Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1634]
Из жизни актеров [1606]
Мини-фанфики [2402]
Кроссовер [681]
Конкурсные работы [6]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4603]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2353]
Все люди [14640]
Отдельные персонажи [1449]
Наши переводы [14059]
Альтернатива [8941]
СЛЭШ и НЦ [8555]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [153]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4077]
Правописание [3]
Архив [1]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Топ новостей ноября
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики
Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав 16-30 ноября

Новые фанфики недели
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Семь апрельских дней
Они не изменились, да и суть их проблем осталась прежней.
Гермиона Г.|Драко М.
Angst|Romance


От команды переводчиков ТР, ЗАВЕРШЕН

Связи
Это череда мини-фиков из писем и обрывков дневников, которые герои саги пишут в разные периоды своей жизни… Не ищите в них логики или определенной последовательности… Мини будут зависеть от моего настроения.

Паутина
Порой счастье запутывается в паутине лжи, и получается липкий клубок измен, подстав, предательств и боли.
История о Драко и Гермионе от Shantanel
Завершена!

Мы приглашаем Вас в нашу команду!
Вам нравится не только читать фанфики, но и слушать их?
И может вы хотели бы попробовать себя в этой интересной работе?
Тогда мы приглашаем Вас попробовать вступить в нашу дружную команду!

Подарок
Каллены - НЕ вампиры, а ОБЫЧНАЯ семья, жившая в Форксе и переехавшая в Сиэтл. Джаспер ввиду того, что был приемным ребенком, часто конфликтовал с родителями и находил свое утешение только в младшем брате - Эдварде. В Сиэтле он живет отдельно от них, но каждое Рождество приезжает навестить брата...

Темный путь
В ней сокрыта мощная Сила, о которой она ничего не знает. Он хочет переманить ее на свою сторону. Хочет сделать ее такой же темной, как он сам. Так получится ли у него соблазнить ее тьмой?

Отцы
Что будет если троих горе-отцов оставить всего на один день со своими чадами? Третья мировая? Только подготовка к ней...

Искусство после пяти/Art After 5
До встречи с шестнадцатилетним Эдвардом Калленом жизнь Беллы Свон была разложена по полочкам. Но проходит несколько месяцев - и благодаря впечатляющей эмоциональной связи с новым знакомым она вдруг оказывается на пути к принятию самой себя, параллельно ставя под сомнение всё, что раньше казалось ей прописной истиной.
В переводе команды TwilightRussia
Перевод завершен



А вы знаете?

...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

...что новости, фанфики, акции, лотереи, конкурсы, интересные обзоры и статьи из нашей
группы в контакте, галереи и сайта могут появиться на вашей странице в твиттере в
течении нескольких секунд после их опубликования!
Преследуйте нас на Твиттере!

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Что вы чаще всего делаете на TR?
1. Читаю фанфики
2. Читаю новости
3. Другое
4. Выкладываю свои произведения
5. Зависаю в чате
6. Болтаю во флуде
7. Играю в игры
Всего ответов: 7776
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии





Хостинг изображений


Главная » Статьи » Фанфикшн » Фанфики по другим произведениям

Поцелуй Валькирии. Две разные войны. Глава 8

2017-12-13
47
0
Глава 8
Могло ли все быть лучше?
POV Томас Реддл


Рождественское утро для меня началось довольно необычно. Оно началось с разговора за чашкой чая – еще до того, как проснулись дети и Римус. Разговор этот был с Анжеликой.
Проснувшись утром – в какое бы это время у меня в праздник был выходной? – я горько вздохнул, думая, что единственный раз я дома на Рождество с утра. И не сплю… Зато на следующее Рождество, несомненно, буду работать и завидовать отдыхающим.
С кухни донесся стук чайника о плиту, шуршание… И аппетитный запах завариваемого чая. Обычно так рано завтрак начинала готовить Кэт, потому я решил спуститься вниз – помочь дочери, да даже и просто поговорить, я редко ее видел в то время. И очень скучал… Одевшись, я привел себя в порядок и спустился на первый этаж. Дверь комнаты Кэтрин, где ночевали она и Анжелика, была закрыта. «Ну, видимо, гостья еще спит», - решил я. И ошибся – зайдя на кухню, я увидел отнюдь не Кэтрин. Спиной ко мне стояла Анжелика. В черных джинсах и черном свитере, нарезавшая хлеб. И в ушах девушки торчали наушники, она слушала кассетный плеер.
- А ты вернешься, ты вернешься вновь, я знаю… - едва слышно напевала гостья Кэт, голос ее, кстати, был довольно неплохим. Да и внешность хоть и слегка удивляла, но потом, когда к ней привыкнешь, она уже не бросалась в глаза. Волосы девушки были завиты и уложены в немыслимую прическу, и торчали под разными углами. Их длину на тот момент еще никто не мог бы определить – ее с распущенными волосами видела только Кэт. Хотя форма «художественного» беспорядка на голове каждый день менялась. Я подумал было потихоньку уйти – ее волнение в моем присутствии заметили уже все. Еще на второй день, когда сначала Анжелика разбила вазу – ставила туда искусственные цветы – они с Кэт взялись украсить холл. А потом помогала Гарри варить домашнее задание по Зельям. И утопила в его котле то ли юбку, то ли что-то в этом роде – вешала сушить. Магию девушки принципиально не использовали. К концу следующего дня все согласились с тем, что это не просто проявление страха, а скорее нечто иное. Как бы то ни было, я старался как можно меньше попадаться ей на глаза. А что мне оставалось делать? Она никому не говорила о своих впечатлениях от жителей дома, поэтому правы мы или нет, никто не мог судить. Но уйти я не успел – Анжелика резко обернулась.
- Доброе утро, мистер Реддл! – улыбнулась девушка. – А я собираюсь тосты готови… Ой, я не спросила – можно же тостером воспользоваться?
- Да, конечно. Любым из них, - я улыбнулся, мысленно моля девочку не уронить нож и не покалечиться. Анжелика оглядела кухню, улыбнулась, посмотрев на все тостеры, отложила нож и принялась за тосты. – Иногда я думаю, что любовь к магловской технике – хороша только в меру, - заметил я. На кухне было два холодильника, три тостера и три микроволновых печи. Иногда конечно это было полезно, но в основном чересчур. Розалина при жизни – тогда правда были только холодильники и тостеры – говорила, что мне нужно как-то ограничивать себя одним предметом каждого вида техники. После ее смерти покупки прекратились, но года четыре назад все началось сначала. Теперь меня по мере сил сдерживал Римус. Иногда я понимал, что это глупо, но большую часть времени нет, я не отдавал себе в этом отчета.
- Ну почему? – отозвалась девушка. – Папа тоже любит магловскую технику, постоянно интересуется новинками. Недавно купил компьютер, на Пасхальные каникулы посмотрю, что там он приобрел, - Анжелика улыбнулась, запуская вторую партию тостов.
- А он тоже волшебник? – я присел на стул, глядя на девушку. Я знал со слов Кэт, что Анжелика живет с отцом и мачехой, но о ее родителях сведений было мало. Пара фактов из жизни и все. Кэт не рассказывала, а с самой Анжеликой я как-то до сих пор не разговаривал.
- Нет, папа сквиб. Я почти чистокровная, ну, кроме папы, - ответила гостья. – Мама чистокровная и она колдует, папа из рода Блаттон, там все волшебники уже пятнадцать поколений. Но папа вот сквиб. Такое случается…
- Да, такое бывает. Но сквиб, может быть, не так уж страшно? – я внимательно оглядел девушку. Щеки покраснели, взгляд искоса был полуиспуганным, взолнованным. Нет, определенно, мы были правы.
- Это совсем не страшно! – неожиданно живо отозвалась девушка. – У меня и братик, скорее всего, сквиб, но зато они добрые и веселые. Я их обоих очень люблю!
- Это хорошо, когда ты любишь своих близких. Значит, ты получаешься единственная Блаттон – волшебница сейчас?
- Да, папа у дедушки и бабушки был единственный сын, в этой ветви я единственная. А мама вышла замуж за магла и уехала с ним в Австралию. Все тогда очень удивились такому ее поступку.
- А моя мама тоже была сквибом, - я вспомнил маму и то, как она радовалась моему письму из Хогвартса.
- Правда? Бабушка Кэт была сквиб? Она не рассказывала, - Анжелика с интересом слушала про мою семью, про маленькую Кэтрин. – Кэт хорошая, добрая, с ней интересно. Я рада, что мы подружились. Меня запугивали новенькой, а оказалось, что она замечательная девушка! – улыбнулась подруга дочери. И вправду – им вместе было весело и легко. Девушки делали домашнюю работу, гуляли, играли в квиддич во дворе, посетили Косую Аллею. Гермиона даже немного поначалу ревновала подругу, но потом общаться Анж начала и с ней. И ревновал уже Гарри – три девушки вместе проводили много времени, но у них были свои секреты. И не всегда они звали его к себе.
С Анжеликой было легко общаться, девушка, несмотря на пугающий вид, была сама доброта и отзывчивость. При том еще и умная.
Завтрак был приготовлен, хотя не без урона – девушка обожглась. Но поскольку в доме все еще спали, мы остались на кухне. Налив себе и гостье чай, я присел за стол. Анжелика взяла тост.
- Знаете, до знакомства с Кэтрин я ненавидела маму. Мне было одиннадцать, когда родители развелись, я очень тяжело переживала их развод. Но у нас и до этого не было счастливой семьи. Родители постоянно ругались, мама не любила папу, придиралась. И даже насмехалась над тем, что он не колдует. А потом ушла, вроде к новому другу, но я думаю, наверное, это папа решил развестись. Он ее любил, но мне кажется, никто бы не выдержал. Придирки по малейшему поводу, потом она еще просила что-то сделать, что без магии было трудно. У папы плохо получалось, она решала с помощью заклинания и издевалась над ним… Это выглядело ужасно!
- А зачем же она вышла за него замуж, если она так его не любит? – удивился я.
- Просто он из хорошей, перспективной семьи волшебников и их сосватали родные. А когда они развелись, я уже училась в школе магии, там и жила. Меня послали на два года раньше, чем принято – родители не хотели, чтобы я часто видела их скандалы. Росла я в школе… В семь лет пошла, в марте исполнилось восемь. А братику на момент развода было всего два года. Мама сначала его забрала, меня же тянули то к ней и ее новому мужу, то к папе. Нас отпускали домой раз в месяц, на пару дней. И через месяц я была то у папы в пригороде Чикаго, то у мамы в Майами. Знаете, это даже надоедало. А мама постоянно меня уговаривала совсем перестать общаться с отцом. А еще через два года она уехала с мужем в другую страну, а Джона бросила на папу. Сказала, что у них началась новая жизнь и прошлое им не нужно…
- Это ужасно, - пробормотал я. Я никогда не смог бы вот так взять и бросить дочку с Розалиной, что бы там ни было между нами. Даже если бы и было. Мое сокровище и мой ребенок… И бросить?! Немыслимо, а ведь я мужчина, я только лишь отец, а это мать…
- Почему? Мы с ней общаемся, я ее навещаю. Хотя папу я люблю больше, он обо мне с детства больше заботился и вообще. И Джон сейчас живет с ним и его женой, я как бы тоже… И знаете, я вот сейчас понимаю – а если бы она вдруг погибла, лучше бы не было. На примере Кэтрин и Гарри я понимаю, что лучше, когда твои близкие живы.
- Вот тут ты совершенно права! – ответил я. Мне начинала нравиться эта довольно серьезная девочка. Мы еще немного поговорили о том, как важно, чтобы твои любимые люди были рядом, о доброте – касательно, например, животных. Мне вспомнилось, как у нас появился Пушистик – Кэт шла домой из магазина, летом перед пятым курсом, увидела грязный худой комочек, почти слепой. Принесла его домой и взялась лечить. В сентябре я сажал дочку на поезд с довольно упитанным здоровым лоснящимся котенком. Кэтти его вылечила. Откормила и он остался у нас… Как ее кот. У Анжелики, как оказалось, тоже был кот дома – точнее, кошка ифарито, как Милли Северуса. Надо заметить, что мой «зять» привязался к кошке за то краткое время, что они пробыли у нас.
«Киска», «Милли», «Котенок» - примерно так ласково обращался к ней наш зельевар. И еще «Лапка». Почему – он так и не объяснил. Кэтрин кошка тоже понравилась, что было неудивительно – Кэт с детства обожала животных.
- А знаете, что особенно не нравится маме во мне? – внезапно спросила Анжелика. За время разговора она все сильнее краснела и смущалась, на обращении ко мне подрагивал голос. Но в целом девочка почти не выдавала своего волнения и своих эмоций. – Мне в детстве нагадали, что муж будет меня младше на два года. Как Гарри. А она хочет, чтобы он был старше…
- Надеюсь, поменьше, чем на восемнадцать лет? – раздался от порога знакомый чистый голос. К нам наконец присоединилась Кэтти.
- Ну не как ты и мистер Снейп, конечно! – отозвалась Анж. – Лет на пять, с маминых слов. А я лично думаю – главное чтобы мы друг друга любили. Она вот на десять лет младше папы, я ранний ребенок, когда родилась, ей было восемнадцать. И чего хорошего вышло? Ничего… - Вот тут я был с ней согласен. Мне стало ее даже немного жаль, эту в принципе неплохую девочку... Все могло бы быть и лучше в ее случае. А поступок ее матери меня просто шокировал. Роззи была совсем другой, истинным ангелом...
А еще я убедился в ее влюбленности в меня. Хотя она это и скрывала, я это видел. Но теперь я начинал верить в то, что эта девочка, даже если и влюблена, очень даже полюбит другого и позже. Северус был прав, это смахивало на первую сильную влюбленность. Ну, она в пятнадцать лет окончила школу и год готовилась дома, дружила с мальчиком - как бы встречались, а потом Денбридж. Может быть, это было в ее случае нормально - влюбиться в того, кто понравился. В школе ей было еще немного рано, потом в кого? А в институте ее считали маленькой. Самая младшая на курсе.
День пролетел незаметно. Мы приготовили ужин, украсили дом и сходили на прогулку. Вечером нас ждало торжество. Кроме нас были еще Уизли, Дамблдор, Минерва, Хагрид, Сириус и Северус. И Тонкс, на чем настоял… Римус. Это был первый случай, когда он просил кого-то пригласить, и я не смог отказать. Ну а когда мы все уже посидели за ужином, встретили Рождественский вечер, запустили фейерверк, и проводили семью Уизли, появилась еще одна гостья, которую не ждал никто, в том числе и Кэтрин. Это была Анна Экала…

Иная реальность
POV Томас Реддл


Мы вернулись в гостиную и как раз в этот момент раздался громкий хлопок и в центре комнаты возникла черноволосая женщина. Ее черные глаза лучились странным сиянием. Черты лица были молодыми, но это было обманчиво. Она просто была вне возраста. Королева Валькирия. Анна Экала. Холодная бессмертная колдунья.

- Я вижу, меня никто не ждал! – улыбнулась женщина. Но даже улыбка ее – и это всегда вызывало у меня некоторое содрогание – была безжизненно-холодной. Ледяная королева – о да, это было как раз про нее. Ледяная повелительница времени, не знающая эмоций. Я познакомился с ней довольно давно, еще до свадьбы с Розалиной. И за все время нашего знакомства ни разу не видел на ее лице хотя бы тень какой-то эмоции. Ни радости, ни грусти. Она улыбалась, довольно часто, но даже улыбка ее была малоэмоциональна.

- Вы не оповестили нас о своем визите! – заметила Кэтти. С лица дочки мгновенно схлынула вся веселость, она напряженно смотрела на гостью.

- Но ведь я никогда этого не делаю и ты знаешь! – отозвалась Анна. – Не волнуйся так, мой приход, конечно, знаменует большие перемены, но они не так ужасны, как ты можешь думать. Я пришла предупредить. Да, перемены будут, довольно скоро и не одна. Но я пришла заранее, у тебя будет время приготовиться к ним.

- В любом случае, едва ли перемены будут радостны. – Грустно ответила Кэтти. – В такой ситуации, как сейчас, лучше быть не может, думаю…

- А вот тут ты не права! – отозвалась Анна. – Хуже могло быть и, мало того, было!

- Было?! – Настал наш черед напрячься. Я знал, что Анна ничего не говорит просто так, что каждое слово имеет свой смысл. Гарри смотрел на гостью с волнением, Гермиона еще больше посерьезнела, Римус сжал ручку двери – они с Тонкс только что вернулись в гостиную. Провожали Уизли.

Хагрид и Минерва с Альбусом просто непонимающе наблюдали за происходящим. Ее они не знали, видели едва ли не впервые. Анжелика подняла голову, сначала удивленно, потом внимательно глядя на Тезла-Экалу. А вот Северус смотрел ожидающе, но почти спокойно.

- Да, было. Ну, поскольку времени у меня много, то я вам покажу, как все могло быть и было. Думаю, что смотреть захотят не все, не так ли?

- Ну я, например, хочу, - отозвался Сириус. – Потому что не понимаю, что могло быть хуже? Арест Пожирателей не состоялся и они все остались на свободе? И как это было? Я пропустил из-за… - он покосился на Анжелику. – Из-за некоторых обстоятельств, но ведь другие же помнят, что было!

- Не все мы помним, бывает, что ход истории меняется и идет другим путем. В нашем случае это как раз было так. История пошла другим путем – одна маленькая вещица иногда имеет огромную силу! – отозвалась женщина.

- Какая вещица? – не понял Хагрид. Кэтрин слабо улыбнулась, доставая из-за пазухи крошечный маховик времени. Она носила его не снимая, цепочка была непрочная, но сорвать ее можно было лишь рукой. И легко было починить.

- Эта, - вздохнула Кэт. – Если валькирия ее разобьет, то реальность меня… - она осеклась, понимающе посмотрев на Анну. – Реальность меняли? – прошептала она.

- Да, и притом сделала это ты. И, поверьте мне, как бы плох ни был этот вариант, что бы вас ни ждало чуть позже, это все же лучше, чем то, что было. Лучше для многих из вас и лучше для самой истории. Итак, смотрим? – постепенно все кивнули, хотя выглядели при этом слегка взволнованно. Последней кивнула Кэтрин.

- Я покажу на примере двоих из вас, потому что отличия в их случае наиболее ярки. Итак, вашему вниманию представлены Кэтрин Реддл и Том Реддл. Они же… - Анна обвела рукой одну из стен, превратившуюся в некоторое подобие экрана телевизора. – Они же лорд Волдеморт и его дочь Катарина. Катарина де Морт, если вам угодно. – На серебристой субстанции начали проявляться тени. Сначала размытые, но потом постепенно они становились четче и четче. И вот нашему взору предстал довольно мрачный дизайн дома, мумии, чучела животных, горгульи. С некоторым содроганием я узнал Малфой-Мэнор, который почти не отличался от реального. Но то, что мы увидели внутри, поразило нас куда сильнее. Посреди гостиной стояли несколько мужчин среднего возраста. В черных мантиях, с черными капюшонами. И маски Пожирателей в руках. А в темном углу комнаты сидело нечто… Это было жутковатого вида создание. Лысый череп, змеиные красные глаза, полное отсутствие носа. Бледное, даже какое-то синее. Как скелет, не красивее. И оно – назвать это мужчиной у меня бы язык не повернулся - холодным высоким голосом расспрашивало Пожирателей об успехе очередного нападения на маглов.

- Итак, это Том. А вот и Кэт, - ровным голос объявила Анна.

"Это я?! Не могло такого быть, я не могу быть таким чудовищем и не мог!"

Между тем в гостиную вошла молодая женщина. Ее каштановые волосы были завиты примерно как сейчас у Анжелики, карие глаза смотрели чуть насмешливо, чуть презрительно. Тонкие губы искривила ухмылка.

- Хвост! – пронзительным высоким голосом объявила она. – Ты не накормил Нагайну. Может быть, кормить мне? Или Темному Лорду? – Кэтрин была вполне узнаваема, но она была иной, чем сейчас. – Ступай работай, если не хочешь заслужить наказание. И почему ты еще здесь?! - в глазах не было ни капли тепла, в голосе звучали истерично-злые нотки. Что-то вроде Лестрейндж сейчас.

- Да, миледи, сейчас, миледи, я просто не успел… - Петтигрю поспешил наверх, оторвавшись от стены. Сначала его никто даже не заметил. Проводив анимага презрительным взглядом, девушка прошла к центру гостиной. Она была в черном платье с прозрачным рукавом. На шее висел на золотой цепочке маховик. Но и это казалось недобрым признаком.

- Антонин, ты еще здесь? – обрадовалась волшебница с экрана. – А я уж думала, что опять пропустила твой визит!

- Нет, моя королева, нам сегодня повезло чуть больше… - улыбнулся Долохов. Я взглянул на Кэт, на лице которой промелькнуло отвращение.

- Это я? – выдохнула дочка. – И убийца моей мамы? Это невозможно!

Между тем сцены сменялись. Пытки тем мною Гермионы, охота на Гарри, бесчинства в доме Малфоя – издевались над сквибами и маглорожденными. Кэтрин мало чем отличалась от меня на экране – она принимала активное участие в бесчинствах, пытала пленников, совершала нападения вместе с другими Пожирателями. При том она была очень стервозной девушкой. Злой, эгоистичной и высокомерной. Одна из сцен показала нам случайно зашедшего в ее комнату без стука – прислонился к двери и та открылась – Нотта. Тихое «Круцио», адская боль мужчины и злорадный смех Кэтрин. Хвоста она, как и я, ни во что не ставила, да и других тоже… Хотя нет – роман с Долоховым, дружба с Беллатрисой и Люциусом, неплохие отношения с Нарциссой. До тех пор, пока Кэтрин самолично не выжгла на руке Драко Метку…

Кэтрин другой реальности отличалась от настоящей как огонь от воды. Та была более темной, чем моя дочь в настоящей реальности. Лица всех выражали сильнейшее потрясение.

Оказалось, что тогда Кэтти тоже была валькирией, но Поттеры и Роззи погибли, когда детям было всего только год Гарри и четыре Кэтрин. Потом приют, закрытая школа для волшебников в Америке, откуда ее забрал в шестнадцать лет Хвост. И потом жизнь среди темных магов. Кэтрин-Катарина превратилась в чудовище, управляющее временем. Иногда, в минуты озарения, она возвращала время и меняла некоторые события. Но мучения других доставляли ей подлинное удовольствие… А потом нам предстала ужасная кровопролитная битва в Хогвартсе. Где я – Волдеморт был убит. Но убил и Гарри, как показалось сначала. Да, в той реальности была не Беллатриса Лестрейндж – Темная Леди. Был я, Темный Лорд. Моя мама умерла при родах и я начал мстить. Создал крестражи, свой «орден» и стал величайшим темным волшебником.

После смерти иного Тома другая Кэтрин оглядела Хогвартс несчастным взглядом. Она осознала, что значило все это… Это была ужасная война и кончилась она ужасно. Победой добра, да. Но выжили немногие. Цена победы была непомерно высока. Валькирия Катарина де Морт, Кэтрин Реддл (но эту фамилию всем велено было забыть) разбила маховик времени. И все изменила, все стало как сейчас. Кстати, в той реальности Розалину убил тот же Долохов. Я к тому моменту уже исчез.

- Да уж. Эта реальность определенно лучше того, что на экране, - выдохнул Гарри, когда «трансляция» прекратилась. – Тут вы добрые и, по-моему, до такого ужаса все же не доходит. – Мы все еще были потрясены тем, как люди с экрана врывались в дома, мучали жильцов и доводили до безумия или убивали. Зверские пытки, изощренные проклятия, все это было в избытке. Дементоры, великаны, огромные какие-то летучие мыши, инферналы… Кого только не было под знаменами меня. Хотя это тот случай, когда лучше бы никого не было… Я всё еще не мог поверить, что там, на экране, был я. Но да, то был я. Иной я…

- Тогда погибли очень многие. Римус, Нимфадора (Тонкс поморщилась), Сириус, Альбус. Пострадал Хагрид. Был убит Северус. И мальчики Уизли – Фред и Джордж – пострадали. Один лишился уха, а другой погиб… И, наконец, едва не погиб Гарри Поттер, – мне на полсекунды показалось, что Анна вздохнула. А еще я вдруг понял, что Северуса мы там ни разу не увидели. Мельком он показался на Большой Последней битве, и все. Похоже было на то, что Анна специально его скрыла от нас.

- Теперь так не будет, - Кэтрин прикусила губку. Дочка преисполнилась решимости на что-то. – Теперь я другая и постараюсь поменять то, что в моих силах изменить, - она в этот момент напомнила мне Розалину. Ангел, воплощение добра, валькирия, готовая изменить реальность. Не разбив маховик, нет. А просто помогая тем, кому она может помочь.

- А вот это правильное мнение. Итак, вопросов больше нет, почему не все так плохо? – улыбнулась Анна. – Хагрид, тебя отчислили тогда из Хогвартса, кстати! – а теперь он окончил все же школу, на три года позже меня, – из-за Василиска, что вы уже видели, – да, на шестом курсе я убил девочку с помощью Василиска… Это было ужасно… - А Сириус просидел в Азкабане дольше. Почти двенадцать лет… Но Кэт, я пришла не запугивать вас, а предупредить тебя. – Экран исчез, я оглянулся на время. Три. А мы даже не заметили, как пролетело четыре с лишним часа, и до сих пор никто не мог прийти в себя после увиденного. Осознание того, что все уже было, но в иной и куда более худшей форме, угнетало.

"Хорошо все же, что сейчас многое иначе. Я даже представить себя не могу сейчас вредящим Гарри и остальным. Там я был чудовищем... Или есть? Это прошлая реальность или альтернативная? Никто не знает, даже и Анна, неверное, хотя скорее все же прошлая…"

- Хорошо, мы можем поговорить у меня в комнате, - пролепетала дочь. Они ушли, примерно полчаса спустя вернулись. Кэтрин была очень серьезна, но спокойна.

- Значит, разговор в библиотеке кафедры будет иметь большую важность. И насчет Министерства... Думаю, узнаю, браслет поможет.

- И не забудь – в январе, в конце января, сторонников станет больше. Ее сторонников. Система даст сбой, – говорить загадками для других – конек Анны. Но Кэтрин, судя по всему, прекрасно все понимала.

- Количество ничто в сравнении с качеством! – улыбнулась Кэтрин. Судя по этой улыбке, девочка уже придумала какой-то план…

- Так, а ну-ка спать немедленно! – внезапно заговорила Анна. – Понимаю, жутковатое кино, но сами просили. Я еще не все показала, и спать-спать-спать, живо! – серебристый туман и нам всем вдруг очень захотелось пойти спать. Наутро Кэтрин разбудила меня и Северуса – тот оставался у нас ночевать, другие профессора все же ушли. Сириус и Тонкс остались до утра. Разбудила в десять, а уснули мы в четыре. Но при этом выспались. Проведя нас в общий наш с Роуз кабинет, Кэт присела на край кресла.

- Я видела вчера полную версию, мы останавливали время. Так вот, Северус шпионом был и тогда, но это не суть важно. Я хочу вам сказать. Пока только вам. Гарри в той реальности "умер" в бою с Волдемортом – не хочу говорить «с папой». Но не только там он умер. И в нашей реальности тоже…

- Что? – выдохнули мы с Северусом.

- В ту ночь в Годриковой Впадине Гарри умер от Авады. Жив он благодаря Поцелую Валькирии Розалины Реддл. Изначально, кстати, мама хотела поцеловать Лили, но не успела. Но это еще не все…

- Что еще? - прошептал я. Знать этого не хотелось…

- Через два года и несколько месяцев, в начале мая, до своего восемнадцатилетия, Гарри Поттер умрет. Поцелуй дважды использовать нельзя к одному человеку. Вот теперь все…

- И ты не сможешь… - едва слышно спросил Северус, обнимая обмякшую Кэт за плечи, – что-то изме…

- Нет! Я сделаю все что смогу, чтобы этого не было. Я даже разобью маховик снова. Хуже чем то, что мы видели вчера, уже не будет. И я сделаю все, но Гарри будет жить! И я надеюсь, вы мне в этом поможете…

- Мы сделаем все, что в наших силах, обещаем, - хором ответили мы.

- Ну вот. А в конце января сбегут Пожиратели из Азкабана, в конце весны будет битва в Министерстве и Белла откроет свое возвращение официально, Сириуса оправдают, - она почему-то замолчала на минуту. – Ну и меня ждет еще более интересное нечто, что начнется в разговора в библиотеке ЗОТИ, который я случайно услышу. Вот так…

Она провела дома еще почти три недели и в середине января уехала. А в конце января сбежали Пожиратели. С помощью Беллы. Мы с Северусом решили сообщить Кэтти, что все начало сбываться. Но письмо слать было довольно опасно. Выход был найден быстро. С разрешением Министерства мы трансгрессировали в Денбридж. Якобы проверить проживание там нашей англичанки. А на самом деле просто с ней поговорить, о важных и насущных делах. Детство Кэтрин кончилось быстро, внезапно… И в свои восемнадцать она наравне с нами решала важные задачи. И потом, несколько лет спустя, это здорово ей помогло… Ее ранняя серьезность и острый ум спасли ее жизнь, полагаю, как минимум несколько раз. Но тогда опасная игра со смертью только начиналась…

Архивы Денбриджа
POV Северус


Время с момента побега Пожирателей из Азкабана для меня ознаменовалось тем, что пришлось врать большему количеству народа. Но пока я справлялся вполне успешно, Беллатриса мне верила, а это было главным на тот момент в моей деятельности. Дома, точнее в школе, у меня впервые за долгие годы появилось то, к чему хотелось вернуться. Конечно, не считая Кэтрин, но ведь ее в тот период не было рядом. Вернуться хотелось к Милли, я по-настоящему привязался к этой немного забавной и такой доброй ифарито. Разговаривать с ней было сплошным удовольствием – характер Милли оказался очень противоположным моему. Она любила магию и зелья, как и ее Хозяин, то есть я. Но - чего мне не хватало - умела видеть позитивную сторону в любой ситуации, выслушивать, еще при этом была страшной болтушкой и отличалась огромной любовью к людям.

Да и студенты – удержать Милли в комнате было невозможно и к концу февраля о ней знал весь Хогвартс - ее обожали. Но каждый вечер около шести Милли неизменно звала меня под дверью, прося открыть. И больше уже до утра не уходила. Если меня не было – по причине встречи с Беллой или собрания Ордена - Милли все это время пережидала у Минервы – по моей просьбе, хотя о встречах я молчал. Ссылался на занятость заказами…

Кэтрин мы навещали за это время дважды – сначала рассказали про побег Пожирателей, потом – уже спустя месяц – она сама нас вызвала обсудить то, что услышала в библиотеке. По ее словам ситуация действительно для нее оказалась судьбоносной. Разговор касался ее – знакомый голос и незнакомый голос обсуждали планы по ликвидации Валькирии Реддл, или Принцессы Диадемы. Причем помимо Кэтти убиению подлежали все валькирии мира. А власть должны были получить «Хранители». Речь шла о власти над временем, как мы поняли.

- Мы управляем временем, но делать это нужно крайне осторожно, - со вздохом рассказывала тогда Кэтти. – Если хотя бы что-то будет не по строгим правилам игр со временем, то это грозит обернуться падением всех основ мироздания. Быть валькирией – самая большая ответственность для волшебницы. Я даже подумать боюсь, что они могут натворить, если победят… Так что валькирии просто обязаны одержать победу.

Итак, с того разговора прошло почти два месяца, Кэт смогла узнать, что один из участников разговора был кто-то из Матеев, но вот кто – девушка так и не сумела понять. Голоса у них были слишком похожи. А потому прекратила общение с обоими, точнее, прекратила с ними близкое общение. Исключительно как с одногруппниками. А в тот день нас забрали с собрания Ордена. Нас – это Тома, меня и Римуса. По просьбе магистра Щербака и Кэт, Дамблдор, слегка неохотно, нас все же отпустил. Трансгрессия в Денбридж прошла в полном молчании.

- Мы сейчас пройдем в секретные архивы университета, - начал Щербак, когда мы оказались в его кабинете. - Как близкие родственники Кэтрин, вы имеете право узнать то, что мы там обнаружили. Разрешение от ректора уже получено. Мисс Реддл, мантию стоит надеть, в сверхсекретный архив нас и так пускают, скрипя зубами, - с улыбкой заметил он. Кэтрин молча подобрала лежавшую на стуле мантию университета и набросила ее. На левой стороне груди красовалась нашивка с эмблемой университета…

Четыре сектора с элементами – огонь, вода, воздух и земля. А в середине миниатюрное изображение маховика времени. Еще одна нашивка гласила «Кэтрин Реддл, 3 курс, КТИиСЗоН, УВМ Денбридж».

- Вижу, что вас заинтересовала эмблема? – с мягкой улыбкой осведомился заведующий кафедрой. Мы почти синхронно кивнули. Заинтересовал лично меня маховик времени – а в том что это он, я не сомневался. – Единство четырех стихий как пятый элемент – вечность. Умеющий управлять временем у нас на особенном счету.

- А что значит УВМ? – поднял глаза от нашивок Том. – Университет Высшей Магии?

- Правильно, пап. А длинное сокращение - это название кафедры. Мы все такие носим, - гордо улыбнулась Кэтти. - Студент Денбриджа – это звучит гордо. А особенно когда тебя пускают в сверхсекретный архив.

- Ладно, не время обсуждать форму! – прервал нас магистр. – Нужно идти, кое-кого еще ждут ролевые игры вечером, - он подмигнул Кэтрин, та улыбнулась. – Будешь в этот раз, кстати, волшебницей, а не маглой, все честно!

- А мне больше нравится быть «поисковиком», - заметила Кэтти. – Искать скрывающихся преступников и темных магов интереснее, чем их играть! И тем более это моя будущая профессия…

- Но поисковиком ты была трижды подряд, Кэтти, так нельзя! – отозвался завкафедрой. Между тем мы миновали уже несколько лестничных пролетов. Щербак обитал на пятнадцатом этаже башни здания кафедры, и лифта там не было – ходить приходилось пешком. Поэтому к концу спуска мы порядком подустали, а вот наши денбриджцы, напротив, были веселы и вполне активны.

Пройдя по двору, усаженному молодыми кедрами и дубами, мы подошли к маленькому неприметному зданию. Оно напоминало внешне заброшенный склад, никаких табличек. Но тем не менее Щербак решительно направился к нему, коснулся двери и прошептал что-то неразборчивое. На двери всплыли слова «Сверхсекретный архив УВМ Денбридж». И проявилось несколько разных приборов, для определения личности, видимо. Щербак приложил к одному из них палец, набрал номер на цифровой панели и наконец заговорил в миниатюрный рупор. На латыни. Перечислил нас, что-то сказал. Дверь отворилась и мы оказались в узком коридорчике, освещенном только одним факелом. Коридорчик был довольно длинным, с темными стенами и полом, и закончился металлической дверью. После повторения разговора на латыни дверь открылась. И мы вышли в приемную – мебель из красного дерева, ни одного окна и свет маленьких костерков в баночках и фонаря под потолком. У одной из стен стоял большой стол, сидевший за ним седой маленький старичок – он по размерам едва ли превосходил Флитвика, поднял голову.

- Магистр, меня предупреждали о вашем визите и я сказал охране пустить пятерых. Проблем не возникло?

- Нет, господин Архивариус, нас пропустили без лишних проблем, так что все в порядке. Но нам нужно попасть в Пятую секцию, и сказали, что пропуск дадите только вы. – Почтительно ответил магистр.

- Да, я уже приготовил ваш пропуск, покажете его охране на начале спуска, и вас проводят к пятой секции. И да, возникнет один вопрос. У вас, особенно у мисс Реддл, есть ответ. Выписывать пропуск тому, у кого он и так давно есть, я считаю бессмысленным! – улыбнулся хозяин архива. – Итак, вас проводят к секции, а мне нужно работать. И осторожнее с книгами и свитками…

- Да, господин Архивариус, мы уже знаем, как ценны экспонаты Пятой секции! – склонила голову Кэтрин. – И очень ценим ваше доверие!

Мы прошли сквозь большую двустворчатую дверь, спустились к маленькой арке, за которой начинался почти гладкий крутой спуск в глубину темного туннеля. Арка была затянута полупрозрачной эфирной материей и от того, что крылось за ней, потянуло сильным холодом. Дорогу нам преградили два довольно высоких человека, облаченных во все черное. Лица их скрывало некое подобие масок ниндзя, так, что видны были лишь глаза. В руках – волшебные палочки, на шее каждого – кулон в виде сосульки с голубоватой жидкостью под прозрачным стеклом. Взгляд их не выражал ничего доброго – просто строгий и напряженный взгляд охраны, знающей свой долг. Судя по фасону кожаных курток и обуви это были парни, хотя точно сказать было затруднительно.

- Куда и зачем? – приятным бархатным баритоном осведомилась левая тень.

- Пропуск есть? – резковато спросил правый парень, чуть постарше, судя по голосу.

- Пропуск от господина Архивариуса в Пятую секцию, - коротко и довольно напряженно ответил Щербак, подавая бумагу с какой-то надписью на мне не знакомом языке. Я предположил, что на румынском. Охрана внимательно изучила пропуск, оглядела нас, и парень с более приятным голосом спросил:

- Неувязочка. Вас пятеро, так? А пропуск только на четверых. На девушку нет. Ей придется остаться здесь! – Кэтрин растерянно оглянулась, прикусила губку – размышляя, видимо, что ей в этой ситуации делать.

- Но мне туда очень нужно попасть! – пробормотала она.

- Пропуска на вас нет, - отрезал охранник с резким голосом.

- У меня есть пропуск и он давно есть, - внезапно весело отозвалась Кэтрин. На непонимающие взгляды охраны она аккуратно достала из-под воротника маленький золотистый шнурочек с маховиком времени. – Вот мой пропуск! – победно улыбнулась она.

- Просим прощения, мисс. Мы не знали о вашем даре, – голос охранника зазвучал гораздо почтительнее. – Тогда все складывается и мы проводим вас всех в нужную секцию, но там вы должны соблюдать все правила хранения содержимого. Даже нам отказано в доступе в Пятую секцию, если только нет угрозы тому, что там находится!

- Мы уже предупреждены, - ответил Щербак и мы начали спуск. Он чем-то напоминал спуск в Гринготтсе, но только тут спускались стоя на ногах, ехала сама лента. И к концу спуска нас троих – гостей университета – слегка укачало. Большая скорость, мелькание каких-то лампочек вокруг. Когда лента остановилась, охрана подала наши пропуска двум своим коллегам, указали на Кэтрин, что-то заметили и лента, с которой мы сошли на твердый и неподвижный пол, уехала обратно наверх с двумя нас сопровождавшими охранниками.

- Проходите! – открылась последняя дверь и мы, наконец, оказались в архиве. Где приступили к делу – магистр взял нужную книгу с одной из полок, пролистал и подозвал нас.

- Итак, Хранители. Это древний орден волшебников и ифритов, основанный в тысяча сорок пятом году до нашей эры. Они призваны были изначально оберегать законы мира волшебства и помогать валькириям. Как и ифриты, не ставшие Хранителями. Но потом они откололись, и вроде бы орден их прекратил существование. Однако смотрите, - он показал иллюстрацию, на которой было нечто вроде дементора, только с человеческой головой. Скорее даже черепом. Внешне это напомнило вид Томаса в альтернативной реальности, которую мы видели на Рождество. – Вот это типичный Хранитель, какими они были еще столетие назад. Плащ, капюшон и лица их мало кто видел. Да по сути их вообще немногие видели. Орден тайный и крайне могущественный, есть неоспоримые доказательства их существования, например их книги. У Хранителей даже своя особая религия, кстати говоря! В этой и еще нескольких книгах собрано все, что о них известно. Это кодекс первых членов Ордена, когда они еще стояли на пути добра. Переписанный их исследователями. Но в общих чертах… - начал он. Рассказ был довольно долгим, Кэтти слушала крайне внимательно, сжав мою руку. По словам магистра выходило, что сейчас Хранители вполне могут начать захват власти над временем и магией. Потому как узнали личность принцессы Диадемы Власти. Я-то уже знал, что это Кэтти, и Том знал. А вот Люпин от шока побледнел и не мог произнести ни слова. Для самой же Кэтрин это уже не было шоком, она уже знала все после предыдущего визита сюда.

- Как они узнали, тоже объяснимо, - вздохнул магистр. – Кэтрин близко дружила с братьями Матей, они имели доступ к архивам, у их семьи столетия хранилась Диадема – ее отдала их предку сама Анна Экала. Даже я им верил не один год.

- Кто-то из них не желает мне зла, - тихо заметила Кэт. – Он просто не знает о планах брата, если я правильно слышала! Я думаю, что Хранитель – Влад. Он всегда был молчалив и мрачен, - на глазах девушки показались слезы. – Неужели у меня не может быть друзей? – прошептала она. – Кроме Анж я теперь ни с кем не общаюсь. Ну еще с магистром, - она слабо улыбнулась.

- Мы и втроем неплохо смогли найти эту информацию, и неплохо работаем вместе. Да и, думаю, один друг – Анжелика – у тебя все же есть.

- Да, один друг у меня есть, - улыбнулась Кэтти. – Так вот, вам нужно было узнать, что на меня, скажем так, могут начать охоту из-за моих способностей. Я предельно осторожна, но я боюсь… - посерьезнела она. – Сегодня вечером у нас начинаются ролевые игры, когда среди «маглов» нужно найти пятерых «темных магов» команде поисковиков. На таких играх допустимы многие методы – кроме причинения реального вреда здоровью – нельзя серьезно проклясть, пытать и убивать. Но легкий вред, или похищение – можно. Я играю «темного мага», отказаться нельзя. И…

- И все будет хорошо, Кэтрин, - отозвался Стефан. – Я лично возглавляю наблюдателей и буду пристально за тобой следить. Никто не знает, кого именно ты будешь играть, приняты все меры секретности.

- Ради меня?

- Да, ради тебя. Мы дорожим безопасностью своих студентов, - магистр убирал книгу обратно. Как вдруг слегка сильно надавил на стеллаж и тот начал падать, книги полетели на пол. – О нет… Архивариус нас убьет…

- Анкаратэ Хронум! – раздался кристально чистый голос Кэт. Стеллаж остановился, книги зависли в воздухе, стрелки часов замерли. Остановилось само время.

- Магистр, мне нельзя здесь колдовать, но вы можете поставить все на место, - выдохнула Кэтрин. – А вот мне еще предстоит поговорить с швейцарской валькирией о том, почему я в ее стране остановила время. – Хмыкнула она. Щербак взмахом палочки привел все в порядок и мы покинули архив.

- Я думаю, что на следующий год мы добьемся для Кэтти разрешения на ежедневную трансгрессию, чтобы не подвергать ее опасности лишний раз. А пока ее будут немного охранять. Хранители едва ли сразу решат ее убить, она ведь единственная, кому будет подвластна Диадема. Но так скоро, как они поймут, что после ее гибели Диадема будет слушать ее убийцу, конец будет ужасен. Для Кэтрин, - серьезно заметил Щербак. Мы покинули Архив, нас осмотрели на наличие украденных свитков или книг – правда не ощупывая, магически.

- Кэт, милая, - уже на выходе из здания спросил я. Кэтрин подняла на меня глаза, чуть улыбнулась уголками губ. – Что тебе может быть за управление временем в чужой стране?

- Да ничего, просто выговор сделают, я спасала бесценные экземпляры! – она улыбнулась уже шире. – Не волнуйся. Лучше скажи, как у вас там в Хогвартсе все? Амбридж все так же свирепствует?

- Да, все хуже и хуже, ее Декреты запретили все, что только можно. Одна надежда – что она не задержится на второй год.

- За время моей учебы у нас было семь преподавателей Защиты, - засмеялась Кэтрин, - я надеюсь, что она не нарушит священную традицию. Знаешь, я тоскую по школе. Там я не сидела на паре с мыслью о том, не хочет ли сосед по парте меня заставить творить зло. И там было куда проще. Но жизнь должна продолжаться. И мы победим, должны победить, - твердо заметила любимая. – Я так скучаю по всем, и прежде всего по тебе…

- Но я пишу тебе и пишу часто, - это было так. Письма приходили каждую неделю от нее мне и от меня – ей.

- Глупый, мне нужны не письма, а ты! Мне не хватает тебя, того, как было в школе… - Кэт прижалась ко мне, остальные тактично отвернулись. – Когда война кончится, я никогда и никуда тебя не пущу!

- А я тебя… Но учеба – она нужна. Так что учись, не хочу жену – недоучку, - прижав девушку к себе, я вздохнул. То, что война кончится в нашу пользу, у нее не вызывало сомнений. Но я слишком хорошо понимал, как все может сложиться. И хотел верить, что будет лучше, чем я боюсь. Что мы оба доживем до победы наших друзей и нас.

- Твоя жена будет выпускницей Денбриджа, если это буду я, - улыбнулась Кэтти. После недолгого свидания мы снова расстались, но уже на, как оказалось, более короткое время.

Трансгрессия в Хогсмид, Том и Римус отбыли в дом на площади Гриммо, а я вернулся в Хогвартс, где меня ждало второе самое близкое создание на Земле. Милли. Перебирая пальцами шерстку без умолку болтавшей о прошедшем дне кошки я вдруг четко осознал, что, как и Кэтти, верю в нашу победу… Да, ситуация для нее – и для меня – была не из лучших.

"Но выход есть всегда. И мы сумеем его найти…"

В тот момент – за два года до конца войны – я все же в это поверил…

Автор и бета: Астрюша

Категория: Фанфики по другим произведениям | Добавил: Tesoro (03.12.2017) | Автор: Астрюша
Просмотров: 65 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА








Сумеречные новости, узнай больше:


Всего комментариев: 1
0
1 Bella_Ysagi   (04.12.2017 19:59)
Спасибо

Добавь ссылку на главу в свой блог, обсуди с друзьями