Форма входа

Категории раздела
Творчество по Сумеречной саге [264]
Общее [1699]
Из жизни актеров [1639]
Мини-фанфики [2751]
Кроссовер [704]
Конкурсные работы [1]
Конкурсные работы (НЦ) [0]
Свободное творчество [4834]
Продолжение по Сумеречной саге [1266]
Стихи [2404]
Все люди [15297]
Отдельные персонажи [1455]
Наши переводы [14758]
Альтернатива [9245]
СЛЭШ и НЦ [9100]
При входе в данный раздел, Вы подтверждаете, что Вам исполнилось 18 лет. В противном случае Вы обязаны немедленно покинуть этот раздел сайта.
Рецензии [155]
Литературные дуэли [108]
Литературные дуэли (НЦ) [6]
Фанфики по другим произведениям [4510]
Правописание [3]
Реклама в мини-чате [2]
Горячие новости
Top Latest News
Галерея
Фотография 1
Фотография 2
Фотография 3
Фотография 4
Фотография 5
Фотография 6
Фотография 7
Фотография 8
Фотография 9

Набор в команду сайта
Наши конкурсы
Конкурсные фанфики

Важно
Фанфикшн

Новинки фанфикшена


Топ новых глав лето

Обсуждаемое сейчас
Поиск
 


Мини-чат
Просьбы об активации глав в мини-чате запрещены!
Реклама фиков

Вечность - проклятие или подарок?
Эдвард считает бессмертие проклятием. Разве может что-то поколебать его веру? Возможно, новая встреча заставит его усомниться в том, что он прав…

Сердца трех
Не было больше нас. Джонатан смотрел на меня с неким снисхождением - так смотрят на несмышленых детей, когда те не понимают очевидных вещей. Его глаза лишь на миг встретились с моими, а взгляд тут же наполнился раскаянием. Мой же взор вспыхнул злостью, сжимая его потерянную душу в огненных тисках. Джон лишь скривился и как-то зло усмехнулся.

Заблуждение
Беллу Свон мучают болезненные воспоминания, о которых она хотела бы забыть. Но что, если новый ученик напомнит ей о прошлом? К чему это приведет?
Мини/юмор.

Мой огненный страж
Наш мир – это арена войны добра со злом, борьбы за наши светлые души. Но любовь – то, благодаря чему совершаются настоящие чудеса.

Midnight Desire/Желание полуночи
Эдварду приходится бороться с невероятным сексуальным желанием, объектом которого окажется... Белла Свон. И, конечно, у Эдварда есть тайна: внутренний Монстр, совершенно не желающий слушаться хозяина!
Романтика/юмор.

Колыбель
Жизнь одиннадцатилетнего Микаэля Экена складывается как нельзя лучше. У него есть заботливая семья, лучший друг, развлечения - все, что необходимо ребенку его возраста. Но с каждым днем в голове Микаэля рождается все больше вопросов, ответы на которые не в силах дать ему даже взрослые. Череда связанных событий приведет его к разгадке.

Books from Forks
Колокольчик над дверью магазина пропел новую песенку, что-то типа «а во-от и о-он». Я посмотрела в сторону входа с надеждой — вот сейчас на пороге появится таинственный незнакомец, и я сразу пойму, куда двигаться в истории, которую пишу.

Смерть – это только начало
Когда я очнулась, меня окружал мрак. Запах плесени и сырой земли. Гулко упавшая капля воды заставила резко сесть. Подвал. Что со мной случилось? Где я? И самое страшное - кто я? Вопросы без ответов. Я не могла вспомнить даже своего имени. Одно было ясно: произошло нечто ужасное.



А вы знаете?

...что теперь вам не обязательно самостоятельно подавать заявку на рекламу, вы можете доверить это нашему Рекламному агенству в ЭТОМ разделе.





... что ЗДЕСЬ можете стать Почтовым голубем, помогающим авторам оповещать читателей о новых главах?



Рекомендуем прочитать


Наш опрос
Самый ожидаемый проект Роберта Паттинсона?
1. The Rover
2. Жизнь
3. Миссия: Черный список
4. Королева пустыни
5. Звездная карта
Всего ответов: 237
Мы в социальных сетях
Мы в Контакте Мы на Twitter Мы на odnoklassniki.ru
Группы пользователей

Администраторы ~ Модераторы
Кураторы разделов ~ Закаленные
Журналисты ~ Переводчики
Обозреватели ~ Художники
Sound & Video ~ Elite Translators
РедКоллегия ~ Write-up
PR campaign ~ Delivery
Проверенные ~ Пользователи
Новички

QR-код PDA-версии



Хостинг изображений



Главная » Статьи » Фанфикшн » Альтернатива

Второй шанс. Глава 12

2022-6-28
17
0
0
— Доктор Каллен, пациенту в двадцать седьмой плохо! — медсестра буквально поймала меня в коридоре, только я успел переодеться после операции.
 Я мельком посмотрел на часы, моя смена пять часов как закончилась и обычно меня это не беспокоило, но сегодня я был голоден. Я не охотился уже около трёх недель, поэтому жажда внутри меня уже оскалила клыки. Сейчас же я постарался сосредоточиться на написанном в медицинской карте пациента и понять, что вызвало судороги и рвоту.  У пациента была диагностирована почечная недостаточность и такие симптомы могла дать либо передозировка лекарства или просто аллергическая реакция на него. В анамнезе не было написано об аллергиях, или других противопоказаниях, но исключать такую возможность было нельзя.
— Два кубика Эпсала, — скомандовал я, наблюдая, как больной трясётся в конвульсиях.
— Уже, не помогло, — ответила медсестра.
— Валиум, — скомандовал я, через полминуты, забирая подготовленный шприц из рук сёстры, чтобы сделать инъекцию.
  Обычно даже в таких ситуациях вампирские реакция и зрение, помогали делать укол легко и быстро, но в этот раз мои руки чуть дрогнули. Едва ли заметно для обычного человека, но для вампира, это было необычно. Голод давал о себе знать. Нет, откладывать охоту больше было нельзя.
«Раз, два, три», — лекарство помогало, больной начинал утихать.
— Спасибо, доктор Каллен, — поблагодарила медсестра.
— Не за что, но передайте доктору Гаррисону, пусть перепроверит назначения.
— Хорошо, доктор Каллен.
  Я поспешил в раздевалку до того, как кому-то из чужих или своих пациентов не станет плохо. Организм измученный жаждой требовал свою добычу. С самого своего перерождения я умел сдерживать свою жажду крови, и сейчас этот контроль мог бы кому-то показаться таким же специфическим даром, как у Эдварда, Элис или Джаспера, но на самом деле это было не так. Многолетняя, или скорее многовековая тренировка, нежелание становиться убийцей, против каких я сам когда-то сражался, и искреннее желание, не просто оставаться человечным, а помогать людям, загнали ощущение сжигающего все внутри огня жажды, куда-то на задний план, делая незначительным и практически неощутимым. И только когда случался большой перерыв в охоте, как сейчас, я начинал ощущать некое раздражение и нервозность, но не более. Если бы нужно я мог бы продержаться еще некоторое время, но ни ситуация, ни обстановка вокруг не требовали от меня таких жертв. Так что воспользовавшись законным выходным, я поспешил подальше в лес, к своим охотничьим угодьям.
 Убедившись что поблизости нет людей, я наконец, дал волю своему инстинкту охотника. Стоя посреди лесной чащи, я ощутил кожей, всем своим существом, как животные в лесу стихли, инстинктивно почуяв пришедшего в их лес опасного хищника. Хищника способного победить и разъяренного горного льва, и огромного черного гризли, но меня не интересовали ни медведи, ни пумы. Втянув носом воздух, я учуял именно тот запах, который искал: оленья тропа. Я плохо помнил свою человеческую жизнь, но то первое стадо оленей, на которое я буквально наткнулся, измученный жаждой, страхом и ненавистью к себе, въелось в мою память, с каждым глотком животной крови, что возвращало мне надежду. Я устремился по следу я очень скоро увидел небольшое пасущееся стадо. Оленихи. Мой рот уже наполнился ядовитой слюной, но за секунду до финального прыжка я заметил круглые бока. Выдохнув воздух и сглотнув яд, приказал своим мышцы расслабиться. Мне хватит крови одного оленя, чтобы насытится, ни к чему убивать будущую мать и детеныша внутри нее. Игнорируя жажду, что за секунду до укуса всегда становилась сильнее, как напоминание о моем проклятье, я устремился прочь от стада, в поисках новой жертвы. Замерев на границе леса и небольшой опушки, я услышал его. Молодой олень, один. От него уже исходил запах крови. Я подошел не таясь, увидел печальную картину. Животное попало в охотничий капкан задней ногой, и уже довольно долго трепыхалось в нем. Аромат крови густым маревом висел в воздухе. На такой призыв должны были сбежаться все ближайшие хищники, и я ощущал немного глубже запах волков и лис, но желающих вступить со мной в схватку не было. Больше меня волновало наличия капканов в этой части леса. Это означало, что в любой момент я могу наткнуться и на хозяина этой ловушки. Я поморщился еще раз посмотрев на капкан, мне претил такой способ охоты. Заставляющий жертву мучиться от страха и ожидания своей смерти, от ее неминуемости. Сам я никогда не заставлял добычу страдать больше, чем это было необходимо.
— Прости, — я поймал испуганный, но уже немного потухший от потери сил и крови, взгляд оленя. — Я избавлю тебя от дальнейших страданий, обещаю.
 Олень отшатнулся от меня, но тут же был схвачен моими руками, сильными и твёрдыми смертельными объятиями, клыки прокусили шкуру и первый глоток тёплом растёкся по венам, принося в мое холодное тела немного живого тепла. Насытившись я уничтожил обескровленную тушу оленя. Ещё раз взглянул на капкан и выкинул его в реку. Нужно впредь быть ещё более осторожным. Чтобы не накинуться на охотника, во время собственной охоты. Удостоверившись, что все следы моей охоты убраны, я сел в машину и отправился обратно в город.

***


 Я списывала пример с доски, но не могла заставить себя решить хоть что-то. Прошло уже около двух недель после того, как я выписалась из больницы, но слабость и периодически головокружения все ещё мучали меня. Родителям я ничего говорить не стала, точнее мы с ними практически и не общались с тех пор, как мне объявили домашний арест особо строгого режима. Никакого телефона, никаких прогулок, интернета и телевизора. Без последних двух я спокойно обходилась, но вот постоянное нахождение дома, меня просто убивало. Раньше я не была любительницей долгих прогулок, мой каждодневный маршрут представлял из себя всего три точки: дом, школа и выступления на концертах, — но теперь, когда в собственном доме я чувствовала себя заключённой, очень хотелось вырваться на свободу. С Матильдой мне удавалось общаться только урывками между уроками и то под подозрительным взглядом Кайла.
— Чувствую себя просто преступницей какой-то, — вздохнула я стоя у раковины в женском туалете, сюда Кайл ещё не набрался смелости зайти.
Матильда сидела на подоконнике у открытого окна и без какого-то либо стеснения курила сигарету.
— Питеру очень понравился твой текст песни, — сообщила она.
— Да, ладно?! — не поверила я. — Не шутишь?
— Нисколько, — улыбнулась Матильда. — Жаль что тебя не было в клубе во время выступления. Мы так зажгли! Хотя мы всегда зажигаем. Слушай, может тебе удастся вырваться из твоей тюрьмы и поговорить с Питером.
— Не знаю, — пожала я плечами. — Родители не собираются спускать меня с поводка, во всяком случае пока не сдам экзамены.
— Хорошо, что они на тебя ещё намордник не одели, — Матильда затушила окурок и спрыгнула с подоконника.
— Я и через намордник буду лаять, — фыркнула я, и сама задумалась:
«Лаять сквозь намордник», — отличная фраза, в голове закрутились мысли, словно шестеренки у механизма.
  Я достала блокнот, который теперь всегда носила с собой и начала в нем писать. Строчки стихотворения, точнее песни, ложились одна за другой, погружая меня в некое подобие транса, где я уже практически слышала музыку. Слышала как она будет звучать.
— Эй, пошли на урок, — потянула меня за руку Матильда. — А то к проблемам с родителями, добавляться проблемы с учителями.
— Иду, — заставила я себя оторваться от блокнота.
 Матильда лишь ухмыльнулась. Ну да, когда-то я была девочкой-паинькой и приходила в класс чуть ли не за пять минут до звонка, но тогда со мной особо никто и не общался. Я не входила ни в какую тусовку и с друзьями у меня было туго.

 Домой я приехала с Кайлом и тут же поспешила к себе в комнату. В голове, как на заевшей пластинке, крутились строчки будущей песни и я боялась их потерять, но не успела я сесть за стол и открыть блокнот, как в дверь постучали.
На пороге стояла мама. Она молча смотрела на меня, а я на неё, в попытках понять, в чем ещё я могла провиниться? Хотя если «любимый» братец уже успел настучать, что я общалась с Матильдой, но … Господи, детский сад какой-то! «Дженнифер, с этой девочкой играй, а с этой не играй, она на тебя дурно влияет», — да они в детском саду меня так не контролировали, как сейчас.
— Дженни, спустись на кухню, — попросила мама, спокойным тоном, от которого у меня пошли мурашки по спине.
 Я кивнула, посмотрев на недописанную песню и с тяжелом вздохом закрыла блокнот.
На кухне нас ждал отец. Мама села рядом с ним, я же опустилась на стул напротив них. Это все больше и больше напоминало мне сцену допроса в каком-нибудь фильме, только настольной лампы не хватало для полного сходства.
— Дорогая, ты уже думала о колледже? — начала разговор мама и я тут же вспомнила о разорванных буклетах, что до сих пор валялись в мусорке у меня под столом.
— Да, — не стала я юлить. — Мои планы не изменились: я хочу поступать в Музыкальную академию.
— Вот как, поэтому ты даже не стала рассматривать другие варианты, — она высыпала на стол кучу разноцветных бумажек в которых я не сразу даже узнала те самые буклеты.
Значит она не просто заходила в мою комнату, но ещё и рылась в моих вещах. Да, это можно было объяснить уборкой, если бы уже с десяти лет я не занималась этим самостоятельно.
— Мне не нужны другие варианты, — скрестила я руки на груди. — Они нужны тебе, отцу, но не мне.
 Я услышала, как заскрипел зубами отец, как устало вздохнула мама, словно я была тупым ребёнком, которому в десятый раз объясняют элементарный пример.
— Доченька, — я вздрогнула от такого неожиданно ласкового обращения, — Ты упорно не хочешь видеть настоящий расклад дел, хоть и полюбила в последнее время кричать о том, что ты такая взрослая.
— И в чем же он? — нахмурилась я.
— В том, что ни я, ни отец не желаем тебе зла. Ну, хорошо, допустим ты поступишь в эту свою академию, окончишь ее, а что дальше? Станешь знаменитой, будешь кататься по всему миру?
— А что если так?!
— Хм, — фыркнул отец.
— Вы не верите что я достаточно талантлива для этого? — ни то чтобы я питала особые надежды, но слышать это все равно было неприятно. — Хотя откуда вам знать? Вас либо не было на моем концерте, либо вы не слушали, — я посмотрела на отца вспоминая как он громко храпел и как я краснела стоя на сцене.
— Хорошо, — продолжила мама пропуская мою реплику мимо, — но ты хоть представляешь, сколько таких «великих» музыкантов выпускаются каждый год? А сколько из них добивается хоть какого-то мало-мальского успеха? Для некоторых высота в карьере это даже не быть пятой скрипкой в десятом ряду, какого-нибудь симфонического оркестра, а например быть учителем музыки в школе. Ты готова к такому?
— Не вижу ничего плохого в работе учителя, — пожала я плечами, хотя конечно мысль о концертах и выступлениях грела мне душу больше, чем о стенах школьного класса.
— Хорошо, а что на счёт гастролей? Перелеты, багаж, гостиницы и далеко не всегда это комфортабельный номер люкс. Многочасовые концерты. Думаешь это под силу тебе? Под силу твоему сердцу?
Я отвела взгляд. Глупо было отрицать, что в словах матери было зерно истины, и в чем-то они были по своему правы, но…
— Вы даже не даёте мне попытаться пожить этой жизнью, — ответила я. — Не хотите дать мне шанса узнать, что возможно я та из миллиона, у которой все будет иначе, у которой все получиться? Неужели вам так сложно поверить в меня?
 На секунду мне показалось, что меня все же услышали, что хотя бы попытались понять, но лишь показалось.
— Дженнифер, мечты это хорошо когда ты маленький. Все мы в детстве мечтали стать пожарными, астронавтами или балеринами, но люди взрослеют и понимают, что мечты и реальность это совершенно разные вещи.
— То есть вы сейчас уговариваете меня плюнуть на свои мечты? И что? Каким вы видите мое будущее?
— Могла бы стать финансистом, нам не помешал бы бухгалтер в нашу семейную фирму, плюс когда ты станешь заместителем то это образование вам с Кайлом очень поможет, — на полном серьезе ответил мне отец.
 Я и бухгалтерия? Я чуть не засмеялась в голос от этих слов отца. Математика никогда не была моей сильной стороной, да и в экономика, что преподавалась нам в начальной форме, тоже была для меня не привлекательна.
— Нет, — покачала я головой. — Я с таким не согласна.
 Я встала из-за стола, сметая все разноцветные бумажки с него.
— Или я поступаю в академию, или я никуда не поступлю, — произнесла я и гордо вскинув голову в свою комнату не обращая внимание на недовольное пыхтение отца и окрики матери.
 Грудь сдавило, сердце неприятно кололо. Спазм медленно начал сдавливать горло, мешая дышать. Дойдя до тумбочки, достала пузырёк, уже три капсулы полетели мне в рот. Такими темпами я скоро доберусь до максимальной суточной дозы. А что дальше? Я взглянула на таблетки и засунула их в карман, стоит держать поближе. Посмотрела на оставленный на столе блокнот с недописанной песней. Родителям на меня плевать, нет даже не так: им плевать на мои чувства и на мои желания. Прикрываются заботой, буквально душат. Села обратно за стол, открывая страницу с оборванной строчкой, теперь я точно знала о чем писать.
На следующий день я не обращая внимание уже ни на какие запреты и недовольные взгляды подошла к Матильде.
— Вы сегодня выступаете?
— Нет, выступаем мы в четверг. А что?
— Хочу посмотреть.
— Что заключённая под номером «0001» решилась на побег?
— Решила, что хватит. Что они мне сделают? Дома запрут, так уже практически, — я пожала плечами.
— Или наоборот выгонят из дома, — подсластила мне пилюлю Матильда.
— Плевать. Мне уже почти восемнадцать и поверь, любви я от них видела немного.
— Зато не били, — пожала плечами Матильда.
 Я посмотрела на подругу, на ее лицо было непроницаемо. Было сложно угадать имеет она ввиду себя, или кого-то другого. Матильда закурила сигарету, выдыхая дым в сторону.
— Хочешь бунтовать? — пожала она плечам. — Не имею ничего против. Поедем в клуб.
Я радостно улыбнулась:
— Спасибо.

***


— Доктор Каллен, — нагнал меня в коридоре доктор Гаррисон, я обернулся.
— Да, слушаю вас, — удивился я тому, что мужчина ко мне обратился. Мы с ним не особо хорошо общались. Со всеми коллегами я старался строить доброжелательные, но чисто деловые отношения. Некоторые правда стремились завязать более тесную дружбу, особенно иные медсестры, но мне всегда удавалось вежливо ускользать от особо настойчивых, но Гаррисон сейчас, наоборот, не выглядел особо дружелюбным.
— Вы исправили мои назначения?! — в движениях коллеги была некая нервозность.
— Больному было плохо. Вот я и предположил, — спокойной ответил я, пожимая плечами.
— Тебе не хватает своих пациентов?! — раздражения в голосе мужчины добавилось, а ладони сжимались и разжимались. Неужели, он решил устроить скандал, или драку в стенах больницы?
— Нет, но я просто не мог пройти мимо, когда меня просят о помощи, — продолжал я спокойной стоять перед ним, стараясь придумать как погасить зарождающий конфликт.
  Гаррисон был неплохим врачом, но я заметил за ним одно не совсем хорошее свойство для врача. Он назначал всегда одно и тоже лечение для одного и того же заболевания, не пробуя, а, возможно, просто не желая пробовать что-то иное. Моё спокойствие ещё больше нервировало доктора Гаррисона.
— Да, как ты смеешь, сомневаться в моем профессионализме! — продолжал он еще сильнее распыляться. — Кто ты, чтобы указывать мне? Работаешь здесь несколько недель и уже возомнил себя достойным должности заместителя главного врача?
Я посмотрел на коллегу удивлёнными глазами, но кажется начинал понимать, к чему этот сыр бор. В каждой больнице, где я работал, находился вот такой вот коллега, которому нельзя было и слова сказать не то, что поправлять что-то в его лечении. Такие думают, что все вокруг большие идиоты, и только он знает, как правильно лечить. А если такие люди подозревают, что кто-то из коллег переходит им дорогу к карьерному росту, то начинают холодную, а иногда и горячую войну.
— Послушайте, Гаррисон, я совершенно не собираюсь убеждать вас в том, что меня мало интересуют какие-то высокие должности, и я совершенно не собирался подрывать ваш профессиональный авторитет. Я просто оказался рядом, и сделал тоже самое для любого пациента, — попытался я его успокоить.
— Что тут происходит? — рядом с нами главный врач хирургического отделения.
— Ничего, — отступил от меня доктор Гаррисон. — Так, дружеская беседа.
— Что ж, могу сказать, что это беседа очень на высоких тонах, — поднял бровь мужчина. — Доктор Гаррисон, вас слышно с другого конца коридора. Вы пугаете пациентов, да просто нарушаете их покой.
— Простите, — буркнул доктор Гаррисон, как провинившийся школьник искоса смотря на меня.
— Да, — кивнул я. — Мы несколько увлеклись спором о методах лечения пациентов.
— Да? — взгляд главного врача переместился с меня на Гаррисона и обратно. — А можно по подробнее? Может я смогу разрешить ваш спор?
Доктор Гаррисон посмотрел на меня волком, но я не считал себя виноватым во всей этой ситуации, поэтому ответил лёгким пожатием плечей, предлагая ему самому выпутываться из нее. Доктор Гаррисон начал объяснять случай с пациентом, выставляя все так, словно я самовольно решил саботировать его назначения, ломая всю схему лечения.
— Что вы скажете, доктор Каллен? — спросил меня главный врач.
— В палату меня позвала медсестра Долорес. У пациента была рвота и судороги. Я просто посмотрел назначения и предположил либо передозировку, либо аллергическую реакцию.
— И что оказалось в итоге? — вопрос был адресован Гаррисону.
— Непереносимость одного из компонентов, — ответил он.
— Понятно. Кто сегодня дежурит? — спросил главный врач.
— Я, — отозвался я.
— Думаю доктору Гаррисону не помешает отдежурить вместо вас, за одно будет время проверить все другие свои назначения. А вы, доктор Каллен, возьмите сегодня выходной, выглядите слишком бледным, нужно больше находиться на солнце.
Я внутренне напрягся от слов главного врача, как обычно это бывает если кто-то неосознанно указывает на мою внутреннюю природу.
— Конечно, — откашлялся я. — Больничные стены не добавляют румянца, — пошутил я.
Шутка упала в пустоту. Гаррисон отошел от меня к посту медсестер, но продолжал бросать на меня недовольные взгляды. Я понимал его больше всего это неожиданное дежурство напоминало наказание школьника, который не выучил урок, но меня беспокоило не это, а то что похоже в этой больнице я не успев завести себе друзей, обзавелся врагом, и один Господь знает во что это может выльется.

***


  Когда я зашла в клуб вслед за Матильдой и Сэмом. Я уже невольно почувствовала себя своей, что ли. Это было странное ощущение быть частью чего-то большего. Питер и Люк приветственно помахали мне руками. Я села за столик в первом ряду, и приготовилась слушать. Окунаться в их музыку, в их творчество. Наблюдая за рождением песни. За рождением определенной атмосферы, эмоций, электричества в воздухе.
— Привет, красавица, — подошел Чарльз с подносом, на котором стоял стакан с напитком. — Это от меня, — он поставил стакан передо мной.
— Привет, Чарльз. Спасибо, — посмотрела я на напиток, а потом на парня. — Не стоило.
— Ладно тебе, — махнул он. — Угощайся. Не волнуйся, алкоголя там нет.
— Спасибо, — еще раз поблагодарила я, украдкой посмотрев на Матильду.
— Ты теперь с ними? — кивнул он в сторону сцены.
— Возможно, — пожала я плечами.
— Значит будем чаще видеться, — улыбнулся парень.
Матильда знала Чарльза дольше меня и советовала быть с ним аккуратнее, но она была занята игрой и не смотрела ни на меня, ни на парня. С другой стороны это всего лишь коктейль, а не приглашение на свидание. При том, что сам Чарльз не стал и подмигнув, пошел назад к стойке. Дождавшись перерыва я протянула Питеру свой блокнот, как самое дорогое сокровище, и кусая от волнения соломинку от напитка ждала вердикта.
— Черт, Дженни, а у тебя похоже талант, — Питер продолжал листать блокнот. — Некоторые песни очень даже ничего. Если написать к ним музыку, то с этим реально можно выступать. А музыку ты писать не пробовала?
— Нет, — покачала я головой. — Только играла. Виолончель.
— Прикольно, а почему перестала?
— По здоровью, — коротко ответила я не желая развивать тему.
— Матильда сказала, что ты хочешь прийти на выступление?
— Я подумала: почему бы и нет, — пожала я плечами.
Питер внимательно посмотрел на меня, и от этого взгляда я почувствовала как мурашки пошли по телу.
— А что если ты не просто будешь на нашем выступлении, но и споешь ее на сцене?
— Я спеть? — посмотрела я на Питера. — Я никогда не пела, во всяком случае на сцене.
— Я слышал как ты напевала одну из песен. Голос у тебя может быть и не слишком сильный, но довольно приятный, — пожал плечами Питер. — Дуэт - это было бы необычно. Ну, что?
— Не знаю.
— Боязнь сцены?
— Не замечала, — покачала я головой.
Наоборот я скорее скучала по ощущению сцены. Выступлениям, по ощущения музыки вокруг, по причастности к чему-то великому, магическому, но петь самой.
— А много народа обычно бывает на выступлениях?
— Сто-двести человек. В основном мы выступаем только здесь, — Питер махнул рукой показывая на сцену, — Изредка на старых складах, вот там уже аудитория побольше. В основном, это студенты и старшеклассники, которые приходят повеселиться. Это предложение было неожиданным. Петь на сцене это совершенно иное, чем играть на виолончели. Я никогда не пела на большую аудиторию.
— Не могу так сразу ответить, — смотрела я на Матильду, что хитро улыбалась смотря на меня. Она точно знала о намерение Питера предложить мне место в группе.
— Слушай, Питер, давай она в живую посмотрела на концерт, на что ты ее хочешь подписать? — улыбнулась Матильда.
 Я согласно кивнула. Мне действительно хотелось посмотреть, как «Утонувшие крокодилы» выглядят на сцене. Захочется ли мне выступать с ними вместе, смогу ли я выступать с ними вместе.
— Хорошо. Я никого не тороплю, — пожал плечами Питер.
— А сейчас может пойдём что-нибудь поедим? — спросил Люк, который походу всегда был голоден.
— Пошлите в новую пиццерию? — предложил Сэм.
— Пошлите, — согласились все.
Похоже на сегодня репетиция была окончена.

***


  Автомобильные пробки были бичом даже для вампиров. Насколько бы не были совершенны мои рефлексы и быстрая реакция, но перепрыгивать через машины впереди даже мне было не под силу.Поэтому я послушно тянулся в образовавшейся автомобильной пробке из-за таких же как я возвращающихся домой работников. Обычно я либо возвращался домой намного позже, или точнее, намного раньше, чем большинство работников различных офисов. Сейчас же я сидел за рулем автомобиля и наблюдал за людьми вокруг: некоторые водители казалось не могли сидеть спокойно. Они постоянно смотрели то на часы, то выглядывали в окно, пытаясь рассмотреть где заканчивается пожирающее их время. Другие спокойно сидели слушая музыку или даже умудряюсь подремать.
Я не нервничал, не уставал и не чувствовал этого всеобщего напряжения. Воспользовавшись стоянием в пробке я еще раз по пунктам представлял себе ход операции, которую буду проводить завтра. Миссис Стюард заслужила стать здоровой, заслуживала жить дальше и поэтому я должен быть сделать все возможное, ради ее будущее и будущего ее прекрасных малышек.
Тут в мои мысли ворвался аромат от которого у меня мгновенно напряглось все тело, словно я опять был в лесу на охоте. Ветер принёс мне такой желанный и прекрасный аромат, что так надеялся и одновременно боялся почувствовать, аромат Дженнифер. Взгляд сам собой стал искать рядом. Дженнифер шла по тротуару, рядом с дорогой, достаточно близко чтобы рассмотреть ее. Она была немного бледной, но выглядела счастливой. Окруженная группой подростков, примерно ее возраста, улыбаясь молодому человеку, который увлеченно рассказывал о каком-то своём выступлении на сцене.
 Значит он музыкант?! Я повнимательней посмотрел на парня: симпатичный, темноволосый, чуть старше неё, скорей всего уже студент. Ревность неприятно кольнула, заставив сильнее сжать руль, тот жалобно заскрипел. На секунду закрыв глаза, я приказал себе успокоиться.
Я хотел, чтобы она жила нормальной жизнью и держалось подальше от вампиров. Должен был искренне радоваться за неё. Она остановилась практически перед моей машиной. Казалось, что ещё минута и она почувствует мой взгляд, заметить меня. От этого все мое тело напряглось от аромата ее крови, и мгновенного ответа моей жажды, от желания хоть на миг встретиться с ней взглядом. По одному мимолетному взгляду понять скучает ли она по мне.
Кажется Дженнифер почувствовала мой взгляд, так как я увидел как ее плечи напряглись и она оглянулась, в пробке же автомобили решили, начать движения и я, подняв боковое стекло, как можно быстрее переключил коробку передач, услышав острым слухом:
— Дженни, что-то случилось?
— Нет, — чуть помедлив, ответила она. — Просто показалось.
«Правильно девочка, тебе просто показалось», — одобряюще подумал я, прибавляя скорость и грустно улыбаясь.


Источник: https://twilightrussia.ru/forum/40-38726-1
Категория: Альтернатива | Добавил: Клеманс (17.05.2022) | Автор: Клеманс
Просмотров: 225 | Комментарии: 2


Процитировать текст статьи: выделите текст для цитаты и нажмите сюда: ЦИТАТА







Всего комментариев: 2
0
2 робокашка   (21.05.2022 09:22) [Материал]
Родители узнают и перекроют для Дженнифер новый круг общения, очень уж прижимистые и косные индивидуумы dry

0
1 ss_pixie   (20.05.2022 05:40) [Материал]
Карлайл пытается в очередной раз убежать от судьбы biggrin