Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4836]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15288]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14745]
Альтернатива [9206]
СЛЭШ и НЦ [9100]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4509]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Прекрасный палач
Через что должна пройти невинная шестнадцатилетняя леди Мари Каллен, чтобы превратиться в Морскую Дьяволицу Изабеллу Свон? Через настоящий ад, ни больше ни меньше.
Это - её история.

Хищники
Вампир – а если ты не единственный Хищник во вселенной? Что ты будешь делать, столкнувшись с сильной и могущественной расой? Сможешь спасти любимую, оказавшись на территории врага, растеряв преимущества своей сущности?

Aliens 5: Поражение
Редилиевый рудник на планете Хлоя-67, на котором работают тысячи человек, перестает получать с Земли припасы. Попытка выйти на связь наталкивается на сигнал предупреждения – код красный. Несколько смельчаков решают отправиться на Землю, чтобы разобраться, что происходит.

Знакомый незнакомец
История о нем, о ней и ее любовнике… Она любит двоих, не в силах отказаться ни от одного из мужчин. Что если эти мужчины - один и тот же человек, любящий девушку много лет?

Счастье в подарок
Физическое превосходство не принесло ей счастья. Единственное, чего она отчаянно желала, и что, разумеется, никак не могла получить – это Стива Тревора, летчика, погибшего несколько десятилетий назад. Она заплатила за свою силу и красоту слишком большую цену.

Красные плащи
Элис и Белла изо всех сил спешат в Вольтерру, чтобы спасти Эдварда. Успеют ли они? Что, если опоздают? Как жить дальше, если возлюбленный, брат и сын умрет? Они должны успеть, а иначе их жизнь будет разрушена, и ее осколки будет уже не склеить...
Рождественская мини-альтернатива.

Идеальный носитель
Путешествуя в поисках древних ощущений, исчезнувших в современном мире, Элис Брэндон никак не думала, что станет Беллой Свон, а еще – что не захочет возвращаться к прежней жизни.
Любовь и путешествия во времени

Долгая охота
Его жизнь – вечная погоня за удовольствием. Ее жизнь – вечный бег наперегонки со временем. Его жизнь – вечный бой за саму возможность жить. Однажды их пути пересекутся, и только всемогущая Судьба знает, чем закончится эта долгая охота...



А вы знаете?

... что попросить о повторной активации главы, закреплении шапки или переносе темы фанфика в раздел "Завершенные" можно в ЭТОЙ теме?




...что вы можете заказать в нашей Студии Звукозаписи в СТОЛЕ заказов аудио-трейлер для своей истории, или для истории любимого автора?

Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 237
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Второй шанс. Глава 9

2022-5-26
17
0
0
— Рад встрече, Карлайл, и прости за это недоразумение. Я обратил его всего лишь полгода назад. Он ещё дурной, — пальцы Гаррета чуть сильнее сжали шею новорождённого и тот моментально успокоился и заскулил словно побитый щенок.
— Я тоже рад встрече. Не убивай мальчишку.
— Если он не будет больше безобразничать, — Гаррет выжидающе посмотрел на парня, тот кивнул головой, насколько это позволяла ситуация.
Я потерял интерес к этим двум, прекрасно зная, что Гаррет не позволит навредить мне, лишь бросил короткое:
— Увидимся позже, — и поспешил к Дженнифер.
Она сидела на асфальте, откашливаясь. Видимо, сильный крик вызвал спастическую дисфонию.
— Пойдём, — помог я ей подняться на ноги.
Мне очень хотелось просто взять ее на руки и в один миг добежать до машины на входе, но я понимал, что и так уже много придётся ей объяснять. Объяснять, не говоря правду, или все же рассказать?
Я посмотрел на бледное лицо Дженнифер, поймал ее испуганный взгляд. Нет, сейчас не время и явно не место, но все же подхватил ее на руки и пошёл быстрыми человеческими шагами.
К машине я дошёл за десять минут. Усадив Дженнифер на пассажирское сидение, профессиональным движением нашёл ее пульс на руке, хотя и так слышал, что он повышен и ритм немного сбивается, несмотря на работу кардиостимулятора. Это было плохо.
Дженнифер практически теряла сознание, ее начало ощутимо трясти, как в лихорадке. Достал с заднего сиденья дорожную врачебную сумку, с которой обычно ходил по вызовам. Набрав лекарство в шприц, быстро нашёл вену даже в тусклом освещении автомобиля.
— Сейчас полегчает, потерпи, — убирая с лица Дженнифер пряди, шептал я, больше уговаривая себя, и мысленно прикидывая, стоит ли ее везти в больницу.
— Не надо, — прохрипела Дженнифер.
— Не разговаривай, — ответил я ей.
— Не надо в больницу, — словно прочитав мои мысли, продолжила она, игнорируя мою просьбу.
— Хорошо, — согласился я, поняв, что ее сердцебиение приходит в норму. — Тебе лучше помолчать пока, — я склонился над ней, пристегивая ремнём безопасности, ощущая зов ее крови, сглотнул яд, наполнивший рот.
Жажда ударила словно хлыст, быстро и резко, сжав горло и заставив задержать дыхание. Я на миг закрыл глаза, чуть задержался на воздухе, пока шёл к водительскому месту.
Заведя мотор и выруливая на шоссе, я уже справился с первым самым ярким приступом, привычно отодвинув жажду на самый дальний план сознания. Сейчас меня больше интересовало, что Дженнифер делала в другом районе города в такое время да ещё и одна, но помня о сорванном голосе, решил оставить эти вопросы на потом.
— Куда мы едем? — прошептала она практически одними губами, но все равно закашлялась.
— Ко мне домой, но если хочешь, — я притормозил на перекрёстке, — я могу отвезти тебя домой. Но, думаю, твои родители испугаются и тут же вызовут «Скорую». Так как ты не хочешь в больницу, то хотя бы до утра побудешь под моим присмотром. Хорошо?
Дженнифер кивнула, соглашаясь.

***


Я смотрела на доктора Каллена и до сих пор не могла поверить, что он оказался в этом парке и спас мне жизнь, снова. Укол помог, и я больше не чувствовала, что сердце хочет покинуть грудную клетку, а голова не плыла как в тумане, ощущая только пульсацию бешеного пульса.
Но даже в том состоянии, я смогла сообразить, что доктор Каллен, вероятнее всего, повезёт меня в больницу и не обращая внимание на то, что в моем горле словно посадили плантацию кактусов, и те раздирали его в кровь при каждой попытке просто вздохнуть:
— Не надо в больницу.
В глазах доктора мелькнуло не удивление, раздосадованность и даже некое раздражение.
Я уже хотела добавить ещё какие-то аргументы, но доктор, видимо, поняв мое упрямство, согласно кивнул:
— Хорошо.
Я облегченно выдохнула и откинулась на сиденье автомобиля. Мир снова поплыл и закружился радужными кругами. Вдох-выдох, медленно и размеренно, как когда-то учили. Автомобиль плавно тронулся, и зашуршав шинами, выехал на шоссе.
— Куда мы едем? — прохрипела я и тут же ощутило спазм в горле, закончившийся приступом кашля.
Получив ответ, удивленно посмотрела на доктора Каллена. Оказаться у него дома на ночь стало просто великолепным финалом этого сюрреалистичного вечера.
Мне даже захотелось себя ущипнуть, чтобы проверить мир на реальность. С тем, как мое сердце начало успокаиваться под действием лекарства, в голове все яснее и яснее стали мелькать картинки произошедшего.
Нападающие друг на друга, подобно двум зверям, мужчины. Головокружительные прыжки и рухнувший фонарь. Мгновенно захотелось сразу поверить в оборотней, вампиров, мутантов и то, что мы загружены в Матрицу. В голове крутилось множество вопросов, и я готова была проклясть свой сорванный голос.
Машина все больше отдалялась от центра к окраинам города и остановилась практически в лесу. Я с сомнением посмотрела на доктора Каллена. Если бы я его не знала, то подумала бы, что он - маньяк.
Видимо, все мои мысли очень явственно проступили на лице, заставив доктора Каллена улыбнуться покачав головой.
— Я просто предпочитаю жить в более уединенных местах. Суеты и шума мне хватает и в больнице.
Он вышел из машины, и обогнув ее, открыл дверцу и подал мне руку. Я вылезла, оглядываясь по сторонам. В тени деревьев утопал, как в объятьях, довольно большой двухэтажный особняк. К нему вела широкая, выложенная плиткой дорожка, по краям которой светили приятным тёплым светом круглые фонарики.
— Впечатляет, — прохрипела я, понимая, что такое жилье вряд ли по карману обычному хирургу.
— Я пишу очень много научных статей, — отвечая на мой не высказанный вопрос, пожал плечами доктор Каллен.
Согласно кивнув, я шагнула на дорожку к дому, и тут же почувствовала, как земля уходит из-под ног. Меня качнуло, и я тут же оказалась на руках доктора. Прохладное прикосновение к коже заставило вздрогнуть и рука доктора Каллена тут же с голой кожи переместилась на одежду. Быстрыми шагами он дошёл до дверей, открывая их буквально одним движением. Занёс меня в просторный холл, переходящий в гостиную и опустил на диван. В доме, видимо, были расставлены датчики движения, так как стоило доктору шагнуть через порог, все пространство озарилось светом.
— Сиди тут, — приказал он, сам прошёл куда-то дальше.
Его не было где-то пять минут. Я с интересом рассматривала помещение, обставленное со вкусом и вниманием к деталям. Такие интерьеры, где умело сочетались темные и светлые тона, тёплые и холодные оттенки, часто можно было встретить на страницах модных журналов. Многие мечтали о таких интерьерах, но меня почему-то не покидало ощущение чего-то искусственного, нежилого помещения, слишком все тут было идеально правильным, как на стенде интерьерной выставки. Ни одной лишней детали, ни малейшего беспорядка вокруг. Я поежилась от мурашек, что пробежались по спине. Доктор Карлайл вернулся со стаканом какого-то непонятного напитка и протянул мне:
— Это настой ромашки и календулы. Он не очень хорош на вкус, но твоему горлу сразу станет легче.
Я послушно сделала несколько глотков горьковатого напитка.
— До конца, — прищурился доктор Каллен.
Выдохнула и стала глотать, дальше осушая стакан. Допив последний глоток, я почувствовала, что в горле уже перестало так саднить. Доктор Карлайл сел напротив:
— Подними голову.
Я послушалась и тут же ощутила как прохладные пальцы стали массировать круговыми движениями горло.
— Это поможет.
Было странно вот так сидеть в его доме, практически ночью. Ощущать его руки на своем горле. А ведь я думала, что никогда его больше не увижу. И вот сижу напротив него и странное ощущение покоя и заботы окутывает меня, несмотря на всю непонятность ситуации. Ненормально чувствовать себя больше дома, чем в собственном доме, просто из-за того, что с тобой рядом определенный человек. Хоть руки доктора и были прохладными, но по телу невольно прокатились волны тепла. Дышать стало легче. Через пять минут доктор Каллен убрал руки. Я сглотнула, глубоко вздохнув и выдохнув, не ощутив особого дискомфорта, прошептала:
— Спасибо, мне лучше.
— Через дня два голос придёт в норму. Лучше все равно не напрягать связки, — доктор Каллен взял стакан стоящий на столе и снова скрылся в глубине к дома, видимо там, где находилась кухня.

В этот раз я не стала ждать его в комнате, а последовала за ним. Кухня тоже представляла собой образец дизайнерского искусства. Темно-серые фасады контрастировали со светлым деревом столешниц и белоснежностью раковины и кухонной техники. И снова ни рассыпанных хлопьев, ни крошек на столе, ни даже забытой чашки из-под кофе в раковине.
— Я думала, что когда мужчина живет один, то его кухня напоминает поле боя, — прошептала я.
Доктор Каллен оглядел идеально чистое пространство и пожал плечами:
— Я редко бываю дома, поэтому просто не успеваю навести бардак. К тому же, я хирург и тяга к чистоте у нас в привычке, — улыбнулся он. — Чего-то хочешь?
— Нет, настоя календулы было достаточно, — улыбнулась я в ответ, садясь на барный стул, возле стойки.
Доктор Каллен помыл стакан, поставил его на сушилку и сел напротив.
— Как ты себя чувствуешь?
— Голова немного болит, но это, наверное, просто усталость.
Несколько секунд он смотрел на меня, словно сканировал, потом утвердительно кивнул.
— Что ты делала в том парке? — спросил он.
— Ездила по делам. А вы? — пристально посмотрела я на доктора.
— Проезжал мимо.
— Очень вовремя, — прищурилась я, вспомнив весь тот цирк дю Солей. — Что это вообще было? Кто это был?
Доктор Карлайл напрягся всем телом. Лицо вмиг стало серьезной суровой маской.
— Дженнифер, вам лучше забыть то, что вы видели. Поверьте, ни к чему хорошему это не приведёт.
Его серьезность и то, что он вмиг перешёл на официальный тон, словно воздвигая между нами невидимый барьер, неприятно кольнуло. Я выпрямилась, тоже невольно напрягаясь:
— Значит, вы ничего не объясните?
— Не могу, — покачал он головой. — Дженнифер, вам, действительно лучше ничего не знать.
— То есть сделать вид, что все это мне просто показалось?! Приснилось?! — голос «повысился» от возмущения и тут же заставил меня задохнуться в приступе кашля.
Доктор Каллен тут же оказался рядом, его руки легли на мою грудную клетку, мягко придерживая.
— Не сопротивляйся. Глубоко вдохни ртом и задержи дыхание на несколько секунд, — посоветовал он.
Волна кашля отступила. Я подняла голову, смотря доктору Каллену прямо в глаза.
Печаль и тревога блеснувшая в них, заставила меня судорожно выдохнуть весь воздух, что я задержала. Ругаться и требовать каких-то объяснений сразу расхотелось, а захотелось потрогать его щеку, провести по светло-русым волосам, напоминающим цветом пшеницу под солнцем. Стук собственного сердца показался мне слишком громким в обступившей нас тишине. Его ладони с груди перешли на плечи, едва уловимым движением притягивая к себе ближе.
Он тоже не отрывал от меня взгляда, и этот взгляд вдруг начал темнеть, становиться опасным, порождающим мурашки на коже. Губы пересохли, и я облизнула их, заставив мужчину вздрогнуть и отстраниться, буквально пятясь назад.
— Прости, — прошептал он.
Я села обратно на стул и, сложив руки на столешнице, положила на них подбородок.
— Я чувствую себя как героиня фильма Хичкока. И может быть вы правы, и мне стоит просто закрыть глаза. А вы? — посмотрела на доктора. — Вы забудете?
Доктор Каллен глубоко вздохнул и сел напротив. Ее взгляд снова стал обычным, словно ничего и не произошло.
— Дженнифер, я буду с тобой честным. У тебя сейчас есть выбор, пока он есть. Забыть, закрыть глаза, сделать вид, что это действительно был страшный сон, кадр из ужастика, и просто жить дальше.
— Или? — посмотрела на него снизу вверх.
— Или впутаться в очень серьезные неприятности, которые могут окончиться смертью. Нет! — вскинул он руку. — Я не угрожаю и не запугиваю. Просто не хочу, чтобы с тобой что-то произошло.
— А если на меня снова нападут?
— Не нападут, — сказал он твёрдо, глаза блеснули золотом в свете электрических ламп, и от этого снова мурашки побежали по телу.
Я невольно поверила, что никто не тронет меня и пальцем.
— Значит, у вас уже нет выбора? — спросила я.
— Нет, — печаль в голосе, отразилась и во взгляде.
Мне захотелось утешить его, хоть чем-то помочь, и я накрыла его ладонь своей.
— Мне жаль, — произнесла я, хоть не до конца понимая. — Хорошо, я больше не буду спрашивать. Я забуду.
Он посмотрел сначала на мою ладонь, накрывшую его, потом мне в глаза и, казалось, облегченно выдохнул, удовлетворившись моим ответом.
— Пойдёмте, в этом доме довольно много спален, думаю, хоть одна из них придётся вам по душе.

Доктор Каллен встал первым и повёл меня следом за собой по лестнице. Открыв дверь в одну из спален, пропустил меня вперёд.
Просторная спальня, отделанная во всех оттенках зелёного от изумрудно-темного, до нежного фисташкового, разбавленная вкраплениями нежно-сиреневого и серебра, погружала в атмосферу освещённой солнцем лесной поляны.
— Это спальня Элис — моей дочери.
— Это та, что эльф? — вспомнила я рассказ доктора о своей семье.
Он кивнул, улыбнувшись настолько тёплой улыбкой, что меня даже смутило. Если бы хоть когда-то мои родители говорили обо мне в таком тоне и с такой улыбкой, меня тут бы и не было. Просто незачем было бы нестись на другую сторону города и натыкаться на какого-то психа. Вспомнив о родителях, я машинально посмотрела на экран мобильного. Десять пропущенных звонков заставили нервно передернуть плечами.
— Все хорошо? — заметил это доктор Каллен.
— Да, — улыбнулась я. — Всего лишь родители, после сегодняшнего небольшая взбучка дома мне не страшна.
— Если хотите, я могу позвонить им и все уладить.
— Сказать, что я снова загремела в больницу? Думаю, это породит ещё больше проблем и волнений. Просто напишу им, что решила остаться ночевать у… подруги, — не смогла сдержать улыбки, примерив на доктора Каллена роль подруги.
— Ложь? — вздернул он бровь.
— Во благо, — парировала я.
Ведь он, в принципе, сейчас делал тоже самое не желая открывать мне правду. Доктор Каллен кивнул, принимая мой выпад в его сторону.
— Ложитесь отдыхать. В гардеробной, — он указал на дверь слева в комнате, — уверен, найдётся что-то вместо пижамы. И не волнуйтесь, Элис будет совершенно не против.
Я кивнула, посмотрев сначала на дверь гардеробной, а потом на огромную кровать у противоположной стены.
— Спасибо, — прошептала я, ощущая, что голосовые связки снова неприятно засаднило.
— Если что-то понадобится, просто позовите. Моя спальня недалеко.
Я кивнула, и дождавшись пока дверь за доктором закроется, упала на кровать. Интересно, в каких оттенках сделана его спальня?
«Боже, Дженни, о чем ты думаешь?!» — застонала я про себя.
Время уже перевалило за полночь. Удостоверившись, что смс дошло до родителей, откинула телефон в сторону и закрыла глаза.

***


Я спустился вниз и оглядел холл. В воздухе все ещё летал аромат Дженнифер, но он уже не приносил никакого дискомфорта. Хотя там на кухне я был готов, на какую-то миллисекунду, на время меньшее, чем между ударами сердца, то ли поцеловать, то ли укусить ее, так близка она была. Так внимательно смотрела, ловя мой взгляд, стараясь прочитать в нем больше, чем я мог сказать. Я же ловил ее движение ко мне, мимолетное, но такое реальное. Закрыв глаза, вспоминая в малейших деталях эту сцену, и ощущал, как пальцы сами сжали воздух. Я убеждал себя, что как только Дженнифер Робертс пропадёт из моего окружения, жажда видеть ее, говорить с ней, просто быть рядом, ослабнет.
Симптомы были налицо: ослаб только мой контроль в отношении этой девушки.
Неслышные для обычного человеческого слуха шаги во дворе дома заставили меня сначала напрячься, а потом, по запаху поняв, кто нагрянул ко мне без приглашения, улыбнутся:
— Заходи, Гаррет.
Старинный друг вошёл в дом:
— Карлайл, — обнял он меня. — Сколько же мы не виделись с тобой?
— Полвека, — указал я на кресло.
Гаррета обратили в конце восемнадцатого века, во время Гражданской войны между севером и югом за независимость. Тогда многие вампиры пользовались кровавыми битвами, чтобы вдоволь питаться. Он оказался именно такой жертвой голодного вампира, но когда тот добрался до молодого мужчины, то был настолько сыт, что не выпил много крови, оставив раненного Гаррета в живых. Я же познакомился с ним, когда он принёс ко мне в лазарет свою раненую сестру, что в тайне под чужим именем вступила в ряды синих мундиров вслед за братом. Мне удалось спасти девушку от смерти от ранения, но не от раскрытия ее личности другими солдатами. За такое в то время девушке грозила казнь, и Гаррет, как любящий брат, готов был на все, чтобы спасти сестру. Утром четверо офицеров оказались мертвы от зубов дикого зверя, а двое солдат, Гаррет и его сестра, исчезли, и никто о них в лагере больше ничего не знал. Ещё тогда я удивился выносливости ещё совсем «юного» вампира, сумевшего противостоять жажде и пронести свою сестру несколько миль. Когда война окончилась и я вернулся к мирной жизни, я встретил Гаррета снова, уже в компании других вампиров-кочевников, Маккенны и Чарльза. Все они питались кровью людей, но не осуждали мой выбор, а я их.
— Так ты решил создать себе ученика? — спросил я Гаррета.
— Наши пути с Маккенной и Чарльзом разошлись лет тридцать назад и, знаешь, что-то я стал тяготиться своим одиночеством, — пожал плечами Гаррет. — Наверное, старею. Ещё раз прости за мальчишку. Не думал, что с новорожденным будет столько проблем.
— Все нормально, — я машинально потёр шею, на которой уже не осталось ни намёка на разрывающие кожу трещины, но если он будет продолжать вести себя так вызывающе, он может привлечь нежелательное внимание Волтури.
— Красные мундиры… Красные мундиры, — пробормотал вампир, сравнивая врагов давно окончившейся войны с чёрными плащами с красным подбоем, правящих итальянцев. — Если он доставит мне еще неприятностей, то жалеть я его не буду, — вздохнул Гаррет.
— Надолго вы в Колумбусе? — задал я волнующий меня вопрос.
Гаррет, хоть не обладая никакими сверхспособностями, кроме стандартного вампирского набора, прищурился и хитро улыбнулся:
— Не беспокойся, уйдём до наступления рассвета. Прости за девчонку. Надеюсь, она не сильно испугалась?
— С ней все хорошо, — ответил я, сам не заметив как чуть сильнее сжал подлокотник кресла, и тот жалобно скрипнул под моими пальцами, но это не укрылось от Гаррета.
— Я тебя понимаю. Девчонка красива и очень храбрая, чем-то напомнила мне сестру.
Мы оба улыбнулись, вспоминая отважную и дерзкую девушку, что даже не кричала, когда мне пришлось вынимать из нее две пули, практически наживую, угостив лишь несколькими глотками бренди.
Со слов Гаррета я знал, что после войны она нашла хорошую партию, и теперь где-то на юго-востоке Канады у Гаррета растут уже пра-пра-правнучатые племянники.
— Да, Дженнифер храбрая, — согласился я. — Но меньше всего я бы хотел втягивать ее во все эти вампирские дела.
— А не считаешь, что уже поздновато? — с сомнением посмотрел на меня Гаррет. — То, как она тогда посмотрела на тебя, и твоя реакция, — улыбка друга стала ещё шире.
— Нет, — покачал я головой. — Она молодая девушка, практически ребёнок. Я не могу и не хочу с ней так поступать.
Гаррет лишь пожал плечами, показывая, что не станет ни на чем настаивать, или как-то меня разубеждать. Наша дружба строилась на взаимоуважении и ненавязывании собственного видения мира, в чем бы то ни было.
— Что ж, приятно было увидеться, Карлайл, и убедиться, что, чтобы время не делало с людьми или миром вокруг, ты остаёшься все таким же, — встал Гаррет с кресла и подошёл, чтобы обнять и дружески похлопать по плечу, — но, возможно, и в нашей вечной жизни есть место переменам. Подумай об этом.
До того как я успел что-то ответить, Гаррет уже исчез из дома, оставляя за собой лишь легкий запах крови и бренди.
Я вздохнул, подошёл к окнам задёргивая шторы. Ночь была в самом разгаре. Поднявшись на второй этаж, заглянул в спальню. Дженнифер так и не переоделась, просто скинула обувь. Спала, свернувшись, подтянув к себе колени, даже не укрывшись. Я покачал головой, беря плед с кресла у дверей и укрывая им девушку. Дженнифер судорожно выдохнула, но не проснулась. Прислушался к ее сердцебиению, пульс был сильным и спокойным, как и ее сон. Я не удержался, подойдя ближе и убрав прядь, что упала на лицо.
Мне вспомнилось, как Эдвард проникал в спальню к Белле, чтобы хоть так побыть с ней рядом и узнать, о чем она думает, думает ли она о нем. Он не мог читать ее мысли, но Белла оказалась довольно разговорчивой во сне.
Когда это выяснилось, то я не одобрил такое поведение Эдварда, хотя знал, что он не позволит себе ни лишнего взгляда, ни лишнего движения в отношении Беллы, само проникновение в чужой дом, дом шерифа, было весьма опасным для сохранения нашей тайны. Да и просто чисто с моральной стороны вопроса, тоже оставляло неприятный осадок, начиная напоминать одержимость. На все наши сомнения Эдвард отвечал, что охраняет девушку.
«От кого? От комаров, что ли? Так ты самый большой из них», — шутил Эммет.
Сейчас же я сам сидел в комнате, наблюдая за Дженнифер. Сегодня она спала на удивление спокойно, хотя я ждал возвращения ее старого ночного кошмара, а возможно и появления нового. Столкновение с голодным вампиром кого угодно лишит сна, но, похоже, не девочку-подростка. Я улыбнулся.
Гаррет был прав: она храбрая, упрямая, но при этом в ней чувствовалась какая-то не по годам развитая мудрость. Начитанность, умение подмечать детали и делать выводы. Далеко не каждый взрослый, не то что подросток, сейчас способен на такое. Быстрота жизни, требования решать все на бегу, сделали взгляд и мышление людей поверхностными. Многим просто некогда остановиться и подумать, взглянуть на все вокруг более внимательно. Возможно именно поэтому таким как я стало проще скрываться среди людей. Но Дженнифер, я боялся, что именно она может, невольно даже для себя, открыть мою тайну и даже в неё поверить. А что дальше? Смерть или неминуемое становление вампиром?
Мой мысли вернулись к недавнему прошлому. К Белле. Эта девушка тоже оказалась достаточно внимательной и храброй, чтобы приблизиться к нашей тайне. А некоторые необдуманные поступки Эдварда ещё сильнее поставили ее под удар, но в конце-концов она добилась того, чего они оба желали. Пройдёт год, возможно, два, и Белла станет вампиром, но это не вызывало никакого протеста. Белла словно родилась для этого, или наша семья просто уже привыкла считать ее своей.
С Дженнифер сейчас было совсем иначе. Я видел ее на сцене. Слышал о ее мечтах и планах и не хотел вмешиваться, не хотел мешать прожить ей эту жизнь. Готов ли я был бороться с судьбой, что вновь и вновь сводила нас вместе? Определённо да. Поэтому утром я довезу ее до дома и после того, как дверца автомобиля за ней закроется, развернусь и поеду в Форкс, назад к своей семье. Решив так, я поднялся с кресла и вышел из комнаты.

***


Не открывая глаза, я глубоко вздохнула, выгибаясь всем телом, прогоняя скованность мышц после сна. Я посмотрела на незнакомый потолок и покачала головой. Значит, не приснилось. Сглотнув слюну, поморщилась от небольшого дискомфорта в горле, но по сравнению со вчерашним это было практически незаметно. Посмотрела на плед, лежащий рядом, очень удивилась. Не помню, чтобы укрывалась. Вчера, просто приоткрыв дверь гардеробной, оглядела ряды явно недешевой дизайнерской одежды и обуви, представив, сколько времени можно потратить в поисках чего-то напоминающего пижаму, просто покачала головой и закрыла. Одна ночь в одежде ещё никого не убила, а вот родители…
Посмотрела на дисплей мобильного: ещё два пропущенных звонка и гневная смс от отца, уже в ответ на мою. Подавила желание откинуть мобильный в сторону, просто сжала в руке.
— Доброе утро, — в дверях стоял доктор Каллен.
— Утро, — кивнула я.
Он выглядит уже готовым к выходу из дома. Я машинально взглянула на часы, те показывали начало седьмого.
— Не волнуйтесь, ещё рано, — разгадал он мое волнение. — Приводи себя в порядок и спускайся.
Я кивнула, приглаживая волосы, которые по утрам напоминали нечто среднее между одуванчиком и осиным гнездом. Соскочив с кровати, поспешила в ванную комнату. Там оказалось все, что было необходимо молодой девушке утром. Что было странно, зубная щетка, паста и даже расчёска были упакованы и выглядели так, словно ещё вчера лежали на полке в магазине. Хотя с другой стороны, возможно, это все подготовлено на тот случай, если дочери доктора вдруг захочется навестить отца.
Мысленно поблагодарив Элис и извинившись за то, что пользуюсь ее вещами, приступила к умыванию.
Через пятнадцать минут я спустилась по лестнице, умытая и причёсанная. Осмотрелась по сторонам: холл, уже в дневном свете, хоть погода снова хмурилась обещая дождь, казался менее нежилым. Возможно, в этом была виновата моя куртка, так и оставшаяся лежать на спинке дивана.
Доктор Каллен был на кухне, перед ним стояло несколько коробок хлопьев и быстрозавариваемой каши, сок, молоко и вода.
— Что будешь на завтрак? — развёл он руками, предлагая мне выбор.
— Ум-м, «Lucky Charms», — схватила я пачку хлопьев с веселым лепреконом на коробке. — Последний раз ела их в лет двенадцать, — сообщила я, насыпая в тарелку смесь из овсяных хлопьев и маршмеллоу. — Сердечки возвращают к жизни; падающие звезды учат летать; подковы дают силу; клевер дарит удачу; луна делает невидимыми; радуга — телепортация; воздушные шары помогают летать и плавать, а песочные часы учат управлять временем, - перечислила я на память формы зефира, перебирая их в тарелке ложкой. — Прости, — смутилась я под его взглядом и совершенно искренне улыбкой от моих слов, почувствовав, что веду себя как ребёнок. — В детстве я охотилась за песочными часами.
— Хотели управлять временем? — спросил он.
— Иногда хотела остановить его, в особо хорошие моменты. Почему-то хорошее всегда заканчивается очень быстро, — как я ни пыталась сдержаться, в голосе проскользнула печаль.
Ещё несколько минут, час, максимум два, и доктор исчезнет из моей жизни, как и я из его. И это будет правильно, это будет безопасно. Говорить больше не хотелось, и я просто машинально заталкивала в себя ложку за ложкой, даже не задумываясь вылавливая из тарелки маршмеллоу в форме песочных часов.
— Как горло? — первым прервал молчание доктор Каллен, как только я отодвинула от себя пустую тарелку.
— Думаю, сегодня обойдусь без настоя календулы, — встала я со стула. — Мне нужна пара минут.
— Конечно, — кивнул доктор Каллен, убирая тарелку в мойку.
Я быстро поднялась наверх, в ванную комнату. Почистив зубы, огляделась вокруг. Так хотелось что-то прихватить отсюда, чтобы это не показалось сном. Заметив на полочке небольшую заколочку в форме листика с небольшим цветком незабудки, с синим камушком в центре, я покрутила ее в руках, но металл жег руки. Я никогда ничего не брала без спроса.
Стук в дверь заставил и уронить украшение, то с звонким дзынь упала на плитку.
— Простите, — я присела, чтобы поднять заколку и положить ее на место.
Доктор Каллен уже стоял передо мной и забрал украшение из моих рук:
— Красивая, — произнёс он, смотря совсем не на заколку в руках.
— Да, — мне было стыдно за то, что я хотела ее украсть и я не могла поднять взгляд.
Тут доктор сделал неожиданную вещь: подхватив прядь моих волос, он завёл ее за ухо и подколол заколкой.
— Пусть она останется у тебя.
— Но она же принадлежит вашей дочери, — слабо возразила я.
— Элис будет не против, — улыбнулся доктор Каллен.
Я почувствовала как густо краснею, не смея поднять взгляд.
— Пора, — откашлялся мужчина, делая два шага к выходу. — Я буду ждать на улице.
Я смогла только кивнуть. Доктор Каллен ушёл, а я ещё не веря в то, что заколка на волосах не мираж, с минуту смотрела на своё отражение в зеркале. Коснувшись цветка пальцам, я затаила дыхание, словно он исчезнет, но заколка осталась на месте. Задерживаться дальше было уже невежливо, поэтому я, выключив свет в ванной, быстрыми шагами спустилась вниз, на ходу подхватив куртку.
Доктор Каллен стоял у входной двери:
— Не торопитесь, — покачал он головой.
— Все хорошо, — натянуто улыбнулась я, накидывая куртку на плечи.
Сейчас я могла оценить всю красоту дома, утопающего в зелени леса. Это действительно создавало просто сказочное ощущение.
— Я бы тоже хотела жить в дали от шума города, — бросила прощальный взгляд из окна автомобиля на дом.
— У вас есть много времени, чтобы исполнить своё желание. Станете знаменитой виолончелисткой и сможете купить себе подобный дом хоть на лестной опушке, хоть у берега океана, — улыбнулся он.
Я сжала кулаки и покачала головой:
— Вряд ли это выполнимо.
Доктор Каллен посмотрел на меня с удивлением:
— Что произошло?
— Родители продали мою виолончель, — прошептала я, хотя это выглядело так, словно я как маленький ребёнок жалуюсь на обидчиков.
Мужчина нахмурился и повернул руль чуть резче, чем это нужно было, выезжая на шоссе:
— Это была ваша вещь, и они не имели право принимать такое решение без вашего одобрения. По чести сказать, они вовсе не должны были вмешиваться в ваши отношения с музыкой.
— Они думают иначе, — пожала я плечами, стараясь не разреветься. — Я искала другой инструмент.
— Именно поэтому и оказались в том парке?
— Да, — кивнула я, глотая противный ком из слез и накатившего волной страха.
— Все уладится, — ладонь доктора Каллена накрыла мою.
Я ничего не ответила, боясь, что все-таки разревусь и просто отвернувшись стала смотреть на бегущую за окном дорогу.

Мы подъехали ко двору моей школы, казалось, слишком быстро:
— Откуда вы?.. — хотела я уже спросить.
— В медкарточке обычно указывается вся информации о пациентах, — ответил доктор Каллен.
— Да, конечно, — улыбнулась я.
Я понимала, что надо прощаться. Скорей всего, прощаться навсегда. Я посмотрела на доктора Каллена, стараясь сохранить в памяти каждую черточку идеального лица, теплоту медовых глаз, легкую улыбку и даже аромат незнакомого парфюма, что порождал мурашки на коже. Так много хотела сказать, поблагодарить, хоть как-то выразить всю ту гамму чувств, что испытывала к нему. За те недолгие два месяца, что была с ним знакома, он сделал для меня больше, чем кто-либо другой за всю мою жизнь. У меня буквально перехватило дыхание и, казалось, стоило просто открыть рот, как я просто разрыдаюсь. Я уже чувствовала, что слёзы застилают глаза, уже чертя свой путь по щекам. И тут доктор Каллен протянул руку, стирая пальцем одну из дорожек, потом резко склонился целуя в лоб.
Я закрыла глаза, всей кожей ощущая волну нежности и тепла, прокатившуюся по телу от его прохладных губ.
— Уходи, — прошептал он, отстраняясь. — Прощай, Дженнифер Эсми Роберт, и помни: у тебя все будет хорошо.
Выпрыгнула из машины и пройдя несколько шагов, уговаривала себя не оборачиваться, слыша за спиной визг шин. Звонок на урок вторил ему, сообщая, что сегодня впервые за много лет я опоздала на урок, но мне было плевать.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38726-1#3577374
Категория: Альтернатива | Добавил: Клеманс (06.05.2022) | Автор: Клеманс
Просмотров: 181 | Комментарии: 1


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 1
0
1 робокашка   (08.05.2022 10:36) [Материал]
Странная ночь, неудачная для всех...
И дома девушке вытреплют все нервы sad