовили тебе комнату. А завтра мастер Бен начнет с тобой заниматься. Ты большой мальчик, тебе предстоит нагонять сверстников. Ты же хочешь учиться?

Мальчик кивнул, не находя слов. В его глазах светилось робкое счастье. Ему казалось, что это сон, ведь он готовился к смерти, а обрел мир и семью. И доказательство, что легенда о Силе была не просто выдумкой, непонятной религией или мифом, а самой настоящей правдой, частью которой станет теперь и он. Потому что Сила – она везде, и даже если кто-то в нее не верит, ее существования это не отменяет...

____________________________

От авторов: мы со Светой будем очень рады видеть читателей на Форуме


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/58-38409-1
Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Миравия (23.01.2020) | Автор: Валлери и Миравия
Просмотров: 1229 | Комментарии: 8


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 8
0
8 katerina420   (17.02.2020 00:06) [Материал]
Прекрасная история, каждое слово выверено.
Мне понравилась балансировка между добром и злом, темнотой и светом. Кажется, именно этого и добивались сценаристы ЗВ, только, к сожалению, донести до зрителя эту идею не совсем удалось.
Очень мне понравилась идея, что после схватки с главным злодеем Рей захватило зло. Единственное, мне показалось, растяни авторы этот момент подольше, было бы правильнее. Сколько на стороне зла находился Бен, а Рей на стороне добра, что сейчас, когда он стал светлым, ей бы, по логике, следовало побороться с темнотой. Герои же и олицетворяют собой или баланс, или борьбу...

Понравилась логичная и такая правдоподобная реакция членов Сопротивления на главных героев - что они не могли принять их такими, какие они есть: со светом и темнотой в себе. Это очень по-человечески: избегать зла, темноты, бояться их, забывая о подвигах и поступках героев со сложившейся по-разному судьбой. Бен и Рей - они другие.

Замечательная концовка - Рей и Бен нашли свое предназначение, заключив черствый джедайский поиск юных учеников в более жизнеутверждающий формат.

В общем, я порадовалась за героев (за их преодоление самих себя, добра и зла в себе), за исход рассказа.
Так и должно быть. Спасибо happy

0
7 FoxyFry   (13.02.2020 01:54) [Материал]
Не знаю, один автор писал истории или нет, но ощущаются они совершенно по-разному. Как по мне, так здесь совершенно иной слог, да и сама атмосфера фф более идеализированная, что ли, утопичная.
Вот эта часть, которая "семь лет спустя", вообще не вяжется у меня с Беном и Рей. Не могу представить их как оседлую женатую пару (серьезно, если вначале я видела их привычные образы, то в этом эпилоге они стали безликими носителями знакомых имен). Для меня они именно Диада, объединенная Силой и любовью. Напарники или сослуживцы, скрепленные узами глубоких чувств. И если от их союза когда-нибудь и появится потомство, мне с трудом верится, что они купят ферму и откроют школу Ксавьера для одаренных детей.
Хотя посыл с переосмыслением традиций джедаев мне нравится, увы, от подачи я не в восторге))
А вот первая часть истории с новым развитием финальной битвы мне понравилась, удачный акцент на двух сторонах Силы. Не верилось только в такого всепонимающего Финна)) Вряд ли бы он так легко простил Рена и тут же встал на его защиту. Вряд ли бы он так легко отдал ему Рей, в которую давно влюблен.
Но в целом, чувствуется любовь Автора к фандому и глубокая осведомленность в его деталях. Спасибо за историю)

0
6 робокашка   (10.02.2020 12:40) [Материал]
Каждый открывает в себе Силу. И каков её цвет - выбирает тоже сам.
Рей и Бен сделали возможное и невозможное, чтоб отстоять Свет и оказались изгоями. Очень печально...
Спасибо и удачи в конкурсе!

0
5 Валлери   (07.02.2020 18:46) [Материал]
Мне сложно судить эту историю, потому что мне кажется, что финал фильма был логичным и правильным. Но если рассматривать как альтернативную версию, то да, такой вариант тоже вполне мог быть. Это было бы даже интересно посмотреть на такую Рей, чтобы персонажи поменялись местами, но тогда понадобился бы еще один фильм или даже целая трилогия)) Спасибо за другой взгляд на финал!

0
4 leverina   (28.01.2020 15:51) [Материал]
Написано талантливо и с пониманием всех оттенков вселенной ЗВ. И я опять при чтении упустила момент с традициями и зимой.

Думаю, авторы ЗВ создали довольно интересный мир. В частности, с этой парой несексапильных влюблённых. Рей только мне одной напоминает Грету Тунберг?

Но всё же этот мир такой особый, искусственный, стоящий на котурнах и похожий на балет (или мультик), что желание погрузиться в него осталось где-то далеко в моем детстве, классе в третьем...

0
3 Танюш8883   (25.01.2020 09:14) [Материал]
Эти двое позволили себе любить и ненавидеть, что позволило им создать совершенную Диаду. Однако, принципы джедаев были нарушены и союзники отвернулись от них. Теперь Рей и Бен навсегда останутся на пути изгоев. Тандем светлой и темной стороны усилил их возможности, принес понимание всей сложности процесса становления носителей силы. Хорошо, что Рей и Бену удалось понять своё предназначение и они стали родителями и наставниками. Спасибо за историю)

0
2 Lidiya3397   (24.01.2020 18:43) [Материал]
Спасибо. Похоже на продолжение " Шёпот ветра". Вечная борьба. И спасение. Удачи.

+1
1 MissElen   (23.01.2020 18:33) [Материал]
Эта история из Звездных войн похоже написана тем же автором что написал Шепот ветра. Так же много подробностей и пояснений ху из ху и какова его роль в этой запутанной героической эпопее wacko Возможно, скоро я начну понимать что здесь к чему и почему герои все время скачут с темной стороны на светлую и наоборот - на войне все средства хороши smile Кроме мира во Вселенной, герои постоянно спасают друг друга от врагов и от самих себя. Они образовали соединение своих сил - диаду, состоящую из темных и светлых начал своих обладателей (если я правильно поняла wacko ) Но это смертоносное оружие, принесшее победу, таило в себе и будущую угрозу в будущем, так как соратники не могли им до конца доверять и рано или поздно, решили бы уничтожить. Поэтому Бен и Рей покинули торжество победы и поселились в далеком уединенном месте галактики, где смогли создать семью и растить своих детей, но полной безопасности они все равно не чувствовали и постоянно были настороже. Короче, и вечный бой - покой нам только снится...

Спасибо и удачи в конкурсе.

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями